ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 13.12.1253 Тайна озера Этайн. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 489
Очки : 753


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 05 2018, 20:21
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
1


Дата, время: 13.12.1253г.
Место действия: берег озера Этайн, графство Веден, Вестмор
Участники: Келгар, Марвин
Предыстория/суть темы: Узнав ошеломляющую новость, бард понимает, что ему совершенно некуда торопиться, и решает отправиться вместе со своим новым другом на поиски новых приключений к одному из самых живописных озер Кэйранда - к озеру Этайн. Он даже не подозревает, как близок к новым открытиям, впечатлениям и приключениям.
Посмотреть профиль Online
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 489
Очки : 753


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 05 2018, 21:06
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
2

- Чтоб мне в бездну провалиться, фахановы яблоки мне в печенку, пьяного бохана мне в ...! - иных слов для выражения восхищения Марвин подобрать не смог. В самом деле, то, что он сейчас видел перед собой, хоть и достойно было куда более красочных славословий, вызывало такие сильные эмоции, что подобрать средства для их выражения было попросту невозможно - о них хотелось высказаться немедленно.
Перед бардом простиралось величественное и суровое озеро Этайн, многократно воспетое в балладах, озеро, с которым было связано бесчисленное количество легенд и слухов. Прихваченное с краев льдами, окруженное заснеженными скалами, в середине оно и не думало замерзать. Пробившиеся сквозь набрякшие от снега тучи солнечные лучи заставляли берега и скалы искриться и переливаться всеми цветами радуги. Казалось, что озеро специально к приходу барда решило показать себя с самой выгодной стороны, чтобы он восхитился как следует и сложил очередную балладу в честь красоты озера Этайн.
- Итить-колотить... - вдохновенно прошептал Марвин и, понаслаждавшись еще немного заснеженной красотой, почувствовал, что замерз, и дальнейшее любование может обернуться для него охрипшим голосом и безобразно покрасневшим носом. Тогда он вернулся к костру, возле которого бессовестно оставил хлопотать Келгара.
- Чем тебе помочь? - спросил Марвин приятеля, когда увидел, что ужин уже готов, а костер ярко пылает. Получив ожидаемый ответ, что ничем, Марвин кивнул с видом - мол, ну вот, а так хотелось помочь - и принялся набивать трубку. Взгляд его сделался привычно-тоскливым, и он печально выпустил в темнеющее небо первый клуб дыма.
Но печали Марвин уже не ощущал - хотя, по всем общепринятым законам, уже должен был либо порываться броситься со скалы в бурное... ну хорошо, не бурное, а вполне спокойное в это время года озеро, либо бежать со всех ног в Эламену с криком "Я верну тебя, любимая!", размахивая на ходу раздобытым где-нибудь с оказией мечом. Ведь недавно, в одном Вестморском трактирчике под говорящим названием "Путь Червя", он услышал разговор двух торговцев, которые приехали в Вестмор продавать Эламенский мед. Новость была страшной, жуткой, она ломала все планы барда, лишала его надежды на счастье, и... и одновременно освобождала. Оказывается, граф Тераден скоропостижно умер, причем не сам умер, а с помощью неизвестных негодяев. А его дочь, обещанная покойным графом Марвину в жены, уже обручена, и не с кем-нибудь, а с герцогом Эламенским*.
Причин торопиться в Эламену у Марвина больше не было, желания туда направляться - тем более, и он решил осуществить свою давнюю мечту - встретить первый день нового года в одном из самых загадочных мест Кэйранда, благо, они находились от него, можно сказать, в двух шагах. Почему охотник согласился его сопровождать, Марвин не думал. Он просто радовался, что охотник пойдет к Этайну вместе с ним.
Первые пару дней Марвин искренне горевал по утраченному счастью. Выражалось это горе в мрачном, устремленном в никуда, взгляде, огромном количестве выкуренного табака, непрерывных вздохах и заунывных песнях на привале. На третий день Марвин, проснувшись, вдруг осознал, что он снова свободен, волен идти, куда хочет, делать, что хочет, и никто никогда не сумеет его закрыть в четырех стенах и обвесить обязанностями до конца его дней. Это открытие Марвина приободрило, но он посчитал, что будет слишком легкомысленно прекратить горевать так скоро, и продолжал разыгрывать безутешную тоску.
Вот и теперь, докурив, Марвин, наскоро проглотив несколько кусков мяса, подхватил новенькую лютню и, проведя несколько раз по струнам, затянул песню про трех воронов, которые сидели в ряд и договаривались, как им поклевать павшего в бою воина, ведь тело караулит верный пес, не менее верный конь, и уж совсем верная жена.
----------------------------
*Купцы тоже люди, им охота посплетничать, и за достоверность их сплетен никто, кроме купцов, ответственности не несет
Посмотреть профиль Online
 
Келгар

avatar
Репутация : 229
Очки : 256


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сегодня в 01:24
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
3

Келгар, с трубкой, устроился полулежа на охапке душистого ельника, опираясь на локоть и, со стороны казалось бы, дремал с полуприкрытыми глазами, если бы не струйки дыма, и едва заметный намек на улыбку, время от времени угадывающийся в уголках рта. Ему было хорошо здесь.
Путешествовать вместе с бардом оказалось интересно и непривычно, и если Марвин и удивлялся тому, что охотник оставался с ним а не ушел куда-то по каким-то своим делам, то сам он и не собирался никуда. Ему был интересен и сам бард, и чем больше охотник узнавал его, тем больше симпатизировал, и удивлялся - той смеси несочетаемых качеств, которую представлял собой Марвин, в частности, любопытствуя такой смеси кажущегося слабодушия, и неожиданного, хоть и глубоко запрятанного мужества, которому он был свидетелем в шахте.
Да и то, что Марвин был бардом - приносило дополнительное удовольствие от совместной дороги, которое не приедалось и не теряло остроты. Каждый вечер после ужина у их костра звучали песни и баллады, которые Келгар очень любил слушать. Ему, конечно и раньше доводилось коротать дорогу с самыми разными людьми, и, случалось, на привалах тоже звучали песни, но одно дело - то, что и как поют полупьяные охотники, браконьеры да наемники, и совсем другое - пение барда. И не в трактире или на городской площади, где гомон голосов, стук, хохот и прочие шумы заглушают слова и музыку, а вот так, в тишине, под морозным холодным небом, под тихое потрескивание костра.
Келгар любил поговорить, пошуметь, посмеяться, рассказывать и слушать разного рода байки и истории, не дурак был и выпить и за девками приволокнуться, но, как-то неожиданно оказалось что баллады барда, приносят удовольствие совершенно особого рода, и ощущение, что непостижимая тайна человеческих душ вот где-то тут, совсем рядом, касается слуха, так, что кажется, вот-вот и откроется...
Так что он слушал и слушал, расслабленный, весь погрузившись в слух, лениво попыхивая трубкой, и блаженствуя от безделья и отсутствия необходимости куда-то торопиться.
Было приятно осознавать, что завтра не надо снова пускаться в путь, и побыть ради разнобразия, на одном месте какое-то время. Стоянка, которую они разбили над озером, как нельзя лучше подходила для этого. Скалистые утесы, окружавшие Этайн изобиловали трещинами, расселинами и пещерами, в одной из которых они и обосновались, устроив удобные постели из еловых веток, укрытых дорожными мешками, и выстлав пол для тепла сухим тростником. Разводить костер в пещере не стали - свод ее был сплошным, а вход - низким, и дыма от такого костра внутри было бы куда больше, чем тепла. Зато небольшая плоская площадка у входа, подходила для этой цели как нельзя лучше. Она нависала прямо над озером, открывая с высоты двадцати с лишним футов превосходный вид, не заслоненный даже вездесущими кустами ежевики. Здесь было и довольно мелкого каменистого песка, чтобы оттереть котелок и руки от жира, без надобности лезть вниз по тропинке к озеру, так что довольно было лишь расчистить с нее снег, оградить камнями круг для костра, и набросать пару охапок ельника вместо кресел, и, несмотря на ночной морозец и мелкий снежок, было сухо и тепло.
Добычи в лесу водилось вдосталь, как Келгар уже успел убедиться сегодня днем, так что перспектива провести на этом месте с десяток дней его более чем устраивала. Так что он слушал, расслабленно и с удовольствием, временами улыбаясь некоторым строчкам, и только когда бард умолк - полностью открыл глаза, в которых плясали золотые отсветы костра, и полюбопытствовал.

- Скажи-ка, а чего это рядом с ним вдова делает? Вроде ж на войну жен тащить не положено.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 489
Очки : 753


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сегодня в 02:26
4

Если было в этом мире что-то, что Марвин любил больше пения и дальних странствий без определенной цели, то это - долгие, неспешные разговоры на отвлеченные и возвышенные темы. Жаль, не со всеми получалось их вести. Но в Келгаре бард нашел неоценимого собеседника. А самым удивительным было умение охотника слушать. За свою жизнь Марвин повидал немало слушателей. В основном это были слушатели ради удовольствия и развлечения. И слушали они не Марвина, а будто бы сами себя. Плясали или плакали, пили или спали под звуки его лютни - но в суть баллад обычно не вникали. А Келгару было интересно разбираться и вникать, и порой он находил такие моменты, на которые и не сразу сообразишь, что ответить.
Каждый раз, когда Марвин не был уверен в том, что знает правильный ответ, он пускался в отвлеченные рассуждения.
- Друг мой Келгар! - высокопарно начал бард, отложив лютню и растянувшись на еловых лапах. - Понимаешь, пространство, в котором происходят действия баллад, несколько отличается от действительности. Там живут говорящие птицы и звери, там очень быстро происходят события, но самое главное в балладах - это то, что там повсюду образы и иносказания. Взять нашего воина. Это не просто воин. Это - мужик. Сильный, храбрый - воин, короче. Все таким хотят быть, несмотря на то, что в балладе он помер. То есть, воин - не просто воин, а символ. Мужества и доблести. Чести и верности - он ведь на поле боя умер, как и положено настоящему воину. У такого воина не может не быть возлюбленной или жены. Это основное правило сложения баллад, дружище. Тебя ведь слушают и мужики, и бабы. Мужики должны представлять, как они, такие все отважные и непобедимые, тоже рванут в бой, а бабы - как они, такие все распрекрасные и нежные, будут ждать своего героя с войны. Или обнимать его, вернувшегося с победой. Или скорбно склоняться над его поверженным челом, а окружающие будут смотреть на все это и восхищаться силе их любви и преданности. Понял? Итак, образ вдовы - тоже символ. Он у нас обозначает великую силу любви, ну и по совместительству нежную деву. С воронами все понятно - это сама Смерть, которая склоняет голову при виде того, как сильно ценили воина его друзья и возлюбленная, как они преданы ему и как скорбят о том, что он умер.
Произнеся этот длинный монолог, Марвин вновь потянулся за лютней и, тихонько перебирая струны, подытожил:
- Нельзя в балладе без бабы, если короче. В героической - нельзя. Неинтересно будет. Я вот сейчас тебе еще одну спою, а ты представь, что в ней не было бы бабы.
И Марвин запел уже знакомую охотнику балладу про славного Дарри Мора, который завоевал на турнире серебряную стрелу, а потом преподнес ее в дар красавице-дочке герцога. А сам ушел в леса с тоской во взоре и скромным мешком монет за плечами, роняя в мох скупые слезы безутешной печали.
вот песня про трех воронов:
 
Посмотреть профиль Online
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
5

 
 
13.12.1253 Тайна озера Этайн.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей Киндрэт
DREAMS OF CROWN Разлом Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL