ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход
Доброго времени суток, друзья.

Рад сообщить, что отныне на форуме полноценно заработал
расширенный поиск по содержимому сообщений.
Отныне можно отыскивать любое слово, упомянутое где-либо в текстах постов,
а не только в их заголовках.

Также, стараниями Нит, дополнена галерея аватар на нашем сайте.
Теперь она содержит 819 женских, 1089 мужских и 59 детских лиц,
а также 459 изображений замков.


Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 03.12.1253. - Туда и Обратно 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Апр 10 2018, 00:25
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
1



Дата, время: 03.12.1253, вечер.
Место действия: деревушка Маттена, в двадцати двух милях к северо-западу от Крэйстона, недалеко от границ графства Веден, на краю ущелья.
Участники:Дарри Мор и Ко (по его усмотрению), Марвин, Келгар, нпс-ы местные.
Предыстория/суть темы: Долгая дорога в Магнар, краткая беседа, ознаменовавшая успешное выполнение Марвином полученного им поручения, и вот уже можно отправляться обратно, на юга, в более гостеприимные края.  Только вот ни Марвин, ни тем более Келгар, который решил составить ему компанию, даже представить не могли, какая неожиданность ожидала разбойника в замке, и того, в какое бешенство его это приведет.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 23 2018, 01:57
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
2

- Нету его! Ушел в Аппу, еще третьего дня. А по такой метели обратно и не вернется. - недружелюбно выплюнула неопрятного вида толстуха, закутанная в немыслимое количество платков, поверх шерстяного квезота, подол которого пестрел грязевыми разводами. И уже собиралась было захлопнуть дверь перед самым их носом, но Келгар все же придержал ее, примирительно подняв вторую руку, словно просил позволения заговорить.
- Погоди, мать. Поняли уже, что нету. Так может подмастерье какой имеется, или другой какой кузнец? Делов-то клячу подковать, ведь плевое дело. Мы заплатим, вот те слово, заплатим, даже вдвое. Ну уж очень надо!
- Сказано - нету! И никого другого тоже нету. Глаза разуй, дурак, откель в дыре этой два кузнеца? Он у нас один и тот на три деревни. И давай, вали, подобру-поздорову, а не то собаку спущу!
Псина и правда надрывалась на цепи, правда, не кидаясь на всю ее длину по направлению к визитерам, как это водится, а подскакивая на месте, то  дело взвизгивая, и зажав хвост меж задних лап. Келгар бросил на животное взгляд, женщина, воспользовавшись этим, резко дернула дверь, сбрасывая его руку и захлопнула ее. Лязгнул засов. Псина почему-то заскулила, и пятясь задом заползла криво сбитую конструкцию из почерневших от гнили досок, служившую ей конурой.
Охотник с досадой выругался, и поглядел на Марвина. Бард, похоже изрядно замерз, да и сам он тоже. Ситуация была аховая. Застрять в богами забытом захолустье, невесть на сколько, да еще когда теперь каждый день был на счету - удовольствие ниже среднего. Не будь зимы, можно было бы оставить лошадей, да хоть бы и на мясо их продать, и двинуться дальше пешком, но вот зимой это было невозможно. Хотя на некоторых горных тропах лошади были скорее обузой, чем подспорьем, их тепло было жизненно необходимым, чтобы не обессилеть и не закоченеть через несколько часов пути, поэтому ни о каком продолжении пути и речи быть не могло.
- Выходит, надо ждать. - с досадой вздохнул Келгар вслух, подбирая поводья своего мерина и бросая на барда сочувственный взгляд. - Ндааа, нехорошо.

Еще бы, нехорошо.
Маттена некогда была одной из самых оживленных деревушек, обещающей в самом скором времени перерасти в городок. Практически в дюжине-двух футах от частокола ее находился вход в глубокую, и очень богатую шахту. Деревню буквально наводняли торговцы, скупавшие олово прямо из кузниц, которых тут было чуть ли не столько же, сколько и жилых домов, а звон молотов не смолкал даже по ночам, где кузнецы и их подмастерья трудились, сменяя друг друга, круглыми сутками. Выработанный шлак до половины заполнил ущелье, куда его сбрасывали, и за еще полвека такой вот работы ущелье бы и вовсе исчезло, заполнившись доверху. Это было так ожидаемо, что через него так и не выстроили даже нормального моста, зная, что вскоре надобность в нем исчезнет.
Таверны и постоялые дворы, которых было тут не меньше десятка, были переполнены, а стоило сгуститься темноте, как мед и эль лились рекой, охранники шахты не гнушались бражничать с торговцами, и, казалось, так будет всегда.
Горестное же зрелище эта деревушка представляла теперь, когда из почти полусотни домиков лишь менее дюжины оставались обитаемы. Просевшие и покосившиеся заборчики, крыши, продавленные тяжестью снега, который никто не убирал, слепые провалы окон заброшенных домов, в которых с характерным гудением свистал ветер, пронося насквозь снежную пыль, висевшая на одной петле калитка единственной, оставшейся здесь кузницы, нетронутые массивы снега, в которых лишь кое-где были натоптаны немногочисленные цепочки следов...
Маттена вымирала. Неприятно было смотреть на все это тому, кто видел, как здесь некогда кипела жизнь. Неприятно было и Келгару, который помнил небольшой трактирчик "У косматого", зал которого украшало огромное чучело медведя, поразительно похожего и ростом и комплекцией и мохнатостью на владельца заведения - такого рослого, что в дверь он пролазил исключительно боком, и согнувшись, чтобы не задевать плечами о косяк. Несмотря на пугающий облик, трактирщик был добродушным говоруном, и заведение его процветало.
Сейчас, когда-то людный трактир, казался собственным призраком - пустым и заброшенным. Прохудившаяся крыша, сугробы, почти до середины высоты стен, окошки заколочены досками, а к дверям по толстому слою снега не тянулось никаких, даже птичьих, следов. Не существовало его больше. Как не существовало ни "Ромашки тети Фло", ни "Кривого сторожа". Пустые, забошенные дома, провалившиеся ограды в стремительно надвигавшихся сумерках выглядели почти жутко. Если бы не несколько огоньков, тускло светившихся кое-где в маленьких, затянутых пузырями оконцах, казалось бы, что деревня вымерла полностью и давно.
Снег валил все гуще и гуще. Охотник потянул за повод, сдвигая мерина с места.
- Пошли, поищем. Даже если тут не осталось ни единого трактира, так может у кого-то из местных попросимся на постой за плату?
В первом же обитаемом доме, удача им не улыбнулась. Им даже не открыли дверь, лишь чей-то испитый голос велел убираться откуда пришли. В следующем открыли, но в дом пустить категорически отказались, и захлопнули дверь, даже не дослушав следующего вопроса. И лишь четвертый по счету все-таки оказался трактиром. Точнее тем, что от него осталось. Когда-то добротная медная вывеска сейчас висела на одном креплении, жалобно поскрипывая, а слюдяные (настоящая роскошь для деревенского домика) окошки были давно уже разбиты и затянуты пузырями поверх уцелевших крупных осколков.
Это был "Горный лис". Когда-то большой зал, с низким прокопченным потолком, был перегорожен самодельными переборками  так, что теперь в него помещался лишь один длинный стол с парой скамей по обе стороны, и, казалось, постояльцев здесь не видели уже не одну дюжину дней. Хозяин был сутул, почти лыс и тощ как скелет. Он надсадно кашлял, впалая грудь его при этом сотрясалась, издавая сиплый хрип, и пахло от него тошнотворно-сладким, тяжелым духом гноя и запахом влажной плесени, точно он уже давно был покойником, которого как-то случайно забыли похоронить.
- Комнат не сдаю! - прохрипел он с порога. - Выпейте и валите откуда пришли.
И только пара полновесных серебряков, мелькнувших на раскрытой ладони Келгара, заставили его замолчать удивленно, сглотнуть, а потом, задохнувшись в очередном приступе кашля, все же, пропустить их в зал. Здесь пахло застоялой квашеной капустой, пылью, и пролитым пивом. Темные пятна впитались в столешницу, разъедали ножки стола, отметины ножей на столешнице уже обтрепались так, что можно было вполне загнать занозу. Похоже эль и пиво были тут единственным, в чем не наблюдалось недостатка.
.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 315
Очки : 556


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 23 2018, 22:57
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3

Марвин замерз. Его зубы уже даже не стучали - они интенсивно отбивали какой-то неизвестный, но очень навязчивый мотив. Сам бард дрожал крупной дрожью, пальцы ног он уже давно перестал чувствовать и смирился с их потерей, а руки еще пытался как-то согреть, время от времени растирая их и поднося ко рту. Ему казалось, он весь состоит из холода, что все тело пронизали острые сосульки, и что если кто-нибудь посильнее толкнет его - то Марвин рассыплется на мелкие куски.
Когда они подошли к Маттене, Марвин несколько оживился - вот-вот можно будет согреться в тепле у огня, да за такое блаженство он готов петь хоть всю ночь! Но деревушку точно подменили. А те немногочисленные люди, которых им с Келгаром довелось увидеть, не производили впечатления тех, кто жаждет прикоснуться к искусству и щедро отблагодарить впоследствии барда за пение.
- Что за фаханова задница? - едва слышно выговорил бард, когда их погнали, точно каких-то жалких попрошаек, прочь от жилья. Марвин затосковал. Он мало о чем мог сейчас думать, кроме жаркого огня и миски горячей похлебки, а с каждым отказом эта перспектива становилась все более отдаленной и нереальной.
- Это же надо - протопать половину Кэйранда на своих двоих, чтобы потом бездарно замерзнуть насмерть на пороге какого-то деревенского идиота... - шутка у Марвина не получилась. Его природное чувство юмора замерзло вместе с хозяином.
Возле третьего дома бард едва не сдался. Он уже был готов лечь прямо в снег и ждать, пока его засыплет.
"Вначале на меня не обратят внимания... решат, что я - просто сугроб. Но весной... о, весной снег стает, и я развоняюсь им тут на всю деревню... будут знать, как не пускать бардов на ночлег..."
Но, несмотря на безрадостные мысли, Марвин все же не лег, а поплелся следом за Келгаром. Слабая надежда, что все же удастся сегодня согреться, еще теплилась в барде.
И она оправдалась. Если бы их не пустили и в этот дом, Марвин бы попросту помер - именно так он себя сейчас чувствовал. Мрачное и затхлое помещение, которое хозяин гордо именовал залом, показалось Марвину королевскими покоями. Здесь не сыпался снег прямо в лицо, не забирался под плащ лютый холод, не рвал на части ошалевший зимний ветер... здесь было просто превосходно...
- Мужик, принеси пива побольше, только подогрей его на огне. И пожевать принеси - что найдется, - попросил Марвин и испугался, услышав собственный голос - он сипел, как несмазанное колесо.
Дрожь барда из крупной как-то незаметно превратилась в мелкую. Он уселся за стол и скукожился, пытаясь отогреться - но в сыром помещении это удавалось Марвину слабо. Впрочем, не в его положении было сейчас привередничать и требовать себе отдельной комнаты с камином. Как-нибудь согреется...
В ожидании теплого пива Марвин уставился невидящим взглядом в стол и принялся вспоминать события, которые и привели его в эту позабытую дюжиной дыру. Встреча с разбойником Дарри Морром - очередная. Неуловимого лесного стрелка оказалось очень просто найти. Достаточно было только знать место - таверна "Жабры Жабы". Несмотря на свое плачевное состояние, Марвин не удержался от улыбки, вспоминая негодование самого Мора по этому поводу. Еще бы. С репутацией неуловимого, загадочно исчезающего в глубине магнарских лесов, разбойника очень сложно принять тот факт, что какой-то бард обнаружил твое логово с легкостью. Правда, услышав о цели визита, Мор враз позабыл о своем негодовании, подобрел, развеселился, и даже не стал их с Келгаром убивать. Хотя легко мог. Вместо этого даже устроил небольшую пирушку, а потом приказал своим людям немного проводить гостей, чтоб в лесу не заблудились. Правда, сделал при этом внушение - мол, если кому расскажете о том, где я... и дальше шли стандартные пугалки. Но Марвин такого не боялся. Он успел насмотреться за свою бродячую жизнь на разных людей и прекрасно понимал, что таким, как Мор, нужно непременно всячески подчеркивать собственную значимость. Запугивание это было скорее игрой на публику - Мору прекрасно была известна причина, по которой Марвин будет молчать, как рыба, о том, где можно разыскать прославленного разбойника.
Размышления барда прервало появление хозяина с едой. Видимо, деньги - единственное в этой деревушке, что еще кое-как влияло на ее безразличных жителей и придавало им жизненных сил. Хозяин даже расщедрился на тощую курицу. Ее кое-как сварили, толком даже не ощипав, и вряд ли хорошенько выпотрошили, но от этой заморенной птички поднимался такой восхитительный пар, что все остальные нюансы уже не имели значения. Рядом на стол опустилось блюдо с засохшими лепешками и кувшин с теплым, как Марвин и просил, пивом.
Бард тотчас же налил себе и Келгару по большой кружке и отломил от курицы ее чахлую ножку.
- Давай, пей, - сказал он Келгару. - Мне одна бабка в Эламене говорила, что теплое пиво хорошо пить, если перемерз. Чтоб не заболеть. Оно гадкое на вкус, зато вроде помогает...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 29 2018, 16:25
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
4

- Ты уверен? - вид у Келгара был совсем несчастный. Давно немытая шевелюра намокла и липла теперь неопрятными сосульками, он скинул куртку на распялку поближе к огню, туда же пристроил промокшие сапоги, и сидел теперь на скамье съежившись и нахохлившись как мокрая ворона. Теплое пиво было в его представлении синонимом совершенно отвратной дряни, но, тем не менее, он осторожно взял кружку и попробовал.
И тут же скривился, высунув язык и корча рожи, как будто пытался отскоблить собственный язык зубами от мерзейшего вкуса. Ладно, когда в каком-нибудь трактире по жаре подается пиво, теплое потому, что просто на улице стоит жара. Тогда оно просто противное. Но вот специально подогретое, это было не просто противно а тошнотворно. Спасибо, хоть съесть ничего не успел.
- Фуууух - выдохнул он, кривясь. И чего только не придумают, а? Впрочем, может и правда бабкин рецепт чего-то стоит, а? Охотник немного поколебался, потом, с видом человека, решающегося на смертельный подвиг, зажал нос пальцами, в четыре глотка опорожнил кружку, выдохнул, и с характерным звуком "буээээ" скорчился, держась за живот и горло. Ощущение было... мягко говоря, отвратительное. Оставалось только надеяться, что действие этого жуткого пойла и вправду будет хоть сколько-нибудь согревающим. Чтобы отогреться он сейчас готов был на что угодно.
Есть сразу не стал, опасаясь за несовершенство своего желудка, подвергшегося только что такой экзекуции. Сидел, грел руки, ежился, но, понемногу, тошнота улеглась, и он приступил таки к еде. Не то бабка и правда знала толк, не то это еда подействовала, но дрожать он понемногу все же перестал, хотя мокрые волосы, мокрое исподнее и вообще все, заставляло то и дело ежиться, мечтая о комнатенке, где можно раздеться донага, и посушить все, вплоть до подштанников. А потом одеться в теплое.
Даже от этой мысли стало тепло.
- Твоя бабка, часом, не аспарка была? - проворчал он, прожевав, наконец, первый кусок лепешки - Это они там, слышал, знают толк в ядах. А этот - из разряда наиболее отвратных, чтобы помереть прямо в сортире. Бррр.
Хозяин, услышавший этот отзыв, криво усмехнулся.
- Зря ты так. У нас многие так пьют зимой. Не у всех же хватает денег, чтобы отогреваться горячим вином с пряностями, особенно сейчас.
- Умгм! - Келгар издал невнятный звук, силясь торопливо проглотить только что откушенный кусок, и потыкал в сторону хозяина куском лепешки, как бы в знак того, что обращается именно ему, причем с вопросом, родившимся вот только что, в результате услышанного - Слушай, мил человек, а чего ж тут случилось? От деревни, почитай, не осталось ничего, а лет десять назад тут было как в муравейнике посередь лета. Вымерли все, что ли?
- Можно сказать и вымерли
Трактирщик не дожидаясь приглашения, уселся на ту же скамью, правда со своей стороны, оставив ноги на середине проема. Извлек из кармана какой-то маленький ножичек и принялся вдумчиво чистить его острием ногти, казалось, весь уйдя в это занятие.
- Три года назад морозы были страшные в наших краях. Плюнешь - льдинка падает, а коль в сугроб помочиться - дык замерзнет в воздухе. Вот и посетила нашу шахту чума оловянная.
- Ч-что? - Келгар аж поперхнулся, прокашлялся, поглядел недоуменно на Марвина, а потом на трактирщика.
- Что слышал. Чума говорю. Оловянная.
- Это как? - Охотник выглядел совершенно сбитым с толку. - Отродясь такой не слышал. И что, все люди перезаразились и перемерли?
- Да нет! - Трактирщик нетерпеливо махнул рукой. - Оловянная чума, это когда олово от холода сильного крошится в пыль. А пыль эта коли нормального олова коснется - так и оно в труху тут же. И дальше-дальше-дальше, пока полностью не выкрошит все, до чего не дотронулась, оловянного то есть. Ну и выкрашиваться стала жила. Поползла прямо внутри породы, превращаясь в порошок, ну пласт камня возьми и отвались. Дюжину человек насмерть зашибла в забое. Остальные едва выбрались, пока эта серая хрянь ползла по всей жиле все дальше и дальше, а потом и обвалила всю штольню наглухо, чуть ли не до выхода. Так тряхнуло, что у многих домов крыши пообваливались, не хуже землетрясения. Теперь там сплошной завал, крыса не пролезет. Полвека разработок псу под хвост. А как шахты не стало... Вначале торговцы укатили, потом каторжников перевели на другую шахту, потом и люди стали расползаться кто куда. Так и разъехались. Умерла Маттена. Вот, только и остались, что те, кому либо боязно на новое место, либо нажитое бросать жаль.
Келгар, крякнул, вертя в руках обглоданную косточку, кинул ее тощей собаке, которая вертелась под столом, и покачал головой.
- Невеселая история. И как же ты тут перебиваешься? Постояльцев-то поди нет совсем.
- Нет как нет - трактирщик сунул нож в карман - Вот разве что и останавливаются, такие как вы, которые в Вестмор идут короткой дорогой, пешком али верхами. Спуск-то наш обветшал, не то что обозу, одной-единственной телеге не проехать. Вы как? Поужинаете и дальше, или на ночь останетесь? У меня как раз пара комнат есть.
Келгар вопросительно поглядел на Марвина, а потом пожал плечами. И чего вопрошать, спрашивается, ни Заноза ни старый мерин по скальной тропе без новых подков и половины не пройдут.
- Останемся. Кузнеца вашего дожидаться надо, коней подковать.
- Фью - трактирщик вроде бы сочувственно присвистнул, однако казался почему-то донельзя довольным. Тяжело поднялся с лавки. - Прислуги не держу. Чего надо будет - говорите, принесу.
Он ушел, а охотник хмуро поглядев ему вслед, перегнулся через стол к Марвину
- Слушай, это мне показалось, что рожа у него стала довольная? Что бы это значило?
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 315
Очки : 556


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 29 2018, 20:28
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5

- А чего ж ему быть недовольным? - к согревающемуся Марвину постепенно возвращалось хорошее настроение. - Двое постояльцев, за которых можно любую цену за ночлег содрать - он же сам только что сказал, что нечасто в Маттене приезжие бывают...
Бард уже съел все, что мог, и теперь допивал подостывшее пиво, посмеиваясь потихоньку, когда вспоминал, какие рожи корчил Келгар, пробуя целебный напиток.
- Вот зря ты так кривился, - наставительно проговорил Марвин. - та бабка, хоть и не аспарка была, а лечебное дело хорошо знала. А еще шептать умела. Заболит у тебя, к примеру, голова. Пойдешь к этой бабке, она тебе пошепчет-пошепчет над кружкой с водой, ты потом эту воду выпьешь - и боль как рукой снимало. Правда, не всякому она так делала, а только тем, кому доверяла.  Все боялась, что ее ведьмой сделают, а она же никакая не ведьма, а знахарка. Померла сама только больно уж странно. Несколько дней лежала и маялась, не ела, не пила и никого к себе не подпускала. А ночью случился ураган. И с ее дома сорвало крышу. Утром пришли соседи проведать ее - а она лежит себе, глаза закрыты - будто спит. Покрывалом до подбородка накрыта. Сдернули то покрывало - а под ним нету ничего, как сожрал кто. Голова осталась и ноги до колена. Остальное исчезло. Непонятно только, почему покрывало аккуратно лежало, когда крышу ветром унесло, а самое главное - непонятно, куда туловище бабкино девалось. Может, она и в самом деле была ведьмой?
Едва Марвин умолк, как порыв ветра стукнул в ставень снаружи и завыл, будто жалуясь на свою жестокую судьбу.
- Сохрани меня дюжина, - бард испуганно сотворил знамение. - Ну его, к ночи такие байки травить, еще примерещится что-нибудь мерзкое ночью. Эй, хозяин, где ты там?!
Последнюю фразу Марвин проорал как можно громче, чтобы распугать свои внезапные страхи. Рассказ хозяина об оловянной чуме, хоть бард старался о нем поменьше думать, произвел на него сильное впечатление. А вдруг в этой местности еще какая-нибудь редкая зараза водится? И поражает уже не олово, а людей? Эх, если бы не надо было дожидаться кузнеца... Марвин уже был почти готов продолжать путь.
- Что желаете? - откуда-то из глубины дома неторопливо выбрался хозяин. Сразу было видно, что он не привык торопиться к гостям.
- Комнату мы желаем, - ответил Марвин, переглянувшись с Келгаром. - Чистые постели, теплую воду, пару полотенец. Это возможно?
- Насчет особой чистоты не уверен, - почесал затылок трактирщик. - Но зато могу вас разместить по-королевски: каждого в отдельную комнату!
- Давай в отдельную, - не раздумывая, кивнул Марвин. - Только поскорее. Спать охота.
- Поскорее так поскорее - покладисто согласился трактирщик, и пнул собаку, которая, скуля и поджимая хвост, выползла из-под стола. Хозяин принес лампу, и принялся подниматься первым, светя гостям. Рассохшиеся ступеньки жалобы скрипели.
- Только вы... Это... Ночью внимания не обращайте, если звуки какие услышите. Мало ли, пес мой вон часто по второму этажу слоняется, а доски старые, скрЫпят иногда даже от мышей, аж жуть.
Про ночные звуки Марвину не очень понравилось. Интересно, зачем это трактирщик просит не обращать на них внимания? Может, для того, чтобы ему было проще шарить ночью в вещах приезжих? Может, он - вор?
- Я очень беспокойно сплю, - поделился на всякий случай бард с хозяином. Если кто заходит - могу спросонья и двинуть чем-нибыдь. Так что ночным шуршателям лучше в мою комнату не соваться.
И бард подмигнул с хитрым видом Келгару за спиной трактирщика.
Охотник беззаботно усмехнулся, но хозяин, казалось, вполне серьезно кивнул, более ни о чем не заговаривая.
Перспектива очутиться в теплой постели прогнала прочь дурные мысли. Марвин бодро поднялся по лестнице на второй этаж, следуя за трактирщиком, но его оживившееся было лицо при виде комнаты, в которой барду предстояло ночевать, разочарованно вытянулось. Маленькая, сырая, затянутая древней паутиной, которая причудливыми клоками свисала с потолка, комната вызывала желание поскорее отсюда сбежать и провести ночь в конюшне. Постель - какая-то лежанка с брошенным на нее тюфяком, сверху была покрыта простыней серого цвета. в ногах лежбища лежало свернутое шерстяное одеяло, и с определением его цвета у Марвина возникли трудности. Ну не может существовать в природе такого цвета: не то коричневый, не то бурый, не то темно-зеленый. В довершение всего в комнате было прохладно. Не критично, конечно, но весело пляшущего огня в камине, о котором так мечтал бард, здесь не было и не могло быть, поскольку и камина тоже не было.
Тяжко вздохнув, Марвин пожелал Келгару доброй ночи таким страдальческим тоном, будто прощался с ним навсегда, после чего, обреченно оглядевшись, принялся устраиваться на ночлег. Плащ свой он, по примеру Келгара, оставил внизу, у огня, вместе с сапогами, поэтому теперь снял только куртку, плюхнулся, поморщившись, на серую простыню, которая пахла пылью и сыростью, натянул на себя неопределяемого цвета одеяло, свернулся в тугой клубочек, сунул руки под щеку - и в такой полудетской позе мгновенно уснул, не успев даже толком согреться.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Май 04 2018, 18:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
6

Келгар поначалу нахмурился, услышав предостережение хозяина, но Марвинов комментарий заставил его расслабиться и усмехнуться. Уж очень похоже было на то, что произошло в "Рогах". И хотя тогда ему было не до смеха, сейчас, казалось, беспокоиться уж точно не о чем.
Насчет теплой кровати и теплой воды, Марвин, конечно, был не в меру оптимистичен. Воду-то им подали, а вот теплая кровать...
В комнатах, разумеется, не топили. Еще бы, откуда в умирающей деревне лишние деньги на уголь или торф. Не говоря о том, что в радиусе нескольких миль вокруг были лишь скалы, изборожденные оврагами и трещинами, на которых могли выжить лишь причудливо искривленные сосны, с корнями, так глубоко уходившими вглубь скал, что способны были, временами, даже раскалывать их, и стволы их, выживавших в этом скудном для растений месте, были так тверды, а теперь, весной, еще и настолько проморожены, что сходить да нарубить дров - было сродни какому-нибудь рыцарскому испытанию на геройство.
Спасало только то, что комнатки были маленькие, окошки, затянутые слюдой, как свидетельство когда-то имевшего место процветания, тоже крошечные, кровати представляли собой когда-то роскошные матрацы, набитые сухой хвоей и ботвой, однако, за несколько лет, никто не озаботился их сохранностью, когда-то плотная ткань изрядно поистерлась, и хвоя, некогда обеспечивавшая путешественникам мягкую и ароматную перину - теперь завалялась, завоняла, и, к тому же, нещадно кололась.
Охотник вертелся на своем негодном ложе, то так, то этак, кутаясь в одеяло, и стараясь найти какую-то удобную позу, но это не удавалось. Стоило укрыться одеялом сверху - начинал страшно колоться матрац. Стоило подвернуть одеяло под себя - и он начинал нещадно мерзнуть, и, пожалуй только утомившись бесполезно крутиться, в конце концов, заснул.
=
Дом был старым. Как во всех старых домах, здесь кишели мыши, а ночи полнились шорохом и писком, возней по углам, и скрипами половиц. Временами скрипели, расходясь, старые доски пола, временами, старые стены словно бы вздыхали. Ветер, еще более разгулявшийся к ночи, свистел снаружи, бился о стены, а слюдяные оконца то и дело вздрагивали под его напором, словно кто-то снаружи, из кромешной темноты северной ночи швырял в окна пригоршни снега.
Шаги в коридоре, раздались не внезапно, а словно бы родились из скрипов и стонов старого дома, под все более и более разгорающейся непогодой. Неторопливые, мерные, вовсе непохожие на то, как украдкой крадется ночной воришка, в надежде разжиться из кошельков сонных постояльцев. Кто-то шел по коридору, время от времени останавливаясь то перед одной дверью, то перед другой.
Снизу, из пустого обеденного зала, послышался тихий, тоскливый собачий вой.
Шаги остановились перед дверью Марвина, раздался шорох, как будто кто-то провел по двери рукой, и щеколда на двери звякнула, натянувшись, когда кто-то снаружи тихо толкнул дверь. Потом еще раз.
И еще.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 315
Очки : 556


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 07 2018, 23:54
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
7

Когда посланный хозяином слуга притащил ведро едва теплой воды к комнате Марвина, то проникнуть внутрь не смог, несмотря на то, что долго и трудолюбиво стучал. Потоптавшись у дверей, слуга пожал плечами и оставил ведро с водой на самом видном месте - у порога - с тем, чтобы, когда постоялец проснется, то смог в полной мере оценить заботливость и предупредительность, царящие в этом гостеприимном заведении. То, что утром вода будет ледяной, слугу нисколько не волновало.
Марвин так крепко уснул, несмотря на холод, сырость и пыль. что не проснулся бы, даже если бы у него над головой принялись колотить в медный таз - его сморила усталость. И сон был как по заказу - Марвину снился солнечный летний день, и пусть во сне, но ему было хорошо, уютно и тепло. И он даже не понял, когда внезапно проснулся, что его разбудило - потому что не было, казалось, во всем мире силы, способной вот так внезапно выдернуть его из столь приятного сна.
Шаги за дверью. В них было что-то жутковатое. Эти шаги были неторопливыми, тяжелыми и приближались с какой-то пугающей неотвратимостью.
"Ну, подумаешь, всего лишь ленивый прислужник тащит воду... Это я просто курицы наелся недоваренной, вот меня и мутит... И холодно, как в погребе,"- пытался сам себя успокоить бард, но самоуговоры не помогали. Страх с каждой секундой делался все сильнее. В конце концов, Марвину начало казаться. что тоот, кто за дверью, прекрасно его видит и чувствует все его страхи. Вот когда бард пожалел, что устроился отдельно от охотника!
а вдруг там, за дверью - тот, кого Келгар выкинул когда-то из окна таверны? Шел тихонько за ними - и вот решил отомстить? Версия не выдерживала критики, и если бы Марвин был сейчас в состоянии соображать здраво, он бюы это понял. Но бард был напуган - поэтому начал готовиться ко встрече с ночным гостем: подтянул поближе к себе скрипучий стул и задвинул под кровать лютню.
"Хоть бы скорее уже вошел, что ли..." - от долгого ожидания Марвин изнемогал. Уж лучше поскорее бы свершилось то, что должно, ведь ожидание было таким мучительным...
Ручка двери дернулась. Раз, другой, третий... В этих дерганьях тоже заключался какой-то ужас. Это не были действия нормального, обычного человека. Если человек хочет войти - он толкает дверь. Когда дверь не поддается, человек понимает, что она занята, и начинает либо ее ломать, либо искать ключ. Либо вовсе уходит - но не стоит истуканом у двери и не совершает монотонно одно и то же, не приносящее результата, действие.
"Кто бы ты ни был, сгинь... пожалуйста..." - то ли заклинал, то ли просил Марвин, клацая зубами и глядя на едва различимую в темноте, шевелящуюся ручку.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Май 12 2018, 00:29
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
8

*совместно

В дверь стукнули. Потом еще раз. И еще. Негромко, но монотонно, через равные промежутки времени, время от времени толкая дверь. Причем толчки, в отличие от стука, становились все сильнее.
Дверь вздрагивала.

- Это кто там? - крикнул Марвин, стараясь, чтобы его голос прозвучал уверенно. - Келгар, это тебе не спится, что ли?

За дверью молчали, но в дверь толкнули снова, причем с такой силой, что щеколда звякнула.

Сон окончательно покинул Марвина. Когда кто-то ночью ломится в твою закрытую дверь, вероятность того. что к тебе пришли пожелать спокойной ночи, очень мала. У того, кто стоял за дверью, были явно недружелюбные намерения. На то, что щеколда выдержит напор неизвестного визитера, надежд было мало.
Поэтому Марвин спрыгнул с кровати и принялся подтаскивать ее к дверям - чтобы забаррикадироваться.
- Кто бы ты ни был - имей в виду, что у меня есть оружие! - на всякий случай крикнул бард. Он очень покривил душой, называя свой нож оружием, но надо же было хоть как-то припугнуть то, что за дверью.

- Открой дверь - раздалось из-за двери. Тихо, настойчиво, со странным тембром, будто говорили разом несколько человек, слаженно, в один голос. И тут же на дверь обрушился такой удар, что, казалось, она вот-вот слетит с петель. - Открой!

- Ага, разбежался... - проворчал Марвин, холодея от непонятного ужаса. С одной стороны, раз некто подал голос, то он вроде живой, а не какой-нибудь там выходец из бездны. А с другой - уж очень странным и жутким был этот голос. Бард надежно припер дверь кроватью и принялся шарить в темноте, пытаясь отыскать что-нибудь еще, достаточно тяжелое, что могло бы послужить ему защитой от твари за дверью.

- Открой! - удар - Открой! - удар. ОТКРОЙ!!! - голоса за дверью теперь требовали уже не в унисон, все громче и настойчивеет а удары, сыпавшиеся на дверь становились все сильнее. Раздался треск, по поверхности двери сверху донизу побежала трещина

- Мама... - только и смог выговорить Марвин. Он так и не нашел ничего подходящего, а дверь, похоже, вот-вот рассыпется в труху. Может, он все еще спит и видит кошмар? Бард ущипнул себя - но почувствовал настоящую боль и понял, что не спит.
- Келгар! - закричал тогда Марвин в отчаянии. Шансов, что охотник его услышит, было совсем мало, но барду уже ничего не оставалось, как звать на помощь. - Келга-а-а-ар! Проснись!

Келгар проснулся от стука в соседней комнате, проснулся, как будто вынырнул с большой глубины. Не помнил, что ему снилось, но был весь мокрый от пота. Одеяло липло к телу, сковывая движения, так, что было трудно дышать, и выдирался из него охотник, словно из липких пут какого-нибудь плотоядного растения, собравшегося им поужинать. Было трудно дышать, словно комнату не проветривали годами, и сердце отчего-то колотилось в горле. Тревога начавшаяся во сне не отпустила и наяву, и, когда услышал звуки в соседней комнате - едва не подскочил от изумления. Помотал головой, спустил ноги с кровати, прислушиваясь к стуку, и пытаясь сообразить - кому взбрело в голову так барабанить среди ночи, когда услышал вопль Марвина, и подскочил как укушенный.
- Эй! Что там у тебя происходит?!
Первая мысль, собственно, была вполне резонной - на барда позарился какой-то вор, но чего ради вор поднял такой шум? Неужели... Нет, быть не может...
С этими мыслями он, как бы, в одних подштанниках и нижней рубахе, подскочил к двери, с силой рванул ее на себя, выглянул в коридор, и....
Как холодная, мокрая тряпка облепила лицо и шею, забила разом нос и рот, не позволяя вдохнуть, потянула голову назад, выгибая шею так, что казалось вот-вот хрустнут позвонки а кадык прорвет кожу. Охотник забился, ничего не понимая, не в силах сделать н единого вдоха, забил руками по воздуху, по стенам вокруг, по собственному лицу, царапал шею рот силясь нащупать и сорвать невидимую преграду, задыхаясь от нехватки воздуха, от оглушительной силы с которой колотилось сердце в ушах... Вот оказывается, как задыхаются висельники - мелькнула идиотская в своей неуместности мысль - Но где петля? Как? Что это?
Что-то ухватило его за плечи, что-то вцепилось в волосы, что-то чего он не мог нащупать, как ни пытался, ощущая только лишь, что его волокут куда-то по коридору, и что он задыхается, задыхается....
В дверь Марвина перестали стучать, как только вслед за окриком охотника распахнулась дверь. Слышался звук беспорядочной возни, но, заглушая ее, все громче звучали голоса. Требовательные, настойчивые, и похоже изрядно выведенные из терпения
Звуки возни стихли быстро, сменившись громким шорохом, точно по коридору тащили большой мешок, но вот удалявшиеся голоса звучали еще долго, и теперь они уже кричали низко и яростно, и крик сопровождался стуком во все двери подряд по направлению к лестнице.
- На работу! НА РАБОТУ! ЖИВО!!!!
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 315
Очки : 556


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Май 12 2018, 15:05
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
9

*совместно
Стуки прекратились - и Марвин вздохнул с облегчением. Но тут же обеспокоенно начал прислушиваться. За дверью происходило что-то непонятное, и это, пожалуй, было еще страшнее, чем стуки. Он слышал, как крикнул Келгар, но охотник сразу же замолчал. И то, что последовало дальше, окончательно ввергло барда в ступор. На какую такую работу можно собираться посреди ночи?
- Келгар?! Что там у тебя? - крикнул Марвин, но ответа не дождался. Было слышно, как по коридору что-то проволокли - и все стихло.
Наступившая тишина резала уши, а неизвестность мучила Марвина сильнее жутких голосов. "Будь что будет!" - решил бард и потянул кровать в сторону от двери. Освободив выход, Марвин еще немного помедлил, слушая звенящую тишину, и решительно открыл дверь.
В коридоре было тихо. И темно хоть глаз выколи. Тусклым пятном на рассохшиеся доски ложился прямоугольник от распахнутой двери в соседнюю комнату, в которую сквозь слюдяное оконце пробивался тусклый лунный свет. Собственно, светом это назвать было трудно, но все же пятно было чуть-чуть менее непроглядным, чем окружающая темень.
Дрожа, как осиновый лист, бард высунул нос в коридор, ожидая увидеть что-то ужасно зловещее, но здесь было почти так же темно, как и в его комнате. Бродить по трактиру в темноте, где скрывается неизвестно что, было так же страшно, как и оставаться на месте, поэтому Марвин решил вернуться за свечкой. Возвращаясь в комнату, храбрец наткнулся на сдвинутую им же самим кровать, больно стукнулся об нее и прошипел непристойное ругательство. Какое-то время у него ушло, чтобы нашарить огарок свечи и зажечь его. Со свечой Марвину стало еще страшнее - теперь его могли видеть все, кто притаился в коридорной тьме, а он видел только небольшое пространство возле себя - то, которое могло осветить слабое, колеблющееся пламя. Но все-таки, это было хоть какое-то освещение.
- Келгар? - теперь уже шепотом позвал Марвин и сделал несколько нерешительных шагов по коридору, втягивая голову в плечи и ступая неуверенно, будто бы шагал по краю пропасти. Ему никто не ответил, его никто не схватил и не сожрал, и бард немного осмелел. - Келгар? Ты чего молчишь? Ты где?
Марвин подошел к комнате охотника и толкнул его дверь.
- Ты тут? Келгар?
Комната была пуста, кровать смята и разворошена, валялись сапоги, на спинке висели штаны, с одной ввернутой внутрь штаниной, короче, не все свидетельствовало о том, что обитатель выскочил из постели в спешке и куда-то подевался, не озаботившись тем, чтобы одеться.
Зато из конца коридора, что вел к лестнице, послышался из темноты невнятный бульк, хрип и тихая ругань. В свете свечи по доскам тянулись странные следы, обугленные и круглые, словно кто-то тыкал в эти доски раскаленным железом. В некоторых местах следы были не круглыми, а длинными, словно здесь это самое раскаленное нечто, буквально прожгло борозду. И в темноте за кругом света обозначилось нечто, похожее на мешок, валяющийся поперек коридора, при ближайшем рассмотрении оказавшееся Келгаром. Охотник лежал ничком, уткнувшись носом в пол, протянув вперед руку, с согнутыми, будто в попытке вцепиться в доски пальцами, а второй, неловко заломленной под себя, все еще не то сдавливал, не то прикрывал горло. Вокруг его головы доски пола оказались пожжены сильнее всего, странными языкообразными потеками, тудто сюда кто-то выплеснул расплавленного железа. Именно он и издавал те самые хрипящие и булькающие звуки, как едва вытащенный из воды утопленник. Где-то наверху свистело и шипело. С грохотом прохаживался ветер по неплотно пригнанной черепицей, и холод в нетопленном коридоре стоял сырой и промозглый, однако сейчас пах он не тушеной капустой и лежалыми сырыми одеялами, а каким-то пронзительным запахом свежевскопанной земли, совершенно неуместным в помещении.
- Что это за хрень?! - нервы барда, казалось, вот-вот лопнут, словно слишком туго натянутые струны его лютни, он больше не заботился о том, что кто-то может его услышать. Происходящее походило то ли на бред, то ли... тоже на бред. Кое-как умостив свечку на пороге комнаты, Марвин бросился к Келгару и принялся его тормошить.
- Эй! Что с тобой? Ты живой?
Вопрос был глупым - раз охотник издавал звуки, то был явно жив. А вот насколько он был жив - это оставалось непонятным. Но к разговорам сейчас он точно был не особенно расположен. Спотыкаясь и отчаянно при этом ругаясь, Марвин со всей скоростью, на которую был способен, сбегал в свою комнату за флягой с водой, и попытался влить немного воды в Келгара, надеясь, что сможет хоть немного привести охотника в чувство. Для этого барду пришлось перевернуть охотника, и это оказалось едва ли не самым сложным и тяжелым, что ему приходилось делать в своей жизни.
- Келгар? Ты меня слышишь?
Охотник булькнул, поперхнулся, закашлялся, и уже более ли менее сознательно оперся о пол, пытаясь, с помощью Марвина, сесть. С силой втянул носом воздух, чтобы убедиться, что липкой дряни больше нет, кашлянул снова, ощупывая горло, и разразился хриплой тирадой, весьма далекой от приличия, зато не оставлявшей сомнения в том, что он не только вполне жив, но и пребывает в здравом рассудке, поскольку цветистость некоторых метафор никак не могла бы прийти на ум бредящему.
- Что это было? - вопрос этот явно относился уже к Марвину, при этом смотрел охотник на него не удивленно, а почти возмущенно. - Что за дурацкие штуки! Кто стучал, что за дрянь это было, какого... Что вообще происходит?
Вопросы явно были скорее риторическими, но большей растерянности, Келгар, похоже в жизни своей еще не испытывал.
Марвин выдохнул с облегчением, увидев, что охотник пришел в себя. Теперь их двое, и уже не так страшно находиться в этом проклятом трактире, где творится какая-то нелогичная жуть.
- А чтоб я знал, - Марвин огляделся, сотворяя знамение. - Может, здешние обитатели грибов тухлых обожрались или какой аспарской травы накурились. То ломились в мою комнату, то на работу какую-то потянулись. Ага, на работу - среди ночи! Может, эта их оловянная чума вместе с металлом и мозги им испортила? А тебя-то зачем из комнаты вытащили? Не успели хоть ничего тебе сделать? ты чего-то за шею все хватался...
Марвин некстати вспомнил одну из бесконечных баек, которыми любил пугать у ночного костра благодарных слушателей. Об умертвиях, которые ходят по ночам и пьют человеческую кровь. Присасывается такой паразит к шее - и выпивает всю кровушку до капельки у несчастной жертвы. Тема была благодатная, не одну балладу сложил бард о ночных кровопийцах.
- Они тебя хоть не покусали? - обеспокоенно спросил Марвин. Байки байками, но после такой ночки во что угодно поверишь.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 00:35
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
10

* совместно

- Сомневаюсь, что им было, чем кусать - Келгар скривился, сухо сплюнул на пол и придерживаясь за Марвина и стену поднялся. - Знаешь, пошли-ка отсюда, а. И забаррикадироваться бы до утра. Хрен его знает, что это за дрянь, но очень не хочется сидеть тут до ее возвращения.
Сам не зная почему, в ту комнату, где спал сам, сейчас заходить не хотелось. Ведь дверь оставалась открытой, когда он выскочил в коридор, и, как знать, не вошло ли туда то, что едва не придушило его в коридоре. Его передернуло. Но за штанами так заглянуть пришлось, причем залетел он туда и вылетел обратно, неся в одной руке штаны, в другой сапоги а верхнюю рубаху держа в зубах, с такой скоростью, будто ожидал что нечто в комнате и вправду сейчас набросится и покусает. Так и скакал по коридору вслед за Марвином и его свечой, на одной ноге, силясь попасть второй в штанину.
Забившись в комнатенку к Марвину они принялись баррикадировать дверь, и Келгар торопливо рассказывал, как выскочил из комнаты на крик и как едва не задохнулся от странного непонятно чего, словно залепившему ему нос и рот.
- А когда поволокли, так как будто за удавку на шее тянули! Едва не задохся, сучье вымя, и ведь даже ни краем глаза не успел разглядеть ни что это за такое, ни нащупать как ни старался. Фу!
Когда на подпертую дверью кровать они навалили медный шандал, низкий широкий сундук и нужное ведро - ничего другого в комнате так и не нашлось, охотник, отирая лоб, воззрился на Марвина.
- А про какую-такую работу ты говорил? С чего это? Они что, что-то говорили? Я слышал только грохот, когда в твою дверь колотили, и твой вопль.

- Это не я говорил, это они звали на работу, - пояснил Марвин. - Дружно так заорали - а потом стало тихо. Утром надо будет у хозяина деньги за ночлег назад отобрать. Это же не трактир, а проходной двор. И поспать толком не дали.
В компании Келгара Марвин чувствовал себя гораздо увереннее, чем в одиночку, но пойти и устроить ночью разборки хозяину все же не решился бы.
- Сколько хожу по свету, такой напасти не встречал, - поежился бард. - А ты что-нибудь подобное видел?

- Я много чего видел, а еще больше слышал, но... - рассеянно отозвался охотник, размышляя о словах Марвина. Эти... кто бы они ни были - говорили. Говорили, кричали, а он - не слышал. Марвин их слышал, а он - нет. Почему? Ведь будь это какие-нибудь люди, местные шутники или разбойники, он бы тоже слышал их голоса одновременно с Марвином. Но он не слышал ничего! Никаких голосов, слов... только стук- то бишь звук деревянной двери, дергающейся в своих петлях. Зато крик барда слышал безошибочно. Выходит, не люди?
- Звали на работу... - неожиданно задумчиво повторил он, вспоминая и рассказ трактирщика, и его предупреждение не открывать дверей, если услышат стук. Его взгляд скользил по комнате, ни на чем не задерживаясь, скользнул по окну, потом дальше, в сторону темного пятна, оставленного кроватью на полу, и вдруг, точно укушенный, подскочил, уставясь в окно, поскольку только что сообразил, что там, за стеклом, все же рассеянному его взгляду как будто показалось что-то, чего там быть не должно. И, совершенно инстинктивно, схватил Марвина за руку, второй рукой выбив из его руки свечу. Та мгновенно погасла, комната погрузилась в темноту, и прежде чем тот мог бы издать какое-нибудь недоуменное восклицание, сжал его запястье и потрясенно прошептал, тыча в сторону окна
- Смотри!
За блеклыми квадратиками слюды в частом деревянном переплете, отчетливо вырисовывалось нечто, намного темнее окружающей его обычной ночной темноты. Словно бы силуэт обычного человека, заинтересовавшегося светом в окне и решившем заглянуть поближе. Только вот окно было чуть ли не в десятке футах над землей.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 315
Очки : 556


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 13:30
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
11

- Эй, ты чего... - начал было возмущаться Марвин, когда охотник зачем-то выбил из его руки свечу. Но, едва глянул на окно, сразу понял - чего. Бард стиснул крепче руку Келгара - со страху - и хотел было выругаться, но слова застряли в горле, и наружу вырвался только слабый сип. Страшное явление за окном было тем страшнее, что оно молчало. И то ли наблюдало, то ли совсем не замечало их с Келгаром присутствия.
Чтобы не сойти с ума, бард решил, что это - дурацкая шутка хозяина трактира. Одичал он тут, небось, без постояльцев - вот и развлекается. Пойти, открыть окно и проверить, так ли это, Марвин не согласился бы ни за что, но был немного рад, что нашел хотя бы более-менее рациональное объяснение происходящему. И он собирался было поделиться своими соображениями с Келгаром, как вдруг услышал: "Открой окно".
Бард энергично замотал головой - вслух отвечать он все еще был не в силах.
"Открой" - прозвучало уже повелительно. И Марвин с ужасом обнаружил, что его тело больше ему не подчиняется. Точно заколдованный, он отпустил руку Келгара и медленно, волоча ноги, побрел к окну.
"Что это?! Зачем?! Я не хочу! Келгар!!!" - отчаянно вопил Марвин, раскрывая беспомощно рот и по-прежнему не издавая ни звука. Дошаркав до окна, он поднял руки и расширившимися от запредельного ужаса глазами стал наблюдать, как его собственные конечности, повинуясь чьей-то злобной воле, нашаривают защелку.
Еще миг - и окно распахнется навстречу той жути, что притаилась за ним...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 19:34
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
12


*совместно

- Стой! Ты чего делаешь! - Келгар ухватил Марвина за плечи, когда тот, вместо того, чтобы прижаться к противоположной от окна стене и затаиться - как во всяком случае явно, казалось, поначалу намеревался поступить - потянулся к окну. Да еще и руку протянул. И силуэт за окном вырисовался четче, словно бы человек каким-то образом прижавшийся вплотную к раме с той стороны, и силящийся разглядеть происходящее внутри комнате.
Бард, казалось, его не слышал, и охотник, что было сил тряхнул его за плечи, да так, что у того клацнули зубы. И еще раз тряхнул, для надежности, повернув лицом к себе, и чуть ли не шипя ему прямо в нос.
- Какого ляда... Тебе что, жить надоело? Удушат же, как меня удушить хотели!

Едва Келгар тряхнул Марвина, странное и непонятное оцепенение, владевшее бардом, исчезло, и Марвин заорал, насколько хватило его сил:
- Это не я, это оно меня заставляло! Оно! А я не мог ничего сделать!
Вот теперь барду стало не просто страшно, а как-то обреченно страшно. До утра было далеко, и если та тварь за окном позовет их вместе с Келгаром, то они уже не смогут ничего поделать.
- До чего же поганая смерть... - проговорил бард, отшатываясь подальше от окна и прижимаясь спиной к стене. - Я-то надеялся помереть не раньше, чем лет через двадцать... в своем замке и с рыдающей красавицей у изголовья...

- Сомнительно, что через двадцать лет ты будешь таким смазливым, чтобы по тебе красавицы рыдали - буркнул Келгар, на всякий случай все еще крепко держа барда за плечо, и глядя в окно. Тварь за ним оставалась неподвижной, хотя при желании, наверное сломать ветхий деревянный переплет не представляло бы труда.
Отчего же оно не ломится внутрь? И почему я его не слышу? Он слышит а я нет. А много ли вещей в этом мире, которых я не могу увидеть или услышать, или хотя бы унюхать? Проклятье...
- Слушай... А оно ведь не ломится в окно. И сомнительно, чтобы оно нас видело теперь, когда нет света. Давай сидеть тихо. Может быть оно уйдет? Садись! - хотелось бы, чтобы в голосе было чуть больше уверенности, да где ж ей взяться. - Закрой глаза. Не будем на него смотреть.
Охотник почти насильно усадил Марвина на пол, рядом с забаррикадированной дверью, и все еще держа его за плечо, на случай, если тварь снова вздумает его позвать - уселся рядом, что было сил стараясь сдерживать собственное дыхание, как будто боялся что их услышат, и отвел взгляд, уперев его в пол.
Это оказалось еще страшнее, чем видеть эту жуткую тень. Так и тянуло посмотреть, чтобы убедиться, что ночной визитер еще снаружи, а не просочился внутрь комнаты, и не стоит теперь над их головами.
Минуты текли. Желудок крутило холодом, волоски на руках стояли дыбом.Показалось, что прошла вечность, когда он, наконец, не выдержав, все же глянул в окно, и выдохнул с неописуемым облегчением.
- Ушел!
Возможно, это был глупый поступок, но Келгара словно потянуло к окну. Надо было убедиться - ушла ли эта тварь окончательно. Осторожно поднявшись он, беззвучно ступая, подошел к окну сбоку, стараясь держаться в стороне от него, ежесекундно готовясь отпрыгнуть обратно, и почти не дыша взглянул из-за боковины, по диагонали вниз.
Там было темно, но рассеянный отсвет луны, прятавшейся где-то за низкими облаками, и снег, покрывавший все вокруг, все же делали ночь снаружи не столь непроглядной, какой она была в глубине коридора. Охотник присмотрелся, и ахнул.
- Марвин! Иди сюда, смотри!
Внизу, на белой простыне снега, уходя вдаль по улочке скользило множество вытянутых, человекоподобных силуэтов, словно бы стелющихся над землей. Они не оставляли следов, пелена снега оставалась девственно- белой, и, вместе с тем было в них что-то ужасающе знакомое, и совершенно неуместное в этих сгустках темноты - то, как они двигались, попарно, на равном расстоянии друг от друга, точно связанные невидимой веревкой. Мороз пробрал по коже, когда он понял - на что это похоже.
- Ты... ты видишь?
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 315
Очки : 556


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 22:48
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
13

музыка к игре

Не смотреть - это было очень даже хорошо придумано. Меньше всего на свете Марвин хотел бы смотреть снова на тварь в окне. Правда, бард не разделял уверенности охотника в том, что гадина пропадет, если на нее не смотреть, но, по крайней мере, он хоть не будет видеть ее перед смертью. Это ведь только в балладах храбрые рыцари несутся во весь опор навстречу смерти, еще и величественные речи вести успевают, а дамы вокруг ахают и бросают цветы к их ногам, восхищенные такой смелостью. А Марвин нисколько не горел желанием приближать свою смерть.
"Сколько всего не сделал... Так и не сочинил настоящую балладу, все какие-то песенки на потеху толпе распевал, дурак, - сокрушался бард. - И к Эйнн не успел... хоть проститься. Лорд Алдред будет думать, что я сбежал... и в Аспарию так и не смотался. И с аспаркой никогда ничего не было... бездарно жизнь как-то прошла..."
Марвин долго перебирал бы еще все то, что он хотел, но не успел сделать, но тут он спохватился, что как-то уж очень медлит тварь, что вознамерилась их умертвить. Но Марвин все же не рискнул открыть глаза, даже после того, как услышал Келгарово "Ушел". И только оставшись в одиночестве, бард в панике открыл глаза.
- Не надо... А вдруг оно тебя... - Марвин подхватился с пола и метнулся к Келгару. Наверное, теперь оно зовет охотника, а как же бард сумеет его удержать? Он вон здоровый какой...
Но Келгар не пытался открыть окно, и Марвин немного успокоился. Выглянув следом за охотником, Марвин уставился на несущиеся над снегом тени.
- Да чтоб меня... - Марвин хотел сказать: "баргесты драли", но прикусил язык - нечего поминать ночью нечисть, да еще в непосредственной близости от нечисти. - Призраки!
Призраки двигались размеренно и слаженно. И напоминали организованную толпу, а не беспорядочное собрание нежити.
- Ими будто командует кто-то, - Марвин, клацая зубами, слегка вытянул шею, чтобы посмотреть по сторонам. - Дружно как движутся. И пусть себе валят подальше отсюда. И поскорее.
Больше смотреть на призрачное шествие у Марвина не было сил. Он отвернулся от окна и шагнул за спину Келгара, к стене - там ему показалось безопаснее всего.
- Слушай! - вдруг осенило барда. - А ведь это они на работу топают! Только вот на какую-такую им уже работу...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 111
Очки : 131


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Май 18 2018, 01:44
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
14

- На ту самую - неожиданно глухо отозвался Келгар, уже не стараясь напряженно держаться в стороне от окна, и глядя вслед удаляющейся процессии, как если бы наблюдал, к примеру, за караваном обычных торговцев. Более того, в полной темноте, слегка разбавленный мутным светом снежной ночи из-за грязной слюды, его глаза, казались почти черными а в изломе сошедшихся к переносице нахмуренных бровей явственно проступала горечь... сочувствия. Так обычно люди смотрят на едва-едва волочащих перебитые ноги собак, или истощенных, с выпирающим костяком скелета и болтающейся ниже колен головой, лошадей.
- Каторжники. Это же каторжники, Марвин. - тихий голос дрогнул, потому что охотника передернуло от собственных слов. И откуда-то пришла странная, но неопровержимая уверенность в правоте сказанного. - Смотри... Их ведь так и водят.. скованными в цепь, попарно, нога к ноге. Тем более здесь... Тут же овраги вокруг входа, барак на другом конце деревни стоял, а не в ограде шахты. Помнишь, что хозяин говорил за ужином? - Келгар оглянулся через плечо на барда. Он казался человеком, который разговаривает во сне, настолько безэмоциональным, словно бы потерянным, каким-то неживым был его голос, а глаза как будто смотрели сквозь Марвина. Он был настолько потрясен открывшейся ему истиной, истиной, за которой открывались такие глубины, в которые ему еще никогда, за всю его долгую жизнь ни разу не довелось заглянуть, что даже не пытался это скрыть, изобразить бывалого, поерничать, чтобы поднять дух и себе и барду, и вообще вести себя так, как привык за последние десятки лет. Он говорил почти шепотом, медленно, подбирая слова на ходу.
- Про то, как две дюжины человек завалило насмерть в забое обвалившимся пластом. Ведь они там и остались... шахта-то теперь непроходима. И хозяин предупреждал на стуки не открывать. Выходит, они не в первый раз тут проходят. Быть может каждую ночь так. Встают по ночам, и снова идут на свою работу... в забой... А десятники, проходя через деревню зовут с собой, как звали присоединиться вольных рудокопов из местных... Не удивлюсь, если тех, кто открывал им дверь и поддавался на зов - никогда и никто больше не видел и не слышал.
Келгар вновь взглянул в окно, точно ожидая, что за ним снова объявится темная фигура. Там никого не было, и даже хвост молчаливой процессии призраков исчез в ночи обозначившись лишь невнятной, удаляющейся цепочкой крошечных световых шаров, точно где-то там, далеко несли тускло чадящие факелы. Охотник вздрогнул, и отвернулся от окна, с видом растерянным и мрачным.
- Непогребенные... неупокоенные... Бедняги...
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
15

 
 
03.12.1253. - Туда и Обратно
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей
Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL