ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Легенды о былом
 

 21.09.1253г. Мы чужие в стране наших снов 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 184
Очки : 246


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Авг 29 2018, 17:21
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
1

Цитата :
Мы чужие в стране наших снов,
Но бредем туда снова и снова
Напролом, разрывая оковы
Из советов, запретов и слов.
Мы – чужие, но выбор не нов…

Дата, время: 21.09.1253 года и далее по сюжету.
Место действия: Немор, графский замок Нерис.
Участники: Кэрродок Деррин, Иллет Нейсс, НПС всех нравов и мастей.
Предыстория/суть темы:
Иногда тени грядущего прорастают на осколках дел столь давних, что ворошить их и грешно, и хлопотно. Однако… Что может быть сильней и непредсказуемей женского любопытства? И что может быть коварней намеренно забытых историй и темнейших из закоулков собственной памяти?
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 184
Очки : 246


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Авг 29 2018, 17:26
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
2

Бывают дни, когда единственным желанием остается исчезновение всего мира…хотя бы с глаз долой, а в идеале и из мироздания. Причин у подобных стремлений могло быть бесконечно много, но, зачастую, роднило их одно – последней точкой кипения становились люди или вещи. Чаще люди, стоило все же признать.
Утро Кэрродока не задалось категорически. Брат изволил сочинять серенаду, начав процесс в несусветную рань. Сначала Терлак просто терзал струны своей треклятой лютни-переростка. И это, стоило признать, еще вполне можно было бы стерпеть, но этот прохиндей пошел дальше и начал подбирать слова, постепенно начиная петь в голос. Кэрра нельзя было назвать противником ранних подъемов, но после довольно суматошного дня тянуло поспать хотя бы до рассвета… Не вышло. Брат то ли встал раньше, то ли вовсе не ложился, вернувшись от очередной «музы»…
Иногда Кэрр задавался вопросом, как до сих пор не спалил эту многострадальную цистру или не разбил ее о физиономию братца. Все же звуки этого инструмента зачастую настигали его изумительно не вовремя. Стоило все же признать, что Терл делал это специально.
Злой и изрядно не выспавшийся мужчина планировал поправить настроение, попортив нервы управляющему ближайшими плавильнями внезапной инспекцией, заодно и развеявшись по пути, да только и тут столкнулся с крахом своих планов. Гонец от дяди застал Кэрродока на полпути к конюшне. Дядюшка желал благоденствия, нес околесицу и пытался делиться весьма странными сплетнями. Одним словом, ничего удивительного для того, кто не умеет правильно читать его письма.
Фергуса Деррина нынче беспокоили север и запад. И если на севере возможный источник проблем был вполне известен и даже худо-бедно наблюдаем, то вот с западом все было не так очевидно. Вокруг шахтерских поселков стали вертеться подозрительные личности с хоть и продуманными, но не всегда удачно обыгрываемыми историями. Что именно их интересовало, было пока не ясно, но в банальную любознательность Кэрр верил примерно также, как в исключительную супружескую верность отца.
Как бы то ни было, но письмо заставило отправиться на поиски братца. Тот, как на зло, нигде не попадался, что заставляло задуматься о завершенности серенады и желании ее продемонстрировать некой особе, о чьей нравственности стоило умолчать…
- Милорд Деррин! Милорд! – послышался запыхавшийся голос молодого слуги, видимо, уже успевшего обежать весь замок в поисках кого-то из господ, если не Кэрродока конкретно.
- Чего тебе? – мрачно поинтересовался окликаемый милорд, глядя на паренька весьма неудовольственно.
- Милорд Деррин, там господин Кэдвиг бредить изволит! – испуганно выпучив глаза зачастил парнишка. – Или того хуже, мор предвещает! Да защитит нас Дюжина от козней бездны…
Что Кэрродок не любил особо, так это суеверность в рядах своих подчиненных. Мужчина считал, что это скорее оправдание для трусости и лени. Именно поэтому подобные суетливые и суеверные пареньки в окружении Кэрра не задерживались. Он предпочитал иметь дело с теми, кто воспринимает жизнь всерьез.
- И где же сейчас находится почтенный Кэдвиг? – скучающим и ничуть не обеспокоенным тоном поинтересовался Деррин, от чего слуга невольно разочарованно вздохнул.
- Так в вышивальне же! – с готовностью выдал паренек, снова внимательно глядя на Кэрра.
Так обозвать одно из исконно «дамских» помещений замка было, разумеется, неправильно, но весьма доходчиво в плане нахождения искомого. Если бы речь шла о Терлаке, Кэрродок был бы готов поспорить, что имели место дела сердечные. Друид, являющийся советником отца, мог забрести к дамам разве что по великой задумчивости. Впрочем, в этот час ожидать присутствия дам не стоило вовсе.
Оставив разочарованного паренька посреди коридора, Деррин направился на поиски друида. Последний, как это не парадоксально, все еще оставался на месте. Разве что угрюмо и чуть торопливо мерил шагами комнату и то и дело что-то бормотал под нос.
- Немыслимо… Просто немыслимо… - расслышал Кэрр, подойдя ближе. – Совершенно противоестественно…
- Тихого леса и добрых вестей, почтеннейший. Дозволено ли мне будет узнать причину вашего беспокойства? – поинтересовался Кэрродок.
- Молодой господин… - в меру учтиво, в меру рассеяно поклонился друид. – Всего лишь бредни старика…
- …которые впору обсуждать с другими стариками, - понятливо кивнул Кэрр. – Или все же?
- Милорд Кэрродок… - с некоторым облегчением констатировал Кэдвиг. – Ваша проницательность по-прежнему достойна ученичества…
- Лес или Камень беспокойней? – поинтересовался Деррин.
- Как бы знать… - обозначил начало сосредоточенного молчания друид.
Пожалуй, со стороны это могло казаться беседой двух безумцев. Особенно приверженцам веры в Дюжину. Для Кэрродока все было не так однозначно. Верховный друид не был таким уж частым гостем в замке, но каждый раз его появление что-то предвещало. Поэтому обеспокоенность старца мужчина предпочел сразу воспринять всерьез. Оставалось только посетовать, что Кэдвиг не спешил делиться своими мыслями. Впрочем, расспросить можно было и отца, к которому, видимо, и намеревался прийти почтенный старец.
- Милорд Деррин! Едут! – гнетущую тишину нарушил взволнованный голос молоденькой служанки.
- Кого там принесло? – досадливо поморщился Кэрр.
- Прикажите накрыть, чтоб больше не приезжали? – бойко поинтересовалась девица, наслушавшаяся, видимо, историй о мрачном сыне графа.
- Цвета разобрали? – с тяжким вздохом произнес мужчина, глядя на разом растерявшуюся дурочку, которую в замке явно держали не великой смышленности ради.
- Дозволено ли будет мне ответить? – поинтересовался подоспевший стражник и продолжил после благосклонного кивка. – Экипаж и свита в цветах Нейссов. Каковы будут ваши распоряжения, милорд?
- Встретить, расположить, опекать ненавязчиво, - мужчины переглянулись и стражник, понятливо кивнув и поклонившись, скрылся где-то в гулких переходах замка. – А вот вам, милочка, стоит усвоить, что Деррины не пренебрегают гостеприимством. Особенно в отношении родственников.
Его подчеркнутое «вам» весьма красноречиво намекало, что этой девице стоило внимательнее относиться к ценности советов «подруг». Впрочем, на то, что его слова были истолкованы верно, он не надеялся. Слишком уж явно служанка походила на тех девиц, что появлялись в замке по мановению руки матушки. Пожалуй, это ее вдвойне не красило.
Встречать гостей Кэрродок не любил. Вероятно, потому, что в принципе не настолько любил людей, чтобы стремиться развеять чью-то скуку. Будь его воля и Нерис уже давно считался бы самым негостеприимным замком Нормерии, а то и вовсе имел бы славу, превосходящим слухи об обители дядюшки Фергуса. Однако не всем гостям было благоразумно организовывать прием, манящий их за порог… Раз уж стража разглядела на приближающихся цвета Нейссов, стоило озаботиться соблюдением приличий. И это был именно тот случай, когда от греха подальше приходилось быть более замкнутой копией Терла. Почти что родственников было бы опрометчиво оставить без внимания.
Вот и теперь пришлось распорядиться о трапезе, оставить нелицеприятную записку для брата и морально приготовиться к любым словам, их причинам и последствиям. А так же гадать, каким ветром принесло барона, не любившего надолго оставлять свои земли еще до трагедии с его семьей, а уж после и подавно… Что ж… Как не жаль было оставить общество друида, но ему действительно стоило подготовиться.
Посмотреть профиль
 
Иллет Нейсс

avatar
Репутация : 17
Очки : 20
Сообщение  Чт Авг 30 2018, 09:02
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
3

Вопреки ожиданиям стороны принимающей, под знаменами Нейссов ехал вовсе не старый барон. Бринмор, как и прежде, слишком не любил уезжать из дома, особенно сейчас, когда его старческое слабоумие крепло, подводило зрение и всюду ему мерещились не то призраки, не то люди, которые давно отправились в Бездну. Он мог подолгу с ними говорить, а потом сильно удивлялся, когда ему сообщали, что весь вечер в комнате барон провел один и говорил сам с собой.
Иллет относилась к деду со снисхождением и сочувствием, но бывать в его компании не любила. Во-первых, он слишком часто нес нелепости, сам не различая, где в его словах истина, а где выдумки. Во-вторых, Иллет по-прежнему держала на него обиду. Он-то знал, что случилось в ночь Дикого гона. Если не все, то, во всяком случае, больше его внучки. Знал, но не говорил ни ей, ни кому бы то ни было. Поначалу Иллет была слишком юна и несмела, чтобы расспрашивать и требовать рассказать правду о смерти родителей и братьев, которую она имеет право знать. Повзрослела она наравне с окрепчавшим слабоумием деда, рассказы которого переставали иметь прямое отношение к событиям реальным, и уже было невозможно отличить зерна от плевел - где были его сны, а где истина. Говорить с ним переставало быть полезным. Но, не смотря на все это, он по-прежнему имел власть над единственной наследницей.
- Я хочу поехать в Нерис, дедушка, - просилась она.
- Опять хочешь сбежать в тот лес, прохвостка?! - ворчал он, глядя на внучку полуслепыми глазами.
Иллет поджимала губы и молча злилась. Похоже, тот случай он ей будет припоминать вечно.
- Мы тебя еле отыскали! А если бы вернулись Призрачные всадники?!
Нравоучения затягивались, Иллет уходила из покоев деда, но возвращалась на следующий день.
- Я хочу поехать в Нерис, дедушка, - повторяла упрямо.
- Что опять удумала? Опять нашептали чушь твои соломенные куклы? От этих тварей идет зло, настоящее зло, мы же сожгли на той неделе твою прошлую, ты притащила новую?!
Иллет не исправляла Бринмора, хотя прекрасно помнила, что прошлую куклу тетя Герта нашла целых три месяца назад и по указу барона сожгла. Нынешнюю куклу Иллет прятала хорошо. Что им только не понравилось - то, что солома была перевязана срезанными волосами самой Иллет, то, что в кукле были кости убитой ненароком Гримом кошки? Или то, что в куклу были воткнуты иголки?..
Иллет ушла и в этот раз. Ее вещи для поездки в графский замок были ею давно собраны и спрятаны, настолько она была уверена, что рано или поздно получит дозволение поехать. Иллет закрылась в своей комнате, открыла тайник, где под половой доской прятался кожаный сверток с новой куклой внутри, достала его и уложила под одежды в сундуках - эту куклу она решила взять с собой.
- Я хочу поехать в Нерис, дедушка, - выпрашивала она несколько недель подряд, но только в этот, новый и последний раз добавила, - я так соскучилась по милорду Кэрродоку...
Бринмор поначалу даже не нашел, что ответить. Проявление нежных чувств были очень редки для Иллет, можно было предположить, что она заболела. Сам барон никогда и не был силен в вопросах женских чувств, потому поручил поговорить с Иллет ее тете Гертруде.
- Я так тоскую и так хочу с ним повидаться, тетя. Графские дела никак не дают ему навещать меня, так разве я не невеста? Неужели он не любит меня? - это и многое другое пришлось наплести бестолковой тетке, чтобы убедить во влюбленности молодой невесты.
Маленький семейный совет по вопросу этой поездки устроили без участия Иллет. Был вынесен положительный вердикт - дать "влюбленным" свидеться. Об этом невесте должна была сообщить деста Герта, однако когда она поднялась в покои баронской дочери, то увидела уже собранные сундуки, вытащенные из-под кровати, и Иллет в дорожном платье, туго заплетающую волосы в косу.
- Я готова, - спокойно произнесла девушка, оборачиваясь.
Иллет уже знала, что услышит:
- Барон Нейсс дозволяет поехать...

Гриму было слишком беспокойно в повозке со своей хозяйкой, слишком тесно и мало видно. Его пришлось отпустить, и Грим бежал наравне с лошадьми. Иллет и ее тетушку Герту сопровождали два извозчика, шестеро вооруженных всадников и еще два знаменосца, поскольку страх к этой дороге всей семьи Нейсс достигал паранойи. Иллет и сама боялась, но интерес и любопытство были куда сильнее.
Она неотрывно смотрела в окно на деревья, выглядывая среди них нечто, что не представляла сама. Что-то, что разбудит хоть какие-то воспоминания о той ночи. Ведь где-то здесь это и случилось. На этом пути нашли растерзанные тела ее семьи и ее саму. Иллет знала только это по рассказам, а сама ровно ничего не помнила. Мелькающие деревья никак не помогали ей хоть что-то понять в этой покрытой мраком тайны истории. Пусто и глухо. Ничего вокруг, никаких воспоминаний.
- Зачем ты смотришь? Не нужно, милая, не смотри, - пыталась убедить Гертруда.
Иллет не реагировала и по-прежнему молчаливо и неотрывно смотрела в окно.
Только когда их повозка пересекла границу баронства Нейсс, отпустила шторку, откинулась на спинку своего сиденья.

Они ехали день, ехали ночь. Приходилось останавливаться и выжидать, когда Грим внезапно надолго пропадал из вида. Он возвращался с загнанным и придушенным зайцем или лисицей. Взвизгивала и прятала лицо в ладонях деста Герта, Иллет хвалила пса, гладила и называла своим хорошим мальчиком, отдавая затем его истекающие кровью "подарки" извозчикам. Путешествие продолжалось.
Приближающийся графский замок тоже не вызвал воспоминаний. В прошлый раз через эти ворота выезжало пятеро Нейссов, сейчас возвращалась единственная выжившая Иллет.
Их тепло встретили, проводили в выделенные покои. Комнаты пока не протопили, было прохладно и влажно. Иллет попросила сразу набрать и прогреть ванну для Грима. В дороге он вдоволь измазался в грязи, потому представлял для графского дома зрелище недостойное. После крика служанки, которой он едва не оттяпал, по ее словам, руку, Иллет пришлось самой закатать рукава и помыть пса, размышляя о том, что теперь придется учить купать его очередную дрожащую от страха криворучку.
Они спустились к ужину втроем: деста Гертуда, Иллет и Грим в толстом кожаном ошейнике на поводке, намотанном на с виду хрупкую и слабую руку хозяйки.
- Милорд Деррин, счастлива приветствовать вас в вашем доме, - с вежливой улыбкой Иллет присела и склонила голову перед ан-бароном, не подавая ему руку, тем самым не требуя подойти ближе, чем на несколько шагов.
Она поприветствовала и остальных присутствующих по имени, кого знала, и была представлена тем, с кем не была знакома.
- Миледи Нейсс... - хотела что-то добавить ее тетя Герта, но баронская дочь ее перебила и строго посмотрела в глаза.
- Барон Нейсс дурно чувствует себя и пожелал остаться в замке.
Не хватало еще, чтобы деста что-нибудь проболтала про женитьбу и то, что нареченные давно не виделись. Иллет могла и желала говорить за себя сама.
- Вы ведь не знакомы с Гримом?
Иллет дружелюбно улыбнулась шире и натянула поводок стоящего у ноги свирепого пса, который оскалился и зарычал, когда незнакомец сделал к его хозяйке шаг. Конечно, они не были знакомы с Кэрродоком, Гриму было два года, в последний раз Иллет виделась с женихом до рождения этого пса.
- Ну-ну, тише, это друг, Грим, это друг, - утешала собаку она, гладя свободной рукой между ушами. - Милорд, подойдите, познакомьтесь с ним и угостите. Грим любит сыр.
Вот так и предстали перед ан-графом хрупкая, тонкокостная и скромно улыбающаяся миледи и ее верный пес, оскаленный, рычащий и готовый разорвать глотку любому, кто проявит малейшую угрозу ему или его хозяйке.
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 184
Очки : 246


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Авг 30 2018, 12:37
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
4

Пожалуй, Деррины ожидали увидеть скорее рыцаря-порученца, чем кого-то из Нейссов. Старый барон при всей своей вассальной верности человеком был весьма нелюдимым и в лучшие свои годы, а уж после потери наследника и вовсе едва ли не баррикадировался в замке, трясясь над внучкой, как над единственным сокровищем.
Выезд барона Нейсс из своего замка всегда был событием. Старик никогда не появлялся без вооруженной охраны. Более того, бывали случаи, когда он пускал вперед себя подставную повозку, а сам добирался обходной дорогой. Мэдок Деррин относился к этому с пониманием. Именно паранойяльность Бринмора, помимо расположения самого замка, помогла Нейссам пережить богатый на огонь и кровь 1219-й. Впрочем, беды настигли их позже…
Словом, появления «сокровища старого лорда» не ждали вовсе. Пожалуй, младшие Деррины были скорее просто удивлены – о единственном не родственном вассале и его повадках Родрик и Глэдис слышали немало. Старшее поколение в лице статной светлоголовой Лорны Деррин и хрупкой темноволосой Мередит Эйрим занимали позицию близкую к настороженному выжиданию, утопленному в патоке доброжелательности. Самая младшая дама – шестилетняя Сиан – и вовсе предвкушала…каверзу, проказу, мелкое пакостничество и прочие проявления детского дружелюбия маленькой балованной северянки. Кэрродок же попросту ничего хорошего не ждал. Так было надежнее – или ожидания оправдаются, или был шанс приятно удивиться…и снова заподозрить неладное.
Казалось бы, в визите невесты не было ничего особенного. Вот только старый барон визиты не поощрял, да и сам Кэрродок не особо стремился на них настоять. Разумеется, он присылал подарки и поздравления по праздникам, но даже в его визиты к Нейссам его пути с девушкой самым загадочным образом расходились. Кэрр подозревал в этом очередную причуду барона, но вникать не спешил. Дядя не видел в этой ситуации ничего опасного, так что менять столь удобный расклад смысла не было.
Теперь же приходилось думать, не повредился ли старик Бринмор окончательно рассудком…или не помер ли. Но нареченная «осчастливила» всех лишь нездоровьем, так что оставалось грешить на помешательство…
- Счастлив приветствовать под кровом моих предков, миледи, многоуважаемая деста, - учтивый поклон и вежливая улыбка. – Легка ли была ваша дорога?
То, что девица явится с «надзирательницей» было ожидаемо и даже правильно. Хотя бы из тех соображений, что Нейссам, вероятно, все же хотелось получить все привилегии, которые давала первая кровь. Но вот пес… Кэрр считал, что место для подобных любимцев – псарня, а уж никак не покои. А вести животное к столу да еще и в чужом доме… Как умный поступок Деррин подобное определенно не расценивал.
- Пожалуй, представлены мы действительно не были, - спокойный тон дался без труда, вот радость от подобной ситуации он изобразить бы если и смог, то весьма недостоверно. - Увлекаетесь охотой?
Будь на месте леди Нейсс кто-то другой, Кэрр мог бы сразу дать волю неудовольствию в той или иной форме. Однако пса невесты можно было и потерпеть…пока что. В конце концов, эту причуду вполне можно было пережить…в буквальном смысле этого слова, а потом помочь найти своей леди более занимательное времяпрепровождение. Нет, изводить псину мужчина не собирался – это было бы неуважением к прадеду по материнской линии, именовавшемуся именно Гримом, но охотничьи псы, зачастую жили до очередного медведя или особо проворного волка.
На мгновение задумавшись, стоит ли потакать просьбе невесты, Кэрродок успел краем глаза заметить, как метнулось вперед нечто темно-зеленое. Дальнейшие события понеслись со стремительностью вспуганного зайца. Сиан с веселым вскриком «Какой песик!» срывается вперед, успев подкрасться ближе, пока старшие родственники и гости обменивались приветствиями. Коротко вскрикивает Мередит, понимая, что не успеет подобраться ближе к дочери. Реакцию матери и своих младших Деррин не видел, но предполагал, что те подобрались, готовясь действовать по ситуации. Два широких шага и девочка, подхваченная «под ребра» взмывает вверх из-под носа пса и начинает проявлять возмущение по поводу столь бесцеремонного вмешательства в ее замысел.
- Весьма похвальная рассудительность и изумительная воспитанность, надо полагать? – не столько спросил, сколько обозначил Кэрродок, удобнее перехватывая недовольную кузину.
- Поставь. Где. Взял, - надулась малышка, сверля кузена хмурым взглядом. – Дылда противный!
- А это, видимо, отменный образчик изысканной словесности? – изобразил на лице вялое удивление Кэрр. – Юная леди, я поражен…
- Ты мерзкий… - подытожила провожаемая к матери Сиан. Пса девочка при этом окидывала многообещающе-заинтересованным взором.
- Юная леди весьма искусна в комплиментах, - все также спокойно подытожил Кэрр.
Кузина была сущим наказанием. Эта балованная и вездесущая девочка была ходячей катастрофой в масштабах любого замка или имения. Сиан успевала везде, находила все и порой творила такое, что в пору было действительно принять ученичество у друида и уйти в леса…
- Кажется, ваш пес понравился Сиан, - резюмировал Кэрродок, возвращаясь к невесте. – Мои соболезнования, миледи.
Вот теперь Деррину пса было даже отчасти жалко. Слишком уж плотоядно кузина следила за этим Гримом. Теперь стоило ждать ее следующего хода, о котором, естественно, никто заранее извещен не будет. Все же стремление проворачивать что-либо исподтишка явно было у Дерринов в крови…
- Будут ли миледи и ее уважаемая дуэнья столь благосклонны, чтобы присоединиться к семейной трапезе?
Стол действительно был уже накрыт, хоть и из-за внезапности визита несколько по-простому. «По-простому» представляло собой три вида салатов, в которых в том или ином виде присутствовали различные сорта мяса. Холодные, преимущественно мясные закуски. Яблочный сидр, поданный вместо столь привычного южанам вина. На кухне ожидали своей очереди рагу из мяса архара с овощами и пряными травами и прожаренные до золотистой корочки отбивные с крупными кусочками тушеных овощей на гарнир. Кухарка обещала пирог с яблоками и ревенем к десерту и терпкий травяной отвар. Кэрродок опасался даже предполагать, во что развернется фантазия этой женщины к вечеру…
Посмотреть профиль
 
Иллет Нейсс

avatar
Репутация : 17
Очки : 20
Сообщение  Пн Сен 03 2018, 11:23
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
5

Иллет стало любопытно, каковы же взрослые дома Дерринов, если они даже справиться с воспитанием маленькой наглой девчушки не могли. Нейсс деликатно улыбалась. Она поймала себя на мысли, что обратись эта маленькая паскуда такими словами к законному супругу Иллет, да еще и графу, то получила бы затрещину как минимум. Иллет тепло и с нежностью относилась к детям, но не считала рукоприкладство запретным, особенно если речь шла о таких запущенных случаях. Ребенок, как собака, на десятый подзатыльник начнет понимать, где нельзя гадить - словами в случае Сиан. Если все же придется взяться за воспитание этой семейки, Иллет решила считать, на который удар до девчонки дойдет. С виду бестолочь.
- Раз так, она должна знать, что сможет погладить "песика" без моего присмотра только дважды. Ведь у миледи две руки...
Ребенку и не нужно было понимать игру этих слов, было достаточно, чтобы суть дошла до тех, кто взял ответственность за ее воспитание и здоровье.
Грима так и не угостили сыром, поэтому Иллет именно с этого начала, когда любезно согласилась разделить трапезу и они с тетей Бертой заняли свободные места.
- Милорд, можно попросить вас прислать ко мне кого-то из ваших кухарок? Я объясню, когда и чем кормить Грима.
Сама Иллет ела, как птичка, Гриму было скормлено куда больше, чем съела она сама. Он смирно сидел у ее стула и преданно ждал каждый полученный кусочек, увлеченный больше едой, чем незнакомцами вокруг, поэтому обстановка была несколько разряжена.
Как известно, в первый день приезда считается дурным тоном обсуждать дела, потому приходилось говорить о скучном. О том, какая погода была в дороге, насколько оказалась она трудной. Пришлось врать о том, что старик Нейсс в доброй памяти и чист рассудком, только подводят глаза и спина. Не хватало еще, чтобы графу стало известно о слабоумии вассала, это было недопустимо для Иллет, по крайней мере до достижения ею совершеннолетия.
- Увы, нет, я не увлекаюсь охотой. Вы же знаете, как бережет меня дедушка, охота для меня была непозволительной роскошью. "Слишком опасно в лесу" - повторяет он. Жаль, он так не считает насчет иголок для вышивания.
Иллет и впрямь было интересно читать об охоте. То, что ей не позволяли выезжать на охоту, еще не означало отсутствие к этому интереса. Зато это было поводом очередных обид на деда, не позволяющего наследнице такие развлечения. Кораблю безопасно в порту, но он не для этого строился...
- Возможно, здесь мне удастся познакомиться с ней ближе, - эта мысль мгновенно въелась в ее память, превращаясь в фантазии и вполне воплотимые мечты об охоте. - К тому же у моего лучшего друга тяга к охоте в крови, - добавляла она, глядя на смирно сидящего у нее ног пса.
Когда позже на стол принесли запеченного зайца, Иллет с гордостью похвасталась тем, что он этой ночью загнан Гримом. Сочла важным упомянуть, что тушка истекала алой кровью и была еще теплая, когда пес подарил добычу хозяйке. А еще то, как жаль было, что Грим увлекся и слишком попортил пушистую шкурку. Затем с аппетитом попробовала мясо сама, дала кусочек и добытчику, нахваливая его, и очень одобрила блюдо. То, что ее рассказы могут испортить кому-то аппетит, ей как-то не пришло в голову.
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 184
Очки : 246


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Сен 08 2018, 17:49
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
6

Удивить кого-то из обитателей замка рассказами об охоте было весьма проблематично. Истории получения охотничьих трофеев Мэдока Деррина порой изобиловали такими подробностями, что даже Сиан могла пересказать как и кого нужно свежевать, чтоб не испортить шкуру, а уж какие байки приходилось выслушивать тем, кто уже не считался графом за ребенка… Чего стоила только история несчастного медведя, которому раздосадованный попорченным доспехом сэр Натаниэль вогнал копье…туда, куда достал. А учитывая, что несся он на зверя со спины…
Разговоры за столом были одной из нуднейших обязанностей, с которой приходилось мириться из-за прихоти отца называть именно его наследником. Пожалуй, проще всего было Родрику и Глэдис – эти двое были не прочь обсудить что угодно и любили гостей. Лорна и Мередит сосредоточили свое внимание больше на десте, словно бы давая молодым возможность пообщаться. Если бы Кэрродок не знал мать и тетку, возможно даже поверил бы. Но…подобное разграничение говорило о многом, как и украдкой бросаемые на гостей внимательные взгляды Сиан.
Кэрродоку же приходилось развлекать невесту… Чем он и занимался в меру своей угрюмости. Впрочем, это было даже по-своему интересно. Особенно сравнивать то, что о ней было известно «безумному» дядюшке, с тем, как она сама себя старалась подать. Все лучше, чем пытаться изобразить страстное признание… Деррин надеялся, что до подобного все же не дойдет…
Радовало, что девицу, видимо, все же можно было занять охотой. На архаров был еще не сезон да и опасно, если уж быть откровенным, но вот на обитателей лесов и не столь высоких плоскогорий – вполне. В конце концов, чем сильнее она будет занята, тем меньше времени придется строить из себя шута. От подобных рассуждений все острее не хватало Терлака, но этот шельмец и носа не казал ни в трапезную, ни в свои покои. Могло статься, что он просто по каким-то своим соображениям прятался, но мог покинуть замок в неизвестном направлении. Или известном, но далеко не всем, что тоже было не редкостью.
Когда гости соизволили удалиться для отдыха, в одной из дальних гостиных собралась призанятная компания. Лорна Деррин, устроившаяся напротив Мередит Эйрим, выглядела задумчивой, а вот брюнетка вполне открыто хмурилась. Проникшаяся моментом Сиан сидела тихо как мышка, внимательно глядя то на мать, то на тетку. Единственным мужчиной на этом почти что дамском собрании был раздраженный Кэрродок.
- И что это было? – подавив желание приправить вопрос сквернословием, поинтересовался мужчина. – Хоть кляните, но подобной любви к собакам я что-то не припомню…
И действительно, при всей непоседливости и шкодливости Сиан, подобная выходка была не в ее духе. Поставить в тупик вопросом или напакостить исподтишка – это было про нее, но слабоумие и отвага были скорее характерны Терлаку.
- Провокация, - честно ответила кузина, стараясь не смотреть на свою мать. – Неудачная…
Судя по недобрым взглядам тетки и показной невозмутимости графини, о том, кто именно подговорил кузину, можно было не спрашивать.
- И зачем?
- Чтобы узнать, а вдруг она хорошая, естественно! – девочка чуть самодовольно вздернула носик, а затем смутилась.
- И как результаты?
- Братик, ты только не обижайся… - взрослым пришлось сделать над собой усилие, чтобы сдержать непрошенные улыбки. – Но, кажется, песика она любит больше…
В этом утверждении Кэрродок ничуть не сомневался, ведь пряталась же она во все его визиты к Нейссам куда-то, старательно избегая встреч. Да даже если ее прятали, хотела бы – нашла бы способ выкрутиться. Судя по богатому опыту Глэдис – это было вполне возможно. Сестрица и домашний арест были просто несовместимы…
- И ради этого стоило рисковать ребенком? Миледи… Боюсь я несколько разочарован…
- Можно подумать, что сам не попытаешься на чем-то ее подловить, - усмехнулась графиня. – Не поверю, что ты настолько чужд любопытству.
- Даже если и так, - пожал плечами Кэрр. – Стоит ли впутывать в это Сиан?
- Пусть учится. Если боги не подарят ей брата, девочке придется создавать из супруга хотя бы видимость приличного барона.
Отчасти Кэрродок был согласен с матерью. Кузине стоило учиться интриговать, но вот подход… В его понимании Сиан была еще слишком мала для крупных игр и многоходовых комбинаций, поэтому, чтобы вырастить из нее игрока, а не очередную бездарно брошенную кость, стоило начинать с малого. А еще ставить задачу, а не давать поручение. Впрочем, вмешивать в воспитание кузины было смерти подобно. Иногда Кэрродоку казалось, что его мать и тетка лепят из девочки ручного монстра. Мужчина наблюдал за этим и делал выводы. А также имел основания полагать, что, узнай эти дамы, как он сам планировал воспитание собственных детей или на худой конец племянников, то ужаснулись бы именно они…
- А я говорила, что стоило подговорить кого-то из рудокопов, готовых рискнуть даже всем своим выводком ради лучшего положения остальных, - мрачно процедила Мередит Эйрим. – Все можно было бы обыграть изящнее. И без участия моей единственной дочери.
- Милая Мери, разве можно лишать девочку приключений? – в голосе графини прозвучала не издевка, но явное довольствие ситуацией.
- Иногда я вас ненавижу, - неестественно спокойно произнесла баронесса.
- Но в остальное время мы неплохо ладим, не так ли?
Беседа двух женщин начала переходить в ту фазу, когда стоило перестать слушать и начать производить стратегическое отступление, пока они увлечены друг другом. Во всяком случае, было вполне показательно, что кузина успела улизнуть раньше него. Впрочем, ее рост и возраст позволяли больше маневров…
В коридорах замка было довольно тихо и почти безлюдно, что позволяло представить, будто он давно пуст, а все шумы – лишь игры ветра в проломах стен. Картина представлялась настолько умиротворяющей, что Кэрродок решил оставить затею с поисками явно кобеляющего где-то брата и отправиться спать после прогулки по замирающему на ночь замку. В такие ночи ему почти не снились сны, о чем он никогда не испытывал ни малейшего сожаления…
Посмотреть профиль
 
Иллет Нейсс

avatar
Репутация : 17
Очки : 20
Сообщение  Вт Сен 11 2018, 10:31
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
7

Иллет не пришло в голову и то, что выходка девочки может оказаться какой-то проверкой для гостьи. Тем более, затеянной кем-то из взрослых. Наследница Нейсс выросла в своем баронстве практически в заточении, ей не были знакомы законы придворного интриганства, она наивно не подозревала в них никого и считала всех вокруг благосклонными и доброжелательными. Ей еще предстояло разубедиться в этих верованиях. А пока она вела себя непринужденно и даже непосредственно втягивалась в чужие пустые разговоры.

День прошел в суете устройства на новом месте. С каждым часом Иллет все сильнее ощущала усталость, моральную и физическую. Клонило ко сну. Было странно даже представлять сон на новом месте.
- Миледи, это для вашей собаки, - выделенный для Иллет мальчик-слуга, имени которого она пока не запомнила, принес для Грима подстилку из какого-то одеяла, расстелил в углу спальни миледи.
Он молча посмотрела на него и ничего не сказала, смерив лежанку брезгливым взглядом.
Иллет любила бывать в одиночестве, но в этот раз ей было боязно. Тем не менее, она упрямо отказалась от предложения тети Бертруды побыть рядом - слишком устала от ее ворчания за день, и осталась со своими страхами наедине. Из большого графского замка до ее спальни доносились всяческие незнакомые, от того жутковатые звуки. Постель была мягче собственной и шире, постельное на нем - нежнее и совсем иначе пахло. Пах по-своему даже воздух в этом месте. Следовало привыкать к таким мелочам - Иллет не собиралась снова в баронскую конуру под тиранию деда.
Следуя вечерней привычке умывания, сперва мылись лапы Грима, затем в чистой воде Иллет умывалась сама.
Когда настало время гасить свет, миледи, подумав, решила, что заслуживает такую роскошь, как лишние графские траты на свечи, потому оставила их в ночь зажженными, позволяя погаснуть, истлев, гораздо позже того, как она уснет. При свете, хоть и тусклом, было не так боязно.
Она залезла в постель под одеяло, непривычно большое и пышное. Грим запрыгнул сверху, лег вдоль хозяйки, тоже несколько взволнованный новым непривычным местом. Иллет обняла пса за шею, уткнулась носом в его шерсть, вдыхая родной и привычный аромат. Сразу стало тепло, по-домашнему уютно и совсем не страшно.
- Как же я жила раньше без тебя, - сказала она Гриму, поглаживая его черно-рыжую шерсть.
Закрыла глаза и постаралась заснуть. Затих и Грим, вытянув шею и уложив голову на лапы.
Пес и впрямь вот уже два года отождествлялся у Иллет с абсолютной безопасностью. Как жаль, что он не мог сопровождать ее и во снах. С ними Иллет была вынуждена встречаться один на один.
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 184
Очки : 246


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Сен 12 2018, 17:04
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
8

Говорят, старые замки имеют свой характер, волю и умеют хранить воспоминания, а порой те сбереженные призраки дней минувших, что приглянулись древнему строению, и вовсе начинали жить своей собственной необъяснимой жизнью, не поддающейся толкованию дестуров и предвидению друидов.
Нерис был замком воистину старинным и историй повидал на своем веку многое. Хранил он немало счастливых дней, был свидетелем несчастий, но порой ему приходилось видеть и до боли странные вещи, о которых и вспоминать-то лишний раз не стоило. Да только что поделаешь, если сам замок подобные воспоминания и будит?
В этот раз гостье определенно было, о чем вспоминать. Замок помнил ее еще совсем ребенком. Однако события последнего визита Нейссов помнил не только замок, но и сама девушка, что позволяло страхам и воспоминаниям слиться в череду отменных кошмаров.
Женская фигура замерла у камина, небрежно перебирая неоконченное рукоделие. Лица с того ракурса, что виделся наблюдателю, видно не было, но все выдавало в ней знатную даму. Представительный ей под стать мужчина расхаживал по комнате, с трудом сдерживая желание активно жестикулировать в такт собственной речи.
- Подобный шанс выпадает слишком редко, чтобы его упускать, - убежденно продолжал какую-то беседу мужчина. – Иначе найдется тот, кто подомнет все под себя.
- Ты уверен, что в этот раз все получится? – по интонациям женщины было непросто понять – взволнована она или заинтересована. – Они уже дважды в последний момент шли на попятный.
- В этот раз никакой ошибки быть не может, - мужчина упрямо тряхнул головой. – Мне удалось найти истоки их заблуждений. Если не пускаться в дебри полубезумных историй, им нужна девочка.
- О! Теперь многое становится понятным! – голос женщины лучился уже вполне ощутимым довольством. – Ради подобного сотрудничества можно и рискнуть.
- Я знал, что, в конце концов, ты меня поддержишь, - мужчина также был вполне благодушен. – В любом случае, все решится еще до исхода зимы, и я приложу все усилия, дабы именно в нашу пользу.
Шорох за спиной. Слуга? Брат? Призрак? Видение смазывается, теряет четкость, рвется на куски, чтобы вновь собраться, повинуясь уже совсем другому голосу. Гостевая комната замка. Двое мальчишек заняты своими делами, переговариваются, то и дело обращаясь к наблюдающему, будто отвечая на заданные ранее вопросы.
- Они уже не раз пытаются что-то получить от этих чудаков из заброшенных шахт или откуда там они приходят, - отмахнулся паренек, не отрываясь от своего занятия – проверки натяжения тетивы на новеньком луке. – Те несут какую-то околесицу про то, что не все условия соблюдены и пути закрыты. Отговорки суеверных дураков, как по мне. Или просто делиться не хотят. Давно надо было послать за ними солдат и просто все отобрать.
- Я бы скорее заподозрил, что эти отшельники знают секрет какого-то мастерства и отец пытается договориться о приеме учеников с наших земель, - рассудительно начал паренек постарше. – Мне кажется, что они как друиды, каждого не берут. Вот и приходится возить на смотр всех подряд, чтобы шанс был хоть одного достойного привезти.
- А по мне – глупости все это, - хмыкнул первый. – Отловить и в пыточную – сразу все секреты раскроют.
- А если там именно обучать надо и по-другому не выйдет? – со вздохом спросил старший.
- Значит, всех остальных в пыточную, а один пусть учит, чтоб тех не запытали! – продолжил гнуть свою линию лучник.
- Так и без мастеров вовсе остаться можно, - начал парень.
- Да ты просто завидуешь, что из меня барон выйдет лучше, чем из тебя! – перебил его брат. Разговор начал плавно перетекать в наполовину шуточную потасовку, а мир снова поблек и растворился, чтобы собраться в нечто воистину невообразимое.
Ночь… Тишина. Тихие шаги по коридорам. Маленькая светловолосая девочка – внучка хозяина замка – весь вечер под одобряющими взглядами ребят постарше вещала о призраке. Какая-то жутко старинная легенда, суть которой наблюдатель не помнил, но которая вытянула его в ночные коридоры.
Шорохи и тени ночного замка переплетаются причудливо. То и дело кажется, что вот-вот появится тот самый призрак и… Далее воображение пасовало, не давая прочувствовать все то, что придется пережить, если привидение все же появится.
Приглушенные голоса за поворотом, как раз там, где находились покои, выделенные родителям.
- Тебя точно никто не видел? – хриплый шепот отца.
- Если и видели – не узнают, - проскрежетал голос, по интонациям которого сложно было понять, мужчина говорит или женщина. – Слишком много чужих слуг, чтобы псы старого охотника следовали за каждым.
- Тем лучше, - надменность голоса смазывалась явным облегчением. – Значит, уже послезавтра?
- На рассвете, - подтвердил все тот же неприятный голос. – И ждать никто не будет…
- Мы не опоздаем, - с полной уверенностью подтвердил мужчина.
- Мы знаем, - с какой-то фанатичной убежденностью подтвердил его собеседник.
Скрип двери и тихие шаги. Гобелен кажется надежной защитой и сутулая фигура в сером, вывернув из-за поворота следует мимо. В неверном свете ночных коридоров незнакомец кажется действительно призраком. Неизъяснимое желание узнать, куда же идет этот непонятный то ли человек, то ли привидение. Шаг. Пригнуться. Еще шаг и снова гобелен. Еще пара шагов, поворот и…нависший над лицом черный провал капюшона и тощая рука, зажимающая рот.
- Так-так-так… И кто же тут у нас? – издевательский хриплый шепот. – Смелая малышка? На что же ты надеялась? – тихий смешок прозвучал в ночном коридоре воистину жутко. – Впрочем, живи пока. Ты подходишь…
Руки, только что державшие, внезапно отпускают. Шагов сутулой фигуры не слышно вовсе, зато в ушах отчетливо отбивает ритм явно сбежавшее из груди сердце. Гул все нарастает, пока не обрывается на ощущении полета и падения…
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
9

 
 
21.09.1253г. Мы чужие в стране наших снов
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Легенды о былом +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей
Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL