ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 13.12.1253 Тайна озера Этайн. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Марвин
Странствующий бард
Марвин
Репутация : 518
Очки : 784


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 05 2018, 20:21
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
1


Дата, время: 13.12.1253г.
Место действия: берег озера Этайн, графство Веден, Вестмор
Участники: Келгар, Марвин
Предыстория/суть темы: Узнав ошеломляющую новость, бард понимает, что ему совершенно некуда торопиться, и решает отправиться вместе со своим новым другом на поиски новых приключений к одному из самых живописных озер Кэйранда - к озеру Этайн. Он даже не подозревает, как близок к новым открытиям, впечатлениям и приключениям.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
Марвин
Репутация : 518
Очки : 784


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 05 2018, 21:06
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
2

- Чтоб мне в бездну провалиться, фахановы яблоки мне в печенку, пьяного бохана мне в ...! - иных слов для выражения восхищения Марвин подобрать не смог. В самом деле, то, что он сейчас видел перед собой, хоть и достойно было куда более красочных славословий, вызывало такие сильные эмоции, что подобрать средства для их выражения было попросту невозможно - о них хотелось высказаться немедленно.
Перед бардом простиралось величественное и суровое озеро Этайн, многократно воспетое в балладах, озеро, с которым было связано бесчисленное количество легенд и слухов. Прихваченное с краев льдами, окруженное заснеженными скалами, в середине оно и не думало замерзать. Пробившиеся сквозь набрякшие от снега тучи солнечные лучи заставляли берега и скалы искриться и переливаться всеми цветами радуги. Казалось, что озеро специально к приходу барда решило показать себя с самой выгодной стороны, чтобы он восхитился как следует и сложил очередную балладу в честь красоты озера Этайн.
- Итить-колотить... - вдохновенно прошептал Марвин и, понаслаждавшись еще немного заснеженной красотой, почувствовал, что замерз, и дальнейшее любование может обернуться для него охрипшим голосом и безобразно покрасневшим носом. Тогда он вернулся к костру, возле которого бессовестно оставил хлопотать Келгара.
- Чем тебе помочь? - спросил Марвин приятеля, когда увидел, что ужин уже готов, а костер ярко пылает. Получив ожидаемый ответ, что ничем, Марвин кивнул с видом - мол, ну вот, а так хотелось помочь - и принялся набивать трубку. Взгляд его сделался привычно-тоскливым, и он печально выпустил в темнеющее небо первый клуб дыма.
Но печали Марвин уже не ощущал - хотя, по всем общепринятым законам, уже должен был либо порываться броситься со скалы в бурное... ну хорошо, не бурное, а вполне спокойное в это время года озеро, либо бежать со всех ног в Эламену с криком "Я верну тебя, любимая!", размахивая на ходу раздобытым где-нибудь с оказией мечом. Ведь недавно, в одном Вестморском трактирчике под говорящим названием "Путь Червя", он услышал разговор двух торговцев, которые приехали в Вестмор продавать Эламенский мед. Новость была страшной, жуткой, она ломала все планы барда, лишала его надежды на счастье, и... и одновременно освобождала. Оказывается, граф Тераден скоропостижно умер, причем не сам умер, а с помощью неизвестных негодяев. А его дочь, обещанная покойным графом Марвину в жены, уже обручена, и не с кем-нибудь, а с герцогом Эламенским*.
Причин торопиться в Эламену у Марвина больше не было, желания туда направляться - тем более, и он решил осуществить свою давнюю мечту - встретить первый день нового года в одном из самых загадочных мест Кэйранда, благо, они находились от него, можно сказать, в двух шагах. Почему охотник согласился его сопровождать, Марвин не думал. Он просто радовался, что охотник пойдет к Этайну вместе с ним.
Первые пару дней Марвин искренне горевал по утраченному счастью. Выражалось это горе в мрачном, устремленном в никуда, взгляде, огромном количестве выкуренного табака, непрерывных вздохах и заунывных песнях на привале. На третий день Марвин, проснувшись, вдруг осознал, что он снова свободен, волен идти, куда хочет, делать, что хочет, и никто никогда не сумеет его закрыть в четырех стенах и обвесить обязанностями до конца его дней. Это открытие Марвина приободрило, но он посчитал, что будет слишком легкомысленно прекратить горевать так скоро, и продолжал разыгрывать безутешную тоску.
Вот и теперь, докурив, Марвин, наскоро проглотив несколько кусков мяса, подхватил новенькую лютню и, проведя несколько раз по струнам, затянул песню про трех воронов, которые сидели в ряд и договаривались, как им поклевать павшего в бою воина, ведь тело караулит верный пес, не менее верный конь, и уж совсем верная жена.
----------------------------
*Купцы тоже люди, им охота посплетничать, и за достоверность их сплетен никто, кроме купцов, ответственности не несет
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Ноя 14 2018, 01:24
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
3

Келгар, с трубкой, устроился полулежа на охапке душистого ельника, опираясь на локоть и, со стороны казалось бы, дремал с полуприкрытыми глазами, если бы не струйки дыма, и едва заметный намек на улыбку, время от времени угадывающийся в уголках рта. Ему было хорошо здесь.
Путешествовать вместе с бардом оказалось интересно и непривычно, и если Марвин и удивлялся тому, что охотник оставался с ним а не ушел куда-то по каким-то своим делам, то сам он и не собирался никуда. Ему был интересен и сам бард, и чем больше охотник узнавал его, тем больше симпатизировал, и удивлялся - той смеси несочетаемых качеств, которую представлял собой Марвин, в частности, любопытствуя такой смеси кажущегося слабодушия, и неожиданного, хоть и глубоко запрятанного мужества, которому он был свидетелем в шахте.
Да и то, что Марвин был бардом - приносило дополнительное удовольствие от совместной дороги, которое не приедалось и не теряло остроты. Каждый вечер после ужина у их костра звучали песни и баллады, которые Келгар очень любил слушать. Ему, конечно и раньше доводилось коротать дорогу с самыми разными людьми, и, случалось, на привалах тоже звучали песни, но одно дело - то, что и как поют полупьяные охотники, браконьеры да наемники, и совсем другое - пение барда. И не в трактире или на городской площади, где гомон голосов, стук, хохот и прочие шумы заглушают слова и музыку, а вот так, в тишине, под морозным холодным небом, под тихое потрескивание костра.
Келгар любил поговорить, пошуметь, посмеяться, рассказывать и слушать разного рода байки и истории, не дурак был и выпить и за девками приволокнуться, но, как-то неожиданно оказалось что баллады барда, приносят удовольствие совершенно особого рода, и ощущение, что непостижимая тайна человеческих душ вот где-то тут, совсем рядом, касается слуха, так, что кажется, вот-вот и откроется...
Так что он слушал и слушал, расслабленный, весь погрузившись в слух, лениво попыхивая трубкой, и блаженствуя от безделья и отсутствия необходимости куда-то торопиться.
Было приятно осознавать, что завтра не надо снова пускаться в путь, и побыть ради разнобразия, на одном месте какое-то время. Стоянка, которую они разбили над озером, как нельзя лучше подходила для этого. Скалистые утесы, окружавшие Этайн изобиловали трещинами, расселинами и пещерами, в одной из которых они и обосновались, устроив удобные постели из еловых веток, укрытых дорожными мешками, и выстлав пол для тепла сухим тростником. Разводить костер в пещере не стали - свод ее был сплошным, а вход - низким, и дыма от такого костра внутри было бы куда больше, чем тепла. Зато небольшая плоская площадка у входа, подходила для этой цели как нельзя лучше. Она нависала прямо над озером, открывая с высоты двадцати с лишним футов превосходный вид, не заслоненный даже вездесущими кустами ежевики. Здесь было и довольно мелкого каменистого песка, чтобы оттереть котелок и руки от жира, без надобности лезть вниз по тропинке к озеру, так что довольно было лишь расчистить с нее снег, оградить камнями круг для костра, и набросать пару охапок ельника вместо кресел, и, несмотря на ночной морозец и мелкий снежок, было сухо и тепло.
Добычи в лесу водилось вдосталь, как Келгар уже успел убедиться сегодня днем, так что перспектива провести на этом месте с десяток дней его более чем устраивала. Так что он слушал, расслабленно и с удовольствием, временами улыбаясь некоторым строчкам, и только когда бард умолк - полностью открыл глаза, в которых плясали золотые отсветы костра, и полюбопытствовал.

- Скажи-ка, а чего это рядом с ним вдова делает? Вроде ж на войну жен тащить не положено.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
Марвин
Репутация : 518
Очки : 784


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Ноя 14 2018, 02:26
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
4

Если было в этом мире что-то, что Марвин любил больше пения и дальних странствий без определенной цели, то это - долгие, неспешные разговоры на отвлеченные и возвышенные темы. Жаль, не со всеми получалось их вести. Но в Келгаре бард нашел неоценимого собеседника. А самым удивительным было умение охотника слушать. За свою жизнь Марвин повидал немало слушателей. В основном это были слушатели ради удовольствия и развлечения. И слушали они не Марвина, а будто бы сами себя. Плясали или плакали, пили или спали под звуки его лютни - но в суть баллад обычно не вникали. А Келгару было интересно разбираться и вникать, и порой он находил такие моменты, на которые и не сразу сообразишь, что ответить.
Каждый раз, когда Марвин не был уверен в том, что знает правильный ответ, он пускался в отвлеченные рассуждения.
- Друг мой Келгар! - высокопарно начал бард, отложив лютню и растянувшись на еловых лапах. - Понимаешь, пространство, в котором происходят действия баллад, несколько отличается от действительности. Там живут говорящие птицы и звери, там очень быстро происходят события, но самое главное в балладах - это то, что там повсюду образы и иносказания. Взять нашего воина. Это не просто воин. Это - мужик. Сильный, храбрый - воин, короче. Все таким хотят быть, несмотря на то, что в балладе он помер. То есть, воин - не просто воин, а символ. Мужества и доблести. Чести и верности - он ведь на поле боя умер, как и положено настоящему воину. У такого воина не может не быть возлюбленной или жены. Это основное правило сложения баллад, дружище. Тебя ведь слушают и мужики, и бабы. Мужики должны представлять, как они, такие все отважные и непобедимые, тоже рванут в бой, а бабы - как они, такие все распрекрасные и нежные, будут ждать своего героя с войны. Или обнимать его, вернувшегося с победой. Или скорбно склоняться над его поверженным челом, а окружающие будут смотреть на все это и восхищаться силе их любви и преданности. Понял? Итак, образ вдовы - тоже символ. Он у нас обозначает великую силу любви, ну и по совместительству нежную деву. С воронами все понятно - это сама Смерть, которая склоняет голову при виде того, как сильно ценили воина его друзья и возлюбленная, как они преданы ему и как скорбят о том, что он умер.
Произнеся этот длинный монолог, Марвин вновь потянулся за лютней и, тихонько перебирая струны, подытожил:
- Нельзя в балладе без бабы, если короче. В героической - нельзя. Неинтересно будет. Я вот сейчас тебе еще одну спою, а ты представь, что в ней не было бы бабы.
И Марвин запел уже знакомую охотнику балладу про славного Дарри Мора, который завоевал на турнире серебряную стрелу, а потом преподнес ее в дар красавице-дочке герцога. А сам ушел в леса с тоской во взоре и скромным мешком монет за плечами, роняя в мох скупые слезы безутешной печали.
вот песня про трех воронов:
 
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Ноя 14 2018, 16:33
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5

Людишки звали это озеро Этайн. Рагна не стала придумывать ему другого названия. Иногда и ничтожные твари способны на что-то полезное, хоть это нисколько не оправдывает их существование.
Озеро было прекрасным: огромным, синим, чистым и полным самой разнообразной рыбы. Рагна давно уже облюбовала его для собственной личной резиденции и частенько прилетала сюда, когда хотела тишины и спокойствия. Здесь, в скалах, подступавших к самым берегам озера, была ее тайная пещера. Чтобы попасть в пещеру, нужно было нырнуть в озеро поглубже и долго плыть под водой по ориентирам, который знала только Рагна. В пещере был высокий свод, причудливо спускающиеся с потолка сталактиты, игравшие и переливавшиеся в свете гнилушек, которые Рагна таскала сюда специально, чтобы любоваться этим зрелищем. Тишина и мерцание сине-голубого цвета действовали на Рагну расслабляюще. После визитов в пещеру белая королева делалась гораздо спокойнее и рассудительнее, в ее рогатую голову приходили вполне разумные мысли и свежие решения.
Пещера в скале у озера Этайн была поистине волшебной.
Драконица лежала у самого края воды и раскладывала вновь принесенные "сокровища"-гнилушки. Их нужно было приносить снова и снова, потому что старые постепенно гасли. Иногда в пещеру заглядывала луна - через небольшое отверстие в своде, куда едва бы протиснулась голова Рагны. Но луна была капризным созданием, и светила далеко не каждую ночь, которую Рагна проводила в своей пещере. Поэтому приходилось заботиться об освещении самой.
Наконец, выложив светящиеся синеватым светом кусочки в странную фигуру, Рагна осталась довольна и, сладко вздохнув, положила морду на вытянутые вперед лапы. Ей было хорошо, сытно, уютно и приятно. Она была дома.
Драконица прикрыла свои синие глаза, которые светились в темноте даже ярче гнилушек, и начала потихоньку дремать. Было так тихо, как бывает только зимой, когда все вокруг замирает в сонном оцепенении...
Резкий и донельзя неприятный звук раздался, казалось, у самого уха королевы. Не понимая, что происходит, драконица встрепенулась и открыла глаза. Звук повторился, снова и снова. Рагна ошеломленно повертела головой - неужели среди гадких людишек нашелся какой-то идиот, который проник в ее пещеру и теперь пытается разбудить? Но в пещере никого не было, она отчетливо это видела.
А звук не прекращался. Он прервался лишь ненадолго, и Рагна обрадовалась было, но рано. Звук возобновился - точнее, это была целая куча звуков, и издавались они по какой-то определенной системе, но не перестали от этого быть отвратительно громкими. От любимой королевой тишины не осталось даже воспоминания.
Что за ерунда? Кто посмел?
Белая приподнялась на двух лапах и принюхалась. Пахло костром и жареным мясом. И немного еще чем-то странным, вроде жженых листьев. И пахло сверху.
Цепляясь за своды пещеры, кроша сталактиты в пыль, разозленная драконица подобралась к самому верху и, не имея возможности высунуться и осмотреться, внимательно прислушалась.
Это был, несомненно, какой-то особенно наглый человечишка. Непонятно, зачем он притащился в разгар зимы на берег Этайна и зачем издавал эти ужасные звуки, но ясно было одно: наглеца нужно было немедленно уничтожить вместе со всеми его проклятыми звуками.
Спустившись к воде, Рагна без промедления нырнула. В воде звуков уже было не слышно, но Рагна знала, что, стоит ей вынырнуть - и они возобновятся. Это ей мешало и нервировало. Ее секретное убежище должно быть тихим всегда!
Белая вынырнула, ломая головой не успевший хорошенько схватиться лед, у самого подножия скалы, на которой устроился шумный человечишка. Что ж, уродец, самое время немного тебя утопить.
И Рагна принялась карабкаться вверх по скале, цепляясь когтями и помогая себе хвостом.
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Ноя 21 2018, 01:49
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
6

Келгар с сомнением приподняв бровь выслушал это объяснение, в котором не понял и половины. Все-таки непостижима эта манера большинства людей пытаться объяснить простое - сложным, а сложное- простым. Ведь как красива и достоверна была картина, нарисованная воображением под мерные и мрачные звуки баллады о воронах, и зачем пытаться заменить четких воронов, собаку, женщину и воина на какие-то туманные трактовки? Он честно пытался это понять, собственно, затем и расспрашивал, но получалось не очень. А вот балладу про Дарри Мора слушал даже с бОльшим интересом, чем в первый раз. Еще бы. Одно дело, когда персонажем баллады является какой-то неизвестный, или и вовсе придуманный человек, и совсем другое - когда с этим самым человеком и подраться успел и по подземельям полазить, и с баггейном переведаться, и в подземной ловушке сидеть в кромешной темноте, ожидая конца.

Интересно было настолько, что он даже про трубку свою забыл, отчего она, разумеется погасла, но раскуривать ее заново он и не подумал, с любопытством слушая и прикидывая - кем могла бы быть та самая девица, и что она потом сделала со своим подарком. Слушал с таким азартным вниманием, что не услышал ни хруста далеко внизу, ни шороха и характерного шелеста по камням, на которые в иное время обязательно обратил бы внимание. Язык аж чесался от целой дюжины вопросов, и он аж подался вперед на своей охапке, уже не развалившись, и сидя, оперев предплечья о колени, так, что огонь почти лизал кончики его свесившихся вниз пальцев, пока он ждал, когда бард допоет и можно будет вывалить эти вопросы на его голову.

Но допеть бард так и не смог. Как раз на самом интересном месте - где Дарри Мор передавал стрелу безымянной девице, что-то хрустнуло у самого края площадки, на которой они сидели. Как раз за спиной у Марвина взметнулось что-то белое, блеснувшее опалом и перламутром в ночной темноте, отразив свет костра, барда с силой дернуло назад спиной, как рыбу на крючке рыбака, и он во мгновение ока исчез за краем площадки, обрывавшейся вниз в озеро с высоты не менее сорока футов. Только оброненная им лютня и осталась лежать у края.

Охотник с невнятным возгласом вскочил на ноги, кинулся к краю, ошеломленно глядя вниз в темноту, и с яростной бранью принялся с неимоверной скоростью стаптывать с ног сапоги.
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Ноя 21 2018, 16:19
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
7

Стоило выглянуть на площадку - и в глаза плеснуло ярким - человечишка развел костер. Хозяйничал здесь, будто у себя дома, мерзавец! Рагна моргнула, прищурилась - и сразу увидела пакостника - он сидел спиной к обрыву и, что самое отвратительное, продолжал самозабвенно драть горло. Голоса у людишек обычно тоненькие и слабые, но голос этого червяка многократно отражался от скал и оттого казался громче.
Схватив паскудника, Рагна расправила крылья и сорвалась со скалы, направляясь к центру озера. Просто взять и раздавить эту мелочь было бы слишком милостиво. Драконице хотелось, чтобы ничтожество осознало в полной мере степень своей наглости, хорошенько испугалось и помучилось как следует перед смертью.
Сделав несколько сильных взмахов крыльями, Рагна взвилась над озером, мирно дремавшем в ласковом свете луны. Та же луна превратила чешую Рагны в жидкое серебро и, мельком взглянув на свое отражение в озере, драконица осталась донельзя довольна этой красотой. "Человечишке несказанно повезло, - думала королева белых, неся свою крошечную добычу над озером. - Картина, которую он увидит перед смертью, будет для него слишком хороша".
Расстелив крылья в воздухе, Рагна начала медленно планировать к поверхности озера.
- Почему ты больше не поешь, червяк? - издевательски поинтересовалась белая, подняв лапу с зажатым в ней человечком прямо к морде. - Ты же только что так звонко голосил на моем озере. Можешь продолжать, у тебя есть ровно минута. А потом я тебя отпущу!
И Рагна, вытянув лапу с человечишкой, застыла в воздухе, трепеща крыльями, точно огромная бабочка, наглядно демонстрируя бедолаге, какая его ждет судьба. Она могла бы, конечно, всего лишь покрепче стиснуть его в лапе, но ей не слишком хотелось пачкаться в том, что останется после этого. Пусть утонет. Так он еще дольше помучается.
- Передумал петь, да? - рявкнула она на все озеро, легонько тряхнув лапой, отчего голова человечка весьма активно замоталась из стороны в сторону.
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Ноя 22 2018, 01:43
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
8

* совместно

- Какого….
В непонятный вопрос вместилось и недоумение и ругательство и злость и нетерпение. Да, потом он будет гадать - что делал белый здесь, глухой ночью, так далеко от Северных гор, один ли он здесь или нет, с какого перепугу напал на обычных путников у костра, но не сейчас.
Не было времени, нельзя было упускать его из виду, даже думать некогда было, что там с бардом творится, только и осталось времени, что в несколько мгновений стоптать с ног сапоги, отшвырнуть куртку и броситься вдогонку - распластавшись в воздухе вниз с утеса, точно вознамерился устроить самый зрелищный в своей жизни нырок.
Нырка не последовало - в один короткий треск разлетелась в клочья вся его одежда - от котты до брейлов, развернувшиеся крылья, остановили падение в нескольких футах от подернутой разломанным ледком черной поверхности воды, и он помчался следом за скользившей над гладью белой тенью, по диагонали забирая вверх, чтобы оказаться над похитителем. И уже с силой пикируя на изящную серебристую спину, разглядел, что это вовсе не “он” а “она”, хоть особой важности это не имело.


Страшной силы удар в спину швырнул Рагну вниз. От неожиданности белая выпустила уже ненужного человечка и сама рухнула бы в воду следом, но у самой поверхности ледяной воды успела сделать несколько взмахов крыльями и снова подняться, разворачиваясь при этом, чтобы разобраться с тем, что ее толкнуло. И зарычала злобно, потому что в небе над ее озером парил враг.
- Крассссссный! - проговорила Рагна, пытаясь облететь ненавистного врага по широкой дуге. - Ты что здесь забыл?! Это - мое озеро! Я прилетела сюда первой! Ищи себе другое место для охоты!
С каким бы удовольствием Рагна вцепилась бы сейчас ему в глотку зубами - и рвала бы ее до тех пор, пока тело врага не перестало бы дергаться... Но бросаться в одиночку на красного дракона для белого - самоубийство. Эти твари гораздо сильнее, больше, и к тому же, плюются своим проклятым огнем.


Значит не ошибся. Проклятье.
Он коротко зарычал, взбивая воздух сильными ударами крыльев, от которых по воде пошли, расходясь кругами, черные волны, и поворачиваясь на месте в воздухе так, чтобы держаться головой к белой
- Не тррогай его! Не смей! Уходи!


Несмотря на то, что белая была готова к любой неожиданности, слова красного ее удивили. Не трогать? Его?! Кого его? Неужели того подлого червяка?
Разумеется, красные предатели всегда отличались своим странным отношением к этим мелким гадам, но чтобы до такой степени? Ради какой-то мелюзги устраивать драку?
Белая забыла об осторожности. Синие глаза сверкнули ненавистью.
- Как трогательно - красный дракон защищает жалкого слизняка! - зашипела Рагна, показывая красному пустые лапы и выпуская когти. - Хочешь спасти его - так ныряй в озеро, следом! Вы все - такие же жалкие слизняки! И мы докажем вам это!
И, не давая красному опомниться, Рагна с визгом бросилась вперед, норовя попасть когтями в глаза врага.


Вид пустых лап заставил его камнем ухнуть вниз, переворачиваясь в полете, и, пожалуй, только это и спасло его от неожиданного броска. Когти белой скользнули по чешуе на загривке, а через мгновение холодная вода озера зашипела, исходя паром, соприкасаясь с багрово-черной чешуей, а глаза окутала сплошная черная бездна ночной, глубокой воды.
Проклятье… где же Марвин… Искать человека в этой пучине - все равно что иголку в стоге сена, как любят говорить люди. Да еще ночью. Да еще когда вода такая холодная, что человек в ней и нескольких минут, наверное, не продержится, не говоря уже о том, чтобы доплыть от центра озера к его краю… Да еще когда там, сверху, осталась белая, которая чувствует себя в воде не хуже любой рыбы, и как бы не попыталась воспользоваться этим, пока он тут пытается высмотреть что-то в черной воде. Зрачки расширились до предела в надежде выцепить хоть малейшее белое пятно - лицо, руки, хоть что-нибудь, и он вертел головой, силясь охватить взглядом все пространство вокруг себя и под собой. Искать на поверхности даже не пытался - раз не увидел человека с воздуха, наверняка он еще не вспыл, а своим нырком в озеро он поднял наверняка такую волну, что даже если Марвин и умудрился всплыть в эти короткие мгновения, то скорее всего его снова накрыло с головой. Проклятье, и ведь даже не знаю умеет ли он плавать. В этой холодине, да еще в сапогах, и во всех этих слоях зимних одежек, они ж на дно потянут не хуже любого камня.
Из ноздрей, вместе с утробным гулким рычанием вырвались струйки пара, обращаясь в воде в целые грозди взмывающих вверх пузырей
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
Марвин
Репутация : 518
Очки : 784


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Ноя 22 2018, 01:51
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
9

Испугаться Марвин не успел совершенно. Только что сидел, пел - и вот уже улетел в ночь, а вокруг него сомкнулись странные здоровенные... пальцы? Перед глазами Марвина пронеслась, стремительно убегая вверх, темная скала, потом вдруг она замерла и начала двигаться вниз, а еще потом Марвин внезапно увидел все озеро Этайн целиком, торжественно и печально залитое лунным светом, и только в одном месте ярко горела оранжевая точка - их костер.
"Неужели торговец спутал мешочки... а хороший табак! - восхитился Марвин. - Вот это забирает! Интересно, а с Келгаром то же самое, или он что-то другое видит?"
Ощущения были вполне реальными: и свист ледяного ветра в ушах, и шершавость обхвативших его пальцев, и странный запах, который не поддавался никакому определению, но инстинктивно очень пугал. Одно лишь озеро казалось теперь нереальным, слишком маленьким и далеким.
Это продолжалось недолго, а затем Марвин вновь стал снижаться.
"Отпускает, - почти пожалел бард. - Сейчас к костру вернусь. Хотя я бы еще полетал..."
И вдруг...
Его куда-то поволокло, и Марвин увидел прямо перед собой жуткую, огромную, безумно клыкастую пасть, которая впридачу еще и заговорила с ним.
-Ааааа! - в панике заорал перетрусивший бард. - Хватит с меня!! Келгар! Разбуди меня! Мне мерещится жуткая образина! Ой, мамочки, она еще здоровее, чем можно было... еще и хвост! Келгар! Меня не отпускает!
И вдруг его отпустило - в прямом смысле этого слова. Пролетел Марвин совсем немного - и плюхнулся в ледяную воду. Холод охватил его со всех сторон, одежда, мгновенно ставшая невероятно тяжелой, потянула на дно, хоть Марвин и принялся сразу же отбиваться от воды и руками, и ногами. Почти не думая, на одних инстинктах, Марвин дернул в стороны завязки плаща, освобождаясь от него, и сразу почувствовал, что ему стало значительно легче. Теперь бы еще вздохнуть...
Марвин что было мочи принялся выгребать вверх, туда, где видел бледный и призрачный шарик, светивший ему и будто помогавший этим светом. И вдруг этот шарик закрыла чья-то огромная тень.
"Не доплыву, - вдруг понял Марвин с каким-то безнадежным спокойствием. - Не хватит воздуха. Уже не хватает."
Синие и черные круги поплыли перед глазами, в ушах, забитых водой, раздался нестерпимый звон, и рот в отчаянной попытке вздохнуть раскрылся будто сам по себе. Вода ворвалась в легкие Марвина, мир в последний раз всколыхнулся - и погас.
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Ноя 25 2018, 20:21
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
10

А ведь в самом деле нырнул... Рагна принялась кружить над забурлившим озером, и ее гнев начал утихать, сменяясь рациональными рассуждениями.
Ну и странные они, эти красные. Странные, неправильные, нужно как можно скорее их уничтожить. Нырнуть за человеком в озеро! Она вернется к своей стае и расскажет им об этом, чтобы вдоволь вместе посмеяться, но пока что... Пока лучше спрятаться и проследить за этим безумцем. Белой стало любопытно, что станет делать с человечком красный - если, конечно, сумеет отыскать в Этайне эту малявку.
Рагна отлетела немного в сторону, скрылась за ближайшей скалой, закрыла глаза и сосредоточилась.
Обращение в человека - процесс, который Рагна терпеть не могла. Но если надо спрятаться, то глупо блестеть своей чешуей в лунном свете всем на обозрение. А личина человечки для подглядывания - удобнее всего.
Теперь к скале прижималась рыжеволосая женщина, и в ней совершенно нельзя было узнать только что парившую в небе драконицу. Разве что полнейшее отсутствие одежды в мороз могло навести неожиданного наблюдателя на мысль, что что-то с этой женщиной не так. Но на Этайне было пусто.
Рагна ждала...
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Дек 29 2018, 00:12
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
11

Вот оно! Бледное пятно лица в темноте, кажется далеко-далеко внизу. Да еще и глаза кажется закрыты, проклятье, неужто опоздал! Глубоко, но недостаточно, для двадцатифутовой шеи. Чего не достать быстро лапами-куда проще сцапать зубами. Бросок, сравнимый лишь с быстротой броска атакующей змеи, и маленькая, снова уходящая в бездну фигурка скрылась в раскрывшейся, и вновь закрывшейся пасти. Он с силой ударил крыльями в воде, переворачиваясь, и в два взмаха вырвался из озера, рассыпая вокруг целые фонтаны мерцающих в лунном свете брызг, сверкающих, как алмазы, осыпаясь в черную, расходящуюся крупными круговыми волнами воду. Взмах, взмах, еще взмах. Из пасти сквозь полусжатые зубы сливалась вода, испарялась с чешуи, окутывая его взлет облачком пара, и сильные взмахи крыльев вновь понесли его к оранжевой искорке костра, все еще горевшего на утесе.
Живой? Или нет?
Когтистые лапы с силой ударили о скалу. Он опустил голову к земле, раскрывая пасть, и бедолага бард выкатился на сухой, ровный камень, едва не ткнувшись головой в рассыпавшуюся охапку ельника, на которой еще несколько минут… или несколько лет назад, Келгар расслабленно пускал дымовые кольца, слушая балладу, под потрескивание костра.
Ну и что теперь делать? Он повертел головой, поглядел на зияющую темноту пещеры, и дернув в ту сторону шеей, дохнул огнем на каменный пол.

Через несколько мгновений, Келгар, голый, мокрый, со слипшейся гривой волос, заволок Марвина внутрь, и принялся спешно рыться в своем мешке, выискивая хоть запасные штаны. Неизвестно ведь когда бард очнется. Сейчас-то ему не до того, но попозже, когда отойдет от своего жуткого приключения - непременно полюбопытствует, с какой стати охотнику взбрело в голову скакать вокруг мокрому и нагишом. Спасибо хоть, что не очнулся в тот совершенно нелицеприятный момент, когда охотник, бесцеремонно перекинув бесчувственное тело певца животом через собственное бедро, давил ему на спину, выжимая из бедняги воду, как прачка из выстиранного белья. Не то и вовсе дикие мысли бы в голову прийти могли.
В пещере было тепло, как в печке. Раскалившиеся камни, конечно, быстро остынут, но к тому времени пещера и сама прогреется как следует.
Штаны отыскались быстро. Келгар шустро влез в них, и вернувшись к Марвину, принялся разоблачать его от насквозь промокшей, холодной одежды, путаясь в бесчисленных завязках, и бранясь сквозь зубы на всех языках, какие только знал.

Через десяток минут, Марвин, закутанный в обе, служившие одеялами, шкуры, был водружен на одно из ельниковых лож, благоухающих сухой хвоей. Келгар, уже одевшийся в то запасное, что обнаружилось в его мешке, и обувшийся, успел к тому времени затоптать костер на утесе, перетащить горячие угли внутрь пещеры, наложив среди них, для пущего жара, несколько плоских камней, сидел у входа, мрачно шаря в мешке в поисках запасного кисета. Мыслей было хоть отбавляй, хоть ни одной приятной. Впрочем, то, что Марвин не утоп, не замерз насмерть, и не помер с перепугу - можно было бы считать приятной новостью, если бы только имелась твердая уверенность, что в таком живом состоянии он продержится подольше. Но как знать. Белая драконица. Проклятье. Белая драконица поблизости. Это было опасно -особенно если учесть ее слова. Первая прилетела. А ну как еще прилетит? Или пожелает закончить начатое? Сам он белой не боялся, но вот для Марвина вторая такая встреча вполне могла бы стать и последним днем в жизни.
Увести бы его отсюда. А как? Рассказать, что тут опасно? Чем именно опасно? Тем, что тут водятся драконы? Ха! Было бы впору рассмеяться, особенно вспомнив, как Марвин ему упорно доказывал, что их не существует. Успел ли он увидеть хоть что-нибудь? Что увидел, что понял? Рассказать об опасности и драконах - означало нарушить древнейший запрет. Но если не рассказать, и наплести ему, что он просто заснул и свалился со скалы в воду - как тогда объяснить необходимость валить с этой скалы, да подальше?  
Охотник сплюнул, проводив глазами плевок, и поежился, крепче кутаясь в свою куртку. Хорошо хоть успел ее скинуть. Второй такой у него не было, да и добыть ее было здесь негде.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
Марвин
Репутация : 518
Очки : 784


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Янв 07 2019, 14:46
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12

*Совместно с Келгаром

В голове шумело, горло драли какие-то маленькие фаханы, а во всем теле ощущалась приятная усталость, какая бывает после того, как хорошенько выкупаешься. Марвин открыл глаза и поморгал, пытаясь вспомнить, что они с Келгаром делали накануне. Мысли были тягучими, как мед, и не думались толком. Наверняка бард и охотник пили - иначе не болела бы так зверски голова. Марвин замычал и попробовал ею пошевелить. Зря. Тысячи иголок тут же вонзились в его виски.
- Келгар... - простонал бард. - Что это мы с тобой вчера пили? По мне будто боханы маршировали... будто...
События вдруг стали всплывать в его больной голове, одно за другим, со все нарастающей скоростью. Полет, морда, длиннющее жуткое тело, шипы, крылья, хвост... падение в озеро, последний вдох... смерть?
- Келгар, слушай... я или свихнулся, или... Это все было или нет?
Марвин огляделся. В пещере было мирно, уютно, даже тепло - пока Марвин спал, Келгар снова позаботился об их комфорте и перенес костер в пещеру. Но все-таки, что-то было не так... Воспоминания не были похожи на сон, они были такими яркими и реальными... неужели впрямь торговец спутал, и вместо обычного табака продал Марвину особый?
Не кури! - вскрикнул Марвин, увидев, что охотник что-то ищет в мешке. - Это неправильный табак!

- С чего это неправильный? - Келгар поднял голову, и оглядел барда с каким-то странным, осторожным выражением, прикидывая, что он помнит и чего не помнит, что ему можно говорить, а чего нет, потому что до сих пор так ни к какому решению и не пришел.

 - Да потому что от него галлюцинации уж очень странные, - Марвин потянулся и сел, почесывая свою кучерявую голову. Волосы его были влажными.
Бард вскочил, уронив на пол шкуры.
- Это был не глюк, не глюк! - заорал он и зачем-то побежал в дальний угол пещеры. - Нам надо спрятаться, надо срочно спрятаться, Келгар!

Охотник опустил на колено мешок, и пронзительно уставился на барда.
- Какие галлюцинации. Рассказывай, Что за “не глюк”? Что ты видел?
Голос его звучал без обычных шутливых или ехидных интонаций, а глаза, поблескивая в свете костра, казались лужицами расплавленного золота. Ему было нужно знать, что тот видел. Только ли ее? Или… или и его тоже?

Марвин тем временем нашел свою одежду, схватил ее и тут же выпустил.
- Все мокрое... Я там был... Великая Дюжина, помоги мне... - бормотал он, снова тщательно раскладывая свои штаны на теплые камни.
- А? - вопрос Келгара был вполне резонным, приятелю нужно было рассказать о чудовище как можно скорее.
- Я видел страшного, огромного, ужасного дракона с вот такой пастью! - Марвин широко развел руки в стороны. - Он меня ухватил и понес... а потом выбросил. И рычал так, что у меня едва уши не лопнули! А потом я тонул! И утонул! А потом - я снова здесь?!
Марвин схватился руками за голову и осел на пол.
- Нет, все-таки, это табак. А волосы мокрые? А одежда? Почему? Было? А как я сюда?
Марвин посмотрел на охотника полубезумным взглядом.
- Что тут было, что ты видел, Келгар? Что со мной было?
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Янв 09 2019, 02:29
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
13

* совместно


Келгар задумался, и замаскировать свою задумчивость набиванием трубки, было не так-то просто, потому что обычно это занятие не мешало ему вволю чесать языком.
“Значит, ее он видел. Только ее. Ну, если сам желает отсюда уйти - то это более чем хорошая идея. Белая ведь может и вернуться, а то и не одна. С чего это кстати она все же его сцапала? Обычно же даже белые не лезут на людей без надобности, особенно если есть риск что их увидят…. Разозлилась на что-то? Но на что? Неважно, это потом. А сейчас? Что сказать ему сейчас? Что и правда был дракон? Или попытаться сохранить тайну? Оно конечно я не многим рискую, даже если бард будет на всех перекрестках вопить, что видел дракона - навряд ли кто ему поверит, но все-таки… все-таки…. “
Он попытался усмехнуться, когда поднял голову, но усмешка вышла невеселая.
- Не ты ли говорил мне, что драконов не существует? Хотя в озере ты побывал, что верно то верно. Боюсь, твой плащ до сих пор там, во всяком случае, когда ты туда полетел он на тебе был, а когда я тебя оттуда выловил - уже нет. Наверное только поэтому ты тут и сидишь, этот якорь бы тебя на дно утянул так, что и моргнуть бы не успел. Но ты прав, ничего не имею против того, чтобы перебраться отсюда.

- Так драконов и не бывает, это тебе любой ребенок скажет... И я скажу, потому как... - Марвин осекся. Баггейнов тоже не было, по его мнению, пока один не сожрал разбойника из шайки Мора. И привидений не было, пока бард не увидел, как они бодро вышагивают в шахту... Выходит, и драконы тоже могут... быть? Нет, такие громадины за столько лет непременно бы кто-нибудь заметил. Это все табак, проклятый табак!
- А как, как именно я побывал в озере? - нетерпеливо воскликнул Марвин. - Сам прыгнул, что ли?
Он подбежал к приятелю и выхватил у него трубку.
- Не кури, говорю. А не то как я сиганешь со скалы и будешь воображать, что летаешь на драконе. А у меня не хватит сил... Стой, - Марвин схватил Келгара за плечи и с подозрением посмотрел в лицо. - Ты что - прыгнул за мной следом и вытащил меня? Волок меня вверх, на эту скалу, весь мокрый, в такой морозище? А как ты это выдержал?

- Молча - огрызнулся охотник, отбирая трубку обратно, а второй рукой шаря у костра, чтобы нащупать одну из тлеющих с одного конца веток для прикура - Хотя нет, вру. Не молча, конечно. Бранился так, что небось во всех двенадцати безднах жарко стало, да и на небесах тоже. Вот и сам не околел, хоть и замерз.
Он поднес головню к трубке, наклонив ее набок, прикурил, выпустил клуб дыма, и усмехнулся уже спокойно
- Нормальный табак, нормальный. Я же то же самое курил, и ничего. Ложись-ка спать, бард. Наутро соберемся, да поищем другую норку, если тебе все еще хочется на этайне первый день года встретить. Может на другом берегу, подальше отсюда, может в деревню спустимся. В ночи по этим каменюкам ползти все равно мысль не из лучших.

- Стало быть, я сам... перебрал, мне пригрезился дракон, и я с перепугу прыгнул... - Марвин потер лоб и отступил от охотника. - Ну тогда это... спасибо тебе. Выходит, ты мне жизнь спас...
Бард зябко передернул плечами и обхватил себя руками - ему стало очень холодно, стоило только представить, как он, замороченный табаком и алкоголем, прыгнул в зимнее озеро. Тут Марвин опомнился, что прыгает по пещере в чем мать родила, и послушно пошел к шкурам. Барду очень хотелось курить, несмотря на саднившее горло, но теперь он панически боялся даже взять в руки трубку. Покряхтев, Марвин забрался под шкуры и позвал приятеля:
- И ты ложись, Келгар! Тут места на двоих хватит. Устал, небось, пока меня по горам таскал.
И, прежде чем услышал ответ охотника, бард мягко провалился в уютное тепло сонных миражей.
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Янв 09 2019, 16:00
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
14

Ждать ей долго не пришлось. Красный вынырнул из озера и, сжимая в пасти своего драгоценного червяка, полетел к той самой скале, с которой Рагна его и сдернула.
Презрительно фыркнув, Рагна снова обернулась драконом и, выждав немного, полетела следом. Теперь она осторожничала, опустилась довольно далеко от стоянки странной парочки и снова обернулась человеком, чтобы подобраться максимально бесшумно. Стоило снегу скрипнут под ее босой ногой, Рагна замирала и прислушивалась.
И хорошо, что осторожничала, иначе, обогнув скалу, налетела бы прямиком на еще одного человека, караулившего вход в пещеру. Он с кем-то заговорил, и его голос раздался так близко, что, казалось, протяни руку - и достанешь.
"Сколько же вас здесь?" - с ненавистью подумала Рагна, прячась на всякий случай за ближайшим валуном. Там она улеглась на снегу, закинула руки за голову и, внимательно слушая, стала смотреть в ночное небо, утыканное крошечными звездами. Кранст любил говорить, что звезды - это глаза самых первых драконов, но Рагна в это не верила. Не могут быть у предков такие странные глаза. Желая дознаться, что там такое мерцает в небе по ночам, белая не раз поднималась ввысь, но звезды, точно дразня, отступали по мере того, как она приближалась, и драконице ни разу не удалось даже толком разглядеть, что они такое. Это раздражало. Рагну вообще раздражало все непонятное, а звезды были самым непонятным из всего, что она знала.
Пока драконица злилась на звезды, в пещере происходил любопытный диалог. Слушая его, Рагна даже хихикнула пару раз. Человеческое создание, оказывается, могло быть таким потешным...
Из диалога королева узнала и еще одну немаловажную деталь: тот, второй, был вовсе не человеком, а тем самым красным драконом, который спас жалкого червяка. Белая хищно оскалилась в темноту - убить красного дракона, пока он в человеческом теле, куда проще, чем убить его в нормальном облике. А значит, ей нужно еще немного потерпеть, чтобы они уснули, и без помех расправиться с обоими!
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Янв 12 2019, 23:45
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
15

Келгар рассеянно отмахнулся от марвинова предложения, и остался у входа. Во-первых жаль было только что раскуренной трубки, а во вторых… слишком уж много мыслей теснилось в голове. Он вспоминал хищный оскал белой, и прикидывал - что сейчас делать. В любом случае стоило отсюда уходить наутро. Найти другую нору - дело хорошее, но лазить на своих двоих в окрестностях Этайна в поисках удобного места может занять не один день. Им, конечно, торопиться некуда, но ночевать где-нибудь без удобного укрытия теперь может быть опасно. Как знать - а вдруг белая вернется? Хотя ее вроде не было поблизости, когда он вылетел из озера. Может она испугалась и улетела? Вполне могло бы быть. Да только… Если только она вновь не вернется, и уже не одна, а с подмогой. А, с другой стороны, зачем ей возвращаться? Откуда ей знать, что к моменту ее возвращения несостоявшаяся добыча так и будет сидеть у того же озера?
Мысли теснились в голове, ленивые и неповоротливые. Дым уплывал вместе с паром от дыхания. Келгар подкладывал в костерок новые сучья, и вновь усаживался на место. Трубка догорела, чистил он ее уже в каком-то вялом состоянии, в котором пребывает человеческое тело лишь когда очень хочет спать, даже если сознание, при этом никакого желания спать не испытывает. Интересно, испытывают ли люди ту же двойственность? Или это свойственно лишь тем, чье сознание - предназначенное изначально для куда более выносливой оболочки, вынуждено довольствоваться слабым телом двуногих?
Он честно намеревался не спать эту ночь, прислушивался, не раздастся ли где характерный шелест чешуи или скрежет когтей по камням, но слышал лишь обычные, лесные звуки. В конце концов, именно это его и успокоило. Если бы где-то поблизости пролетал дракон, лесная живность притихла бы в страхе, так же, как тихо было тогда, когда они летали над водой. А сейчас - где-то ухала сова, еще больше навевая сон, а далеко-далеко там где подножия скал одевал густой темнохвойный лес, что-то трещало в подлеске, а временами раздавался протяжный не то стон не то вой какого-то раздосадованного хищника. Келгар сам не заметил, как задремал, проснулся, снова задремал, свалился со своего импровизированного сиденья, и в конце концов, сдавшись, поплелся вглубь пещеры. Разматывать кокон, в который к тому времени превратился Марвин, чтобы отобрать обратно свою шкуру, не было ни сил ни желания, да и необходимости тоже. Он улегся на свою охапку, поворочался, и в конце концов буквально зарылся в мягкую хвою, как в одеяло, с головой, пользуясь тем, что воздух свободно проходил сквозь нее. Ельник был мягок, душист и колюч, но куртка была прочна, сапоги тоже, и, поерзав какое-то время Келгар заснул, и перестал ощущать и щекотку за шиворотом, и уколы по щекам. В пещере воцарилась тишина, а потом раздался ровный, здоровый храп.Келгар рассеянно отмахнулся от марвинова предложения, и остался у входа. Во-первых жаль было только что раскуренной трубки, а во вторых… слишком уж много мыслей теснилось в голове. Он вспоминал хищный оскал белой, и прикидывал - что сейчас делать. В любом случае стоило отсюда уходить наутро. Найти другую нору - дело хорошее, но лазить на своих двоих в окрестностях Этайна в поисках удобного места может занять не один день. Им, конечно, торопиться некуда, но ночевать где-нибудь без удобного укрытия теперь может быть опасно. Как знать - а вдруг белая вернется? Хотя ее вроде не было поблизости, когда он вылетел из озера. Может она испугалась и улетела? Вполне могло бы быть. Да только… Если только она вновь не вернется, и уже не одна, а с подмогой. А, с другой стороны, зачем ей возвращаться? Откуда ей знать, что к моменту ее возвращения несостоявшаяся добыча так и будет сидеть у того же озера?
Мысли теснились в голове, ленивые и неповоротливые. Дым уплывал вместе с паром от дыхания. Келгар подкладывал в костерок новые сучья, и вновь усаживался на место. Трубка догорела, чистил он ее уже в каком-то вялом состоянии, в котором пребывает человеческое тело лишь когда очень хочет спать, даже если сознание, при этом никакого желания спать не испытывает. Интересно, испытывают ли люди ту же двойственность? Или это свойственно лишь тем, чье сознание - предназначенное изначально для куда более выносливой оболочки, вынуждено довольствоваться слабым телом двуногих?
Он честно намеревался не спать эту ночь, прислушивался, не раздастся ли где характерный шелест чешуи или скрежет когтей по камням, но слышал лишь обычные, лесные звуки. В конце концов, именно это его и успокоило. Если бы где-то поблизости пролетал дракон, лесная живность притихла бы в страхе, так же, как тихо было тогда, когда они летали над водой. А сейчас - где-то ухала сова, еще больше навевая сон, а далеко-далеко там где подножия скал одевал густой темнохвойный лес, что-то трещало в подлеске, а временами раздавался протяжный не то стон не то вой какого-то раздосадованного хищника. Келгар сам не заметил, как задремал, проснулся, снова задремал, свалился со своего импровизированного сиденья, и в конце концов, сдавшись, поплелся вглубь пещеры. Разматывать кокон, в который к тКелгар рассеянно отмахнулся от марвинова предложения, и остался у входа. Во-первых жаль было только что раскуренной трубки, а во вторых… слишком уж много мыслей теснилось в голове. Он вспоминал хищный оскал белой, и прикидывал - что сейчас делать. В любом случае стоило отсюда уходить наутро. Найти другую нору - дело хорошее, но лазить на своих двоих в окрестностях Этайна в поисках удобного места может занять не один день. Им, конечно, торопиться некуда, но ночевать где-нибудь без удобного укрытия теперь может быть опасно. Как знать - а вдруг белая вернется? Хотя ее вроде не было поблизости, когда он вылетел из озера. Может она испугалась и улетела? Вполне могло бы быть. Да только… Если только она вновь не вернется, и уже не одна, а с подмогой. А, с другой стороны, зачем ей возвращаться? Откуда ей знать, что к моменту ее возвращения несостоявшаяся добыча так и будет сидеть у того же озера?
Мысли теснились в голове, ленивые и неповоротливые. Дым уплывал вместе с паром от дыхания. Келгар подкладывал в костерок новые сучья, и вновь усаживался на место. Трубка догорела, чистил он ее уже в каком-то вялом состоянии, в котором пребывает человеческое тело лишь когда очень хочет спать, даже если сознание, при этом никакого желания спать не испытывает. Интересно, испытывают ли люди ту же двойственность? Или это свойственно лишь тем, чье сознание - предназначенное изначально для куда более выносливой оболочки, вынуждено довольствоваться слабым телом двуногих?
Он честно намеревался не спать эту ночь, прислушивался, не раздастся ли где характерный шелест чешуи или скрежет когтей по камням, но слышал лишь обычные, лесные звуки. В конце концов, именно это его и успокоило. Если бы где-то поблизости пролетал дракон, лесная живность притихла бы в страхе, так же, как тихо было тогда, когда они летали над водой. А сейчас - где-то ухала сова, еще больше навевая сон, а далеко-далеко там где подножия скал одевал густой темнохвойный лес, что-то трещало в подлеске, а временами раздавался протяжный не то стон не то вой какого-то раздосадованного хищника. Келгар сам не заметил, как задремал, проснулся, снова задремал, свалился со своего импровизированного сиденья, и в конце концов, сдавшись, поплелся вглубь пещеры. Разматывать кокон, в который к тому времени превратился Марвин, чтобы отобрать обратно свою шкуру, не было ни сил ни желания, да и необходимости тоже. Он улегся на свою охапку, поворочался, и в конце концов буквально зарылся в мягкую хвою, как в одеяло, с головой, пользуясь тем, что воздух свободно проходил сквозь нее. Ельник был мягок, душист и колюч, но куртка была прочна, сапоги тоже, и, поерзав какое-то время Келгар заснул, и перестал ощущать и щекотку за шиворотом, и уколы по щекам. В пещере воцарилась тишина, а потом раздался ровный, здоровый храп.ому времени превратился Марвин, чтобы отобрать обратно свою шкуру, не было ни сил ни желания, да и необходимости тоже. Он улегся на свою охапку, поворочался, и в конце концов буквально зарылся в мягкую хвою, как в одеяло, с головой, пользуясь тем, что воздух свободно проходил сквозь нее. Ельник был мягок, душист и колюч, но куртка была прочна, сапоги тоже, и, поерзав какое-то время Келгар заснул, и перестал ощущать и щекотку за шиворотом, и уколы по щекам. В пещере воцарилась тишина, а потом раздался ровный, здоровый храп.
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Янв 13 2019, 02:17
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
16

Чтобы не заснуть, Рагна время от времени щипала себя за бока. Время тянулось невероятно медленно, как бывает всегда, когда ждешь. Рагна сдерживала, как могла, свое желание ринуться в пещеру - несмотря на воцарившуюся тишину, время от времени она все же слышала звуки, говорившие о том, что из двоих кто-то не спит. То что-то сухо стукало, то потрескивали ветки, то раздавалось шуршание...
Когда же, наконец, воцарилась тишина, драконица уже начала было сама дремать, но проснулась из-за того, что затекла рука, закинутая за голову. Белая уселась и принялась ее растирать, одновременно прислушиваясь.
Ровный и сильный храп, без сомнения, свидетельствовал о том, что и дракон, и его подопечный крепко спали. Пора.
Рагна прокралась ко входу в пещеру и довольно улыбнулась, увидев, что ее ожидание было не напрасным. И человек, и обернувшийся человеком дракон, сладко спали, каждый на своей кучке еловых веток.
В пещере было отвратительно тепло, почти жарко. Рагна с ненавистью покосилась на огромный костер. Вот за одно только это надо бы уничтожить мерзких людишек. Где ни появятся - тут же начинают жечь все вокруг.
Оглядевшись, Рагна пришла к выводу, что обратиться в драконицу не выйдет - пещера была слишком мала. Все, что она сумеет драконом - поклацать зубами у самого входа, разбудить и напугать человечишку, но не убить.
Рагна немного растерялась - что же делать? Казавшийся поначалу безупречным план: сожрать красного, пока он человек, закусить его спутничком и отправиться хвастаться своей стае - был близок к провалу. Кидаться в человеческом образе на дракона, даже если он тоже человек и спит при этом - слишком рискованно.
Вот если бы было, чем его быстро и бесшумно можно было бы ударить или заколоть... Людишки любят таскать с собой такие острые штуки, ведь природа обделила их, жалких слизней, достойными зубами и когтями...
Пока что ничего похожего на что-нибудь острое не было заметно. Рагна внимательно осмотрела спящих. Безошибочно определив по темным завитушкам человека, она сразу же потеряла к нему интерес, и подошла к спящему дракону. Внешне его было ни за что не отличить от человека. Разве что теперь, когда Рагна точно знала, что он - дракон, она отметила, что он гораздо крупнее черноволосого. И уж точно гораздо сильнее. Интересно, что может связывать человека и дракона? Красные всегда были какие-то сумасшедшие. Наверное, пламя сожгло им разум.
Драконица отошла от спящих и принялась шарить по их вещам. Это оказалось довольно любопытным. Кроме тряпок, которые Рагна вытрясла из найденного у стены мешка на пол, она обнаружила мешочек со странной пахнущей смесью.
"Сушеная трава? Лечебная, что ли?" - Рагна поднесла раскрытый мешочек к лицу - и ей тут же захотелось чихнуть. Драконица сдерживалась как могла, но в носу щекотало все сильнее и сильнее, и, в конце концов, Рагна звонко чихнула. Отшвырнув мешочек, она резко оглянулась на спящих.
Они по-прежнему мирно спали.
Решив быть осторожнее в следующий раз, Рагна закончила осмотр мешка, не нашла в нем больше ничего интересного и продолжила обыск.
Нож отыскался в неожиданном месте - среди кучи разложенного на камнях тряпья. Рагна схватила его, крепко сжала, и пошла к спящему дракону. Скоро одним красным в Кэйранде станет меньше...
Под ее ногу вдруг подвернулось что-то гладкое, Рагна отпихнула досадную помеху, и тут тишина пещеры, нарушаемая лишь мерным храпом, внезапно огласилась резкими, неприятными звуками.
- ...! - выругалась Рагна по-драконьи и замерла со стиснутым в кулаке ножом, чтобы убедиться, что и этот шум не разбудит спящих.

Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Янв 16 2019, 23:59
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
17

* совместно
Келгар аж дернулся от резкого взвизга потревоженной лютни, точно получил удар в ухо, и сморщился, как печеное яблоко. Высунулся из-под еловой лапы, свесившейся ему прямо над физиономией, заозирался, и только что подернутые сном глаза вмиг прояснились и округлились, теперь не только цветом, но и формой напоминая два золотых авера.
- Какого… - он выскочил из своей охапки, так, что еловые ветки полетели в разные стороны, несколько штук угодило и на Марвина, но охотнику было вовсе не до того, чтобы беречь его сон, поскольку дикая картина, представившаяся взору в полуосвещенной кое-как мерцающими, затухающими углями пещере, пожалуй, могла бы навести и его на мысль о примесях в аспарском табаке. - Ты чего здесь делаешь, женщина! А ну брось нож!

Рагна уже готова была и в самом деле бросить нож - в лицо так некстати проснувшемуся красному, а самой бежать из этой пещеры как можно дальше, но всего одно слово дракона-предателя ее остановило. Женщина! Дракон принял ее за такую же человечку, как тот, кого он так заботливо спасал! Это была удача, и надо было попробовать ею воспользоваться. Прикинуться человеком, навязаться им в попутчицы до деревни, а там уж найти способ расправиться с врагом и его прихвостнем.
План был так себе, но другой Рагна придумать уже не успевала.
- Я брошу, - сказала она, стараясь, чтобы голос ее звучал испуганно и настороженно. - Я брошу, но ты только меня не трогай. Я немножко погреюсь и уйду.

- Погреешься ? - Келгар оглядел девушку с головы до ног, и напрягся еще больше, сжавшись как зверь перед прыжком. Глаза его сузились, и он рявкнул- Ты кто?
Вопрос был более чем резонный. Встретить зимой, на скалах Этайна, одинокого путника и днем-то было не слишком обычным явлением, а уж пришествие среди ночи какой-то рыжей девицы, в чем мать родила, в такой мороз, в двух с гаком милях от ближайшей деревни, было и вовсе невозможно. Ан нет, вот она. Вполне реальная, и похоже даже не смущена тем, что стоит нагишом, и на замерзшую не похожа. Кто? Марела что ли, из озера вылезла? Зачем тогда ей греться? Или… Вот же проклятье….

Долго раздумывать над ответом было нельзя - иначе любая, даже самая прекрасная выдумка, будет выглядеть неправдоподобно.
Рагне вспомнилось, как забавно тараторил перепуганный человечек, думая, что дракон ему привиделся, и она, старательно скопировав его интонации, быстро заговорила, не выпуская нож из руки и не сводя глаз с дракона, который, похоже, вот-вот готов был напасть.
- Мы ночевали вон там, - она неопределенно махнула рукой в сторону, заодно проверяя, как быстро он реагирует на отвлекающие жесты. - И с неба на нас спустилось нечто огромное и ужасное! Оно расшвыряло наш костер, утащило куда-то моих спутников, а я так испугалась, что бросилась бежать куда глаза глядят, пока не поняла, что вот-вот замерзну насмерть. И тут я увидела свет вашего костра. Его надо погасить, а то оно снова прилетит!
Рагна сделала один осторожный шаг к костру. Если красный кинется, ей нужно будет очень быстро покинуть эту пещеру. Только бы он поверил в ее вранье...

На жест Келгар не среагировал вовсе, и похоже и вовсе его не заметил. Ну или не интересовался направлением и местонахождением гипотетического костра. Смотрел он только в ее лицо, даже не на руку с ножом, а в глаза, словно пытаясь увидеть в них что-то, и при этом отчаянно желая, чтобы этого там не было. Хотя в истории этой было множество дыр, он бы этим не слишком озаботился, уже зная, что подчас в жизни людей происходят самые дикие совпадения, но сейчас он не вдумывался даже и в них - ни в то, что сам он не видел на Этайне никаких других костров, ни в то, что тлеющих внутри пещеры углей снаружи почти и не видно, если только не подняться на площадку, а кому в здравом уме понадобится взбегать в панике на скалу, с которой нет другого выхода, вместо того, чтобы направиться бегом к деревне. Мысль у него была одна, ее и озвучил.
- И часто ты голышом от летающей нечисти по скалам бегаешь?

Голой? Ну, конечно! Как это она не подумала - людишки же вечно натягивают на себя разные тряпки... И проклятому дракону надо так ответить, чтобы он больше уже не сомневался в ее словах. Знать бы только, что...
- Не было никогда здесь никакой нечисти! - воскликнула Рагна, повторяя истерический тон перепуганного человечка. - Я такое впервые вижу!
Надо было придумать хоть какое-то объяснение тому, почему на ней нет одежды - ведь людишки, как она уже поняла, не снимали свои тряпки даже когда спали. Но Рагна даже примерно не могла себе представить ситуацию, да еще и правдоподобную, при которой человеческой самке понадобилось бы в мороз снять одежду.
- Что это за допрос? - решила перейти в наступление драконица. - Ты что, думаешь, мне больше делать нечего - в мороз прыгать голой по скалам? Хочешь меня выгнать снова туда? А сам останешься в тепле и безопасности?
Рагна сделала еще шаг к выходу. Уходить совсем не хотелось - другого такого удачного шанса подобраться к красному, пока он человек, уже точно не будет.
- Хотя бы дай что-нибудь, чтоб мне не околеть, пока буду идти... а я тебе верну нож, - пока красный будет искать одежду, Рагна рассчитывала метнуть нож ему в спину. Обмануть не вышло, значит, нужно прямо сейчас попытаться убить.

- Нож ты мне и так отдашь - Келгар шумно выдохнул через нос, и шагнул к ней, протягивая руку к запястью ее руки, держащей нож - Давай сюда.
Глаза его впивались в ее зрачки, и, казалось, видели только их, и в тоне не слышалось ни нерешительности, ни страха, ни… как ни странно - враждебности. Хоть ситуация и была дикой до абсурда, и никакого внятного объяснения он ей придумать не мог, но и исключать что-либо тоже бы не рискнул. Уж что-что а то, что в жизни людей случаются иногда самые невообразимые события и совпадения - он знал. Мало ли что. Может трахал кто девчонку, да и прервали их на самом интересном месте. Может потому и раздета, несмотря на мороз. Хотя он и представить не мог - сколько ж надо выпить, чтобы даже ради этого в такой холод разоблачаться полностью, но… проклятье, люди еще и не на такое способны иногда. Кто ж их разберет? Если бы они знали все то, что думают и делают люди, и знали бы объяснения всему - то не было бы и надобности так подолгу жить среди них, изучая эту непостижимую породу.
- Давай-давай. -
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Янв 17 2019, 00:16
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
18

* совместно

"Как он, интересно, обманывает людей, с такими-то глазами? - некстати подумалось Рагне. - В них же так явно виден огонь".
Она позволила себе немного помедлить, потому что интуитивно чувствовала, что сейчас от ее выбора будет зависеть очень многое. Не отдать, попытаться напасть - это все равно что прямо заявить: я - враг, я пришла сюда тебя убить, давай дерись. Драться с красным в одиночку ни одному белому не под силу. Единственный выход - попробовать сунуть ему этот нож между глаз, но слишком уж у него реакция хорошая - как бы не увернулся. А увернется - Рагне конец.
Отдать? Остаться безоружной? Рядом с красным, который и без ножа опасен, а уж с ним... С другой стороны, отдав нож, она как бы подтвердит свою невраждебность...
Ох, до чего тяжелый выбор... Когда-нибудь не останется ни одного красного, а Рагна будет со смехом вспоминать этот момент и рассказывать о нем любопытным птенцам. Но пока что...
Рагна решилась.
- На, - она медленно, избегая резких движений, вложила нож в руку красного и сразу же отступила от него на пару шагов. - Что теперь?

- Садись к огню и грейся. - Келгар взвесил нож на руке, не глядя на него. Не его. Марвинов. Что ж, значит девица явилась без своего оружия, и схватила первое попавшееся, увидев в пещере двух храпящих мужиков. Ну… Может и нормальная реакция, если задуматься. Его взгляд скользнул по ее шее, грудям, животу, по рыжеватой поросли между ног. Девица? Ох навряд ли. Впрочем, не его это дело, хотя… Ох и непросто же в человеческой, все же шкуре. Женщина-то соблазнительная, хоть и неуместный у нее вид донельзя. И как они живут, будучи так странно созданными, когда ум думает одно, а тело реагирует совсем по-другому. Хорошо еще штаны достаточно плотные, еще опростоволоситься не хватало. Уже не глядя на нее он подцепил свою куртку, сброшенную на пол пещеры, рядом с охапкой, в которой спал, и сунул ей. - Держи. Можешь поспать вон там, если захочешь - он кивнул на ту самую охапку, в которой только что спал сам.У него сна не оставалось уже ни в одном глазу. Еще бы, на такое-то зрелище глядючи. - Утром разберемся.

Рагна медленно выдохнула - она не ошиблась, выбор был верным. Демонстрация доброй воли иногда приводит к желанному результату. Впрочем, расслабляться было рано.
- Спасибо, - буркнула она и подошла поближе к костру, не испытывая никакой радости от ощущения жара на своей коже. Сейчас бы с разбегу прыгнуть с этой скалы в Этайн, вернуть себе там, под водой, истинный облик, вернуться и пооткусывать этим двоим головы, но... приходилось терпеть.
И куртку пришлось с благодарностью принять и надеть. До чего это, оказывается, неприятно, когда к коже все время что-то прикасается... как они в этом ходят? Это же сковывает движения.
Куртка доходила Рагне почти до колен. Драконица запахнула ее и с радостью воспользовалась предложением красного поспать. Но не потому, что собиралась в самом деле спать, а потому, что так можно было под благовидным предлогом отойти уже от этого костра.
Лежать в хвое оказалось неожиданно удобно, если бы разные мелкие иголочки не кололись в самых неожиданных местах. Повозившись и попсиховав, драконица решила немного отвлечься на разговор с красным. Может, удастся что-нибудь узнать о его планах.
- А как тебя зовут? - спросила драконица, приподняв голову с набившимися в волосы иголками. - И что вы тут делали? Неужели рыбачили?
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Янв 31 2019, 22:31
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
19

*совместно

- Порыбачишь тут, в такой холод. - охотник подкинул на угли дров, помахал на них плащом Марвина, раздувая огонь, и подоткнув свой полупустой мешок к стене у огня, сел, так, чтобы прислонившись спиной к стене, видеть и обоих спящих, и кусочек проема, за которым царила ночь. В паре рубах да шерстяной котте у огня было более ли менее сносно даже без куртки, но вот стоит отойти хоть на пару шагов и станет холодно. Что ж, хорошо что дров запасли.. - Рыба наверняка вглубь ушла, к середине, а льда на озере нормального нет. Последние дни года провожали.
Он поежился.
- Келгар меня зовут. А тебя как?


Провожали последние дни года? И для этого забрались в такой мороз сюда? Рагна очень удивилась, но вида не показала, только кивнула с умным видом. Мало ли, какие странные обычаи у людишек.
Насчет рыбы красный дракон был прав - она-то точно знала, где сейчас будет хорошая рыбалка, и Рагне стало немного спокойнее, когда она поняла, что на ее охотничьи угодья никто не претендует.
- А меня зовут Рагной, - выдумывать другое имя было лень.
От подброшенных в костер поленьев в пещере стало совсем жарко, и про сон можно было забыть.
- А куда потом пойдете? - полюбопытствовала Рагна.


Келгар пожал плечами, чуть прикрывая глаза. Непрошенное возбуждение схлынуло, и теперь, когда девушка была более ли менее укрыта, беседовать с ней можно было вполне спокойно. Хотя… Ноги, не прикрытые курткой, и не закопанные ею в ельник, изрядно отвлекали мысли в совсем иное русло.
- Куда ноги понесут. Сам не знаю.
Он пару мгновений помолчал, а потом спросил:
- Ты из деревни? Много вас тут было?


Снова вопрос, который поставил Рагну в тупик. Если она скажет, что из деревни, то ей уже нельзя будет завтра идти туда вместе с красным и человеком. Ее же там никто не знает. А если не из деревни, то откуда?
- Из деревни, - Рагна старалась не смотреть на огонь - он ее раздражал. - Но не из этой. Мы в гости ехали...
Тут Рагна сделала вид, что очень расстроилась из-за своих безвременно погибших спутников, и ткнулась лицом в ладони - пусть красный думает, что она оплакивает их страшную участь. - Нас было четверо... когда оно прилетело... двое спали. Их оно схватило первыми. А потом...
Рагна немножко потряслась, изображая рыдания. Рассказывать о несуществующем нападении оказалось непросто.
- Давай не будем об этом, ладно? - растирая по лицу несуществующие слезы, попросила драконица. - Лучше ты расскажи мне что-нибудь…


Келгар не столько смотрел на нее сейчас, сколько слушал. Очень хотелось расспросить про это самое нападение. Хотелось тем больше, чем самого его все больше глодало беспокойство. Мало того, что какая-то из белых напала на Марвина, ни за что ни про что, так, получается, не только, а напала еще на троих. Это было уж как-то чересчур. И ведь, похоже, даже не таится! Надо будет, в таком случае, вернуться сюда. Одному. Подстеречь и проучить белую. Напомнить ей, что нельзя нападать на людей. Вопрос застал его врасплох. Он вновь покосился на охапку ельника, из которой в сгущающейся тьме пещеры с одной стороны белело пятно лица, а с другой и пятна ног
- Что, например?


- Что-нибудь о себе... откуда ты, чем занимаешься... - перечислила Рагна и, потянувшись, уселась было, чтобы продолжить беседу с большим комфортом, но вдруг ойкнула и заерзала.
- Колется, - объяснила она и, вскочив, сосредоточенно потерла то место, которое уколола. После чего решительно подошла к костру и уселась напротив Келгара. Лучше терпеть духоту, чем колючки на своей коже. Ее человеческая кожа была очень изнеженная.
- Невозможно там спать, - пожаловалась Рагна. - Я лучше до утра тут посижу.


“Не понос, так золотуха, гроганы б ее драли, снова…” - ругнулся про себя Келгар, отводя взгляд от ее поджатых ног. Да уж, формами эту деву Мать не обидела. А вот лицо ее приковало взгляд, как ни странно, дольше ног. Что-то в нем было. Что-то особенное. Непривычное, для привычно-мягких черт деревенских девушек, обычно смешливых и беззаботных. И ведь не красавица далеко, если разобраться, по человеческим-то меркам. Вон какой колтун на голове, как ворона гнездо свила. И глаза вроде слишком маленькие для такого лица… а все равно взгляда от них отвести уже не мог. Совершенно особенные глаза. Как живые искры льда, на подсвеченной солнцем воде, колеблющиеся, отсвечивающие едва заметными бликами...Странно. В ее лице чувствовалось нечто совершенно противоположное привычным, округлым и мягким лицам молодых девушек. А ведь она молода. Лет двадцать, едва ли больше.. В этом лице была… сила? Характер? Упорство? Уж наверняка… Храбрость… - почему-то пришло на ум, непонятно почему, и он заставил себя наконец отвести взгляд от ее глаз, хотя видеть их почему-то не перестал.
Запоздало вспомнил про ее вопрос. А ведь отвечать-то надо…
- Из Монтарии… из графства Гер. А занимаюсь… чем занимаюсь… Чем умею, да чем придется. Брожу по стране, где да чем перебиться случается, там и спасибо. - он помедлил. Последние полгода его основным промыслом была охота, а строго говоря - банальное браконьерство. Простолюдинам было запрещено промышлять дичь, крупнее белки, а он, случалось, и лосиные рога продавал, и кабаньи клыки и медвежьи когти, а уж мясо и шкуры - это уж и вовсе святое дело. Но рассказывать первой встречной о том, что ты непойманный браконьер - было как-то не с руки.
- А ты.. - он вновь бросил на нее взгляд и склонил голову, прищурясь, не то, чтобы лучше видеть, не то от дыма, который нет-нет да расползался по пещере, когда слабый ветер снаружи меня направление - Ты не похожа на крестьянку. Тебе лет… восемнадцать? Двадцать… Замужем, наверное, и дети есть?
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Фев 01 2019, 20:48
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
20

*совместно

Рагна слушала и отказывалась верить, хоть и знала прекрасно, что красные пытаются ладить с людьми. Добровольно! Бродит по Кэйранду, кишащему гадкими людишками, да еще и "перебивается", как он выразился. Клеща ему под каждую чешуйку! Вместо того, чтоб уничтожать людишек, он тратит свою мощь, силу и знания лишь на то, чтобы бродить среди этих жалких тварей?! И это потомок великих драконов!
Рагну передернуло, и она сделала вид, что ей просто стало холодно. Пришлось вытянуть ноги поближе к огню.
Ей очень хотелось крикнуть красному, чтобы он не маялся ерундой, помнил себя, забыл об этой мелочевке и вернулся к своей стае.
Хотя, какое "вернулся", никуда он не вернется. Если все сложится удачно, завтра этот дракон умрет. Вместе со своим слишком громким человечком.
И все же, Рагне на минуту стало жаль, что такая сила и величественная красота, которую она успела заметить, пока красный был собой, будет потрачена настолько нелепо и бессмысленно. Красный погибнет из-за своей чрезмерной привязанности к мерзким людишкам.
Его вопросы были для Рагны неожиданными. Она смутно догадывалась о значении слова "замужем", раз Келгар тут же упомянул о детях. Но Рагне некогда было думать о том, чтобы вынашивать и откладывать яйцо. Ее детьми было все племя. Но у людей явно все по-другому.
- Нет у меня детей. И я не замужем, - поспешила ответить Рагна. А то еще начнет расспрашивать о детях и этом замужем, а ей и сказать будет нечего. - У меня много дел, забот. Мне нельзя пока что детей.
Пора было перехватывать инициативу в свои руки и заговорить с ним о чем-нибудь, что увлекло бы его настолько, что он забыл бы о своих вопросах. А рассказывал бы сам.
Самцы ее племени очень любили хвастаться удачной охотой, количеством оплодотворенных самочек, мериться длиной рогов и хвостов. Наверняка самцы красного племени в этом от них не отличаются.
- Ну а ты? Сколько я... - Рагна осеклась. Она собиралась спросить красного, сколько яиц снесли от него самки, но вряд ли люди несут яйца. Так выдать себя было бы величайшей глупостью.
- Сколько я вижу, ты вполне способен иметь много детей, - выкрутилась Рагна. - Так все же, сколько? Двое? Трое?

Келгару только и оставалось, что вскинуть бровь и усмехнуться. Этот вопрос его одновременно и изумил, и позабавил, и насторожил вновь. Вот же, удивительное создание! Нисколько не робеет, сидит себе, и вопросы задает как ни в чем не бывало, да еще и на тему, на которую обычно крестьяночки у незнакомых мужчин не спрашивают… Или спрашивают? Уместно ли такое поведение для людей, или она просто особенная? Пожалуй, найдутся среди них и такие, наверное. Чем больше узнаешь людей, тем прочнее уверяешься в мысли о том, что их никогда до конца не понять, и, даже когда думаешь, что уже знаешь, чего от них ждать - они все равно найдут, чем тебя удивить. Интересно, а по каким-таким критериям их женщины определяют, насколько мужчина способен иметь детей? В их-то племени с этим все просто, чем насыщеннее цветом гребень и рога, и чем больше выражен их контраст с чешуей - тем больше сил в самце, для того, чтобы породить новую жизнь. А у людей, поди пойми. Ему доводилось видеть и пугающего вида здоровяков, неспособных зачать ребенка, и худосочных хлюпиков, у которых жены исправно приносили по детенышу каждый год, и образовывали целые выводки, в десятки голов. Любопытно, с чего эта сделала такой вывод. Он уже собрался ее об этом спросить, когда его остановила другая мысль. Снова вспомнив свою первоначальную настороженность, по поводу ее вида, он задался вопросом - нормально ли для женщины, у которой на глазах растерзали ее спутников, сидеть, да преспокойно расспрашивать незнакомца о количестве его потомков? И потом… в такой холод, даже если кому-то приспичило спариться в романтичной обстановке, при полной луне над озером - обязательно ли раздеваться полностью? Ведь холодно же? Довольно и…
Он поглядел на нее исподлобья. А что если это все-таки ненормально для людей? Ведь он же задавался вопросом - куда исчезла белая. А что если она никуда не исчезла, а взяла, да и пришла? Тогда ведь сразу понятно и нагота, и полное отсутствие стыдливости этой самой наготой, и то, что она явно не замерзла, и удивительное безразличие к судьбе спутников. Она, правда, вроде плакала там, в ельнике, но как-то удивительно быстро успокоилась и отвлеклась, да и глаза не красные. Что если это - она?
Тогда ее никак нельзя оставлять наедине с Марвином. Еще вознамерится довести начатое до конца. А если нет, и она обычная девушка, пусть и странноватая, но, видит Матерь, среди людей всякие встречаются? Идиотом перед ней выглядеть почему-то совершенно не хотелось. Но как проверить?
- Не знаю. Может десяток -полтора, а может ни одного. - наконец ответил он, причем, совершенно честно. Он понятия не имел, проклюнулись хоть какие-нибудь из яиц, к зачатию которых он имел отношение, или нет. Да и не считал, собственно. Но и для человека такой ответ был вполне понятен, ведь как тот, кто ведет настолько кочующий образ жизни, может с точностью быть уверен - не понесла ли от него какая-нибудь из девиц, которым доводилось в разное время греть ему постель, особенно если особенно не брезговал ни трактирными девчонками ни борделями. И не удержался, ни от вопроса, ни от беззлобного ехидства, от которого в глазах его заблестели веселые искорки, настолько ему было любопытно, как она будет выкручиваться, если она таки белая, и сконфузится ли, если она все же человек - А с чего ты взяла, что способен-то?
Десяток - полтора оплодотворенных яиц? Рагна уважительно хмыкнула, одобрительно кивнула головой и задумалась о том, как это странно, что у таких сильных драконов такое нежизнеспособное потомство, раз из пятнадцати штук отложенных яиц могло не проклюнуться ни одного. Услышанное ее обрадовало, хотя она и раньше знала, от Кранста, что красные драконы размножаются медленнее белых.
Красный все-таки не повелся на лесть, задал новый вопрос, еще сложнее предыдущих. И вот что ему отвечать? Рагна решила продолжать льстить, ничего другого ей не оставалось. Усыпить бдительность, а потом перегрызть красному горло - это была бы ее личная победа. Принести и показать племени голову красного дракона, рассказать, как именно она его в одиночку одолела... Рагна мечтательно улыбнулась, ласково глядя на собеседника.
- Я такое вижу сразу. Ты здоровый, сильный и не страшный, значит, от тебя должны получиться такие же дети.
Рагна ничуть не соврала. Она успела хорошо рассмотреть красного, пока он был в своем нормальном виде. От такого самца, будь он белый, каждая самка в ее стае захотела бы потомство.
Будь он не красный...
Рагне не понравился ход собственных мыслей, и она отодвинулась немного и от костра, и от красного. Надо поскорее с ним покончить, и его крикуна тоже удавить, и не задумываться больше о странном и ненужном. Красные сами выбрали свой путь, связавшись с крошечным народцем, так что пусть и делят с ними участь. Рагна осторожно посмотрела на Келгара сквозь пламя.
Ну и взгляд был у этого красного - точно огонь, который пожирал сейчас с треском дрова в костре. Интересно, когда он бродит среди людишек, его взгляд остается таким же? И они ничего не замечают? Впрочем, это неудивительно - жалкие создания умудряются не подозревать о существовании драконов, которые живут чуть ли не у них под самым носом. Вон и этот крикун, который сейчас спит без задних лап, даже увидев Рагну воочию, предпочел думать, что ему померещилось. Забавный дурачок. Может, его не убивать, а притащить к птенцам, которые еще не летают - чтоб он их развлекал? Впрочем, о кудрявом дурачке еще будет время подумать, а сейчас хорошо бы немного подразнить красного, чтобы все-таки спровоцировать его говорить не о ней, а о себе.
- Или я ошиблась? - Рагна, хитро прищурившись, посмотрела на красного, но увидела почему-то не человеческую личину, а дракона, которым залюбовалась почти против воли, так как любоваться заклятым врагом было для нее практически равносильно предательству. - Может, твоя внешность обманчива?
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Фев 16 2019, 22:44
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
21

*совместно

- Внешность всегда обманчива - протянул охотник, с удобством вытягивая ноги и устраиваясь спиной на каменной стене пещеры, как будто та могла стать от этого мягче. Впрочем глаза его откровенно смеялись. Ему нравился этот разговор, и эта женщина, причем нравились тем больше, чем больше он думал о том, что она, все-таки скорее всего та, белая, и есть.
Красные драконы никогда не питали вражды к своим белым собратьям, и отвечали лишь на прямое нападение, или в порядке самообороны, просто потому, что не видели в них угрозы, да и не испытывали потребности в драках или победах. Находились даже идеалисты, мечтавшие о том времени, когда белые тоже поймут как изменился мир, примут волю Матери, и драконы снова будут жить в мире, как в благословенные времени до Катаклизма.
Келгар как раз к таким идеалистам и принадлежал, хоть и понимал умом, что такое чудо навряд ли произойдет. Поэтому мысль о том, что ему, возможно, выпал счастливый случай вот так, мирно сидеть и беседовать с белой - была донельзя приятной. Жаль, конечно, что приходится вести разговор в человечьем облике и подделываться под человека, мало ли, вдруг он ошибся, и она таким человек . А ведь насколько лучше было бы без этих масок обоим. Но примут этом он прекрасно понимал, что не будь белая вынуждена носить маску, то и разговора бы никакого не получилось. А говорить с ней ему нравилось, и нравилось смотреть на нее, особенно на то, как плясали огненные отсветы костра в льдистой синеве ее глаз. А вдруг… А вдруг все же удастся… ну… если не подружиться, то хотя бы заинтересовать и заинтриговать ее настолько, чтобы и в следующий раз когда-нибудь снова удалось бы поговорить…
Он почти слышал недоверчивое фырканье вождя, который относился к подобным мечтам весьма скептически, ну так что с того.
- Еще и как обманчива. Слыхала про герцога этого, южного, который брат короля. Я как- то видел его, когда промышлял выдр в Астере. Здоровенный такой, на голову выше меня, вдвое шире, правда и пузатый как бочка, и добряк, по лицу видать, хоть и пыжился величие на физиономии изобразить. Трех жен поменял, и ни одна даже забеременеть не сумела. Хотя вторая, говорят, от другого мужа чуть ли не каждый год рожала. А еще был такой король, долгожителем прозвали. Так этот трех жен схоронил, да наплодил столько потомства, что и сосчитать не мог, хотя был, говорят, маленький, плюгавенький и на хорька похожий. Так что не очень-то на внешность рассчитывать можно.
Он с наслаждением потянулся. Как ни странно, спать больше не хотелось. Келгар подсунул еще пару веток в огонь и с любопытством поглядел на девушку.
- Вот и по твоей внешности ничего не понятно. Не похожа ты на обычных крестьяночек, уж не взыщи, и говоришь иначе.

Тут он вспомнил, на кого из знакомых ему типажей женщин похожа Рагна. На воительниц- норкингов, или на разбойниц из лесной братии. Даже в шайке у Мора тоже девица была, а уж в прежние времена такое и чаще встречалось. Или на девицу из борделя, решившую сменить ремесло. Никто ведь больше из молодых женщин, которых ему доводилось знать, не умел так свободно и раскованно разговаривать с незнакомцем, да еще и почти наедине, почти нагишом, в глухой ночи, в пещере, где на на фахану ведомо сколько миль вокруг ни одной живой души. А эта, нате вам, спокойна, как будто всю жизнь только этим и занималась. Ни тени беспокойства ни в глазах ни в голосе, ни забот каких… и с каждой минутой ему становилось все интереснее. Да и нравилось, что греха таить, все больше.
- Я бы тебя скорее за девицу из шайки Мора принял, да только видел я их, и у них там только одна девица, другая совсем, не ты.


Красный говорил, и Рагна жадно его слушала. Герцог, Астер, бочонок, крестьяне - из всех этих новых слов она знала разве что крестьян, и теперь вдруг поняла, как мало ее знаний для того, чтобы обманывать красных, которые уже давно бродят среди людишек и слушают их разговоры, изучают их никчемную и глупую жизнь. Да белую в два счета раскусят, стоит ей хоть на мгновение потерять бдительность.
Что это, к примеру, за слова - муж, жена? Скорее всего, так обозначают людишки своих самцов и самочек. Ну и почему, в таком случае, здоровый самец не сумел сделать своим женам ни одного яйца, то есть, детеныша? Ох, как хотелось поподробнее расспросить об этой странности у Келгара, но как? Раз она человек, значит, все эти странности она и сама должна прекрасно знать. Рагна досадливо поморщилась и принялась накручивать на палец прядь рыжих волос, как делала всегда, когда чего-то не понимала, не забывая при этом сосредоточенно прислушиваться к словам Келгара.
Кое-что она все-таки для себя поняла. Герцог, по человечьи - брат короля. Брат, видимо, означает кого-то приближенного к королю. Астером людишки называют местность на юге Кэйранда. За несколько минут разговора с красным она приобрела немало ценной информации.
Например, о хилом короле, лихо оплодотворявшем человеческих самочек. Будь в ее стае дракон, похожий на хорька, ни одна здравомыслящая самочка и не подумала бы с ним спариться. А у людишек эти самые жены едва ли не в очередь к такому выстраивались. Непонятный народец. А кстати, как этот хилый человечек сумел стать королем? Вопросов становилось все больше и больше.
Разговор с Келгаром чрезвычайно заинтересовал Рагну. Если бы не необходимость постоянно напоминать себе о том, что она в человечьем обличье и остерегаться ляпнуть что-то, что выдаст в ней дракона...
Заслушавшись, драконица едва не ответила Келгару сходу, что королева никак не может походить на крестьянку, даже если очень постарается, но вовремя опомнилась. И снова непонятные слова. Что за Мор еще такой, с чего бы Келгару принимать Рагну за девицу из его шайки...
Если она сейчас не придумает достоверный ответ, ей придется очень быстро уходить, если не сказать убегать. Позорно улепетывать от красного. А этого Рагне совсем не хотелось - теперь, когда разговор ее увлек и заинтересовал.
- Ты верно говоришь, я не крестьянка, - согласилась она. - Но что это меняет? Или ты пускаешь к своему костру только крестьянок?
Рагна непринужденно улыбнулась и незаметно подобралась, готовая в любую секунду сорваться с места и прыгнуть с обрыва в Этайн. Ей уже порядком надоели расспросы Келгара, хотелось покончить с ними одним махом, но в то же время и разговор хотелось продолжить.
- Что это еще за шайка Мора? - спросила она с любопытством. - Никогда не слышала о ней.

Келгар как будто и не обратил внимания на ее признание, настолько оно соответствовало его собственным мыслям. И даже не особенно задавался теперь вопросом соответствуют ли ее слова и поведение человеческим. А Если бы и задавался, то, скорее в надежде на то, что соответствия не будет и все больше утвердит его в выводе о том, кто она. Очень уж хотелось думать что она белая. Поэтому даже и риторически удивляться не стал, как это, так близко от границы с Магнаром могут не знать знаменитого разбойника, а легко принялся рассказывать.
- Есть в Магнаре такой разбойник, Дарри Мор. Говорят, лучший стрелок из лука во всем герцогстве, а то и в стране. На турнире, летом, в честь свадьбы короля, он получил серебряную стрелу, главную награду на соревнованиях для лучников. Говорят, потом похитил одну знатную девицу, влюбился в нее, и на признание подарил свою стрелу ей. Говорят, во всем Магнаре его имя в каждой деревеньке знают, а торговцы по дорогам путешествуют чуть ли не с целыми отрядами охраны, так боятся налетов его банды. - Он улыбнулся, вспомнив недавнее приключение, и с веселым лукавством глянул на девушку
- Вот бы кого считать способным наплодить целый выводе детенышей, собой хорош так, что не удивлюсь, если по нему половина магнарских девиц вздыхает. И не трус. Довелось как-то в его обществе по горам от призраков бегать, да в забытой шахте блуждать. Там и баггейн был, настоящий, одного из спутников наших сожрал и не поперхнулся. Марвин, вон, - он кивнул на спящего - все твердил что нечисти никакой не бывает, так воочию убедиться пришлось. А ты видела когда-нибудь нечисть какую?
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Фев 23 2019, 18:24
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
22

*совместно

- Ты чего не договариваешь? – Рагна подалась вперед, нетерпеливо и жадно вглядываясь в лицо Келгара, стараясь не упустить ни слова, ни малейшего движения, когда он продолжит рассказ. – Что было дальше у Мора с этой девицей? Спарились они? А с другими, которые за ним бегали? С ними тоже? И вывели детенышей?
Рассказ о баггейне, шахте и призраках вызвал у Рагны еще больший интерес. Прежде всего, она не понимала, как это такая мелкая тварь как баггейн осмелилась напасть на тех, с кем в компании был дракон. И откуда взялись в шахте призраки… И как Келгар вообще оказался в этой шахте с Марвином, Мором и его шайкой…
Из тех, кого Келгар назвал нечистью, Рагна чаще всего встречала келпи и марел. Но они нравились ей куда больше людишек. Эти создания никогда не путались под ногами, не кишели, как человечки, их было не так уж и много, и они были по-своему красивы. Наблюдать за тем, как келпи пляшет на волнах или как марелы грациозно проплывают под водой, сверкая хвостами, Рагне даже нравилось. Рассказать бы об этом Келгару, чтоб не задавался своим баггейном, но пришлось ограничиться скромным признанием.
- Я видела один раз, ночью, как марела чешет волосы. Но разве она нечисть? Она же в воде живет, она всегда чистая. И чешуя у нее была вполне приятного цвета. Не то что твой вонючий баггейн. А кстати…
Рагна азартно придвинулась к Келгару, забыв обо всем на свете. Слишком много вопросов у нее скопилось, и теперь она не собиралась сдерживаться.
- А почему баггейн на вас кинулся? А что вы делали в шахте? А почему там были призраки? А зачем вы от них убегали? А как вы отделались от баггейна?

Глаза Келгара вспыхнули, точно расплавленное золото, от удовлетворения. Вот оно! Теперь он точно знал, кто перед ним, а Рагна, похоже, в азарте и любопытстве и не заметила, как проговорилась. От восторга у него даже захолонуло где-то в животе, пробрало до саиой спины и шеи в разные стороны, ледяной щекоткой возбуждения. Чудесно! Вот уж теперь точно можно не беспокоиться риском сказать что-то не так.
Он с удовольствием поерзал, устраиваясь поудобнее, казалось, еще чуть-чуть и замурлычет, как несуразно большой но уютный кот, и принялся рассказывать.
- Что там у Мора с девицей было не знаю, сам не видал, только песню о том слышал. Зато призраков видел вот как тебя сейчас. Много лет назад, в одной магнарской шахте обвал случился и кучу людей там замуровало, умерли они плохо, без еды и воды, да и кости так и остались там гнить. Вот и повадились их призраки по округе шарить. Наткнулись как-то на дороге они и на нас, мы от них удирать, они следом. Жуткие твари, и ведь ничем их не проймешь. Удирать да повалились сослепу в дыру какую-то, один из разбойников сказал что это воздуховод, ну чтобы те кто в глубине работают без воздуха не задохнулись. Там колодец был, один из парней туда и свалился. А там в глубине баггейнова нора была. Мы его поднимать свалился, а вместо него баггейн выполз. Схрумкал его, им же обернулся да и к нам. Точь-в точь похож, только копыта оленьи вместо ног, по ним и признали кто таков. А он как сообразил что поняли - снова собой обернулся и Мора чуть не сожрал. Тем и спаслись что Марвин его серебром отогнать придумал. Все монеты что при себе были извели, пока загнали обратно в нору, а потом долго блуждали пока не выбрались. А марелы и правда красивые. Знаешь сколько историй про них у людей интересных есть

- Получается, баггейн не любит серебра. Странно, почему? – Рагна даже не заметила, как стала рассуждать вслух. – Серебро красивое. И золото красивое. Почему баггейн боится серебра, но не боится золота? И почему вообще нужно бояться серебра? Дикое, глупое создание.
«Один несильный удар лапой или хвостом – и от баггейна осталось бы только липкое пятнышко возле его норы. Зачем было мучиться с серебром? – озадаченно думала Рагна, снова принимаясь накручивать на палец волосы, и вдруг едва не вскрикнула от посетившей ее догадки. – Так ведь Келгар ходил же с ними не как дракон, а как человек! И баггейна провел, вот ведь хитрец!»
Рагна с уважением посмотрела на красного. И от призраков избавился, и от баггейна, и все это в человеческой неудобной и слабой личине… Хотя… Ну какая же она слабая, личина у Келгара была вполне себе сильной. По человеческим меркам он был вообще здоровяком. А знает сколько всего… ну почти как Кранст. Интересно, а знает ли Кранст, что баггейна можно не только раздавить, но еще и серебром отпугнуть? Вот удивится старый дракон, когда Рагна придет к нему не с вопросом, а с ответом…
А Келгар продолжил рассказ. Казалось, интересное в нем никогда не закончится. Надо же, люди еще и про марел сочиняют истории.
- Не слышала ни одной, - качнула головой Рагна и с нетерпением птенца, увидевшего вкусную рыбку, дернула Келгара за рукав. – Расскажи! Все расскажи! Что люди сочиняют о марелах?
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Мар 03 2019, 23:37
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
23



- Сам не знаю почему. Люди верят, что вся нечисть боится серебра, что оно - самый чистый металл на свете. - Келгар охотно принялся отвечать на вопросы. Мало того,что белая была хороша, и беседовать с ней было само по себе приятно, так это предоставляло еще великолепный случай посеять хоть в ком-то из белых мысль о том, что люди куда интереснее и любопытнее, чем белые предполагают, что эту породу есть за что уважать, и есть зачем изучать. Конечно, смешно было бы даже предполагать, что многовековую вражду белых и красных драконов можно сгладить, рассказав кучу интересностей о предмете этой самой вражды - то есть, о людях, да и рассчитывать на то, что несколько баек смогут убедить даже одну-единственную драконицу в ошибочности воззрений ее рода, было и вовсе нелепо. Но….
- Может быть они не так уж неправы. Знаешь, ведь если налить в кувшин воды, закрыть, да и оставить ее на долгое время - вода попортится. А если бросить в кувшин что-то серебряное, то вода не испортится никогда, сколько бы не простояла.
Келгар едва не улыбнулся, заметив, что все больше и больше отходит от образа человека-охотника, и с собеседницей своей говорил так, словно не замечал ее человеческого обличья. Приятным и любопытным было то, что и она этого как будто не заметила, сама легко перейдя на привычную позицию говорить и слушать о людях со стороны.
- А что касается марел, у-у-у, о них историй столько, что ты устанешь от них раньше, чем дослушаешь и половину. Но несколько, самых интересных могу рассказать.
Он поколебался, ужасно хотелось закурить, и рассказывать с комфортом, но все же не стал - дым мог быть ей неприятен, а прерывать начатый рассказ вопросом не хотелось.
- Рыбаки на западном берегу и сейчас частенько говорят, что марелы кого-то спасают о время шторма, или наоборот, топят, при ясной погоде. А три сотни лет назад, был в Эламенском королевстве владетельный лорд, у которого была дочь-красавица. Пошла как-то раз девица с подругами к морю, и там, увидел ее из оды один молодой марел. Как увидел, так и голову потерял, возжелал ее больше всего на свете. Часто выходил он на берег, слонялся и искал незнакомку, которую видел на скале, пока, нконец, не увидел девушку эту на празднике каком-то, и не познакомился с ним. Был он молод и красив, и девица тоже влюбилась в него, не зная, кто он. Больше года встречались они на берегу, в гротах у берега, в заброшенных хижинах, и так тянуло их друг к другу, что жить друг без друга не могли. Но потом случилась нелепость. На одном из празднеств, где они были вдвоем, юношу-марела окатили из ведра, и во мгновение ока, он свалился на землю, и все увидели, как ноги его срастаются и разворачиваются в длинный хвост. Так, девушка узнала, кем был ее возлюбленный. Концовок же этой истории я слышал несколько. Одни говорят, будто девушка испугалась и убежала, а марел уплыл, и поклялся, что она все равно достанется ему. В ночь, когда девушку выдавали замуж, он проник в замок ее отца, стоявший на скале над морем, похитил ее, и утащил в море, их кинулись ловить, да только тучу брызг и видели. Девица, разумеется, утонула, а марел, сообразив, что держит в руках только труп - выбросился на скалы и тоже погиб. Другие рассказывают, что марела убили крестьяне, закололи вилами, прямо там, на празднике, а девушка сама выпрыгнула из окна своей башни, когда ее хотели выдать замуж, утонула и сама стала марелой, а через полгода к воротам замка ее отца подбросили младенца с перепонками между пальцев, третьи утверждают, что девушка сбежала с марелом, но посланные вдогонку люди лорда пристрелили ее уже в воде, а марел в гневе утопил потом и ее отца и всех его людей… Но очень многие утверждают, что видели сети, в которых запутались трупы красивой девушки и молодого марела.
Еще рассказывают, что некий монтарский лорд был спасен некоей марелой во время бури, и что они так полюбили друг друга, что поженились, лорд увез ее к себе в замок, и они жили там очень долго, она родила ему детей, но потом стала тосковать по морю, чахнуть, и в конце концов, сбежала, и уплыла обратно в море, а лорд до самой смерти своей ходил к берегу и ночевал на скалах, но она так и не приплыла. А еще есть история о мареле, которая влюбилась в принца, вышла из моря и стала жить при его дворе, в надежде завоевать его сердце, но он женился на другой, и она вернулась в море, прихватив с собой его молодую жену, и утопила ее, чтобы отомстить. Забавно, что большинство легенд про них так или иначе связаны с любовью, смертью и местью. Ни про каких существ больше не существует такого количества преданий, как о них.
Он сощурился с улыбкой глядя на нее, и заблестевшие в глазах искорки ясно договорили “даже о нас”.
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Мар 10 2019, 15:17
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
24

В рассказах красного о марелах и людях, влюбляющихся друг в друга, было много странного, непонятного, но до жути интересного. Выходит, людишки легко теряют головы и способны на самые странные поступки. От марел, конечно, можно всего ожидать, но чтобы этот копошащийся в грязи народец способен был испытывать такие сильные чувства - этого Рагна не ожидала. И задумалась надолго, когда Келгар замолчал. Она, казалось, забыла о том, что рядом - два ее извечных врага: красный дракон и человек. Забыла о своем недавнем желании дождаться подходящего момента и убить красного. Рагна смотрела в огонь и видела там образы марел и людей, о которых только что услышала. Келгар рассказывал совсем не так, как Кранст - тот говорил обстоятельно и подробно, но сухо. А слушая Келгара, Рагна словно видела сама то, о чем рассказывал красный.
Как странно, что у этих жалких людишек могут выходить такие интересные истории. Сложные, запутанные, трагические. Они вызывали так много эмоций... Парочку из первой истории Рагна искренне пожалела. Марел, конечно, виноват - надо было не допускать ситуации, в которой на него могла попасть вода. Бестолковый какой, из-за его неосмотрительности оба пострадали. Раз так любил свою человечиху, мог бы и позаботиться о ней.
Несколько концовок не устраивали Рагну, ей хотелось определенности, и она решила, что на досуге сама придумает концовку для этой истории.
Вторая история о зачахнувшем от любви лорде не вызвала у Рагны сожаления, но драконица не могла не восхититься силой любви, которую испытывал этот лорд. Никого больше не захотел, а ведь столько человеческих самочек повсюду, они же прямо кишат. И ни одна его не впечатлила, так и помер. От тоски. Думать об этом было немного печально и почему-то приятно.
На последней истории Рагна словно споткнулась. То, что марела вернулась в море, Рагна мысленно одобрила, но не могла понять, почему она не погубила вместо какой-то дуры самого принца, раз тот оказался таким бесчувственным идиотом и не ответил ей взаимностью?
Мыслей было много, эмоций тоже, причем самых разнообразных. С Рагной такое случилось впервые. Замерев на месте, она с удивлением прислушивалась к себе, пытаясь понять, чего же ей хочется. Хотелось многого. Растерзать людишек, погубивших молодого марела. Посмотреть на чахнущего от любовной тоски лорда. Собственноручно вырвать сердце из груди дурака-принца и отдать его глупой влюбленной мареле.
- И это все выдумали люди? - проговорила, наконец, Рагна, отведя взгляд от огня и уставившись на Келгара. - Хорошо придумано. И ты хорошо рассказываешь. Как будто ты сам там был и все видел.
Рагна качнула головой и слабо улыбнулась.
- Никогда бы не подумала... Любовь, месть... смерть от любви... Такие глупые, такие бестолковые, такие слабые... и вдруг такие чувства, - драконица говорила вполголоса, не обращаясь к собеседнику, она словно думала вслух. - Даже если все это - выдумка, то очень хорошая... это странно. Очень странно...
Рагна привычным жестом принялась накручивать волосы на палец, явно собираясь погрузиться в глубокие раздумья, но вдруг резко выпустила волосы и озадаченно посмотрела на Келгара.
- А почему это они сочиняют только про марел? А про... других?
Посмотреть профиль
 
Келгар

Келгар
Репутация : 275
Очки : 312


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Мар 11 2019, 20:42
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
25

- Про других тоже сочиняют, и много. Всех историй про всех существ, которые они за все время напридумывали, за много жизней не собрать. А ведь некоторые из них, возможно и не выдумки. Или когда-то были настоящими событиями, которые молва потом приукрасила, и с каждым пересказом новыми деталями снабдила. Про гвиллионов и Старуху, про баггейнов-оборотней, двойников анку, корриган и красных шапок… только ведь тебе не про них интересно, да? - Келгар неожиданно весело сощурился - Тебе интересно про драконов? Про драконов как раз легенд, претендующих на достоверность, удивительно мало, хотя сказок хоть отбавляй. Например любят они сюжеты про то, как дракон похищает девушку, а храбрый рыцарь едет ее выручать, совершает множество подвигов по пути, убивает дракона, женится на девушке и живут они счастливо до конца своих дней.

Если он хоть что-то знал о том, каковы белые, эта история уж никак не могла понравиться Рагне, и он заранее поднял ладонь, прося, чтобы его не перебивали.

- Знаю-знаю, что куда уж человеку с драконом тягаться. Не забывай, это всего лишь сказки. В сказках у них и животные разговаривают, и волшебники чудеса творят, мертвые воды раны заживляют, живые воды - мертвых воскрешают, и вообще, творится куча всего такого, чего в жизни произойти не может. Их и вовсе не счесть, самых разных. Но некоторые сказки от легенд трудно отличить. Ну, например: однажды некий лорд-изгнанник сбился с пути, и завернул в пещеру, в которой отдыхал дракон. Дракон оказался либо сытым, либо старым и мудрым, как бы то ни было, рыцаря он не съел, а подсказал ему правильную дорогу, да еще и пару советов дал, благодаря которым лорд сумел вернуть свои владения и жениться на женщине, которую любил. Тогда лорд он вернулся к той пещере, чтобы поблагодарить, но большого дракона в ней не нашел, а нашел только большое, чешуйчатое яйцо. Решил лорд, что дракон улетел и скоро вернется, и остался в пещере охранять яйцо, пока дракон не прилетит обратно. Прождал он там сорок дней и ночей, дракон все не возвращался, а лорд не решался уйти, и оставить яйцо без охраны. Концов я слышал два: первый - что лорд так и умер в той пещере, не дождавшись, и не оставив яйцо, и его, уже окаменелое, потом так и нашли рядом с его скелетом; а второй - что лорд, убедившись, что дракон не прилетит, забрал яйцо с собой, и однажды из него проклюнулся птенец, которого лорд пробовал держать у себя в замке, пока птенец не подрос, не сожрал лорда и не улетел. Во второй, мне, честно говоря, не верится, ни один мудрец-человек не знает, как ухаживать за драконьим яйцом, чтобы оно проклюнулось. Вроде бы сказка, но некоторые даже имя этого лорда называют, и этот лорд и правда жил когда-то на земле. Трагических легенд вообще больше, но есть и веселые. Например,
в одной деревне, слышал лет сорок назад - рассказывалось, что повадился некий дракон на юга летать, и крестьянскими овцами кормиться. Крестьяне собрались на него с кольями, да вилами, а он утянул одну овцу из стада, усадил ее на крышу ихнего храма, да еще и нагадил сверху, прежде чем улететь, да так, что они потом головы ломали, как животину снять, да еще и неделю двери своего святилища отскребали. - Келгар хмыкнул - Вот и думай, придумали ли кметы сказку, или и правда решил кто-то из драконов пошутить, под хорошее настроение?
Вопрос был, скорее риторический. Ответ был Келгару хорошо известен, как и дракон, совершивший это наглое непотребство с бедной овечкой, о чем откровенно и смеялись золотинки в его глазах.
- Еще есть история о том, что похищенная принцесса, которую дракон в свою пещеру утащил, так полюбила дракона, что когда рыцарь приехал ее выручать - обозвала его безмозглым дуралеем. Рыцарь аж подавился от такого нахальства, как же, мол, так, мне же полагается тебя от чудовища спасти, а ты за то меня полюбить должна, а принцесса его на смех подняла, мол где уж тебе, а для верности и по голове ему настучала первой попавшейся дубинкой, и велела проваливать подобру-поздорову, пока дракон не проснулся, и его костями не позавтракал, потому как…. - Келгар защелкал пальцами и зажмурился, припоминая формулировку
- Да! Потому что от такого протухшего мяса, что в доспехах немытым неделю бродило, возлюбленному ни удовольствия, ни вкуса, а несварение желудка и вовсе ни к чему. Это даже не сказка а песня. Вот от него - он кивнул на спавшего Марвина - ее и услышал, совсем недавно. Жаль, что петь я не мастер, тебе бы она понравилась.
Посмотреть профиль
 
Рагна
королева белых драконов
Рагна
Репутация : 32
Очки : 42


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Мар 13 2019, 21:42
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
26

Человечишка, убивающий дракона?! Рагна возмущенно зашипела, привстала, собираясь подробно объяснить глупому красному, что такой наглой лжи не слышала с того самого момента, как выбралась из яйца, но Келгар вовремя напомнил ей, что это - всего лишь выдуманная человечишками сказка.
Презрительно фыркнув, Рагна все же уселась обратно и не стала перебивать рассказ, который, нельзя не признать, был ей очень интересен. Человек, охраняющий драконье яйцо, вызвал у нее скептическую усмешку, но Рагна немного подумала и пришла к выводу, что лорд поступил так не из благородства, а по глупости. Он, вероятно, решил, что, если станет растить дракона самостоятельно, тот вырастет и в благодарность станет его слушаться. Ну не дурак ли? Дракона должен растить и воспитывать только дракон! Неудивительно, что подросший драконенок слопал своего воспитателя. Если только правда то, что человечишка сумел его довести до вылупления.
История с овцой и храмом вызвала у Рагны бурю восторга. Она повалилась на спину возле костра и громко расхохоталась, представляя выражения лиц человечков, собравшихся вокруг своего загаженного храма, на верхушке которого одиноко блеяла овца.
- Клянусь звездами, это великолепно придумано! - воскликнула Рагна, вытирая слезы, которые выступили на ее глазах от смеха. - Жаль, я никогда о таком не слышала!
Иначе непременно бы повторила эту шутку. И сама обернулась бы человечихой, чтобы быть среди людишек, когда они увидят, какому надругательству подверглось их святилище. Взгляд Келгара был слишком довольным и хитрым, чтобы не предположить, что он сам и был тем драконом, который столь удачно пошутил. Рагна даже позавидовала ему - надо же, какие интересные вещи способны прийти в голову красного дракона! Может, он такой умный от того, что дольше живет и общается с людишками? Хотя, это бред, разве от общения с этим мелким народцем можно стать умнее? Пусть они и сочиняют забавные истории, но... они же ничтожества. Досадное недоразумение Природы, которых нужно как можно скорее уничтожить. Но если уничтожить, то и не над кем будет так изысканно шутить, не у кого будет узнавать новые истории...
И пусть! Людишки - враги! Красные - враги! - попыталась пробудить в себе ненависть Рагна, но безуспешно. Ее любопытство вспыхнуло вновь, стоило Келгару начать рассказывать новую историю. На этот раз о влюбленной в дракона принцессе. Слушая, драконица одобрительно кивала, а, услышав, как именно прогнала принцесса своего избавителя, едва не замурлыкала по-кошачьи от удовольствия. Так им, глупым людишкам, и надо! У принцессы-то оказалось все в порядке со вкусом! Правильно сделала выбор между великолепным драконом и жалким вонючим червяком! Впрочем, чтобы сделать такой выбор, особенного ума не требуется, с первого взгляда ведь видно, кто есть кто.
Но... но ведь эту историю сочинил... человек?! Вот этот самый человек, которого она едва не утопила?! Как? Как он мог сочинить историю, в которой представитель его рода предстает в таком неприглядном виде?
Рагна запуталась, тщетно пытаясь разобраться в мотивах этого человечка, озадаченно и недоверчиво смотрела то на Келгара, то на спящего, и, в конце концов, так и не придя ни к какому решению, задала вопрос:
- Песню о том, что принцесса прогнала рыцаря и осталась с драконом, сочинил вот он? Вот этот... - она запнулась, выбирая самый уничижительный эпитет, но так ничего не подобрала и продолжила. - Но разве он не должен желать победы рыцаря над драконом? Зачем ему петь... вот так?
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
27

 
 
13.12.1253 Тайна озера Этайн.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Devil's Harvest
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей Киндрэт
Разлом Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL