ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Пт Ноя 09 2018, 01:44
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 9)
1

27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 400px-Alhambradesdegeneralife


Дата/время: 27.02.1254, с рассветом

Место действия: У стен Мэйнстона, позже - в Хайстрене

Участники: все желающие, географически находящиеся в данной области.

Предыстория/суть темы: После сражения у стен Бандалона королевская армия потратила сутки на отдых, и восстановление сил в замке, после чего выступила на юго-запад по тракту, направляясь к Мэйнстону и Хайстрену, и, двигаясь неспешно, с остановками на ночлег, достигла его спустя семь дней, после высадки в устье Нижинки.
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Пт Ноя 09 2018, 23:49
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 12)
2

Последний переход до Мэйнстона, королевская армия совершила ночью. В первую же ночь, Рикард объявил над Лансом военный протекторат, до полного выяснения ситуации, и велел сенешалю замка разослать всех имеющихся в Бандалоне голубей. Трое улетели в столицу, с отчетом королю, а остальные же унесли на своих лапках обращение легата к местной аристократии, и старшинам мелких городков.

Обыкновенно, оповещения такого рода, отсылались тем лордам, через земли которых куда-либо проходило более одной леркары. В них содержалась вежливая формула приветствия, формальная просьба о гостеприимстве, извинения за причиненное проходом армии неудобство, и просьба выслать казне счет за все, что будет съедено людьми и лошадьми, за время перехода через их владения.
Сейчас, эти письма были разосланы были не только тем, чьи земли лежали на пути из Бандалона в Мэйнстон, но всем без исключения баронам и лордам, а к тем, к кому невозможно было отправить птиц - помчались гонцы на самых быстрых конях, ведя с собой по паре заводных лошадей каждый. И имели они совершенно иную цель, кроме формальной вежливости.

Дело было в том, что Рикард оказался в тупике, который и соорудил так старательно, Генрих Бьято.
Все те, с кем он говорил, в один голос утверждали, что напали на королевских воинов, спутав их с норкингами. Многочисленные свидетельства, начиная от юного Реймса, которого Рикард взял в оруженосцы, после гибели его отца и распада наемничьей братии, и заканчивая сэром Говардом из дома Осгард, без сомнения, являлись истиной. И, что совершенно не нравилось Рикарду, давало возможность истолковать нападение на королевский флаг обыкновенной ошибкой.
Ошибкой? Но ведь герцог Бьято не по ошибке объявил себя королем. Как же можно было быть уверенным, что знай Стиллборн и его люди о том, кто именно высадился на их берегах, они не встретили бы королевских воинов точно так же?
В то же время, прорвавшийся к нему отряд сэра Логарда утверждал, о том, что большинство знатных домов и простонародья, все же хранит лояльность, и мятеж существует лишь под страхом герцогского авторитета.

Поэтому к посланиям своим Рикард присовокупил еще два пункта - просьбу добрым подданным короля Беренгара снабдить проходящую армию лошадьми и провиантом, с обязательной компенсацией их затрат, и подсказанную Леннардом, вежливую формулу о том, что наследный принц Кэйранда, которого и сопровождает войско, будет рад приветствовать добрых лордов в Хайстрене, где намерен задержаться, и принять всех, кто пожелает засвидетельствовать свое почтение.

Ни о мятеже, ни о перспективах кары в посланиях не было сказано ни единого слова, как если бы у принцев не было даже тени сомнений в лояльности местного населения.

И это принесло плоды.
Действительно ли мятеж существовал лишь в пожелании герцога Бьято, а ланская аристократия и простонародье сохранили верность королю, не обращая внимания на блажь своего сюзерена, или же они поддерживали идею мятежа, лишь пока на горизонте не появилась перспектива ответить за этот самый мятеж по всей строгости закона, а теперь стремительно растеряли пыл, снова обратившись из волков в агнцев, но по мере продвижения на юго-запад королевская армия не встретила никакого сопротивления. Более того, не проходило и дня, чтобы к местам привала армии или даже прямо на марше, не присоединялся бы какой-нибудь местный лорд или рыцарь, со своим отрядом, с приветствиями и изъявлениями верности.
Это было настолько неожиданно и непонятно, что Рикард, ничего не понимая, ощущая подвох, но не находя ни единой зацепки, чтобы вновь ощутить твердую почву под ногами, с каждым днем все больше мрачнел.
Леннард же, напротив, был доволен донельзя. Каждый новый день убеждал его в том, что их поход завершится мирно и благополучно, и не обернется той, почти гражданской войной, которая несколько месяцев раздирала на части Вестмор. Он чувствовал себя желанным гостем, которого принимали с почетом и уважением, и, к пятому дню, похоже, и вовсе позабыл, что в Мэйнстон они едут чтобы потребовать ответа с Генриха Бьято, подстрекавшего народ к мятежу, а не с обычным визитом к дяде.
Рикард же чуял ловушку. Он не понимал, что это за мятеж, когда королевских солдат встречают радушием и почтением, словно никакого заявления о независимости Ланса и в помине не было, не было пылающего побережья у стен Бандалона и жестокого ночного боя у воды. Его буквально отравляла мысль о почти сотне людей, которых он потерял, во время тяжелого северного перехода, куда его заманили подложным письмом, о тех, кто погиб в море, во время пути с на юг, и во время боя о Бандалона. Думать о том, что эти люди, его люди, погибли просто так, даже не из-за действительного мятежа, где, по крайней мере их гибель была бы оправдана защитой целости королевства, а из-за некоей мистификации, было поистине мучительно.
Все стало на свои места на пятую ночь их похода, после неудачного покушения, по нескольким словам, которые обронил несостоявшийся убийца, и, в основном, по той информации, которой поделился встретивший принцев в дне пути от Мэйнстона эквит Шепчущих. Этого молодого человека и его брата Рикарду доводилось видеть и раньше, но различать близнецов так и не научился.
Только теперь в сознании его возникла связная картина происходящего, хотя дыр в ней, все еще насчитывалось немало. Но и того, что он знал, было достаточно, чтобы предположить следующий ход Бьято, и изменить время марша, велев отдыхать днем, перед последним участком пути, и проделать его ночью. Таким образом, армия, оказалась в виду городских стен не в темноте, а на рассвете, в ровном, белесом свете пасмурного неба, сопровождаемая не только своими собственными знаменами, но и знаменами присоединившихся по пути лордов.

Городские ворота оказались заперты, со стен на них смотрели лица лучников. Остановив коня на песчаном пригорке, не более чем в трех футах за пределами достигаемости стрел, Рикард велел остановиться, снял свой шлем, послал Стеллана передать по рядам приказ всем снять шлемы, и поманил к себе Арена, ехавшего, как обычно, рядом, отставая лишь на полкорпуса.
- Как тебе это нравится? - он кивком указал на маячившие впереди городские ворота.- Внешнего караула нет, а вооон там, меж зубцами воздух дрожит, голову даю на отсечение, что там жаровня. Теперь-то им не удастся притвориться тем, что спутали нас с норкингами.
- Будем осаждать город? - осторожно поинтересовался Леннард, которого это указание на боеготовность города, заставило призадуматься
- Пока нет. - Рикард протянул Арену свиток, который написал накануне - Поезжай-ка к ним, кузен. Под мирным флагом, с герольдом, парой латных щитоносцев. Не хочу, чтобы тебя проткнули, пока ты будешь говорить. Что говорить сам знаешь: принцы явились посетить славный город Мэйнстон, ну и далее в том же духе. Поглядим, что они ответят. Вассалы сразу присмирели и приуныли, как поняли, что мы пришли, но мне любопытно, как поведет себя и город.








Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вс Ноя 25 2018, 01:22
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 10)
3

Камень с плеч свалился, когда среди толпы солдат, которые размещались в замке, Арен нашел взглядом собственного брата. Лиан отделался легким ранением в руку, но был мрачнее тучи - подоспевший ему на помощь Яльмар погиб в бою. Это была быстрая и хорошая смерть. Он прошел весь путь вместе с ан-герцогом от Магнара до горных вершин и дальше, вместе с остальным отрядом Дисмора отправился в поход на Ланс. Он дрался храбро и отчаянно, как истинный северянин, и погиб с мечом в руках. Больше времени на сожаления не было.
Уже через сутки королевская армия снова была в пути.
Арену не нравился отряд, присоединившийся к ним. Уверения этого как его...Логарда о знати, которая лишь делает вид, что поддерживает Генриха, делали этот поход бессмысленным. Они идут карать предателя? Они идут разговаривать с человеком, из-за которого был организован поход к Северному морю, по чьей вине погибли люди при переходе через горы и при битве у Бандалона?
Арену не нравилось радушие местных лордов. Они не верили в кару, но когда сама смерть явилась в обличие Рикарда Авенмора с армией, тут же вспомнили о том, что они - подданные короля. Слова о преданности короне были всего лишь словами. Наверное вспомнили, как во время прошлого мятежа Безмордый развешивал вассалов будто кукол вдоль дорог. И все же, в людскую трусость верилось с трудом. Охотнее верилось в ловушку, умело созданную Генрихом Бьято. Все эти улыбки лордов - лишь видимость. Все эти заверения о путанице с норкингами - лишь видимость. Есть еще что-то, что пока ни Арен, ни Рикард разгадать не могли. И потому оставалось лишь не спускать с незнакомцев глаз и быть всегда готовым к бою. Это раздражало, лишало сил и придавало их вместе с тем. Ярость и гнев, охватившие Арена в битве у стен Бандалона, не отпускали. Хотелось крушить, убивать всех, кто посмеет встать на пути, хотелось увидеть Мэйнстон в огне. Во имя короля, во имя погибших друзей, во имя справедливости. Казалось, что так будет легче. Но где-то в глубине души он знал, что это - самообман.
Запертые городские ворота и лучники на стенах ему не нравились. Еще больше не нравилась идея Рикарда выступить Дисмору в качестве переговорщика. Арен в виду дурного настроения в последние дни полагал, что после первого же возражения собеседников главным аргументом станет топор. Торчащий из чьей-нибудь голове. Но миссия пока что была мирной и не стоило пренебрегать данным принцем поручением.
- Я не лучший дипломат - бросил Арен, принимая из рук кузена свиток, и в сопровождении нескольких солдат отправился к городским воротам.
Люди на стенах заволновались, забегали.
Хотелось закричать что-то очень неприличное вдовесок к требованию открыть ворота, но вместо этого Арен остановил коня в нескольких ярдах от крепости и, подняв голову к тем, кто находился на стене, громко начал:
- Я - ан-герцог Нормерии Арен Дисмор. Говорю от лица лорда-командующего королевской армией, принца Рикарда Авенмора, и принца Леннарда Авенмора. Их высочества прибыли в Мэйнстон с дипломатической миссией. Откройте ворота.
Солдаты начали переговариваться один с другим, видимо проводили совет прямо на стене, потом замолчали. И вот, наконец, некто произнес:
- Герцог велел никого не пускать!
- Это кто-там болтает? - Арену не нравился ответ незнакомца. - У меня есть послание от короля для городского совета.
- Нам не нужны послания - раздался тот же голос.
Брови ан-герцога поползли вверх. Ах, им послания не нужны? Может, им и мир не нужен? Судя по тому, что город был готов к осаде, нет. Судя по тому, как быстро наложили стрелы на тетиву солдаты, когда Арен приказал сопровождавшим его расступиться и подъехал к самой стене, нет. На этом моменте дипломатичность ан-герцога Нормерии кончилась. Конь, чуявший недоброе расположение духа седока, пускал пар из ноздрей и гарцевал, не в силах устоять на месте.
- Я вам что, уроды, гонец, чтобы на стену орать и вас уговаривать? Не вам решать, кому что надо и кто что должен! Зови старшего, живо!
Они колебались. Услышав знакомый звук, Дисмор повернул голову в сторону источника.
- Одна стрела, и вся армия, что стоит вон там, за моей спиной, эти ворота будет открывать силой, ясно?
В ответ была тишина. Но через некоторое время ворота все же открылись, и навстречу посланному принцами ан-герцогу выехал отряд из шести человек, возглавлял который черноволосый бородатый мужик средних лет на белом коне. Арену не нравилась его внешность и его низкий голос.
- Вилмор Уотерс - представился начальник караула.
- Арен Дисмор - сухо ответил нормерец. - Мне повторить требование? Откройте ворота, вы препятствуете посещению принцами города.
- Нам поступил приказ от герцога никого не пускать.
Гнедой конь ан-герцога Нормерии сделал несколько шагов к незнакомцам, навострил уши, услышав звук стали, извлекаемой из ножен, повернулся боком к белому жеребцу. Дисмор свесился с седла, наклоняясь к начальнику караула и глядя ему в глаза.
- Срать я хотел на твоего герцога, Вилмор. Ты же не хочешь, чтобы многотысячная армия вошла в Мэйнстон, сожгла каждый дом, убила каждого ребенка и старика? Это - всего лишь кара вассала, он ведь ослушался своего сюзерена и не пустил его в город.
- Но это герцог...
- Герцог! Он будет виноват в смерти каждого жителя? - Арен закипал от злости - Нет, ты будешь виноват, Вилмор! Ты тоже ослушался сюзерена и не пустил его. Просто. Посетить. Город. Я понятно говорю?
Мужик побагровел от злости, но промолчал. Видимо, задумался. Если было чем думать. Арен решил облегчить ему задачу и протянул свиток.
- Передай послание городскому совету, Вилмор. То, что я сказал, пусть останется между нами. Мы ведь решим всё мирным путем. И не будет ни смертей, ни виноватых.
С этими словами Арен кивнул сопровождавшим и развернул коня.
Ему не нравилось ничего из происходящего.

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Чт Ноя 29 2018, 02:22
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 8)
4

- Ты явно поскромничал - одобрительно кивнул Рикард, вернувшемуся Арену - Переговоры получились просто замечательные.

- Думаешь, откроют? - Леннард смотрел на внушительную стену, и стрелковые башенки, по обеим сторонам от ворот со вполне понятным сомнением. - Если они запаслись провизией, то мы год можем тут осаду держать...

- Не можем. - мрачно отозвался Рикад. - Мэйнстон имеет выход к морю в черте своих стен, и какой смысл держать его в осаде, если они все это время смогут подвозить провизию и все потребное? Тут не узкий залив, и не устье реки. Тихая Бухта слишком широкая, чтобы перекрыть ее и установить морскую блокаду нам понадобилась бы целая флотилия судов, даже больше той, что перевезла нас сюда. Его можно взять только штурмом.

- А если придется... - в голосе кронпринца послышалось сомнение. Леннард, всегда предпочитавший дипломатию войне, был явно не в восторге от перспективы строить тут катапульты и тараны, и раз за разом идти на приступ, под ливнем стрел с городских стен, а также камней, горящей смолы, кипящего масла и вообще всего такого, чем обычно встречает неприятеля подготовившийся к обороне город.

Рикард пожал плечами
- Если придется, то и возьмем.

- Думаешь...? - в голосе брата легату чувствовались сомнения - Я бы поставил на оборону, будь я на их месте. Вон стены какие высокие. Они оттуда сверху и смолу лить могут, и масло, и камни бросать, и лестницы твои сбрасывать... О такие ворота приступ разобьется как волна об скалу.

- Конечно разобьется, если бездумно переть и переть на ворота всей силой, как бык на корову. Но зачем? Если распланировать приступ с умом... Сутки на постройку осадных машин, день на отсып, ночь на штурм, итого, через двое суток я положу этот город к твоим ногам, твое высочество, если придется. - Рикард дернул щекой, поймал ошеломленный и недоверчивый взгляд Леннарда и невесело усмехнулся,. - Не веришь?

Тот явно не верил, хоть и знал, что на пустую похвальбу брат никогда не разменивался.

Рикард вновь пожал плечами и указал хлыстом на юг, где городская стена, спускаясь с возвышенности к берегу, ярдов на тридцать уходила в море,
- Смотри. Восточная стена - точная копия этой. Стены входят в море с востока и запада так, что по суше их не обойти, это верно. Но на южной стороне стены нет, забыл? Вся южная сторона Мэйнстона - это сплошная береговая линия, открытая гавань во всю ширь города, потому-то его и бессмысленно осаждать. Но войти туда могут не только суда с провиантом, верно?

Леннард медленно кивнул, подозревая подвох.
- Но входящие суда ведь наверняка проверяют. По берегу должно быть много стражи.

- Суда - да, хотя не у уверен, что у них довольно людей, чтобы охранить одновременно и стену, на всем ее протяжении вокруг города, и гавань, длиной с весь город. Но пару контрабандистских лодчонок с черным парусом и обмотанными тряпками веслами они даже не заметят, благо, эти парни и в мирное время умудрялись провозить в город свое добро, когда в портовой страже стояло чуть ли не три четверти городского гарнизона, и стена не нуждалась в охране. Послать в этих лодчонках два десятка самых отчаянных парней, чтобы запалили всю припортовую часть города, на половина вояк со стен мигом отвлечётся на пожар. В это время одновременно начать штурм западных и восточных ворот, небольшими отрядами, зато с хорошими таранами, с крышкой, обтянутой сырыми шкурами, и когда к воротам и порту будет приковано все внимание - подкатить к оставшейся без присмотра северной стене пару осадных башен и преспокойно переправить за стену основную часть армии. Вояк среди городской стражи во все времена бывает кот наплакал, а вся остальная масса это недообученные мастеровые, ремесленники и прочий люд, который хорошо если внятно понимает как держать копье. Думаешь долго они устоят, когда не будут знать, в какую сторону им кидаться?

Леннард, поразмыслив, покачал головой.
- Думаю, нет. Такой штурм они запомнят очень надолго. Но... - он вздрогнул и снова помотал головой, куда энергичнее, словно отбрасывая нарисованную воображением картину - Нельзя этого делать. Нам еще править и править этим городом, и нельзя обращаться с собственными подданными, как с врагами, если они не проявили открытого мятежа.

- И не проявят. - Рикард плотно сжал губы. - И они откроют нам ворота. Они не мятежники. Просто толпа растерянного люда, который не знает что происходит, и что им следует делать. Думаешь им есть дело до того, кем назвал себя Бьято, герцогом или королем? Простому народу глубоко наплевать на это, лишь бы налоги не поднимал.

Леннард с любопытством покосился на брата.
- Ты о донесении Кэррадока? Думаешь он правда мог состряпать всю эту кашу в одиночку?

- Уверен. - Рикард тряхнул головой, вынул из раструба перчатки сложенный в несколько раз листок, и протянул его Арену.
- Взгляни. Извини, что не мог показать раньше. Шепчущие доставили, когда ты со своими ребятами как раз в дозор ездил, а потом и времени не было, но знать это тебе надо.
На изрядно потрепанном листке, мелким, убористым почерком шло донесение не подписавшегося эквита. Всего несколько слов, краткая, но разом проясняющая все странности происходящего, информация о том, что норкинги, разорявшие прибрежные деревни, и сжигавшие королевские порты были... наняты. Наняты и снаряжены специально для этого дела плащами и знаменами королевской армии, и наняты никем иным, как Генрихом Бьято, через посредство некоего Фарегата Леро.
- Этот Леро - его капитан стражи. - пояснил Рикард Арену, когда тот пробежал эти две строчки. - Вот она, разгадка - почему лорды Ланса даже не собирались браться за оружие против нас, почему наши форты сгорели, а самих мятежников не видать и не слыхать. Бьято попросту обставил все чужими руками. Он даже не озаботился тем, чтобы подбить своих людей на настоящий мятеж. Видимо знал, что из них и половина бы не пожелала бы ради его короны за оружие браться. Он попросту придумал облачить наемников в наши плащи и паруса, чтобы завидев нас, люди с перепугу кидались на нас, предполагая, что мы - норкинги, и тем самым становились мятежниками по факту, как Стиллборн и его дружина. Каково? То-то я удивлялся - не в стиле норкингов такая маскировка. Любопытно, то фальшивое письмо, отозвавшее нас на Север - тоже его работа? Не верится, что возможно было так удачно подгадать время, когда армии будет не до его здешних махинаций -все же на подготовку такой достоверной инсценировки наверняка требуется немало времени...
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Сб Дек 08 2018, 21:20
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
5

Совместно

Арен только ухмыльнулся в ответ на комментарий кузена. Переговоры прошли действительно неплохо - судя по кислой мине начальника стражи Вилмора, ворота действительно откроют, чтобы уберечь свои задницы от неприятностей. А в том, что они возьмут город штурмом, если все пойдет не по плану, у Арена также не было сомнений. Рикард был хорошим стратегом и наверняка просчитал несколько вариантов развития событий. Судя по его ответам брату, так и было. Только Леннард занимался дипломатией. Пытаясь скрыть накатившую волну раздражения, ан-герцог громко вздохнул, глядя на ворота, томимый ожиданием. Затем все же, решил вмешаться в диалог.
- Не открыть ворота кронпринцу значит согласиться с Бьято и встать на сторону мятежников. Значит, хотеть войны. А я начальнику стражи пообещал, что при таком раскладе, я убью каждого ребенка и старика в городе. Они откроют, поверь. Рикард прав. Простому народу нет дела до игр, которые ведут графы, герцоги и короли. Они сделают так не потому что поддерживают кого-то, а потому что не хотят потерять своих близких.
Арен взял из рук кузена листок и пробежался глазами по буквам. Да, теперь уже Бьято не отвертится. Слухи о том, что норкинги отправились на юг, ходили еще в нормерских портах. Как только Арен прибыл во Фьорд, одним из первых поручений было собрать все сплетни об этом походе. Кто-то говорил, что норкингам заплатили, как наемникам, кто-то твердил, что один из ярлов давно посматривал в сторону южных земель, как более плодородных и богатых. Эти сукины дети были осторожны и нагрузили свои корабли на Дарте и не заходили, видимо, ни в один порт, зная, что если слух расползется в Нормерии, их план может сорваться. Сплетни до Фьорда дошли, но слишком поздно. Что же, теперь у них есть прямое доказательство того, что слухи не врут. Арен поднял взгляд на кузена:
- У Бьято было достаточно времени, чтобы сидя в своем замке, готовиться к такому. Чужими руками всегда легче, если не можешь сам. - ан-герцог зло усмехнулся и добавил раздраженно - что они там копошатся? Должны были уже открыть эти гребаные ворота.

- Откроют, никуда не денутся. - Рикард мельком окинул взглядом стену, на которой явно чтото происходило. За зубцами мелькали шлемы лучников переходивших с места на место. - Гляди. Должны стоять как влитые раз армия в виду стен, а они бродят туда-сюда. Явно понять не могут что происходит и переговариваются. Скоро от ворот слух по всей стену пройдет. Город- то будет наш без боя, а вот Хайстрен... на месте Бьято я бы себе горло перерезал, чтобы избежать плена. До сих пор он все чужими руками обделывал. Недурная была бы шутка с его стороны, заставить нас пройти весь этот путь, и подсунуть в конце концов свой труп, и этим все нити и обрубить. Как думаешь, хватит у него на это духу?

- Нужно быть сильным духом, чтобы так поступить - ответил Арен, глядя на мелькающие шлемы - о такой шутке я еще не думал. Я жду другого подвоха, но не такого. Может то, что мы стоим сейчас здесь - тоже часть плана? Все эти лорды, эти норкинги, закрытые ворота...башку кому-нибудь проломить хочется. - помолчав немного, ан-герцог продолжил, переведя взгляд на кузена - Рикард. Кто мог помогать ему в подготовке этого мятежа? Одному сложно такое провернуть. Нужны глаза и уши, особенно в столице, чтобы всё четко подгадать...

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Вс Дек 23 2018, 22:36
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
6



- Вот и я очень хотел бы это знать. - Рикард скрипнул зубами. Первое, что он сделал, перебравшись с дисморовскими кораблями из стылой северной ловушки к нормерскому берегу - так это воспользовался тамошними птицами, чтобы послать весть королю, и доложить о том, как обстоят дела. Пришлось очень постараться, чтобы уместить на тоненькой полоске бумаги все то, что следовало доложить и о чем спросить, но главным его вопросом было - выяснить, как можно больше о том, как в замок попало ложное извещение о нападении на Дикий берег.
Ответ, последовавший через трое суток, и успевший за то время, пока щедротами герцога Дисмора и помощью его сыновей собирались и оснащались корабли для перехода на юг - поставил его в тупик. Письмо, оттого и было без сомнений сочтено истинным, потому что принес его обычный северный голубь, выносливый и мохнатый ветрорез. Ал-Антарскую колонию их Оберт Кайред разводил специально для северных областей, и по осени этих птиц по нескольку десятков развозили в клетках по всем гарнизонам и всем северным лордам, для того, чтобы те, по мере надобности, слали с ними вести в королевский замок, потому что обычные голуби не всегда могли перебороть холода и метели. Но все обитатели форта Наар клятвенно утверждали, что птиц у них не оставалось задолго до того, как пернатый вестник прилетел в Ал-Антар. Это навело бы на мысль о том, что птицу прислали откуда-то из другой, такой же, северной области, и навело бы на подозрение против кого-то из Вестмора, Нормерии, Магнара или Монтарии, поскольку голубь прилетел, как и сотни других, как обычно, влетел в окошко, уселся перед своей ячейкой и даже охорошиться не успел, как подоспевший Оберт сгреб его оттуда. При тщательном, и очень подробном расспросе, который король самолично учинил Оберту, под влиянием полученных от Рикарда новостей, мастер голубятни вспомнил лишь одну деталь, не совсем обычную для зимнего вестника. Тубус на его лапе был теплым. Не заиндевелым, какими бывают металлические трубочки, при полете сквозь суровые северные края по зиме, и даже не остывшим. Это разом отметало любые подозрения на северных лордов, и одновременно пробуждало подозрения гораздо худшие. В южные провинции таких птиц не отправляли, ветрореза не мог послать сам Бьято, поскольку таких голубей, южнее Магнара держали только в Ал-Антаре. Даже если бы он разжился какой-нибудь северной птицей - это бы не помогло, ведь голуби летят не куда угодно, а только в свою родную голубятню. А допустить, что Генрих организовал кражу ал-антарской птицы из голубятни кого-то из северных лордов было и вовсе трудно. Оставалась лишь одна возможность, и именно она заставляла Рикарда скрипеть зубами с риском стереть их в крошку. Это означало, что птицу похитили из самой королевской голубятни. В нужный момент привязали к лапе ложное донесение, причем составленное по всей форме и скрепленное подписью, и выпустили откуда-то неподалеку, чтобы голубь, разумеется, полетел домой, и принес Оберту подложную весть.
Изложив все это своим спутникам, Рикард добавил со злостью
- Так что глаза и уши это полбеды. Там есть еще и руки. И не просто в столице, а в самом замке. И не просто в замке, а с доступом на голубятню, куда посторонним вход заказан. Либо Оберт сам предатель, либо покрывает предателя. Мы давно не получали вестей из Ал-Антара, с постоянных передвижений с голубем писем не пошлешь, а с гонцом долго и ненадежно. Возможно он уже признался сам, либо вспомнил всех, кто в последний, до получения того письма, месяц, к нему захаживал. И лучше бы ему сделать это до того, как мы доберемся до столицы, у меня руки чешутся вытрясти из него душу, даже больше чем из Бьято.
Мысль о том, что где-то там, в отцовском замке, под самым его носом, находится изменник, который после падения Бьято будет неминуемо раскрыт, и, соответственно, способный на самые отчаянные поступки, изводила его бессильным бешенством.

Ворота заскрипели, едва Леннард, вслух начавший строить гипотезы относительно тех, кого Оберт мог беспрепятственно впустить в свое святая святых, успел перебрать четверых человек. Рикард, подозвал к себе Олдвика.
- Двум леркарам разбить лагерь здесь, за городскими стенами. Один руг на ворота, принять караул, и держать ворота открытыми. Если местные стражники пожелают остаться - пусть их. Первая леркара пойдет с нами в город. Четвертую - в обход, стать лагерем у западных ворот, и так же одним ругом занять западные ворота. Следите за замковыми башнями, если понадобитесь - пошлю зажженную стрелу в небо.
Адант молча кивнул и повернул коня. Рикард же тронул коня каблуком, отправляясь к воротам, вместе с братом и кузеном.
- Зачем? - кронпринц, которому положение не позволяло задать вопрос при аданте, едва утерпел, пока тот не отъехал. - Зачем оставлять их здесь?
Рикард пожал плечами.
- Мэйнстон большой город, но три с гаком тысячи лишних человек навряд ли сумеют вот так сразу, комфортно в нем разместиться. Это будет очень похоже на завоевание, а ты, насколько мне помнится, хотел соблюсти видимость обычного визита. Девятисот человек нам за глаза хватит, чтобы и страх внушить и, одновременно успокоить их на предмет того, что это не захват, и разграбления можно не бояться. - он мельком скользнул взглядом по шлемам лучников, выглядывавших между зубцов, и добавил сквозь зубы - К тому же, если это - ловушка, то не стоит нам вводить в нее всех наших людей. Войско у стен города, которое, к тому же, держит ворота и в любой момент может войти, и прижать к ногтю непокорных, заставит Бьято и его людей дважды подумать, прежде чем замыслить нечто против нас.
Леннард нахмурился, все же подозрительность и вечная готовность брата к неприятным неожиданностям, была ему неприятна, но возражать он не стал.
Более они не обменялись ни словом, и, когда въехали в город, Рикард, не останавливаясь направился дальше, даже не глядя на сбежавшуюся к воротам толпу. Леннард, как ни в чем не бывало, сняв шлем, посматривал по сторонам, отвечал на встревоженные, взволнованные взгляды жителей благожелательной улыбкой и взмахом руки, так, что буквально физически можно было почувствовать, как настроение запрудивших улицы людей постепенно меняется с напряженно-опасливого, словно толпа была единым существом, вздох облегчения которого катился на смену страху следом за тремя, возглавлявшими шествие, воинами, как волна прилива. Очевидно жители с самого рассвета прослышавшие о собравшейся под стенами армии, в панике пугали друг друга еще больше, боясь штурма и разграбления города, и теперь боялись даже поверить избавлению от этого страха, видя явную благосклонность и безмятежность кронпринца.

Сырой, промозглый ветер рвал плащи, пока неторопливая процессия двигалась по улице, от городских ворот к воротам замка. Улица, хоть и широкая, была все же недостаточно широка. Перестроившиеся по четверо в ряд пехотинцы, перед которыми несли штандарт леркары и знамя Авенморов, растянулись змеей на добрую тысячу футов, верховые замыкали, и когда голова процессии подошла к замковым воротам, хвост ее, еще только втягивался в городские. Жители толпились на улицах, высовывались из окон, и, хотя враждебности на лицах Рикард так и не заметил, настороженность на большинстве из них все же была.
- Вот она, истина. - Леннард хоть и продолжал улыбаться, но голос его был невесел. - Они боятся тебя, брат. Их герцог решил назваться королем, и они вроде теперь как люди мятежника, хотьи открыли ворота. В чем их-то вина? Что им, от титула своего сюзерена - рыбы больше, будет ловиться, или поля плодороднее станут? Они, что ли, на мятеж его подбивали, или на наши форты нападали? Зато расплатиться за него могут сполна, и хорошо это знают. Бедняги.
Рикард лишь хмыкнул нечто невнятное, но промолчал. Воистину, его репутация играла ему очень на руку, и внушаемый страх, подпитанный молвой и байками, часто помогал договориться не прилагая излишних усилий, и, чаще всего, его это забавляло, но иногда начинало и раздражать. Лишь ленивый не судачил о развешанных им на деревьях вестморских мятежниках, и уничтоженных мятежных родах, но о том, что творили эти самые лорды, их дружины и явившиеся благодаря им норкинги в вестморских землях - знали лишь те, кто последствия своими глазами, и, почти никогда никому не пересказывали, в надежде забыть.
Лансу, как выяснялось все больше и больше, бояться было почти нечего. Ни единого своего воина Бьято не вовлек в мятеж действием, кроме Стиллборна и его людей, да и тех - обманом. Это нуждалось в дополнительных доказательствах, и если они обнаружатся, то у Леннарда не возникнет повода еще раз проповедовать Рикарду сентенции о непричастности простого люда к играм великих лордов, а один раз проповедь можно и выслушать не перебивая.
Он и не перебивал, пока перед ними не выросли ворота Хайстрена…
Распахнутые настежь.
Рикард нахмурился.
Этого он ожидал менее всего.
Открытые ворота…
- Это либо капитуляция… либо ловушка… либо очередной сюрприз от дядюшки… и мне он, кажется не понравится. - только что, ворчливое, но в общем-то безоблачное настроение враз омрачилось. Он весь напрягся, рука сжала повод так, что кольчужная перчатка жалобно скрипнула. Его взгляд оббежал высокие, выше городских, стены, ворота, надвратную башню, несколько других, в поле зрения, по мере того, как они проезжали в ворота. На первом дворе не было ни души, широкая дорога вела дальше, между изгибами тройного кольца стен, через многочисленные дворы соединенные проездами, где вполне могли разъехаться три телеги. Им по-прежнему не встречалось ни одного человека. Никого. Ни слуг, ни конюхов, ни даже стражников. Кони медленно шли дальше, а Рикард бросил взгляд на Арена.
- И чем это пахнет? Как по-твоему?
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Пн Янв 14 2019, 00:15
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
7

Короткий зимний день клонился к вечеру. Из сине-серых туч, затянувших небо, с остервенением лупил дождь. В Синем Хвосте такой погоде радовался только один человек - трактирщик. Чем хуже погода - тем больше посетителей, чем больше посетителей - тем больше выручки. Правило безотказно работало, и сегодня в его "Кочерге и подкове" некуда яблоку было упасть. Тедди взирал на это изобилие с благодушной улыбкой и зорко следил, когда у посетителей пустели кружки - тогда он незамедлительно пинал ближайшую служанку и командовал: "Неси!" Что именно неси - объяснять не требовалось. Эль и пиво весело плескались в кувшинах, еще веселее струились в глотки, делая атмосферу трактира все непринужденнее и непринужденнее, а хозяина все довольнее и довольнее. За окнами барабанил дождь и завывал ветер, а в трактире было тепло и уютно. Тедди мысленно подсчитывал прибыль и блаженствовал, когда дверь распахнулась, и в нее, поливаемый напоследок дождем, вошел человек, укутанный по самые брови в плащ. Тедди хорошо знал обитателей синего Хвоста, и мог узнать любого в темноте и со спины, поэтому безошибочно определил в новоприбывшем незнакомца. Насторожившись, Тедди немедленно нашарил под стойкой увесистую дубину, которой порой утихомиривал разбуянившихся пьяниц, и принялся пристально разглядывать вошедшего. После нападения на Синий Хвост норкингов, он очень недоверчиво относился к незнакомцам.
Но вошедший быстро развеял его опасения, когда распахнул плащ. На норкинга он был похож так же, как ворон на кружку пива. Подойдя к Тэдди, незнакомец назвался гонцом принца Рикарда.
- У меня срочное сообщение для леркера Бьято, - деловито проговорил гонец, клацая зубами от холода. - Мне нужно в Ольстейн.
- Да тебе повезло, приятель, - хохотнул Тедди. - Вон он, Бьольв-паромщик, всего полчаса назад заявился, еще немного - и был бы в зюзю. А так еще сможет отвезти. Сам-то не желаешь чего-нибудь выпить и погреться, а?
- Нет, нельзя. Это очень срочно, - резко ответил гонец и направился к Бьольву. Несложно было догадаться, что недавно пришедшему паромщику меньше всего хотелось выбираться из тепла под дождь. Тедди с удовольствием наблюдал, как гонец, после недолгого препирательства с Бьольвом, сграбастал его за шиворот и дал такого пинка, от которого паромщик перелетел через весь зал и шлепнулся на пол у самой двери.
- Так бы сразу и сказал, что тебе срочно, - проговорил Бьольв и без дальнейших возражений шмыгнул в дождь. Гонец вышел следом, оставив любопытного Тэдди мучиться догадками, что же за срочное дело было у принца Рикарда к Джерарду Бьято и не означает ли эта поспешность то, что норкинги вот-вот нагрянут в Синий Хвост.
***
Мрачная погода полностью соответствовала мрачному настроению Джерарда. С тех пор, как он узнал о страшном решении брата, прошел почти месяц. Целый месяц, в течение которого Джерард был вынужден маяться в безделье, сходя ежедневно с ума от непонимания. Что нашло на Генриха, с чего он вздумал возвращать независимость Лансу, да еще в такое смутное время, когда вокруг кишат норкинги... Неужели надеется справиться с врагами собственными силами? И как лорды Ланса поддержали это его решение? Неужели они все всерьез думают, что сумеют обойтись без поддержки Беренгара? А как же гарнизоны в фортах Ланса? Как Генрих рассчитывает справиться с ними? И что он теперь будет делать, когда король закрыл Ланс от других герцогств? Торговать с Аспарией?
Джерард бесился от огромного количества нерешаемых вопросов. Может, брат болен, а никто этого не видит и не понимает? Ох, если бы не приказ короля, Джер бы мигом вскочил на Мунгура - и только бы его и видели в Ольстейне. Леркеру очень хотелось поговорить с братом, чтобы понять, что могло такого произойти, чтобы он решился на измену.
Измена... Ведь это означало, что теперь Джерард должен будет, если вдруг ему прикажут, поднять оружие против своего брата...
Осознав это, Джерард устроил в своей комнате такой погром, что на приведение ее в порядок ушло несколько дней.
Страшнее всего была эта жуткая неизвестность и тишина. После приказа закрыть границы не было никаких указаний. Каждый день Джерард начинал с визита в голубятню. Потом выходил на стену и долго всматривался вдаль, за Тиссу, как будто мог что-то там разглядеть. А потом пил.
Беспробудно пить Джерарду все же не позволяла совесть - ведь он строго наказывал каждого, кто напивался во время несения службы. Вне стен Ольстейна - пожалуйста, сколько угодно, но в крепости за пьянство наказание было суровым. Тот, кто был замечен за распитием горячительного впервые, должен был "похоронить" свой кувшин на глубине не менее ярда, причем яму надо было выкапывать широкую и ровную. И непременно ночью. Копая, провинившийся должен был громко рыдать, оплакивая безвозвратно утраченное пойло. Обычно после этого действа повторить мало кому хотелось, но если все же рецидивисты находились, то их ждало уже телесное наказание.
Джерард раньше ни за что не позволил себе пить - но сейчас у него не было выхода. В прямом смысле. Деться из Ольстейна было некуда, а оставаться наедине с собственными мыслями было так невыносимо, что леркер начал пить. Делал он это по ночам, в надежде, что никто не заметит и не узнает, но не прошло и нескольких дней, как о его срыве знали все, до самого последнего солдата, но старательно делали вид, будто ничего не замечают.
Этот вечер ничем не отличался от череды таких же вечеров. Стук дождя, вой ветра, треск камина, кружка вина в дрожащей руке - и все те же изводящие мысли вместе с ощущением беспомощности.
Джер сидел на полу, тупо уставившись в огонь и поднося время от времени кружку ко рту. Когда кружка пустела, он протягивал руку к кувшину, наполнял ее и снова пил.
Опьянение наступало очень медленно, не принося практически никакого облегчения. Единственная польза от вина была в том, что после него быстро засыпалось.
Генрих... что же ты наделал... что теперь будет с нами? С Лансом, с Хайстреном? почему ты мне ничего не сказал? Может, я бы сумел еще тебя как-то отговорить...
Стук. Это ветер стучит ставнем. Или стучит дождь по крыше. Или стучит своей деревянной игрушкой младший брат Ландрат? Джерард уже едва понимал, где он и что с ним, но стук не прекращался. В конце концов леркер осознал, что стучат в его дверь.
- Да входите уже, кто там еще? - рявкнул Джер, задвигая под кровать кружку и поднимаясь с пола.
Дверь осторожно приоткрылась, и показалось встревоженное лицо нейта.
- Там к вам гонец от его высочества, господин леркер, - растерянно произнес нейт. - Говорит, срочно.
Он еще не успел договорить, как Джерард в два прыжка оказался у двери и зарычал нетерпеливо:
- Раз срочно, то зачем ты, болван, тут рассусоливаешь?! Зови!
Наконец-то хоть какие-то новости! Какие бы ни были - все лучше, чем сходить с ума от неизвестности. Джерард выхватил свиток из рук гонца с такой поспешностью, как будто он мог внезапно исчезнуть, и так же торопливо прочел.
- Тебе велено только письмо мне передать, а на словах - ничего? - помрачнев, уточнил Джерард, разглядывая приказ Рикарда. Получив ожидаемый ответ, Джерард кивнул и принялся торопливо собираться. Рикард приказывал ему явиться в Хайстрен, и этот приказ открывал Джерарду наглухо закрытые границы Ланса и давал возможность увидеть брата. Но Джеру было совсем не радостно. Армия Рикарда в Лансе - значит, мятеж Генриха подавлен. Неужели Рикард зовет его на казнь собственного брата? А, быть может, Джерарду предстоит разделить судьбу Генриха?
К фаханам все. Что бы ни было - это лучше, чем сидеть взаперти и глушить вино, ища ответа на бесконечные вопросы.
Оставив гонца согреться и обсушиться в Ольстейне, Джерард оседлал Мунгура и выехал в ночь. Бедняга Бьольв, рассчитывавший посидеть в тепле хотя бы несколько часов, был вновь выгнан под дождь.
Джерард не замечал ни дождя, ни ветра, рвущего с его плечей плащ, ни комьев вылетающей из-под копыт Мунгура грязи, ни пронизывающего холода. Вперед, скорее - вперед, в Хайстрен, что бы там его ни ожидало... Скоро закончится это одуряющее молчание, скоро все станет ясно, скоро он увидит Генриха... а что будет потом, сейчас не важно. Сейчас главное - вперед, как можно быстрее.
Знакомая дорога казалась невыносимо длинной, и Джерард то и дело подгонял Мунгура. Ливень постепенно стих, сменившись обычным моросящим дождиком. который вскоре совсем прекратился, и начало потихоньку светать, когда Джерард выбрался на открытую местность и различил далеко впереди стены Мэйнстона. Что-то горячее толкнулось в его грудь изнутри, и он направил Мунгура к воротам. У стен города расположилась лагерем армия. Джерард беспрепятственно проехал сквозь нее - приказ, подписанный легатом, открывал ему дорогу. Стискивая поводья и скрипя зубами, Джерард въехал в осажденный город и направился к замку. К своему замку, который всегда принадлежал семье Бьято. К замку, где хозяином был Генрих. К замку, в который прямо сейчас, возможно, врываются солдаты...
В Вестморе все было быстро. Как же будет здесь?
Джерарду внезапно захотелось развернуть Мунгура и умчаться прочь - неважно, куда, подальше отсюда, к морю, сесть на первый же корабль и уплыть навсегда в Аспарию. Глубоко вздохнув, он преодолел этот порыв и поехал по знакомым с детства улицам, непривычно для столь раннего часа переполненным людьми.
В распахнутые ворота замка въезжал огромный вооруженный отряд. Джерард ничего не понимал. Был штурм? Но почему не заметно никаких следов? Что здесь происходит?
Увидеть Рикарда Джеру удалось, лишь въехав во внутренний двор замка, казавшийся ему некогда огромным, а теперь будто сжавшийся из-за большого количества вооруженных людей.
Мрачный, словно туча, Джерард подъехал к Рикарду Авенмору, не обращая больше ни на кого внимания.
- Лорд главнокомандующий, - вполголоса обратился он к принцу. - Леркер Бьято по вашему приказанию... прибыл.
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Сб Янв 19 2019, 21:43
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 9)
8

Рикард обернулся на знакомый голос, и льдисто-серые глаза за прорезями маски блеснули удовлетворением. Великолепно. Бьято успел как раз вовремя, лучше и не придумаешь. Принц с умыслом оттянул выезд из Бандалона, чтобы дать своему гонцу достаточно времени домчаться до Ольстейна, и Джерарду - отозваться на зов, но не мог не понимать, что времени у леркера оставалось в обрез, и то, что тот успел явиться, означало, что он несся без отдыха. Быстрый взгляд за спину леркера, удостоверил, что тот явился один. А состояние его самого, и его лошади, было красноречивее всяких слов. Замечательно.
О том, зачем он отослал Джерарду письмо с вызовом в Хайстрен, не знал даже Леннард, иначе не миновать бы было множества расспросов, отвечать на которые Рикарду бы не хотелось. Хотя бы потому, что временами трудно было облечь в точные и ясные слова те ощущения, которые воспринимаются неоспоримыми, основательными и несомненными, как гранитные скалы, но при этом становятся какими-то нелепо расплывчатыми, когда о них пытаешься говорить вслух, или, тем паче, кому-то объяснять, пусть даже и единокровному брату.
На самом деле, в его глазах все было предельно просто. В Вестморе он безо всяких сомнений, попросту выкорчевал мятежные семейства, с корнями, не оставив ни единого живого представителя от Дангрэнов, Блитморов, Драмелей и Дедье. Но то - были дома мелких баронов, и недавних графов, получивших свое графское достоинство не далее как с полсотни лет назад. Жителям их графств было по сути безразлично, кто владеет графством, коль скоро настоящие властелины - герцоги Вестмора и Нормерии остались прежними, а значит, простонародью не было оснований опасаться за серьезные изменения в своем жизненном укладе, налогооблажения, и прочие новшества. В конце концов, графства меняли хозяев довольно часто, и это не было нонсенсом.
Бьято же были герцоги, бывшие короли, правившие Лансом еще со времен до Объединения земель. Десятки поколений жителей этой обширной, и самой богатой провинции Кэйранда, рождались и умирали под эмблемой черного ястреба, несущего в когтях глыбу янтаря. Для жителей этих было неоспоримой частью их мировоззрения, что небо наверху, земля твердая, а Лансом владеют Бьято. И, хотя, как показала полнейшая беспомощность ланского простонародья во время нашествий логрийцев, серьезных бунтов от них ожидать не стоило, то все равно, не хотелось бы посеять семена недовольства, и вызвать к жизни хотя бы тень узурпации. Владения Дангрэна и Блитмора не отошли короне, и остались в ведении их прежних сюзеренов. Выкорчевать же тем же манером семейство Бьято было рискованно во-первых народным недовольством, во-вторых, возникли бы нелепейшие предположения о том, что корона желает присвоить эти богатые земли. Как бы ни был нелеп такой слух, но Рикард знал по опыту, что деяния мятежников быстро забываются, тогда как любые поступки короны живут и обрастают слухами на долгие годы, и не хотел порождать даже тень таких проблем царствованию своего отца, и будущему царствованию Леннарда, или его потомков. Ни к чему такая тень, на королевском имени.
Кроме того...
Кроме того, существовало серьезнейшее различие, между мятежом вестморских аристократов, и мятежом в Лансе, то, о чем не участвовавшие в подавлении мятежа, попросту не знали, а учавствовавшие старались забыть. В Вестморе Дангрэн развязал настоящую гражданскую войну. Его вышедшие из повиновения наймиты с островов, вырезали, жгли и насиловали, не щадили ни единой деревни, попадавшейся им на пути. Рикард не отличался особенной чувствительностью, но памятью отличался хорошей, и хорошо помнил тучи мух жужжащих над телами вздетых на колья детей, и растерзанными телами женщин, помнил и пепелища, и оскверненные могильники, и жуткую тишину разоренных деревень, где меж трупов бродили глодавшие их псы, да сидело на обугленных остовах домов черное, отяжелевшее от съеденной мертвечины воронье.
Дангрэн и его подельники были казнены не за мятеж против короны, поскольку они, по сути, и не бунтовали против короля. Государственной изменой, вмененной им в вину, были эти сотни, тысячи ни в чем неповинных людей, на которых разгулялся впущенный в самое сердце Кэйранда, его исконный и давнишний враг.
Бьято был виновен в другом. Он бунтовал именно против короля. Замышляя отторгнуть от государства свое герцогство, он тоже совершил государственную измену, но умудрился сделать это так аккуратно, что не втравил в свой мятеж никого из своих вассалов. Кэрские принцы, на своем пути из Бандалона в Хайстрен, еженощно беседовавшие в присутствии обоих Дисморов и с пленниками, и со стекавшимися к ним ланскими аристократами, баронами, ратниками, да и обычными жителями, собрали достаточно свидетельских показаний, чтобы не сомневаться в этом. Донесение же братьев Деррин, расставляло все по своим местам. Бьято мог позволить себе такую щедрую плату, о какой Дангрэн не смел и мечтать. И отрядил командовать норкингами достаточно сильного воина, чтобы суметь удержать в повиновении этих не склонных к дисциплине вояк. В Ланском мятеже пострадала, по сути, только корона. Королевские форты. Королевские люди. Гарнизон фортов - только воины королевской армии. Воины армии, вынесшей из-за интриг герцога небывало тяжелый переход, и выбравшиеся из смертельной ловушки Дикого берега. Только они. И донесение Дерринов, и расспросы, которые на всем пути продвижения с запада на восток Ланса, которыми, по распоряжению Рикарда его аданты производили во всех деревнях, встречавшихся на пути, свидетельствовали о странном обстоятельстве - норкинги нападали и на селения и на форты, но убивали лишь королевских воинов, тогда как в разрушенных и сожженных ими деревнях не пострадал ни один человек. Налетчики в таких случаях действовали нарочито шумно, напоказ, всякий раз давая жителям без помех убежать, всем, до последнего. Деревни сгорали, а жителям, по приказу герцога, давался приют, и выплачивалась щедрая компенсация, а многие деревни уже даже начали отстраивать заново, так, что многие рыбаки даже начинали думать, что им повезло подвергнуться налету, и получить взамен своих прохудившихся от времени хибарок новые, крепкие домики и хорошие лодки.

Вот каков был этот мятеж. Мятеж против короны, и только против короны, а не против своей земли. И если дома вестморских аристократов Рикард выкорчевал под корень безо всяких сожалений, по древнему закону "око за око", то с домом Бьято так поступать было нельзя. Такая мера сейчас была бы не проявлением правосудия, а мелочной личной местью. И карать следовало лишь самого преступника, и тех, кто соучаствовал ему в этом преступлении.

Так что письмо к Джерарду, было своего рода проверкой на лояльность, дабы выяснить - не споспешествовал ли младший Бьято своему брату, или нет. Явится ли на зов, один ли, или вместе с вооруженным отрядом, как поведет себя, проявит ли верность трону, или же примет сторону Генриха? Старший Бьято при любом раскладе уже не жилец, и без всяких сомнений будет казнен за измену, его второй брат, даже если и не участвовал в измене, то все равно ни на что не годен, а вот Джерард….
Рикард знал Джерарда. Знал его еще со времен Второй Логрийской, когда молодой человек, оказался в его, Рикарда, подчинении, и за годы этой изнурительной войны проявил себя храбрым и верным офицером. Помнил его и по Вестмору, где хорошее мнение, сложившееся о нем, еще более закрепилось, настолько, что Джерард Бьято был одним из немногих, кого Рикард допускал в свой ближний круг общения, и даже временами называл на "ты", чем отличал лишь самых близких друзей. Если существует хоть малейший шанс на то, чтобы оставить у власти в Лансе кого-нибудь из Бьято, то этим шансом следовало воспользоваться. Убедившись, разумеется, предварительно, в безопасности этого самого шанса. Если выяснится, что Джерард сообщник Генриха, то, как бы ни было это тяжело - придется послать его на плаху вместе со старшим братом, но если нет... То тут тоже фахан надвое крякнул, сумеет ли Джерард смириться с казнью брата, и сохранить лояльность?
Тяжкое исытание. Настолько тяжкое, что Рикард, представляя себя на его месте и сам не знал - сумел бы он сохранить верность. Но если Джерард выдержит... куда лучше если герцогство Ланское наследует он, а не маленький Гийом, единственный потомок мужеска пола, который еще был в этом семействе. Дети слишком часто мрут, не достигнув совершеннолетия, да, к тому же, неизвестно еще, что из этого мальчишки вырастет, не возростет ли вместе с ним потенциальная проблема для будущего царствования Леннарда. Нет. Рикард хотел видеть Джерарда поближе от себя. Наблюдать за всеми движениями его души, и если и вынести решение, то быть в нем полностью уверенным.
И сейчас, первые же слова, первые же минуты его появления убедили Астера в правильности его решения. Пусть боги помогут и дальше молодому офицеру держаться столь же лояльно, и тогда короне не придется ломать вековые устои жизни Ланса, насаждая здесь какой-нибудь новый дом. Что ни говори, а вековой дуб, даже если верхушку его собьет молния, все равно надежнее держит своими корнями землю, чем посаженный на его месте молоденький дубок.

Кроме того, то, что Джерард приехал именно сейчас было отличным предзнаменованием. Рикард хотел, чтобы тот был с ними, когда они впервые въедут в Хайстрен. Он по опыту знал, как обрастает в народной молве любое действие властей. После Вестмора его самого изображали чуть ли не пожирателем младенцев, убийцей невинных дев, который чуть ли не собственноручно потрошил и вешал малолетних стариков. И побоку, что ни в одном из уничтоженных родов не было ни единого дитяти или хилого старика. Самый младший из мятежников - тринадцатилетний Арель Дедье, второй сын барона, был никем иным как оруженосцем Дангрэна, и не был казнен вместе с остатками семейства, а погиб в бою, во время стычки дангрэновской шайки с людьми Олдвика. А самый старший - граф Доннован Блитмор, тоже не тянул на роль беспомощного старика, и был казнен не больше ни меньше, как за осаду замка Линдхольма, в отсутствие владельца. Ему в общем было безразлично, какие страсти про него самого рассказывают, более того, эти слухи играли ему даже на руку, меч королевской власти и должен внушать трепет. Вот и про взятие Хайстрена через лет пять-шесть наверняка начнут шушукаться о большой резне, о том, как кони королевских воинов ступали по трупам, а стражники свисали со всех зубцов, и пусть себе сплетничают. Но вот лорд, которому, возможно, предстоит наследовать мятежное герцогство, должен воочию, своими глазами убедиться, что королевская армия действует сообразно законам, и скрупулезно не допускает ничего лишнего, чтобы не осложнить в будущем отношений с этой провинцией.

- Рад вашему приезду, леркер. - Рикард склонил голову, в ответном приветствии. Хотелось пожать молодому человеку руку, но в окружении своих воинов, да еще в такой момент как въезд в замок мятежного вассала, он мог говорить лишь как легат армии. - Жаль, что довелось свидеться в столь прискорбных обстоятельствах. Вы прибыли как раз вовремя. Город заставил нас прождать у ворот больше часа, но замок, как видите, ждет нас с распахнутыми вратами. Не знаю, признак ли это капитуляции, или нам готовят западню. Если это западня - ваш брат лишь осложнит свое, и без того, непростое положение. Памятуя о ваших заслугах на службе короля, прошу вас войти в замок первому, и, по возможности, убедить вашего брата не оказывать сопротивления. Государственная измена и без того преступление слишком серьезное, чтобы отягчать его пролитием крови у своего порога. Передайте ему, что он будет взят под стражу и препровожден на суд короля, как должно по отношению к персоне такого ранга. Также, будут судимы те, кто оказывал ему непосредственное содействие в заговоре, и никто больше. В противном случае каре будут подлежать все, кто прикоснется к оружию, или окажет сопротивление. Согласны вы послужить парламентером?
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Сб Янв 19 2019, 23:47
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 8)
9

Ничего не желал Джерард сейчас так сильно, как того, что предложил ему Рикард - войти первому в Хайстрен и поговорить с Генрихом наедине. Но все же, леркер немного помедлил, прежде чем кивнуть в знак того, что понял, расслышал и все сделает, и спрыгнуть с Мунгура. Ведь разговор этот будет у братьев последним. Как же беспечно они жили раньше, сколько времени бездарно упущено, растрачено на развлечения и пустые занятия... Сколько всего хотелось сказать брату, сколько осталось непонятого и неуслышанного...
Последний разговор. У них хотя бы будет этот последний разговор. Джерарду очень хотелось узнать у Генриха - ну ради чего он рискнул всем, что у него было, ради чего разрушил свою жизнь? Неужели так и не смирился с тем, что ему не быть королем?
Совсем скоро Джерард это узнает. И убедит брата не сопротивляться короне. Генрих проиграл. Мучительно было думать о том, что он идет просить брата сдаться, чтобы его впоследствии казнили. Каждый шаг давался Джерарду с таким трудом, словно его ноги вдруг сделались каменными. Кто-то взял поводья Мунгура из его руки, и Джерард кое-как выдавил "позаботьтесь о моем коне", даже не взглянув на него. Он видел перед собой только распахнутые ворота Хайстрена, к которым приближался с каждым шагом.
Джерард поднялся по ступеням широкого крыльца и вошел в замок. Его встретила неестественная тишина и неправдоподобная пустота. Замок словно превратился в огромную могилу. Шаги Джерарда гулко звучали в этой тишине, разгоняя шепчущихся по углам призраков. Бьято тряхнул головой, провел рукой по мокрым волосам и будто наяву услышал мамин голос: "Снова купался без разрешения в фонтане, Джерард? Я все расскажу отцу!". Джерард застонал, схватившись за голову руками. Хорошо, что мать не дожила до этого дня...
- Милорд... это вы? - радостный полувскрик был до того неуместен, что Джер едва не ударил сходу подбежавшего к нему слугу. - Вы приехали? Вы... вы уже узнали?
Джерард с недоумением посмотрел на слугу, но был сейчас слишком оглушен свалившимся на него горем, чтобы попытаться съязвить что-нибудь об умственных способностях последнего. В Кэйранде вряд ли бы нашелся хоть один человек, который не знал о мятеже его брата.
- Мне не до разговоров, - мрачно отмахнулся леркер. - Я иду к Генриху. И если хоть кто-нибудь мне посмеет помешать, клянусь, я своими руками сверну ублюдку шею.
У них с Генрихом и так осталось слишком мало времени. И Джерард был намерен не потратить впустую ни одной секунды.
Торопливым шагом, не отвлекаясь больше на воспоминания и тягостные раздумья, Джерард пересек холл и направился к лестнице, возле которой зачем-то собралась небольшая толпа слуг и служанок. Завидев младшего Бьято, они почтительно расступились. В абсолютной тишине Джер подошел к подножию лестницы и... замер на месте.
Леди, которая когда-то увела из конюшни Мунгура и весело гоняла его по побережью. Леди, с которой он провел одно незабываемое утро в Хайстрене - боги, каким оно теперь казалось далеким... Эта леди лежала теперь на полу в луже крови, неестественно вывернув голову. Джер зачем-то подошел к ней ближе, опустился на одно колено, склонился к лицу, не решаясь прикоснуться. Мертва, вне всяких сомнений. Упала с лестницы, скорее всего. Первая жертва мятежа Генриха. Испугалась, наверное, бедняжка, завидев из окна приближающуюся армию, зачем-то побежала вниз и сорвалась...
Леди Силисту было жаль, но ей уже ничем нельзя было помочь.
- Унесите леди куда-нибудь. Подготовьте к погребению, - Джерард не раз отдавал подобные приказы после боя, но по отношению к молодой девушке эти простые слова звучали жутко и несправедливо. В другое время Джер выделил бы больше времени для несчастной, но сейчас он спешил. А потому, распорядившись насчет тела, леркер почти бегом взбежал по лестнице, не намереваясь более останавливаться прежде, чем достигнет покоев Генриха.
Наверху было еще тише, чем внизу. Ни шороха. ни стука. Так никого и не встретив до самых покоев брата, Джер толкнул дверь, не успев удивиться отсутствию слуг и даже неизменного Гару, и вошел.
Генриха он увидел сразу - брат сидел в своем кресле, бессильно свесив руки и запрокинув голову. "Это приступ, он болен!" - Джерард бросился к Генриху, зная, что у брата всегда при себе было лекарство. Нужно ему его скорее дать! Бестолочи эти слуги, совсем свихнулись от страха перед приближающейся армией!
До кресла всего несколько шагов...
Кровь. Кровь на одежде Генриха, кровь на его руках, на горле... И его глаза, смотрящие в одну точку...
Нет. Нет, этого не может быть, этого не должно быть, он не может умереть сейчас, сейчас, когда им столько всего нужно было друг другу сказать. Почему, ну почему именно сейчас?!
Джерард опустился на колени возле кресла Генриха и издал вопль, больше напоминающий отчаянный крик попавшего в ловушку дикого зверя.
- Не-е-е-е-ет!
Как же так, брат, как же так?
Джерард схватил Генриха за плечи, не совсем соображая, что делает, прижал к себе, в безумной надежде вернуть жизнь в его тело, и разрыдался.
- Нет, Генрих, брат... нет... вернись...
Почти теряя рассудок от внезапно обрушившегося на него горя, Джерард обнимал брата и что-то бессвязно бормотал ему сквозь слезы, пока до него не дошло вдруг, что все кончено.
Бережно возвращая Генриха на прежнее место, будто опасаясь причинить брату боль, Джерард внезапно понял, почему на Генрихе так много крови. Это было не следствие его болезни. Это была рана в горле, которую леркер не сразу увидел. Неужели Генрих зарезался, когда понял, что надеяться больше не на что? Но если зарезался, то чем? Ничего, похожего на нож, ни в руках, ни рядом с креслом, Джерард не видел. Генриха убили!
Безумие отчаяния сменилось столь же безумным желанием отомстить тому, кто убил брата.
Но кто, кто это мог сделать?
Скрипнув зубами, Джерард поднялся, глядя перед собой горящим жаждой мести взглядом.
- Я найду того, кто это сделал, пусть даже потрачу на это всю свою жизнь. Я найду и убью его!
Джерард огляделся - и увидел мнущихся на пороге слуг. Наконец-то эти трусливые твари оказались кстати.
- Не знаю, как вы это сделаете, но все, кто сейчас находятся в замке, должны собраться в большом зале немедленно! И я буду говорить с каждым!
Перепуганные слуги бросились бежать прочь, а Джер в последний раз взглянул на брата, присел рядом с ним, взял его неподвижную руку в свои и еще раз пообещал:
- Я найду его...
И, опасаясь вновь поддаться отчаянию и забыться, Джер торопливо поцеловал брата в лоб и покинул его покои.
Когда Бьято вышел навстречу принцу Рикарду из Хайстрена, то у многих присутствующих при этом вытянулись от удивления лица: леркер был весь в крови, бледный, как одеяния Нит, а глаза его горели диким, безумным огнем.
- Генрих Бьято мертв, лорд главнокомандующий, - проговорил Джерард, с трудом сдерживая дрожь в голосе. - Ему перерезали горло. Я распорядился всем обитателям замка собраться в главном зале Хайстрена. Я хочу... я должен найти убийцу брата.
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Ср Фев 06 2019, 00:17
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
10

Вот проклятье. А ведь именно этого и опасался, по дороге сюда, о чем и говорил Арену - что же им будет делать, если Бьято оборвет все нити, покончив с собой и поставив их в идиотское положение. Это была бы подлая шутка, что ни говори, когда за гибель сотен человек в уничтоженных фортах, и за погибших на жестоком северном пути людей расплачиваться станет некому. Шутка, в общем, в его вкусе. Проклятье...
Хотя... Погодите-ка. Он сказал "убили". Не сказал - что брат покончил с собой, не сказал даже что тот мертв, а сказал "убили".
Интере-е-есно… На каком, кстати, основании, он так сказал? Впрочем, это выяснится, но при любом раскладе это многое меняло.
Льдисто-серые глаза за прорезями маски блеснули и сощурились, окидывая Джерарда взглядом с ног до головы. Даже самому подозрительному не пришло бы в голову, что тот воспользовался данным ему шансом и сам прикончил брата, чтобы помочь ему уйти от расплаты, так не смог бы притвориться даже величайший из лицедеев. Значит - кто-то еще. И если это не сделал по просьбе старшего Бьято тот, аспарец, похожий на его ожившую тень, которого Рикард прекрасно помнил по своим частым визитам в Хайстрен, то это означало, что, возможно, с этой смертью еще ничто и не кончено, раз уж кому-то было так важно, чтобы герцог при аресте и суде не наговорил лишнего.

- Идем - коротко кивнул он Джерарду, взглядом пригласил бывших с ним рядом - Леннарда, Арена и Гилла, идти с ними, и направился внутрь, словно не замечая жмущихся при его появлении к стенам слуг, и застывших, растерянных, не знающих что им теперь делать, немногочисленных гвардейцев.
Идти пришлось долго, миновали и лестницу с кровавым пятном, и кучкой растерянной прислуги, на ходу услышали от прибившегося к ним крысоподобного человечка о том, что девицу Филлери нашли незадолго до рассвета со сломанной шеей, а к его светлости и вовсе, с прошлого вечера, как от него вышел какой-то гонец, никто не входил, пока вот сейчас милорд Джерард не пришел, да и то в комнату войти не решались...


Он еще говорил, говорил на ходу, торопясь и подпрыгивая, поспевая за размеренным шагом кованых сапог, Рикард слушал внимательно, хотя со стороны казалось, что он и вовсе не обращает на крысоподобного никакого внимания, и тот следовал за ними, но перед дверью герцогской опочивальни, где собралась изрядная толпа трясущихся и подвывающих, не столько от горя, сколько от страха, слуг - отстал, и в опочивальню вошли только Рикард с сопровождающими.

Вопрос о том, почему Джерард решил, что Генриха убили, а не он сам взрезал себе горло отпал сразу. Нож, ярко заметный на белых плитах пола, обнаружился в противоположной стороне спальни, причем пятно натекшей с него крови, и кровь на самом клинке - уже свернувшаяся, почти черная - имела вид цельного пятна и одиночные, похожие на штриховые полоски, остались лишь там, куда полетели брызги с лезвия, когда оно тут упало. Нигде больше, кроме как у самого тела, не было ни пятнышка крови. Стало быть нож бросили только здесь, и после того как бросили - с места не сдвигали. Сам же труп уже остыл и когда Рикард попытался приподнять его руку, свешенную с кресла, она лишь еле согнулась в локте.
- Часа четыре... или пять. Стало быть убит незадолго до рассвета, еще затемно...

Еще обратил внимание на рану. Нет, аспарец бы так не убил. Тот боготворил хозяина, и навряд ли обошелся бы с ним столь неаккуратно. С его умениями довольно было бы маленького, почти незаметного укола в основании шеи или в сердце, а тут...

Рикард выпрямился, оглянулся на слуг, толпившихся в дверном проеме, потом поглядел на своих спутников.

- Гилл, возвращайся к нашим. Присмотри за обустройством, и чтобы никакого мародерства. Арен, возьми с десяток людей и проверь здешние темницы и башни. Если здесь есть кто-то из наших воинов, уцелевших при уничтожении фортов - их надо отыскать и выпустить. И расспросить, разумеется. Леннард, распорядись согнать в большой зал всех, абсолютно всех, от поломойки до каждого гвардейца, и поставь стражу у выходов, чтобы сидели там безвылазно. Пусть этот красноглазый сочтет всех, на предмет отсутствующих, и доложит тебе, если кто-то не обнаружится в наличии. И приступай к дознанию - кто, как и когда видел герцога, кто к нему входил, кто выходил, и кто это подтверждает. Не мне тебя учить, и мне нужна полная картина того, что тут произошло. И куда девался этот аспарец? Если он еще жив, прибереги его для меня, я тоже хочу с ним поговорить. Джерард… … - он помедлил - Сочувствую твоей утрате. Но раз ты намерен разыскать убийцу - убил его явно тот, кто не хотел, чтобы он попал в наши руки. Почему? Из милосердия? Или потому, что он мог поведать нам нечто, что бы опорочило еще кого-нибудь, кроме него самого? Стражу к покоям герцогини, если она у себя, то пусть там и остается, пока мы с ней не поговорим, и еще мне нужен Фарегат Леро, капитан стражи. Возьми столько людей, сколько сочтешь нужным, но он нужен мне живым.
Посмотреть профиль
 
Диг

Диг
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 84
Очки : 118


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вс Фев 10 2019, 22:01
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
11

Диг озирался вокруг и то и дело пришпоривал коня, стараясь держать ровную линию с теми, кто ехал после принцев, Арена и Лиана. Огромная толпа зевак, столпившаяся на улице, выглядела растерянно. Мы наверняка со стороны выглядим также - подумал норкинг и на всякий случай положил руку на эфес меча, висевшего на поясе. Так спокойнее.
Лиан был задумчив и, как ни странно, молчалив. Видимо сказалось ранение в руку, которое хоть и не было серьезным, а все ж поубавило пыл. Арен напротив выглядел раздраженным. Таким он его видел уже несколько раз. Ничего, успокоится, когда морду кому-нибудь набьет или выпьет хорошенько.
Норкинг получше закутался в плащ и перебрал поводья. Местная сырость и промозглый ветер прибавлял настроения шедшей по улице процессии, которая больше напоминала похоронную.
Передавшееся ему беспокойство ан-герцога, который также озирался по сторонам, словно искал к чему придраться, заставляло сердце колотиться быстрее обычного, да и чувство тревоги не покидало.
Но всё же было хорошо. Они взяли этот город без штурма, многотысячная армия уже разбивала лагерь у ворот, люди не бунтовали, а ворота замка....ворота...были открыты.
Диг поежился в седле. Всё это не было похоже на шутку. Скорее на хорошо разыгранную сцену, в конце которой умирали некоторые герои.
Он уже бывал у Бьято в гостях, и этот не самый приятный визит он запомнит на всю свою жизнь. Быть обманутым снова не хотелось. Быть убитым еще меньше.
Вооруженный отряд рассредотачивался во внутреннем дворе, когда к главнокомандующему обратился чей-то знакомый голос. Пришпорив коня, Диг поравнялся с гнедым жеребцом Арена.
- Зачем здесь Джерард Бьято? - негромко спросил он, наклонившись к ан-герцогу. Арен ответил удивленным взглядом.
- Ты его знаешь?
- Я тебе уже рассказывал, что бывал здесь и что Бьято...в общем, нормальный мужик. - Диг усмехнулся и добавил на норкингском - olikt brodur sinum.
Едва заметным, но понятным жестом ан-герцог призвал норкинга замолчать.
Решалась дальнейшая судьба города, а судьба того, кто поднял мятеж, находилась в руках его брата, отправившегося внутрь замка.
Кони навострили уши и начали пялиться куда-то вперед. Диг сжал рукоять меча, подозревая неладное. Может, померещилось?
Но вышедший из замка Джерард дал понять, что нет.
Норкинг даже почувствовал, как побледнен, глядя на испачканного кровью Бьято.
Генрих...убит?
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Ср Фев 13 2019, 23:39
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
12

- Останься - обратился негромко Арен к Дигу, спешиваясь. - Гляди в оба и присмотри за Лианом.
Замок выглядел мрачным и не смотря на столпившихся слуг, необитаемым. Так бывает, когда кто-то умирает. Затихают птицы, не слышно ни единого звука, и только сердце стучится быстро быстро, шумит в ушах. Арен хорошо помнил эти чувства. Так было, когда умерла его мать. Не хотелось верить в это, нужно было проверить самому. И каждая ступенька лестницы, каждый коридор, приближавший его к заветной комнате, где она находилась, было тяжелее преодолевать с каждым шагом. Это волнение и тяжесть на сердце он испытывал и сейчас. Почему? Генрих не был ему близким человеком, они видели друг друга вживую лишь раз, может два, а тут...
Шли на войну с норкингами, а норкингов не было. Ехали воевать с мятежниками, а их оказалось меньшинство. Прибыли в замок вершить суд, но всё уже было решено. За что тогда умирали солдаты? Они не будут теперь отомщены, как говорил Диг "о них не споют в легендах". В легендах о том, как принц Рикард со своей армией пересек половину мира ради....ради того, чтобы увидеть сейчас испуганные лица гвардейцев, полюбоваться на мертвеца в кресле, которому перерезали горло.
- Как-то неумело - молвил Арен, глядя на кривой порез от ножа, усмехнулся горько.
На приказ принца он ответил лишь коротким кивком, затем развернулся и направился к выходу из замка. Он не любил долго рассматривать мертвецов и потому был рад обыскать замок вдоль и поперек. Лишь бы больше не видеть Генриха, застывшего в одной позе.
Оказавшись на улице, Арен обвел взглядом внутренний двор, заполненный солдатами, и вновь обратился к Дигу:
- Skulum fara! Возьми ребят и нескольких добровольцев.
- Я пойду с тобой.
- Нет, Лиан. Помоги Леннарду расспросить людей в большом зале.
- Его правда убили? - спросил брат негромко.
- Да, похоже на то. Мне уже надоедают все эти неожиданные повороты, но мы имеем то, что имеем, так что давай, за дело! - Арен похлопал младшего Дисмора по плечу и отправился с двенадцатью сопровождавшими в ближайшую башню....

- Ммммм...
- Йон, дай человеку сказать, ну что ты!
- Вас покарают за такое! - первое, что выпалил священнослужитель. Он, как и четверо других дестуров был скажем так...задержан. Но в отличие от других у него у единственного были связаны руки и был кляп во рту. Слишком разговорчив и активен оказался.
- Мы причинили вред? - спросил Арен, наклонившись к мужчине - мы всего лишь хотели объясниться. Вы не дали нам такой возможности, пришлось принять меры. Итак...
- Ты за все ответишь! Боги всё видят! Они тебя накажут!
Арен усмехнулся. Зря они, конечно, всё это затеяли...Но отступать нельзя было. К тому же, их поступкам было оправдание. По отношению к дестурам они не применили те же методы, что и к часовым на входе в темницу.
- Знаешь, кто мой бог сейчас? - прошептал ан-герцог прямо над ухом у священнослужителя. Он поднес к его лицу свой топор - вот мой бог. - Арен прищурился. Как же хотелось выместить всю злость на нем. Вся ярость, что копилась в нем за всё время их похода, хотела на волю. Это чувство поглощало его настолько, что верилось в собственную безграничную силу. Дайте ему сотню противников, и он убьет всех их.
- У них другие боги - Арен кивнул в сторону норкингов - они вам ничего не должны. Но мы уважаем священнослужителей и потому вы живы и невредимы. А поскольку мы здесь по приказу главнокомандующего армией, принца Рикарда Авенмора, чья многотысячная армия разбивает лагерь у ворот, я возвращаюсь к вопросу. Сколько в этой темнице пленников?
Дестур побелел. То ли от злости, то ли от осознания, что ан-герцог не шутит. Он покосился на лезвие топора, находящееся в опасной близости от его щеки, облизнул пересохшие губы.
- З...здесь всего трое, в другом подземелье есть еще.
Дисмор широко улыбнулся. Значит верно поступили, когда разделились на группы на входе в темницу. Арен произнес несколько слов на норкингском, и люди из его отряда опустили оружие, наставленное на дестуров, согнанных в небольшую камеру.
- Да, трое, он не врет! - послышалось из коридора. Диг быстрым шагом направлялся к ан-герцогу. Рон вел, поддерживая за локоть, исхудавшую женщину, одежда на которой была похожа на лоскуты. Свельд вывел из камеры смуглого мужика. А Диг стоял уже перед Дисмором и улыбался так, будто отыскал не пленника, а клад.
- Ты должен сам это увидеть.
Арен проследовал за другом по коридору, толкнул массивную дверь. У его удивлению, камера была обставлена как хороший номер в приличном постоялом дворе.
Дисмор переглянулся с Дигом, не веря своим глазам, дернул бровью, глядя на того, кто был пленником в этой пусть и шикарной, но клетке.
- Нисса?

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
Нарисса Дарелл
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oia__e1327.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 183
Очки : 263


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вт Фев 19 2019, 01:09
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 8)
13

Совместно с Ареном Дисмором:
- Ползи же ты уже, наконец, отсюда! – прошипела Дарелл, глядя на застывшего в раздумьях на каменном полу паука.
Всю эту восьминогую мерзость Нисса боялась до полуобморочного состояния, но в темнице не было возможности убежать, а убить самой было страшно, ведь надо было приблизиться. От этих неприятных соседей, как и мышей, а то и крыс, деться было некуда. Но обычно они сразу убегали, а этот вон сидит и мечтает уже добрых десять минут. А девушка в это время сидела на «постели», подобрав под себя ноги, и следила за монстриком. Решив с этим покончить, она сняла с ноги сапог и хотела было запустить, как услышала звук открывающегося замка.
Эдмунд! Ведь дестуры приходили в строго определенное время, а значит это принц. Что ж, сейчас она ему устроит! Пусть что хочет делает, но она устала от этой живности! Нарисса вернула на ножку обувь, перевела взгляд с паука на дверь, которая как раз распахнулась, и ошарашенно округлила глаза:
- Арен?!
Боги! Арен Дисмор!!! Как?! Откуда ?! И тут в головке Ниссы завертелся вихрь мыслей. Нормерия, разумеется, не имела отношения к мятежу. Только если к подавлению. Значит, Арен здесь потому что все кончено. Планы Эдмунда и Бьято рухнули. Мечта Эдмунда стать королем рухнула. Жив ли он? А что если она ошибается? Но ведь пришел не он, а Дисмор.
- Вы нашли меня, нашли! – воскликнула девушка, соскочив с груды соломы и подбежав к мужчинам, в спешке наступив на паука,- Вы спасли меня! Арен, неужели все закончилось?!



Он не верил своим глазам. Нарисса Дарелл, сестра Анджея, с которой они познакомились осенью. Здесь?
- Как ты здесь оказалась? Кто тебя сюда посадил? - Арен сыпал вопросами, пристально рассматривая Нариссу. Затем взял её за руку, потянул, заставляя встать рядом с ним. Диг молчал. Просто оперся на дверь и с хитрой усмешкой наблюдал за действиями ан-герцога.
Арен взял Ниссу за подбородок, повертел голову, пощупал щеки, будто хотел убедиться в том, что она настоящая, бросил взгляд на руки, взял их в свои, слегка сжал запятья.
- Ты в порядке? Тебя обижали?


Это и правда был он. Арен Дисмор собственной персоной. Он ее касается, она чувствует тепло его шершавых ладоней. Значит она не сошла с ума в этих стенах. Да и этот странный тип у двери так противно ухмыляется, что навряд ли он бы появился в ее фантазии. Нет, все было реально. Но что же с Эдмундом? Жив ли? Однако, Нисса опасалась задать этот вопрос.
- Меня сюда притащили… Боги, я потеряла счёт времени! Это был месяц Туманов, а сейчас какой? Из собственного дома, я даже и не знала сначала где я и зачем, - с возмущением, злостью и обидой одновременно выпалила девушка, пристально глядя в глаза Дисмора. На вопрос «кто», она пока не ответила, до сих пор не решаясь произносить имя принца. Что если им ничего о нем неизвестно и он уйдет от расправы над изменником? Но возможно ли такое? Если Дисмор потребует или повторит вопрос, она скажет правду. Играть в эти политические игры желания и способностей у нее не было. А вот остаться живой и здоровой- да. Дарелл поддалась вперёд и сжала руки нормерца,- Арен не оставляй меня здесь, прошу! Я сойду с ума, если не окажусь на солнце! Я больше не могу здесь сидеть, не могу!

Она была похожа на пичужку, которая бьется о решетки клетки в желании вырваться. Арен покрепче приобнял девушку, которая, как ему показалось, дрожала. А действительно, какой сейчас был месяц? Месяц вьюг. Сколько времени они провели в этом пустом и как выяснялось, бессмысленном походе? Ну хорошо хоть сестру герцога нашли живой и почти невредимой. Ан-герцог покачал головой, ухмыльнувшись. Он и сам не отдавал до конца себе в этом отчет. В том, сколько времени прошло, сколько всего они пропустили, просто так потратили, сколько заставляли тех, кто их любит, переживать. Никто не знал о том, живы ли они, что с ними стало. Арен побледнел, осознав, что отец, сестра и брат не были в курсе их последних передвижений, что они гадают теперь живы ли они с Лианом или оба погибли в бою. Как не знает о нем его будущая невеста, которой он не отправлял писем с тех пор, как они расстались.
- Нисса - прошептал её имя Арен, стараясь подбирать слова. Сестра бы ему резкости не простила, если бы была свидетельницей всего, что происходило сейчас. - Сейчас месяц вьюг.
Он дал ей несколько секунд осмыслить эту информацию, накинул свой плащ ей на плечи, потянув за руку, вывел из камеры. На половине пути из темницы решил все же продолжить.
- Королевская армия в городе, ты в безопасности. Взяли без штурма. - повернувшись к другу, Арен негромко попросил его на норкингском найти Рикарда и рассказать о том, кого из пленников они обнаружили в тюрьме. Диг в ответ только кивнул и побежал вперед.
Толкнув массивную дверь темницы, Дисмор помог Ниссе выйти и остановился с ней неподалеку от входа, чтобы она привыкла к смене обстановки.
- Посмотри на меня, голубка - мягко произнес Арен. Ярость сменилась заботой и нежностью, на которую способен был брат, имевший примерного возраста сестру. Только в отличие от северной розы - обладательницы неплохих шипов, эта южная лилия нуждалась в ласковом отношении. Особенно сейчас, когда она стала заложницей. И возможным ключом к некоторым разгадкам.
- Кто тебя сюда привез? Люди Генриха Бьято? Зачем ты им нужна была?

Месяц…Вьюг? – ошеломлённо повторила она, отводя взгляд. Значит она здесь около трёх месяцев. Не мудрено, что ей это показалось вечностью. И значит три месяца ее родные не знают о ней ровным счётом ничего. Может уже сочли погибшей?
Пока она размышляла над этим горьким открытием, куда-то исчез «странный тип», а Арен повел ее за собой. Придержав плащ, она послушно остановилась, все ещё задумчивая и молчаливая. Впереди яркой полосочкой сверкал дверной проем, и девушка невольно прищурила глаза, поморгав.
- Арен, мой брат не знает, что я жива. Он…вообще ничего не знает, насколько мне известно,- вздохнула Дарелл, поправив на своих плечах плащ нормерца. Его ласковый тон успокаивал и располагал к себе, как и спокойный взгляд ясных голубых глаз,- меня похитили и закрыли здесь, я даже не сразу узнала, что это за место. Они хотели через меня иметь возможность давить на Анджея, чтобы он остался в стороне, когда король возьмётся за мятеж. Но ты говоришь, что город взяли без штурма. Бьято сдался? Вы взяли его?

___________________________________________________
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 70189026420f
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вт Мар 12 2019, 21:38
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
14

- Не здесь - коротко ответил Арен и, приобняв девушку, повел за собой. Нужно было срочно вернуться в замок, распорядиться насчет комнаты, чтобы бедняжку привели в порядок, найти нормальную одежду. Так, а Лиан сейчас в зале вместе со всеми слугами на допросе, надо чтобы кто-то помог...
Миновав двор, больше похожий на потревоженный муравейник из-за количества солдат, снующих туда-сюда, занятых каждый своим делом, Арен вместе с двумя нормерцами и пленниками тюрьмы вошел в замок.
За те несколько часов, которые они провели, обыскивая башни и темницу, он еще больше стал похож на склеп. Очень красивый, даже роскошный, но все же склеп, где, казалось не было ни души.
В длинных коридорах Дисмор потерялся. Они все выглядели одинаково, следовать простой логике расположения комнат почему-то не удавалось. Решив не тратить больше время на поиски кого-то, кто знал бы замок, Арен открыл первую попавшуюся дверь. Бегло осмотрев комнату, приказал нормерцам:
- Устройте этих двоих здесь, принесите воды и еду. Допросите. Йон, найди брата и скажи, что я здесь. После допроса нужны будут слуги.
Оставив ребят разбираться с пленниками, Дисмор проследовал дальше вместе с Нариссой.
Следующая комната была довольно просторная, с широкой кроватью, двумя креслами, стоящими возле небольшого стола. Вдоль стены располагались сундуки и пустая полка, на которой лежали свечи. Арен попросил Ниссу сесть в кресло, проверил окна. Они выходили на внутренний двор, шума можно было не опасаться. Разве что низко. Сбежать из подобной комнаты не составило бы труда. Для тебя возможно, но не для Дарелл - подумалось Арену. - Да и зачем ей сбегать, она же в безопасности. Теперь. Верно?
- А, вот вы где - раздался знакомый голос. Это был Диг. На норкингском он объяснил Арену, что нашел Рикарда в комнате Бьято. Тот разговаривал с неизвестным мужчиной в каких-то странных лохмотьях, на сообщение о миледи Дарелл удивился, но не слишком. В комнате была суматоха - все были заняты трупом Генриха, которого сняли со стула и пытались уложить.
Арен поблагодарил за информацию, прерывав рассказ на полуслове и, попросив оставить их с Нариссой наедине на некоторое время, вернулся к окну.
- Я не стал говорить на улице - начал ан-герцог, проводя ладонью по оконным рамам. Зачем он и сам не знал. На всякий случай проверить. В отражении от окна хоть и смутно он увидел (или хотел видеть?) человека злого, уставшего и одинокого. Усмехнулся собственным мыслям. Он ведь весной обещал Ниссе сказать насчет своего решения. Женитьба, м-да. И снова по кругу вернулся к мысли о том, что никто, даже его невеста, не знает, что он жив. Что он в Лансе.
- Всё не так просто - он повернулся к девушке, сложил руки за спиной. - Мы обязательно пошлем гонца твоему брату или может птицу, если здесь найдется, сообщим ему, что ты в порядке, что ты здесь. Город, как ты могла заметить, цел. Нам просто открыли ворота. Мы не с войной пришли, а разобраться в чем было дело. Слухи ходили всякие про норкингов и прочее. - он врал ей в лицо, но понимал, что это необходимо. Пусть и она думает, что так было задумано. Зачем ей эта политика?
Арен внимательно всматривался в лицо собеседницы, чтобы уловить реакцию на его слова:
- Я не просто так расспрашиваю тебя обо всем, что случилось. Любая деталь может нам помочь. Видишь ли, когда мы прибыли в город, нашли Генриха мертвым в собственной комнате. Его убили.

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
Нарисса Дарелл
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oia__e1327.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 183
Очки : 263


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Чт Мар 14 2019, 23:31
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
15

Совместно с Ареном Дисмором:

Неужели она оказалась вне стен темницы! Радости не было бы предела, если бы не неизвестность ее положения. Нисса держалась, как можно ближе к Дисмору, чтобы не врезался в нее никто из снующих по двору солдат. А оказавшись в комнате, дёрнула уголком губ. Станут ли эти покои новой темницей? Скорее бы оказаться в Ардоре! Дома!
Опять этот тип…Нарисса едва не поморщилась, когда вошёл мужчина и обратился к Арену на незнакомом ей языке. Не хотят, чтобы она их понимала? Подумаешь… оно ей и не нужно, наверное.
- Бьято мертв?! – ошеломленно переспросила Нисса, прижав кончики пальцев к губам.
Его убили... Мог ли это сделать Эдмунд? Но зачем? Разве его смерть была выгодна принцу? Она ничего не смыслила в политике, все эти путаные связи были для нее загадкой. А если Эдмунд тоже убит? Или убил и бежал, метнувшись обратно на сторону отца? А что она? Ее он просто бросил в темнице замка, на произвол своих дестуров и нагрянувших солдат? А если бы …а если бы ее нашел не человек Арена, не Арен, а кто-то из солдатни? Снова! Он снова бросил ее! Как в прошлый раз!
Опираясь одной рукой о подлокотник, кончиками пальцев другой Нисса потерла лоб и вздохнула, чуть пожав плечами:
- Арен, я не знаю, чем могу помочь. Ведь принц сразу привез меня в темницу, с мешком на голове. Я видела только дестуров, а они не разговорчивы.

Арен опустился в кресло напротив Ниссы, сложил руки в замок перед собой, наклонился к девушке. Мертв Бьято, что уж с этим сделаешь. Остается только искать убийцу, пройдет наверняка пара дней в допросах слуг и любых свидетелей чего угодно подозрительного.
Не смотря на то, что Нисса была пленницей, выглядела она хорошо. Даже свежо. Поймав себя на этой мысли, Арену стало неловко. Ему казалось, что он выглядел сейчас хуже побитой собаки. Хорошо хоть бок уже не болел. Друид подлатал как надо. Такого бы лекаря Рикарду. Интересно, как он себя чувствует?
Арен потер пальцами лоб, возвращаясь мыслями к их разговору с Дарелл.
- В этой истории мне не дают покоя дестуры, Нарисса. Почему тебя охраняли дестуры, а не нормальная охрана?
Он ожидал ее ответа, а сам вновь повторял в голове то, что она успела объяснить. Его осенило.
- Подожди. Ты сказала принц? Какой принц?

- Думай, Арен, не заставляй меня повторять! – мысленно пинала нормерца Дарелл, желающая отомстить дважды предавшему ее мужчине. Использовавшему и предавшему. Она это не простит. Никогда. Более того, она видела, как Дисмор окинул ее внимательным взглядом. Ещё бы, на пленницу, изнуренную заточением, она мало походила, а значит может попасть под подозрение, когда раскроется причастность принца.
- А если не раскроется? Бьято мертв,- что-то кольнуло внутри. Но Нисса отмахнулась. Нет, рисковать собой ради того, кто ее бросил? Нет уж.
Наконец до нормерца дошли брошенные ею вскользь слова, и Дарелл вполне убедительно изобразила растерянность:
- Принц. Я ведь говорила об этом там, в темнице, ...или нет?- помолчала, словно вспоминая, и покачала головой, запихивая ненужные эмоции и собирая в кулак всю обиду, что произнести имя того, по кому ещё недавно так скучала,- принц Эдмунд… поэтому меня охраняли дестуры, а не обычная охрана.

Арен замер на месте, пытаясь осмыслить ответ. Принц. Эдмунд. Может, был какой-то еще Эдмунд, о котором ан-герцог позабыл? Наверняка такой существовал. Где-то. Возможно. Может, какой-то Эдмунд сказал, что он - принц и привез наивную девочку сюда? Эта теория имела право на существование. Но дестуры... Дестуры, охранявшие Нариссу по требованию кого? Верно. Сына Дюжины, Благословенного Эдмунда Авенмора? Внутри что-то щелкнуло, сжалось, похолодело. Зачем принцу сестра герцога Дарелла? Он догадывался, но спросить не решался. Женщина в разговоре, который мог стать откровенным, лучше бы справилась. Но попытаться стоило.
- Нарисса - начал Арен, улыбнувшись и облокотившись на спинку кресла. Будто вопрос, который он задаст, не такой уж и сложный.
- А..То есть принц Эдмунд похи...забрал тебя из дома, надел мешок на голову и привез сюда? А..Зачем ему это, как думаешь? Он может был влюблен? А ты была против брака или - он замолчал на полуслове. Если бы он такое спросил у сестры, та бы обозвала его и ушла, не ответив на вопрос. Но Арен хорошо знал Ровену и знал, как именно нужно было спрашивать. А о реакции Нариссы не имел представления.
- Он принуждал тебя к...? - ан-герцог снова замолчал, выдохнул шумно - Прости, но я тебя не могу не спросить о таком...личном. В общем, он обижал тебя? Или не он, а кто-то другой? Может, издевался? Часто навещал? Зачем ему такая...птица в клетке? Что он хотел?

Внутри все закипело. Что-то противно-липкое и горькое стало подкатывать к горлу. Влюблен! Почему-то хлестнули сказанные Ареном слова. Влюблен! Если бы принц действительно был влюблен, как вещал ей который раз, то не бросил бы на произвол судьбы!
Нарисса все силы приложила к тому, чтобы не показать свои чувства. Они могли ее погубить. Ведь на вопросы, которые задавал Дисмор, был ответ «да». Почти на все. Но чем ей грозит сказать это и практически называться возможной будущей невестой Авенмора, предавшего отца и корону? Нет, этого она не скажет. Да и незачем ей перед Ареном на показ выставлять связать с Эдмундом.
- Я, конечно, не имею опыта в делах любовных, Арен, но даже мне известно, что любимых в темнице не закрывают. Даже украшенной тряпками,- нахмурились слегка девушка, - Если я правильно тебя поняла, то…Нет, меня никто не обидел. Ни Его Высочество, ни его дестуры.
Помолчав, она откинулась на спинку кресла, уронив руки на колени, гладя на нормерца снизу вверх.
- Я с принцем познакомилась на свадьбе короля. Мы танцевали, и я… Ну…он был мне интересен. Потом мы с братом уехали, а через несколько месяцев он приехал и просил встречи на прогулке. Я согласилась и оказалась здесь. Мне сказали, что мой брат отказался поддержать их заговор, остался преданным короне, поэтому им нужна я, чтобы иметь давление на Беллонию. Это все, что я знаю. Его Высочество приходили лишь пару раз, остальное время я видела только дестуров.

Она обиделась, кажется. Но ответила довольно спокойно. Любимых, значит. Догадка оказалась верной. Дестур и сестра герцога. Звучит, как одна из тех любовных историй, которую рассказывают друг другу девчонки. Украдкой и с подробностями, порой стыдясь собственных слов.
Арен внимательно слушал миледи Дарелл, до того момента, как она заговорила про заговор. "Брат отказался поддерживать их заговор", "иметь давление на Беллонию". Да, ход неплохой. Арен посерьезнел, нахмурился. Скользкую тему они миновали, подойдя к опасной.
- Он называл имена? Их заговор. Чей?

- Он говорил только о себе и герцоге Бьято, больше никого не упоминал, - покачала головой Нарисса, а потом пожала плечами, внимательно смотря на ан-герцога, - Но их планы не свершились. Бьято мертв. Значит, все закончилось?

Арен коротко кивнул. Значит, Эдмунд и Бьято в одной связке. Эдмунд Авенмор, дестур, младший брат Рикарда пошел против короны, против отца. Ради чего? Славы? Трона? Интересов личных? Мог ли он быть убийцей Генриха? Если так, нет, даже если не так, то единственный пока имеющийся живой свидетель в лице Нариссы был в смертельной опасности. Она знала про заговор. Она знала имена заговорщиков. Почему он не убрал её, как фигуру опасную? Просто не рассчитал? Или в этом есть что-то еще, что пока скрыто? Какой-то второй план?
- Не совсем - ответил спустя несколько секунд Арен. Рассказывать обо всем, что приходило в голову сейчас, он не хотел.
- Я отойду ненадолго. - продолжил он, вставая со своего места. - Оставлю тебя под надежной охраной своих людей. Они уже должны были позвать слуг. Тебе дадут одежду, покормят. Я бы советовал тебе отдохнуть. Поспи пару часов. И умоляю, никуда не выходи.
Дисмор подошел к креслу, в котором сидела девушка и, наклонившись, поцеловал Нариссу в лоб. Улыбнулся, как можно мягче.
- Мы не можем тебя снова потерять.

Выйдя из комнаты он обнаружил Дига, который, как и полагалось, сидел под дверью, будто верный пёс.
- Последи за ней - попросил он друга тихо и отправился дальше по коридору.
Всё, что нужно было сейчас - найти Рикарда.

___________________________________________________
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 70189026420f
Посмотреть профиль
 
Незнакомец

Незнакомец
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 293
Очки : 503


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вт Мар 19 2019, 23:00
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
16

тем временем....

Кто сказал, что крушение мира - вещь столь масштабная, что прошляпить его совершенно невозможно? Ложь. Во всяком случае, конец своего мира капитан гвардии Хайстрена, бывалый вояка, опытный не только в делах военных, но и неплохой дипломат - позорно проворонил. И в этом он клял себя последними словами, меряя шагами тесную комнатенку в Львиной башне, гадая, как же теперь следует поступить. Положение сложилось - хуже не придумаешь. Ещё накануне вечером, в сумерки, прискакал гонец, сообщивший, что королевская армия не выдвинулась с утра в поход, что в лагере сумятица, и что прошел слух, что на Безмордого было покушение. Успешное или нет о том гонец не ведал, но само то, что армия не выдвинулась на утренний марш говорило само за себя. Принца Леннарда король Генрих, и сам Леро соответственно, не опасались и поэтому обычный вечерний смотр своей гвардии, он проводил спокойно, не ожидая в ближайшие сутки никаких неприятностей. Да и как их ожидать? Ведь все было готово, все предусмотрено, полторы тысячи бойцов собраны в Хайстрен, лучших бойцов Ланса, тех, кто служил в гвардии многие годы, а не то отребье, что подняли под копье после нападений на побережье. Правда армия, надвигавшаяся с востока, потеряв немало народу по пути, все еще насчитывала что-то около трех тысяч человек, но трех тысяч усталых, измотанных многомесячными переходами в страшных северных снегах и ветрах, изнурительным рисковым плаванием по северному морю, штормами, холодом, недоеданием… А теперь еще и боем у Бандалона, где Стиллборн, как говорят, порядочно их потрепал, но и после - они все еще на марше. Небось с ног валятся, половина больны а вторая половина измучена так, что и ноги еле волочит. Герцог не зря все это придумал. Когда все это воинство королевское приползет к столице Ланса, то его, Фарегата, воины - сытые, хорошо вооруженные, отдохнувшие, имеющие на своей стороне такое преимущество как крепкие стены Мэйнстона и Хайстрена - да они же легко отбросят и развеют то, что осталось от королевских вояк, которых Безмордый таскал по всем кэрским землям и водам в погоне за миражом, который для них так хитро устроили!
До сих пор Леро не мог удержаться от довольной улыбки, вспоминая хитрую, многоходовую задумку герцога, которая вот так, за здорово живешь, не отдав жизни ни единого из своих солдат - сделала его королем, а хваленую беренгарову армию уничтожила… ну, или еще уничтожит - практически без боя! Их же можно будет брать голыми руками! Ишь, идут к нам “мятеж подавлять”. Пусть приходят! И увидят, кто кого подавит.
С такими мыслями Фарегат Леро и отправился спать накануне вечером. Ему надо было выспаться, и выспаться хорошенько. Как бы ни был гипотетически слаб и малоподготовлен к сражению враг, но он все же враг, и к его встрече следовало быть готовыми. А раз стоял он лагерем в целом дневном переходе на восток, и не выступил в поход сегодня утром, стало быть выступит завтра, и завтра к вечеру окажется в виду стен Мэйнстона. И значило это - посвятить ночь полному отдыху, с тем, чтобы весь завтрашний день посвятить подготовке к штурму. Собственно, многое, если не все, он уже подготовил - снабдил стены и камнями и чанами со смолой, и стрелометами и жаровнями и всем, что только может понадобиться, оставалось лишь распределить людей, и вместо тех двух сотен стрелков, что на всякий случай выставлены на ночь по всем стенам, разбить на отряды и отправить на стены всех остальных.
Все ведь было предусмотрено!
И что?
А то, что при первых проблесках зари, запыхавшийся и перепуганный паренек с западных городских ворот, бегом бежавший до самого замка, поднял его с постели с воплями о том, что город окружен!
Во имя всех двенадцати Бездн, КАК? Кем окружен? Неужели же он, Фарегат, проспал целые сутки?
Нет, этого быть никак не могло, тогда что же произошло?
Ему не в чем было себя винить. Он спешно объявил сбор, сам помчался к его величеству с сообщением, и… и нашел на пороге его спальни столпившуюся, перепуганную челядь, сбившуюся в кучу как стадо блеющих овец, и… остывающий труп.
Вот когда из-под ног его, как выбило землю, всегда такую незыблемую и твердую. Что же было теперь делать? Ведь он, Леро, лишь вояка. Дисциплинированный, исполнительный, преданный до мозга костей, привыкший все поручения своего господина выполнять с таким блеском, что даже тот, обычно столь скупой на похвалу, не без оснований во всеуслышание называл его своей правой рукой! Его, обычного солдата, а не свою сушеную аспарскую обезьяну, и даже не родных своих братьев. Так что же теперь делать, чьи приказы выполнять? Отбивать город? Против войск короля? Да запросто, но… для кого отбивать? Для этого кабана Георга, который, похоже, вообще воспринял независимость Ланса лишь как новомодную здравицу и повод к лишнему десятку винных чаш? Для Джерарда, который вообще как в воду канул, и непонятно даже к чьей стороне примкнул? Для себя? А он-то тут вообще причем, он же просто служил и выполнял приказ. Ну, да, естественно, тщеславие вещь не последняя, когда тебя именуют Лордом-Командующим королевской армией это совсем не то, что какой-то герцогский капитан стражи. Но какой он теперь Лорд-Командующий армией у которой нет короля? Или….
Мелькнула у него, разумеется, мысль, а почему бы не воспользоваться случаем, и не узурпировать трон? Как же без нее. История знавала и не такие прецеденты. Отбить полудохлых безмордовских вояк и объявить себя королем Ланса! А почему бы нет? Его солдаты охотно за него постоят, куда охотнее, чем за Георга, и поддержка их это самое важное, чтобы провозгласить себя королем.
Но, пока он додумывал все это, он, не слишком привычный к таким измышлениям, потратив на то, чтобы оправиться от шока и представить свои дальнейшие действия - прошло чуть ли не полчаса. А потом пока выбирался из покоев, пока собирал людей, среди которых уже распространился слух о смерти Бьято и начались шепотки, недоумение и разброд… пока пытался подавить и перекрыть это брожение - явились еще двое. И оказалось - поздно. Мало того, что Безмордый, как оказалось, живехонек, мало того, что армия его каким-то чудом перемахнула под самый порог, так он еще и не тратя времени даром сходу ломанулся в ворота, да и не тараном, а куда хуже! Бумагой! Бумагой, да не к королю Ланса, не к командующему его армией, а…. к городскому совету! Вроде как не враг с армией пришел, а обычный дружественный визит племянников к дяде. Ну… что племянники, это, положим, правда, а армия? Что, свита слишком распухшая? Гонца отправили обратно, с угрозой этим болванам из городского совета всех в кипятке сварить, если хоть пальцем шевельнут на эту бумагу. Но третий гонец, примчавшийся, когда Фарегат спешно выстроив своих воинов уже выступил из Хайстрена в город, нанес последний удар. Городской совет открыл ворота.
Открыл.
Ворота.
Все!
Это был конец. Крах! Видимо, как ни старался Леро перекрыть все лазейки, слух о смерти Генриха таки просочился из замка в город. И эти перепуганные овцы, лишившись пастуха, сделали первое, что и делают обычно овцы - прибились к ближайшему же большому и охраняемому стаду. Открыли ворота, и умыли руки, все такие лояльненькие, аж блевать тянет.
А он остался один. Со своими людьми, которые и без того уже поглядывали друг на друга с недоумением, и чуть ли не в голос перешептывались с вопросом, а что же теперь делать, за что и против чего воевать, и не лучше ли разбежаться подобру-поздорову, чем собственными головушками платить за чью-то блажь, тем паче, что и родитель этой самой блажи, как оказалось свежепреставился.
Вспомнил вовремя о королеве, кинулся к ней, но на полдороге столкнулся с управителем, и едва на ногах устоял, услышав, что та приказывает сдать замок без боя. Придушить бы этого крысеныша, и тут же отдать свое распоряжение, да не помогло бы. Во дворе уже вовсю бегали во все стороны пажи, распространяя среди собравшихся там воинов полученное указание.
Вот так.
Мир рухнул, а Леро и не заметил, как это произошло. Только накануне было все так уверенно и надежно. И вот, прошла ночь, и он остался один, на руинах еще вчера такого безупречного мира.

Он мерял шагами комнату, натыкаясь на стены, на углы стола, пинками откидывал из стороны в сторону давно опрокинутый, и то и дело попадавшийся ему на пути стул с источенными ножками. Что было делать. Часть гвардии, услышав этот приказ, поплевали, побранились, да разбрелись, проклиная на все корки и Бьято, и его жену, и своего неугомонного капитана, совершенно не понимая, зачем им теперь торчать во дворе с копьями и готовиться к какой-то драке непонятно с кем и ради чего, часть оставалась, но шепталась боязно, что надо бы и им разойтись, а то как бы не огрести за господскую блажь о короне по собственным шеям, как огрели вестморцы за горячий передок графини Дангрэн. Лишь что-то около трехсот человек, самый костяк гвардии, несокрушимо верный, еще из ветеранов, не поддался разброду. С ними-то Фарегат и заперся в Львиной башне, забаррикадировав все выходы и входы и приказав затаиться. Идти в открытую атаку на уже входивших в город королевских солдат было просто глупым самоубийством. Не пройдет и часа как и весь Мэйнстон будет наводнен ими. Что ж. В таком случае, имело смысл затаиться, и, когда они войдут, осмотрятся и расквартируются - потихоньку выйти, небольшими группами, смешаться с ними, и неспешно, не привлекая внимания, покинуть город. Ланс был потерян. Господина здесь больше не было, ни королевства, ни короны, ни титула ни почестей. Теперь, лишившись хозяина, каждая шавка в этой своре стремилась лишь к одному - поскорее подлезть под новую руку, и доказать, что всегда здесь была, и никогда и в мыслях не держала против этой самой руки тявкать. Что ж. Придется уходить отсюда. Открытого сражения не было, но Беренгар не оставит этой попытки безнаказанной, раз не было боя и открытого врага, то будет суд и разбирательство, для выяснения врагов скрытых, поспешивших нарядиться в овечьи шкурки. А о роли Фарегата Леро в этой заварушке, знали, хоть и немногие, но знали. И что будет, если Изабель решит все свалить на него? Она-то присутствовала при том совете, на балконе, когда… А кто еще там был? Принц Эдмунд… ну, этому-то точно ничего не грозит, его даже Изабель выдать не посмеет. Слуги… да те едва ли что-то слышали, редко подходили а в основном стояли далеко. Еще Гару этот, хер сушеный, но тот колода, как не слышит и не говорит ничего и никогда, кроме как на своем квакакающем наречии. Но Изабель…. Фарегат невольно представил ее себе, как она свернувшись на своем, похожем на ложе, длинном кресле, мурлыкающим голосом рассказывает о замыслах мужа и роли в них Леро… Да, она любого подставит, чтобы самой вывернуться. Не стоило рисковать, пытаясь изобразить тупого солдафона, который только и делал всю жизнь, что ходил за хозяином с мечом, как декорация власти, или муштровал своих вояк на задних площадках. Не стоило. Лучше попросту исчезнуть. Их тут, во всех дворах Мэйнстона, скоро будет столько, что это будет куда проще, чем кажется. Не могут же три с гаком тысячи человек без сомнения знать в лицо друг друга, чтобы заметить среди себя небольшие группки незнакомцев. Пробраться к выходу из города, или нет, лучше к порту, там затаиться на несколько дней, и, когда все стихнет, первым же кораблем отправиться в Логрию. Ахани окажет неплохой прием, вояки ему нужны, да и человек, занимавший такой пост при Бьято, наверняка найдет и при императорском дворе себе хорошее применение. Да… надо подождать. Вот уже, похоже, вошли… только как-то маловато их. Ишь, едут. Во главе кавалькады и Безмордый собственной персоной. Тьфу, неужто скотину эту не только яд но и сталь не берет? Или этот старый пень вконец одряхлел или из ума выжил что простого дела сделать не мог? И зачем только Бьято ему доверился….  Кронпринц… ишь ты, решил, значит, свой венценосные зад об седро обтрепать в походе? Ну-ну. А это кто? Боги милостивые, братья Дисморы. Арен, и этот… как его… Ну в общем, из меньших. А они тут с какого боку? Нормерцы....
От этого слова на бравого воина, никогда ничего не боявшегося, повеяло каким-то холодом. Он поежился, чувствуя, что что-то тут не так, что-то непредвиденное, но так и не мог додумать, что именно. Наитие, не иначе. Не сумел недалекий вояка представить и оценить, что именно двое этих молодых людей и разрушили такой блестящий план его господина, и именно благодаря им, и их отцу, рухнула великолепная цепь, в которой одной вытекало из другого, и было предусмотрено все…
Все, кроме проклятой дружбы, проклятого родства, проклятой северной лисицы, что выносила в своем чреве это безмордое отродье. Как же так… боги, как же так….
Фарегат Леро стиснул кулаки, снова меряя шагами комнату, когда увидел из своего окошка и другое. Группку людей, направлявшихся через двор к Львиной башне - такой необитаемой и безобидной со стороны. А во главе их шел… Боги…. Джерард???? Джерард Бьято?
Казалось, даже воздух заморозился в легких, когда Леро застыл и прислушался.
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Сб Мар 23 2019, 21:36
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
17

- Я приведу его, милорд, – коротко сказал Джерард, уцепившись за отданный Рикардом приказ, как за спасительную соломинку, которая не позволяла ему утонуть в водовороте отчаянных мыслей. Его мир, мир, к которому он привык, в котором все было раз и навсегда устоявшимся и должно было остаться таким навсегда – рухнул со смертью Генриха. Хайстрен без старшего брата был так же невозможен, как невозможно небо без солнца. Джерарду казалось, что стоит оглянуться – и он увидит разлетающиеся повсюду его обломки. В таком состоянии заняться чем-то конкретным было лучше всего.
Решив, что десяти человек ему вполне хватит, Джерард обошел тихие покои Хайстрена. Родной замок казался ему теперь мертвым и безжизненым, но теперь у Бьято не было времени раздумывать о том, что без Генриха Хайстрен обезличился. Теперь у Джера было дело, которым можно было занять свои мысли.
В замке капитана стражи не оказалось, что показалось Джерарду немного странным. Где же еще быть капитану стражи, как не рядом со своим господином, тем более в такие тяжелые для него времена?
- Подлый предатель, - злобно процедил сквозь зубы леркер, оглядывая пустую комнату Фарегата и чувствуя неодолимую потребность найти хоть кого-то, на ком можно будет выплеснуть скопившуюся горечь и ненависть. – Уж не ты ли убил своего господина, и теперь трусливо сбежал, а?
Джерард подозвал одного из выделенных ему солдат Рикарда.
- Ступай к главнокомандующему. Пусть закроет городские ворота и отправит своих людей на побережье. Надо перекрыть крысенышу все выходы из норы… если, конечно, он не успел удрать раньше. А я буду искать дальше и не успокоюсь, пока не обшарю здесь все, до последнего камня.
Было так странно обыскивать Хайстрен – обезлюдевший, замерший под зимним хмурым небом, неузнаваемый, чужой – что Джер время от времени оглядывался, с трудом вспоминая, куда идти дальше. Но вспоминал – и упрямо шел, горя лишь одним-единственным сейчас желанием – найти Фарегата Леро и допросить его хорошенько. И если тот окажется убийцей… Пальцы Джерарда непроизвольно сжимались в кулаки при этой мысли, а глаза загорались зловещим огнем. Он выполнит приказ Рикарда, приведет Фарегата к нему живым, но потом… потом…
Львиная башня казалась такой же необитаемой, как и все остальные помещения, которые они уже успели обойти. С одной лишь небольшой разницей. Двери башни были наглухо закрыты. Джер грохнул по ним кулаком, затем ногой, затем двинул плечом – дверь не поддавалась. Она явно была заложена изнутри засовом. Там, конечно, могла прятаться какая-нибудь одуревшая от страха при виде армии принца баба, вообразившая, что вся эта солдатня только и мечтает, как добраться до нее, но вряд ли баба самостоятельно сумела бы задвинуть тяжелый засов.
- Эй, там, в башне! – крикнул Джерард. – Открывайте! Не то я подожгу эту баргестову дверь!
Посмотреть профиль
 
Незнакомец

Незнакомец
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 293
Очки : 503


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Сб Мар 23 2019, 21:40
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
18

* совместно


Вопросительный взгляд Берка, которого, став Лордом- Командующим при короле Ланса, Леро определил себе в аданты говорил сам за себя. Крик Джерарда трудно было не услышать, тем более что почти все, забаррикадировавшиеся в башне, с самого момента как королевские солдаты вошли в Хайстрен, не отрывались от бойниц. Больших окон в башне было немного, и Леро, стоявший у одного из них, застыл в изумлении. Джерард же Бьято. Если он свободно ходит, не взят под стражу, не казнён на месте...Если он имеет право распоряжаться и требовать, значит дом Бьято сохранил таки свою власть? Значит каким-то образом одурачили королевских посланцев и остались при своем? Боги, да ведь это чудо! Значит, конец всем сомнениям и страхам?
Такие надежды и вспыхнули в душе капитана гвардии, когда он сделал первый, стремительный шаг к лестнице, ведущей вниз.
И лишь ступив на первую ступеньку передумал, и вернулся к окну, явно удивив своими сомнениями всех, находившихся с ним. Ведь самый инстинкт, вколоченный десятками лет службы этому дому, требовал повиноваться. Ведь и правда Бьято. Кому как не ему теперь главенствовать в Хайстрене и иметь право отдавать распоряжения. Хотя… минутку.
А почему сопровождают его королевские плащи? Если очень притянуть за уши, то может быть в качестве обычной свиты, из первых попавшихся - ведь своя-то гвардия разбежалась…. А если нет? Откуда он вообще тут взялся, ведь не было его! Тяжело стукнуло в голову воспоминание о том, что Джерард- то и сам королевский леркер. А ну как пришел он сюда не как наследник брата, резонно требующий порядка в своей вотчине как показалось в первый момент? Ну как это проклятое богами отродье отправило его сюда, как волка в овечьей шкуре, чтобы под личиной нового хозяина попросту взять их всех голыми руками? Змеиный маневр, вот уж верно. Хотя куда уж там Безмордому до такого додуматься, это тебе не беззащитных пленников гроздьями на деревьях вешать. А всё-таки…
Червячок сомнения точил Фарегата не переставая, но тянуть было невозможно. Уже и свои гвардейцы стали поглядывать с удивлением.
Он мрачно взглянул на Берка.
- Впусти их. А вы - он поглядел на ещё троих, стоявших у стен - ступайте наверх, и остальных предупредите чтобы держали ухо востро.
Сам же так и остался стоять, теперь уже спиной к окну и лицом к двери, хмурый и насупившийся.

Какое-то время в башне было тихо, и Джер уже решил, что пора выломать двери, но вот послышалась слабая возня, затем засов со скрежетом отодвинули, и путь в башню был открыт. Конечно, Джерарда в Львиной башне вполне могла подстерегать коварная ловушка. Долго ли выпустить в четко прорисованную на фоне дверного проема фигуру стрелу, или просто двинуть чем-нибудь тяжелым по голове едва он шагнет в сумрак башни? Джер прекрасно это понимал, но все же спокойно вошел. Им овладело какое-то тупое безразличие ко всему, что не касалось поисков Фарегата Леро.
Капитана стражи Генриха Джер увидел сразу, едва вошел. Тот стоял у окна и со странным выражением лица смотрел на вошедшего.
- Какого грогана ты сюда забрался, Леро? - спросил его леркер. - Чего испугался?
Джерард медленно подошел к Фарегату и пристально глянул ему в глаза. Прежде, чем он отведет Леро к главнокомандующему, Джерард хотел получить ответы на несколько вопросов.
- Не подскажешь, как так вышло, что Генриха убили прямо в его покоях, а, капитан стражи? Ты что тут делал - ежиков пас или орхидеи аспарские выращивал? Ты куда смотрел, раздери тебя фахан?! Или ты сам имеешь отношение к убийству? Отвечай!

- Кружева прял. - буркнул воин, все также глядя исподлобья, испытующе. - А кто убил не худо бы у этого хваленого пса Гару спросить, милорд, если только отыскать его сможете. Пропал, стервец, как в воду канул. А вас сюда и ждать забыли. Какой ветер принес?
- За Гару он сам и ответит, когда разыщем, - взгляд Джерарда стал холоднее. - Ты на других не кивай, за себя говори. И скажи спасибо, что я твою дерзость о своем отсутствии мимо ушей пропустил, уж больно не терпится узнать, что же ты все-таки делал, когда умер мой брат. А если снова вилять начнешь, так я быстро тебя разговорю.
Джерард покосился на свой Бревиар. Добывать сведения у неразговорчивых врагов Бьято умел, но не любил. Но сейчас ничего уже не имело прежнего значения.
- Учти, я начинаю терять терпение, - предупредил Джер. - Не заставляй меня злиться. Так где ты был и что делал?




- А что мне ещё было делать? - рявкнул Фарегат, нимало не впечатленный обещанной потерей терпения - Готовил город и замок к штурму, как мне и полагалось. Караулы сменял, и кстати ни одна живая душа из посторонних не проникала в замок, и даже мимо часовых на лестнице никто не проходил, кроме какого-то гонца, который прибыл незадолго до рассвета. Тот так и не ушел, его устроили досыпать в людском крыле, он там и дрых, когда поднялся переполох. Клялся, что милорд Генрих был жив, когда он уходил, в темнице сейчас сидит...
Что смотрите, милорд? Кто ж знал? Лазутчик вчера к вечеру донёс что армия безмордого не двинулась с места, так и стоит в целом дневном переходе к востоку отсюда, так и готовились мы встречать их сегодня вечером, если они таки пойдут дальше, а ночь перед штурмом надобно отдохнуть, так я всех отдыхать отправил через три часа после полуночи и сам пошёл, как караулы сменил. А на рассвете... - он стукнул кулаком в стену позади себя. - Как, разрази меня гром, это произошло! Как этот скот оказался здесь, если только его свора не научилась летать, а? Как?!
И он осекся, потому что внезапно понял, как. И побледнел. И словно осел, став как будто меньше ростом. Ответ- то оказался прост. По-видимому Астер попросту выступил в поход как раз после того как из его лагеря ускакал тот гонец, что так успокоил и его и Генриха. По-видимому он гнал своих людей всю ночь без отдыха, и уместил весь дневной переход в дюжину часов непрерывного ночного марша. Это казалось невероятным, армии не идут так стремительно по ночам по чужой и возможно враждебной территории. Но ведь Безмордый воевал тут. Обе войны с логрийцами! За столько лет, да он же наверняка исколесил не только тракты но и все тропки, сколько их ни есть. Он-то здесь не чужой... Бооооги... Да как же мог упустить это из виду?! Неужели уподобился логрийцам, которые тоже чувствовали себя в безопасности за кольцом болот... Нет. Это не может быть его вина. Ведь даже с учётом того, что пришествие вражеской армии оказалось неожиданным... Ведь сегодня на рассвете, когда он вскочил, ведь ворота были заперты, караульные на местах, все было готово, оставалось только объявить тревогу и через полчаса на пришельцев посыпались бы стрелы. Всё было бы так, если бы не... Если бы не паника овец, оставшихся без хозяина. И если бы не эта проклятая стремительность, не оставившая этого получаса. И если бы не проклятый всеми богами город трусов, возомнивших, что направленное к ним письмо - залог того, что им удастся вывернуться...
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Чт Мар 28 2019, 21:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
19

*совместно

По мере того, как Леро говорил, глаза Джерарда наливались кровью, а руки, сжавшиеся в кулаки, несколько раз непроизвольно дергались, будто хотели схватить и задушить капитана стражи, и лишь усилием воли леркер сдерживал эти порывы. Но, услышав слово "скот", Джер не выдержал. Он шагнул вперед, его правая рука взметнулась, и сжатый кулак впечатался в лицо Фарегата Леро.
- Принц Рикард Авенмор - Лорд-главнокомандующий армией Кэйранда! - рявкнул Джер. - Еще раз при мне ты назовешь его как-нибудь иначе, я вырву твой язык и вставлю его тебе в зад!

Леро аж качнуло от удара, скорее от неожиданности, потому как был и повыше на полголовы, и в плечах пошире, и весил побольше, да и физически был еда покрепче Джерарда, который был ещё подростком, когда Фарегат был уже бывалым воякой. Но, тем не менее, неожиданность оказалась решающим фактором, и теперь, отшатнулись к окну и протирая скулу, он взглянул на молодого леркера совсем другими глазами. Лорд-главнокомандующий, вот оно как? Стало быть брат Генриха на стороне кэрской армии! Ну конечно! Как же ещё он может так спокойно разгуливать по захваченному врагами замку, тогда как все обитатели его неведомо куда подевались . Может перебиты, может в темницах… Фарегату и на ум не могло прийти, что все они просто согнаны в большой зал и оставлены там для допроса, чтобы не мельтешили и не вносили путаницы. Все это не имело смысла. Ничего не имело смысла кроме человека, стоявшего перед ним, и внезапно оказавшегося врагом. Глаза его сузились и нехорошо блеснули. Ну что же, мальчишка сам вошёл в пасть к волку, в самонадеянности своей даже охрану с собой не взял. Отлично.
- Вступаете в права наследования, милорд - спросил он тихо, все так же протирая скулу. - Ваше право, кто спорит. И что же вы намереваетесь сейчас делать?

- С какой стати ты задаешь мне вопросы? - ничего так не хотел Джерард сейчас, как наброситься на Леро и выместить на нем всю свою нерастраченную злость и боль. Колотить, кромсать, рвать на части, орать, что есть мочи... Великие боги, до чего тяжело держаться...
На висках Джера вздулись от напряжения вены, сам он весь дрожал, как натянутая до предела струна, одно неосторожное слово - и рухнет в бездны последний удерживающий барьер, и станет леркер подобен бешеному зверю.
Держит лишь одно.
- Я хочу знать, кто убил моего брата. И я узнаю это, - слова давались с большим трудом. Бешенство с каждой секундой отвоевывало все больше и больше пространства у здравого смысла. - А ты сейчас пойдешь со мной к лорду главнокомандующему, и молись Дюжине, чтобы то, что ты рассказал, было правдой.

Кремнисто-серые глаза воина сузились, рот сжался в тоненькую ниточку. Он, не глядя, с силой трижды стукнул ладонью по деревянному ставню окна, рядом с которым стоял, и процедил сухо.
- Я тоже дорого бы дал, чтобы узнать это. Только вот с чего вы решили… милорд - последнее слово он растянул в каком-то злом шипении - что я пойду с вами к этому ублюдку? Я не собираюсь ему сдаваться.
Стук был явно сигналом, потому что за спиной Джерарда послышались шаги. С лестницы ведущей наверх вниз спускались воины, замыкаясь в полукруг и закрывая собой путь к отступлению. Попыток к нападению они не делали, глядя на обоих сумрачно, настороженно, еще не понимая - зачем их звал Леро, и кто им теперь Джерард, но не ожидая ничего хорошего. Что уж тут хорошее могло светить им собственной крепости, занятой теперь врагом. Оружия никто не вынимал, только вот лица - смурные, опасливые, могли обещать и такой исход.
- Все здесь собравшиеся - так же тихо, почти шипя, с какой-то странной, безнадежной злостью, не столько на Джерарда, сколько на себя и дурацкую их общую судьбу, продолжил Леро - Единственные, кто остался верен нашему лорду. Нашему королю. Все предали, все разбежались, все постарались переметнуться. Даже вы на стороне Безмордого, о, вы всегда были на его стороне, я знаю. Но мы-то - нет. Так что я… - он ощерился, зло, хищно, но при этом чудовищным усилием удерживая себя в руках даже поклонился, так почтительно как только еще мог себя заставить - верноподданнейше прошу вас помочь нам, верным вашему брату, и вывести нас из Хайстрена. Живыми и в неприкосновенности.

Слово "ублюдок" подействовало на Джерарда словно красная тряпка на логрийского быка.
- Да я ж тебя... - прорычал было Джер, делая шаг к Леро и занося руку для еще одного удара, но его отвлек шум. Оглянувшись, леркер понял, какую глупость он совершил, войдя в башню один. Привыкнув быть в Хайстрене на положении любимого брата хозяина, Джер привык и к тому, что все слуги Генриха безоговорочно ему подчинялись, но теперь, увидев толпу воинов и услышав слова Фарегата Леро, был готов кусать локти от собственной непредусмотрительности.
Вот оно что...
Слепая ярость овладела Джерардом, и он выхватил из ножен Бревиар, чтобы драться с Леро и его людьми, пока будет хватать сил.
- Нет, вы не были верны моему брату, паскуды! - вскричал Джер. - Иначе бы не допустили его гибели! И не сидели бы как крысы в этой башне! Если я куда вас отсюда и поведу, то только к лорду главнокомандующему, ясно вам?!
Джер повернулся к солдатам Леро и рявкнул:
- Пошли все вон из башни! Кто ослушается - считается предателем, и поступать с ним будут как с предателем!
Джер злобно посмотрел на Фарегата.
- А ты доставай свой меч. Сейчас я вгоню тебе в глотку твои неуважительные слова о принце Рикарде, гнида!
Посмотреть профиль
 
Незнакомец

Незнакомец
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 293
Очки : 503


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Пт Мар 29 2019, 22:22
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
20

Леро даже не стал дослушивать. И пока Джерард еще договаривал имя кэрского командующего, Фарегат, даже не изменившись в лице, и не делая ни одного лишнего движения, все так же держа одну руку на эфесе меча, а вторую на поясе - что было сил вломил носком своего тяжелого, подкованного сапога в колено Джерарда, стоявшего перед ним лицом к лицу. Ударил резко, коротко, вложив в этот удар все силы, которые собирал, напружинившись в ожидании действий своего оппонента. Ударил, и тут же, не давая Джерарду опомниться от неожиданной резкой боли - шагнул вперед, обрушивая тяжелый удар кулака на его непокрытую голову, и прорычал
- Берите его парни. Да поосторожнее, он наш единственный шанс выбраться отсюда.
Несколько рук ухватили молодого леркера за плечи, кто-то вцепился в локоть, чьи-то руки попытались вырвать Бревиар, и ощутимо наваливалась тяжесть сразу нескольких человек, которые хоть и были не в своей тарелке выполняя этот приказ. Однако выполняли, многие - втайне радуясь, что не пришлось обнажать оружие, и что приказ этот снял с них ответственность. Приказ - он ведь приказ и есть, и, если эти простые души и рассуждали бы о чем-то постороннем, то сошлись бы на том, что выбираться и правда надо…
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Сб Мар 30 2019, 00:25
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
21

Резкий удар, удар подлый, предательский, неожиданный, заставил ноги леркера подкоситься, а от удара по голове Джер вовсе рухнул на колени. Он попытался было вскочить, чтобы вонзить в лицо предателю Леро Бревиар, но на него со всех сторон навалились солдаты, практически полностью обездвижив. Рыча, как попавший в капкан зверь, Джер рвался из вцепившихся в него рук и что было сил цеплялся за меч, но в конце концов верный Бревиар выдрали из его руки.
- Ах ты, крыса подлая, упырь мерзкий, гад ползучий, будь ты проклят, чтоб тебя по всем безднам гроганы таскали! - разразился Джер ругательствами, когда понял, наконец, что оказался в совершенно безвыходном положении. - Трус проклятый, выродок, тебе это даром не пройдет, скотина! А ну, отпустите меня, идиоты, немедленно!
Посмотреть профиль
 
Незнакомец

Незнакомец
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 293
Очки : 503


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Чт Апр 04 2019, 23:23
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
22

Фарегат Леро, капитан стражи герцога Бьято, Лорд-Командующий короля Бьято, стоял перед ним, белый как мел, с горящими глазами, тяжело переводя дух, хотя в этой короткой свалке почти не принимал участия. И заговорить смог не сразу - колотившееся где-то в горле сердце мешало даже думать. Очень уж внезапным оказался переход от полной безысходности, отчаяния и злобы к надежде, которая блистала перед ним сейчас как звезда Лиры в самую темную ночь.
- Уж простите, милорд, не отпустим. - наконец произнес он, отдуваясь - Вы-то солдат Кэрской армии, с вас и взятки гладки, а мы, верны были вашему брату, и если он мятежник, то и мы мятежники, и деваться нам был некуда, раз уж все предали, открыли ворота и впустили врага в замок. Думали так и придется либо с боем прорываться, либо себя порешить, чтобы в плен не попасть, с позором, так что вы теперь наш шанс не только выжить но и освободиться. И вы нас отсюда выведите, хотите вы того или нет.
Он шумно перевел дыхание, глубоко вдохнул, оглядывая своих соратников, многие из которых все же казались уязвленными тем, что приходится делать с лордом, который многие годы имел право отдавать им приказы.
- Вы понимаете?
Угрюмое молчание хранили почти все.
- Оно и ежу пьяному понятно, как тут не понять - наконец вздохнул кто-то из все еще стоявших у дверей, смотревший на Джерарда с огорчением - Да только как-то совсем это нехорошо. Кого другого, так запросто бы, а тут...
- Кого другого, Безмордый бы попросту сжег в этой башне, с нами вместе, когда только мы попытались бы предъявить его как заложника. Что, неужели не ясно? - рыкнул Леро, не глядя в ту сторону, и тут же его голос смягчился - Сейчас совсем другое дело. Наследник Ланса, ведь верно? Он занял Хайстрен без единого выстрела, и полагаю, с вашей помощью, милорд, не так ли? И вы ему нужны, чтобы не выглядеть агрессором не так ли? А ну как вы случайно погибнете тоже - это ж весь Ланс тогда взбунтуется против подлых Авенморов, уж будьте покойны, найдутся те, кто раструбят о вашей кончине в правильном свете. Так что вы этому гаденышу нужны живым и здоровым. Так вот вас он получит, только когда мы, все до единого, живыми, здоровыми, сядем на корабль и отплывем за милю от берега. Посадим вас в лодку и возвращайесь себе на бережок. А пока что - будете с нами.
Его рука сжалась в кулак, стискивая рукоять меча.
- И постарайтесь быть благоразумнее. И мне и Безмордому вы нужны живым. Но если ему вы нужны еще и здоровым, то нам не до щепетильностей, увы, потому как выбора другого все равно нет.
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Пт Апр 05 2019, 01:46
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
23

Жгучий стыд охватил Джерарда, когда он понял, что вместо того, чтобы выполнить задание Рикарда, так по-идиотски подставился. Позор, теперь у него нет права называться леркером... Какой он к собакам леркер, раз не подумал взять с собой в башню хотя бы самое минимальное сопровождение... Расслабился, разнюнился, думал о Генрихе, о его смерти, но не о задании... Вот и получил.
Боги Кэйранда, до чего стыдно...
- Пусть лучше у меня ноги отсохнут, чем я вас стану выводить, трусы поганые! Боитесь сражаться честно? Боитесь подохнуть? Что же вы тогда за солдаты?! Вы - бабы, без малейшего понятия о чести! И эти люди служили моему брату?! Теперь я понимаю, почему вы допустили его гибель! Вы обгадились от страха, узнав, что армия принца Рикарда близко! Разбежались по норам и скулили вместо того, чтобы его защищать! Да вы просто кучка фаханового дерьма, а не солдаты! Да вы... - ругань Джерарда все больше и больше напоминала ругань пьяного матроса, но леркеру было плевать. Не имея возможности драться, он отчаянно ругался, находя в этом своеобразную отдушину.
Посмотреть профиль
 
Незнакомец

Незнакомец
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 293
Очки : 503


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Пт Апр 12 2019, 23:20
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
24

Фарегат лишь пожал плечами, и поглядел на тех, кто держали пленника.
- Свяжите его. Покрепче, чтоб не развязался, но и побережнее, чтобы не задохся, и ноги на ширину шага, чтоб не сбежал.
Державшие, хоть и без особого энтузиазма, все же принялись за дело, под присмотром Берка, который протиснулся сквозь строй, глазел на зрелище разинув рот, и лишь выслушав объяснение Леро понял что к чему, после чего и взялся за дело с обычным рвением, с которым всегда выполнял все, за что брался. Леро тем временем подошел к окну, отодвинул ставень, передвинув его под таким углом, чтобы пущенная со двора стрела воткнулась бы в дерево, заорал.
- Эй, там, внизу! Да-да вы! Передайте вашему принцу, что милорд Джерард у меня. И я желаю с ним говорить, сейчас же.
Солдаты, оставленные у подножия башни, лениво о чем-то переговаривавшиеся, прислушались к этому крику как-то тоже довольно лениво. Все шло так спокойно и мирно, все уже давно расслабились, почти и позабыли, что шли сюда вообще-то мятеж подавлять, да какой мятеж, если после Бандалона ни одного мятежника они и в глаза не видели. Так что первый окрик Леро пропал втуне, вояки просто воззрились на черный узкий провал с деревянным ставнем, из-за которого сиплый голос вещал всю эту непонятную ерунду. Только на третий раз, дополненной кое-какими краткими пояснениями, послание Леро все же дошло до них, вызвав настоящий переполох недоумения, страха и злости. Один немедленно побежал вдоль внутренней крепостной стены к главному двору, по пути выспрашивая всех встречных о том, где найти легата, а остальные остались переговариваться, на всякий случай оцепив башню редкой цепью и ломая себе голову, как водится, в первую очередь, над вопросом - как это могло произойти, и что им всем за такое будет.



Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 14 2019, 18:04
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
25

Тем временем...

Он спешил по коридорам, прокручивая в голове одну мысль за другой. Нарисса теперь стала мишенью для тех, кто был верен Бьято, если такие вообще остались в замке. Солдаты сдались, люди не сопротивлялись вовсе, а свято верили в мирные цели многотысячной армии, пришедшей в город во главе с принцем. Но главный виновник мятежа еще жив, может он где-то здесь. Или...или в столице. Что если королю угрожает опасность? Что если Эдмунд, узнав о взятии Хайстрена, предпримет нечто рискованное? Главная же мысль, не дававшая ему покоя, была иной. Что если всё, что здесь происходит - просто ловушка?
Он нашел Рикарда в главном зале, где, похоже, шли какие-то разборки. Разбираться было некогда. Арену нетерпелось рассказать кузену обо всем, но разговор должен был быть тайным, только дня них двоих.
- Мне нужно с тобой поговорить прямо сейчас. С глазу на глаз. Срочно. - Арен оглянулся, ища взглядом место, куда они бы могли отойти, где их бы не подслушали.

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Вс Май 05 2019, 16:33
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
26

Отправив всех, кто был с ним, с разными поручениями, с целью окончательно взять Хайстрен под контроль, Рикард, остался в комнате герцога один. Сентиментальных чувств он не испытывал, мстительных - тоже, одна только огромная досада и ворочалась в душе, как исполинский медведь в слишком тесной для него клетке, когда он смотрел на остывший и наполовину окоченевший труп. Полмира в тяжелейших условиях зимнего похода, по снегам и горам, через перевалы и обледеневший берег, самоубийственный переход через Северное море в разгар Вьюг- и в результате? Сданный добровольно замок, подчеркнуто лояльная местная аристократия, и труп хворого герцога на закуску? И все? Кто же ответит за убитых в фортах Ланских берегов? Кто ответит за всех тех, кого он потерял на этом пути, уставшими и замерзшими, погибшими в штормах, рассеянными в море, убитыми у стен Бандалона. Как же просто было в Вестморе, когда он попросту пускал под веревку всех, поднявших оружие. Но что же здесь? Убивали королевских солдат норкинги, которых уже след простыл! Немаловажную зацепку принесло донесение братьев Деррин, но что если и Леро не удастся схватить?
Он отрядил за капитаном стражи младшего Бьято, не случайно. Из Мэйнстона тот не уходил, в этом Рикард был уверен. И скорее всего - все еще находится в замке, если, конечно, убийство Бьято не было делом его рук. О смерти герцога заранее знал лишь сам убийца, все остальные в замке узнали лишь на рассвете, а, стало быть и возможности удрать у них уже не было - королевская армия уже стояла под стенами города. А значит - тот где-то здесь. И взять его надо было живым, если он сам не подсуетился и не выбрал легкий способ сбежать от правосудия тем же способом, которым неизвестный добродей избавил от плахи самого герцога. Но если тот еще жив, и явись за ним кто-то из окружения Рикарда, или он сам - это могло подтолкнуть и Леро к самоубийству. Джерард же был для Фарегата "свой". У него, во всяком случае, был шанс подобраться к Леро не слишком возбудив подозрения, а, может быть, и спровоцировать его на неосторожность, и подстегнуть самонадеянность иллюзией легкого выхода. Шанс был. Тяжелее всего было лишь вот так, ожидать в бездействии, сработает ли этот самый шанс. Никогда Рикард не любил бездействие, и лишь перешагнув третий десяток, начинал понемногу учиться тактике выжидания. Только вот давалась она тяжело.

Тихий шорох за спиной заставил принца резко обернуться, уже наполовину вынув из ножен меч.
У дальней стены, далеко от входной двери, стояла неподвижная фигура, закутанная с ног до головы в какой-то старый вылинявший плащ с глубоким капюшоном. Дурацкая встреча - мелькнуло в голове. Два безликих, капюшон да маска, ну и смех. Задавать вопросы он, впрочем, не спешил, не желая становиться в положение испуганного, застигнутого врасплох. Молчание сохраняло за ним ощущение владения ситуацией.
Человек медленно, нарочито медленно поднял руку, сдвинул с головы капюшон, открывая худое, костистое, узкое лицо, с глубокими морщинами на сухой смуглой коже, и глубоко запавшими, блестящими как уголь черными глазами.

Ах вот он кто. Рикард медленно вдвинул меч обратно в ножны и отпустил рукоять. Если бы этот человек хотел причинить ему вред - то в те мгновения, пока он стоял к нему спиной, тот уже мог двадцать раз метнуть ему в спину одну из тех стальных рыбок, которыми владел лучше, чем иной - собственными руками.
- Kya aap aspaar-kenii, raajakumaar bolate hain?
Голос был под стать лицу. Рикард молча кивнул. Он хорошо понимал кенирскую речь, хотя свободно изъясняться так и не научился.
- Main buraee ka kaaran nahin banoonga main aapako vah sab kuchh bataane ke lie aaya hoon jo main jaanata hoon mujhe sab pata hai.
Еще кивок. От странной, потусторонней отрешенности говорившего, от его абсолютной неподвижности, по спине прополз холодок, Рикарду показалось, что говорит с ним не этот человек, а другой, тот, чье распоротое горло уже посерело в холодном воздухе неотапливаемой спальне. В сущности, так оно и было. Говорила с ним ожившая тень этого мертвеца.
Где-то на середине рассказа в комнату вошли слуги с носилками. Едва дрогнула, прежде чем открыться, дверь, аспарец опустил на лицо капюшон и отступил назад в тень, и Рикард последовал за ним, не желая упустить ни единого слова, да и чтобы слуги не услышали ничего. Тем, впрочем, было не до того, чтобы глазеть по сторонам. Они сняли с кресла тело герцога и пытались уложить его на носилки. Это было непросто, труп застывал, и им приходилось прикладывать значительные усилия, чтобы выпрямить его. В какой-то момент раздался хруст. Какая-то из хрупких костей источенного долгой болезнью человека треснула под слишком уж ретивой попыткой распрямить согнутое колено. Виновник - низенький крепыш с лицом недалеким и добросовестным, аж ойкнул от неожиданности. На него зашипели, слуга постарше отвесил подзатыльник. Физиономии стали еще мрачнее. Аспарец, при этом звуке замолчал, долго глядя поверх плеча Рикарда на их возню, и продолжил свою речь еще тише. Принц разбирал его речь с трудом, слишком много попадалось незнакомых слов, но мало-помалу у него прояснялось в голове, и, когда в спальне появился запыхавшийся норкинг, с посланием Арена о том, кого они обнаружили в подземелье, принц уже едва дышал, сдавленный раскрывшимся перед ним истоком тех событий, завершение которых повергало его и всех его соратников в такое смятение и чувство бессмысленности.
Да-а-а. Теперь эта интрига лежала на ладони. И глухая досада заменялась холодной, сверкающей ясностью. Теперь он знал, что делать, и знал виновников, которые должны понести наказание. Только наказание это - Леннард был прав, должно произойти не здесь и не сейчас, а в столице. После суда. И должно быть таким, чтобы эхом прокатилось по всей стране, и любого, задумавшегося о мятеже, заставило бы подумать еще раз. Вестморские казни, семьи Дангрэн и Блитмор, Дедье и Драмель - все это были мелкие сошки по сравнению с тем, чьи головы полетят сейчас. Тот друид, предсказание которого пересказал ему Леннард, был прав. Первая королевская кровь уже пролилась среди Вьюг на холодный мрамор, как ни крути, а Бьято были родом королей много веков подряд. И это еще не конец.
Договорились они быстро, и Рикард вышел из опустевшей к тому времени опочивальни, не оглянувшись на засохшую лужу крови, и спустился в большой зал, справляясь время от времени у расставленных по коридорам часовых о происходящем и отдавая распоряжения.

Большой зал был забит битком, и Леннард, в чьи обязанности входило расследование среди обитателей замка казался изрядно вымотанным. Рикард, выслушал краткое резюме - к вечеру к Бьято прискакал запыленный гонец, через несколько часов после полуночи - еще один, вышел и отправился спать в одну из каморок для челяди, и спокойно там спал до самого утра, герцогиня не выходила из своих покоев, а капитана стражи никто не видел с самого рассвета, после того, как он, узнав о произошедшем, выбежал во двор, сзывая по пути своих людей.
Это подтверждало услышанное от аспарца, но не успел Рикард отозвать брата в сторону, как ввалилась дюжина, ведя за стянутые назад локти пятерых молодчиков и одну женщину.
- Мародерствовали. - коротко доложил седоусый руггер, шествовавший позади с внушительного вида мешком в руках, в ответ на вопросительные взгляды обоих принцев. В мешке что-то тяжело и глухо звякало. - Решили поживиться герцогским добром под шумок. Схвачены на выходе из сокровищницы. Воины подтверждающе кивали. Женщина дрожала мелкой дрожью, штаны одного из схваченных темнели красноречивым пятном, растекшимся от паха, другой пытался вырваться, сыпя непристойной бранью, четвертый упирался молча и глядя в пол.
- Кто они? - осведомился Леннард, но не успел старый воин перечислить имена и занятие каждого (один оказался старшим конюхом, второй - помощником казначея, женщина - женой этого самого казначея, а двое других - рядовыми стражниками), как Рикард отмахнулся от них, как от назойливой мухи.
- Какая разница, кто. Повесить.
И оглянувшись на разом притихший зал, добавил так же буднично.
- Мародерство, грабеж, насилие, а также любые действия, против чьей-либо жизни или собственности, караются петлей.
Тощий крысоподобный управитель со слезящимися глазами сглотнул.
Дальше все происходило весьма буднично. Из замковой челяди наугад выбрали две дюжины человек для отправки в темницу, во временное заключение, для гарантии послушания остальных, пообещав выпускать каждый день определенное их число, когда убедятся в том, что прочие усвоили правила поведения, и отправили их под конвоем, остальным было велено возвращаться к своим обязанностям, а на кухню отрядили дополнительно два нима королевских солдат из армейских кашеварен в помощь поварам, поскольку кормить им сегодня предстояло на добрую тысячу человек больше обычного. Из оставшихся за городской стеной леркар прискакал вестовой за инструкциями, оповестил что город оцеплен и лагери разбиты, оповестил о том, что схвачено несколько дюжин человек, пытавшихся бежать. Схваченных было велено вернуть в город и задержать, пока не будет установлена их личность, а потом отпустить на все четыре стороны, если среди них не окажется тех троих, кого Рикарду позарез требовалось привезти в столиуц. Попутно повторено распоряжение о виселице за мародерство и среди солдат, на случай если те решат поживиться добром горожан. Слишком уж часто в любом покоренном месте находились желающие воспользоваться ситуацией и свести счеты с недругами, свалив все на мародерство армии, а Мэйнстон надо было удержать лояльным короне, и не вторгать его в хаос, что породит даже не бунт а хуже, скрытую враждебность и долгую память за обиды оккупации.

Ни секунды не оставаясь предоставленным сам себе с того момента, как вошел, Рикард так и не успел сообщить свои новости брату, и едва успел открыть рот, воспользовавшись той суетой с которой отобранных заложников препровождали за дверь, как вошел Арен, и легат осекся, оглянувшись на него. Мгновенно припомнил прибежавшего норкинга с его новостями про Нариссу, нахмурился, отчего левая часть лба тупо заныла, и жестом извинившись перед братом, выжидательно поглядел на кузена.
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Пн Май 13 2019, 23:38
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
27

Для такого разговора подошло бы уединенное место, но времени на поиски было мало. Арен понимал всю важность произошедшего с ним в последние несколько часов. Мысли сбивались, толкались, пытались превратиться в слова, одна опережала вторую. И вдруг, лицо Арена просияло, картинка сложилась полностью. Главное было не сбиться теперь и рассказать всё кузену. Ан-герцог положил руку на спину Рикарда, призывая тем самым отойти подальше и старался говорить как можно тише:
- Диг тебе доложил уже о Ниссе, верно? Её несколько месяцев держали в заложниках в темнице, и все для того, чтобы иметь возможность давить на Дарелла. Чтобы он участвовал в мятеже. Девочку нельзя отправлять домой, Рикард. Она знает того, кто плел этот заговор вместе с Бьято, она видела его в лицо, слышала их разговоры. Она состояла с ним в связи. И он тоже знает, что она знает. И возможно то, что она у нас. Что она жива.
Арен облизнул пересохшие губы и, не давая возможности Рикарду вставить хоть слово, продолжил - этот заговорщик действовал из столицы. Помнишь письмо о норкингах? Это все было подстроено и весьма удачно, теперь уже нет сомнений. Чтобы успеть провернуть всё здесь. А когда стало понятно, что не удалось, осталась пар запасных ходов. Сейчас нам нужно в Аллантар и как можно скорее. Что если даже это все, вот это - он махнул рукой, обводя невидимую границу замка, где они находились - тоже их план? Нисса теперь просто мишень. Но главное другое - Арен посмотрел на кузена, не боясь, что тот увидит не просто тревогу, а страх в его глазах - я уверен, что пока мы здесь - король в опасности. Кто бы ни охранял короля, этот человек сможет подобраться к нему так близко, как никто другой. - он почти шипел, говорил так тихо, как только мог - Эдмунд.

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Вс Май 19 2019, 00:16
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
28

Светлые глаза за прорезями темной маски блеснули, и это было единственным, чем проявилась реакция Рикарда на столь дикое, казалось бы, сообщение. Что ни говори, а маска здорово помогает "держать лицо". Даже с учетом того, что имя брата за сегодня он слышал уже дважды - услышать его от кузена было тяжелым подтверждением удара. И не менее страшным было то, что он прав. Про всеслышащего телохранителя брат мог и забыть, или счесть того погибшим, или сбежавшим, и по-прежнему считать себя в безопасности, но, поняв, что в их руки попала и Нарисса, которая все знает, и которая наверняка заговорит - он поймет, что пропал, и тогда будет способен на любой отчаянный поступок. Но знал и другое - как бы они не спешили, они не сумеют попасть в Ал-Антар раньше, чем туда долетит новость о взятии Хайстрена. Не говоря уже о том, что они и не имеют права выступить прямо сейчас, когда Леро еще не только не схвачен, но и неизвестно где находится. Проклятье.

Отвечать Арену он не стал, лишь сжал в ответ его запястье, чуть притянув поближе, как бы говоря "останься здесь" и оглянулся на крысоподобного, все так же крутившегося поблизости.
- Есть у вас голуби в Ал-Антар?
- Голуби? - тот озадаченно моргнул - Конечно есть. Куда угодно есть, наша голубятня самая....
- Трех птиц до Ал-Антара. Немедленно, будьте добры. Сюда. А так же перо и бумагу.
Управитель поморгал еще немного своими слезящимися глазенками, видимо переваривая столь непривычную формулировку требования, да еще выраженного таким приказным тоном, которым солдатам велят стать смирно. "Будьте добры" сказанное тем же тоном явно было неуместным. Впрочем, ступор продлился не дольше нескольких мгновений, после чего тот мгновенно исчез, а Рикард задумался - как сформулировать послание, чтобы отец оказался полностью вне опасности.
Попросить затвориться в своих покоях, никого и ни под каким предлогом не принимая? Глупости, не станет Беренгар следовать такому совету, и даже если последует - ему и в голову не придет остерегаться младшего сына, считая, что "никого" не относится к членам семьи. Написать подробно, и обосновать свою просьбу? На тоненькой узкой полоске бумаги такого не вместишь, а письма побольше птица не унесет. Не говоря уже о том, что доверять такие новости крылу голубя не следует.
Наконец Рикард повернулся к брату
- Леннард, могу я попросить?
- Конечно, что... - молодой человек мало что услышал из тихой речи Арена, и еще меньше понял из услышанных обрывков, и смотрел сейчас с тревогой
- Ты немедленно поедешь в столицу. Полетишь так, словно за тобой Дикий Гон летит. Я отправлю ему просьбу лично, немедленно выехать навстречу, и встретить тебя, скажем... на переправе через Альму, у башни Стальной Дюжины. Когда в Ал-Антаре узнают о том, что мы взяли Хайстрен - короля попросту не должно быть в замке, и он не должен туда вернуться пока мы не подойдем с пленниками и объяснением. Можешь?
Кронпринц помедлил и кивнул, с неожиданной решительностью, а Рикард ощутил странный прилив гордости за него. Младший брат из избалованного светским вниманием дамского угодника превратился в человека действия. Суровый поход, головоломка, проигранной ставкой в которой были десятки жизней и сражение, в котором тот участвовал впервые - научили его понимать с полуслова - когда есть смысл доискиваться истины словами, а когда следует действовать без них.
Один из слуг, тем временем, подносил пюпитр с письменными принадлежностями.
- Вы просили...
Рикард взял пюпитр, жестом отмахнув слугу в сторону и кивнул Арену на перо.
- Бери. Напиши ты, я подержу тебе.
И ничего не поясняя на вопросительный взгляд кузена начал диктовать, держа перед ним пюпитр на весу.
- Срочные известия, только для него. Немедленно выезжайте для получения, вдвоем, никому больше ни слова. Ждите второго брата на Альме у башни Дюжины.

Он задумался, колеблясь, как подписать, чтобы было понятно от кого письмо, и, дернув криво уголок рта добавил.
- Кисель."

- Что за кисель? - Леннард, слушавший все это ошалело поглядел на брата. Тот только хмыкнул. Да уж, сэр Лаймор тоже наверное опешит, но уж наверняка вспомнит бревно с противовесами в богами забытой деревушке прокаженных, семилетнего пацана отбивающегося на нем от раскачивающегося мешка с трухой, и как кричал ему "Руки! Руки кисельные! Крепче руки! Ноги тверже, что за кисель в коленках!" Даром, что в глаза не видевший никакого киселя до четырнадцати лет Рикард понятия не имел, что это такое, но обзываем был этим словом, за годом год, так часто, что когда, наконец, довелось попробовать - то возненавидел его с первого же глотка. Так что наставник поймет от кого невнятное послание, а поняв от кого - поймет и остальное. В частности, для кого это "для него", и что слова "немедленно" и "никому не слова" - это не красивости а категорический запрет, который он выполнит, даже если он ему и покажется бессмысленным.
Убедившись что Арен дописал Рикард добаил
- Сэру Лаймору Даро. Таких нужно три, на всякий случай.
На этот раз Леннард не стал спрашивать - почему именно ему, а не самому королю. Как и потому - почему Рикард попросил Арена написать послание. Тот, кто подсунул через королевскую голубятню фальшивый призыв о помощи на Север - может быть и сейчас вхож в Птичью Башню, и может заинтересоваться посланием прибывшим на имя короля, а также любым другим, написанным знакомой рукой. Даже с учетом того, что ни Рикард ни Арен еще не успели сообщить кронпринцу того, кто этот самый предатель в королевском замке - тот и без слов догадывался, что человек этот - из самых доверенных, который может хорошо знать почерк обоих принцев.
Управляющий вернулся в сопровождении слуги, тащившего большую круглую клетку.
- Вот...

Рикард кивнул, и уже протянул было руку к первой, написанной Ареном полоске, чтобы собственноручно сунуть ее в маленький тубус на лапке, как в почти опустевший к тому времени зал ввалился один из солдат.
- Милорд! Там....

Рикард обернулся, и окинул едва не растянувшегося от усердия на полу воина таким взглядом, что тот моментально подтянулся и вытянулся в струну.
- В Львиной башне мятежники. Они захватили милорда Бьято и требуют поговорить с вами.

Если Леннард и опешил от такого известия, то рот Рикарда искривился в совершенно хищном оскале, а глаза блеснули удовлетворением. Никак Фарегат нашелся, и заглотил наживку? Ох, хотелось бы. Навряд ли какая-нибудь неорганизованная группка без главаря решилась бы захватить брата своего лорда и требовать переговоров, хотя и такое возможно.

- Иду. - сухо бросил он солдату, и, взглядом попросив Леннарда самому отправить послания с птицами, торопливо кинулся вон из зала, поманив Арена с собой
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Ср Май 22 2019, 21:06
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
29

Совместно


- Бери человек двадцать, и устройтесь, сейчас покажу где, так чтобы вас не было видно.... Гилл, сюда - они уже выходили из центрального портала и Рикард махнул аданту, попавшемуся на пути. - Милорду Дисмору наших лучших лучников, немедленно. И чтобы слушались его как папашу Торна, если пальцы дороги.
И, торопливо пристукивая ножнами по сапогу продолжил, не давая задать вполне резонный вопрос - на кой командование поручают ему, Арену, а не более привычным у такому делу веледерам стрелков, раз для операции нужны не северяне Дисмора а знаменитые кэрские лучники, славившийся умением выпускать до пятнадцати стрел в минуту.

- Если там Фарегат, то он может потребовать и меня самого в заложники, чтобы обеспечить себе безопасный проход. На его месте и я бы так поступил в надежде что солдаты опешат и не решатся атаковать собственного легата. Так вот, твоя миссия вправить им мозги, если потребуется и скомандовать пальбу по всем без разбора, плевать, будет ли там Джерард, или я, или хоть верховный дестур со всем капитулом. Не знаю сколько там народа, да и не имеет значения. Стрелять только по ногам, Фарегат мне нужен живым во что бы то ни стало, но пусть стреляют так, так, чтобы воздух стал деревянным от количества стрел, чтобы эти умники опешили, хотя бы на пару мгновений и потеряли момент прикончить заложников. А потеряв эти секунды они будут наши со всеми потрохами. Пара дырок в ляжках - небольшая цена за то, чтобы взять его живым.

- С чего ему требовать тебя в заложники? - удивленно спросил Арен - он же понимает, что стоит ему только выйти из башни, он - труп. Никто не станет рисковать принцем. Никто не станет рисковать тобой. Согласиться на его условия - не слишком ли жирно? Да и не поверит он, что все так просто. Дайте мне в заложники главнокомандующего, и я пойду в порт, где меня ждет корабль! Ты бы сам поверил, если бы твой враг согласился без всяких препираний на такое? - Арен покачал головой - нет, нужно что-то... Что-то, что заставит его еще больше забыть о безопасности, то, что его расслабит, заставит поверить, что он всесилен. Что думаешь?

Рикард крепко сжал губы. Арен был прав. И хотя он не сомневался, что Фарегат может предъявить такое требование, кузен был прав - лёгкое согласие может возбудить подозрения. Но выманить мятежников из башни было необходимо, чтобы те уверовали в свою неуязвимость, а значит... Что, проклятье всем богам, может заставить мятежников почувствовать себя в безопасности, когда они окружены целой армией? Знатный заложник, ещё лучше - целых два, а ещё лучше.... Неожиданно Рикард вздрогнул и поглядел на Арена засверкавшими глазами.
- Гениально! Ведь есть вещь, которая заставит поверить что он всесилен! Если он одержит надо мной победу. Перехитрит, захватит силой или хитростью, и тогда он уж точно будет ощущать себя победителем а нас - сворой бесполезно тявкающих щенков, которых можно не опасаться и диктовать нам свою волю. Ты ведь это имел в виду?

Арен остановился, топнув ногой.
- Я только что говорил - тобой рисковать никто не будет. И ты опять говоришь, что будешь заложником. По требованию Фарегата или по собственной воле - он всплеснул руками, затем рассмеялся отчего-то, с трудом осознавая причину этого смеха. - Пойду поговорю с лучниками, настрою их на нужный лад. Надо занять позиции до того, как ты окажешься возле башни. Рикард - Арен сжал его запястье - спасибо.
- Я только что говорил - тобой рисковать никто не будет. И ты опять за свое - ты будешь заложником. По требованию Фарегата или по собственной воле - он всплеснул руками, затем рассмеялся отчего-то, с трудом осознавая причину этого смеха. - Пойду поговорю с лучниками, настрою их на нужный лад. Надо занять позиции до того, как ты окажешься возле башни. Рикард - Арен сжал его запястье - спасибо.

- Никакого риска - хмыкнул Рикард и стукнул себя кулаком по боку. Раздалось приглушённое позвякивание тонкой, но прочной кольчуги, скрываемой коттой - Мы же только что с марша. У меня хоть и нет привычки носить полные доспехи на виду если нет прямого боя, но это не значит, что я так доверчив, чтобы разъезжать безо всякой защиты, учитывая мою-то репутацию и возможное существование разных героев, которые спят и видят как бы прикончить вестморского мясника. Ничего со мной не станется, разве что случайной стрелой ногу поцарапает. А что касается позиции - не торопись, пусть Фарегат подождет. Ты не знаешь Хайстрен настолько, чтобы разместить тут засаду незаметно для него, он-то здесь каждый камень знает.
Он потянул кузена за угол и указал на приземистую круглую башенку неказистой формы, примыкающую к кольцу внутренних стен как монолит, и не имеющую ни единой бойницы ни выхода на гребень.
- Это Слепой бастион. Там где он примыкает к стене к подножия есть дверь в проход, который идёт в толще стены у самого его основания. Там где стена раздваивается, огибая внутренний садик - проход тоже разветвляется. Там повернете налево, и дойдете до винтовой лестницы. Она выведет вас на гребень внутренней стены между Соколиной башней и башней Голов. Ее отсюда не видно, но узнаешь сразу, у нее вместо зубцов головы разных зверюг. С ее южной стороны и Львиная башня и проход между нею и третьим кольцом стен будут как на ладони, а идти мимо нее будут не таясь, она не имеет наружной лестницы и взобраться на нее не зная этого внутреннего хода нельзя. - Рикард хищно скривился. Пусть себе чувствует себя в безопасности как можно дольше, щучий хвост. И это я должен тебя благодарить.
С этими словами он подтолкнул кузена к подходившему с лучниками Гиллу, а сам подозвал кого-то из слуг и нескольких заинтересовавшихся странным совещанием солдат, чтобы отправиться куда звали с "подобающим сопровождением."

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Чт Май 30 2019, 23:54
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
30

Львиная башня - приземистая, бочкообразная, четырехъярусная, была украшена двенадцатью львиными головами по периметру, на уровне второго яруса. Отверстые пасти львов смотрели вниз и предназначались для выливания кипятка или смолы на головы атакующим, буде тем удалось бы пробиться за второе кольцо стен. По какой странной фантазии остаткам мятежников пришло в голову выбрать именно эту, из доброй сотни башен и башенок тройного кольца стен, окружающих сердце Хайстрене - Рикард понять не мог. В этой башне не было внутренних ходов, а если и были когда-то, то были замурованы очень давно, и он это хорошо знал.
Все последние годы, за исключением четырехмесячного похода по Вестмору, годы мира, когда даже норкинги не осмеливались тревожить кэрские берега, Рикард занимался тем, что поддерживая боеспособную армию он, в числе прочего, регулярно инспектировал все оборонительные сооружения - замки, крепости и форты, и с закрытыми глазами мог ориентироваться практически в любом замке страны, а уж Хайстрен и вовсе знал не хуже чем Ал-Антар.
Несколько лет, с тех пор как был привезен с Севера и до своего ухода в армию, пока он рос вместе с другими детьми и проводил здесь по пять месяцев в году с середины весны до середины осени, поскольку королева Ланна предпочитала жаркое и влажное лето своих родных краев умеренному климату Форвуда. Мальчишечьи повадки одинаковы из века в век во все времена, а он, к тому же, в силу своего уродства избавленный от общества остальных детей и бдительного присмотра нянек, ещё в подростковом возрасте облазил в Хайстрене все закоулки, включая и те, о которых шла дурная слава, и даже те, о которых было неизвестно большинству взрослых обитателей замка. Компанию ему тогда составлял один только Фелан, как наиболее близкий по возрасту, да и не связанный строжайшим запретом королевы на общение с уродцем. И сейчас, подходя к башне, он со странной ностальгией вспомнил вдруг как спрятался однажды на втором ярусе львиной башни и гаркнул в полую львиную голову, чтобы напугать Фелана, рыскавшего внизу в его поисках. Звук получился гулкий, низкий и жуткий, как из чрева Аспарского быка, а Фелан внизу аж подпрыгнул от неожиданности. И не странны ли причуды человеческой памяти что спустя двадцать лет этот, давно забытый мелкий эпизод внезапно вспомнился так ярко, что он вновь почувствовал, как пахла изнутри эта бронзовая морда.
[/i]
И все- таки, почему мятежники засели именно в ней? Чего стоит убежище без запасного выхода? Не глуп же Леро, если он и правда с ними, самолично забраться в ловушку и закрыть за собой дверцу? Разве что… разве что с ним достаточно много людей. В обычных стеновых башнях если потесниться можно устроить человек пятьдесят а вот в этих, пузатых и глухих вместится и две сотни с гаком. А если их там и правда две сотни? А то и больше? В таком случае глуп не он, а я, раз не подумал об этом заранее и не велел Арену взять побольше лучников. Хотя стреляют парни так, что и сотню в минуту свалить смогут, особенно напав неожиданно, но… эффект от из залпа может и смазаться. Особенно если первые стрелы достанутся не тем кому надо, то Джерарда могут успеть... втравил я его, конечно, в историю. Впрочем… После такого испытания, да еще с таким риском - ни у кого и близко не возникнет сомнений в его лояльности. А значит, можно с чистой совестью оставить его лордом Ланса, и сохранить дом Бьято не опасаясь впредь мятежей с их стороны. Знать бы только что делать с этим увальнем Георгом. Если и его в расход с остальными - Джерард может стать ненадежен, а ох бы как этого не хотелось. А оставить его - все равно что на постройку дома подсунуть гнилое бревно… обязательно рано или поздно даст о себе знать… [/i]
Размышляя подобным образом Рикард остановился футах в двадцати от башни, приставил ладонь щитком ко лбу и вгляделся в оконце, на котором был приотворен ставень.
- Милорд Джерард Бьято, выходите. - обращаться к мятежникам первому, задавать вопросы вроде “зачем звали” показалось ему ненужным.

Ставень чуть дрогнул. Фарегат Леро, до того долго решавший в каком тоне начать разговор, выдохнул и показался в окне, держась, впрочем, предусмотрительно вполоборота. Охватил взглядом стоявшие внизу фигуры. Человек пять… Это хорошо, он ожидал большей свиты.
Рикард был прав, мысль разжиться вторым заложником возникла у него почти сразу и показалась гарантией абсолютной надежности, но выдвигать требования сразу, помня о репутации легата, он не стал. Рассудив, что привыкший сеять страх принц, натолкнувшись на явное сопротивление может попросту наплевать на заложника, тем более, что тот - член семьи мятежника, и приказать сжечь башню вместе с засевшими там людьми, решил избрать другую тактику. Обмануть его. Чего же проще. Ведь привыкнув к всеобщему уважению и страху проще будет принять чье-то смирение за чистую монету и утратить бдительность.
- Ваше Высочество, я Фарегат Леро, капитан гвардии Хайстрена. Я приношу извинения за то, что вынужден был просить вас самого прийти к нам, и проявлю еще большую дерзость, прося о нескольких минутах беседы...

Тонкие, почти бесцветные на холоде, губы Рикарда дернулись. Ишь как вежливо, зубы заговаривает, не иначе. Пытается сыграть в труса пытающегося пойти на мировую? Поверил бы, если бы не знал его лучше. И если бы не доклад Кэррадока, в деталях раскрывшего роль Леро в мятеже. Такой человек не мог так внезапно обрести слабодушие, особенно зная, что терять особо нечего, а значит - фарс? Ладно, поиграем.
- Как это понимать?

- Ваше Высочество… - Фарегат старательно изобразил колебание - Мы - воины дома Бьято. В создавшихся условиях мы оказались в весьма двусмысленном положении, и имеем все основания опасаться быть принятыми за мятежников, однако это, уверяю, не так. Я хотел бы иметь возможность объясниться, с вами одним, уверен, что выслушав наши доводы вы сумеете понять ситуацию правильно.

А льстит-то как, надо же... Если сразу согласиться - это будет неправдоподобно, верно? Ладно, пусть еще постарается...

- Я готов вас выслушать, выходите. Вам ничего не грозит.

Фарегат тихо ругнулся, и придавать своему голосу неуверенные, встревоженные и просительные нотки стало еще труднее. Самоуверенный щенок… Ощущает себя вправе карать и миловать, богомерзкая тварь…
- Ваше высочество, дело в милорде Джерарде. Произошел несчастный случай, и я опасаюсь, что в этом сочтут виновными нас. Я просил вас прийти, не теряя времени, дабы самолично взглянуть на место происшествия и убедиться в нашей невиновности… В свете произошедшего ранее мы опасаемся обвинений в злонамеренности, тогда как все это чудовищное недоразумение, и лишь обратившись напрямую я лелею надежду объясниться и представить доказательства нашей невиновности.

При словах несчастный случай - вся кровь бросилась в лицо Рикарду, невзирая на пронизывающий сырой и холодный ветер. Стало очень жарко. Несчастный случай? Ох, очень надеюсь, мерзавец, что это только твоя уловка для заманивания. Если у Бьято с головы хоть волос упал - все взлетите красным орлом, сколько вас там ни есть. От чувства жара стал теснее воротник, но следующие слова его немного успокоили

- Доказательства не на словах, ваше высочество, иначе я не преминул бы явиться к вам сам. Однако лестница… тут низкая притолока… вы должны увидеть это сами и освидетельствовать, вы первый, пока картина происшествия не смазана неосторожными или злонамеренными руками.
У Леро аж зубы сводило от необходимости соблюдать такой просительно-смиренный тон.

Рикард же вздохнул с облегчением и ощерился. Видно с солдатом, посланным за ним, Фарегат говорил совсем другим тоном, раз тот сразу заявил, что речь пойдет о захвате и о заложнике. Ну что ж, прикинемся легковерным идиотом, купившемся на лесть и нарочитое почтение, в добрый час.
Он молча направился к башне, резким жестом веля сопровождающим ждать на месте. И не удивился, когда в темноте цокольного яруса, едва за ним захлопнулась тяжелая дверь - несколько пар рук со всех сторон потянулись, схватили, скрутили назад руки и принялись ощупывать, отыскивая и изымая меч и кинжал висевшие на поясе, сам пояс, тяжелая пряжка на котором могла бы послужить оружием, и даже нож в голенище сапога. Прощупали даже спину и внутренние стороны шнуровки на рукавах, на предмет спрятанных метательных ножей. Рикарду стало смешно. Путают легата армии с наемником, или и впрямь считают его совершенным безумцем, обвешивающимся ненужным оружием с ног до головы?
Он даже посопротивлялся для вида, и когда его притащили на второй ярус, в комнату с окном - выглядел взъерошенным, раздерганным, и взбешенным, каким, наверняка надлежало выглядеть неожиданно захваченному в плен самонадеянному бездельнику.

- Вот и вы, ваше высочество - Фарегат смотрел на своего пленника с явным удовольствием. Подобострастные нотки из его голоса исчезли. Напротив - он прямо-таки лучился злорадством, хоть и пытался держаться корректно. На всякий случай, что ли.

- Что это значит? - выплюнул Рикард, очень надеясь, что звучит это натурально. - Как вы посмели…

- Увы, ваше высочество, посмели. Вы должны нам помочь, и поможете, за что я заранее вас благодарю.

- И не подумаю!

- Вот как? - Фарегат изобразил огорчение - Мне очень, очень жаль, но в таком случае, должен сообщить вам, что отказ в данном случае означает смерть, и немедленную.

- Хотите сказать что посмеете поднять руку на первого принца крови? - Рикард попытался изобразить ту заносчивость, которую частенько слышал в исполнении знатных новобранцев, когда тем доставались не самые приятные наряды - на копание выгребных ям или чистку стойл. По-видимому получилось, Фарегат аж просиял, и его голос стал медовым до издевательства.

- Ну что вы. Зачем руку? Можем поднять и ногу, а то и ноги, нас тут много. Многие мои парни мечтали бы о возможности запинать вас вусмерть, а то и лестницу пресловутую привлечь можно. Милорд Джерард, как вы видите, жив и здоров, а вот вы вполне можете случайно свернуть себе шею на этих ступеньках, размазывая то, что называете лицом об каждую из них последовательно. Разумеется, к нашему всеобщему сожалению. Не так ли, парни?
Дружный хохот подтвердил его слова.

Достойного ответа Рикард придумать не смог, не очень представляя, как натуральнее изобразить на словах приличествующую случаю бессильную злость и страх и только с силой дернулся в своих путах, отчего руки, стянутые назад немилосердно заломило в плечах, и державшие его еще сильнее навалились на спину. Рикард же, скрючившись под давящими руками отвернул голову к плечу, нашел взглядом Джерарда и украдкой от гогочущих вояк весело ему подмигнул. Так весело, что ну никак не вязалось с происходящим.

- В легендах положено давать время на раздумье, за время которого герой, разумеется, находит выход и побеждает врагов. Мы не в легенде, да и вы - не герой, поэтому потрудитесь ответить немедленно, повторяю второй и последний раз. Вы нам поможете?

Рикард помолчал, выбирая правильный тон и глухо процедил
- Что вам нужно?

Да! Вот оно! Так он и полагал, так и знал, что вся эта громкая слава, вся устрашающая репутация - не более чем фикция! Раздутый пузырь из слов, слухов, преувеличенных похвал и вымышленных страхов! На деле - обычный человек, дрожащий за свою шкуру! О, боги, до чего сладок этот миг! Фарегат Леро едва не светился от своего необыкновенного, неслыханного торжества. Да! Он посрамил этого урода, эту нечисть присвоившую себе выдуманные заслуги! Посрамил, покорил, и теперь тот покорно будет выполнять его волю!
Будь Леро чуть покритичнее, голосок тревоги бы не преминул предупредить его - что слишком уж легко сдался пленник, что слишком легко удалось заманить его в башню, слишком легко позволил себя обыскать и согласился выслушать условия. Но капитана гвардии Хайстрена подвело изначально критичное отношение, словно бы в пику распространенное среди многих придворных вояк Ланса. Очень немногие люди способны испытывать искреннее уважение к тем, кому обязаны своим спасением. Большинство же, ненавидя ощущение признательности и не желая признавать то, чем обязаны спасшему - начинают незаметно для самих себя искать в том, кому обязаны - пороки и недостатки, всячески очернять и искать повод для презрения, ибо лишь так они могут забыть позорный для себя момент собственной слабости и ненавистное ощущение долга. Так и Фарегат, как и многие в Лансе - возненавидели кэрскую армию, и в первую голову Рикарда, чтобы было легче забыть о том, как в свое время, логрийцы поработили Ланс, смели ланских воинов будто фигурки в аллиту, и лишь кэрская армия - от легата до последнего пехотинца отстояла Ланс от возвращения в статус имперского рабства. Поэтому из года в год культивировалось и преумножалось в умах многих - “раздутая слава”, “хваленое ничтожество” “пугало для легковерных” и прочие, слишком многим знакомые эпитеты. Самообман для утешения - самый страшный, поскольку верит в него человек безоглядно, игнорируя все, что не соответствует желаемому положению вещей.
Теперь можно было все - Фарегат чувствовал. Он был уверен, что стоит чуть дожать - и пленник и вовсе заскулит, окончательно потеряв лицо.
- Вы выведете нас из Хайстрена и доведете до порта, где мы сядем на корабль.

- Это невозможно! - Рикард постарался не пережать, подпуская в свой голос оттенок неуверенности, размышляя, насколько надо будет потянуть время, пока Арен с людьми займут позиции. По всему выходило что не слишком много. Оно и к лучшему - долго вести этот фарс было тошно.

- Подумайте еще раз. - Фарегат наглядно вдавил нож в шею Джерарда, которого держали скрученным четверо дюжих воинов. Не сильно, но так, чтобы на лезвии выступила тоненькая полоска крови. - Прежде чем сверзиться с лестницы, вам придется увидеть и как ваш незадачливый посыльный будет прощаться с частями своего тела. А возможно и вы сами кое-с чем распроститесь. В конце концов, не все ли равно, или вы и правда думаете, что королевская кровь хорошая защита? Его величеству Генриху она не помогла, когда какая-то мразь подняла на него руку, чем же вы лучше?

- Его величеству Генриху? - ох не полагается перепуганному пленнику иметь в голосе столь ехидные нотки, но хвала богам, кажется Леро счел их за бессильную злобу проигравшего.

- Да. - Фарегат навис над ним, отбросив нож и хрустя суставами пальцев. - Вы полагали, мы тут в камешки играем? Эти предатели с самого начала ничего не стоили, пальцем об палец не ударили, и переметнулись лишь ветер подул с другой стороны, но то-олько не мы, уж будь покоен. Мы присягали нашему господину, мы выполняли все, что он приказывал, и снова лизать пятки кэрцам мы не намерены!

- То-то рядились то в норкингов то в королевских воинов. - не удержавшись вставил Рикард в это перечисление заслуг, и тут же получил тяжелый удар в челюсть от которого голова откинулась назад, да так, что хрустнуло в шее и перед глазами вспыхнуло алым. Не упал лишь потому, что его держали, и теперь еще крепче пригнули вниз.

- Поднимите его! - взбешенный Леро почти рычал. Сам не понял, что его взбесило - фраза ли про форты, непонятно откуда взявшаяся, или это неправильно спокойное ехидство, но зажегся-таки огонек тревоги с неосознанным ощущением, что что-то не так. Люди, как известно, делятся на две категории. Первая, при возникновении такого вот, неосознанного ощущения, останавливается и обдумывает ситуацию, а вторая - закусив удила прет напролом, чтобы нахрапом взять сомнительный участок. Фарегат был из второй. Еще один удар, на этот раз в живот, и снова по нижней челюсти, избегая попадать по резким граням маски, способным поранить руку.

Вкус крови во рту, звон в голове, и что хуже - грызучая боль аукнулась в едва-едва зажившей ране на боку, полученной у Бандалона. Провел языком по зубам, с облегчением убедился что все целы, потряс головой, отчего мозг слово стукался об внутреннюю часть черепа, усиливая звон. Наконец полностью осознал происходящее уже на первом ярусе башни, и сообразил, что их с Джерардом сволокли таки вниз и сейчас готовятся открыть дверь. В сумраке башни не удавалось сосчитать - сколько же тут людей, выполняющих приказ без всяких сомнений… Впрочем, без сомнений ли? Стоило проверить.
- Даю вам три вздоха чтобы передумать, Леро. И всем вам. - Рикард заговорил резко, словно и не его волокли связанным, безоружным и заломленным как руна зю. - После всего этого я не могу обещать вам помилование, но обещаю справедливый суд, где учтется все. В противном случае виселица будет самой большой милостью для каждого из вас.

- Вы не в том положении, чтобы грозить. - огрызнулся Фарегат, все больше нервничая. - Плащ ему наденьте. Выходим, строимся сразу, и идем как ни в чем не бывало, как в обычный патруль в город. Мы настолько доверенное подразделение, что сам легат кэрской армии оказывает нам честь сопровождать нас. Вперед!
На плечи Рикарду накинули плащ, свалившийся с него при обыске, так, чтобы прикрыть связанные руки. Фарегат ухватил его под левую руку, притянул вплотную и ткнул в бок острием ножа, скрытого под тяжелыми черными складками. С другой стороны его поджал рыжебородый детина, уперший нож в другой бок. Берк точно так же сграбастал Джерарда, вместе с другим воином - явным метисом логрийских кровей. В цокольном этаже стало тесно, им пришлось протискиваться к двери, а на лестницах и верхних ярусах еще звучал грохот сапог и приказы. Дверь распахнулась.
- Идем спокойно, как и полагается смиренным козликам короны. - прошипел Леро в ухо. - Спокойно и уверенно, чтобы никому и в голову не пришло что-то заподозрить. А вы, ваше высочество - титул прозвучал издевательски - позаботьтесь о том, чтобы нас никто не останавливал. Через все дворы и все ворота - приказываете нас пропустить и сопровождаете дальше. Никаких лишних слов, иначе…
Острие ножа ткнулось меж ребрами чуть сильнее, натыкаясь на кольчугу, да только в сутолоке и грохоте сапог было не до тонких ощущений.

Первой тройкой вышли из башни Рикард со своими двумя сопровождающими, тут же пополненные с боков пристроившимися гвардейцами с Джерардом меж ними. Порыв ледяного ветра, насыщенного влагой резанул по глазам, заставил сощуриться, вздул плащи, охладил разгоряченные в затворничестве башни лица. И пошли, тогда как дальше за ними выходили и тут же разворачивались в привычный строй плотной колонной ланские гвардейцы, как и тысячи раз до этого отправляясь куда-то, и потянулась колонна ровным шагом по двору меж вторым и третьим кольцами стен к ближайшим воротам, находившимся в пятистах ярдах от них.
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Чт Июн 13 2019, 00:28
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
31

- Итак - протянул Арен, бросая беглый взгляд на лучников, приведенных Гиллом. Сложил руки на спиной, хрустнул костяшками пальцев. С чего бы начать? Он предпочитал правду.
- Меня зовут Арен Дисмор. Я - ан-герцог Нормерии и ваш командир по приказу главнокомандующего. Перед нами стоит непростая задача - освободить заложника, который находится в этой башне. Освободить так, чтобы он остался жив и чтобы живыми остались предатели короны, которые угрожают его жизни.
Шаг. Глубокий вдох. Губы скривились в ухмылке.
- Сейчас я расскажу как все будет. Пока мы будем занимать позицию, Рикард Авенмор лично пойдет на переговоры с предателями и возможно сдастся им в плен тоже.
Солдаты не удержались от удивленных взглядов и перешептываний.
Взмах руки. Тишина.
- Легат пойдет на эту уловку, чтобы дать нам с вами шанс не просрать это задание и добиться цели. Если главарь этой шайки Леро поведется, из дверей башни выведут не одного, а двух заложников. Если нет, план не изменится. Нам не столь важно будет куда они пойдут. Нам важно держать их на прицеле и выстрелить в нужный момент.
На лбу у Гилла выступил пот.
- Милорд Дисмор - услышал он неуверенный голос.
Взмах руки. Тишина.
- Я понимаю ваше удивление, но я как и вы выполняю приказ легата. Он приказал стрелять. По ногам, чтобы застать противника врасплох. Раны будут не смертельные, а у заложника или двух заложников будет хотя бы доля секунды, чтобы высвободиться.
- Но милорд...
- Вы что хотите смерти главнокомандующего? - пришлось повысить голос. - Но? Вы хотите нарушить приказ? Любое нарушение будет караться немедленно. Ваша жизнь и жизнь принца, ну?
Ответом была тишина.
- Стрелять по моей команде.
Тяжелая поступь солдат по винтовой лестнице. На башне волчья раскрытая пасть, из которой торчит язык. Дразнит, что ничего не получится. Не может не получиться. От этого зависят жизни. Зависит всё.
Если бы я хотел убить принца, его спасение было бы лучшей возможностью. В такой суматохе и не понять чья стрела попала ему под ребро, а не в ногу. Смешная мысль.

Переговоры явно затянулись. Арен облизнул сухие губы, окинул взглядом солдат, занявших позиции с луками наготове. Наконец, двери башни открылись. Что и следовало ожидать - Рикард шел одним из первых, двое с ним. Непонятно было связаны ли у него руки, но теперь ничего уже не отменить. Людей на площади становилось все больше. Сколько же поместилось в этой проклятой башне?
Колонна лансийцев в темных плащах потянулась к ближайшим воротам. Напряжение нарастало. Шанс был всего один.
Они дошли почти до середины. Короткий свист. Звук спущенной тетивы. Затем еще и еще. Рой стрел устремился к своим мишеням.

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Чт Июн 13 2019, 20:45
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
32

Связывали Джерарда, хоть и со знанием дела, но долго. Не желая облегчать мерзавцам, осмелившимся пойти против него, задачу, Джерард дергался и рвался, хоть и понимал всю бесполезность сопротивления. При этом леркер не забывал отчаянно ругаться, изобретая все новые и новые способы связи каждого присутствующего с какой-нибудь мерзкой тварью вроде баггейна или фахана, несмотря на то, что в порыве энтузиазма и исполнительности ему уже несколько раз довольно-таки ощутимо двинули по лицу. Это занятие позволяло ему отвлечься от мыслей, предаваться которым сейчас было нельзя - иначе раскиснешь и пропустишь удобный момент, когда можно будет или выбраться, или завалить эту сволочь, которая столько лет была предана Генриху, и вот теперь решила спасти свою шкуру при помощи младшего брата убитого хозяина.
Генрих...
Нет, нет, от таких мыслей слабеешь... Фарегат Леро. Тварь, подлая скотина, дрянь ползучая, ты сейчас мой самый главный враг, и я больше ни о чем думать не собираюсь... Подойди ко мне поближе...
Но Леро был слишком занят, чтобы обращать внимание на дергающегося Джерарда - в башню привели еще одного пленника, и когда Джерард его увидел, то едва не свихнулся от отчаяния.
"Как же так? Зачем Рикард сюда пришел? После того, как меня схватили, уже ведь понятно должно было быть, что тут творится... Что же это? Его же убьют... Или нет, пока что не убьют. Им заложники нужны... Ну, выродки трусливые, только попадитесь мне..."

Видеть главнокомандующего заложником у кучки мятежников было невыносимо, еще хуже, чем самому угодить в ловушку - а ведь Джер самонадеянно полагал, что самое ужасное с ним уже случилось. Он прекратил дергаться и ругаться, и слушал разговор Рикарда и Фарегата в каком-то странном оцепенении. Лишь раз рванулся было - когда услышал издевательский смех Леро и его солдатни. В тот же самый момент Рикард вдруг задорно ему подмигнул - и этот жест настолько не вязался с происходящим, что леркер сперва подумал, уж не показалось ли ему. Но на зрение Джер никогда не жаловался. Стало быть, все, что сейчас происходило, было... игрой? Игрой Рикарда против Леро? Но что именно задумал принц? Неужели сейчас в окна ворвутся его воины и сокрушат ланских мятежников?
Увы, в окна никто и не думал врываться, да и не сумели бы - в Львиную башню снаружи влезть - практически невозможно.
Однако, вера в Рикарда была в Джерарде настолько сильна, что он даже успокоился. Теперь леркер просто ждал, для порядка вяло обругивая солдат Леро.
Джер очень надеялся, что Рикард откажет ублюдку, посмевшему ставить ему условия. Не то чтобы леркер очень уж стремился к тому, чтобы оказаться с перерезанным горлом. Но ему омерзительна была мысль, что придется идти на поводу у зарвавшихся мятежников. Еще омерзительнее стало, когда Леро ударил Рикарда.
Вот бы у Джерарда каким-то чудом оказались свободными руки... Вцепиться бы в Леро намертво - и не отпускать, пока паскудник не перестанет дышать... Лупить безоружного и обездвиженного человека, да еще в присутствии своих людей - это ж как надо опуститься...

Пока Джерард задыхался от бессильной ярости, его подхватили и потащили вниз. Приставили к боку нож и вывели, как покорного барана, во двор. Только зря они думали, что леркер Бьято беспрекословно проведет их до самого порта. При первой же возможности Джер испортит им прогулочку... единственное, что его пока что сдерживало и останавливало - безумная надежда, что все происходящее - какая-то часть невероятно дерзкого и хитрого плана Рикарда.
Поэтому Джерард все-таки шел вперед, мрачно глядя перед собой и не пытаясь сбросить плащ или вырваться из удерживающих его рук.

Леро тоже шел молча и сосредоточенно. Он уже почти верил, что задуманное удалось, но окончательно можно будет праздновать победу только тогда, когда они все погрузятся на корабль. Куда плыть - Фарегат решит потом. Сейчас нужно преодолеть этот долгий путь к порту и проследить, чтобы ни принц, ни этот леркер ничего не выкинули. Принц казался Фарегату более разумным, а вот брат Генриха был туповатым, мог и заорать в самый неподходящий момент или начать дергаться.
Несмотря на холод и сырость, на лбу Леро выступили мелкие капли пота. С каждым шагом вожделенная цель все приближалась.
Фарегат сперва услышал свист, и почти сразу же вслед за ним на него обрушился град стрел - точно рой свирепых насекомых, жаждущих его крови.
Этого Леро никак не ожидал. Опасаясь того, что заложники поведут себя неправильно, он почти все свое внимание концентрировал на них, ведь кэрская армия, увидев своего легата, должна была дисциплинированно дать ему пройти! Откуда же взялись тогда эти стрелы? Они же стреляют и по легату тоже!
В четком строю ланских воинов началась паника, и вместо строгой колонны образовалось нестройное месиво. Солдаты в поисках защиты бросались кто куда, стрелы их тут же настигали, и воины валились, точно колосья, срезаемые невидимым серпом.
В ногу Фарегата тоже вонзилось острое жало, но он, разъяренный, не желающий верить в то, что его хитрость провалилась, не обращал внимания на боль. Следом почти сразу кольнуло еще. Но Леро даже не посмотрел в ту сторону.
- Отступаем! Назад, в башню! Заложников не выпускать!- заорал он что было сил...

Еще никогда Джерард так не радовался летящим с неба прямо в него стрелам. Так вот что задумал Рикард! Он вовсе не собирался сдаваться этому гаденышу! Восторг переполнял леркера, которому даже жужжащая повсюду опасность не помешала отдать должное изобретательности легата. Задумка Рикарда была проста и одновременно гениальна: выманить мятежников из башни и перестрелять.
Додумывал эту мысль Джерард уже на земле. Едва ослабла хватка его стражей, он резко дернулся в сторону и повалился на одного, одновременно подбивая под ноги второго. И, пока те не опомнились, постарался откатиться как можно дальше от них. Что-то вжикнуло рядом с его лицом, и Джерард с немалым удивлением уставился на торчащую из земли стрелу. Еще немного правее - и стрела бы торчала в его глазу. Джерард затрепыхался, как перевернутый на спину жук, пытаясь подняться на ноги. Со связанными руками, под несмолкаемое жужжание стрел, это оказалось не самым простым делом в его жизни, но каким-то чудом он все же в конце концов обрел вертикальное положение. За это время несколько стрел чиркнули по его ногам, одной даже удалось пробить сапог, но она не нанесла ощутимого вреда ноге леркера, разве что слегка поцарапала.
"По ногам метят", - догадался Джер и заставил себя позабыть про стрелы, высматривая в образовавшейся суматохе фигуру Леро. Что он будет делать с Фарегатом, безоружный и связанный - об этом леркер как-то не подумал. Он горел жаждой отомстить мерзавцу за все перенесенные по его милости унижения.
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Сб Июн 15 2019, 23:45
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
33

Стрелы! СТРЕЛЫ!!!
Мыслей не было, и все планы, которые Фарегат Леро строил мгновение назад провалились в бездну, увлекая за собой и его, и всех тех, кто оставался ему верен, и их спасение и их будущее.
Мыслей не было, и был лишь один, полный черной ненависти вопль, едва не разорвавший душу пополам, ненависти проигравшего, ненависти к предателю, ненависти, не имеющей названия, бессильной и раздирающей
- Сукин сын!!! - вопль перекрыл даже заглушивший все на свете свист, и удар кинжала в бок коварному пленнику должен был стать последним утешением, для того, кто уже понимал, что сейчас попрощается с жизнью. Он не задавался вопросом - откуда засада, почему здесь, в самом безопасном закоулке меж двумя кольцами стен, и почему кэрцы так, просто, без какого-либо предупреждения, без видимого повода вдруг расстреливают мирно, на первый взгляд, марширующую колонну, да к тому же сопровождаемую их собственным легатом. Это было уже безразлично, важно стало лишь одно - успеть захватить этого ублюдка с собой... и удар был хорош, хоть в упор и без замаха, с силой долженствующей загнать клинок по самую рукоять в левый бок.
Острие словно наткнулось на стену, упругую но непробиваемую, а через долю мгновения, узник, получивший одновременно такой же тычок ножом и в правый бок - крутнулся на месте, выдергивая свои руки из захвата, а в бедро Фарегата глубоко, по самые перья вошла стрела. Вторая, пробив сапог, воткнулась в ступню, а под колено здоровой ноги впечатался носок сапога, заставляя повалиться на колени.
Голова шла кругом, Леро уже ничего не понимал, не успел увидеть, как Рикард нырнул вперед, оставляя в кулаке рыжего свой плащ, и буквально прыгнул на него, сбивая с ног, придавливая к земле всем телом, не давая шевельнуться. Падая, под навалившимся на него грузом, Фарегат выронил нож, ударился лицом о неровные, влажные и холодные булыжники, захрипел, силясь перевернуться, вытащить меч, второй нож, сделать хоть что-нибудь... Только вот только сейчас жгучая боль в колене прошила его до самой поясницы, перед лицом замелькали втыкающиеся в щели и оскакивающие от булыжников стрелы, а навалившийся сверху враг, казалось потяжелел еще больше и жарко шепнул сзади в самое ухо короткое, грязное ругательство. От ненависти и шока загудело в голове горячей волной, зашумело в ушах и мир словно потемнел как в ранних сумерках.

Не было слаще музыки для ушей, чем этот свист десятков и десятков стрел, рассекших стылый влажный воздух. Кэрские лучники с успехом подтвердили свою репутацию лучших в обитаемом мире. Выслав первый залп они, не теряя ни доли мгновения, продолжали сыпать стрелами с ошеломляющей скоростью, а поскольку в стрелковые леркары не принимались лучники, делающие менее десяти прицельных выстрелов в минуту, то в считанные мгновения воздух буквально наполнился свистом и от туч древков на минуту потемнел пасмурный безсолнечный день. Лучникам понадобилось не более двух минут, чтобы уложить наземь всю колонну, не дав изменникам ни разбежаться, ни, даже, толком понять, откуда несутся стрелы. Разящие жала сыпались ливнем, казалось, отовсюду, пущенные нарочито низко, они валили на землю людей целыми десятками, и, уложив, продолжали уже намеренно зловеще свистать над головами, намеренно пущенные с запасом, словно предупреждая - не шевелиться. Джерарда, благодаря его службе в армии, многие знали в лицо, и это спасло его от дальнейшего расстрела, когда он поднялся на ноги, но помимо него буквально за две минуты не осталось на ногах ни единого человека, и вакханалия, в которой полторы, а то и две сотни людей, вопило, озиралось, пыталось, ломая строй, куда-то бежать - закончилась так же внезапно как и началась. Тишина, нарушенная вначале ровным шагом идущей колонны, а потом свистом стрел и дикими воплями, снова вошла в свои права, наполненная ошеломлением и страхом людей, понявших, что попались в ловушку.
Рикарду тоже досталось от этого ливня, но длинные, до середины бедра, полы кольчуги под коттой, уберегли от стрелы, грозившей пропороть его в верхней части, а вторая, угодившая, по счастью, на ладонь выше колена, даже не почувствовалась поначалу в том вихре возбуждения, переполнявшего все его существо. Секундное замешательство конвоиров, как он и ожидал, позволило вывернуться, и даже то, что в него успели-таки ткнуть клинками, ничего не изменило - он ощутил лишь тычок, слабее даже, чем удар кулаком. Но вот если остальные ланские вояки и могли прийти в панику и сдаться на волю этого ливня, то такой бык как Фарегат мог вполне и наплевать на торчащие из ноги древка стрел, и что тогда с ним делать, да еще безоружному и связанному? Только то и оставалось что попросту упасть на него, придавить к земле, в надежде, что его собственная кольчуга защитит от решетящих булыжники стрел их обоих. Надежды оправдались, но лишь отчасти - когда град стрел прекратился, Фарегат, бессвязно рыча и ворочаясь, еще пытался подняться, вывернуться из-под навалившегося на него тела, и это ему, без сомнения, удалось бы легко, физически он был куда крупнее Рикарда, легат это слишком хорошо понимал. И буквально по наитию, все так же придавливая противника к земле, он несколько раз с силой ударил носком сапога по раненой ступне, из которой наполовину торчало обломанное в падении древко стрелы. И угадал. Дикая боль парализовала Леро, взвывшего, не то от боли, не то от отчаяния, а на призывный крик кого-то с башни Голов (Рикарду показалось, что он узнал голос Гилла) уже грохотали от ворот сапоги подбегающих солдат, которым не дали долго удивляться, разглядывая заваленую шевелящимися, стонущими людьми площадь и устилающий все свободное пространство между ними ковер целых и обломанных стрел.

Кто-то помог ему подняться, кто-то издав невнятный вскрик, моментально рассек веревку, стягивающую руки. Дикий взгляд поверх этого побоища выцепил ошеломленного, но казавшегося вполне невредимым Джерарда, обратился к солдатам, потом к увенчанной головами разных зверюг башне, и лихорадочно колотившееся сердце обдало ледяной, успокоительной волной. Да! Все. Получилось.
- Собрать их. В кандалы, в темницу, всех. - собственный голос показался на удивление холодным и ясным, звенящим от ярости и торжества. - А этого... - он посмотрел себе под ноги, где под опущенной к самым его глазам алебардой уже перевернулся набок и не мог шевельнуться далее Фарегат Леро - В каменный мешок. Пусть лекари осмотрят всех и сделают что потребно, впрочем без излишнего усердия. Так чтобы до виселицы могли доковылять, большего не потребуется.
- Скотина.... сволочь... сукин сын... - хрипел Фарегат, на губах которого от ненависти и бессильного гнева выступила пена.
- Благодарю - холодно хмыкнул Рикард, и ничуть не пытаясь играть в рыцарственность с силой наступил каблуком сапога на тыльную часть его правой руки, которой тот как раз оперся о землю, надеясь не то перевернуться, не то встать, не то хотя бы принять не столь унизительно беспомощную позу. Наступил и перенес на ногу весь вес своего тела, буквально ощущая, как продавливаются под тяжелым, кованым каблуком тонкие пястные кости и как надсадно хрипит от боли их обладатель, еще сохраняющий остатки гордости настолько, чтобы не завыть, когда в глубине кисти что-то треснуло.
- Это, чтобы тебе не вздумалось обмануть судьбу и получить быструю смерть, потребовав суда Богов, капитан герцогской гвардии. Тебя ждет суд короля.

И только, когда двое солдат поволокли Фарегата прочь, а остальные, послав самого молодого из патруля за подмогой, принялись, не слишком церемонясь, обезоруживать и растаскивать остальных раненых, Рикард повернулся к стоявшему неподалеку Джерарду.
- Цел?

Посмотреть профиль
 
Джерард Бьято
леркер королевской армии
Джерард Бьято
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E_eeza1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza1427.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 351
Очки : 506


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Вс Июн 16 2019, 00:50
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
34

Отыскать среди месива из мельтешащих тел и сыплющихся стрел фигуру Леро оказалось делом сложным. Джерард постоянно отвлекался на смертоносное жужжание, хотя стрелы в его сторону почему-то не летели - будто вокруг леркера образовался невидимый защитный купол. Стоя прямо посередине этого зачарованного места, Джерард не без мрачного удовлетворения наблюдал, как методично и профессионально уничтожались солдаты, до сегодняшнего дня служившие его брату. Недостойное поведение разом лишило их уважения в глазах леркера. Одно дело - военная хитрость, и совсем другое - откровенная подлость. Раз уже завелась гниль - ее надо выжечь, иначе она будет распространяться все дальше и дальше.
Вот задумка Рикарда была поистине достойна того, чтобы попасть в анналы военного искусства. В главу "Как обращаться с теми, кто осмеливается брать в заложники самого легата". И задумано, и выполнено было безупречно.
Жужжание стрел улеглось - и почти сразу же двор заполнился людьми Рикарда. Джерарда развязали, и только тогда он все же увидел Рикарда, а рядом с ним...
Издав неопределенный злобный рык, Джерард бросился туда, собираясь хорошенько поколотить Леро, но, не дойдя буквально несколько шагов, остановился. Расправу вершил Рикард, и помешать ему - означало проявить черную неблагодарность, недисциплинированность и попросту бестактность. Леркер стоял достаточно близко, чтоб услышать и слова принца про казнь, и хруст раздавливаемых костей. И снова поразился мысленно предусмотрительности принца. Рикард умел видеть на несколько шагов вперед - искусство, Джерарду неподвластное. Хрипы Леро прозвучали для леркера прекраснейшей музыкой. Он проводил упертого мятежника довольным взглядом и посмотрел на главнокомандующего.
- Цел, - кивнул Джерард в ответ на его вопрос, - И восхищен мастерством лучников. Изящно сработано.
Джерард слегка склонил голову, как бы отдавая дань меткости стрелков, и в этот момент заметил, что Рикард ранен.
- Лорд главнокомандующий, вам бы лекаря, - проговорил Джер, - У вас вся нога в крови.
Посмотреть профиль
 
Арен Дисмор
Сын герцога
Арен Дисмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Aoa_ad1127.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. E__zoa1027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Oeea_o14
Репутация : 780
Очки : 1073


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1080/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (80/80)
Сообщение  Чт Июн 27 2019, 00:16
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
35

- Еще! - командовал Арен, и воздух наполнялся свистом стрел. Будто деревья, срубленные под самый корень, один за другим падали лансийские мятежники на площадь, воя от боли.
- Башня! - пояснений не потребовалось. Очередной залп стрел скосил желающих найти укрытие в каменных стенах. В такой суматохе, нарастающей панике от осознания, что попали в ловушку, люди пытались деться кто куда, но при каждой попытке их настигала кара.
- Трое остаются здесь, отрезают пути отхода для самых прытких, остальные живо вниз!
Лязг доспехов, быстрый спуск солдат. Слишком много ступеней, слишком сбито дыхание. У выхода Дисмор вооружился топором, остановившись ненадолго и переведя дух. Кровь приливала к лицу, бросало в жар, но он наслаждался этим, чувством вновь нарастающей ярости, удовлетворения от того, что их план удался.
Все произошло слишком быстро. Настолько, что Дисмор даже растерялся, оказавшись на площади. Половину раненых уже растащили подоспевшие на помощь солдаты, несколько человек взяли под конвой группу мятежников, только вышедших из башни. Хороший ход - отсидеться, посмотреть, что получится из затеи обрести свободу пройдя через полупустой, на первый взгляд, город. Повторять учесть тех, кто вместо свободы получил ранения от стрел, не хотелось, а посему лансийцы предпочли подождать. Думали, не зря - остались целы, и теперь имели все шансы вернуться к своим семьям, не давая предлога для задержания, но кэрские солдаты четко исполняли приказ.
Арен отыскал взглядом Рикарда и Джерарда, ковылявших к воротам, побежал в их сторону.
- Лекаря уже позвали - не то спросил, не то воскликнул ан-герцог, оглядывающих с ног до головы главнокомандующего, которому, кажется, досталось больше всего. - Ваш дальнейший приказ, милорд?

___________________________________________________
и о чем бы в песнях ни пелось
и о чем бы легенд ни слагали
но не знает никто куда делось
сердце лорда из северной дали
Посмотреть профиль
 
Рикард Авенмор
принц Астер.
Рикард Авенмор
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_eaoa10 27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1_izei10
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. 1292881027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Yeeeee1227.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Eaeuza14
Репутация : 498
Очки : 600


Здоровье:
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Ea1055/8027.02.1254. Сталь и Огонь: Падение. Diie10  (55/80)
Сообщение  Вт Июл 02 2019, 03:24
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
36

Рикард остановился, увидев бегущего к ним Арена, и как ни мало была приспособлена маска для выражения эмоций, но даже она словно посветлела, от засверкавших в ее прорезях глаз. Он схватил кузена за руку и сжал с силой, в которой, как и в голосе и взгляде сосредоточилась вся глубина признательности, которую испытывал, хоть и произнес вслух лишь два коротких слова.
- Спасибо, Арен.
Все так же не выпуская его руки он повернулся к Джерарду, чтобы рассказать ему, кто так блестяще реализовал задуманную ловушку, но не успел, и едва открыв рот снова нахмурился, глядя поверх плеча леркера на странную группу, которую вели к ним ощетинившиеся клинками солдаты. И лица и плащи явно выдавали ланских солдат, тех самых, из гвардии Хайстрена, находившихся под командованием Фарегата Леро. Но шли они сами, явно невредимые, а значит, не угодили под ливень стрел. Как же так? Неужели залп дали до того, как вся колонна вышла из башни, и те, кто шли сзади уцелели? Мгновением позже взгляд выцепил и вторую деталь - гвардейцы были безоружны, а конвоировавшие не несли в руках ничего лишнего, что можно было счесть за оружие пленников? Это как понять? Взяли под караул, заставили побросать оружие, и не подняли? Впрочем, задать вопрос он не успел
- Милорд, эти молодчики утверждают, что они пленники. - рыжебородый детина, командовавший нимом охраны похоже сам не сообразил, как по-дурацки звучит эта фраза, ага, конвоир цитирует своего пленника, констатирующего, что он пленник. Однако Рикард не улыбнулся, перевел взгляд на лансийцев которые, как по команде преклонили колено, и остались на месте, склонив непокрытве головы. Поднял взгляд лишь один, средних лет, человек, с заросшим седеющей щетиной лицом.
- Ваше высочество, мы солдаты гвардии Хайстрена. Мы честно служили милорду Бьято, как и обязывала нас присяга, но мы не принимали участия в том, что задумал наш капитан.
- Почему я должен вам верить?
Коленопреклоненный слабо развел руками, словно констатируя свое незавидное положение. Рикард уже начал догадываться, но не спешил, и жестом велев одному только говорившему подняться, смерил его взглядом.
- Кто ты? Речь выдает в тебе человека образованного.
- Меня зовут Левуд Мироле, ваше высочество. Я четвертый сын рыцаря Мироле, сэра Джонаса Седой Рог, из Оршира. Я был отдан воспитанником ко двору старого графа Уилла Рутланд, а достигнув совершеннолетия вернулся и был зачислен в гвардию Хайстрена еще до первой войны с логрийцами.
Рикард мимолетно кивнул, давая понять, что принял к сведению эту биографическую справку, но особого внимания ей не придал, история была более чем тривиальна. Младших, а то и старших сыновей неимущих рыцарей, чьи имена и прозвища были длиннее межевой черты их владений, было не счесть в замках любого лорда. Этим детям давали начальное образование, обучали, наиболее способные потом шли в оруженосцы, а потом, если повезет, сами могли сделаться рыцарями, а большинство отправлялось в гвардию того или иного лорда. Рикард был невысокого мнения о боевых возможностях такой "домашней стражи", что с лихвой подтвердилось во время логрийских войн, и то, что, рекомый Мироле сам шпор не носил и не именовал себя "сэр", свидетельствовало, что тот хоть и научен говорить как по-писаному, но ничем иным не выделился. Собственно, этому легат был рад. Он до сих пор доверял простым солдатам куда больше чем рыцарям и лордам.

- И что же ты хочешь сказать?

- Ваше высочество... - повторил тот настойчиво, словно хотел этим самым обращением своим все высказать, но потом запнулся, и закусил губу. Рикард не торопил, и солдат, воспоьзовавшись этим поспешил продолжить.
- Мы правда служили милорду Генриху не за страх, а за совесть! И даже когда он вздумал себя королем назвать.. А что нам еще оставалось делать, мы ведь присягали ему.

- Вы присягали и королю тоже, - заметил Рикард, впрочем, без нажима. Уж он-то прекрасно понимал, что для простого солдата нимер в казарме важнее леркера в штабе, и повиновение идет именно снизу вверх а вовсе не наоборот, то начальство, что поближе, а не то, которое повыше. Неправильно, конечно, и по букве закона все равно, не отступившиеся от изменившего королю герцога, тоже являются формально мятежниками, но понять этих бесхитростных рядовых, за то, что они повиновались непосредственному лорду, было можно.
- Да... - говоривший слегка стушевался, но тут встрял еще один, все так же стоявший на колене, под нацеленной на него алебардой.
- Да ты по делу говори! Развел, понимаешь, щей на морской водице! Вашсочество, ведь...
- Молчать! - рыкнул конвоир ткнув язычком алебарды в спину, отчего пленник крякнул, но Рикард взглядом заставил своего солдата молчать, и жестом велел подняться.

- Кто таков?

-  Шуан Сой, милорд, графство Оршир, деревня Алый Лес,  - привычно бодро отрапортовал тот, заученно выпрямившись, но тут же запнулся, и, почесав коросту на подбородке добавил, конфузясь -  Хотя по правде чаще прозывают Шу-Бузун, ну так отчего ж нет, коли по....

- Ты кажется хотел по делу что-то сказать? - оборвал Рикард уже готовый излиться поток слов

- Да... - "Бузун" смешался не хуже говорившего вначале сына рыцаря, под его взглядом, но тут же дернул себя за бороду и вскинул голову, доказывая тем самым преимущества человека простого перед образованным. - Только как же быть-то было нам, скажите на милость? Время - мутное, ничего не понятно, какая-то каша происходит, по берегам норкинги, драть их всем лесом, с какой-то радости форты жгут, народ из деревень бежит и чудь какую-то городит, куда бежать честному люду? Знамо дело, к лорду своему под крылышко, вот и побежали, а тут он еще и заяви мол королю-де, до нас, болезных, дела никакого нету, подкреплений вон, чтоб отбить карайки-то вражеские, он, вишь, не шлет, хоть два полных месяца как у нас тут эти безобразия творятся, бросил видать нас на произвол судьбы, а потому будем теперь мы сами по себе и от супостатов отбиваться и дальше как-нибудь сами по себе проживем, и потому будем как прежде Ланским королевством. Что ж делать-то было всем нам, а, спрашивается?

Глаза Рикарда блеснули. Осгард уже рассказывал про тот пир, и про то, в каком свете Генрих Бьято представил своему двору, и всему Лансу, подстроенные им же события. Но одно дело услышать подробности этого события от знатных сеньоров, которые, вполне возможно, почуяв перемену ветра, блюли в основном свои интересы, и совсем другое - вот такое запальчивое, полубессвязное пояснение простого малограмотного человека, дышавшее такой досадой, что не оставляло сомнений в искренности.
- Вот и служили! Кой гроган бы в такой катавасии надумал бы еще короля спрашивать? Чего, самолично что ли к нему бежать, да спрашивать, на кой вы нас, ваше величество, оставили? Завсегда как приучены лорду своему верить, еще дедами-прадедами, так и верили! И кой нам дело как его там прозывают, король там, герцог, али еще какой хрен с горы, кто за деревни наши заступится да разбой этот по берегам прекратит! Вот и служили! И вродь как здорово все было, и норкингов и след простыл и пожары прекратились, не иначе как убоялись, скоты, что накостыляем им враз по первое число, ни одной драки, путем, так и не дали, уползли к себе как только вооружились мы, да выступили их искать. А тут - бац, новая напасть, король про нас вспомнить изволил, да армия к нам с востока идет. Готовились мы ужо и вас приветить как следует, за то, что норкингам нас бросили на произвол судьбы, да явились лишь опосля, к шапочному разбору, да и тут все кувырком, буде оно неладно! - солдат смачно сплюнул в сторону. - Погань какая-то лорда нашего, говорят, и того, прирезала, и чего нам теперь было? Капитан как собрал, так и схоронились в башне, посмотреть, что за дело теперь складываться будет, да с какого боку мы теперь, так и сидели, друг на друга глядючи. Воевать вродь уж не за кого, старика-то нашего уже, фьють, нетути, так чего ж делать? И как теперь оно все будет? Думали выйти понемногу, как те, остальные, что не в гвардии, которые вовремя умом раскинули да рассосались кто куда по домам, да ток куда нам-то деваться, у нас, многих, поди, прежней жизни и не осталось, куда кто пойдет? Пока думали да гадали, да капитан уж надумал, сами знаете чего. Да токмо то что он надумал нам крепко не понравилось. Пока за старого Бьято воевать готовились, то понятно было, лорд наш, из веку, как полагается, а тут чего? Противу беренгаровых леркар за непойми что переть? Да еще когда удумал младшего лорда сцапать, вродь как заложником, так и вовсе поплохело, не дело это! Не по чести, да и не по уму, если разобраться. Вам-то зачем мятежника меньшого брата щадить? Вродь как незачем, а ну как спалили бы нас в той башне, всех, скопом, с мастером Джерардом заодно! - вояка с какой-то виноватой опаской покосился на Джерарда. - Уж шептаться стали, что капитан умом-де тронулся, а тут он возьми, да отчуди, сами знаете, чего... - теперь виноватый взгляд достался Рикарду, и простодушный малый неловко повел своими широченными плечами, явно ощущая неловкость, от того, что напоминал легату армии о его позорном пленении. - Наши многие шептаться стали. Ну, дурни, ж говорю, да простят боги, решили видать что и правда получится, прорвемся на свободу, а там, в Аспарию, али в Логрию, копье-то внаем хоть где сдать можно, да житье привольное вести... Размечтались, олухи. - он снова сплюнул, еще более неодобрительно - Да вот мы... этот вот краснобай недоделанный, что стоит тут, аки язык проглотил, и мы все, решили что не дело так. Одно дело что службу законную служили, и совсем другое - прикрываясь бывшим хозяином, открыто против короля пойти, да и драпать на разбойные хлеба куда глаз не смотрел. Да. Не дело. Да еще когда вы сказали, мол время даю сейчас, потом не дам - вот и решили, что будет с нас. Забрались обратно наверх, да когда все, кто за капитаном пошел, из дверей вышли, переждали чутка, чтоб и самим выйти, чтоб, значит, уже не с ними, а сами по себе, а там уж как кости лягут - то ли к вам, за обещанным... ну, значит, то что говорили там, то ли по домам, какие остались, то ли новому лорду служить... Так что не виноватые мы! - "Бузун" отрубил воздух ладонью в заключение, и с нажимом уставился на Рикарда, чуть ли не вызывающе.
Тот едва сдержал улыбку. Вся эта тирада, с ее безыскусным гневом и простотой ему понравилась, и теперь в окончательно прояснившихся мыслях стало спокойно. Хоть по букве закона эти люди и оставались виновны в нарушении первичной присяги, но справедливее и практичнее показалось ему поступить не по букве, а по духу, тем паче, что из таких вот отступников поневоле, получивших второй шанс, и получаются самые верные люди. Но расспросить их, тем не менее, следовало о многом.
- Понятно. - произнес он вслух, и поглядел на остальных. Пересчитал. Девять человек. - Поднимайтесь. Сейчас пойдете в казарму. По одному. Разделите их - прибавил он, бросив взгляд на нимера, - Чтобы не могли перемолвиться. Содержать по одному, строго но без зуботычин, и в чистоте. Едой и водой не обижать, свой брат солдат, сами знаете. Позже поговорю с каждым, а потом идите хоть на все четыре стороны, хоть к лорду Джерарду в гвардию, если он вас возьмет.
- А лорд Джерард… - начал было неудавшийся первый переговорщик с плохо скрытым восторженным удивлением, потонувшем в удивленном гуле и переглядывании, но разъяснений не последовало, и превратившиеся в конвоиров солдаты споро развели не сопротивляющихся пленников в стороны.

Рикард поглядел на друзей. Мгновения блаженной ясности еще владычествовали в уме, не давая ощутить ни жжения в ноге, ни холода, ни усталости, которая, он знал, стоит только послабить на секунду, и навалится непереборимой тяжестью, раздавливая каждую клеточку и тела и души. Не сейчас. Еще надо сделать много дел, очень, очень много...
Прежде всего наверное надо внутрь. Как же ненавидел он этот мокрый ланский ветер, он, привычный с детских лет к суровым морозам Дикого Берега, мерз в этой влажной хмари, прилипающей к костям, хуже, чем в самый трескучий, но здоровый и сухой холод Севера. И лекаря надо, да... Хотя судя по тому, что ногу уже не грела теплая струя, а хлюпанье в сапоге стало холодным и липким - кровь уже свернулась, а значит, рана хоть и жжется как прижженная углем, но неопасна. Выдергивать стрелу самостоятельно - нет уж, такие самоубийственные подвиги пусть герои легенд, вроде Роднала Неистового или Рыцаря-Лебедя вытворяют, им по песням положено. Лекарским делом лекарь заниматься должен, дойти бы только побыстрее, не выковыривать же ее тут на холоде. И, стоп, это в сторону, про ногу сейчас не думать, пусть себе жжется, раз идти не особенно мешает, пока доковыляем надо дальнейшие шаги представить, что зря время терять.
- Идемте внутрь, там все... - и не договорив, что подразумевал под словом "все" - лекаря, перевязку, отдых, чашу горячего вина, и прочее, чего сейчас представлять не следовало, он перескочил на главное, пока, хромая, шел до замка в сопровождении Арена, Джерарда и двоих солдат, один из которых уже успел сбегать в оставленную мятежниками башню, и принести бывшим заложникам их оружие.  - Арен, ты немедленно выедешь в столицу. Отправишься вместе с Леннардом, если он еще не уехал, оставишь его на переправе через Альму, а сам поедешь в замок, в качестве посланца с официальным известием о завершении мятежа. Такую весть не полагается везти простым гонцам, и в кои-то веки традиция нам на руку. Передав послание королеве, ты останешься при дворе, поскольку при тебе будут письменные полномочия от меня, принять, в отсутствие сэра Лаймора, командование королевской гвардией. Известие будет без уточнений, коротко, Генрих Бьято погиб от руки неизвестного, мы без боя взяли Хайстрен, более очагов мятежа в Лансе нет. Надеюсь, Эдмунд не забеспокоится, он может подумать, что заполучив замок без боя нам незачем было шарить по темницам, и его спрятанное сокровище не нашлось и не заговорило. Затем тебе и гвардия короля, это неусыпный надзор, принц крови не может и ветры пустить без того, чтобы они об этом не знали, они-то при членах семьи днем и ночью, к ним уже так привыкли, что обращают внимания не больше, чем на сундуки или шандалы. Вот и пусть присматривают, а при первом намеке на попытку к бегству, или на какую-нибудь выходку против королевы, или Вивиан, или еще кого-нибудь - схватить без колебаний. Дисциплина у них получше, чем у моих стрелков, с моей подписью они будут повиноваться тебе не хуже, чем сэру Лаймору. Знаю, твои парни тоже хороши - прибавил он с легкой улыбкой, не желая обижать чувств кузена - Но в королевском замке от нормерских вояк толку будет мало, воевать там не с кем, а следить за принцем, и уж, тем паче, схватить его, если придется, им не по чину. Задача такова - Эдмунд должен цел и невредим, и не причинив никому вреда наличествовать в замке к тому времени, когда я подойду туда с армией, пленниками, и полностью разобранным делом, готовым для суда, и туда же вернется король. А уж будет ли он на свободе и ничего не подозревать, или все знать и сидеть в темнице - не имеет значения.

Конец его речи услышал Леннард, выходивший им навстречу из портала главного входа, когда они подходили к нему. Юноша был бледен, губы были плотно сжаты, глаза горели тревогой, но кронпринцу хватило выдержки подождать, когда вся троица вошла в холл, и в поднявшейся суете, где обоим раненым тащили кресла а сухонький человечек с неправдоподобно маленьким носом напротив, настойчиво требовал обоим пройти куда-то.... явно лекарь, явно собирался приступить к своим обязанностям... Рикард отмахнулся от него как от мухи, едва заслышав дрожащий от сдерживаемой бури голос брата.
- Мне доложили. Что с ними будет? Судилище с таким количеством обвиняемых, мы застрянем тут надолго, надо....
- Несколько дней, и не мы а я. Вы уезжаете, ваше высочество, и немедленно.
Хоть Рикард и звал брата на "ты", чем отличал лишь самых близких друзей, но в присутствии посторонних неукоснительно соблюдал положенный церемониал.
- Несколько дней.... значит здесь суда не будет? Но разумно ли тащить с собой в столицу такое количество обвиняемых?
- Будет дознание. Мне нужно знать, сопутствовал ли кто-нибудь из подчиненных Леро на его пути на острова и обратно, и в налетах на форты.
- А если нет?
- Тогда им повезло, и я их просто повешу. - Рикард пожал плечами, подзывая одного из оторопевших слуг, взиравших на эту суету и страшные, непонятные большинству, разговоры с непониманием и опаской. - Эй, малый, пюпитр для письма, живо.
Леннард замер, и почти прошептал.
- Всех? Полторы сотни! Может и больше! - в его голосе слышалось недоверие. - У нас нет доказательств того, что они участвовали в мятеже... Ты не можешь...
- Всех, если не участвовали  вместе с Леро в налетах на форты - уточнил Рикард, подняв на брата взгляд, холодный и твердый как сталь. - Те, кто виновен лишь в попытке прорваться с использованием офицеров королевской армии в качестве заложников, будут лишь повешены. Но те, кто по итогам допросов окажется замешан и в норкингских налетах, так дешево не отделаются.
Кронпринц посмотрел на брата не то с ужасом, не то с отвращением, но сжал губы и, после паузы кивнул. Ему, чтущему  традиционный  закон превыше всего, такое, урезанное рамками военного положения, обращение с ним было тягостно, но возражать было нечего. Хоть по церемониалу наследник престола занимал более высокое положение в иерархии, чем его хоть и старший, но отрекшийся от престола брат, но в военное время (а официально военный протекторат в Лансе еще не был снят) легат армии имел решающее право.
Он молчал. Рикард, тем временем, принял у подбежавшего слуги перо, и, поправив бумагу на удерживаемом им пюпитре, принялся писать обещанные Арену полномочия. Как-то незаметно но суета вокруг схлынула, после того как оба раненые сели, хлопотать вокруг них было незачем, и каждый занялся своим делом. Вокруг принцев образовалось почти пустое пространство, в котором слышать их могли лишь Арен, Джерард, усаженный в другое кресло, слуга, осторожно срезавший с него сапог, сухонький лекарь, не переставая бормотавший что-то, и другой, державший для легата пюпитр, и старавшийся не трястись.

Леннард молчал, крепко сжимая губы. Он понимал, что без этой меры наверное и правда не обойтись, но все равно, мысль о почти двух сотнях веревок была для него дика. Тяжело дается впервые ощутить в действии власть, когда она есть необходимость карать. Одно дело - слышать об этом. Знать. Просто - знать. Находись он сейчас в столице и услышь о решении Рикарда лишь в донесении - одобрил бы безо всякого сомнения. Ведь там эти люди - лишь буквы на бумаге. А здесь - люди. Он их видел. Видел как их вели, некоторых волокли, а кое-кого и несли. Люди, которые должны умереть, и не в бою, и не от болезни, а от чьего-то решения. Ведь и правда должны, он понимал.

- Наверное, лучше, если это объявлю я? - предложил он совсем тихо, и так неуверенно что показался вдруг намного моложе своих лет. - Все-таки...

Рикард молча покачал головой. Дело было не в демонстрации власти, но объяснить свои причины Леннарду он не мог, да и вообще никому. Ланс должен был остаться подвластным Кэйранду герцогством, с лояльным короне правителем, и лояльным народом. А правителя должны не только бояться, но и любить. И пусть даже вынесенный приговор, при всей его жестокости, по сути своей справедлив - озвучивать его кронпринц не должен. Человека, спокойно обрекшего на смерть полторы с гаком сотни человек, не смогут любить в тех краях, откуда родом были приговоренные. Рикарду, с его репутацией терять было нечего, но Леннарда даже от коссвенного участия в вынесении приговора мятежникам следовало оградить.
- Вы уезжаете немедленно, ваше высочество. - повторил он вслух, и таким тоном, что наследник престола не стал спорить.

Через час Леннард и Арен покинули Хайстрен, в сопровождении небольшой свиты, на хороших лошадях, с заводными. Всю ночь велись расспросы пленных. Кто-то отвечал по доброй воле, кто-то бранился, кто-то молчал. К помощи заплечных дел мастеров прибегать было строжайше запрещено, да этого и не требовалось. Пленных, с учетом и сдавшихся добровольно, было достаточно много, чтобы даже среди заговоривших путем простого опроса и сличения данных определить тех, чьи имена назвали два или более человек. Таких оказалось двадцать четыре. Двадцать четыре человека из числа хайстренской гвардии, сопровождавшие Фарегата Леро на Дартские острова, вернувшиеся с ним, и находившиеся при нем во время налетов на форты, номинально - в качестве личной охраны от возможного неповиновения наемников, на деле же, коль скоро никакого неповиновения не было, полноценных участников резни.

А на следующее утро Рикард во всеуслышание огласил приговор.
Девятеро сдавшихся безоружными были помилованы от имени короля и отданы в распоряжение наследника герцога Бьято, коим от имени короля назначается Джерард Бьято, с правом этому, последнему, поступать с раскаявшимися мятежниками по своему усмотрению.
Сто шестьдесят восемь человек, виновные в попытке прорыва с использованием заложников были приговорены к повешению, и без долгих околичностей повешены немедленно после оглашения.
Двадцать четыре человека, свидетельскими показаниями уличенные в участии в налетах на королевские форты были посажены на кол, с правом последней милости по истечение двух часов.
Фарегат Леро и Изабель Бьято передавались королевскому правосудию в столице, и подлежали отправке в Аллантар в закрытых повозках и в цепях.
Графство Лерран было взято под королевскую руку вплоть до особого распоряжения короля, бароны Ланса же, поддержка мятежа которыми была сомнительна, но недоказуема, обязывались контрибуцией рекрутами из своих семей в королевскую армию на общих основаниях, с обязательной службой этих последних вне пределов Ланса.

- Эпизод завершен -
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
37

 
 
27.02.1254. Сталь и Огонь: Падение.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние Devil's Harvest
Borgia .:XVII siecle:. Francophonie Айлей
Разлом Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL