ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход
Доброго времени суток, друзья.

Продолжая совершенствовать наш мир, и в помощь тем, кто путешествует, и интересуется расстоянием между какими-либо пунктами,
рад сообщить, что карта мира в матчасти обновлена. В нее добавлена масштабная сетка, шагом в 50 км (32 мили)
Смотреть тут
Если нужен просто рисунок карты, то смотреть: физическая карта мира и карта с границами областей

Напоминаю, если изменения в матчасти не отображаются, следует обновить страницу

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Легенды о былом
 

 20.11.1248. Птица в клетке. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 447
Очки : 559


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Окт 02 2018, 11:10
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
1

В клетке птица не поет.
В клетке птица не летает
.


Цитата :



Дата, время: поздняя осень 1248 года.
Место действия: Эламена, герцогский замок Байонн.
Участники: ан-герцог Ковенгарр (19 лет), герцог Дарелл (20 лет).

Суть темы: Двум молодым лордам предстоит выяснить, всегда ли схожие судьбы достаются схожим людям.



___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 447
Очки : 559


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Окт 02 2018, 11:38
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
2

Беллония, Форвуд, Магнар, Эламена - словно имена братьев и сестер, горячо любящих друг друга, сложены названия герцогств вместе в маршруте новопровозглашенного герцога Дарелла. Дальше "имена" были еще звучнее - Астер, Ланс, Логрия, Аспария... Так много удовольствий дарило и еще подарит Анджею это путешествие; так много любви, плотской и духовной, что он уже терял счет замкам, новым знакомствам, любовницам и их спальням. Он вырвался из тирании отца, надел на себя герцогскую цепь и, самым наглым образом наплевав на траур, сбежал из скорбящего Ардора, из своей клетки, в мир, полный наслаждений, который долго, слишком долго ждал именно герцога Анджея Дарелла. Вселенная любила его, а он в ответ обожал ее всей своей бездонной душой.

Байонн, замок герцога Эламены Эктора Ковенгарра, был одной из точек маршрута Анджея. Стремительно наступала зима. Теплолюбивый Нарцисс бежал от холода на юг, и еще в письме, которое заблаговременно отправил, оповещая герцога Ковенгарра о своем приезде, уточнил, что не задержится надолго, но обязательно нанесет визит. И сдержал данное обещание. Под черными знаменами вся процессия герцога Дарелла одной из осенних ночей 1548 года въехала в главные ворота Байонна.
Утром состоялся официальный прием. Оказалось, что некогда Дерфел, скоропостижно погибший отец Анджея, и Эктор были дружны. По случаю траура пира в первый день приезда Анджея не было. Однако Даррелл настоял на праздновании в день второй. В пиршественном зале накрыли богатые столы, налили в кубки лучшие вина, были приглашены знатные люди и прославленные рыцари. Все диалоги Анджея с Эктором так или иначе сводились к ностальгии по подвигам Дерфела, его восхвалении и скорби по нему, тостам без чоканья и бесконечным выражениям соболезнования. Лишний раз вспоминать об отце Анджею всегда было неприятно, потому общество равного себе по статусу находил утомительным и избегал его. Дарелла тянуло к молодежи, веселью и пьянству. Потому он выделил принимающему герцогу ровно столько внимания и времени, сколько требовали приличия. А затем отправился танцевать, потом затерялся среди мужчин-сверстников, где снова и снова выпивал, отпускал пошлые, зато весьма успешные шуточки, в скором времени стал душой компании и, не чураясь пить с бесфамильными рыцарями, имен которых он, впрочем, тоже не знал, прекрасно проводил время.

С Кэйданом на тот момент они были знакомы исключительно официально, возможности узнать друг друга лучше эти два дня не предоставили, а среди шумной молодой компании на пиру ан-герцог замечен Анджеем не был.
Они пересеклись позже, когда солнце уже село, компания выходила на террасы покурить трубки, все уже возвращались обратно. Кэйдан шел им навстречу, Анджей окликнул его:
- Ан-герцог, задержитесь, будьте любезны.
Махнул рукой приятелям, которые обернулись, давая им знак, чтобы не ждали. А слуге, который нес напольные высокие подставки с табаком и лучинами, указал место, куда их поставить.
- Знаете, - звучно и с улыбкой начал Анджей, когда все остальные ушли и он с Кэйданом остался наедине на террасе. - Вы напоминаете мне меня самого.
Их укрывала от накрапывающего дождя крыша, стоящая на столбах. От влажности было зябко, а звук дождя навевал светлую грусть.
Анджей оперся на каменные перила. Достал свою трубку, еще не остывшую. Начал медленно вновь начинять табаком, при этом повествуя. Он был в той стадии опьянения, когда хочется медленно и долго говорить о вечном. Кэйдан мог решить, конечно, что Анджей задержал его для разговора серьезного, и ошибся бы.
- Меня год назад, - уточнил герцог с улыбкой, на секунду взглянув собеседнику в глаза. - Год назад мне тоже было девятнадцать, я был ан-герцогом, а мой отец был надзирателем моей золотой клетки, ключ от которой был только у него...
Анджей почти вальяжно присел на перила, раскуривая трубку, закинул ногу на ногу. Затянулся, сжимая конец трубки губами. Он держался и вел себя так, будто именно он был наследником всего вокруг, а никак не Кэйдан. А как еще вести себя человеку, чувствующему себя властелином мира!
- Только вот птица в клетке не поет, - низким голосом, как всегда бывает от табака, проговорил, выдыхая дым, и затянулся вновь, еще более крепким. - Скажите, ан-герцог, - Анджей улыбнулся и прищурился, медленно выдохнул перед собой дым и протянул милорду свою трубку. - В чьих руках ключ от вашей клетки?
Конечно, все, о чем Дарелл так витиевато и пьяно говорил, было всего лишь впечатлениями, которые полне могли оказаться ложными. Анджей не мог знать наверняка, был ли ан-герцог стеснен отцом так, как Дарелл совсем недавно, но ему от чего-то очень хотелось услышать от молодого Ковенгарра слова о понимании и разделении чувств, найти в нем того, кто тоже пережил и переживает по сей день подобное.
Кроме того, было интересно, примет трубку или нет? Кэйдан не был похож на тех, кто успел пристраститься к табаку. Даже на того, кто его хоть раз пробовал, не говоря уже о крепком аспарском, который раскурил Дарелл. По первому, поверхностному впечатлению Кэйдан казался герцогу таким... неиспорченным.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Кэйдан Ковенгарр
Зимний лорд
avatar
Репутация : 22
Очки : 25


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Окт 04 2018, 17:03
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
3

Последние осенние дни в Эламене всегда были холодными. 
Но особо лютыми они становились в ту пору, когда с отрогов южных гор в долину зловещими туманами спускался ледяной ветер, заставляя жителей герцогства укрываться все теплее и теплее с каждым порывом. 
Впрочем, Кэйдана холод совсем не беспокоил. Мысли юного вельможи были заняты другими вещами. 
Устроившись на парапете крепостной стены, невидимый в своем убежище, он внимательно наблюдал за скромным и немногочисленным кортежем, только миновавшим предместья крепости. Мысли клеймом любопытства обжигал вопрос: каких важных гостей принесли в Эламену промозглые сумерки? 
Цепкий взгляд ан-герцога ухватил черные знамена с вышитой золотом шестипалой дланью, горевшей в ночи будто полная луна на мрачном небосводе. 
Герцог Беллонии Анджей Дарелл наконец-то прибыл к замку Байонн. 

С большим трудом Кэйдан заставил себя поспать этой ночью. Знать соседних герцогств Эламена обычно не интересовала. Титулованные особы вообще редко покидали родовые гнезда, собираясь вместе в этих стенах лишь в том случае, стоило кому-то из Ковенгарров организовать роскошный пир или удалой турнир. В последний раз такое бывало еще при жизни дедушки Грегора, без устали транжирившего золото на подобные забавы. От отца сего ожидать не приходилось – суровый и строгий Эктор находил бессмысленным трату денег на развлечения вместо оплаты верности солдат и строительства новых замков. 
Тем более удивительным прибывшие находили то, насколько хорошо герцог Эламены организовал торжественное пиршество, на второй день прибытия Дарелла в замок. Стол ломился от изысканных явств и вин, услаждая взоры и желудки гостей и вассалов герцога. Всех, даже самых мелких и небогатых. Кэйдан мог только удивляться резким переменам в характере родителя, радушно бражничавшего с молодым правителем Беллонии. Эктор то и дело поминал Анджею о приключениях со своим верным другом – почившим герцогом Дерфелом, искренне горюя по смерти старого товарища. Их у него и так было весьма немного. Кэйдану оставалось лишь гадать, какими были эти приключения и что именно покойный герцог нашел в его отце, человеке весьма далеком от внешнего мира и разнообразных авантюр, замкнутом лишь на себе и своих немалых амбициях. 
От Кэйдана не укрылось и то, как сухо и скупо наследник ответствовал на многочисленные славные речи о своем почившем отце. Его это словно и вовсе не волновало. 
Новый герцог Дарелл был расслаблен и весел, охотно потягивал вино из своей не пустевшей чаши, а вскоре, улучив момент, ушел танцевать с придворными дамами, оставив старшего Ковенгарра наедине с его приторными речами. 
Утратив общество Анджея, Эктор принялся о чем-то перешептываться с сидевшей подле супругой. На его губах застыла довольная улыбка. Прочие гости также были рады происходящему, и лишь малютка Октавия, серьезная не по годам, с явной скукой во взгляде смотрела по сторонам, не понимая своей роли на этом празднике жизни. Она бросила испытывающий взгляд на Кэйдана, и старшему брату осталось лишь кивнуть головой, молча поддерживая ее чувства. При всей своей открытости и дружелюбии, юноша находил все происходящее странным и каким-то фальшивым. И это ему определенно не нравилось. 

Желая отвлечься от тягостных мыслей, он затеял разговор с одним из дальних родичей, постепенно привлекая к обсуждению друзей и особо словоохотливых соседей по столу. 
За негромкой, но оживленной беседой прошла оставшаяся часть дня, и из-за стола юноша вышел лишь после полуночи, когда изрядно захмелевшие гости уже с трудом держались на ногах. Немногие ясные на голову участники пира покинули залу, предпочтя выкурить трубку и обсудить дела в тишине морозной ночи. 
Оказавшись на просторной замковой террасе, юноша жадно вдохнул ледяной воздух, с удовлетворением отмечая, что бурлящий поток мыслей постепенно приходит в порядок. Сейчас Кэйдану больше всего хотелось прогуляться вдоль старинных укреплений родовой вотчины. Мощные и незыблемые, они много веков обороняли целые поколения Ковенгарров, оставаясь символами семейного упорства и непоколебимого процветания. Ан-герцог хотел, нет, он почти жаждал чего-то вечного, проверенного, стабильного. Это было ему необходимо после того душного балагана, именуемого добрососедским пиром, тайную суть которого он никак не мог понять. В том же, что тайная суть была, Кэй совершенно не сомневался и надеялся еще раз обдумать все прежде отхода ко сну. Однако окликнувший юношу голос украл эту едва родившуюся надежду.

Кэйдан обернулся на зов и к своему изумлению увидел в десятке шагов от себя правителя Беллонии. Ан-герцог напрягся. Отец учил его: если человек рядом с тобой бездельничает, он либо дурак без капли ответственности, либо враг, ожидающий, когда ты расслабишься, чтобы затянуть на твоей шее удавку. Почему-то Кэйдан был совершенно уверен, что дураком Анджей Дарелл не был.
– Чем я могу услужить Вам, герцог? – с вежливым кивком вопросил юноша, пытаясь заранее предугадать возможную тему для столь позднего разговора. Что-то ему подсказывало, что беседовать они будут явно не о политике. – Похожи? И чем же?
А по ту сторону от каменного настила начался дождь. Кажется, сегодня ночью он точно не погуляет меж каменных зубцов величественного Байонна. Впрочем, сегодня он явно не скоро окажется в теплой постели.
Кэйдан молча выслушал непродолжительную тираду Дарелла, после чего взял в руки протянутую ему трубку. Кэй сделал затяжку, попробовав табак на вкус и выпустил толстое кольцо дыма. Особого удовольствия от курения табака он не испытывал, однако ему не следовало пренебрегать щедростью герцога, если слова того могли хоть как-то прояснить цель нежданного визита двора под стены Байонна.
– Итак, а теперь Вам двадцать, Ваш отец мирно почил, в Ваших руках богатое, процветающее герцогство и никто больше не в силах сковать по рукам и ногам ваши амбиции и стремления, не так ли? Моя же судьба трепещет в руках моего отца, ныне здравствующего и непреклонного в своих решениях. И покуда он силен волей, я обязан соответствовать его высоким ожиданиям. "Долг превыше амбиций", так он говорит. Посему схожесть, между нами, пока не так уж и сильна, – тяжело вздохнув, заключил Кэйдан. Подумав с мгновение, он добавил. - К моему сожалению.
Посмотреть профиль
 
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 447
Очки : 559


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Окт 05 2018, 08:55
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
4

Ковенгарр принял трубку. Анджей подумал о том, что он сам, например, побрезговал бы курить одну трубку с человеком, который ему не симпатичен. И курил Кэйдан не впервые - не закашлялся, пустил кольцо дыма. Ан наблюдал за ним с полуулыбкой, блеском внимательных глаз, не боялся задержать взгляд дольше приличного, смотрел так, как смотрят на предмет искусства, изучающе.
- Именно так, именно! - охотно подтверждал он, положительно кивая и улыбаясь, озвученное утверждение о свободе и власти Дарелла. - Речь даже не столько о власти над людьми, золоте, герцогстве и возможностях, которыми я с недавних пор богат. Речь о власти над самим собой. Не это ли высшая ценность, милорд?
Он недолго помолчал, все разглядывая собеседника.
- Интересно, - коротко подытожил Анджей, что можно было счесть ответом на все услышанное, но на деле означало скорее его личную заинтересованность.
Он поднялся на ноги, выпрямился, повернулся к дождю лицом, склонился и облокотился на перила, на которых только что сидел.
- Любопытно, а выше ли его долг его амбиций, - он беззвучно рассмеялся, выгнул бровь, повернулся к ан-герцогу, весело посмотрел на него. - Легко указывать и ограничивать, когда речь идет не о желаниях собственных. От чего-то все тираны излишне самоуверенны и считают свое мнение единственно верным. Те вето, что они накладывают на подвластных себе людей, не распространяются на них самих. Разве это справедливо, Кэйдан?
На этот раз Анджей изогнул уголки губ вниз и покачал головой отрицательно. Вытянул вперед руку ладонью вверх, ловя в ее середину падающие с крыши крупные дождевые капли и глядя на то, как разбиваются они о ладонь.
- Но, как верно вы заметили, наша схожесть не велика пока что, - он растер в кулаке воду, вновь глядя на профиль ан-герцога.
Анджей не упустил ни его тяжелый вздох, ни выражение сожаления, в котором слышал ту до боли известную себе ноту тоски, грусти, отчаянного желания справедливости и свободы, в конце концов.
- И что же! - вдруг встрепенувшись, весело и громко вдруг воскликнул Дарелл, забрал обратно свою трубку, сжал губами мундштук, затянулся дымом, запрокинул голову, выдувая затем дым вверх над собой, продолжил затем, жестикулируя рукой с трубкой. - Неужели ан-герцог Эламены даже не посоветует гостю приличный из здешних борделей? Можно с уверенностью считать, что не был в графстве, если не поимел здесь пару-тройку доступных женщин. Чтобы потом, когда возраст перевалит за пять десятков, сидя в кресле перед камином, размышлять о том, как много бастардов наплодил во всех уголках королевства, - он рассмеялся, совершенно счастливо улыбаясь и снова передавая ан-герцогу трубку, как и право слова, а сам вернулся к игре с падающими каплями дождя.
- Годы текут, как вода, в том числе пока вы не стали господином этих земель, милорд, - снова обретая улыбчивую серьезность, уже тише продолжил Анджей. - Вдвойне несправедливо в ожидании упускать их, - он наклонил свою руку, давая стечь по длани вниз набравшуюся лужицу из капель дождя.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Кэйдан Ковенгарр
Зимний лорд
avatar
Репутация : 22
Очки : 25


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Окт 06 2018, 23:34
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
5

Кэйдан поморщился, стоило Дареллу заключить в кулаке десяток дождевых капель. Он вовсе не переносил ненастья, особенно такого, ночного, всякий раз задыхаясь от наступающей следом духоты.
Стараясь следить за ходом мыслей герцога, полнившего разговор сдержанным, однако неприкрытым презрением к власть придержащим, Кэйдан невольно вспомнил древнюю мудрость: диктовать свою волю способны лишь те, кто волен над собой и своими желаниями. Возможно, и ему стоит дать волю собственным амбициям, перестав наконец потакать страхам чрезмерно осторожного отца?
Тщательно подбирая слова, должные польстить мнению собеседника, ан-герцог со всем возможным ныне воодушевлением перебил Анджея:
– Вы правы! Это несправедливо, когда за неудачи отцов отвечают их дети. Когда из нас лепят то, чем сами стать не смогли. Я не смею назвать отца лживым или двуличным, но он смешон, если думает, будто его скромные кампании принесут дому Ковенгарров преимущество большее, нежели мы уже имеем. Не иначе, это жалкая попытка угодить дестурам, без конца строчащим свои никчемные летописи...
Окончив со вздохом, юный Ковенгарр позволил себе прильнуть спиной к прохладному камню, устало прикрыв глаза. Раскрасневшееся после чадной залы и жарких споров лицо свело судорогой, стоило дождевой влаге коснуться мшистых щек вельможи. В голове крутилась лишь одна наивная мысль, детское желание: скорей бы ударили заморозки с настоящим Эламенским снегопадом, когда снег крупными хлопьями падает с небес и тетерева окапываются в своих убежищах, тщетно пытаясь избежать острого нюха породистых легавых с дедовой псарни...
Картинка перед глазами выдалась настолько чистой и душевной, волшебной и сказочной, что оборвавшее ее предложение Даррела посетить какой-нибудь из посадских борделей удивило Кэя куда сильнее, чем можно было ожидать от мужчины его лет. Ан-герцог почувствовал себя словно обрызганным грязью. Новый правитель Беллонии мог быть сколь угодно черствым бессердечным ублюдком, равнодушным к смерти собственного родителя и герцога, но он не выглядел подонком, готовым к случайным похотливым приключениям с почти незнакомым аристократишкой.
Что ж, впечатление обманчиво... Следующим встал вопрос, насколько безопасным будет находиться рядом с этим человеком? И насколько безопасным будет ему отказать?
Ответ не пришел бы сам, поэтому Кэйдан, собрав в кулак всю свою храбрость, ответил:
- Неплохая мысль. Хотя лично я предпочитаю искать подобных развлечений исключительно в замке. Только в родных стенах лорд может быть уверенным, что очередная приглянувшаяся особа безопасна для здоровья и доброго имени. Не каждому, знаете ли, охота на смертном одре разнимать бастардов… Однако, не будем терять времени. На Ваше счастье, милорд герцог, с отрочества мне открыт ход в лучший из публичных домов Эламены. Думаю, Вы не останетесь разочарованы тем, что могут предложить женщины Севера!
Ведя Анджея к воротам, юный Ковенгарр неожиданно осознал, что вроде такое неуместное, предложение гостя отрезвило его и вновь вернуло ясность мысли. И эта мысль столь же неожиданно окрасилась хитринкой: вдруг разгоряченный вином и девками, Даррел приоткроет свои истинные мотивы еще на мгновение?
Посмотреть профиль
 
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 447
Очки : 559


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Окт 08 2018, 00:20
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
6

- Куда же вы, милорд? - мешая слова со смехом, вопросил Анджей, глядя в спину ан-герцогу и держа все еще недокуренную трубку.
Дарелл даже потрудился пофантазировать о том, в какой такой публичный дом у Кэйдана был ход с отрочества. Это что, сундук с обструганными сучками? Или дупло, куда залезает каждая не ленивая белка? Или он решил вывести Дарелла на балкон перед всеми, чтобы крикнуть: "Он говорит непристойности, позор, позор, уберите его, уберите!".
Анджей даже закашлялся чересчур крепким дымом от смеха, пока представлял себе все эти картины по порядку.
- Ан-герцог... - протянул он, растягивая гласные, пока восстанавливал дыхание, а потом с улыбкой объяснил. - Вы только что восхваляли мне безопасность в стенах вашего замка от всех невзгод, а теперь предлагаете уйти? - он отрицательно покачал головой и снова приник к мундштуку, качнуло приятное головокружение от дыма. - Извольте отпотчевать меня не только наивкуснейшим, но и самым безопасным деликатесом, - Дарелл поднимал ставку, хитро глядя на Ковенгарра.
Раз он, этот будущий герцог, такой смелый, всезнающий и многообещающий, пусть покажет себя. Взять его на слабо было само по себе интересным и приятным моментом. Если он смеет гулять под носом отца по борделям и даже находить партии в стенах замка, то либо герцог Эламены дурак, либо его отпрыск хорошо скрывается. Либо то и другое вместе взятое. Анджея устроит любой из вариантов! Но Дарелл слишком любил играть людьми, ему нравилось устраивать для них испытания и следить за тем, преодолеют они их или на его разочарование развернутся и уйдут, сдавшись. Было слишком скучно просто пойти следом за Кэйданом в какой-то бордель. Ану было куда интереснее проверить, хватит ли этому самоуверенному юнцу глупости, безумия, смелости и смекалки устроить разгул прямо под носом отца в его собственном замке. А еще интереснее - узнать, достаточно ли на все это стремления и повода, ведь они с Дареллом едва знакомы.
- Я буду ждать. Сегодня, - Анджей игриво подмигнул Кэйдану, как делал обычно перед совсем юными девушками, когда никто не видит. - Миледи Одарр, - вдруг отвлекся он на проходящих вдалеке дам, которые до этого совсем не беспокоили. Окликнул одну, направился к ним, словно позабыв вовсе о Кэйдане за спиной. - Вы так дивно исполнили сонет Аматы, миледи, - брал он ее под руку и вел обратно в зал. - Я непременно хочу исполнить что-то с вами...
Анджей вернулся с миледи в свет, тепло и шум, оставляя продолжение встречи с ан-герцогом до ночи.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Кэйдан Ковенгарр
Зимний лорд
avatar
Репутация : 22
Очки : 25


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Окт 18 2018, 18:06
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
7

Окованный дуб створчатой двери скрыл Анджея и его разомлевшую спутницу среди веселившихся гостей. Вместе с ними на залитой светом галерее исчез и полный разочарованного изумления вздох ан-герцога. Кэйдан развернулся на каблуках сапог и задержал дыхание, стараясь побороть нараставшее где-то под сердцем обжигающее чувство стыда.
Попался. Так глупо попался на собственных же словах. А Дарелл вовремя расставил силки.
"Подходите, подходите! Только сегодня дрессированный отпрыск Эктора Ковенгарра изваляет свое доброе имя в лошадином навозе! Экая гадость — предложить достойному во всех отношениях герцогу Беллонии ночную прогулку в злачный притон!"
Самому Анджею даже не придется ничего говорить. Случайного свидетеля он подобрал весьма удачно. Ведь леди Дагна Одарр помимо поэтического таланта и красоты славилась на всю округу еще и непомерно острым язычком, сплетни с которого слетали так же легко, как роса с травы поутру. Интересно, как скоро пойдут пересуды? Это был явный вызов. Вызов не только Кэйдану, но и всему роду Ковенгарров. Беллония любопытствовала, как именно Эламена будет отвечать на обвинения. И как показалось Кэю, в этом любопытстве укрылась толика флирта.
Он выдохнул только когда граненая ножка кубка впилась в руку до крови, а тело уж точно подумало, будто тот украденный Дареллом вздох оказался последним. Ан-герцог не мог сказать почему, но ему полегчало. Убрав назад волосы, он подставил лицо ночному ветру. Дождь кончился и дышать стало куда легче. Потом, конечно, наступит знакомое удушье, но пока что влажный воздух пытался успокоить. Безуспешно. Обида только распалилась.
Юноша рассмеялся. Негромко, но истерично. Смеялся над собой, но куда больше над герцогом. Если Дарелл думает, что победил, он ошибается. Ковенгарр всегда принимает вызов. А Ковенгарр, загнанный в угол, еще и мстит. Если Анджей хотел унизить его, пусть будет унижен сам. Хочет встретиться позже, что ж, прекрасно. План созрел мгновенно. Кэй был готов допустить самую очевидную глупость в своей жизни. Безумие, но такое, за которое ему будет не стыдно. Нахальное развлечение, о коем приятно будет вспоминать, отдыхая от утомительно достойной жизни герцога Эламены...
Залпом допив вино прямо из графина и удалым замахом швырнув его через парапет в темноту, ан-герцог поспешил вернуться на праздник.

К удивлению вельможи, пиршественная зала вновь была набита гуляками. За столом, впрочем, уже никто не сидел – большая часть гостей без всякого стеснения плясала между столами или тихо беседовала, зажавшись стайками по углам. Кэйдан мог только надеяться, что Дагна и Анджей все еще слишком заняты друг другом и не успели поделиться новостями. Никого из них юноша не видел.
Лишь герцог Эктор продолжал лениво потягивать вино из своего кубка, наблюдая захмелевшими глазами за праздником жизни. Сидевшая подле него Маргарита отчаянно боролась с сонливостью, хотя даже издалека было видно, что правительница Эламены больше всего на свете сейчас захотела бы оказаться под мягким балдахином. Октавии и вовсе уже не было рядом, ровно, как и ее многочисленных нянек, что говорило о том, что юную ан-герцогиню уже спровадили ко сну.
Приблизившись к столу, Кэйдан поймал утомленный взгляд отца. При всех достоинствах правителя и воина, старший Ковенгарр, увы, совершенно не умел пить. Аскет до мозга костей, правитель Эламены чрезвычайно редко задавал у себя пиры и другие увеселения, а потому сам часто и становился первой же жертвой безудержного кутежа и немалого количества выпивки, хранившейся поколениями более хлебосольных предков. К тому же, в этой самой выпивке, чаще всего вине, Эктор совершенно не разбирался. Он не мог различить напиток по букету, а испив всего пару кубков быстро терял контроль над собой, становясь тихим и пассивным. И сейчас Кэйдан был уверен в том, что этой ночью его монарший родитель будет громко храпеть на теплой перине, вместо того что бы проводить мучительные часы за размышлениями об ушедшей славе и несбывшимся величии.
Герцог несколько раз хлопнул глазами, одарив сына очередным суровым взглядом, после чего с немалым трудом поднялся с насиженного места, подал
руку своей супруге, и медленным неуверенным шагом направился прочь из зала. Гости, казалось, даже и не заметили уход хозяина.
Пробежавшись взглядом по толпе, Кэйдан быстро приметил того, кто как он надеялся, сможет помочь в осуществлении мести Дареллу. Конечно, молодой ан-герцог мог бы забыть про вызов, брошенный ему Анджеем, однако уязвленная гордость не позволяла ему этого.
Собравшись с мыслями, Кэйдан как мог непринужденно окликнул своего извечного спутника.
Урис уже несколько лет исполнял роль беззвучной тени юного Ковенгарра, неукоснительно сопровождая своего сюзерена большую часть времени. В детские годы они были лучшими друзьями, проводя все свободное время друг с другом. Именно Урис заразил Кэйдана мечтой о дальних странствиях и путешествиях по всему немалому острову. И, будучи третьим сыном барона Брайяр, он легко мог реализовать свое пожелание. Наследство юноше все-равно не светило, посему, едва повзрослев, он сгоряча присоединился к первой подвернувшейся военной кампании – Логрийскому походу.
Ушел только затем, чтобы спустя неполное лето вернуться в родные края угасшим, больным и тихим. Огонь в глазах мальчишки погас, и на место жизнерадостного юнца пришел сломленный искалеченный ветеран, потерявший самого себя в горниле войны, на которой остался его язык.
Матес Брайяр отказался принять сына-калеку, и стараниями Кэйдана тот вскоре обрел пристанище в Байонне, став виночерпием Эктора. Но поскольку герцог пить не умел и не любил, Урис чаще всего болтался без дела, чем и пользовался Кэйдан, располагая помощью безмолвного товарища в тех вопросах, где он бы не встетил понимания или покорности среди остальных слуг. Сейчас именно бывшему ан-барону предстояло привести план друга в исполнение.
Отведя Уриса подальше от других гостей, Кэй сунул ему в руки полный кошель серебра.
– Отправляйся на кухню и найди мне самых молчаливых и молодых служанок, которые еще не отошли ко сну. Дай им знать, чтобы подготовили каморку в восточном крыле замка. Ту самую, где мы тайком пили вино. Прикажи девушкам накрыть стол и подать самые лучшие блюда, оставленные на завтрашний день. А также пусть о вине не забудут. Заплати им за работу по аверу. Можешь и сам чего-нибудь отведать из приготовленной пищи, если пожелаешь. А теперь иди. Вернись, как все будет сделано. И не уходи из комнаты пока я не скажу.
Выслушав приказ ан-герцога, Урис кивнул и несильно ударил себя кулаком в грудь, тем заверяя, что воля друга и повелителя будет немедленно исполнена.
Посмотреть профиль
 
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 447
Очки : 559


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вчера в 15:44
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
8

Дарелл не знал, что Дагна сплетница, по его мнению она была весела и обворожительна. Не испытывал он и интереса к сплетням вовсе, говорить с кем-то о коротком диалоге с ан-герцогом ему даже в голову не пришло. Да и в посещении борделя не видел ничего, оскверняющего мужчину. Словом, он относился ко всей этой полушутливой ситуации куда проще, не усложняя, нежели молодой Ковенгарр. Это было всего лишь очередным развлечением, которое могло случиться, а могло и не состояться... Андежей в любом случае нашел бы, как и с кем весело провести эту ночь.

Он пил, танцевал, исполнил одну из песен с миледи Одарр, как и желал. Позже дамы разошлись, лорды еще были полны веселья, сил и нежелания отправляться ко сну, хохот стал громогласнее, а песни в большинстве своем - пьяные, застольные. Они перебрались в гостиную поменьше и уютнее, где было тепло и сухо от камина. Анджей совсем забыл, что что-то там ждал от Кэйдана, да и не в его интересах было за кем-то бегать. Не знал он и того, что где-то подготавливалась (зачем-то) какая-то комната.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
9

 
 
20.11.1248. Птица в клетке.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Легенды о былом +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей Киндрэт
DREAMS OF CROWN Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL