ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 10.08.1253 Серебро, кровь и власть. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 30 2018, 18:57
1


Дата, время: 10.08.1253 года
Место действия: графство Мальгер, герцогство Магнар, предгорье Лаг-Аки, серебряные рудники.
Участники: Квестар Райнхольд, Дейдре Райнхольд.
Предыстория/суть темы: Безобидное на первый взгляд путешествие брата и сестры к предгорьям Лаг-Аки омрачается неприятностями, если к таковым отнести восстание каторжников. Неприятностей может стать еще больше, если не показать кто тут главный.

!!! Внимание, эпизод предусматривает рейтинг 18+ и может содержать сцены жестокости, насилия или убийства. Все предусматривается в рамках исторических реалий, без фанатизма, но имейте ввиду, мы вас предупредили.

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 30 2018, 19:11
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
2

Необходимость поездки в предгорья Лаг-Аки была давно, но Квестар не видя в ней срочности, откладывал ее с недели на неделю. Его присутствие в Крэйстоне требовалось отцу больше, чем поездка на рудники и каменоломни. Письмо управляющего из деревушки Альм о готовности заказа на сельскохозяйственные инструменты, который он сделал еще весной, положило конец отсрочке поездки. Кроме инструментов для обработки земли, кузнецам было заказно оружие для его людей. Руда, добытая в мангарских горах, славилась не только необычным пурпурным оттенком, он была прочная, клинки, выкованные из нее,  заточку держали не пример остальным, гораздо дольше. Конечно, в письме об этом не было ни слова, кто же доверяет такие слова куску пергамента.
Выезд был назначен через три дня, в этот раз с собой Квестар брал людей больше, чем обычно, но он вез деньги для расплаты с кузнецами, а обратно повезет не менее ценный товар. Кроме того, часть людей останется небольшим гарнизоном в его замке, обеспечивая охрану не только самого замка, но и поселений вокруг него.
Лето еще радовало своим теплом, и месяц Созревания был хорош для поездок.  Может поэтому он согласился взять с собой в поездке Дейдре, а может потому что отец ему намекнул на то, что одной из сестер не помешает ненадолго покинуть Крэйстон. И он предпочел взять в спутницы Дейдре, а не Ллевеллу. Что там не поделили в очередной раз его сестры, он не хотел разбираться. И не все ли равно что: гребешок или женихов, если Ллевелла считала себя обиженной и который день к ряду отказывалась появляться за общим столом.
***
Закат в тот день выдался багряным, лучи заходящего солнца окрашивали облака в немыслимые цвета всех оттенков красного. Эванс – главный надсмотрщик на рудниках, недовольно поморщился. Может оно и красиво, но солнце, садящееся в тучи, это к ненастью. Не хватало еще дождей. Рудник и так считали гиблым местом, подземные воды время от времени затапливали штольни, подмывали почву, случались обвалы. Да и народец в руднике и без этого был отчаянный. Год назад по весне чуть до бунта не дошло. Не прибудь ан-герцог, то неизвестно чем дело бы кончилось.
Эванс не просто так беспокоился. В штольнях что зимой, что летом холодно, а прибавь сюда еще сырость, да подземные воды, так и вовсе гиблое место. Да сама руда, которая почти наполовину со свинцом высасывала здоровье, словно служила Безликой.
Высокий частокол, в два человеческих роста зловеще вырисовывался чернотой на фоне заката. Послышался блямкающий металлический звук, возвещающий о конце рабочей смены.  Спустя некоторое время из штольни стали выходить усталые и изможденные каторжники. Год назад ан-герцог приказал их не сковывать попарно, но те все равно, наверное, по привычке, держались парами. Шли неспешно, не поднимая голов, не останавливаясь, чтобы вдохнуть свежий воздух. Выходили, но не шли к баракам, хотя там их ждал ужин. Останавливались полукругом, словно чего-то ждали. И дождались. Из темного проема показалась тачка, в которой возили руду, а потом еще одна. Только в них были тела людей, а не сереброносная руда. Окровавленная рука безжизненно свешивалась за край тачки, со стороны другой раздавались тяжкие стоны вперемешку с бранью.
Начальник стражи неторопливо подошел к главному надсмотрщику и что-то шепнул на ухо. Надсмотрщик покачал головой.
- Пока все спокойно, подмоги не надо. Увидят твоих ребят, тогда и начнутся волнения. Авось обойдется. Гора каждую неделю забирает одного или двух. Я ничего не буду писать в деревню, а тем более ан-герцогу.
Начальник стражи был иного мнения. Он довольно на своем веку повидал. Сегодня обошлось, завтра обошлось, а потом выйдет им все боком. Но без приказа он не мог ничего сделать. Оставалось только самому обойти все посты, да предупредить, чтобы глядели в оба. Мало ли что.
***
Эту ночь Квестар с Дейдре должны были провести в доме на склоне Лаг-Аки, недалеко от пастбищ и небольшой деревеньки при руднике, где добывали серебряную руду.  Посланные вперед люди должны были позаботиться о том, чтобы ан-герцога с сестрой приняли, если не с почестями, то теплыми комнатами и щедро накрытым столом.
- Утром съездим на пастбище. Я покажу тебе лошадей. Кобылы, которые летом принесли жеребят, содержатся отдельно на дальнем пастбище, а взрослые лошади здесь. Им тут даже зимой лучше, чем у нас в Крэйстоне. Хотя я думаю некоторых забрать с собой.

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 30 2018, 21:00
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3

Ссора Дейдре с Ллевеллой началась из-за пустяка. Из-за ткани, которая приглянулась обеим. Слух о грядущей свадьбе Магнарского герцога разнесся по округе, не успели они вернуться из Аллантара, и ушлые торговцы косяками повалили в замок, прекрасно понимая, что женская половина замка пожелает немедленно обзавестись обновками к грядущему торжеству.
Так вот, ткань. Ведь любому дураку понятно, что платье Дейдре должно быть пурпурным - этот цвет прекрасно гармонирует с ее роскошными черными волосами. Так нет же, на пурпурный цвет нацелилась Ллевелла! Белобрысая бледная мышка совершенно исчезнет в платье столь яркого оттенка. А вот Дейдре он очень пойдет.
Но Ллевелла уперлась, точно ослица. Она не желала слушать никакие доводы, и Дейдре пришлось открыто высказать сестре все, что она думает о ее внешности.
После чего глупышка почему-то разревелась, затем принялась швырять в Дейдре все, до чего смогла дотянуться, Дейдре не осталась в долгу, и они устроили грандиозное побоище.
И дурочка Ллевелла не нашла ничего лучше, чем сунуться к отцу с жалобой. После недолгого разбирательства камень преткновения - то есть ткань пурпурного цвета - была отдана на пошив полога для кровати герцога, и сестрам пришлось выбирать себе что-нибудь другое.
На следующий день разгневанная тем, что лишилась чудесного платья из-за глупости сестры, Дейдре устроила Ллевелле травлю. Подкарауливала в коридорах и швыряла в лицо горсти муки. Положила в домашние туфли сестричке пару голубиных яиц, пока та спала. Во время обеда исхитрилась - и подбросила Ллевелле в тарелку живого жука. Сестра в долгу не осталась, наполнив постель Дейдре лягушками, ее туфли - комьями червей, а под конец проявила фантазию - и написала углем на белоснежном боку Али крайне неприличное ругательство.
Крэйстон дрожал от визгов и криков двух неугомонных сестер, и было принято новое решение - разделить их на какое-то время, чтобы остыли.
Дейдре уже и сама была рада вырваться из того капкана, в который сама себя загнала - ведь она никак не могла прекратить изводить сестру, ведь на каждую выходку Ллевеллы требовался непременно ответ. Дейдре уже прекратила бы эту мышиную возню, но не могла допустить, чтобы последнее слово осталось за кем-то другим, кроме нее.
Путешествовала Дейдре в основном верхом. Она терпеть не могла экипажи, и перебиралась туда только в крайних случаях. Погода как нельзя лучше подходила для путешествий: в меру тепло, не жарко, легкий ветерок отгонял порядком опротивевший за лето гнус.
Небольшой дом, прилепившийся к склону горы, понравился Дейдре с первого взгляда. Он казался такой же неотъемлемой частью пейзажа, как и багровые, подсвеченные заходящим солнцем, облака на небе, чернеющие на их фоне редкие деревья и живописно облепленные мхом валуны. Здесь было очень спокойно, ни о чем плохом, вроде ссоры с Ллевеллой, не думалось, воздух был как-то по-особенному прозрачным и чистым.
Когда брат с сестрой переступили порог дома, над горизонтом зажглась первая звезда.
- Может ли в этом мире быть лошадь, красивее моей Али? - задала Дейдре брату риторический вопрос и тут же сама на него ответила. - Я в это не верю. Но на пастбище с удовольствием съезжу. А на дальнее пастбище мы не сможем поехать? Я бы хотела увидеть жеребят.
Дейдре взяла со стола, который просто ломился от угощений (ведь не каждый день случаются визиты герцогских отпрысков), гроздь винограда, и принялась методично уничтожать сладкие ягоды.
- Знаешь, я как-то была в деревне, - заговорила Дейдре, наблюдая в окно за причудливой игрой красок на вечернем небосводе. - И слышала, как люди говорили о горной старухе. Я помню, как Сирра меня пугала этой байкой, когда я была совсем маленькой и мечтала отыскать в какой-нибудь пещере чудом выжившего дракона. Но я почти ничего не запомнила про эту старуху. А ты слышал о ней что-нибудь?

___________________________________________________
вороной ягнёнок
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 30 2018, 22:26
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
4

- Рассказы Сирры я слушал еще задолго до твоего рождения, - снисходительно усмехнулся Квестар, вскрывая румяную крышку пирога и накладывая себе на хлебную тарелку еще дымящуюся начинку.
- Горная старуха любит заглядывать в дождливую погоду и ее можно задобрить хорошим угощением. Я больше боялся гвиллионов, хотя мы с Эльфгаром один раз отправились вечером вниз, к подножию горы, специально чтобы встретить и, конечно, победить хоть одного гвиллиона. Но нас остановила замковая стража всего в сотне шагов от ворот замка.
- Мы, конечно, можем съездить и дальнее пастбище, но придется ехать с ночевкой, а спать там кроме хижины пастуха негде. Если согласна спать на соломенном тюфяке, то поедем, - на полном серьезе сказал Квестар, испытывающе глядя на сестру. За время поездки он открыл в ней совсем другие черты характера, чем привык замечать в замке. Она не жаловалась на трудности в пути, не было капризов, которые он заранее ожидал, с ней было интересно беседовать, она хорошо держалась в седле и не просила остановиться чтобы нарвать букет полевых цветов или полюбоваться пейзажем.
- Так вот про старуху. Ее появление не всегда предвещает беду, но как рассказывала Сирра, горе одинокому путнику, повстречавшему ее в сумерках на горной тропе. Горная Старуха носит с собой в руках горшок и…
Договорить Квестар не успел, потому, как в дверь раздался сильный стук, а за окнами можно было увидеть огни факелов, слышалось нетерпеливое ржание лошадей, лай собак. Будь ему лет десять, то Квестар решил, что там, во тьме, дюжина гвиллионов во главе с Горной Старухой. Но сейчас что-то ему подсказывало, что лучше две дюжины гвиллионов и десяток Старух, чем то, ради чего его побеспокоили.
- Милорд, на серебряном руднике мятеж. Вчера был обвал, задавило троих, двух вынесли, третий остался внутри. Я приказал укрепить лесом проходы и расчистить завал, но работники отказались идти в шахту, говоря, что это гнев горного духа и лучше смерть, чем гибель в горе.
Смотреть на надсмотрщика было и жалко и противно. Тот в грязной от земли одежды валялся на коленях около порога, нервно сминая шапку в руках. И если бы не появившийся за его спиной начальник стражи, то Райнхольд просто выпихнул надсмотрщика за дверь, пока тот не прекратит истерику.
- Кажется, поездка на пастбище немного откладывается, сестренка, - сдержанно сказал Квестар, вставая из-за стола и выходя за дверь.
То что он услышал от начальника стражи, заставило его быть снисходительнее к надсмотрщику. Оказывается, каторжники его чуть было не удавили когда тот пытался отправить каторжников на работу и пригрозил всем кандалами и плетьми. Сейчас каторжники, натаскав бревен и веток в шахту, грозятся все поджечь, если им не выдадут денег и не отпустят на все четыре стороны.
Денег, понятное дело, у надсмотрщика не было, каторжникам не платили. Платили лишь вольнонаемным из ближней деревни.
- Как бы они на деревню не пошли,- высказал опасение начальник стражи и эти слова для Квестара решили все. Он отдал приказ своим людям вооружиться, принести ему доспехи, собрать всех охотничьих собак и тех, что охраняли поместье в свору. Он сейчас же поедет на рудник.
- Я уезжаю. На руднике неподалеку бунт. Ты останешься здесь. Не бойся, с тобой останется охрана. Ты же не труслива, как девчонка, - подначил Квестар сестру.
Принесли доспехи.
- Помоги застегнуть ремни на  наручах, - попросил он сестру, протягивая ей руку.

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Окт 04 2018, 23:15
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5

Перспектива ночевать на жестком тюфяке в хижине пастуха не напугала Дейдре, а привела в восторг. Она еще ни разу не ночевала в хижинах - почему бы не позволить себе это развлечение, тем более когда знаешь, что в Крэйстоне тебя ждет мягкая постель и привычный комфорт?
Дейдре радостно согласилась и стала с любопытством слушать рассказ о горной нечисти, как вдруг стук в дверь прервал их приятную беседу с братом. В этот момент Дейдре готова была накричать даже на Горную Старуху - если бы она вдруг явилась. С Квестаром ей редко удавалось вот так поговорить, и того, кто прервал ее удовольствие, следовало немедленно наказать.
Дейдре встретила визитеров самым свирепым взглядом, на какой была способна, но у ломившихся в их спокойный вечер непрошенных гостей были веские на то причины.
Услышав слово "мятеж" леди Райнхольд перестала злиться и принялась внимательно прислушиваться. До чего же интересно... Неужели эти жалкие каторжники настолько осмелели, что подняли бунт? И неужели они не понимают, что Квестар со своими людьми в два счета подавит этот мятеж? Хотя, откуда было знать глупцам, что приехал сын герцога? Видимо, они совсем лишились ума, раз отважились на неповиновение. Вот бы посмотреть своими глазами на этот мятеж...
Разумеется, Квестар не собирался брать ее с собой. Оставлял с охраной - хотя зачем она нужна, раз бунтуют каторжники где-то там, на шахте, далеко отсюда.
Дейдре пожалела, что в самый последний момент передумала брать с собой Шандора - своего верного пса. У Шандора была дурная привычка - убегать в лес и пропадать там на неопределенное время, когда Дейдре брала его с собой на прогулки. Но возле замка она за пса не волновалась, а вот вдалеке... А если так далеко убежит, что потом не найдет обратной дороги? Пусть уж лучше немного поскулит в Крэйстоне.
Дейдре послушно помогла брату надеть доспехи, не пытаясь даже заикаться о том, чтобы поехать с ним, и пока помогала, в ее голове зрел план.
- Будь осторожен, - сказала Дейдре обязательную фразу, которой принято провожать всех мужчин, уходящих на опасное дело. - Да пребудет с тобой благословение двенадцати богов.
Проводив брата, Дейдре направилась было в конюшню, но ее окликнул один из оставленных Квестаром охранников:
- Куда это вы, миледи?
- Пожелать Але спокойной ночи! - не задумываясь, ответила леди Райнхольд и с невозмутимым видом продолжила свой путь.
Оседлать Алю было делом несложным, хотя справилась с ним Дейдре все же медленнее, чем это обычно делали конюхи. После чего осторожно выглянула из конюшни. Охрана была на своих местах: двое у дверей дома, двое у ворот. Остальные находились либо в доме, либо в сарае. Прекрасно!
Дейдре вернулась к Але, вывела ее из стойла, вскарабкалась в седло, пригнулась и скомандовала:
- Вперед, моя девочка!
Свою команду она сопроводила несильным ударом пятками. Аля сообразила, что от нее хотят, и выбежала из конюшни. Как и ожидала Дейдре, немедленно раздались крики:
- Миледи, стойте! Куда? Остановитесь, вам нельзя!
Дейдре скорчила им рожу, не видную в темноте, и направила Алю прямиком к воротам.
- В сторону, идиоты! Немедленно открывайте!
Дейдре очень рассчитывала на внезапность и на то, что приказанию герцогской дочери охранники не осмелятся противиться, но она недооценила людей своего брата. Ей никто не открыл бы ворота, и сидеть бы леди взаперти, пока на рудниках веселье проходило бы без нее, но, к счастью Дейдре, небольшая калитка сбоку ворот  распахнулась, и в нее вошли завершавшие обход стражники. Они едва успели отскочить в сторону, когда торжествующая леди Райнхольд направила Алю в калиточку. Дейдре пришлось пригнуться к шее лошади, чтобы не треснуться лбом о бревно, приколоченное над калиткой.
Довольно хохоча, всадница понеслась по дороге в ночь. Она была уверена, что вскоре настигнет брата, и тот не станет ее отправлять обратно.
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Окт 08 2018, 23:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
6

Быстро ехать в темноте по каменистой дороге – только себе во вред. Только безумный пустит лошадь во весь опор в ночи, если только дело не касается жизни.
- Кто остался на посту? Сколько людей у штольни и сколько у бараков? Послали человека с известием в деревню? - Квестар расспрашивал начальника стражи, на ходу составляя план действий. Каторжники – народ отчаянный, им терять нечего, кроме своей жизни. Значит, это и будет ставкой на которую он сыграет. Вопрос как, но это будет видно уже на месте. Кто знает что могло произойти с того времени, что люди с рудника отправились за ним.
Ехали быстро, держа строй и темп. И было полнейшей неожиданностью появление всадника на полном скаку возникшего, словно ниоткуда.
Реакция была молниеносной. Развернув коня, Райнхольд положил ладонь на рукоять меча, готовясь в любой момент обнажить оружие. Кто-то из его людей уже схватил коня непрошеного гостя за повод, в темноте, скудно разбавленной светом факелов, послышался удивленный возглас, брань, женский голос.
Дейдре. Квестар был и испуган за сестру и зол одновременно. Он не допускал мысли, что она поедет со всеми на рудник, но кто знает, что случилось в доме.
- Что? Что случилось?  Почему ты здесь? – С тревогой в голосе спрашивал он сестру.
Люди ан-герцога нетерпеливо ждали, что скажет леди. Еще один мятеж или нападение разбойников на усадьбу?

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Окт 09 2018, 21:39
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
7

- А ну стой, зас... миледи?!
Дейдре удержала готовый сорваться с губ смешок. Скачка по ночной дороге, на которой в любой момент могли оказаться каторжники, представлялвшиеся ей почему-то жуткими уродами, скованными вместе одной цепью и непременно в крови, до предела обострила все ее чувства, взбудоражила и наполнила искрящимся весельем. Дейдре испытывала ни с чем не сравнимое удовольствие, осознавая, что ей, вполне возможно, грозит серьезная опасность. Но она не чувствовала страха - ее переполняло пьянящее ощущение свободы. Как же счастливы мужчины, что вольны сами решать, куда и когда им ехать... Впрочем, разве она не делает сейчас то же самое?
- Отпусти мою лошадь, болван, - резко сказала Дейдре всаднику, решившего схватить Алю за повод. Кобыле не понравилось такое обращение, и она принялась поматывать головой. - Не дразни ее, ты же не хочешь, чтобы она начала брыкаться?
Аля была милой, послушной лошадью - но только если придерживаться установленных ею же правил. В противном случае могла и закапризичать, и Дейдре однажды стала свидетелем исхода такого каприза. К счастью, Аля и Дейдре души друг в друге не чаяли и прекрасно находили общий язык.
- Лучше скажи мне, где мой брат... а, я уже сама вижу, - Алю отпустили, и Дейдре развернула ее в сторону приближающегося Квестара.
- Прости, - покаянно проговорила Дейдре, не чувствуя ни капли раскаяния. - Я едва не сошла с ума от беспокойства. И решила ехать за тобой. Пожалуйста, можно, я поеду с тобой в шахту? Я буду слушаться, буду делать все-все, что ты скажешь. Пожалуйста...
Дейдре умильно захлопала ресницами и поднесла сложенные домиком руки к груди - как если бы собиралась давать клятву.

___________________________________________________
вороной ягнёнок
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Окт 10 2018, 02:01
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
8

Квестар сжал зубы, чтобы не выругаться на сестру при подчиненных.
«Прости», « Я решила», «Пожалуйста», - сколько слов и так не вовремя! И обратно ее не отравить.
Все вокруг молча ждали решения ан-герцога.
- Руперт, - окликнул он самого молодого в своем отряде, - мне нужна твоя кольчуга. И быстро, мы не можем терять время.
Тот, кому Райнхольд отдал приказ, недоумевал, но спорить не стал. Спешившись, он стал расстегивать крепления своих доспехов, его товарищ тоже спешился и стал ему помогать.
- Слушаются меня здесь все, без исключения, - обратился Квестар к сестре, все еще досадуя на такой поворот событий.
- Там может быть опаснее, чем на охоте на кабанов. Это каторжники, для которых твоя жизнь не имеет никакой ценности, а я в ответе за тебя перед нашей семьей.
Молодой воин подошел к Райнхольду, держа в руках кольчугу. Квестар спешился, а потом подал руку сестре, помогая той спуститься с ее любимой лошади.
- Это ты наденешь под плащ. Тебе будет непривычно, но доспехи тебе будут не по фигуре и слишком тяжелы для тебя.
Пользуясь внеплановой заминкой, Райнхольд выслал четверку всадников вперед, чтобы те разведали, что происходит сейчас у рудников, но не успели те отъехать и на сотню шагов, как им навстречу попался небольшой отряд людей, посланный начальником стражи в деревню.
Квестар Райнхольд помогал сестре облачиться в кольчугу и надеть головной убор, который и защитит ее и не сразу выдаст в ней женщину. Не хватало еще того, чтобы мятежники нащупали его слабое место в отряде.
- Что там? – поинтересовался Райнгольд, когда увидел возвращающихся своих людей.
- Они разграбили склад с продовольствием, жгут костры посреди двора. Сторожевые башни они не тронули, а вот казарму охраны разграбили и подожгли.
Надсмотрщик, услышав эти слова, взвыл, схватившись за голову. Там хранились все учетные книги, в ларе лежало его жалование и деньги на ведение хозяйства.
- И богат был склад на припасы? – задумчиво спросил Райнхольд. Пока человек ест и пьет, он уязвимее, чем обычно.
- Так только, только завезли продуктов на неделю, да еще бочонок с пивом даже не открыт был.
- Тогда поспешим, пока мятежники заняты едой и дележом добычи.
- Дейдре! Тебя и не узнать! – от души улыбнулся Квестар, глядя на сестру, которая благодаря шлему и кольчуге, видневшейся из-под плаща, была больше похожа на юношу, чем на девицу.

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Окт 10 2018, 21:30
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
9

Какая удача, что брат не стал отсылать ее обратно! Впрочем, Дейдре на это и рассчитывала, когда сбегала из-под охраны. Что потом брат сделает со своими людьми, позволившими ей сбежать, леди Райнхольд даже не думала. Главное, она добилась своего, и скоро своими глазами увидит настоящий мятеж! И каторжников! И то, как их будут подавлять. Вне всякого сомнения, это зрелище стоило того, чтобы облачиться в кольчугу, которую сняли с какого-то воина.
- Со мной не может ничего и никогда случиться, - самонадеянно заявила Дейдре, спрыгивая с Али и передавая поводья одному из находившихся поблизости воинов, после чего сбросила плащ и передала его другому воину. Протянутую ей кольчугу Дейдре осмотрела вполне благосклонно, ей даже было любопытно примерить ее на себя. Она неосмотрительно подхватила кольчугу и, охнув, тотчас выпустила ее.
- Какая тяжелая! – проговорила Дейдре удивленно. – Как же вы ее носите? И такую кучу доспехов сверху! И еще деретесь при этом!
Теперь она смотрела на брата и его спутников совершенно другими глазами. Она раньше как-то не задумывалась о том, сколько тяжести приходится таскать на себе мужчинам, хотя и привыкла думать, что они – гораздо сильнее и выносливее женщин. И вот убедилась в этом на собственном опыте.
- А я не рухну под ее тяжестью, если ее надену? – с опаской поинтересовалась Дейдре, обреченно вздохнула и вытянула вперед руки, чтобы воину было удобнее надеть на нее кольчугу. – Ай! Мои волосы!
Длинные локоны, свободно распущенные по ее плечам, немедленно запутались среди металлических колечек и, когда воин потянул кольчугу, Дейдре почувствовала резкую боль – словно бы ее схватили за волосы и пытаются их вырвать.
- Прошу прощения, миледи, - сконфуженно пробормотал воин и призвал на помощь товарищей. Столпившись вокруг Дейдре, они с немалым трудом высвободили ее пряди из железного плена. Сопровождалось все это повизгиванием и шипением Дейдре, которая уже всерьез опасалась, что ей грозит перспектива лишиться своего главного украшения. Наконец, кольчуга была надета и затянута кожаным поясом на талии Дейдре.
- Надеюсь, я не полысела? – спросила Дейдре не без опаски, ощупывая голову. – Ох, до чего же неудобно…
На плечи словно бы легла невидимая тяжесть, которая настойчиво пригибала леди Райнхольд к земле. Руками двигать было очень сложно. А если бы пришлось махать мечом?
При каждом движении кольчуга тихонько позванивала. На Дейдре набросили плащ, и она подхватила его впереди, чтобы завязать. Но оказалось, ее мучения еще не закончены. При виде шлема Дейдре едва не застонала. Ее прекрасные волосы, побывав в этом ведре, будут похожи на мочалку! Но она ведь обещала слушаться…
- Ну и как я теперь залезу на лошадь? – проворчала Дейдре, опуская забрало. – Я не сумею оттолкнуться от земли при всем моем желании.
Несколько воинов тотчас же подставили ей руки в виде ступеньки. Дейдре покачала головой, едва не потеряв шлем, шумно выдохнула и начала восхождение на Алю. Лошадь насмешливо фыркала и презрительно трясла головой, пока Дейдре вскарабкивалась на ее спину. Наконец, Дейдре оказалась в седле.
- Никогда не думала, что быть мужчиной так сложно! – поделилась она с братом. – Какое счастье, что я родилась девчонкой!
По рядам воинов лорда Райнхольда пронеслись сдерживаемые смешки.
- Теперь мы можем ехать? – Дейдре сделала вид, что не услышала этих смешков. Она и сама понимала, что выглядит, должно быть, очень забавно. Но Дейдре была готова что угодно на себя нацепить, лишь бы поучаствовать в настоящем мужском деле.
Аля, казалось, увеличившегося веса хозяйки даже не заметила. Она легко несла всадницу, окруженную плотным кольцом охраны, по ночной дороге. Дейдре завороженно разглядывала тускло поблескивающие в свете факелов доспехи, серьезные лица воинов, загадочно развевающиеся плащи, и ей казалось, что она попала в одну из сказок Сирры. Это было настоящее Приключение. Как правильно она сделала, что сбежала следом за Квестаром!
Дейдре была отова ехать хоть всю ночь, но неожиданно ехавшие впереди всадники, а следом за ними и все остальные, замедлились, а потом вовсе остановились.
- Мы на месте, - вполголоса сказал тот, чью кольчугу надела Дейдре – кажется, его звали Руперт. – Вон там шахта, видите?
Из темноты выступала высокая стена, в центре которой угадывались ворота. По обеим сторонам от ворот располагались сторожевые вышки. «Наверное, там должны сидеть охранники, в чьи обязанности входит стрелять по сбежавшим каторжникам», - решила Дейдре. Ни на стене, ни на вышках она не заметила никакого движения. Темнота и тишина.
- Они там что, спят? – неуверенно предположила Дейдре.

___________________________________________________
вороной ягнёнок
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Окт 13 2018, 21:48
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
10

Остаток пути прошел без происшествий.  Высокий частокол, окружавший рудник, неровным силуэтом вырисовывался на фоне ночного неба. На первый взгляд казалось, что все тихо и мирно, а они все напрасно спешили сюда. Даже Дейдре неуверенно предположила, что все спят. Квестар же видел, что хоть на вышках и тишина, но там есть люди, они просто замерли, их силуэты почти сливались с силуэтом стены.  
- Не торопись судить, тишина обманчива, - шепотом сказал Райнхольд своей сестре.
Словно в подтверждение его слов, на одной из вышек шевельнулся темный силуэт, а потом можно было увидеть, как он спускается по внешней лестнице.
- Ан-герцог, докладываю, что мы заперли ворота, и никто не покинул рудник. Моим людям приказано держать оружие наготове, но не предпринимать никаких действий.
Негромко доложил воин, державший в руке лук. Он сразу узнал ан-герцога и потому направился прямо к нему.
- Каторжники? – коротко спросил Райнхольд, прислушиваясь к ночным звукам. Теперь, когда движение отряда прекратилось, а дыхание выровнялось, можно было услышать голоса за забором и даже смех. Квестара аж передернуло от этого грубого смеха. Ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним.
- Разграбив склады, они устроили для себя пир, забыв даже про шахту, а то все кричали, что устроят взрыв горы, если что не по-ихнему. А тех, кто из каторжников, что пытались призвать хоть как-то к порядку – связали.
Ничего нового Райнхольд не услышал, все было так, как ему уже докладывали. Но была одна деталь и не маловажная. Не все поддерживали бунтовщиков. Оно и верно. Куда им идти с клеймом на щеке или рваными ноздрями? В рудники попадали не мелкие воришки, наказание которых заканчивалось прилюдной поркой, тут по большей части были разбойники, убийцы и мошенники. Правда были и те, кому каторга была назначена не пожизненно, а на определенный срок, таким лицо не клеймили, вот у них был шанс встретить старость на свободе. Если выживут. А жить хотели многие.
- Как только будут открыты ворота, занимаете двор. Вы отвечаете за вход в рудник. Кто верит в духов, призраков и прочую нечисть настолько, что готов забыть свой долг и наделать в штаны от страха, я не держу.  Есть такие?
В рядах воинов была тишина. В приметы и существование самых различных существ, конечно, верили многие, но больше они верили в своего ан-герцога, свой меч и свою удачу. Баргест не выдаст, фахан не съест.
- А если напугать их? – робко предложил один из воинов и Райнхольд узнал в нем Руперта, которому велел отдать кольчугу своей сестре.
- И чем же? – с усмешкой спросил Райнхольд и поднял руку, призывая всех к тишине, а то среди остальных послышались отдельные смешки.
- Все боятся Горной Старухи, да баргестовых псов. А вот что если как откроются ворота, то увидят они сгорбленную фигуру в шляпе да с фонарем в руке, а если ее будут окружать собаки, то у них, - парень махнул рукой в сторону забора, - и вовсе от страха удар случится.
Квестар видел, что народ готов поднять на смех  незадачливого Руперта, но была в его словах неплохая идея. Все зависело от того заперты ли ворота изнутри каторжниками или они заперты только снаружи.
- Вот ты и будешь старухой,- на полном серьезе приказал Райнхольд и посмотрел по сторонам.
- Где комендант?
- Тут я, - послышался ответ и комендант подошел к ан-герцогу.
- В прошлый раз ты хвастал, что посадил здесь овощи, чтобы в деревне не платить за них.
Комендант молча кивнул, не понимая к чему разговор про его посадки.
- Неси тыкву. Делаете из нее фонарь. Шляпу свою обрежешь, так чтобы было видно, что она четырехугольная.
Лишних вопросов комендант задавать не стал, а как бы ему не было страшно сейчас идти на грядки за тыквой, высказать неповиновение ан-герцогу было бы опаснее.
Раздав всем указания, Квестар наконец обратил внимание на сестру. Не место ей тут, ведь случится с ней что, он себе не простит этого.
Только на появление "Старухи" Райнхольд не рассчитывал, но внимание она отвлечет и сопротивления будет меньше, а может и вовсе не будет, если примут появившихся в ночи за Дикую Охоту.

- Пошли, - обратился он к сестре и взял ее за руку, - мы сейчас поднимемся на вышку, и ты увидишь все своими глазами. Только тихо.
Стараясь не шуметь, они втроем поднялись на вышку, отчего там стало тесновато.  
- Держись в стороне, если нас заметят, то весь план провалится в Бездну.
Если бы не было рядом сестры, то Квестар выразился иначе, но приходилось помнить, что рядом не воин, а его сестра.
Обзор с вышки был великолепен, вся территория, как на ладони. Вот там, темной дырой (хотя как темнота может быть темнее?) был виден вход в шахту. Вокруг действительно был навален хворост, еще недавно горел костер, а сейчас на месте почти догоревшего костра вспыхивали красными пятнами угольки.
Стоящий в стороне барак каторжников был безжизненен, а вот посреди двора «бурлила» жизнь.
Казарма охраны успела уже почти догореть, поэтому они и не видели столбов дыма из-за высоты забора, а ближе к складам около костров расположились каторжники.  Картина была не совсем мирной. Вино и пиво разгорячили каторжников, и они искали развлечений. Среди них действительно были связанные люди и тех заставляли не просто становиться на колени и целовать землю перед другими, в одной компании были более изощренные развлечения.  Первой мыслью Квестара было услать сестру вниз, чтобы та не видела, как толстый каторжник в одних штанах заставляет другого целовать зад еще одного. Чтобы со связанными руками не увертывался, толстяк опускал факел над головой связанного, так низко, что тот волей неволей тыкался лицом в заднюю часть заводилы. А тот еще получая такой поцелуй, хохотал и велел всем вставать на колени перед ним. «На колени», «на колени», слышалось снизу.
- Почти все готово, мы сняли внешний запор и попробовали ворота. Они с той стороны не заперты.
- Отлично, - ухмыльнулся Райнхольд, мы устроим им праздник на свой лад. Ждите сигнала – зажжённая стрела в небе.
- Жди тут, - приказал он сестре и спустился вниз.
Старуха получилась что надо, а вырезанные, пусть и наспех, светильники из небольших тыкв вышли просто устрашающие. В каждой проделали по две дырки и они выглядели словно огненные глаза.
- Кто у нас любитель повыть? – спросил Квестар псаря.
- Да вот он, как только услышит звук свирели, - оправдывался тот.
- А ты как всегда ее носишь с собой?
- Ношу, - нехотя признался он.
- Получишь золотой сегодня за свою игру, если выть будут все.
- Но как же…
- Мы открываем ворота, идет старуха, а дальше ты со своей свирелью и воющей сворой.

Раздав указания, Райнхольд вернулся на вышку, прихватив с собой факел.
- Не заскучала? – спросил он сестру и глянул что происходит во дворе. Лучше бы не глядел. От этой мерзости просто хотелось пристрелить всех участников бесчинства.
Если присмотреться, то заводилами были: уже виденный ранее толстяк с голым торсом и молодой парень с лысым черепом. Сейчас лысый удерживал какого-то каторжника полусогнутым, а толстяк, пользуясь бессилием и без того связанного человека, насиловал его в зад под смех и явное одобрение близстоящих. Судя по всему, перечить им никто не решался, чтобы не стать еще одной жертвой. Недалеко уже лежал человек со вспоротым животом.
- Сейчас мы тоже повеселимся, сестренка, - злорадно пообещал Квестар и, взяв у воина заряженный арбалет, поджег кончик стрелы.
- Стреляй вверх, там ждут нашего сигнала.

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Окт 16 2018, 16:25
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11

Теперь Дейдре жалела, что не взяла с собой Шандора. Он легко бы сошел за Пса из бездны. Особенно если суметь убедить его, что каторжники собрались обидеть Дейдре. За хозяйку пес мог бы запросто порвать в лоскуты любого, а когда свирепел, то глаза его наливались кровью, а из оскаленной пасти неслось зловещее рычание. Но Шандор был далеко, в Крэйстоне, и Дейдре твердо решила, что в будущем и шагу не сделает никуда из замка без его сопровождения.
Стоило леди Райнхольд подняться следом за братом и его сопровождающими на вышку, как от ее игривого настроения и от жажды новых ощущений и интересных приключений не осталось и следа. Двор напоминал разворошенный муравейник. Но если муравьи стремились напасть на врага и суетливо наводили в разоренном жилище порядок, то каторжники предавались бессмысленной, отвратительной, возмутительной и безобразной оргии.
Что же должно случиться с человеком, чтобы он пал так низко? Дейдре и раньше не особенно задумывалась о судьбе каторжников, и уж тем более никогда не заботилась о том, чтобы как-то им сочувствовать, а теперь, после увиденного, твердо уверилась, что этим грязным и низким существам единственное место - в шахте.
Никакой тяжкий труд, никакие некомфортные условия, никакой голод не мог оправдать в ее глазах то, что она сейчас видела.
- Дрянь... - прошептала Дейдре, глядя с ненавистью на открывавшуюся ей картину. - Дрянь, мерзость, гадость, уродство...
Ей стало так противно, будто она свалилась в выгребную яму. К горлу подкатил ком, грозивший избавить ее от недавнего ужина, а заодно и продемонстрировать содержимое ее желудка окружающим.
- Квестар, - задыхаясь, Дейдре повернула к брату побелевшее от ярости лицо. - Когда мы их захватим... вон того, жирного... позволь мне... прикончить.
То, что творил толстый урод, было противоестественно и отвратительно. Человека, который посчитал возможным так издеваться над себе подобным, следовало уничтожить, не раздумывая.
Получив от брата арбалет, Дейдре больше всего хотела направить зажженную стрелу в ритмично двигающийся зад толстяка, но, понимая всю ответственность порученного ей задания, послушно прицелилась в ночное небо. Духи умерших с любопытством взирали на нее, перемигиваясь и поблескивая.
Арбалет был тяжеловат для ее рук, кольчуга сковывала движения, но Дейдре не собиралась признаваться в том, что ей нелегко. Поднатужившись, она нажала на спусковой крючок, и к сияющим в небесах духам полетела горящая стрела. Правда, не долетела, только клюнула небо неподалеку от Лебедя - и тут же устремилась вниз, ткнувшись неподалеку от зияющего кромешной тьмой входа в шахту.

___________________________________________________
вороной ягнёнок
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Окт 17 2018, 00:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12

Квестар с интересом смотрел на сестру. Он ожидал всего что угодно: брезгливости, отвращения, испуга, но этой ярости и желания покарать живое существо за содеянное. Женщинам положено же быть нежными и милосердными. И главное – какая уверенность, что они их захватят! Дейдре ни на мгновение не предполагала неудачи.
У него самого раздувались ноздри от предвкушения разом покончить с этой горсткой мятежников.
Раздался вой собак. Сначала одна, потом вторая, а вот уже подвывает почти вся свора. Райнхольд должен был признаться сам себе, что звучало это в ночи жутко. Если уж тому, кто знает, что это всего лишь собаки, то, что должны подумать остальные? На это и был расчёт.
Горящая стрела взмыла вверх и ворота со скрипом тяжело открылись. Квестар с вышки видел, как насторожились находящиеся внутри двора, услышав собачий вой, а когда открылись ворота, и можно было увидеть темную фигуру в четырехугольной шляпе со зловещими светильниками в руках, то казалось, завыли те, кто еще недавно считал себя хозяевами положения.
- Старуха! – кто-то в испуге громко крикнул, так что это было отчетливо слышно даже на сторожевой вышке. Дальше были испуганные вопли, брань, но каторжникам не дали опомнится. Люди Райнхольда знали свое дело. Быстро заняв двор, хватая всех без разбора, оглушая ударами, швыряли на землю. Добрались и до группы зачинщиков. Те пытались сопротивляться, используя в качестве оружия рабочие инструменты. Не обошлось без ранений с той и с другой стороны, но перевес сил был очевиден.
- Пошли, - скомандовал он Дейдре, все меньше и меньше сейчас воспринимая ее как сестру. Она просто одна из них.
- Всех связать! – приказал Райнхольд, осматривая двор.
- Вы неблагодарные твари не первый раз нарушающие закон. За учиненные злодеяния вам один раз была сохранена жизнь. Более того, год назад с вас сняли кандалы. Теперь вы потребовали свободы? Каждый из вас будет допрошен, а потом получит за содеянное сполна. И если вы надеетесь на то, что понадобится время для того, чтобы сюда выехал судья, то вы ошибаетесь. Данной мне властью, судить вас буду я.
Пока Райнхольд говорил, вокруг стояла тишина, прерываемая только лаем собак и треском факелов.
- Ты говорила про него? – спросил сестру Квестар, указывая на толстяка. У него уже была рассечены: нос и губа, и теперь кровь стекала по лицу, - он твой. И этот тоже, - указал он на лысого каторжника. Тому еще хватало наглости усмехаться и сплевывать слюну сквозь щербатые зубы.
***
Остаток ночи провели возле рудника. Общими усилиями был устроен походный лагерь и Квестар в первую очередь позаботился, чтобы Дейдре смогла отдохнуть. Ему же самому не впервой было ночевать на земле, завернувшись в лошадиную попону.
***
Наутро, едва рассвело, прибыл кузнец с помощником из ближайшей деревни. Нашли старые кандалы и теперь люди, которые еще вчера были относительно свободны в своих передвижениях, были скованы и по рукам и по ногам.
Каждого допрашивали, выведывая кто начал бунт, где он сам был и что делал, когда начались беспорядки. Райнхольд сидел рядом Дейдре на скамье, внимательно слушая, иногда задавая вопросы, а больше наблюдая за человеком. Каждому он назначал наказание, начиная от полсотни ударов кнутом и более. Пятерым было уготована веревка.
Остались те двое, которых он «отдал» Дейдре.
- Вам приговор вынесет эта леди, - объявил он, указывая на сестру.

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Окт 17 2018, 17:31
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
13

Пока люди брата усмиряли мятежников, Дейдре, вцепившись в ограждение вышки, не сводила с этого действия глаз. То, что сейчас происходило во дворе, было тоже жестоким зрелищем, совершенно для нее непривычным, но от него у леди Райнхольд не было ни отвращения, ни возмущения, вместо этого она ощущала жадное любопытство, злорадное торжество и нечто, похожее на зависть - когда видела, как умело и отважно сражаются воины Квестара.
"Горная Старуха", давно потеряв свою шляпу и плащ, махала мечом так, словно он был детской игрушкой. Меч то и дело взмывал вверх, а когда опускался, неизбежно раздавался чей-то крик. Лезвие оружия отражало свет костров и казалось пурпурным.
Дейдре теперь следила только за Рупертом. Она даже начала вести счет тем каторжникам, которых он поверг. Когда счет дошел до двенадцати, все было кончено.
- Дюжина... - выдохнула Дейдре восхищенно. Вот, вот где была настоящая жизнь - только что справедливость восторжествовала, сила, как и должно было быть, оказалась на стороне правых. Виноватые были повержены, и теперь их ждало наказание. Ничего, что добиваться справедливости пришлось мечом - по-другому в их мире и быть не может.
Слушая речь брата, Дейдре с презрением и брезгливостью осматривала связанных каторжников. Увидев толстяка, на которого указал брат, она злобно сжала губы и, подойдя к уроду, пнула его носком туфли в бок. А когда негодяй дернулся, пнула посильнее.
- У меня вся ночь впереди, чтобы придумать тебе достойное наказание, грязная скотина! - крикнула она ему. - И поверь, это будет нечто особенное!
Повернувшись к лысому, Дейдре прибавила:
- И для тебя фантазии хватит. Я постараюсь, чтобы все надолго запомнили завтрашний день!
От вида этих людей, в которых вряд ли осталось хоть что-то человеческое, Дейдре замутило. Чтобы не показывать своей внезапной слабости брату, она сделала вид, что очень устала, и торопливо отправилась спать в наскоро разбитую палатку. Несмотря на то, что ложе ее оказалось совсем твердым, Дейдре вскоре крепко уснула, поскольку и в самом деле устала - слишком много событий произошло за этот день, слишком много было впечатлений.
Она не ожидала, что пробуждение в палатке, на жестком тюфяке, под мелодичное конское ржание и гул голосов придется ей по вкусу. Одеваться ей не понадобилось - леди Райнхольд проспала эту ночь, не раздеваясь. Единственное, что она сняла - была кольчуга, которая всю ночь пролежала у ее изголовья серебристой горкой, и туфли.
Обувшись, Дейдре подняла кольчугу и выбралась из палатки.
- Где Руперт? - спросила она первого попавшегося ей на глаза воина. Тот шел куда-то с ведром воды, и Дейдре, сунув ему кольчугу, знаком попросила поставить ведро на землю. Слегка недоумевая, воин так и сделал, после чего леди Райнхольд с удовольствием сунула в воду обе руки, зачерпнула воды и умыла лицо. Вода была ледяной и разом освежила ее.
- Ну? - моргая мокрыми ресницами, снова обратилась Дейдре к недоуменно взиравшему на ее действия мужчине. - Так где сейчас может быть Руперт?
- А, наша Старуха, - наконец, ожил тот. - Так возле лошадей, вон там.
И он махнул рукой куда-то в сторону.
- Спасибо, - Дейдре забрала у воина свою кольчугу и направилась в указанном им направлении. Она не сразу узнала Руперта при свете дня, поэтому еще раз переспросила, и лишь потом подошла к явно смущавшемуся от ее внимания юноше.
- Здравствуй, Руперт. Я принесла тебе твою кольчугу. Мне она больше не понадобится. Спасибо тебе, - проговорила Дейдре, доброжелательно глядя на молодого воина и получая какое-то странное удовольствие от его смущения.
- Не стоит вашей благодарности, миледи, - после непродолжительной паузы выдавил из себя Руперт и так неловко взял из рук Дейдре свою кольчугу, что она, возмущенно зазвенев, рухнула к их ногам. Руперт тут же нагнулся, торопясь ее подхватить, это ему, разумеется, не удалось, и он еще больше засмущался.
- Нет, что ты, я теперь твоя должница, - Дейдре искренне веселилась, глядя на юношу, но приложила все усилия, чтобы он об этом не догадался. - Так что, если тебе что-нибудь будет нужно - обращайся, не стесняйся.
И, довольная собой, она направилась туда, где ее ждал Квестар.
Они даже не завтракали - только пожевали что-то на ходу. Обоим не терпелось начать допрос.
Дейдре не позволяла себе высказываться, сидя рядом с братом, но молчаливо одобряла каждое его слово. Когда же очередь дошла до жирного извращенца и лысого зачинщика, брат, как и обещал, предоставил ей самой вынести приговор.
Дейдре незаметно от других сжала руку брата в знак благодарности и посмотрела в упор на толстого мужеложца.
- Ты, паскудник, мало того, что бунтовщик, так еще на моих глазах надругался над связанным человеком! - громко и твердо произнесла Дейдре, не сводя переполненного отвращением взгляда с толстяка. - И тебя, вне всякого сомнения, следовало бы кастрировать, но мне хочется для тебя особенной казни. Тебя посадят на кол - чтобы ты в полной мере прочувствовал, как мерзко ты поступил!
Едва леди Райнхольд договорила, как почувствовала, что ее снова тошнит. Невыносимо было видеть бьющегося в своих веревках толстяка, еще невыносимее было слышать его бессвязные мольбы о пощаде.
- Уведите его и приведите приговор в исполнение! - крикнула она людям Квестара и, хотя взглянула на них лишь мельком, Дейдре показалось, что она успела разглядеть среди них разочарованное лицо Руперта.
"Ему, наверное, показалось, что я веду себя не так, как положено леди, - равнодушно подумала Дейдре. - Ну и пусть. Этот гад не должен оставаться в живых".
Настала очередь лысого. Он по-прежнему вел себя вызывающе - как человек, которому уже нечего терять. Его взгляд, когда он смотрел на Дейдре, наполнялся такой ненавистью, что, казалось, дай ему волю - и он перережет собственноручно всех, начиная от Дейдре и Квестара, и заканчивая последним слугой.
- Интересно, чем ты думал, организовывая мятеж? - спросила у него Дейдре. - Ну и как, лучше тебе стало?
Вместо ответа каторжник плюнул кровавой слюной в сторону Дейдре. Плевок не долетел, но Дейдре инстинктивно отшатнулась. В тот же миг ему прилетело в лицо сапогом от удерживавшего его стражника.
- Гордый какой, - прокомментировала леди Райнхольд. - Такого упрямого бунтовщика и казнить жаль. Что бы такого придумать?
Внезапно ей вспомнился суд, происходивший около года назад, в Беллонии. И ужасный, жестокий приговор герцога Дарелла. Никогда бы Дейдре не подумала, что решится когда-нибудь его повторить. Но сейчас... Это было неизбежно. Она хотела оставить зачинщика живым, но покалеченным - как напоминание остальным. Однако его следовало лишить возможности говорить. И бегать.
- Тебе отрежут язык... - Дейдре помедлила, чтобы до осужденного дошло получше. - ... И ноги. Чтобы не подбивал больше других на бунт. И не мог убежать сам.
Произнеся приговор, Дейдре на секунду закрыла глаза. А после повернулась к брату.
- Я буду присутствовать при исполнении обоих приговоров, - она не спрашивала, а утверждала.

___________________________________________________
вороной ягнёнок
Посмотреть профиль
 
Квестар Райнхольд
граф Мальгер
avatar
Репутация : 219
Очки : 277


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Окт 22 2018, 02:59
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
14

!!!Осторожно, текст содержит сцены жестокости, имеющей место быть в реалиях обыгрываемых событий.

Квестар и не ожидал от сестры такого приговора, но ни единым словом или жестом не выразил удивления или возражения.  Он сам дал ей право распорядиться участью этих двоих. Комендант фиксировал все вынесенные приговоры, чтобы потом засвидетельствованные подписями свидетелей, документ был передан герцогу Магнарскому.
- Он умрет от потери крови, но если он выживет, то руками еще сможет работать, - заметил Квестар, глядя в сторону того, кому должны были отрезать язык и ноги.
Солдаты уже готовили все к исполнению приговоров. Те, кто должен был получить удары кнутом, были привязаны за руки к столбам. Били без пощады. Кнут, касаясь спины, оставлял красную кровоточащую полосу, к концу экзекуции кожа висела уже лохмотьями. Обессиленные тела отвязывали, и их место занимали другие. Пощады не просил никто, лишь один, совсем еще молодой каторжник рыдал и просил прощение под неодобрительные взгляды тех, кому еще только предстояло наказание.
От бесконечного свиста хлыста, брани и солоноватого запаха крови уже начинало мутить, но Райнхольд не показывал отвращения к происходящему.
И как бы не были велики мучения тех, по чьей спине гулял хлыст, приговоренные к повешению завидовали тем, кто отделался плетьми. Спина заживет, а вот им пришел конец. Но и тем, кому была уготована веревка, завидовали те двое, кому приговор вынесла сама леди Райнхольд.
- Ты уверена, что хочешь присутствовать? – уточнил Квестар прежде чем отдать распоряжение о начале казни через посажение на кол.
Уже был подготовлен толстый кол, округленный конец которого обильно смазали жиром. Жертву раздели донага и удерживая сопротивлявшегося из последних сил толстяка, насадили того задом на кол на несколько десятков сантиметров, а потом укрепили кол вертикально. Жертва под воздействием своего веса медленно сползала вниз, корчась от боли и истошно крича.
- Если ему повезет, то он умрет быстро, а если нет, то может умирать несколько дней. Все зависит от того пронзит ли кол жизненно важные части тела, - пояснил Квестар сестре, уже жалея, что позволил ей смотреть казнь. Но она сама того пожелала, отказываться поздно. Она Райнхольд, она должна понимать последствия своих слов и решений.
С лысым было все гораздо проще и быстрее. У него уже были связаны ноги и руки. Двое воинов разжали ему рот и клещами, принесенными из кузницы вытащили язык. Движение острым ножом, который предварительно накалили в огне, и тот уже захлебывается кровью. Потом его повалили на землю и, развязав ноги, развели их в стороны. Несколько взмахов хорошо заточенного клинка и тот, кто еще недавно мог стоять на двух ногах, извивался, словно раздавленный червяк. Обрубки прижгли огнем, чтобы он потерял не слишком много крови и у него был шанс остаться в живых. В воздухе запахло паленым мясом.
- Пошли, - Квестар встал и почти насильно поднял сестру. Она достаточно сегодня увидела, не стоит ей смотреть на мучения тех, кому суждено умереть.
- Тот, кто имеет власть, Дейдре, должен порой принимать непростые решения. Непросто распоряжаться человеческими жизнями, но тот, кто поднял один раз руку на своего товарища по несчастью, не заслуживает прощения. Их один раз судили за кражу или убийство. Им сохранили жизнь, позволив работать и приносить тем пользу обществу. Они не оценили этого и теперь наказаны второй раз.
Они уже вышли за ворота рудника, оставляя позади весьма нелицеприятное зрелище.
- Но мы в своей власти не только казнить, но и награждать. Вот, посмотри, рядом с нами те, кто готов был на все ради успеха. – Мимолетная улыбка коснулась губ Райнхольда, стоило ему вспомнить старуху с фонарями и псаря, заставляющего выть всю свору.
- Они заслужили награды, и сегодня ты сама лично будешь разливать им вино, когда они будут сидеть с нами за одним столом. Сегодня ты хозяйка в Лаг-Аки.


Если кто-то решит что мы излишне жестоки, предлагаю ознакомиться с аналогичным видом казни, просуществовавшей до просвещенного 19 века.:
 

___________________________________________________
Со щитом или на щите:
 
Посмотреть профиль
 
Дейдре Райнхольд
Дочь герцога
avatar
Репутация : 257
Очки : 361


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Окт 27 2018, 13:03
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
15

Присутствовать на казни Дейдре хотела бы меньше всего на свете, если быть честной с самой собой. Но после суда в Беллонии она очень четко поняла, что вынесший приговор обязан смотреть, как его приведут в исполнение. Сбежать, отвернуться, приказать осуществить казнь где-нибудь подальше - проявление слабости, недопустимое для того, кто гордо зовется Райнхольд. К тому же, она жаждала увидеть сама, что справедливость свершилась. Что каждый получил свое. Как бы ее ни мутило от мысли о том, что она вскоре увидит.
Дейдре было скорее мерзко, чем страшно. Каторжники были ей отвратительны - своим видом, запахом, криками. Но Дейдре, как бы сильно ее ни мутило, как бы ни тянуло зажмуриться. заткнуть нос и уши, продолжала упрямо смотреть на казни.
Полосование кнутом леди Райнхольд не особенно впечатлило, а вот водружение жирного насильника на кол заставило ее вскрикнуть - не от жалости и не от страха - от омерзения. Звуки, которые издавал страдалец, струящаяся по деревяшке кровь вперемешку с какой-то дрянью, нелепо дрыгающееся тело - от всего этого Дейдре хотелось немедленно очутиться как можно дальше отсюда. На какой-то ужасный миг она почувствовала слабость, ей даже показалось, что она сейчас потеряет сознание, и тут леди Райнхольд потихоньку принялась щипать себя за руки, чтобы прийти в себя и не позориться перед братом. Боль от щипков была несильной, но зато муть немного рассеялась и перед глазами Дейдре сразу же прояснилось. Она выдержала перед посаженным на кол целую минуту, после чего позволила себе отвернуться, чтобы наблюдать за еще одной казнью.
Дейдре думала, что после расправы над Беллонийской девочкой процедура отсечения языка и ног не вызовет у нее той слабости, которая едва не подчинила себе леди Райнхольлд возле насаженного на кол каторжника - но как же она ошибалась...
Потоки крови, вонь горелого мяса - все это стало для нее последней каплей.
"Если буду на это смотреть еще хотя бы несколько секунд, меня вырвет", - с ужасом поняла Дейдре,и Квестар, будто услышав ее мысли, тотчас же увел сестру подальше от места казни.
Вцепившись в брата, Дейдре шла, почти не понимая, куда. Она ничего не видела перед собой, в ее глазах стояли только что увиденные отвратительные картины. Храбрую, принципиальную и гордую Райнхольд колотило мелкой дрожью, ее ноги подкашивались, и перспектива все-таки рухнуть в обморок была все реальнее и реальнее.
Но, оказавшись за воротами, Дейдре почувствовала себя гораздо лучше. Крики доносились все тише и тише, вони совсем не было, свежий ветерок обдувал лицо и шевелил волосы, которые после сна Дейдре так и не удосужилась привести в порядок.
Она встряхнулась, словно Шандор после купания, и посмотрела на брата уже прояснившимся взглядом.
- Оказывается, выносить приговор, даже если он справедливый, совсем не просто, - поделилась леди Райнхольд сделанным только что открытием с братом.

А потом, в самом деле, был пир, который не был похож ни на один пир в Крэйстоне или в любом другом замке - потому что он был первым пиром, на котором Дейдре присутствовала не как герцогская дочка, а практически на равных с воинами, с которыми ее объединяло общее успешное дело. Она разливала вино, шутила, звонко смеялась, когда шутили другие, пыталась даже подпевать, когда пирующие нестройными голосами затянули долгую песню про славную битву у кораблей.
- Вот оно какое, настоящее веселье, - раскрасневшись после пения, Дейдре повернулась к брату и, подняв свой кубок, залпом его опустошила. - И почему это я не родилась мальчишкой...
И все-таки, Дейдре порядком переоценила свои возможности. Для леди, которая пила вино разбавленным, и то, лишь на больших пирах, в остальное время предпочитая отвары из фруктов или ягод, несколько кубков вина оказались слишком большой дозой.
- Ох, до чего спать хочется, - заявила Дейдре всего через несколько мгновений после своих бурных восторгов "настоящим весельем".
Встать из-за стола показалось ей очень сложным, и Дейдре, сдвинув в сторону свой кубок, умостила прямо на столе скрещенные руки, уронив на них свою отяжелевшую от вина голову.

___________________________________________________
вороной ягнёнок
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
16

 
 
10.08.1253 Серебро, кровь и власть.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей Киндрэт
DREAMS OF CROWN Разлом Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL