ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход
Доброго времени суток, друзья.

Всем тем, кто так или иначе связан с Лансом рад сообщить, что вышла первая подробная карта местности,
(пока что в рамках одного герцогства) с указанием масштаба, расположения замков, фортов и деревень.
Подобное же планируется и для остальных областей.
Подробную карту Ланса смотреть здесь здесь


Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Шаги истории
 

 17.02.1254. Сталь и Огонь: Жало скорпиона 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Генрих Бьято
герцог Ланс
avatar
Репутация : 278
Очки : 292


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 02 2018, 00:23
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
1

Дата/время: 17 день месяца Вьюг, утро
Место действия: Хайстрен.
Участники: Логард Оферхост, Фридрих Меннерхейм, Реймс, Генрих Бьято, Фарегат Леро (нпс)
Предыстория/суть темы:     02.10.1253. Заговор зреет. 
Длинная, сложная интрига, в которую обманом оказалось вовлечено все население Ланса, стоившая жизни сотням королевских солдат, интрига, благодаря которой герцог Ланса, практически не поднимая оружия, и не подвергая опасности жизни своих воинов, практически обрел независимость и связал руки королю, оказалась под угрозой. Тот единственный из сотни шанс, который он, хоть и предполагал всю его очевидную невозможность, тем не менее, держал в уме, как возможную осечку - реализовался, и теперь вся судьба его восстания, так умело проведенного чужими руками, повисла на волоске. Что же теперь предпринять?
Посмотреть профиль
 
Генрих Бьято
герцог Ланс
avatar
Репутация : 278
Очки : 292


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 02 2018, 18:50
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
2

- Ты уверен? 
Голос герцога был тих и бесцветен. Как и он сам, с трудом переносивший зимы. Он еще больше осунулся, словно бы высох, руки его совершенно истончились, и теперь, лежавшие поверх тяжелого, затканного золотыми нитями пледа, казались странно неживыми. Влажный холод и порывистый ветер, то и дело обдававший широкие мраморные веранды Хайстрена тучами водяной пыли, не позволяли больше герцогу проводить время на его излюбленном балконе, и в спальне его, несмотря на зиму, было широко распахнуто окно, и свежий ветер влетая в жарко натопленную комнату, облегчал ему дыхание. Вот и сейчас, сидя в кресле у окна, и глядя на то, как медленно скользит по темной воде первый, робкий еще свет нарождающегося дня, укрытый по пояс теплым пледом, в широком, черном с янтарем, квезоте, Генрих Бьято не смотрел на своего гостя, пытаясь осмыслить принесенные им новости.
А гостем этим был никто иной как Фарегат Леро. Вернувшийся лишь с неделю назад, он обстоятельно доложил обо всем, о чем до того не имел возможности докладывать лично. О том, как удавалось до последнего сдерживать норкингов от грабежей, какие обещания пришлось дать ярлам, какие суммы выплалить деньгами и подарками, во исполнение герцогской воли, про то, как под его руководством северяне вырезали и выжигали королевские форты. Расчет герцога оказался верен. Форты были построены, чтобы давать отпор норкингам, и не руководи их действиями он, человек досконально знающий и гарнизоны, и их слабые места, и всякие тонкости, вроде сроков и способов подвоза продовольствия, под которыми он и маскировал первый атакующий отряд, прорывающийся внутрь - ни одна из атак не увенчалась бы таким ошеломляющим успехом. И все же, теперь этот план повис на волоске.
- Абсолютно уверен, Ваша Светлость.
Фарегат почтительно положил на колени герцога узкий листок пергамента. Когда-то туго скатанный в трубочку, и недавно развернутый, он снова свернулся, пряча внутри свое грозное содержимое.
Оставляя за одержимостью Безмордого один шанс из тысячи на то, что тому все же удастся вырваться из приготовленной для него ловушки, герцог разослал дюжину человек по прибрежным фортам Эламены и Монтарии, с тем, чтобы наблюдать за морем и берегом, и вот один из них докладывал о том, что к берегу Беспокойной бухты у границ Терадена и Эррена причалили корабли с королевскими драконами. И остановились лагерем, явно поджидая прибытия и других.
- Как это вышло. - медленно проговорил Генрих, все так же безучастно глядя в окно. - Как он вырвался? Да еще так быстро?
Вопрос был вполне резонен. Запертые на Диком берегу, без возможности подать о себе весть, без возможности позвать на помощь, королевские войска должны были сгинуть там от голода и холода до наступления весны. А тут... не прошло и месяца как они неведомым образом выскользнув из ловушки уже идут к его, Генриха берегам, и наверняка несут с собой возмездие. Но ответа на этот вопрос не знал ни герцог, ни его верный вассал.
- Что еще он пишет? - Герцог, наконец отвел взгляд от хмурой поверхности моря и взглянул на Леро. Его руки все так же неподвижно лежали на коленях, словно он даже прикасаться не хотел к полусвернувшейся полоске, этому безобидному кусочку пергамента, возвещавшему приближение краха такого тщательно продуманного, и так блистательно осуществленного плана, когда он был уже в шаге от завершения. Продержись они до весны, когда вновь расцветет морская торговля с Логрией и Аспарией, позволяющая Лансу, пусть и с убытком, но все же существовать вне связи с остальными землями Кэйранда, и Беренгар  вынужден был бы признать осуществившееся отделение по факту.
- Пишет, что он слышал в лагере, что они остановились на отдых, поджидая остальные корабли, разошедшиеся в море. Что их там всего около сорока. Что они пробудут там несколько дней, а потом двинутся дальше на юг.
- Куда именно. - несмотря на внешнюю безразличную апатию Генрих напрягся. От ответа зависело сейчас - остался ли у него хоть последний шанс избежать войны и расплаты, и слова эти прозвучали хоть и тихо, но с таким нажимом, что Фарегат поежился.
- В залив Костей. К Бандалону.
В темной глубине погасших глаз Генриха Бьято, мелькнула молния, и отсутствующий взгляд вмиг стал живым и острым, выдавая под апатично-расслабленной оболочкой все того же Бьято, который просчитывал на десятки ходов вперед, предусматривая и ходы своих противников, не упуская ни единой мелочи. Он просчитался лишь в одном, в том, что оставил единственную возможность Астеру и его людям ускользнуть из ловушки, да и то, лишь потому что заткнуть эту лазейку было не в его силах, и он понадеялся лишь на ее полнейшую неосуществимость. Но во всем остальном - он еще не знал просчетов, весь его многоходовый план осуществлялся шаг за шагом, как осуществлялось все и всегда, что бы он ни задумывал. И сейчас, при имени замка Стиллборна, в его уме зародилась идея, которая требовала обдумывания.
 
Объявить независимость было легко, а вот заставить людей сознательно поднять оружие против королевских солдат - было почти невозможно.
Во-первых из-за того, что лично участвовать в вооруженном мятеже, и биться против законного сюзерена - то есть повторить судьбу Вестморских мятежников - желающих было не сыскать. Кроме разве что горсточки мелких феодалов, так воодушевившихся идеей свободного королевства, словно рассчитывали, что стань герцог королем, то и их собственный статус поднимется на один выше.
А во-вторых, потому что южане никогда не были хорошими воинами, потому и Логрия каждый раз заглатывала Ланс как устрицу, Среди ланских рыцарей были, конечно, таланты, но тягаться разрозненным феодальным дружинам и набранным от сохи крестьянам с профессиональной, великолепно обученной армией, в которой уже сотни лет существовала система двадцатилетней выучки и тренировки бойцов - было немыслимо.
В-третьих - среди очень уж многих, как простых жителей, так и среди некоторых феодалов, еще слишком жива была память о том, как именно кэрская армия спасала их от логрийского нашествия, тогда как армия ланского короля попросту оказалась неспособна к сопротивлению. Немногие бы захотели пойти против тех, кто дважды приходили им на выручку, и прогоняли захватчиков с их земель, не считаясь с собственными потерями.
Сделать их вооруженными мятежниками у него не было никакой возможности, кроме единственной - заставить их взяться за оружие, не зная, с кем они воюют. Дать им того противника, выступить против которого было самым естественным побуждением любого человека. Собственно, для того и был затеян весь этот маскарад, с норкингами под королевскими знаменами и в облачении воинов короля, чтобы все население Ланса, при виде королевских солдат немеденно хваталось за копья и мечи, считая, что вновь дерутся с северянами. Сделать их мятежниками по факту, вне зависимости от их собственного мнения. А уж когда факт свершился, им останется лишь держаться, поскольку побудительные мотивы не будут смягчающим обстоятельствам.
Так что Генрих не сомневался, что едва только королевские корабли войдут в устье Нижинки, этот мальчишка, именующий себя Красным графом, немедленно кинется в бой, и поднимет оружие против Астера и его людей, чего никогда бы не сделал сознательно. Тонкие, бесцветные губы кривились в едкой, мстительной улыбке. Он хорошо отомстил за Марианну, заставив Стиллборна стать на путь мятежника и клятвопреступника, и понести за это кару, которую еще помнил Вестмор. Только вот что будет потом?
Если бы у него оставалась надежда на то, что Стиллборн одолеет авангард армии Авенмора, и сбросит их обратно в море - он бы не беспокоился ни о чем. Но он слишком хорошо знал цену этому краснобаю. Что же будет потом? Армия высадится, управится со стиллборновской дружиной, и дальше пойдет по берегу, сбивая выходящие против них отряды, если таковые найдутся, как фигуры в аллиту. Остановить королевское войско им будет не под силу. И тогда...
 
- Астер не должен дойти до Хайстрена - произнес, наконец, Генрих. - Что будет, если он умрет, Фарегат?
Воин медленно, с сомнениями покачал головой.
- Не знаю точно, но когда погибает командующий, принято собирать совет из высших офицеров, и принимать решения сообща.
- Да. - медленно резюмировал герцог - Сообща. И каждый ведь будет желать, чтобы прислушались именно к его мнению. Как наши бароны, стоит им собраться вместе, каждому со своей дружиной. Что потом? Людей у нас не меньше, проблема лишь в том, что они не так едины и не столь выучены. Но если королевский кулак хоть ненадолго лишится монолитности и распадется на совет пальцев, решающих, кто из них теперь главный...
- То мы вполне можем с ними расправиться. - глаза Леро вспыхнули, и он аж выпрямился и засиял. - Да! Но как это сделать?
- Как? - герцог казался удивленным, и оглянулся на Гару, застывшего позади его кресла, прислонившись к колонне, так, словно был вместе с нею высечен из цельного куска мрамора. На лице аспарца не отразилось ни малейшего движения, словно бы он и не слышал разговора, и не понимал, что имеет в виду его повелитель. Ему и правда было безразлично. Даже если бы господин велел ему отправиться в Бездну и убить там главного демона, то пожалуй единственное, что озаботило бы его, так это поиск входа в эту самую Бездну. Но Фарегат покачал головой, поняв Генриха и без слов.
- Невозможно, Ваша Светлость.  Астер почти никогда не остается один, вокруг него всегда целая куча народу, а уж в походе или в лагере, чужому человеку пробраться к легату армии незамеченным - никак не получится. Для этого ему пришлось бы стать невидимым.
- Или тем, кто пользуется доверием, и без опасений допускается к беседе - задумчиво продолжил Генрих. Действительно. Отправить аспарца к Рикарду он мог. И предположим, даже, что тот, как-нибудь ночью на привале проникнет в лагерь армии, перебьет тихо и незаметно часовых, доберется до палатки легата, прежде чем кто-то найдет трупы и поднимет тревогу. Где гарантия, что в этот момент тот будет спать, а не поднимет тревогу и не окажет сопротивления? Гару был лучшим убийцей из всех, кого только носила земля, но даже он не был волшебником, способным одним махом уничтожить множество человек, которые могли сбежаться по первому звуку тревоги. Где гарантия, что Астер будет один? Шанс на успех, безусловно, был, и немалый, но куда больше шансов было за провал, а рисковать Гару при таком раскладе возможных неудач, Генрих не хотел. А вот мелькнувшая мысль сулила быть более плодотворной.
Тот, кто пользуется доверием. Тот, кто считается своим, кто может попросту подойти к легату вплотную, не возбудив подозрений. Просто, подошел поговорить. А там... удар кинжалом, и какие бы дикие слухи не ходили, уберечься от такой неожиданности человек попросту не сможет. Так кто же может пользоваться его доверием? Кого примут в стан королевской армии, как своего?
Никто из его приближенных не мог сойти а такового.
Фарегат молчал.
- Manushy apane dushman ke dushmanon par bharosa karata hai.
Генрих вздрогнул от неожиданности и повернулся к Гару так резко, что у него хрустнула шея. Аспарец по-прежнему напоминал статую, неподвижную и безучастную, и казалось, что глухой, хрипловатый голос, раздавшийся в комнате, раздался откуда-то сам по себе. Он так редко говорил, что Леро, тоже уставившийся на него во все глаза, пожалуй и не мог припомнить, когда в последний раз слышал его голос. Смысла сказанного он тоже не понял, а вот глаза герцога озарились пониманием.
- Человек доверяет врагам своего врага... - медленно повторил он по-кэрски сказанную аспарцем фразу, словно убеждаясь, что ему не послышалось, однако это было все равно, что пытаться спросить у колонны, верно ли ты понял ее мнение, однако даже на этот взгляд узкое, смуглое лицо телохранителя не выразило ничего, словно бы Генрих обращался к колонне или к собственному креслу. - Боги... а ведь и правда!
- Но кто у нас может сойти за наших врагов, пробраться в лагерь к Астеру и убить его? Он не поверит ни одному из ваших вассалов, даже если те с пеной у рта будут утверждать, что решили перебежать к нему.
- Моим... нет. А вот... - Генрих задумался, опустив голову на грудь и сомкнув кончики пальцев у переносицы, словно в молитве. А потом, неожиданно, вскинул голову и посмотрел на воина.
- Позови ко мне сэра Логарда. Того, старого рыцаря, который уцелел при штурме форта Аар. Я хочу с ним поговорить.
Леро стремительно вышел. Генрих снова внимательно поглядел на своего телохранителя, но Гару по-прежнему безразлично смотрел в пространство. Герцог вздохнул, и откинул голову на подголовник в ожидании. Он привык к неподвижности и молчанию своего верного стража, настолько, что часто даже забывал о его присутствии. Тот молчал почти всегда, даже на обращенные к нему вопросы или распоряжения часто отвечал лишь жестами, а уж так, чтобы заговорить первому, когда к нему не обращались с прямым вопросом... Попытавшись припомнить - часто ли такое случалось, за все двадцать лет его службы, Генрих не припомнил и полудюжины случаев. И ему стало неожиданно жаль, что ему нечем отблагодарить аспарца, за его неожиданный совет. Гару не интересовали ни золото, ни подарки, ни земли, ничто из того, чем можно отблагодарить любого человека на земле. А чем можно будет прельстить сэра Логарда? Землями и титулом? За этим дело не станет. И лучше бы сделать это прямо сейчас, отдав ему один из своих личных ленов.  Экономить в таких делах не стоит. Награда свершившаяся куда лучше посулов "сделай, и тогда получишь", во всяком случае, с такими людьми, каким показался ему старый рыцарь.
Посылать Гару за канцлером и печатями было бесполезно - аспарец не выйдет из комнаты, оставив опекаемого одного, даже на минуту. Герцог потянулся за колокольчиком из цельного куска оникса, и позвонил, вызывая слугу.
Посмотреть профиль
 
Логард Оферхост

avatar

Репутация : 15
Очки : 26


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Июн 13 2018, 20:19
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3

Неровный свет чадящих факелов озарял длинный покой с низким сводчатым потолком, отбрасывая на его выбеленные стены длинные тени от сидящих за большим, сколоченным из толстых досок, столом людей. Обычно в этом зале шумно, спорят рыцари, брякают тяжелые кружки с элем, вздымаясь в заздравных тостах, суетятся слуги, бегая туда-сюда из расположенной по соседству кухни и кладовых. Нынче же Хайстрен куда тише чем обычно, разъехались высокородные гости по своим имениям, большинство служивых рыцарей разосланы в дозоры, опустел замок. Гарнизон приведен в боевую готовность, да даже те немногие рыцари с дружинами, что после набегов норкингов были оставлены зализывать раны, с милостивого позволения новообретенного короля Ланских земель, и те были призваны к порядку и блюли трезвость. Вот и сейчас, трапезничающие мужи лишь черпали из мисок густую похлебку, изредка припадая к кружкам с сильно разбавленным водой кислым вином. Разговаривали конечно, но неохотно, перебрасываясь отдельными фразами, да вспоминая былые похождения.
Сэр Логард, окружив руками пузатую кружку и опустив низко голову, так что седая челка практически мокла в её содержимом, исподлобья наблюдал за соседями. Лица рыцарей были осунувшимися, усталыми. Кто-то и мужчин полировал о кожаный ремень кинжал, кто-то без аппетита хлебал рыбную похлебку, а кто и вовсе спал, устроившись прямо в трапезной на лавках, что стояли вдоль стен. Те рыцари что имели лены и вовсе ходили мрачнее тучи, баргест знает, чего твориться в его родной деревеньке пока он в Хайстрене портки просиживает, а может уже от деревеньки только пепелище осталось. Но долг есть долг, против этого не попрешь, да и лен дан был не за красивые глаза и ласковые речи, а за меч. Эйфория и всеобщее одобрение, что всколыхнули столицу после заявления герцога о независимости Ланса от Кэрской короны, постепенно угасали. На смену им приходило осознание возможных последствий, чем может грозить эта мнимая свобода? Голодом? Нищетой? Это все не так стращно… Войной? Разумеется, сомневаться в мудрости господина Генриха, у старого рыцаря и в мыслях не было. Но пожив и повидав достаточно на своем веку, он прекрасно понимал, что его родной край может вновь обагриться кровью тысяч невинных людей.
Дощатая, полукруглая дверь распахнулась, впуская в залу какого-то человека. Логарду не особо было дело, до тех, кто входил и выходил из трапезной, но этот привлек его внимание. Возможно что-то знакомое показалось рыцарю в вошедшем. А может уже глаза и рассудок подводили его, путая живых людей с образами из прошлого. Не важно… Логард отвернувшись, отхлебнул из кружки, но поставить не успел. Незнакомец бесшумно подойдя сзади склонился к его уху.
- Сэр Логард? Не так ли? – тихо проговорил мужчина, мягким, вкрадчивым голосом.
Рыцарь не ответил, даже не повернул головы, лишь слегка кивнул, не отрываясь от жбана с кислятиной, нет смысла привлекать всеобщее внимание, ведь и незнакомец не стремился к этому.
- Господин желает говорить с тобой. Допивай, я подожду в коридоре. – мужчина вышел так же тихо как вошел, осторожно прикрыв за собой дверь.
Наконец поставив кружку на стол, Логард отер усы тыльной стороной ладони и прихватив со стола ломоть хлеба, поднялся. Демонстративно не торопно обернул хлеб в тряпицу и спрятал в поясную сумку, вышел из-за стола,
- Ну чтож, завечеровали мы совсем други, пойду, пожалуй, спать. Бывайте. – махнув оставшимся, старик вышел из залы.
Посыльный ждал в нише ближайшего дверного проема,
- Идемте, сэр.
Логард, снова не счел нужным отвечать, лишь слегка кивнул. Видимо отсутствие вопросов со стороны старика полностью устраивало мужчину. Он выхватил из крюка факел и быстрым шагом направился по длинным извилистым коридорам. Поднявшись на верхние этажи по лестнице для прислуги, узкой, сокрытой в толще стены, мужчины оказались перед небольшой дверью. Посыльный негромко постучал, а затем приоткрыл её, но сам не пошел. Отойдя в сторону жестом указал Логарду, чтоб тот входил.
В лицо старику ударил теплый воздух, наполненный ароматом заморских благовоний. Большой покой освещался не чадящими факелами, а белыми восковыми свечами в высоких бронзовых напольных шандалах.  Беломраморные стены и колонны укрывались за воздушными завесами из аспарских шелков, а пылавший в камине огонь бросал причудливые отблески на огромный ковер из медвежьих шкур, и низкий, инкрустированный перламутром столик из красного дерева, уставленный блюдами со сладостями и фруктами. Здесь же стояло и кувшина, и два кубка, поблескивающие серебром.
Темным силуэтом на фоне огня, в кресле сидел человек, за ним у колонны стоял еще один. Логард не сомневался кто они. Осторожно сделав шаг, склонился перед сидящим.
- Чем могу я служить моему господину? – старый воин действительно был озадачен, зачем его позвали? Все что он знал, он рассказал во всех деталях, что еще могло от него понадобиться милорду Бьято?
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
4

 
 
17.02.1254. Сталь и Огонь: Жало скорпиона
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Шаги истории +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей
Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL