ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 03.12.1253. - Туда и Обратно 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
Автор Сообщение
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Апр 10 2018, 00:25
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
1



Дата, время: 03.12.1253, вечер.
Место действия: деревушка Маттена, в двадцати двух милях к северо-западу от Крэйстона, недалеко от границ графства Веден, на краю ущелья.
Участники:Дарри Мор и Ко (по его усмотрению), Марвин, Келгар, нпс-ы местные.
Предыстория/суть темы: Долгая дорога в Магнар, краткая беседа, ознаменовавшая успешное выполнение Марвином полученного им поручения, и вот уже можно отправляться обратно, на юга, в более гостеприимные края.  Только вот ни Марвин, ни тем более Келгар, который решил составить ему компанию, даже представить не могли, какая неожиданность ожидала разбойника в замке, и того, в какое бешенство его это приведет.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 23 2018, 01:57
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
2

- Нету его! Ушел в Аппу, еще третьего дня. А по такой метели обратно и не вернется. - недружелюбно выплюнула неопрятного вида толстуха, закутанная в немыслимое количество платков, поверх шерстяного квезота, подол которого пестрел грязевыми разводами. И уже собиралась было захлопнуть дверь перед самым их носом, но Келгар все же придержал ее, примирительно подняв вторую руку, словно просил позволения заговорить.
- Погоди, мать. Поняли уже, что нету. Так может подмастерье какой имеется, или другой какой кузнец? Делов-то клячу подковать, ведь плевое дело. Мы заплатим, вот те слово, заплатим, даже вдвое. Ну уж очень надо!
- Сказано - нету! И никого другого тоже нету. Глаза разуй, дурак, откель в дыре этой два кузнеца? Он у нас один и тот на три деревни. И давай, вали, подобру-поздорову, а не то собаку спущу!
Псина и правда надрывалась на цепи, правда, не кидаясь на всю ее длину по направлению к визитерам, как это водится, а подскакивая на месте, то  дело взвизгивая, и зажав хвост меж задних лап. Келгар бросил на животное взгляд, женщина, воспользовавшись этим, резко дернула дверь, сбрасывая его руку и захлопнула ее. Лязгнул засов. Псина почему-то заскулила, и пятясь задом заползла криво сбитую конструкцию из почерневших от гнили досок, служившую ей конурой.
Охотник с досадой выругался, и поглядел на Марвина. Бард, похоже изрядно замерз, да и сам он тоже. Ситуация была аховая. Застрять в богами забытом захолустье, невесть на сколько, да еще когда теперь каждый день был на счету - удовольствие ниже среднего. Не будь зимы, можно было бы оставить лошадей, да хоть бы и на мясо их продать, и двинуться дальше пешком, но вот зимой это было невозможно. Хотя на некоторых горных тропах лошади были скорее обузой, чем подспорьем, их тепло было жизненно необходимым, чтобы не обессилеть и не закоченеть через несколько часов пути, поэтому ни о каком продолжении пути и речи быть не могло.
- Выходит, надо ждать. - с досадой вздохнул Келгар вслух, подбирая поводья своего мерина и бросая на барда сочувственный взгляд. - Ндааа, нехорошо.

Еще бы, нехорошо.
Маттена некогда была одной из самых оживленных деревушек, обещающей в самом скором времени перерасти в городок. Практически в дюжине-двух футах от частокола ее находился вход в глубокую, и очень богатую шахту. Деревню буквально наводняли торговцы, скупавшие олово прямо из кузниц, которых тут было чуть ли не столько же, сколько и жилых домов, а звон молотов не смолкал даже по ночам, где кузнецы и их подмастерья трудились, сменяя друг друга, круглыми сутками. Выработанный шлак до половины заполнил ущелье, куда его сбрасывали, и за еще полвека такой вот работы ущелье бы и вовсе исчезло, заполнившись доверху. Это было так ожидаемо, что через него так и не выстроили даже нормального моста, зная, что вскоре надобность в нем исчезнет.
Таверны и постоялые дворы, которых было тут не меньше десятка, были переполнены, а стоило сгуститься темноте, как мед и эль лились рекой, охранники шахты не гнушались бражничать с торговцами, и, казалось, так будет всегда.
Горестное же зрелище эта деревушка представляла теперь, когда из почти полусотни домиков лишь менее дюжины оставались обитаемы. Просевшие и покосившиеся заборчики, крыши, продавленные тяжестью снега, который никто не убирал, слепые провалы окон заброшенных домов, в которых с характерным гудением свистал ветер, пронося насквозь снежную пыль, висевшая на одной петле калитка единственной, оставшейся здесь кузницы, нетронутые массивы снега, в которых лишь кое-где были натоптаны немногочисленные цепочки следов...
Маттена вымирала. Неприятно было смотреть на все это тому, кто видел, как здесь некогда кипела жизнь. Неприятно было и Келгару, который помнил небольшой трактирчик "У косматого", зал которого украшало огромное чучело медведя, поразительно похожего и ростом и комплекцией и мохнатостью на владельца заведения - такого рослого, что в дверь он пролазил исключительно боком, и согнувшись, чтобы не задевать плечами о косяк. Несмотря на пугающий облик, трактирщик был добродушным говоруном, и заведение его процветало.
Сейчас, когда-то людный трактир, казался собственным призраком - пустым и заброшенным. Прохудившаяся крыша, сугробы, почти до середины высоты стен, окошки заколочены досками, а к дверям по толстому слою снега не тянулось никаких, даже птичьих, следов. Не существовало его больше. Как не существовало ни "Ромашки тети Фло", ни "Кривого сторожа". Пустые, забошенные дома, провалившиеся ограды в стремительно надвигавшихся сумерках выглядели почти жутко. Если бы не несколько огоньков, тускло светившихся кое-где в маленьких, затянутых пузырями оконцах, казалось бы, что деревня вымерла полностью и давно.
Снег валил все гуще и гуще. Охотник потянул за повод, сдвигая мерина с места.
- Пошли, поищем. Даже если тут не осталось ни единого трактира, так может у кого-то из местных попросимся на постой за плату?
В первом же обитаемом доме, удача им не улыбнулась. Им даже не открыли дверь, лишь чей-то испитый голос велел убираться откуда пришли. В следующем открыли, но в дом пустить категорически отказались, и захлопнули дверь, даже не дослушав следующего вопроса. И лишь четвертый по счету все-таки оказался трактиром. Точнее тем, что от него осталось. Когда-то добротная медная вывеска сейчас висела на одном креплении, жалобно поскрипывая, а слюдяные (настоящая роскошь для деревенского домика) окошки были давно уже разбиты и затянуты пузырями поверх уцелевших крупных осколков.
Это был "Горный лис". Когда-то большой зал, с низким прокопченным потолком, был перегорожен самодельными переборками  так, что теперь в него помещался лишь один длинный стол с парой скамей по обе стороны, и, казалось, постояльцев здесь не видели уже не одну дюжину дней. Хозяин был сутул, почти лыс и тощ как скелет. Он надсадно кашлял, впалая грудь его при этом сотрясалась, издавая сиплый хрип, и пахло от него тошнотворно-сладким, тяжелым духом гноя и запахом влажной плесени, точно он уже давно был покойником, которого как-то случайно забыли похоронить.
- Комнат не сдаю! - прохрипел он с порога. - Выпейте и валите откуда пришли.
И только пара полновесных серебряков, мелькнувших на раскрытой ладони Келгара, заставили его замолчать удивленно, сглотнуть, а потом, задохнувшись в очередном приступе кашля, все же, пропустить их в зал. Здесь пахло застоялой квашеной капустой, пылью, и пролитым пивом. Темные пятна впитались в столешницу, разъедали ножки стола, отметины ножей на столешнице уже обтрепались так, что можно было вполне загнать занозу. Похоже эль и пиво были тут единственным, в чем не наблюдалось недостатка.
.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 23 2018, 22:57
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
3

Марвин замерз. Его зубы уже даже не стучали - они интенсивно отбивали какой-то неизвестный, но очень навязчивый мотив. Сам бард дрожал крупной дрожью, пальцы ног он уже давно перестал чувствовать и смирился с их потерей, а руки еще пытался как-то согреть, время от времени растирая их и поднося ко рту. Ему казалось, он весь состоит из холода, что все тело пронизали острые сосульки, и что если кто-нибудь посильнее толкнет его - то Марвин рассыплется на мелкие куски.
Когда они подошли к Маттене, Марвин несколько оживился - вот-вот можно будет согреться в тепле у огня, да за такое блаженство он готов петь хоть всю ночь! Но деревушку точно подменили. А те немногочисленные люди, которых им с Келгаром довелось увидеть, не производили впечатления тех, кто жаждет прикоснуться к искусству и щедро отблагодарить впоследствии барда за пение.
- Что за фаханова задница? - едва слышно выговорил бард, когда их погнали, точно каких-то жалких попрошаек, прочь от жилья. Марвин затосковал. Он мало о чем мог сейчас думать, кроме жаркого огня и миски горячей похлебки, а с каждым отказом эта перспектива становилась все более отдаленной и нереальной.
- Это же надо - протопать половину Кэйранда на своих двоих, чтобы потом бездарно замерзнуть насмерть на пороге какого-то деревенского идиота... - шутка у Марвина не получилась. Его природное чувство юмора замерзло вместе с хозяином.
Возле третьего дома бард едва не сдался. Он уже был готов лечь прямо в снег и ждать, пока его засыплет.
"Вначале на меня не обратят внимания... решат, что я - просто сугроб. Но весной... о, весной снег стает, и я развоняюсь им тут на всю деревню... будут знать, как не пускать бардов на ночлег..."
Но, несмотря на безрадостные мысли, Марвин все же не лег, а поплелся следом за Келгаром. Слабая надежда, что все же удастся сегодня согреться, еще теплилась в барде.
И она оправдалась. Если бы их не пустили и в этот дом, Марвин бы попросту помер - именно так он себя сейчас чувствовал. Мрачное и затхлое помещение, которое хозяин гордо именовал залом, показалось Марвину королевскими покоями. Здесь не сыпался снег прямо в лицо, не забирался под плащ лютый холод, не рвал на части ошалевший зимний ветер... здесь было просто превосходно...
- Мужик, принеси пива побольше, только подогрей его на огне. И пожевать принеси - что найдется, - попросил Марвин и испугался, услышав собственный голос - он сипел, как несмазанное колесо.
Дрожь барда из крупной как-то незаметно превратилась в мелкую. Он уселся за стол и скукожился, пытаясь отогреться - но в сыром помещении это удавалось Марвину слабо. Впрочем, не в его положении было сейчас привередничать и требовать себе отдельной комнаты с камином. Как-нибудь согреется...
В ожидании теплого пива Марвин уставился невидящим взглядом в стол и принялся вспоминать события, которые и привели его в эту позабытую дюжиной дыру. Встреча с разбойником Дарри Морром - очередная. Неуловимого лесного стрелка оказалось очень просто найти. Достаточно было только знать место - таверна "Жабры Жабы". Несмотря на свое плачевное состояние, Марвин не удержался от улыбки, вспоминая негодование самого Мора по этому поводу. Еще бы. С репутацией неуловимого, загадочно исчезающего в глубине магнарских лесов, разбойника очень сложно принять тот факт, что какой-то бард обнаружил твое логово с легкостью. Правда, услышав о цели визита, Мор враз позабыл о своем негодовании, подобрел, развеселился, и даже не стал их с Келгаром убивать. Хотя легко мог. Вместо этого даже устроил небольшую пирушку, а потом приказал своим людям немного проводить гостей, чтоб в лесу не заблудились. Правда, сделал при этом внушение - мол, если кому расскажете о том, где я... и дальше шли стандартные пугалки. Но Марвин такого не боялся. Он успел насмотреться за свою бродячую жизнь на разных людей и прекрасно понимал, что таким, как Мор, нужно непременно всячески подчеркивать собственную значимость. Запугивание это было скорее игрой на публику - Мору прекрасно была известна причина, по которой Марвин будет молчать, как рыба, о том, где можно разыскать прославленного разбойника.
Размышления барда прервало появление хозяина с едой. Видимо, деньги - единственное в этой деревушке, что еще кое-как влияло на ее безразличных жителей и придавало им жизненных сил. Хозяин даже расщедрился на тощую курицу. Ее кое-как сварили, толком даже не ощипав, и вряд ли хорошенько выпотрошили, но от этой заморенной птички поднимался такой восхитительный пар, что все остальные нюансы уже не имели значения. Рядом на стол опустилось блюдо с засохшими лепешками и кувшин с теплым, как Марвин и просил, пивом.
Бард тотчас же налил себе и Келгару по большой кружке и отломил от курицы ее чахлую ножку.
- Давай, пей, - сказал он Келгару. - Мне одна бабка в Эламене говорила, что теплое пиво хорошо пить, если перемерз. Чтоб не заболеть. Оно гадкое на вкус, зато вроде помогает...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 29 2018, 16:25
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
4

- Ты уверен? - вид у Келгара был совсем несчастный. Давно немытая шевелюра намокла и липла теперь неопрятными сосульками, он скинул куртку на распялку поближе к огню, туда же пристроил промокшие сапоги, и сидел теперь на скамье съежившись и нахохлившись как мокрая ворона. Теплое пиво было в его представлении синонимом совершенно отвратной дряни, но, тем не менее, он осторожно взял кружку и попробовал.
И тут же скривился, высунув язык и корча рожи, как будто пытался отскоблить собственный язык зубами от мерзейшего вкуса. Ладно, когда в каком-нибудь трактире по жаре подается пиво, теплое потому, что просто на улице стоит жара. Тогда оно просто противное. Но вот специально подогретое, это было не просто противно а тошнотворно. Спасибо, хоть съесть ничего не успел.
- Фуууух - выдохнул он, кривясь. И чего только не придумают, а? Впрочем, может и правда бабкин рецепт чего-то стоит, а? Охотник немного поколебался, потом, с видом человека, решающегося на смертельный подвиг, зажал нос пальцами, в четыре глотка опорожнил кружку, выдохнул, и с характерным звуком "буээээ" скорчился, держась за живот и горло. Ощущение было... мягко говоря, отвратительное. Оставалось только надеяться, что действие этого жуткого пойла и вправду будет хоть сколько-нибудь согревающим. Чтобы отогреться он сейчас готов был на что угодно.
Есть сразу не стал, опасаясь за несовершенство своего желудка, подвергшегося только что такой экзекуции. Сидел, грел руки, ежился, но, понемногу, тошнота улеглась, и он приступил таки к еде. Не то бабка и правда знала толк, не то это еда подействовала, но дрожать он понемногу все же перестал, хотя мокрые волосы, мокрое исподнее и вообще все, заставляло то и дело ежиться, мечтая о комнатенке, где можно раздеться донага, и посушить все, вплоть до подштанников. А потом одеться в теплое.
Даже от этой мысли стало тепло.
- Твоя бабка, часом, не аспарка была? - проворчал он, прожевав, наконец, первый кусок лепешки - Это они там, слышал, знают толк в ядах. А этот - из разряда наиболее отвратных, чтобы помереть прямо в сортире. Бррр.
Хозяин, услышавший этот отзыв, криво усмехнулся.
- Зря ты так. У нас многие так пьют зимой. Не у всех же хватает денег, чтобы отогреваться горячим вином с пряностями, особенно сейчас.
- Умгм! - Келгар издал невнятный звук, силясь торопливо проглотить только что откушенный кусок, и потыкал в сторону хозяина куском лепешки, как бы в знак того, что обращается именно ему, причем с вопросом, родившимся вот только что, в результате услышанного - Слушай, мил человек, а чего ж тут случилось? От деревни, почитай, не осталось ничего, а лет десять назад тут было как в муравейнике посередь лета.  Вымерли все, что ли?  
- Можно сказать и вымерли
Трактирщик не дожидаясь приглашения, уселся на ту же скамью, правда со своей стороны, оставив ноги на середине проема. Извлек из кармана какой-то маленький ножичек и принялся вдумчиво чистить его острием ногти, казалось, весь уйдя в это занятие.
-  Три года назад морозы были страшные в наших краях. Плюнешь - льдинка падает, а коль в сугроб помочиться - дык замерзнет в воздухе. Вот и посетила нашу шахту чума оловянная.
- Ч-что? - Келгар аж поперхнулся, прокашлялся, поглядел недоуменно на Марвина, а потом на трактирщика.
- Что слышал. Чума говорю. Оловянная.
- Это как? - Охотник выглядел совершенно сбитым с толку. - Отродясь такой не слышал. И что, все люди перезаразились и перемерли?
- Да нет! - Трактирщик нетерпеливо махнул рукой. - Оловянная чума, это когда олово от холода сильного крошится в пыль. А пыль эта коли нормального олова коснется - так и оно в труху тут же. И дальше-дальше-дальше, пока полностью не выкрошит все, до чего не дотронулась, оловянного то есть. Ну и выкрашиваться стала жила. Поползла прямо внутри породы, превращаясь в порошок, ну пласт камня возьми и отвались. Дюжину человек насмерть зашибла в забое. Остальные пока выбирались, эта серая хрянь ползла по всей жиле все дальше и дальше, а потом и обвалила всю штольню наглухо, чуть ли не до выхода, вместе с теми, кто выбраться не успел. Так тряхнуло, что у многих домов крыши пообваливались, не хуже землетрясения. Теперь там сплошной завал, крыса не пролезет. Полвека разработок псу под хвост. А как шахты не стало... Вначале торговцы укатили, потом каторжников уцелевших перевели на другую шахту, потом и люди стали расползаться кто куда. Так и разъехались. Умерла Маттена. Вот, только и остались, что те, кому либо боязно на новое место, либо нажитое бросать жаль.
Келгар, крякнул, вертя в руках обглоданную косточку, кинул ее тощей собаке, которая вертелась под столом, и покачал головой.
- Невеселая история. И как же ты тут перебиваешься? Постояльцев-то поди нет совсем.
- Нет как нет - трактирщик сунул нож в карман - Вот разве что и останавливаются, такие как вы, которые в Вестмор идут короткой дорогой, пешком али верхами. Спуск-то наш обветшал, не то что обозу, одной-единственной телеге не проехать. Вы как? Поужинаете и дальше, или на ночь останетесь? У меня как раз пара комнат есть.
Келгар вопросительно поглядел на Марвина, а потом пожал плечами. И чего вопрошать, спрашивается, ни Заноза ни старый мерин по скальной тропе без новых подков и половины не пройдут.
- Останемся. Кузнеца вашего дожидаться надо, коней подковать.
- Фью - трактирщик вроде бы сочувственно присвистнул, однако казался почему-то донельзя довольным. Тяжело поднялся с лавки. - Прислуги не держу. Чего надо будет - говорите, принесу.
Он ушел, а охотник хмуро поглядев ему вслед, перегнулся через стол к Марвину
- Слушай, это мне показалось, что рожа у него стала довольная? Что бы это значило?
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 29 2018, 20:28
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
5

- А чего ж ему быть недовольным? - к согревающемуся Марвину постепенно возвращалось хорошее настроение. - Двое постояльцев, за которых можно любую цену за ночлег содрать - он же сам только что сказал, что нечасто в Маттене приезжие бывают...
Бард уже съел все, что мог, и теперь допивал подостывшее пиво, посмеиваясь потихоньку, когда вспоминал, какие рожи корчил Келгар, пробуя целебный напиток.
- Вот зря ты так кривился, - наставительно проговорил Марвин. - та бабка, хоть и не аспарка была, а лечебное дело хорошо знала. А еще шептать умела. Заболит у тебя, к примеру, голова. Пойдешь к этой бабке, она тебе пошепчет-пошепчет над кружкой с водой, ты потом эту воду выпьешь - и боль как рукой снимало. Правда, не всякому она так делала, а только тем, кому доверяла.  Все боялась, что ее ведьмой сделают, а она же никакая не ведьма, а знахарка. Померла сама только больно уж странно. Несколько дней лежала и маялась, не ела, не пила и никого к себе не подпускала. А ночью случился ураган. И с ее дома сорвало крышу. Утром пришли соседи проведать ее - а она лежит себе, глаза закрыты - будто спит. Покрывалом до подбородка накрыта. Сдернули то покрывало - а под ним нету ничего, как сожрал кто. Голова осталась и ноги до колена. Остальное исчезло. Непонятно только, почему покрывало аккуратно лежало, когда крышу ветром унесло, а самое главное - непонятно, куда туловище бабкино девалось. Может, она и в самом деле была ведьмой?
Едва Марвин умолк, как порыв ветра стукнул в ставень снаружи и завыл, будто жалуясь на свою жестокую судьбу.
- Сохрани меня дюжина, - бард испуганно сотворил знамение. - Ну его, к ночи такие байки травить, еще примерещится что-нибудь мерзкое ночью. Эй, хозяин, где ты там?!
Последнюю фразу Марвин проорал как можно громче, чтобы распугать свои внезапные страхи. Рассказ хозяина об оловянной чуме, хоть бард старался о нем поменьше думать, произвел на него сильное впечатление. А вдруг в этой местности еще какая-нибудь редкая зараза водится? И поражает уже не олово, а людей? Эх, если бы не надо было дожидаться кузнеца... Марвин уже был почти готов продолжать путь.
- Что желаете? - откуда-то из глубины дома неторопливо выбрался хозяин. Сразу было видно, что он не привык торопиться к гостям.
- Комнату мы желаем, - ответил Марвин, переглянувшись с Келгаром. - Чистые постели, теплую воду, пару полотенец. Это возможно?
- Насчет особой чистоты не уверен, - почесал затылок трактирщик. - Но зато могу вас разместить по-королевски: каждого в отдельную комнату!
- Давай в отдельную, - не раздумывая, кивнул Марвин. - Только поскорее. Спать охота.
- Поскорее так поскорее - покладисто согласился трактирщик, и пнул собаку, которая, скуля и поджимая хвост, выползла из-под стола. Хозяин принес лампу, и принялся подниматься первым, светя гостям. Рассохшиеся ступеньки жалобы скрипели.
- Только вы... Это... Ночью внимания не обращайте, если звуки какие услышите. Мало ли, пес мой вон часто по второму этажу слоняется, а доски старые, скрЫпят иногда даже от мышей, аж жуть.
Про ночные звуки Марвину не очень понравилось. Интересно, зачем это трактирщик просит не обращать на них внимания? Может, для того, чтобы ему было проще шарить ночью в вещах приезжих? Может, он - вор?
- Я очень беспокойно сплю, - поделился на всякий случай бард с хозяином. Если кто заходит - могу спросонья и двинуть чем-нибыдь. Так что ночным шуршателям лучше в мою комнату не соваться.
И бард подмигнул с хитрым видом Келгару за спиной трактирщика.
Охотник беззаботно усмехнулся, но хозяин, казалось, вполне серьезно кивнул, более ни о чем не заговаривая.
Перспектива очутиться в теплой постели прогнала прочь дурные мысли. Марвин бодро поднялся по лестнице на второй этаж, следуя за трактирщиком, но его оживившееся было лицо при виде комнаты, в которой барду предстояло ночевать, разочарованно вытянулось. Маленькая, сырая, затянутая древней паутиной, которая причудливыми клоками свисала с потолка, комната вызывала желание поскорее отсюда сбежать и провести ночь в конюшне. Постель - какая-то лежанка с брошенным на нее тюфяком, сверху была покрыта простыней серого цвета. в ногах лежбища лежало свернутое шерстяное одеяло, и с определением его цвета у Марвина возникли трудности. Ну не может существовать в природе такого цвета: не то коричневый, не то бурый, не то темно-зеленый. В довершение всего в комнате было прохладно. Не критично, конечно, но весело пляшущего огня в камине, о котором так мечтал бард, здесь не было и не могло быть, поскольку и камина тоже не было.
Тяжко вздохнув, Марвин пожелал Келгару доброй ночи таким страдальческим тоном, будто прощался с ним навсегда, после чего, обреченно оглядевшись, принялся устраиваться на ночлег. Плащ свой он, по примеру Келгара, оставил внизу, у огня, вместе с сапогами, поэтому теперь снял только куртку, плюхнулся, поморщившись, на серую простыню, которая пахла пылью и сыростью, натянул на себя неопределяемого цвета одеяло, свернулся в тугой клубочек, сунул руки под щеку - и в такой полудетской позе мгновенно уснул, не успев даже толком согреться.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Май 04 2018, 18:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
6

Келгар поначалу нахмурился, услышав предостережение хозяина, но Марвинов комментарий заставил его расслабиться и усмехнуться. Уж очень похоже было на то, что произошло в "Рогах". И хотя тогда ему было не до смеха, сейчас, казалось, беспокоиться уж точно не о чем.
Насчет теплой кровати и теплой воды, Марвин, конечно, был не в меру оптимистичен. Воду-то им подали, а вот теплая кровать...
В комнатах, разумеется, не топили. Еще бы, откуда в умирающей деревне лишние деньги на уголь или торф. Не говоря о том, что в радиусе нескольких миль вокруг были лишь скалы, изборожденные оврагами и трещинами, на которых могли выжить лишь причудливо искривленные сосны, с корнями, так глубоко уходившими вглубь скал, что способны были, временами, даже раскалывать их, и стволы их, выживавших в этом скудном для растений месте, были так тверды, а теперь, весной, еще и настолько проморожены, что сходить да нарубить дров - было сродни какому-нибудь рыцарскому испытанию на геройство.
Спасало только то, что комнатки были маленькие, окошки, затянутые слюдой, как свидетельство когда-то имевшего место процветания, тоже крошечные, кровати представляли собой когда-то роскошные матрацы, набитые сухой хвоей и ботвой, однако, за несколько лет, никто не озаботился их сохранностью, когда-то плотная ткань изрядно поистерлась, и хвоя, некогда обеспечивавшая путешественникам мягкую и ароматную перину - теперь завалялась, завоняла, и, к тому же, нещадно кололась.
Охотник вертелся на своем негодном ложе, то так, то этак, кутаясь в одеяло, и стараясь найти какую-то удобную позу, но это не удавалось. Стоило укрыться одеялом сверху - начинал страшно колоться матрац. Стоило подвернуть одеяло под себя - и он начинал нещадно мерзнуть, и, пожалуй только утомившись бесполезно крутиться, в конце концов, заснул.
=
Дом был старым. Как во всех старых домах, здесь кишели мыши, а ночи полнились шорохом и писком, возней по углам, и скрипами половиц. Временами скрипели, расходясь, старые доски пола, временами, старые стены словно бы вздыхали. Ветер, еще более разгулявшийся к ночи, свистел снаружи, бился о стены, а слюдяные оконца то и дело вздрагивали под его напором, словно кто-то снаружи, из кромешной темноты северной ночи швырял в окна пригоршни снега.
Шаги в коридоре, раздались не внезапно, а словно бы родились из скрипов и стонов старого дома, под все более и более разгорающейся непогодой. Неторопливые, мерные, вовсе непохожие на то, как украдкой крадется ночной воришка, в надежде разжиться из кошельков сонных постояльцев. Кто-то шел по коридору, время от времени останавливаясь то перед одной дверью, то перед другой.
Снизу, из пустого обеденного зала, послышался тихий, тоскливый собачий вой.
Шаги остановились перед дверью Марвина, раздался шорох, как будто кто-то провел по двери рукой, и щеколда на двери звякнула, натянувшись, когда кто-то снаружи тихо толкнул дверь. Потом еще раз.
И еще.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 07 2018, 23:54
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
7

Когда посланный хозяином слуга притащил ведро едва теплой воды к комнате Марвина, то проникнуть внутрь не смог, несмотря на то, что долго и трудолюбиво стучал. Потоптавшись у дверей, слуга пожал плечами и оставил ведро с водой на самом видном месте - у порога - с тем, чтобы, когда постоялец проснется, то смог в полной мере оценить заботливость и предупредительность, царящие в этом гостеприимном заведении. То, что утром вода будет ледяной, слугу нисколько не волновало.
Марвин так крепко уснул, несмотря на холод, сырость и пыль. что не проснулся бы, даже если бы у него над головой принялись колотить в медный таз - его сморила усталость. И сон был как по заказу - Марвину снился солнечный летний день, и пусть во сне, но ему было хорошо, уютно и тепло. И он даже не понял, когда внезапно проснулся, что его разбудило - потому что не было, казалось, во всем мире силы, способной вот так внезапно выдернуть его из столь приятного сна.
Шаги за дверью. В них было что-то жутковатое. Эти шаги были неторопливыми, тяжелыми и приближались с какой-то пугающей неотвратимостью.
"Ну, подумаешь, всего лишь ленивый прислужник тащит воду... Это я просто курицы наелся недоваренной, вот меня и мутит... И холодно, как в погребе,"- пытался сам себя успокоить бард, но самоуговоры не помогали. Страх с каждой секундой делался все сильнее. В конце концов, Марвину начало казаться. что тоот, кто за дверью, прекрасно его видит и чувствует все его страхи. Вот когда бард пожалел, что устроился отдельно от охотника!
а вдруг там, за дверью - тот, кого Келгар выкинул когда-то из окна таверны? Шел тихонько за ними - и вот решил отомстить? Версия не выдерживала критики, и если бы Марвин был сейчас в состоянии соображать здраво, он бюы это понял. Но бард был напуган - поэтому начал готовиться ко встрече с ночным гостем: подтянул поближе к себе скрипучий стул и задвинул под кровать лютню.
"Хоть бы скорее уже вошел, что ли..." - от долгого ожидания Марвин изнемогал. Уж лучше поскорее бы свершилось то, что должно, ведь ожидание было таким мучительным...
Ручка двери дернулась. Раз, другой, третий... В этих дерганьях тоже заключался какой-то ужас. Это не были действия нормального, обычного человека. Если человек хочет войти - он толкает дверь. Когда дверь не поддается, человек понимает, что она занята, и начинает либо ее ломать, либо искать ключ. Либо вовсе уходит - но не стоит истуканом у двери и не совершает монотонно одно и то же, не приносящее результата, действие.
"Кто бы ты ни был, сгинь... пожалуйста..." - то ли заклинал, то ли просил Марвин, клацая зубами и глядя на едва различимую в темноте, шевелящуюся ручку.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Май 12 2018, 00:29
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
8

*совместно

В дверь стукнули. Потом еще раз. И еще. Негромко, но монотонно, через равные промежутки времени, время от времени толкая дверь. Причем толчки, в отличие от стука, становились все сильнее.
Дверь вздрагивала.

- Это кто там? - крикнул Марвин, стараясь, чтобы его голос прозвучал уверенно. - Келгар, это тебе не спится, что ли?

За дверью молчали, но в дверь толкнули снова, причем с такой силой, что щеколда звякнула.

Сон окончательно покинул Марвина. Когда кто-то ночью ломится в твою закрытую дверь, вероятность того. что к тебе пришли пожелать спокойной ночи, очень мала. У того, кто стоял за дверью, были явно недружелюбные намерения. На то, что щеколда выдержит напор неизвестного визитера, надежд было мало.
Поэтому Марвин спрыгнул с кровати и принялся подтаскивать ее к дверям - чтобы забаррикадироваться.
- Кто бы ты ни был - имей в виду, что у меня есть оружие! - на всякий случай крикнул бард. Он очень покривил душой, называя свой нож оружием, но надо же было хоть как-то припугнуть то, что за дверью.

- Открой дверь - раздалось из-за двери. Тихо, настойчиво, со странным тембром, будто говорили разом несколько человек, слаженно, в один голос. И тут же на дверь обрушился такой удар, что, казалось, она вот-вот слетит с петель. - Открой!

- Ага, разбежался... - проворчал Марвин, холодея от непонятного ужаса. С одной стороны, раз некто подал голос, то он вроде живой, а не какой-нибудь там выходец из бездны. А с другой - уж очень странным и жутким был этот голос. Бард надежно припер дверь кроватью и принялся шарить в темноте, пытаясь отыскать что-нибудь еще, достаточно тяжелое, что могло бы послужить ему защитой от твари за дверью.

- Открой! - удар - Открой! - удар. ОТКРОЙ!!! - голоса за дверью теперь требовали уже не в унисон, все громче и настойчивеет а удары, сыпавшиеся на дверь становились все сильнее. Раздался треск, по поверхности двери сверху донизу побежала трещина

- Мама... - только и смог выговорить Марвин. Он так и не нашел ничего подходящего, а дверь, похоже, вот-вот рассыпется в труху. Может, он все еще спит и видит кошмар? Бард ущипнул себя - но почувствовал настоящую боль и понял, что не спит.
- Келгар! - закричал тогда Марвин в отчаянии. Шансов, что охотник его услышит, было совсем мало, но барду уже ничего не оставалось, как звать на помощь. - Келга-а-а-ар! Проснись!

Келгар проснулся от стука в соседней комнате, проснулся, как будто вынырнул с большой глубины. Не помнил, что ему снилось, но был весь мокрый от пота. Одеяло липло к телу, сковывая движения, так, что было трудно дышать, и выдирался из него охотник, словно из липких пут какого-нибудь плотоядного растения, собравшегося им поужинать. Было трудно дышать, словно комнату не проветривали годами, и сердце отчего-то колотилось в горле. Тревога начавшаяся во сне не отпустила и наяву, и, когда услышал звуки в соседней комнате - едва не подскочил от изумления. Помотал головой, спустил ноги с кровати, прислушиваясь к стуку, и пытаясь сообразить - кому взбрело в голову так барабанить среди ночи, когда услышал вопль Марвина, и подскочил как укушенный.
- Эй! Что там у тебя происходит?!
Первая мысль, собственно, была вполне резонной - на барда позарился какой-то вор, но чего ради вор поднял такой шум? Неужели... Нет, быть не может...
С этими мыслями он, как бы, в одних подштанниках и нижней рубахе, подскочил к двери, с силой рванул ее на себя, выглянул в коридор, и....
Как холодная, мокрая тряпка облепила лицо и шею, забила разом нос и рот, не позволяя вдохнуть, потянула голову назад, выгибая шею так, что казалось вот-вот хрустнут позвонки а кадык прорвет кожу. Охотник забился, ничего не понимая, не в силах сделать н единого вдоха, забил руками по воздуху, по стенам вокруг, по собственному лицу, царапал шею рот силясь нащупать и сорвать невидимую преграду, задыхаясь от нехватки воздуха, от оглушительной силы с которой колотилось сердце в ушах... Вот оказывается, как задыхаются висельники - мелькнула идиотская в своей неуместности мысль - Но где петля? Как? Что это?
Что-то ухватило его за плечи, что-то вцепилось в волосы, что-то чего он не мог нащупать, как ни пытался, ощущая только лишь, что его волокут куда-то по коридору, и что он задыхается, задыхается....
В дверь Марвина перестали стучать, как только вслед за окриком охотника распахнулась дверь. Слышался звук беспорядочной возни, но, заглушая ее, все громче звучали голоса. Требовательные, настойчивые, и похоже изрядно выведенные из терпения
Звуки возни стихли быстро, сменившись громким шорохом, точно по коридору тащили большой мешок, но вот удалявшиеся голоса звучали еще долго, и теперь они уже кричали низко и яростно, и крик сопровождался стуком во все двери подряд по направлению к лестнице.
- На работу! НА РАБОТУ! ЖИВО!!!!
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Май 12 2018, 15:05
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
9

*совместно
Стуки прекратились - и Марвин вздохнул с облегчением. Но тут же обеспокоенно начал прислушиваться. За дверью происходило что-то непонятное, и это, пожалуй, было еще страшнее, чем стуки. Он слышал, как крикнул Келгар, но охотник сразу же замолчал. И то, что последовало дальше, окончательно ввергло барда в ступор. На какую такую работу можно собираться посреди ночи?
- Келгар?! Что там у тебя? - крикнул Марвин, но ответа не дождался. Было слышно, как по коридору что-то проволокли - и все стихло.
Наступившая тишина резала уши, а неизвестность мучила Марвина сильнее жутких голосов. "Будь что будет!" - решил бард и потянул кровать в сторону от двери. Освободив выход, Марвин еще немного помедлил, слушая звенящую тишину, и решительно открыл дверь.
В коридоре было тихо. И темно хоть глаз выколи. Тусклым пятном на рассохшиеся доски ложился прямоугольник от распахнутой двери в соседнюю комнату, в которую сквозь слюдяное оконце пробивался тусклый лунный свет. Собственно, светом это назвать было трудно, но все же пятно было чуть-чуть менее непроглядным, чем окружающая темень.
Дрожа, как осиновый лист, бард высунул нос в коридор, ожидая увидеть что-то ужасно зловещее, но здесь было почти так же темно, как и в его комнате. Бродить по трактиру в темноте, где скрывается неизвестно что, было так же страшно, как и оставаться на месте, поэтому Марвин решил вернуться за свечкой. Возвращаясь в комнату, храбрец наткнулся на сдвинутую им же самим кровать, больно стукнулся об нее и прошипел непристойное ругательство. Какое-то время у него ушло, чтобы нашарить огарок свечи и зажечь его. Со свечой Марвину стало еще страшнее - теперь его могли видеть все, кто притаился в коридорной тьме, а он видел только небольшое пространство возле себя - то, которое могло осветить слабое, колеблющееся пламя. Но все-таки, это было хоть какое-то освещение.
- Келгар? - теперь уже шепотом позвал Марвин и сделал несколько нерешительных шагов по коридору, втягивая голову в плечи и ступая неуверенно, будто бы шагал по краю пропасти. Ему никто не ответил, его никто не схватил и не сожрал, и бард немного осмелел. - Келгар? Ты чего молчишь? Ты где?
Марвин подошел к комнате охотника и толкнул его дверь.
- Ты тут? Келгар?
Комната была пуста, кровать смята и разворошена, валялись сапоги, на спинке висели штаны, с одной ввернутой внутрь штаниной, короче, не все свидетельствовало о том, что обитатель выскочил из постели в спешке и куда-то подевался, не озаботившись тем, чтобы одеться.
Зато из конца коридора, что вел к лестнице, послышался из темноты невнятный бульк, хрип и тихая ругань. В свете свечи по доскам тянулись странные следы, обугленные и круглые, словно кто-то тыкал в эти доски раскаленным железом. В некоторых местах следы были не круглыми, а длинными, словно здесь это самое раскаленное нечто, буквально прожгло борозду. И в темноте за кругом света обозначилось нечто, похожее на мешок, валяющийся поперек коридора, при ближайшем рассмотрении оказавшееся Келгаром. Охотник лежал ничком, уткнувшись носом в пол, протянув вперед руку, с согнутыми, будто в попытке вцепиться в доски пальцами, а второй, неловко заломленной под себя, все еще не то сдавливал, не то прикрывал горло. Вокруг его головы доски пола оказались пожжены сильнее всего, странными языкообразными потеками, тудто сюда кто-то выплеснул расплавленного железа. Именно он и издавал те самые хрипящие и булькающие звуки, как едва вытащенный из воды утопленник. Где-то наверху свистело и шипело. С грохотом прохаживался ветер по неплотно пригнанной черепицей, и холод в нетопленном коридоре стоял сырой и промозглый, однако сейчас пах он не тушеной капустой и лежалыми сырыми одеялами, а каким-то пронзительным запахом свежевскопанной земли, совершенно неуместным в помещении.
- Что это за хрень?! - нервы барда, казалось, вот-вот лопнут, словно слишком туго натянутые струны его лютни, он больше не заботился о том, что кто-то может его услышать. Происходящее походило то ли на бред, то ли... тоже на бред. Кое-как умостив свечку на пороге комнаты, Марвин бросился к Келгару и принялся его тормошить.
- Эй! Что с тобой? Ты живой?
Вопрос был глупым - раз охотник издавал звуки, то был явно жив. А вот насколько он был жив - это оставалось непонятным. Но к разговорам сейчас он точно был не особенно расположен. Спотыкаясь и отчаянно при этом ругаясь, Марвин со всей скоростью, на которую был способен, сбегал в свою комнату за флягой с водой, и попытался влить немного воды в Келгара, надеясь, что сможет хоть немного привести охотника в чувство. Для этого барду пришлось перевернуть охотника, и это оказалось едва ли не самым сложным и тяжелым, что ему приходилось делать в своей жизни.
- Келгар? Ты меня слышишь?
Охотник булькнул, поперхнулся, закашлялся, и уже более ли менее сознательно оперся о пол, пытаясь, с помощью Марвина, сесть. С силой втянул носом воздух, чтобы убедиться, что липкой дряни больше нет, кашлянул снова, ощупывая горло, и разразился хриплой тирадой, весьма далекой от приличия, зато не оставлявшей сомнения в том, что он не только вполне жив, но и пребывает в здравом рассудке, поскольку цветистость некоторых метафор никак не могла бы прийти на ум бредящему.
- Что это было? - вопрос этот явно относился уже к Марвину, при этом смотрел охотник на него не удивленно, а почти возмущенно. - Что за дурацкие штуки! Кто стучал, что за дрянь это было, какого... Что вообще происходит?
Вопросы явно были скорее риторическими, но большей растерянности, Келгар, похоже в жизни своей еще не испытывал.
Марвин выдохнул с облегчением, увидев, что охотник пришел в себя. Теперь их двое, и уже не так страшно находиться в этом проклятом трактире, где творится какая-то нелогичная жуть.
- А чтоб я знал, - Марвин огляделся, сотворяя знамение. - Может, здешние обитатели грибов тухлых обожрались или какой аспарской травы накурились. То ломились в мою комнату, то на работу какую-то потянулись. Ага, на работу - среди ночи! Может, эта их оловянная чума вместе с металлом и мозги им испортила? А тебя-то зачем из комнаты вытащили? Не успели хоть ничего тебе сделать? ты чего-то за шею все хватался...
Марвин некстати вспомнил одну из бесконечных баек, которыми любил пугать у ночного костра благодарных слушателей. Об умертвиях, которые ходят по ночам и пьют человеческую кровь. Присасывается такой паразит к шее - и выпивает всю кровушку до капельки у несчастной жертвы. Тема была благодатная, не одну балладу сложил бард о ночных кровопийцах.
- Они тебя хоть не покусали? - обеспокоенно спросил Марвин. Байки байками, но после такой ночки во что угодно поверишь.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 00:35
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
10

* совместно

- Сомневаюсь, что им было, чем кусать - Келгар скривился, сухо сплюнул на пол и придерживаясь за Марвина и стену поднялся. - Знаешь, пошли-ка отсюда, а. И забаррикадироваться бы до утра. Хрен его знает, что это за дрянь, но очень не хочется сидеть тут до ее возвращения.
Сам не зная почему, в ту комнату, где спал сам, сейчас заходить не хотелось. Ведь дверь оставалась открытой, когда он выскочил в коридор, и, как знать, не вошло ли туда то, что едва не придушило его в коридоре. Его передернуло. Но за штанами так заглянуть пришлось, причем залетел он туда и вылетел обратно, неся в одной руке штаны, в другой сапоги а верхнюю рубаху держа в зубах, с такой скоростью, будто ожидал что нечто в комнате и вправду сейчас набросится и покусает. Так и скакал по коридору вслед за Марвином и его свечой, на одной ноге, силясь попасть второй в штанину.
Забившись в комнатенку к Марвину они принялись баррикадировать дверь, и Келгар торопливо рассказывал, как выскочил из комнаты на крик и как едва не задохнулся от странного непонятно чего, словно залепившему ему нос и рот.
- А когда поволокли, так как будто за удавку на шее тянули! Едва не задохся, сучье вымя, и ведь даже ни краем глаза не успел разглядеть ни что это за такое, ни нащупать как ни старался. Фу!
Когда на подпертую дверью кровать они навалили медный шандал, низкий широкий сундук и нужное ведро - ничего другого в комнате так и не нашлось, охотник, отирая лоб, воззрился на Марвина.
- А про какую-такую работу ты говорил? С чего это? Они что, что-то говорили? Я слышал только грохот, когда в твою дверь колотили, и твой вопль.

- Это не я говорил, это они звали на работу, - пояснил Марвин. - Дружно так заорали - а потом стало тихо. Утром надо будет у хозяина деньги за ночлег назад отобрать. Это же не трактир, а проходной двор. И поспать толком не дали.
В компании Келгара Марвин чувствовал себя гораздо увереннее, чем в одиночку, но пойти и устроить ночью разборки хозяину все же не решился бы.
- Сколько хожу по свету, такой напасти не встречал, - поежился бард. - А ты что-нибудь подобное видел?

- Я много чего видел, а еще больше слышал, но... - рассеянно отозвался охотник, размышляя о словах Марвина. Эти... кто бы они ни были - говорили. Говорили, кричали, а он - не слышал. Марвин их слышал, а он - нет. Почему? Ведь будь это какие-нибудь люди, местные шутники или разбойники, он бы тоже слышал их голоса одновременно с Марвином. Но он не слышал ничего! Никаких голосов, слов... только стук- то бишь звук деревянной двери, дергающейся в своих петлях. Зато крик барда слышал безошибочно. Выходит, не люди?
- Звали на работу... - неожиданно задумчиво повторил он, вспоминая и рассказ трактирщика, и его предупреждение не открывать дверей, если услышат стук. Его взгляд скользил по комнате, ни на чем не задерживаясь, скользнул по окну, потом дальше, в сторону темного пятна, оставленного кроватью на полу, и вдруг, точно укушенный, подскочил, уставясь в окно, поскольку только что сообразил, что там, за стеклом, все же рассеянному его взгляду как будто показалось что-то, чего там быть не должно. И, совершенно инстинктивно, схватил Марвина за руку, второй рукой выбив из его руки свечу. Та мгновенно погасла, комната погрузилась в темноту, и прежде чем тот мог бы издать какое-нибудь недоуменное восклицание, сжал его запястье и потрясенно прошептал, тыча в сторону окна
- Смотри!
За блеклыми квадратиками слюды в частом деревянном переплете, отчетливо вырисовывалось нечто, намного темнее окружающей его обычной ночной темноты. Словно бы силуэт обычного человека, заинтересовавшегося светом в окне и решившем заглянуть поближе. Только вот окно было чуть ли не в десятке футах над землей.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 13:30
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
11

- Эй, ты чего... - начал было возмущаться Марвин, когда охотник зачем-то выбил из его руки свечу. Но, едва глянул на окно, сразу понял - чего. Бард стиснул крепче руку Келгара - со страху - и хотел было выругаться, но слова застряли в горле, и наружу вырвался только слабый сип. Страшное явление за окном было тем страшнее, что оно молчало. И то ли наблюдало, то ли совсем не замечало их с Келгаром присутствия.
Чтобы не сойти с ума, бард решил, что это - дурацкая шутка хозяина трактира. Одичал он тут, небось, без постояльцев - вот и развлекается. Пойти, открыть окно и проверить, так ли это, Марвин не согласился бы ни за что, но был немного рад, что нашел хотя бы более-менее рациональное объяснение происходящему. И он собирался было поделиться своими соображениями с Келгаром, как вдруг услышал: "Открой окно".
Бард энергично замотал головой - вслух отвечать он все еще был не в силах.
"Открой" - прозвучало уже повелительно. И Марвин с ужасом обнаружил, что его тело больше ему не подчиняется. Точно заколдованный, он отпустил руку Келгара и медленно, волоча ноги, побрел к окну.
"Что это?! Зачем?! Я не хочу! Келгар!!!" - отчаянно вопил Марвин, раскрывая беспомощно рот и по-прежнему не издавая ни звука. Дошаркав до окна, он поднял руки и расширившимися от запредельного ужаса глазами стал наблюдать, как его собственные конечности, повинуясь чьей-то злобной воле, нашаривают защелку.
Еще миг - и окно распахнется навстречу той жути, что притаилась за ним...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 19:34
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
12


*совместно

- Стой! Ты чего делаешь! - Келгар ухватил Марвина за плечи, когда тот, вместо того, чтобы прижаться к противоположной от окна стене и затаиться - как во всяком случае явно, казалось, поначалу намеревался поступить - потянулся к окну. Да еще и руку протянул. И силуэт за окном вырисовался четче, словно бы человек каким-то образом прижавшийся вплотную к раме с той стороны, и силящийся разглядеть происходящее внутри комнате.
Бард, казалось, его не слышал, и охотник, что было сил тряхнул его за плечи, да так, что у того клацнули зубы. И еще раз тряхнул, для надежности, повернув лицом к себе, и чуть ли не шипя ему прямо в нос.
- Какого ляда... Тебе что, жить надоело? Удушат же, как меня удушить хотели!

Едва Келгар тряхнул Марвина, странное и непонятное оцепенение, владевшее бардом, исчезло, и Марвин заорал, насколько хватило его сил:
- Это не я, это оно меня заставляло! Оно! А я не мог ничего сделать!
Вот теперь барду стало не просто страшно, а как-то обреченно страшно. До утра было далеко, и если та тварь за окном позовет их вместе с Келгаром, то они уже не смогут ничего поделать.
- До чего же поганая смерть... - проговорил бард, отшатываясь подальше от окна и прижимаясь спиной к стене. - Я-то надеялся помереть не раньше, чем лет через двадцать... в своем замке и с рыдающей красавицей у изголовья...

- Сомнительно, что через двадцать лет ты будешь таким смазливым, чтобы по тебе красавицы рыдали - буркнул Келгар, на всякий случай все еще крепко держа барда за плечо, и глядя в окно. Тварь за ним оставалась неподвижной, хотя при желании, наверное сломать ветхий деревянный переплет не представляло бы труда.
Отчего же оно не ломится внутрь? И почему я его не слышу? Он слышит а я нет. А много ли вещей в этом мире, которых я не могу увидеть или услышать, или хотя бы унюхать? Проклятье...
- Слушай... А оно ведь не ломится в окно. И сомнительно, чтобы оно нас видело теперь, когда нет света. Давай сидеть тихо. Может быть оно уйдет? Садись! - хотелось бы, чтобы в голосе было чуть больше уверенности, да где ж ей взяться. - Закрой глаза. Не будем на него смотреть.
Охотник почти насильно усадил Марвина на пол, рядом с забаррикадированной дверью, и все еще держа его за плечо, на случай, если тварь снова вздумает его позвать - уселся рядом, что было сил стараясь сдерживать собственное дыхание, как будто боялся что их услышат, и отвел взгляд, уперев его в пол.
Это оказалось еще страшнее, чем видеть эту жуткую тень. Так и тянуло посмотреть, чтобы убедиться, что ночной визитер еще снаружи, а не просочился внутрь комнаты, и не стоит теперь над их головами.
Минуты текли. Желудок крутило холодом, волоски на руках стояли дыбом.Показалось, что прошла вечность, когда он, наконец, не выдержав, все же глянул в окно, и выдохнул с неописуемым облегчением.
- Ушел!
Возможно, это был глупый поступок, но Келгара словно потянуло к окну. Надо было убедиться - ушла ли эта тварь окончательно. Осторожно поднявшись он, беззвучно ступая, подошел к окну сбоку, стараясь держаться в стороне от него, ежесекундно готовясь отпрыгнуть обратно, и почти не дыша взглянул из-за боковины, по диагонали вниз.
Там было темно, но рассеянный отсвет луны, прятавшейся где-то за низкими облаками, и снег, покрывавший все вокруг, все же делали ночь снаружи не столь непроглядной, какой она была в глубине коридора. Охотник присмотрелся, и ахнул.
- Марвин! Иди сюда, смотри!
Внизу, на белой простыне снега, уходя вдаль по улочке скользило множество вытянутых, человекоподобных силуэтов, словно бы стелющихся над землей. Они не оставляли следов, пелена снега оставалась девственно- белой, и, вместе с тем было в них что-то ужасающе знакомое, и совершенно неуместное в этих сгустках темноты - то, как они двигались, попарно, на равном расстоянии друг от друга, точно связанные невидимой веревкой. Мороз пробрал по коже, когда он понял - на что это похоже.
- Ты... ты видишь?
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 22:48
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
13

музыка к игре

Не смотреть - это было очень даже хорошо придумано. Меньше всего на свете Марвин хотел бы смотреть снова на тварь в окне. Правда, бард не разделял уверенности охотника в том, что гадина пропадет, если на нее не смотреть, но, по крайней мере, он хоть не будет видеть ее перед смертью. Это ведь только в балладах храбрые рыцари несутся во весь опор навстречу смерти, еще и величественные речи вести успевают, а дамы вокруг ахают и бросают цветы к их ногам, восхищенные такой смелостью. А Марвин нисколько не горел желанием приближать свою смерть.
"Сколько всего не сделал... Так и не сочинил настоящую балладу, все какие-то песенки на потеху толпе распевал, дурак, - сокрушался бард. - И к Эйнн не успел... хоть проститься. Лорд Алдред будет думать, что я сбежал... и в Аспарию так и не смотался. И с аспаркой никогда ничего не было... бездарно жизнь как-то прошла..."
Марвин долго перебирал бы еще все то, что он хотел, но не успел сделать, но тут он спохватился, что как-то уж очень медлит тварь, что вознамерилась их умертвить. Но Марвин все же не рискнул открыть глаза, даже после того, как услышал Келгарово "Ушел". И только оставшись в одиночестве, бард в панике открыл глаза.
- Не надо... А вдруг оно тебя... - Марвин подхватился с пола и метнулся к Келгару. Наверное, теперь оно зовет охотника, а как же бард сумеет его удержать? Он вон здоровый какой...
Но Келгар не пытался открыть окно, и Марвин немного успокоился. Выглянув следом за охотником, Марвин уставился на несущиеся над снегом тени.
- Да чтоб меня... - Марвин хотел сказать: "баргесты драли", но прикусил язык - нечего поминать ночью нечисть, да еще в непосредственной близости от нечисти. - Призраки!
Призраки двигались размеренно и слаженно. И напоминали организованную толпу, а не беспорядочное собрание нежити.
- Ими будто командует кто-то, - Марвин, клацая зубами, слегка вытянул шею, чтобы посмотреть по сторонам. - Дружно как движутся. И пусть себе валят подальше отсюда. И поскорее.
Больше смотреть на призрачное шествие у Марвина не было сил. Он отвернулся от окна и шагнул за спину Келгара, к стене - там ему показалось безопаснее всего.
- Слушай! - вдруг осенило барда. - А ведь это они на работу топают! Только вот на какую-такую им уже работу...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Май 18 2018, 01:44
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
14

- На ту самую - неожиданно глухо отозвался Келгар, уже не стараясь напряженно держаться в стороне от окна, и глядя вслед удаляющейся процессии, как если бы наблюдал, к примеру, за караваном обычных торговцев. Более того, в полной темноте, слегка разбавленный мутным светом снежной ночи из-за грязной слюды, его глаза, казались почти черными а в изломе сошедшихся к переносице нахмуренных бровей явственно проступала горечь... сочувствия. Так обычно люди смотрят на едва-едва волочащих перебитые ноги собак, или истощенных, с выпирающим костяком скелета и болтающейся ниже колен головой, лошадей.
- Каторжники. Это же каторжники, Марвин. - тихий голос дрогнул, потому что охотника передернуло от собственных слов. И откуда-то пришла странная, но неопровержимая уверенность в правоте сказанного. - Смотри... Их ведь так и водят.. скованными в цепь, попарно, нога к ноге. Тем более здесь... Тут же овраги вокруг входа, барак на другом конце деревни стоял, а не в ограде шахты. Помнишь, что  хозяин говорил за ужином? - Келгар оглянулся через плечо на барда. Он казался человеком, который разговаривает во сне, настолько безэмоциональным, словно бы потерянным, каким-то неживым был его голос, а глаза как будто смотрели сквозь Марвина. Он  был настолько потрясен открывшейся ему истиной, истиной, за которой открывались такие глубины, в которые ему еще никогда, за всю его долгую жизнь ни разу не довелось заглянуть, что даже не пытался это скрыть, изобразить бывалого, поерничать, чтобы поднять дух и себе и барду, и вообще вести себя так, как привык за последние десятки лет. Он говорил почти шепотом, медленно, подбирая слова на ходу.
- Про то, как незнамо сколько народу завалило насмерть обвалившимся пластом. Ведь они там и остались... шахта-то теперь непроходима. И хозяин предупреждал на стуки не открывать. Выходит, они не в первый раз тут проходят. Быть может каждую ночь так. Встают по ночам, и снова идут на свою работу... в забой... А десятники, проходя через деревню зовут с собой, как звали присоединиться вольных рудокопов из местных... Не удивлюсь, если тех, кто открывал им дверь и поддавался на зов - никогда и никто больше не видел и не слышал.
Келгар вновь взглянул в окно, точно ожидая, что за ним снова объявится темная фигура. Там никого не было, и даже хвост молчаливой процессии призраков исчез в ночи обозначившись лишь невнятной, удаляющейся цепочкой крошечных световых шаров, точно где-то там, далеко несли тускло чадящие факелы. Охотник вздрогнул, и отвернулся от окна, с видом растерянным и мрачным.
- Непогребенные... неупокоенные... Бедняги...
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Май 23 2018, 22:12
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
15

*Совместно

- Так вот оно что, - пробормотал потрясенный до глубины души бард, забывший на минуту о том животном страхе, который он испытывал, глядя на то, что никогда не рассчитывал увидеть. Не он ли твердил без устали Келгару при каждом удобном случае, что ни капельки не верит в привидений и в прочую нечисть - на том простом основании, что никогда их не встречал? А теперь - вот, пожалуйста, посмотри и убедись, называется.
И Марвин, который с легкостью сочинял баллады о лесных духах, речных феях, марелах и драконах и, разумеется, о привидениях, увидев воочию настоящих привидений, чувствовал себя так, будто его мир перевернулся. Теперь надо было пересмотреть заново все свои убеждения и сложить заново картину мира, которая до этого была очень простой, понятной и удобной.
Страдания призрачных каторжников барда трогали меньше всего - гораздо важнее были для барда его собственные мучения.
- Это что же получается? - проговорил Марвин, растерянно моргая. - Это что - на каждом привале, за каждым кустом может прятаться что-то вот этакое?.. Да я ж теперь в лес ни ногой!
Сказал - и сам расстроился. Какой смысл жить, если не путешествовать? Не брести по лесной дороге, то залитой солнцем, то осыпаемой дождем или снегом? Не слушать загадочные ночные песни ветра в кронах? Спрятаться навсегда в каком-нибудь оживленном городе, запереться в четырех стенах, слиться с унылыми горожанами, стать одним из них? Это, пожалуй, было куда хуже перспективы встретить ночью в лесу какое-нибудь неупокоенное привидение.
"Да ведь я же скоро и осяду - в замке, - с каким-то равнодушным удивлением подумал Марвин, будто рассуждал о чьей-то чужой, а не своей, участи. - И тоже замкнусь в четырех стенах. в красивых, высоких - но все же стенах..."

Келгара, казалось, такой вывод позабавил. Он даже прервал свое занятие - а занят был тем, что устраивался в нелепой позе, нечто среднее между сидя на корточках и лежа - в углу комнаты, подальше от окна- и поднял голову, с невеселой усмешкой
- Ха, а ты думаешь, только по лесам такие шляться могут? Но ведь тут-то  не лес! В городишках-то, в деревнях, да по замкам, куда больше тайных злодеяний происходит, чем в лесу, людей-то там больше. А где их больше - там и история всяких событий - побогаче, да помрачнее.
Он зевнул, и попытался устроиться поудобнее, хотя это казалось невзможным
- Давай спать. Хоть пара часов - она все равно на пользу.

Марвин в ответ только тоскливо вздохнул, и тоже принялся устраиваться на полу, потому что отодвинуть кровать от двери ни тому ни другому даже в голову не пришло. Но ему не спалось. В голове царил хаос.
В тот самый момент, когда бард окончательно растравил себя грядущими переменами, откуда-то снизу раздался неуверенный крик петуха. Марвин впервые слышал, чтоб петух так кукарекал - не громко, нагло и заливисто, а как-то исподтишка, будто надеялся, что его не услышат.
Наступило утро.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Май 31 2018, 22:13
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
16

Наутро трактирщик был бледен, и имел невыспавшийся вид. Увидев постояльцев, здравыми и невредимыми, спустившимися в зал, он вскочил, едва не опрокинув миску с кашей, сотворил знамение и вздохнул с облегчением.
- Живы! Что же такое творилось у вас ночью? Мы чуть со страху не перемерли, слушая этот грохот.
- И часто здесь такое? - ответил Келгар вопросом на вопрос, устраиваясь за столом напротив. В трактире сейчас было не так пусто, как накануне вечером. Посреди зала стояло ведро из которого торчала длинная щетка с изрядно обгрызенным собачьими зубами древком, а вокруг растекалась лужа. Мальчонка лет двенадцати с угрюмым видом махал метлой, изображая уборку, а за проемом двери за стойкой, где располагалась кухня, доносился грохот посуды, запах пригоревшей овсянки и визгливый голос какой-то бабы, явно кого-то отчитывавшей.
- Видели их, да? Ну... да, часто - словно притухший, хозяин сел на прежнее место, без всякого аппетита взял ложку, и тут же засипел, давясь кашлем - Хельга! Завтрак гостям неси!
А когда откашлялся - продолжил.
- Как шахта обвалилась, так и стало твориться неладное. Мы, в общем притерпелись, главное, из дому не выходить к ночи, да двери не открывать, если стучат. Постучат-постучат и уходят, никому зла не делают.
- Так-таки не делают? - Келгар поскреб отросшую щетину - Уверен?
- Ну.... - хозяин как раз сунул в рот ложку каши и промычал что-то бессвязное, пока не прожевал и не проглотил. Потом снова закашлялся, и кашлял с добрых десять минут, прижав ко рту ладони. Наконец, откашлялся, и принялся утирать ладони о штаны, не глядя в на постояльцев - Случалось - люди пропадали. Ну так то дурни, наверное, кто двери им открывал. Вы, вот, видно не открыли, живы и здоровы, как и мы все. А все-таки - понизив голос он подался вперед - Что там у вас было? Ведь раньше такого не было, эти, они ж просто в двери стучат, да и уходят, а у вас как табун лошадей пол-ночи бегал! Неужто...
- Не-а. - Келгар нарочито зевнул, и Марвина ткнул под столом ногой. - Это мы просто для надежности забаррикадировались, и больше ничего.
- Поня-ятно. - на лице трактирщика отразилось некоторое разочарование, и он снова взялся за свой завтрак. Тем временем в зале появилась дюжая тетка в заляпанном чем-то белесым и комковатым переднике, поверх зеленого шерстяного платья, подвязанного под грудью по моде северных земель, с подносом, на котором дымились две миски с кашей и две здоровенные кружки с молоком. Каша на вид и запах была не слишком аппетитна, но Келгар воздал ей должное невзирая на отчетливый вкус гари и кисловатый запах, да еще и Марвина подпихивал, чтобы тот не вздумал воротить свой полуаристократический нос. День-то предстоял долгий и холодный, и поесть было надо плотно, а вкус и запах это уже детали.

День оказался еще длиннее, чем он предполагал. Снегопад прекратился еще ночью, но проклятый кузнец появился лишь, когда тусклое солнце за плотным одеялом облаков, уже переползло через зенит, и даже проделало почти половину пути к западу. И все это время оказалось совершенно нечего делать, кроме как бродить по полузаброшенной деревне, глядя на мертвые глазницы окон пустых домов, браниться, вспоминая всех пращуров этого горе-ремесленника до девятнадцатого колена, заходить обратно в трактир и отогреваться, и снова бродить вокруг кузни, слушать визг кузнецовой супружницы, снова браниться и снова ждать... \Говорить было холодно, и даже перемывание дуэтом всех кузнецовских косточек - не отогревало, и не заставляло время идти ближе. Наконец, когда со стороны почти исчезнувшей дороги показалась скрипучая тележка, запряженная серой клячей, Келгар готов был эту самую клячу расцеловать, но из телеги вывалился грузный мужик, от которого так пахнуло перегаром, что охотника замутило. Пришлось макать осовевшего кузнеца в бочку с водой, предварительно пробив на ней лед, отпаивать горячим молоком, потом чуть ли не волоком тащить его в кузницу за скарбом, потом в конюшню к лошадям. От всего этого Марвин с Келгаром и думать забыли о холоде, и от обоих чуть ли не пар шел, когда наконец они вывели Занозу и сивого к трактиру, уже подкованных заново, и вернулись в трактир, чтобы закупиться кое-какой провизией в дорогу.
Ни за какие коврижки ни тот ни другой  не согласились бы провести в Маттене еще хотя бы одну ночь. Сумерки сгущались, и они торопились все сильнее. Главное успеть отъехать от деревни и от ущелья, куда выходила заваленная шахта, до наступления ночи, а там, они готовы были ночевать под любым деревом, лишь бы не здесь, где те, кто когда-то были живыми, стучат в дверь среди ночи. Уже темнело, когда они, наконец, выбрались из "Горного лиса" со своими скудными пожитками, навьючили лошадей, и отправились в темноту, оставляя за собой проклятую деревню.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Май 31 2018, 22:59
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
17

Снег, мороз, колючий ветер, приближающаяся ночь - все это было, по сравнению с пережитым в Маттене, таким милым и приятным, что Марвин даже не подумал ныть или жаловаться на неудобства, что он раньше иногда, не очень часто, но все же себе позволял. Свежеподкованная Заноза бодро топала по снегу, такая тихая и послушная, что Марвин начал подозревать, что она каким-то образом поняла, от какого ужаса им удалось сбежать.
Холод, конечно, был лютый. Облачка пара вырывались вместе с дыханием, на усах и бороде, которые Марвин заботливо отрастил к зиме, чтоб не так мерзло лицо, наросла тонкая ледяная корка. Но Марвин еще не успел продрогнуть настолько, чтобы заговорить о привале и костре. Бард готов был вообще ехать всю ночь без остановки, только бы между ними и мерзкой деревушкой оказалось как можно больше миль. А лучше лиг. При мысли о том, что с наступлением ночи там, в Маттене, снова начнется стук в двери, после которого унылое шествие мертвецов потянется по их вечному теперь уже маршруту, бард принимался подгонять Занозу и вырывался вперед, но потом ему делалось немного стыдно, и он придерживал лошадь, дожидаясь Келгара.
Так они ехали какое-то время, и Марвин постепенно успокоился настолько, что сумел оценить по достоинству всю величественную красоту зимней ночи - с ее будто бы светящимся в полутьме снежным покровом, застелившим скалы и сгладившим их острые углы; с ее огромным черным небом, где мерцали и переливались мертвым ледяным светом мириады звезд... У барда даже начали складываться пока еще смутные и неясные строчки баллады о то, как вот такой же темной и холодной ночью какой-нибудь... король, какая же баллада без короля - ехал куда-нибудь по своим королевским делам, и тут...
Заноза вдруг нервно фыркнула и как-то странно отпрыгнула в сторону.
- Только не начинай снова, а? - Марвин нежно похлопал лошадку по шее. - Отдыхать мы сейчас уж точно не остановимся. Ты только взгляни на эти скалы. Где, по-твоему, мы наберем дров для костра? Так что терпи, милая, и двигай своей замечательной задницей вперед!
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Май 31 2018, 23:56
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
18

Вокруг Крэйстона, по всем дорогам, во всех близлежащих деревнях и даже лесах сновали герцогские патрули. Сын убитого Магнара искал убийцу своего отца. С таким же успехом он мог бы искать иголку в стоге сена. Дарри Мор успел выскользнуть из этого капкана еще до того, как он захлопнулся.
Но разбойник не чувствовал особенной радости от этого. После того, как он расправился с герцогом, на душе почему-то легче не стало. Да, за отца он отомстил, но в Море с новой силой вспыхнула старая детская обида на мать. Как она могла? Неужели он настолько ее не знал? Как она могла променять отца на этого герцога? Знатный, богатый... ну почему именно его мать оказалась такой корыстной? Как она могла предать свою семью? Предать Дарри?
Мор попытался представить мать, какой видел ее в последний раз, но почему-то в памяти возникла совсем иная картина. Вот леди Корнелия умоляет его убить своего мужа... вот Магнар входит в комнату, говорит несколько нежных слов, пару раз прикасается к ней - и эта гадкая сучка враз забывает о своей ненависти и тает... и уже готова нарушить их договор с Мором, да она даже вряд ли о нем помнит, она уже сделает все, что захочет герцог, маленькая, мерзкая, продажная дрянь!
- Все бабы одинаковые, - резюмировал Мор мрачно.
- Что ты сказал? - тут же откликнулся Рудди, который ехал вместе с атаманом сквозь морозную ночь по следам ушедшего куда-то во тьму барда. Сразу после того, как Мор отошел от визита в Крэйстон, он решил догнать певца и популярно растолковать ему, что его сестрица повела себя неправильно. Мор еще не решил, убьет он Марвина или только слегка покалечит, но одно было совершенно ясно: оставлять такие вещи безнаказанными было нельзя.
Сестра Марвина сама позвала Мора в замок, сама просила убить супруга, а потом сама же сдала его страже. Почти сдала. Добраться до Корнелии Мор пока что не мог, а вот зато до Марвина - вполне.
Бардишка вряд ли далеко ушел после их разговора. Направлялся он в Эламену, в Тераден, так что примерный маршрут следования кучеряшки Дарри мог представить без особого труда. Теперь бы скорее его догнать...

Удача, сопровождавшая Дарри во всех его начинаниях, не подвела и теперь. Буквально в третьем трактире ему рассказали, что видели кучерявого барда накануне. Описали и его спутника, и их полудохлых коней - так что Мор понял, что настигнуть барда теперь - всего лишь вопрос времени.
В Маттене они уже наступали трубадурчику на пятки. Хозяин таверны уверял, что и получаса не прошло, как бард и его спутник уехали к мосту через ущелье.
И теперь Дарри и его спутники дружно скакали по дороге, нетерпеливо вглядываясь в темноту и напряженно прислушиваясь.
Вместе с Рудди себе в помощь Дарри выбрал бывалого разбойника Инира. Он был примерно ровесник Рудди, но, в отличие от него, любил поговорить. Инир пережил немало боев, схваток и драк и был опытным бойцом. А еще был крайне вынослив. Холод, жара, сырость, ураган - все ему было нипочем. Именно поэтому Мор и взял его с собой. Скачки по морозу почти без остановок мало кто смог бы нормально выдержать. Дарри никак нельзя было задерживаться в дороге, чтобы отогревать замерзающих насмерть спутников.
- Все бабы - сучки, я сказал! - чуть погромче повторил Дарри, опасаясь кричать во всю глотку.
Рудди одобрительно хмыкнул, а Инир, поравнявшись с ними, предупреждающе поднял руку.
- Слышите? Там, впереди, за скалой!
Все трое остановили коней и прислушались. В самом деле, в тишине ночи был отчетливо слышен топот копыт по снежному насту.
- Это он! - вполголоса проговорил Дарри, и его глаза загорелись злым нетерпеливым огнем. - Вперед, ребята!
Три тени скользнули по снегу, обогнули скалу и загородили путь двум путешественникам.
- Стой! - рявкнул Мор, разглядев в слабом свете колышущиеся под капюшоном кудряшки одного из всадников. - Разговор к тебе есть, бард Марвин!
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Июн 01 2018, 18:43
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
19

Келгар, вздрогнув от неожиданности, натянул поводья сивого, который был весьма этому рад. Мысль, мелькнувшая в первый момент, была вовсе не радужной. Кто и с какой целью мог так внезапно вырасти как из-под земли, и загородить дорогу среди ночи? Ясно что кто бы ни был, а цели у него далеко не благожелательные.
"Грабители? Проклятье, некстати как. Это ж нас задержит" - было первым, что мелькнуло в голове, без тени опасений этих самых грабителей, которых было всего-то трое, зато отъехали они от Маттены не так далеко, чтобы чувствовать себя в безопасности, да и опасная близость к ущелью, куда выходил передний вход обваленной шахты, не подбадривала. Им надо было ехать как можно дальше, и как можно быстрее, а тут, такая неприятность невовремя. Было темно, только тусклый свет звезд, да словно бы самостоятельное, полупризрачное свечение снега, под светом этих самых звезд и позволяли видеть хоть более ли менее внятные очертания предметов и людей.
Впрочем, тот кто был впереди, закричал, и это было не обычное "Кошелек или жизнь", нет, ночной визитер назвал Марвина по имени.
Какой-то его знакомый - едва не протянул охотник вслух, с каким-то ленивым облегчением, и, глянув на Марвина, прокомментировал вполголоса, чтобы не слышали ночные гости.
- Это к тебе. Только ты бы побыстрее от них отделался, нам бы подальше надо, да поскорее.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Июн 01 2018, 22:56
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
20

Заноза неспроста артачилась и не желала двигаться вперед - не прошло и нескольких минут, как на дорогу выскочили какие-то неизвестные всадники. Марвин поначалу дернулся в седле и едва не выпустил поводья, вообразив с перепугу, что их нагнали мрачные тени призрачных каторжников. Но вовремя сообразил, что каторжники вряд ли бы стали разъезжать верхом.
Три темные фигуры перегородили им с Келгаром дорогу. Бард настороженно глянул на Келгара. В его голове мелькнула мысль попытаться уйти от преследователей, пустив лошадей вскачь. Но куда было убегать, если впереди эти неизвестные, а позади - мертвецы?
Когда-то давно старый знакомый Марвина, менестрель, уверял, что бояться надо живых, а не мертвых. Вот бы сейчас он оказался  в Маттене. Интересно, что бы тогда сказал?
Выбрав из двух зол наименее страшное, Марвин собирался было начать разговор, но обращение одного из всадников дало ему надежду на благополучный исход этой встречи.
Кто еще может так нагло и требовательно кричать в ночи, да еще и звать Марвина по имени?
- Дарри Мор! - скорее утверждая, чем спрашивая, заорал в ответ радостно бард. - Я узнал тебя, главарь разбойников!
Бард с облегчением перевел дух. Встретить главаря разбойников на пустынной дороге было, конечно, неожиданно, но совсем не страшно. Это не ходячие мертвецы, и даже не какой-то там неизвестный грабитель или убийца. Уж с Мором-то Марвин всегда легко договорится, он был в этом уверен.
- Это - Мор, помнишь, я говорил тебе о нем, - шепнул Марвин своему спутнику. - И что у него за разговор ко мне, интересно?
И Марвин, совершенно успокоившись, направил Занозу к Мору. Поговорить - так поговорить, а для этого надо подъехать ближе - не орать же на всю округу.
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 02 2018, 09:03
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
21

* с бардом согласовано, его реплика добавлена им же.

Увидев, что бард безбоязненно направляется к нему, Дарри довольно ухмыльнулся. Сейчас он ему растолкует, как поступают главари разбойников с предателями. Мор потянулся за ножом. Отрезать трубадуришке пару пальцев или язык - чтоб не смог больше петь свои песенки, для начала? Убивать сразу - скучно. Надо, чтобы гаденыш в полной мере осознал вину: свою и сестры.
Полный кровожадных планов, Дарри собирался было отправить своего коня навстречу Марвину, но тут произошло нечто необъяснимое.
Кони разбойников зафыркали, затем начали в испуге пятиться и приседать. Дарри что было силы натянул поводья, но в коня словно вселился взбесившийся гроган. Он совершенно перестал слушаться Мора, всхрапывал, вертел головой, и при этом продолжал позорно пятиться.
- Чтоб тебя разорвало! - выругался Мор, безуспешно пытаясь совладать с одуревшим животным. - Что с тобой такое, урод? Успокоишься ты или нет?
Рядом с Мором точно так же пытались успокоить своих коней Рудди и Инир.
- Что происходит, баргест меня подери?! - взвыл Дарри и что было сил хлопнул коня по шее. - Угомонись, придурок!
Зря. Конь и не подумал угомониться, а резко взвился на дыбы, и разбойник, не удержавшись, полетел на землю и распластался там в позе, совершенно не подходящей злобному главарю разбойников, явившемуся вершить возмездие.
Разъяренный этим падением, Мор вскочил, как ужаленный, и увидел, что Инир тоже не удержался на своем коне. Их кони унеслись в морозную тьму, и до разбойников доносился лишь глухой, затихающий стук копыт по снегу.
Рудди все еще держался в седле, его конь то и дело взбрыкивал передними ногами, вертел головой и издавал истерическое ржание. Прийти на помощь приятелю не представлялось возможным, поскольку существовала реальная опасность получить от разбушевавшейся животины копытом в лоб.
- Чего это они, а? - растерянно проговорил Инир.
- Не знаю, - Мор обернулся к приблизившемуся барду, чья лошадь была совершенно спокойной. - Твои штучки, трубадур?! Отвечай!
Марвин с удивлением и не без интереса наблюдал за внезапным лошадиным безумием.
- Нет, главарь, это не я. Как бы я такое проделал, по-твоему? - ответил он. - Но моя Заноза уже дурила так однажды. Лошади - очень непредсказуемые твари, Дарри Мор.
Ответ Марвина, беззаботно восседающего верхом, привел Мора в бешенство. Ему показалось, что бард издевается над разбойником. Злоба и ненависть вспыхнула в Море с утроенной силой, и он ничего так не желал в этот момент, как влупить барду по его самодовольной роже.
- А ну, слезай, гаденыш! - Мор подскочил к Марвину и в мгновение ока стащил барда с лошади. - А вот теперь поговорим!
И без лишних предисловий Мор сделал то, чего так страстно хотел. Размахнувшись, Дарри врезал кулаком прямо в лицо барда.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 02 2018, 18:51
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
22

"Тьфу ты, проклятье" - ругнулся про себя Келгар, когда при их приближении лошади Мора и его спутников, словно взбесились. Этого следовало ожидать. А он чуть не забыл, настолько привыкнув к забитой покорности Занозы и Сивого, которых дважды в день втихаря от Марвина подкармливал асафетидой. Ну разумеется, эти, почуяв в темноте воплощенный страх рванулись бежать со всех копыт, и им еще повезет, если не переломают себе ног на скрытых под снегом неровностях дороги, или не сверзятся в ущелье. Тогда хозяева еще смогут их отыскать, когда страх четвероногих пройдет и они остановятся. Но как же это все невовремя, ведь придется, наверное, помочь им, не бросать же хороших знакомых на ночной дороге да еще в таком месте, между Маттеной и засыпанным входом в шахту, где в любой момент могли объявиться неупокоенные. Он уже открыл было рот, чтобы предложить этим троим сесть на лошадей позади них, и убраться отсюда подальше по дороге, и уж там беседовать, если уж так приспичило, но то, что произошло разом выветрило из его головы эти благие мысли. Ого! Это... Это зачем? Они ж вроде хорошие знакомые?

- Эй! - Охотник моментально спрыгнул с лошади, и вклинившись между разбойником и отшатнувшимся от удара бардом, схватил разбойника одной рукой за плечо, а вторую предостерегающе вытянул назад, чтобы Марвин не вздумал приблизиться, пока Мор не остынет. - Ты чего? Белены объелся?
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 02 2018, 21:49
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
23

Наблюдать за тем, как свирепый Мор пытается укротить взбесившуюся лошадь, было... забавно. Марвин с трудом сдерживал смех, глядя на то, как разбойник шмякнулся на снег, и лишь каким-то чудом сумел ему ответить, не расхохотавшись в голос.
Но веселье барда быстро закончилось. Наверное, Мор сумел разглядеть в темноте, какие гримасы корчит бард, чтобы не загоготать, оскорбился и ринулся в драку. Марвин и опомниться не успел, как его стащили с Занозы и...
Звезды, до того сиявшие в недостижимой дали, внезапно оказались прямо перед глазами Марвина. Бард беспомощно замахал руками, пытаясь от них отмахнуться, голова его отчего-то закружилась, а темнота на мгновение стала абсолютной. И только потом Марвин осознал, что Мор его ударил по лицу.
Вмешательство Келгара было как нельзя более кстати. Отступив на безопасное расстояние, бард поспешно ощупал первым делом нос - не сломан ли. Но нос не пострадал, зато до левой скулы дотронуться было невозможно - она тут же взрывалась болью. По руке Марвина заструилось теплое и липкое. Кровь! Этот варвар разбил барду лицо в кровь! Хорош же будет Марвин в следующем трактире, если решит спеть. Самые распоследние пьянчуги свалятся под столы от хохота, едва он раскроет рот!
- Сдурел, что ли?! - воскликнул Марвин. - Какие боханы тебя покусали, Дарри Мор?! Ты чего руки распускаешь? Тебе подраться, что ли, не с кем?!
За спиной Келгара можно было и возмутиться. После того, как приятель расправился с неизвестным, напавшим в конце лета на них в трактире, попросту выкинув его в окно, Марвин четко уяснил, что с Келгаром можно чувствовать себя в безопасности. В относительной. Бард глянул на спутников Мора и заволновался. Все-таки, вместе с атаманом их трое. А их с Келгаром - двое. К тому же, учитывая боевые умения барда, можно сказать, что их и вовсе... один.
Лучше не вступать в драку, а поговорить. Может, удастся разрешить все мирно.
- Не трогал я твоих лошадей, дюжиной клянусь! Ну чего ты разозлился? - выкрикнул Марвин, вызывая разбойника на диалог. В конце концов, ему всегда удавалось найти общий язык с Мором. Должно и теперь получиться.
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 02 2018, 22:11
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
24

- Я - чего?! - взревел Мор, яростно пытаясь оттолкнуть этого наглеца, вставшего между ним и бардом. - Вот я сейчас покажу - чего! Да отойди же ты!..
Но отпихнуть в сторону незнакомца не получилось. Мор тряхнул головой, не понимая, что происходит. Да, мужик, конечно, был не из хилых, но и Дарри никогда не отличался недостатком силы. И тем не менее, даже стряхнуть с плеча удерживающую его руку не получилось.
- Да ты... кто такой еще? - пропыхтел Мор, окончательно обозлившись. - Отвали, мужик, к тебе у меня пока претензий нет!
Марвин что-то орал за спиной своего товарища, и Мор, раз уж не сумел избавиться от этой внезапной преграды, против воли прислушался.
- Да какие лошади?! - крикнул он во тьму. - Можешь отыметь их всех по очереди, плевал я на лошадей!
Не так планировал Дарри поведать барду о предательстве его сестры, совсем не так. В планах Мора было привязать бардишку покрепче к дереву и рассказывать ему медленно, с чувством, толком, с расстановкой... отрезая по ходу повествования от гаденыша различные части тела... к примеру, пальцы, уши, язык... для особенной остроты восприятия. Но вмешательство здоровяка с железной хваткой нарушило эти великолепные планы.
Что ж, можно и в таком положении все рассказать. А когда бдительность здоровяка притупится, настанет пора действовать.
Краем глаза Дарри увидел, что Рудди тоже свалился с лошади, которая тотчас ускакала в ночь, наполняя округу диким ржанием. Животное будто вопило от ужаса, у Дарри даже мороз пробежал по коже - будто недостаточно было мороза этой ночью.
- Твоя сестра, идиот! Твоя сестра - подлая предательница! И за ее подлость расплачиваться придется тебе! Ведь это ты меня к ней отправил! Чтоб вас обоих в десятой бездне баргесты драли! Она меня сдала страже! Меня! Сама позвала, сама же и сдала, гроганова девка!
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Июн 03 2018, 02:06
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
25

- Тшшшш! Тише, тише, парень, угомонись, ну же - нарочито спокойно уговаривал Келгар, все еще удерживая бесновавшегося разбойника за плечо, и лишь краем глаза пытаясь уловить движения других. Он-то знал свои возможности, но демонстрировать их очень уж явно - совершенно не хотелось, не хватало только, чтобы Марвин заподозрил что-то в неправдоподобном несоответствии возможностей и облика своего спутника. Ему нравилось путешествовать с бардом, это было весело, и приятным разнообразием после нескольких лет похождений в одиночку. Ведь один человек не в состоянии справиться сразу с троими? Или в состоянии? Вроде слышал о том, что бывали такие умельцы, но ведь ему, обычному охотнику, таким быть не полагается. Или полагается? Как бы там ни было, от ножа, всаженного в спину, никакие его возможности не уберегут, поэтому выпускать из вида спутников Мора не стоило. И самого его тоже отпускать не стоило, пока не успокоится.
Впрочем, прислушавшись к тому, что орал разбойник, Келгар помрачнел. Непохоже было, что тут есть хоть какой-то шанс быстро успокоиться. И вправду причин возмущаться у Мора было предостаточно. Мдааа, дела...
- Слушай... Я может чего не понимаю, но если бы тебя сдали стражникам, ты бы здесь не стоял. Успокойся, ну? Ну давай, поговорим спокойно...
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Июн 03 2018, 02:19
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
26

Вслушиваясь в слова Мора, Марвин нахмурился. Корнелия предала разбойника? Сдала страже того, кого просила убить ее мужа, а этого самого мужа она боялась до ужаса, он сам это видел. И слезы ее хорошо запомнил, и отчаяние. Что же там произошло, в этом Магнаре? Уж не свихнулся ли Дарри Мор следом за лошадьми?
Марвин слушал Дарри, а сам поглядывал на его товарищей. Те пока стояли поодаль, не вмешиваясь в разговор - но кто знает, в какой момент они кинутся?
Бард осторожно, стараясь не делать резких движений, нащупал за голенищем сапога нож. Не ахти какое оружие, но на самый крайний случай и он пригодится.
- А я-то тут причем? - дождавшись, пока в выкриках Мора наступит пауза, крикнул бард в ответ. - Она просила тебя найти и передать свое настоятельное пожелание - я и передал. Дальше уже...
Марвин не закончил фразу. Ему вдруг стало страшно - за Корнелию. Он-то выкрутится. А если этот зверь надумает сунуться к сестре и восстановить утраченную справедливость?
- А с чего ты решил, что она тебя страже сдала? - сделал попытку обелить Корнелию в глазах Мора бард. - Правильно Келгар говорит - ты-то вот он, здесь, целый и невредимый. Может, сам допустил какую-то промашку, вот тебя и засекли!
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Июн 03 2018, 02:39
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
27

- Ты дурак или ты дурак?! - Мор прекратил бессмысленно дергаться в руках того, кого Марвин назвал Келгаром, и, тяжело дыша, застыл на месте, с ненавистью глядя на едва различимый в темноте силуэт трубадура. - Я был при этом рядом с ней! Я войти в комнату не успел, как она заголосила: "Не надо, не надо"... А потом и вовсе за стражей кинулась! И вот бы я выбрался!
Мор изобразил крайне неприличный жест, хотя вряд ли бард сумел по достоинству оценить художественность исполнения этого жеста - вокруг было темно.
- Вот бы я выбрался, - продолжал Мор. - Если бы не мое везение и немного смекалки! А потом что началось! Все люди герцога ринулись в леса - за мной! И все по милости твоей чокнутой сестры! Еле от них ушел!
Прелюдию пора было заканчивать. Мору уже не терпелось дать выход накопившейся в нем злости.
- Так что готовься, бард. Ты мне должен! А Дарри Мор не из тех, кто прощает долги!
Мору уже порядком надоело стоять истуканом и выкрикивать угрозы, как задиристый, но трусливый мальчишка.
- Инир, Рудди, хватайте-ка певца и вяжите его... - Мор запнулся на секунду. - Вон к тому дереву вяжите!
Неподалеку Мор заметил чахлую сосенку. Вполне подходящий столб для предателя.
- А я пока разберусь с этим... - самонадеянно заявил Дарри, и в его руке, будто из ниоткуда, появился нож.
- Ну что, мужик, дальше геройствовать будешь, или уберешься, пока есть возможность, подобру-поздорову?
Дарри лукавил. Никуда "убраться" он бы уже этому Келгару не позволил. Слишком много тот видел и слышал.
Удобно перехватив ножик в руке, Дарри внимательно смотрел на Келгара. Второй попытки с этим здоровяком может и не быть...
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Июн 03 2018, 03:13
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
28

* совместно с Келгаром и Дарри Мором

Ножей Келгар не любил. Когда те  направлены не на кусок хорошо прожаренного мяса, а на него, живого и совсем не готового к употреблению. Вообще не дружил с каким-либо видом оружия, ну разве что кроме лука и копья, да и то на охоте. Ножом тоже орудовал ловко - когда надо было освежевать тушу, или для еще какой хозяйственной надобности. А вот драться с оружием так толком и не научился. Постольку-поскольку, не лучше и не хуже любого другого. Зато совершенно точно не желал теперь проверять на собственной шкуре - острый ли нож у Мора. Инстинкт подсказывал, что острый до чрезвычайности, настолько, что наверняка от удара даже больно не будет. Только вот экспериментов ставить не хотелось. Да и долгие речи держать времени не было, и пока Мор только договаривал свое предупреждение, охотник с силой схватил его свободной рукой за предплечье руки, держащей нож, и, развернувшись на полусогнутых ногах как пружина, попросту швырнул Мора на одного из его подельников, не особо разбираясь, который это из двух, и чем эти двое друг от друга отличаются. Очень уж было темно для таких деталей.
- Но-но, не балуй!

Слова Мора не на шутку напугали Марвина. А что, если он и впрямь "разберется" с Келгаром, а потом и за него примется? И за приятеля было страшно, и, уж тем более, за себя. марвин сделал несколько шагов назад, прикидывая, что будет, если ему просто вскочить на Занозу и умчаться следом за конями разбойников? Нет, не пойдет, Мор тогда всю свою злость на Келгаре сорвет...
Марвин уже видел, как направляются к нему две тени, как они разделяются, чтоб обойти Занозу... бард крепче сжал нож в кулаке и приготовился сопротивляться, но случилось то, чего он очень сильно ждал.
Марвин только присвистнул с восхищением, глядя на то, как Мор воспарил в воздух и тяжело, как куль с мукой, свалился на одного из разбойников. И совсем забыл за своими восторгами про второго. А тот, несмотря на падение своего товарища, продолжил двигаться к барду. И в тот самый момент, когда Марвин готовился сказать красивую хвалебную речь своему спасителю, он почувствовал, как кто-то цепко ухватил его за шиворот.
- Идем со мной, бард! - приказал разбойник и поволок Марвина к указанному Мором дереву, не особенно заботясь о том, что ноги Марвина не идут, а волочатся следом за ним по земле.

Сила, равной которой Мор еще не встречал, в этом он был точно уверен, оторвала его от земли с такой легкостью, точно он был воздушной принцессой, а не здоровенным мужиком, да еще очень тепло и много одетым. Мор не успел ни удивиться, ни разозлиться - и вот уже он свалился на Рудди. Удар был сильным. Рудди хоть и смягчил падение, но не намного. На то, чтобы подняться и продумать новую атаку, им почти не оставалось времени.
Поднимаясь, Мор проорал краткое руководство по надругательству над всей живностью в округе, а так же над всеми родственниками, друзьями и знакомыми Марвина. Отдельным пунктом Мор выделил Корнелию.
- Ну смотри, парень, ты сам так захотел! - крикнул Дарри, опасаясь подходить к Келгару ближе, чем на пять шагов.
Тут он заметил, что Инир не растерялся и занялся бардом - и был очень за это благодарен разбойнику.
- Рудди, давай вдвоем на этого, - еле слышно предложил Дарри. - Уж больно здоровый, гад, попался.
Рудди молчаливым кивком дал понять, что он услышал и не подведет.
Больше Мор прелюдий не устраивал. В следующий момент и Мор, и Рудди набросились на Келгара с двух сторон, как бросаются обычно игривые щенки на очень взрослую и опытную собаку.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Июн 04 2018, 01:46
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
29

Келгар, после того как отшвырнул разбойника, вертел головой, пытаясь понять, куда девался третий, и где Марвин, мучительно напрягая зрение в темноте, услышал голоса, разобрал наконец какую-то возню, с которой третий разбойник сцапал-таки барда, и лишь в последнее мгновение успел увидеть две тени, кинувшиеся на него с двух сторон, и уже заносившие руки, чтобы ударить или схватить.
Он не стал разбираться.
С нечленораздельным "Ыых" охотник стремительно бросился вперед и вниз, на землю, низко припав на полусогнутых руках и одном колене, с силой упираясь в снег носком сапога второй, вытянутой назад ноги, невольно приняв позу, которую в далеком будущем в другом, далеком мире, обзовут позицией "бегуна на низком старте", и предоставив разбойникам, там, над ним и чуть позади - столкнуться друг с другом. Сам же он времени терять был не намерен. Чего доброго, этот третий, сообразит приставить нож к горлу Марвина, и потребовать, чтобы охотник прекратил свои фокусы. Нет уж, времени на этих двоих точно тратить не стоило. Келгар с силой оттолкнулся от земли всеми конечностями и буквально полетел головой вперед, туда, куда третий разбойник тащил барда.
В него и угодил. В разбойника, точнее в его бок, так и не удосужившись распрямиться, в результате чего буквально боднул его по ребрам, со всей инерцией своего толчка и веса. Тот нелепо взмахнув руками отшатнулся, выпустив свою жертву, Келгар, не церемонясь, ухватил барда за плечо, развернул, и толкнул к лошадям.
- Вали отсюда! 
Вид у него был при этом такой, как будто он с трудом сдерживается, чтобы не придать тому дополнительное ускорение, путем приложения сапога пониже поясницы. Впечатление было весьма обманчивым, но охотник и вправду начинал злиться.
Главным образом на обстоятельства. 
Потому что из того, что Мор, обрисовал их хоть не слишком подробно, зато весьма красочно, следовало, что у разбойника и правда серьезные причины злиться и на Марвина и на его сестру, и, разумеется, желать примерно расплатиться с обоими. Так что и отступаться от своего желания, он, разумеется, не станет. Да и на него самого за эти не слишком приятные минуты, Мор тоже успел разозлиться всерьез. А значит, предстоит действительная потасовка, и Марвину в ней явно не место - сцапай они его, и сообрази использовать как заложника, то тут уж обоим битая крынка. 
Нет уж. Хорошо бы конечно постараться решить дело миром, но как? Взбешенный разбойник не в состоянии говорить и думать, когда у него от злости кулаки чешутся, да и что ему сказать и как уговорить, когда он всюду прав? 
Единственное, что приходило сейчас на ум это отправить Марвина, расшвырять этих троих, и пока не опомнились, сматываться самому, благо его мерин тут, рядом, а лошади тех троих удрали. 
Что будет потом - лучше было не думать. Мор ведь по следам пойдет, не отступится, пока не прижмет обидчика к ногтю, выходит, что - все время от него бегать? Или примерно побеседовать? 
Потом, потом все это потом!
- Живо!!!
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Июн 05 2018, 21:16
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
30

Марвин пытался сопротивляться, упирался, бестолково размахивал руками в тщетных попытках освободиться - но все напрасно. Рука, схватившая его, была, казалось, из железа. Другая же рука разбойника несколько раз довольно доходчиво пнула певца в бок, после чего бард сопротивляться передумал и решил подождать, пока его отволокут к сосне. Там разбойник явно отвлечется - вот тогда настанет время снова попытаться вырваться.
Единственное, в чем выражался теперь протест барда против такого неуважительного с ним обращения - он совершенно не передвигал ноги, предоставив разбойнику тащить добычу самому. Разбойник злобно пыхтел, но барда все-таки тащил.
Удар был полной неожиданностью для Марвина - и для разбойника, видимо, тоже, поскольку тот разразился такой отборной бранью, что бард чуть было не распереживался за нежные уши лошадей.
Удар отбросил барда от разбойника, но Марвин не успел даже обрадоваться вновь обретенной свободе, как Келгар пихнул его к лошадям.
Это была очень хорошая идея - уехать подальше от свирепого Мора и его недалеких сподвижников. Марвин обычно так и поступал, если мог: бежал со всех ног от проблемы. Но сегодня он не мог. Ага, уедет он сейчас - а Келгар останется один? Против троих душегубов?
- Считай, уже уехал, - проворчал себе под нос Марвин, сделав все же несколько шагов к лошадям.
- Он, значит, будет тут героически драться, а я, значит, буду свою шкуру спасать... - продолжал ворчание бард, копаясь в седельной сумке.
- Да мне потом лошадям в глаза смотреть стыдно будет, ясно тебе? - уже чуть громче проговорил бард, отходя от лошадей и пряча что-то в плотно сжатых кулаках.
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Июн 05 2018, 22:06
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
31

Только выработанная годами привычка уворачиваться спасла Рудди от ножа Мора. Дари полоснул ножом воздух возле уха приятеля, а в следующий миг слился с ним в крепком, хоть и незапланированном, объятии, и оба они повалились на снег.
- Ах ты, ублюдок! - Теперь Мор был уже не просто разозлен или взбешен. Теперь Мор был уязвлен, а потому он уже практически себя не контролировал. Какой-то проходимец, крестьянский увалень, уже дважды заставил Дарри выглядеть глупым слабаком в глазах его людей! За такое полагалась немедленная смерть.
Однако, поднявшись, атаман не слишком торопился снова наброситься на верткого здоровяка. Наоборот, он начал отступать, злобно наблюдая за Марвином и его резвым приятелем. И, даже не глядя по сторонам, Дарри знал, что Рудди наготове и ринется выполнять любую его команду.
Перехватив поудобнее нож, Дарри прищурился. Для того, кто попадает стрелой в запущенную под облака шишку, попасть ножом в грудь такого здоровенного мужика, каким был спутник Марвина, раз плюнуть.
- Рудди, с дороги... - вполголоса проговорил Мор, прицеливаясь.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Июн 18 2018, 03:10
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
32

Келгар бы очень заинтересовался этим оборотом, и не преминул бы выспросить, с какой степенью стыда можно смотреть в глаза лошадям, а с какой уже нет, и как обстоит дело, к примеру с собаками или коровами, но время было явно не подходящим. Да и ситуация - тоже. Особенно когда отброшенный им Инир, выронивший при падении нож, оттолкнулся от земли, как спружинивший - прыгнул на него снизу вверх, и так приложил едва-едва обернувшегося к нему охотника головой под ложечку, что тот охнул, сбив дыхание, согнулся пополам, схватившись инстинктивно за впечатавшуюся в него голову Инира, как ребенок за меховую игрушку, с которой спит. Обычно это инстинктивное движение бывает слабым, и захватить голову ударившего потерпевший просто не успевает, но бедолаге просто не повезло, поскольку его прядь его волос застряла в пряжке ремня, пересекавшего грудь охотника наискось, через правое плечо, и лишь одно мгновение превратило позицию "забодай меня комар", тьфу ты, то есть "забодай меня Инир" в позицию  "где-чьи-ноги, где-чьи-руки, кто-сверху и  не-тычь-задом-мне-в-глаз". Проще говоря - оба повались в затоптанный снег, спутанным клубком инстинктивно молотящих по чему придется конечностей. Келгар так никогда и не узнал, что его долгая жизнь могла бы прерваться так нелепо и незаметно - ведь он даже не видел ни взмаха Мора, ни почти неуловимого для человеческих глаз стремительного полета ножа, а даже если бы и видел - то неизвестно - успел ли уклониться бы. Нож свистнул высоко над спутанным клубком и глубоко ушел в ствол сосны. Охотнику бы следовало поблагодарить Инира, но благодарность его выглядела весьма своеобразно, поскольку выразилась она в двух ударах, из которых первый пришелся кулаком под ребра, а второй - лбом в переносицу, и под аккомпанемент отнюдь не благодарственной речи, а кряхтения и шипения различных малоцензурных вариаций на тему "Отвяжись, скотина".

Второй удар оказался, впрочем, смазанным, пришелся не на основание носа а чуть повыше, иначе Инир бы остался лежать, ловя искры в глазах, на гораздо более продолжительное время, но и его оказалось достаточно, чтобы тот, не то последовав дружеской рекомендации охотника, не то сообразив, что здоровый и давно не мывшийся мужик - не самый лучший объект для объятий, все-таки разжал руки.

Келгар подскочил, оттолкнувшись с четверенек, на ноги, и, в сердцах, рявкнул на разбойников.

-  Идиоты недорезанные! Отвалите от нас, в конце-то концов! Неужели непо...

Он не договорил. В ночной тишине, из -за поворота дороги, из оставшейся позади деревни, донесся тоскливый, завывающий собачий вой. Охотник вздрогнул и отшагнул на шаг, держась лицом к всем трем разбойникам и спиной к марвину.

Не может быть... неужели...

Он бросил быстрый взгляд на небо, на луну и простонал с безнадежной досадой, бессильно уронив руки.

- Ы-ы-ы-ых едрить вашу кашу, дурни!
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 30 2018, 08:20
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
33

Драки Марвин очень не любил. Потому что почти всегда они оканчивались для него каким-нибудь нежелательным и непривлекательным последствием на лице вроде синяка или ссадины. И почему дерущиеся норовят врезать по его лицу, которое не просто лицо, а в какой-то степени средство для привлечения слушателей? Ну лупили бы по бокам или там по спине - по крайней мере не видно, хоть и больно. Поэтому бард предпочитал избегать драк там, где это было возможно. А если уж случалось драться, то он всеми возможными способами старался уберечь лицо.
Но сегодня Марвин уже не беспокоился о лице. Мор не отступится, пока не прикончит его - это было ясно. Значит, нужно бежать - причем вдвоем с Келгаром.
Но как? Один из разбойников сыпал ругательствами и корчился в снегу после схватки с келгаром, но оставался еще Мор и другой... вроде, Рудди. Правда, Мор уже был без ножа. Но с него станется и голыми руками свернуть барду шею. Ну чего он так разошелся? Ведь с ним всегда так легко было сговориться... Ну подумаешь, сестра чего-то там учудила - разве стоит так злиться?
Может, попробовать договориться с ним еще раз, воспользовавшись короткой передышкой? Марвин уже набрал было побольше воздуха в грудь, чтобы прокричать Мору, что им надо поговорить, но тут услышал тоскливый вой. Мороз пробрал согревшегося было в короткой схватке с разбойником барда, и он инстинктивно сжался, как-то внезапно осознав, что по сравнению с тем, что сейчас будет, разбойники - просто маленькое веселое приключение в дороге.
- Эй, мужики! - заорал Марвин, перестав враз бояться и Мора, и его приятелей - теперь их всех ожидал гораздо больший страх. - Нам надо срочно бежать, причем как можно дальше отсюда! Тут же ходят мертвяки!
Дикое, безумное ржание прервало его крик. Заноза, заорав совершенно по-человечески, сорвалась с места и унеслась в снежную даль, а мерин Келгара понесся следом, показав невиданную доселе скорость. Вполне вероятно, что старый конь и сам не подозревал, что способен так бегать.
- Поздно, - прошептал Марвин, покрываясь липким потом, несмотря на мороз. - Нам крышка...
он оглянулся и застыл на месте, отчаянно жалея, что Мор не успел осуществить свою задумку и не убил его. Из сгущающейся тьмы на дорогу выступили зловещие тени...
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июн 30 2018, 08:39
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
34

Промазал! От досады Мор едва не треснул сам себя по голове. Так бездарно промазал, вот ведь вертлявый баргест этот Марвинов приятель!
Сбежавших лошадей Мор проводил ехидной ухмылкой, хотя в глубине души шевельнулось нехорошее предчувствие. Чего это так испугались лошади? Ну не человеческих же разборок, не настолько они нежные. Но долго думать о лошадях Мору было некогда.
Ничего не оставалось, кроме как схватиться с Марвиновым приятелем врукопашную. Что ж, вдвоем с Рудди они уж точно сумеют одолеть здоровяка. А потом настанет очередь мерзкого бардишки. Чего он там орет?
Какие мертвяки?
Приятель Марвина тоже пытался сказать что-то, но Дарри их не слушал.
- Совсем рехнулись, придурки? - подобравшись, точно здоровенный кот перед прыжком, Мор кивком головы показал Рудди, чтоб тот обходил здоровяка с другой стороны и сделал пару шагов к противнику. - Скоро сами станете мертвяками! Думали испугать меня бабьими сказками?!
- Атаман... - негромко проговорил Рудди, остановившись. - Там что-то есть...
- Какого грогана, Рудди, ты что, поверил этим... - Дарри мельком взглянул на дорогу - и тут волосы на голове главаря разбойников слегка зашевелились. Темнота на дороге вела себя странно. Она... шевелилась. Дарри еще не успел осознать толком, что именно он видит, как почувствовал, что его охватывает страх. Разозлившись на себя за эту слабость, Мор сделал было еще шаг к Марвину и его дружку, как вдруг отчетливо разглядел идущие попарно по дороге черные тени.
- Что это, мать вашу, за твари?! - заорал Мор. - Какого...
- Бежим, атаман! - прокричал Рудди, поднимая Инира. - Потом убьешь этого барда... если он выживет! А сейчас - бежим!
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Июл 11 2018, 03:33
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
35

Доводилось ли вам, мой благородный читатель, глубокой зимней ночью, в темноте едва-едва разбавленной смутным светом ущербной луны, ныряющей в просветах полупрозрачных облаков, идти по заснеженной горной тропе, извилистой и бугристой, с торчащими там и сям выступами скал, когда справа от вас вздымается каменистая круча, похожая на гребнистую спину спящего дракона, а слева зияет провал глубокого ущелья, в котором клубится холодный туман, клочья которого так и норовят переползти через острые зубья скал на тропу, и если это им удается - то полупрозрачная дымка расстилается над ней, точно одеяло, в  котором ноги утопают по колено. Если доводилось - то вы согласитесь - мало что  на свете может сравниться с суровым очарованием такой дороги. Особенно если зимняя ночь вокруг звенит легким морозцем, тонкий наст хрустит под сапогами, а где-то на каменном склоне, веками обтесываемом ветрами и непогодой - шелестят ветви тонкоствольных сосен, словно стайка девиц провожающих шепотком незнакомого прохожего...

А вот доводилось ли вам, мой благородный читатель, в ту же  самую ночь, под той же тусклой луной, в облаках наползающего из ущелья тумана, по этой самой тропе - бежать? И не просто бежать, а удирать, драпать, спасаться, сломя голову, со всех ног, рук, ушей и прочих принадлежностей организма, уже не видя толком куда тебя несет, лишь с одной мыслью "БЫСТРЕЕ!". Спотыкаться, лететь кувырком, вскакивать, и снова бегом, не разбирая дороги, обдирая одежду о края каменистых выступов, набивая мозоль на мозоли, скользя и ругаясь в голос, а то и просто оглашая окрестности бессвязным ором - тупо, бессмысленно, и неосознанно. Когда в голове не находится ни единой целой мысли, и ветер, рвущийся в легких, словно тупым ножом  полосует их в клочья, когда в ушах стучит кровь, заглушая топот, сиплое дыхание и глухой кашель бегущих рядом... Не доводилось?

Что ж, вы не много потеряли. Во всяком случае пятеро, бегом удиравшие по этой тропинке куда глаза глядят, не были в настроении любоваться мрачной и тревожной красотой ночных гор. Собственно, они вообще не были в настроении что-либо созерцать, да и видели перед собой лишь качающиеся сбоку каменные выступы, темноту и клочья тумана, неумолимо наползающего из ущелья. Под сапогами то хрустел тонкий наст, то звенела и с хрустом проламывалась скользкая наледь, намерзавшая с наступлением темноты на подтаявших за день снежных поверхностях. Каждый раз, на очередном повороте, сердце пропускало удар, в предчувствии провала под ногами, но тело само несло вперед, и храбро спрыгивало в полупрозрачное одеяло тумана, стелящееся дорожкой вдоль склона, не особенно задумываясь о том, а продолжается ли тропа, или это лишь полоса тумана, каких в горах и по склонам стелется великое множество.  Провалится ли тропа за очередным поворотом, сломаешь ли ногу налетев на каменюку, улетишь ли прямиком в пропасть, поскользнувшись на наледи... Обычный, в сущности, набор интуитивных страхов для тех, кому вздумалось бегать ночью по горам. Только вот Келгар ни одного из них толком не распробовал, да и спутники его, наверняка, тоже.  Потому чта та опасность, что приближалась сзади, с неумолимостью последних крупинок песка, пресыпающегося в часах, была неизмеримо страшнее всего перечисленного. Причем Келгар опять же не мог бы сказать  - чем именно страшнее и почему - если бы его об этом спросили, но инстинкт протестовал против нее отчаяннее, чем против прыжка в пропасть. Очень уж непостижимой и противной всему живому была сама природа этой опасности. Мир вокруг наполнялся холодом - не хрустким морозом зимней ночи, а стылым холодом могилы или темницы, способным вытягивать из костей человека силы капля по капле. Потом появился и едва уловимый запах - сухой запах пыли, пронзительный аромат свежевскопанной зели и сырая вонь погреба с застоялой водой - несовместимое сочетание, безочетно усиливающее  трепет страха, воздейстующее на самые глубокие инстинкты с одним лишь стремлением - бежать!  Пятеро мужчин, из которых ни один по трезвому рассуждению, не прошел бы здесь и днем иначе как шагом, предарительно проверяя каждый камень - сейчас летели бегом не разбирая дороги, точно у ног их отрасли крылья. Несколько раз падали они и поднимались и снова пускались бежать. Потому что вместе с запахом их теперь нагонял и шепот. Тихий, на самой грани восприятия, сплетающийся из едва слышных, почти прозрачных голосов, в котором невозможно было разобрать слова, и непонятно почему - смертельная дрожь пробирала до костей.

Келгар уж загривком чуял - как близко они, эти серые тени, безразлично плывущие по дороге, в вечном попарном строю, волоча на скованных ногах цепь, с прикованными к ней чугунными шарами, и едва не выл от совершенно непотребного холодного ужаса, в котором никогда бы никому не признался. Дрожь от ощущения противоестественного стихийного начала, холодного, сумрачного, бездонного и безразличного, настолько несовместимого с самой его природой, была глубже, чем он мог осознать рассудком, и чувствовал лишь бесконечный ужас и отвращение, словно уже ощущал, как поглотит и его самого эта холодная пустота, стоит лишь соприкоснуться с нею еще раз. Пламя извечное, куда они в конце концов идут-то? Неужели в эту свою шахту именно по этой тропинке ходили, ведь говорили же что тропа нехоженная еще с давних времен... Или учуяли нас и решили сцапать? Непохоже, в деревне они шли как лодка на веревке - по определенному маршруту, не отклоняясь. Неужто угораздило нас отправиться по той же тропке что ведет к этой проклятой шахте?!

- Быстрее! Догонят же!  - может и не стоило беспокоиться за шкуры Мора и его приятелей, которые так явно собирались пересчитать ребра Марвину и из них обоих ремней нарезать. Но когда на всех, пусть даже изначально враждебных друг другу,  участников некоего действа, как снег на голову сваливается необходимасть удирать от какой-то третьей стороны - то удирают они почему-то вместе. Да и как тут иначе, когда один то и дело спотыкается, второй скользит, третий проламывая ногой наст вязнет по щиколотку, и четвертый, скользит грациозно как танцор, пока не впечатается лбом в поворот стены, или не забалансирует руками у опасного края слишком круто повернувшей тропы.

- Куда... дальше.. - пропыхтел кто-то сзади, крякая и ухая.

Резонный вопрос. Келгар был в этих краях так давно, что с трудом мог бы опознать дорогу даже днем, а уж сейчас... Попытки вспомнить какие тропы тут вообще были - не приводили ни к чему. Он даже не представлял, сколько они уже пробежали, и в какую, собственно, сторону - извилистое и разветвлявшееся ущелье сбивало ориентиры даже у местных, что уж говорить о них, пришлых, да еще и среди ночи...

Тропа обогнула  наклонный выступ, похожий на нависший над ущельем клюв громадного попугая, оборвалась нешироким уступчиком, продолжилась на фут ниже - длинным, гладким карнизом заканчивавшегося где-то за пределами поля зрения, в темноте. Очевидно, было землетрясения, и тропа вместе с частью склона съехала вниз, но теперь по ней не то что бежать, по ней едва можно было ползти боком, прижимаясь пузом к скале и не глядя вниз. И тропа эта, теперь Келгар не сомневался - была та  самая, на которую никак нельзя было ступать. Внизу, на провалившейся дорожке, даже в неверном тусклом свете луны ярко белели вбитые через каждые несколько ярдов белые камни, некогда обозначавшие для пешеходов безопасный край. Где-то на извилистых расщелинах они с Марвином все-таки свернули на ту сторону, которая вела к шахте. К шахте, мать ее...

- Чего встал! - разбойник задыхался, ткнул замешкавшегося охотника кулаком в бок, не столько для того, чтобы ударить, сколько подпнуть дальше, или сдвинуть с дороги.

- Туда нельзя... - начал было Келгар, но тут же был перебит воем

- А не насрать ли?

На уступ выскочил Марвин, бежавший следом, тут же за ним вынырнул из-за поворота Мор, и, налетев на обоих едва не столкнул всех троих вниз, в темноту, куда из-под их ног скользивших на краю уступа посыпались мелкие камешки.

- А--а-а

-А..

-Ыыы

-
Невнятная мешанина голосов, голов и рук, цепляющихся за выступы скалы, куртки, рукава друг друга, сплелась в клубок, который каким-то образом удержался на краю, и расцепился, все еще удерживаясь кто за что попало и  озираясь с видом затравленных крыс.
- Тропа! Она идет в шахту, а эти, как раз туда и идут! - провыл наконец Келгар, пытавшийся донести до своих  спутников то, что обычно выражается простым словом, рифмующимся со словом "конец", который нам.
- Какая шахта! Зачем? - рявкнул кто-то, кажется Мор, но тут же чей-то на удивление спокойный голос, видимо слышавший что-то о местных неприятностях произнес задумчиво
- Каторжники Сай-Ларской шахты? Атаман! Это наверное те, про которых нам как-то раз рассказывал Тэм, помнишь?
- Ну и что нам теперь прикажешь делать?
- Туда! - просипел неожиданно Инир, которого совсем было прижали к скале, чуть ли не расплющив весом четверых мужиков, не желавших свалиться с уступа. - Там! Пещера! Там можно спрятаться!
Чем хороша безвыходная ситуация - так это отсутствием лишней болтовни - как в возражение так и в похвалу прозвучавшей идее. Тем более, что до выемки в скале, которую углядел Инир чуть выше и правее них по склону - было не так уж высоко - подсадив друг друга вполне можно было подняться туда куда быстрее, чем с риском свалиться  пытаться перепрыгнуть на просевшую тропу и ползти по ней прямиком к месту пикника неупокоенных, а других путей не было и в помине.
Тем более, что шепот и шелест становились все слышнее, и мертвенный холод, от которого они, казалось, оторвались, снова пополз по жилам.
- Догоняют... -сипнул кто-то
- Давай на плечи, Марвин! - Келгар пригнулся, протягивая руки над головой, с тем, чтобы подсадить барда наверх. Не сговариваясь, рядом Руди подставил шею Иниру. Полезли один за другим, подняв наверх вначале Марвина с Иниром, потом Мора, потом Келгара, вскарабкавшегося на спину Руди, а потом и самого Руди, для чего пришлось втроем держать за ноги Инира, свесившегося почти целиком наружу, и ухватившего приятеля за руки.
Пещера-не пещера или расщелина - оказалась неожиданно просторной, во всяком случае здесь вполне хватило места всем пятерым, и была, вроде бы достаточно глубокой, но под ее каменный свод не заглядывала луна, и  царила такая непроглядная тьма, что не было видно даже собственного носа, и высмотреть где она оканчивается было невозможно
Зато было видно снаружи - кое-как различимый в темноте уступ, провал, продолжение осевшей тропы, уходящей дальше по ущелью, и пятеро беглецов не успели не то что оглядеться, но даже отдышаться, когда Руди, только что втянутый наверх, все еще опиравшийся на одно колено, и руку Келгара, чтобы встать, издал какой-то невнятный звук, тут же оборванный сжавшимся как в судороге горлом. Не ахти какой сигнал, но и его оказалось достаточно, чтобы все пятеро не только затихли и почти перестали дышать.

Внизу, на освещенном луной склоне, проходили они. Серые фигуры, скользившие попарно, ровным, понурым строем, так близко, что невнятный шелест, сопровождавший каждый их шаг, стал тразличим, и Келгар поежился, распознав в этом шелесте то, чем он был раньше - тяжелым, мерным позвякиванием цепей, в такт шарканью десятков устало волочимых ног.
Они шли мимо. Пятеро беглецов не смели даже вздохнуть с облегчением, из опасения,что кто то из призраков почует их присутствие. Но те все шли и шли, казалось бы, не обращая ни малейшего внимания ни на что вокруг, тяжело волоча ноги и едва заметно раскачиваясь на ходу, словно от встречного ветра.  Бесконечная пустота и холод, окружавшие их  заполняли пространство, расползались, проникали в души случайных свидетелей, охватывали их целиком, безжалостно поглощая последние проблески тепла, и  медленно, но неумолимо  затягивая в глубину собственной бездны.
- Нет... - придушенно пробормотал Келгар, у которого звенело в голове, горло сжималось, и грудь сдавливало так, словно на нее, как на бочку, набили жестких медных обручей. Внезапно он понял, отчего его так душит, накрывает отчаянием, безнадежностью, манит бесконечным покоем пустоты и холода.- Они зовут! Зовут с собой!
Его руки нащупали слева чью-то ладонь, справа чей-то локоть, и он сжал их с такой силой, что владелец локтя вскрикнул, а обладатель ладони - точно так же стиснул в ответ его кисть, и их пальцы переплетясь, до боли вцепились друг в друга, словно в последнюю опору на земле. И внезапно безнадежное отчаяние, скользнувшее было в голосе охотника уступило место неожиданно окатившей волне такого обжигающего жара,  точно где-то внутри, в душе, не позволяя зову призраков высосать ее из тела, полыхнуло живое пламя, прокатившееся по всему телу, заполнившее мозг и ярко вспыхнувшее в глазах, уже начинавших было бессмысленно стекленеть. Он резко вдохнул, задыхаясь от этого жара и упиваясь им, и словно бы впервые, ясно увидел мир, с которого слетела окутывавшая их пелена наваждения. Увидел он и глаза своих спутников, в которых как и у него - остатки самосознания боролись с мороком, и аж взревел от ярости и отвращения, что было сил тряхнув тех, в кого успел вцепиться.
- Да пошли вы н....р, е...ь вас через пень во все дыры каленым штопором! Хрен ишачий вам, а не мою душу, погань дохлая!
Грязная ли брань, усиленная яростной экспрессией, рокотавшей в его голосе, пробудила соседей,  или они тоже успели осознать жуткий зов призраков, буквально высасывающий души из тел, но пожелание охотника мгновенно подхватил чей-то осипший голос, которому поддакнул неуверенный поначалу, и тут же окрепший голос Мора, и лишь быстро вернувший обычную рассудительность Инир проорал так, что заложило ухо
- НАЗАД!!!  
как раз в тот момент, когда проходившие прямо под ними последние пары призраков, внезапно подняли, поворачивая к ним безглазые лица, словно вылепленные из серого тумана.
- Вашу ж бабку.... - с чувством выдохнул Руди откуда-то слева. Охотник, которого дернули сзади за куртку,  попятился, едва не наступив на чью-то ногу, и через мгновение все пятеро ломанулись в темноту пещеры, не слишком представляя - есть ли там вообще куда ломиться, или они сейчас упрутся в стену, а за ними над тропой поднимутся закрывая выход размазанные силуэты...
- Сюда! - вопль Инира, рванувшегося назад прежде всех, и оказавшегося впереди, показался высоким, точно голос ребенка или кастрата. Пещера словно бы сужалась, уходя куда-то вглубь и вниз, так, что ноги сами понесли вперед, как с горки, прежде чем ударило под солнечное сплетение ощущением провала куда-то вниз. Слишком поздно осознали они, что уклон становится слишком крутым, и бег сейчас превратится в падение, кувырком, туда вниз, и куча-мала, повалившихся друг на друга тел, хоть и замедлила падение, но не в силах была остановить его.
И они падали. С утробным ором, и руганью то кувырком, рискуя сломать хребет, то скользя на пузе или ногами вперед, то по отдельности, то вповалку, слепо ударяясь то друг об друга и налетая на  каменные стены непонятно куда ведущего уклона, превратившегося теперь в настоящий тоннель, чересчур тесный для возможности установиться поперек, растопырив конечности и затормозить падение.
Падали, казалось, целую вечность, все ниже и ниже, где в круговерти тычков, ударов, неконтролируемой мешанины тел среди непроглядного мрака исчезло само понятие о том, где верх, где низ, и куда их собственно они летят, пока сокрушительный удар не оборвал этот хаос и не наступила тишина.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Июл 17 2018, 23:38
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
36

Пока бежали от призраков, единственной мыслью Марвина была: "Я не хочу!" Бард отчаянно не хотел вообще знать никогда ни о Маттене, ни об обвале, ни о зловещих тенях. Не хотел быть здесь и сейчас на этой проклятой дороге, не хотел бежать, спотыкаясь и матерясь, следом за Келгаром и разбойниками, в морозную тьму, не хотел быть Марвином, не хотел испытывать этот всепоглощающих страх... не хотел, но кто же его спрашивал?
Попав в спасительную пещеру, бард, задыхаясь, привалился к ледяной стене и попытался хотя бы немного прийти в себя, когда почувствовал, что все его страдания могут закончиться прямо сейчас. Не надо бежать, не надо бояться. надо просто пойти к теням навстречу. Мысль была настолько простой и ясной, что Марвин даже удивился, чего это он не подумал об этом раньше, и собрался было просветить всех остальных, когда его почему-то стали трясти, а затем снова поволокли. Марвин посопротивлялся немного, а потом почувствовал, как прежний страх вновь охватывает его с возрастающей силой. И больше уже тащить барда было не нужно. С отчаянным воплем Марвин ломанулся вглубь пещеры, и этот вопль превратился в поток брани, когда бег сменился падением. Бард уже не разбирал, на что он наталкивается - на товарищей по несчастью, или на каменные выступы не самого удобного в мире спуска.
Упал Марвин, можно сказать, удачно: на что-то мягкое. Правда, сверху его придавило немного, он получил по уху и по спине парочку ощутимых ударов, но по сравнению с миновавшим его ужасом это было почти приятно.
- Все живы? - спросил бард темноту. Двое, определенно, были живы: тот, на кого упал бард, и тот, кто упал на барда - они шевелились.
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Июл 18 2018, 01:05
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
37

За свою разбойничью жизнь Мор чего только не навидался и чего только не успел услышать. Но никогда еще с ним не случалось такого, чтобы вот так, посреди дороги, откуда ни возьмись, на него поперли из темноты привидения. То, что это - привидения, Дарри понял как-то без длительных разъяснений и представлений. От такой жути совсем не стыдно было убегать сломя голову, забывая и о статусе главаря, и о том, что нужно выглядеть героем в глазах остальных разбойников. Да что там статус, Дарри и о бардишке позабыл, а ведь именно из-за него он и притащился сюда.
В какой-то момент Дарри даже показалось, что все напрасно: ему не убежать, не выжить, твари его настигнут и...
Вот в этом незавершенном "и" скрывался самый главный страх. И - что? Сожрут? Превратят в такую же тень? Уволокут в зловещее подземелье и будут мучить?
Неопределенность была, пожалуй, самым страшным во всей этой безумной гонке. Удирать непонятно от кого непонятно куда... но удирать было необходимо, и Мор прекрасно это осознавал всем своим существом.
Но, даже находясь в состоянии, близком к помешательству от страха, Мор все же не мог не восхититься тем многообразием ругательств, которыми сыпал несущийся рядом Рудди. Немногословный в любой ситуации разбойник внезапно разговорился. И фразы, вылетавшие из его рта, были такими разнообразными, яркими и впечатляющими, что порой Мор не знал, что сильнее: его страх или восхищение бранью Рудди.
Когда падали в темную пещеру, бардишка попытался тоже что-то повякать, но его кваканье и близко не могло конкурировать с великолепием образов, используемых Рудди.
Шмякнувшись на твердый пол, Мор стоически перенес падение на него еще нескольких тел, после чего кое-как стряхнул их с себя и поднялся. Вокруг царила непроницаемая тьма.
- Где это мы? - задал Мор глупый вопрос, игнорируя не менее глупый вопрос менестрелишки. Судя по раздающимся из тьмы звукам, живы были все. Только Инир как-то глухо стонал.
- Инир? - позвал его Мор, пытаясь нащупать в темноте хоть какой-нибудь ориентир вроде стены или выступа.
- Атаман... - еле слышно прохрипел Инир. - Кажется, я ногу сломал...
- Я сейчас! - Мор наощупь побрел туда, откуда ему слышался голос Инира. - Да где ты, чтоб тебя...
Дарри прикусил язык, решив не поминать в этой темнотище баргестов и гроганов. Он внезапно сделался чрезвычайно суеверным.
- Инир! - рявкнул он, обшаривая во второй раз каменный пол вокруг себя. - Ну ты где?
- Да здесь я, - голос Инира был совсем близко.
- Погоди, атаман, - голос Рудди прозвучал гораздо отчетливее, чем голос Инира, затем раздался шорох, треск разрываемой ткани, и темнота вдруг отступила, являя перед главарем разбойников небольшой кусочек подземной шахты, явно созданной человеческими руками. Стены шахты были выдолблены, пусть и не самым аккуратным образом, но все же выдолблены, а кое-где и укреплены. И, пока не погас зажженный Рудди огонь, Мор успел разглядеть на стене торчащий факел.
- Посвети-ка мне еще, Рудди, - попросил Мор. Когда огонь вспыхнул вновь, главарь проворно схватил со стены факел и, стараясь не дышать, осторожно поднес добычу к догорающей полоске ткани, которую зажег Рудди. Несколько долгих и мучительных мгновений прошло, прежде чем факел вспыхнул, освещая вокруг беглецов довольно большое пространство. Мор насчитал всего троих спутников, и Инира среди них не было.
Что происходит, где ты, Инир?! - заревел Мор.
- Да здесь... - донеслось будто бы из-под земли.
Только теперь Дарри заметил невысокий колодец, расположенный немного в стороне от того места, куда они все недавно упали.
- Только не говори, что ты в колодце, Инир, - простонал Дарри, подходя и склоняясь к колодцу. - Только этого нам еще не хватало.
Из колодца донесся тяжкий вздох.
- Встать-то хотя бы можешь? - Дарри посветил факелом в колодец. Он был достаточно глубоким, но, слава Дюжине, воды в нем, насколько разбойник мог разглядеть, не было.
Возня, последовавший почти сразу звук падения и резкий крик были весьма исчерпывающим ответом на заданный вопрос.
- Мы тебя вытащим, Инир! - уверенно крикнул Дарри, а затем обернулся к своим спутникам. - Ну? Чего таращитесь, олухи? Помогайте! Его надо скорее достать оттуда!
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Июл 26 2018, 03:40
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
38

Само по себе - падение с баргестам ведомо какой высоты, по крутому склону - вещь малоприятная. Удар о нечто похожее на каменный пол - еще неприятнее. А вот когда на тебя при этом сверху валятся еще двое, понимаешь, что "неприятно" все же недостаточно емкое словцо, но подыскать нужное - не получается, потому что кажется стоит лишь разжать зубы и твои кишки через рот вылезут, выдавленные из брюха навалившейся сверху тяжестью. А уж когда эта самая тяжесть еще и одушевленная - чего-то бормочет и ворочается (ворочается, отметим, на твоей собственной спине, вдавливая тебя при этом в каменный пол, и проделывает это похоже весьма комфортно, не собираясь слазить), да еще когда вокруг темно, и копошащегося сверху можно опозанть лишь по голосу, то желание заняться лингвистическими изысканиями и вовсе исчезает напрочь.

Так что на вопрос Марвина, который наконец-то скатился с келгаровой спины, сбросив попутно еще кого-то, членораздельного ответа не последовало, зато обнаружилось, что наконец-то способен дышать, и это открытие вдохновило даже пошевелить вначале руками, потом ногами, потом головой, и, убедившись, что все перечисленное, как ни странно, все еще в наличии и целое - попытаться приподняться на четвереньки.

И тут же закашляться до тошноты, пытаясь выхаркать длинную, грязную прядь собственных волос, забившуюся в рот так глубоко, точно задалась целью удушить своего обладателя, надсадно выкашливая нечто, явно малоцензурное, а на странном языке, походившем на причудливую смесь дартского выговора, с его жестким звучанием согласных и гортанными ударениями, с каким-то аспарским диалектом, с характерными для них певучими гласными и протяжными щипящими.

- Ssikh'i'm ...ne'sliv'i.... var'ıni yo'xunu'..... Ssikh'i'm...... bu dunya'nı'n..... eh'ti'ba'rını.... Тьфууууу! -

Облегчение от первого полноценного вдоха было таким сокрушительным, что охотник снова ткнулся мордой в каменный пол, переводя дыхание, и когда поднял голову - не сразу понял, что происходит. Вокруг было черным-черно. Не просто темно, а непроницаемо черно. Келгар помахал рукой перед самым лицом, и не увидел ничего. Пощупал собственные глаза - но они были открыты. Казалось - он ослеп. И пока пытался укротить непредвиденный приступ паники, шарил руками по полу, по воздуху вокруг, не вслушиваясь при этом в смысл что-то взволнованно говоривших рядом голосов - неожиданно поразился тому, как странно глухо они звучат.

Резкая, после абсолютного мрака вспышка, полоснула по глазам, заставив зажмуриться, и прикрыть их ладонью. Третий разбойник приподнял горящую полоску ткани, которую только что, судя по всему, оторвал от собственных штанов и поджег при помощи кремня и трута, и вид факела заставил Келгара изумленно распахнуть глаза. Нет, он конечно знал, что господа разбойники - народ запасливый, но чтобы настолько? Сама по себе идея носить при себе факел была не так уж плоха, если тот короток настолько, что можно подвесить его к поясу или за спину. Но тот, который держал Мор был самый что ни на есть полноразмерный, с когда-то добротной, а теперь рассохшейся по длине, длинной и толстой рукоятью. Оставалось только гадать - где он до сих пор его прятал. Догадки предпочтительнее было не озвучивать, ради собственного же благополучия. Поэтому, кое-как поднявшись на ноги, и высмотрев среди смутных силуэтов, обозначившихся в оранжевом сумраке - Марвина, охотник принялся отряхиваться, ощупывая карманы, и озираясь по сторонам.

Да-а, это явно не была пещера. Стены и потолок, в том небольшом пространстве, которое осветил факел, были стесаны слишком грубо и колко, чтобы можно было предположить, что этот проход проложили, как это часто бывает в горах, тающие ледники, они были вырублены явно человеческими руками. Но как такое может быть? Что за рукотворный чулан, где-то в недрах извилистых западных отрогов Драконьих гор да еще невесть на какой глубине? Или... нет, скорее не чулан, а коридор какой-то - свет факела смутно освещал потолок и две противолежащие стены по бокам, зато в две другие стороны уходил ни на чем не задерживаясь и проваливаясь в безднную темноту. И какого...

От этих мыслей охотника отвлек вопль Мора, в чей встревоженный голос он до сих пор не вслушивался, и  только теперь сообразил, что тот говорит с человеком, которого с ними рядом нет, а звучит он...

- Ух, мать моя земля, это еще что такое? - Келгар наклонился над зевом колодца, и присвистнул. - А парню повезло, что вообще шею себе не свернул. Ты видать в рубашке родился, приятель. Ногой-то двигать можешь?

- Н-нет - сдавленно донеслось снизу, после секундной заминки, в течение которой Инир явно попытался проверить вопрошаемое, и теперь скрипел зубами от боли.

- Веселенькое дело - резюмировал охотник, выпрямляясь, и критически оглядывая себя, своих спутников, и факел Мора, пытаясь сообразить - насколько его хватит. Болванка на нем прогорела едва ли на осьмушку, а прикручена была на совесть, и, хотя нещадно коптила, но запаха масла он не ощущал, как не принюхивался, на пропитку основы пошла явно одна только смола. Вот и гадай - только ли традиционная сосновая, и тогда у них в запасе чуть меньше часа, или смесь этих самых смол, и тогда наверное час с небольшим. Негусто, учитывая, что они провалились в какую-то пещеру, где факел может погаснуть попросту от недостатка воздуха.

Впрочем, эта мысль улетучилась так же, как и появилась. Раз уж они сюда провалились, значит и воздух сюда пробирается. А может быть, судя по колодцу - не только воздух, но и вода? Хотя нет, воды не было видно, да и парень там внизу заикнулся о том, что намок. Как же его, интересно, теперь вытаскивать?

- Умеешь ты, Мор, однако, задачки задавать. - Он в задумчивости поскреб щетину, разглядывая зев колодца, неровный, весь в грубых поперечных зазубринах со странно отшлифованными краями. Так бывает, когда рубцы камня шлифует вода, исправляя топорную работу человека, но где это видано, чтобы в колодце - верхний край отшлифован был, точно устье водостока? Ширина его, впрочем, едва ли позволяла пролезть двоим людям сразу, разве что обнявшись точно сросшиеся уроды-близнецы. Невелик, в таком случае, выбор.

- Веревка есть у кого-нибудь? - без особой надежды поглядел он на точно так же озадаченных спутников. Вот когда стоило помянуть недобрым словом этот сбежавший травяной мешок, утащивший в притороченной к седлу сумке не только веревку и фляги, но и кучу всяких мелочей, которые бы сейчас ох как пригодились бы.

- У меня - придушенно донеслось снизу, и все не сговариваясь наклонились над дырой.

- Чего?

- У меня, говорю. Есть веревка. Но я не знаю, как ее к вам туда поднять.

- Можешь привязать ее к какому-нибудь камню и бросить сюда? - с надеждой посоветовал Руди

- Нет тут камней. Гладко все. - простонали снизу. - Тут откуда-то сыростью тянет, дыра какая-то, справа, но я дотянуться не могу

- И не тянись - буркнул Келгар недовольно. Ну что за привычка у людей во все неизвестное руками соваться? Можно подумать они у них отрастают как хвосты у ящериц, и в случае чего, будет не жалко - Кто его знает, что за дыра и что... ты там нащупаешь.

Конец его фразы звучал принужденно, явно свидетельствуя о том, что "что ты там нащупаешь" было придумано наспех, вместо едва не вырвавшегося "что оттуда вылезти может". Незачем было панику наводить или самому паникером прослыть.

- Надо кому-нибудь спуститься вниз, и выбросить наверх веревку - решительно резюмировал Руди, выпрямляясь.

- Ага, по этим стенкам спустишься. - охотник провел ладонью по скользким краям неровного внутреннего зева - Здесь и кошка не удержится, не то что человек. Веревка нужна, чтобы спуститься, а где ж ее взять? Это вон в байках только бывает - разодрал рубаху на полосы, связал да спустился, а на деле думаешь полоска холста, да еще поношеного, вес взрослого мужика удержать может? Жгутами разве что скручивать, но тогда и всех четырех рубах по длине не хватит. Щеголя бы нам сюда какого, в плаще на аспарском шелку, а то ведь из курток да штанов наших ничего путного не навяжешь.

Замечание было вполне резонно и разбойник хмуро кивнул. Хотя Руди бы с радостью пожертвовал и курткой и штанами, даже рискуя замерзнуть к кельпи, насмерть, суровой магнарской зимой - он не мог не признать, что засаленные, пожженные куртки, продубленные всеми ветрами и непогодами, да штаны из оленьей или лосиной кожи на шерсти - поношенные и вытетые - были не лучшим материалом для изготовления веревок - слишком жестким да неподатливым был такой материал, чтобы можно было положиться на прочность связанных из него узлов.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Июл 28 2018, 08:41
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
39

Чуткое ухо барда не могло пропустить странных слов, сказанных Келгаром - даже несмотря на то, в каком отчаянном положении они все сейчас находились. Марвин не считал себя полиглотом, но мог с легкостью отличить аспарский от логрийского, знал несколько ругательств на наречии норкингов, и сейчас мог бы поклясться, что такого языка, на котором ругался Келгар, он никогда не слыхал.
Вспыхнувшее пламя осветило пещеру, и бард, вместо того, чтобы оглядываться и пытаться понять, куда это они угодили, спасаясь от теней, уставился на Келгара так, словно видел его впервые.
"Интересно, откуда он родом, - пронеслось в бардовой голове. - Кажется, он говорил... или не говорил... надо будет спросить. Занятный язык и ругательства, видимо, крепкие. Надо будет их запомнить".
Тем временем в пещере началось обсуждение, как вытащить угодившего в ловушку Инира. Марвин едва удержался от ехидного замечания - мол, так разбойнику и надо. Память о том, как Инир волок его за шиворот, словно нашкодившего кота, была еще слишком свежа. И бард молчал, глядя то на одного, то на другого говорящего, слушая, как они предлагают заранее обреченные на провал идеи по вытаскиванию Инира. Молчал и надеялся всей душой, что разбойник навсегда останется в колодце, где и помрет в конце концов, раскаявшись на последних уже вздохах в том, как отвратительно вел себя с бардом... Вот бы и Мора еще туда к нему за компанию сбросить. Марвин потрогал левую скулу и поморщился. У главаря была очень тяжелая рука, а впридачу к ней еще и куриные мозги. Ну вот чем Марвин виноват? Всего лишь передал просьбу Корнелии. В том, что она почему-то решила оставить чудовище в живых, бард уж точно никакого участия не принимал, неужели так сложно это понять? Так нет же, гнался за Марвином по морозу... такую энергию да в нужное бы русло. Но какое может быть русло у разбойника? Грабить-убивать.
Тихий стон вдруг донесся до Марвина сквозь шум голосов, и бард невольно вздрогнул. Звук точно шел не из колодца, где томился несчастный Инир. Липкий пот выступил на Марвиновом лбу, а по рукам и ногам пробежались колонии мурашек.
"Неужели эти нас догнали?" - паническая мысль метнулась в бардовой голове и, испугавшись самой себя, тотчас сжалась в уголке сознания дрожащим комочком.
"Надо уходить. Куда угодно. Нельзя стоять на месте", - интуитивно понял Марвин и бросился было к остальным, чтобы сообщить им это, но внезапно осознал, что без Инира они отсюда не уйдут. На Мора с Рудди барду было плевать, но и Келгар не уйдет, и поэтому...
Марвин тяжело вздохнул. Справедливость не восторжествовала.
- Да зачем вам спускаться вниз за веревкой? - проговорил он негромко. - Разорвите рубаху, свяжите ее, опустите вниз, Инир привяжет к ней свою веревку - и тащите ее себе на здоровье.
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Июл 30 2018, 00:20
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
40

Положение казалось серьезным. Как вытаскивать Инира, если веревка есть только у Инира? В проклятой шахте не было ничего, что могло бы хоть как-то помочь. Но уходить без Инира, когда он еще живой там, внизу - было невозможно. Колодец был настолько узким, что, окажись Мор внизу, он попробовал бы выбраться, упираясь ногами и руками в противоположные стены - но Инир так не сумеет, раз он даже ступить на ногу не может.
Мор почувствовал себя волком, угодившим в капкан. Неужели придется отгрызать себе лапу, чтобы освободиться - то есть, оставлять Инира на произвол судьбы, чтобы спастись самим? Как человек, Мор был категорически против. А вот как главарь - осознавал, что две смерти хуже, чем одна, и был уже очень близок к тому, чтобы произнести вслух то, о чем подумал.
Спасительная идея прозвучала под сводами шахты так неожиданно, что Мор не сразу сообразил, кому она принадлежит. И, лишь обернувшись, понял, что гениальная в своей простоте мысль озарила именно никчемного бардишку. Дарри во все глаза уставился на Марвина, а лицо разбойника при этом вытянулось от удивления - получилась настолько уморительная гримаса, что, имей разбойник возможность увидеть себя в этот момент со стороны - покатился бы со смеху.
- А ведь верно! - проговорил, наконец, Дарри. - Это же так просто поднять одну веревку при помощи другой!
"И почему не мне пришла в голову эта простая мысль?" - недоумевал Мор, старательно разрывая на полоски рубашку Рудди. Сам Рудди занимался тем же, и выражение лица его было спокойным и сосредоточенным, а движения - быстрые и четкие. Словно он находился не в шахте, куда в любой момент могли заявиться призрачные тени, а где-нибудь в разбойничьем логове, в абсолютной безопасности. Дарри не мог похвастаться таким же спокойствием - ему поневоле представлялись пошатывающиеся тени, нереальные, неестественные, медленно приближающиеся... И чем ярче главарь их представлял, тем быстрее мелькали его руки, связывая полученные полоски ткани в веревку.
Когда веревка была готова, Дарри обвязал один конец вокруг своей руки и сбросил вниз остальное.
- Лови, Инир! Привяжи свою веревку к моей! - крикнул Мор. Из колодца донесся тихий стон.
- Что ты разнылся?! - возмутился Дарри. - Не стони, бери веревку и привязывай ее! Постонешь, когда мы тебя вытащим, а пока - действуй!
Мор выждал несколько секунд, но из колодца больше не донеслось ни звука.
- Что молчишь, гаденыш?! - крикнул Дарри. - Ты со мной лучше не шути! Привязал?
- Привяза-а-а-а-ал... - донесся протяжный, скрипучий, противный голос. Голос, который вряд ли мог принадлежать Иниру. В нем была какая-то странность, но какая именно, Мор никак не мог понять.
- Инир?! - позвал главарь темноту.
И вдруг из колодца раздался истошный крик Инира:
- Бегите, ребята! Бегите!.. Скорее! Здесь... - голос разбойника оборвался с  каким-то странным, хлюпающим звуком. Ненадолго воцарилась тишина, а затем из колодца снова послышался прежний скрипучий, неестественный голос:
- Привяза-а-а-ал...
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:17
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
41

Келгар, не поленившийся кинуть на Марвина чуть ли не восхищенный взгляд, и устроившийся у бортика колодца, в ожидании, когда надо будет поучаствовать в извлечении “улова” из колодца, размеренно счищал с куртки грязь, протирая ее рукавом, и от неожиданного вопля, дернулся так, что едва не потерял равновесие и не полетел туда же.
Отпрыгнул, оглядываясь на черный зев с каким-то недоверием во взгляде, и содрогнулся - настолько это скрипучее, тягучее, отдающее какой-то странной насмешкой нечто не походило на голос разбойника, звучавший лишь несколько мгновений назад.
- Какого… - начал было он недоуменно, и поежившись сделал еще полшага назад, поравнявшись с остальными, и не решаясь ни на кого поглядеть.
- Что за хрень с … это так бывает при сломанных ногах?
Он и сам не понял, что договаривал уже куда тише, почти шепотом, со странной неуверенно-вопросительной интонацией, словно сам не верит в то, что говорит, но готов сейчас поверить во что угодно, если это “что угодно” будет хоть немного более обнадеживающим, чем та странная, тупая дрожь, словно застывшая где-то под собственным хребтом.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:18
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
42

* совместно с Дарри Мором
Заминка у колодца вызвала у Марвина нехорошее предчувствие. Может, несчастный Инир уже успел потерять сознание, пока тут длилось совещание по его спасению? Тогда достать бедолагу будет гораздо сложнее. Но, услышав, как разбойник сипит что-то из колодца, бард с облегчением выдохнул – жив.
Странный голос не показался Марвину подозрительным. Правда, бард почувствовал необъяснимый страх, но не связал его с голосом разбойника. И без того в этой трижды проклятой шахте было чему пугаться.
- А раз привязал, то чего ждать-то – тяни, - посоветовал Марвин Мору, осторожно заглядывая в колодец. Оттуда тянуло сыростью и гнилью, да еще факел вдруг ни с того ни с сего начал чадить, заморгал и, похоже, всерьез решил погаснуть.
Резкий крик заставил барда отскочить на несколько шагов от колодца.
- Чего это он? Может, головой ударился, пока падал, а? – испуганно спросил Марвин, ни к кому конкретно не обращаясь. – Не орал – не орал, лежал себе спокойно – и вдруг ему резко больно стало?
Услышав во второй раз сиплый голос, Марвин передернулся всем телом – до того он был неприятным, будто ножом водили по стеклу.
«Может, Инир от скуки нас дурачит?» - подумал Марвин с надеждой. Это было бы самым лучшим исходом дела. Несмотря на недавнюю стычку, бард сейчас обрадовался бы Иниру как старому доброму приятелю.

Дарри тоже чувствовал все нарастающий страх, но усилием воли подавил в себе желание дать немедленно деру прочь от этого дурацкого колодца с его непонятным звуковым явлением.
- Инир?! Что происходит? – преодолевая желание заткнуться и быть как можно дальше от этого колодца, спросил Мор. – Ты там жив?
- Жив, - немедленно отозвался Инир чужим голосом. – Инир… Жив…
Дарри почему-то очень не хотелось вытаскивать обратно из колодца брошенную туда веревку, хотя чем могла быть опасна простая веревка?
- Я тяну! – выкрикнул Мор, больше для того, чтобы подбодрить себя, чем для того, чтобы оповестить окружающих о своих действиях.
И потянул веревку наверх, медленно и не торопясь, словно она была из тонкого стекла и могла в любой момент разбиться.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:36
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
43

- Б-б-б… ….- невнятное мычание охотника сошло бы и за оборванную в самом начале ругань, но на деле -объяснялось лишь тем, что ему пришлось до хруста в челюсти сжать зубы, чтобы спутники не услышали, как они застучали друг о друга. Он и сам не понимал, что такого жуткого, могло тут быть, чтобы заставить его, его - вот так вот трястись? И отчего? От страха? Да ведь не только. А отчего тогда?
Он так и не разобрался, слишком уж глубоким, почти интуитивным было ощущение, мерзкое, противное ощущение, холода, липкого холода, и почему-то какой-то тухлой вони, хотя на самом деле в воздухе ничем не пахло. Настолько глубоким, что его передергивало и трясло, тогда как сформулировать - отчего именно, он бы так и не смог. Зато кое-как смог заставить себя подойти снова к колодцу. И тут же словно стальными щипцами кто-то сжал кишки и принялся накручивать их, как лапшу.
Хотел было сказать “Поосторожнее” да не смог. Язык словно прилип к небу, а горло словно охватили “логрийским воротником” -(узкая полоска сырой кожи, снятой с еще теплого животного, которую туго накручивали на шею казнимого. Остывая и засыхая, полоска сокращалась и сжималась, впиваясь в шею, и медленно удушая жертву)
Снизу донесся шорох, потом что-то влажно хрустнуло, и послышалось нечто невнятное, похожее на чавканье.
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:37
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
44

Движения Мора казались Марвину чересчур медленными, но поторапливать вспыльчивого разбойника бард не стал. Веревка тянулась и тянулась, узелок за узелком появлялся из колодца, и Мор наматывал ее себе на руку. Размеренность его движений нагнала бы на барда сонливость, если бы не зловещая обстановка. В конце концов Марвину надоело смотреть на атамана, и он стал разглядывать остальных. На Рудди смотреть было неинтересно – он замер в одной позе: руки сложены в замок на груди, ноги слегка расставлены, лицо не выражает никаких эмоций – статуя, а не человек. А вот Келгар, наоборот, весь дрожал – Марвин даже интенсивно поморгал, чтобы убедиться, что ему эта дрожь не померещилась. «Чего это он? Неужели так нечисти напугался? Он ведь их почти жалел, когда увидел – там, в таверне. Ничего не понимаю…».
Лезть с расспросами к Келгару бард не стал, боясь услышать нечто такое, от чего сам не просто задрожит, а вовсе свихнется от страха. И Марвин продолжил пялиться на веревку.
- Что за хрень? – Марвин уставился на непонятную субстанцию, покрывавшую веревку. – Это что – кровь?
Но та дрянь, которая налипла на веревку, на кровь была меньше всего похожа. Создавалось впечатление, что веревка побывала в болоте, откуда ее теперь вытащили, и вся пропиталась протухшим, склизким илом.
- Чем это он умудрился выгваздать веревку, а? - Марвин подошел поближе. – Ну и противная же штука!
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:39
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
45

Мор накручивал веревку себе на руку и меньше всего его интересовало, чем Инир мог вымазать ее. Да мало ли чем! Хоть грязью, хоть кровью – не все ли равно. Вытащить бы его уже поскорее. Но когда прикоснулся к облепившей веревку темной слизи – весь передернулся от отвращения. Темная гадость прилипла к рукам, и Мор едва сдержал порыв швырнуть загаженную веревку обратно в колодец.
- Фу, Инир! – выкрикнул Дарри, тряся рукой. – Что это за шутки?! Зачем было пачкать веревку? Давай, обвязывайся, и мы тебя вытащим!
- Вытащим… - прошелестело из колодца. – Инир… хехехе… привяза-а-а-ал!
- Точно головой долбанулся, - неуклюже пошутил Мор, которому вдруг стало очень не по себе. – Ничего. Поднимем его – и я уж вправлю ему мозги на место… Ну что, приятель, обвязался?! Готов?
- Гото-о-ов, - просипел Инир и снова почему-то захихикал.
- Тогда тянем! – Дарри решил не обращать внимания на странности Инира. В конце концов, каждый имеет право слегка тронуться, свалившись с такой высоты. – Рудди, Марвин и ты, здоровяк – помогайте давайте. Я ж не железный – один тянуть этого идиота!
Веревка, пропитавшаяся слизью, скользила в руках, и Дарри несколько раз от души выматерился, пока, наконец, не убедился, что надежно ее ухватил, и она не выскользнет в самый ответственный момент.
Подъем Инира начался…
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:41
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
46

Келгар молча оттер Руди плечом, взявшись за веревку сразу после Мора, накрутив ее для надежности вдвое вокруг запястья и кисти. Веревка дернулась - очевидно за его спиной кто-то из двоих тоже взялся, но это его не шибко заинтересовало. Вот только поднимать его ему по-прежнему не хотелось. От хихиканья встали дыбом волоски на руках, точно приподнятые забегавшими под кожей мурашками. Хотя из колодца не тянуло мертвенным холодом, который сопровождал призраков, но вот тухлый смрад стал словно еще гуще, настолько, что охотник скривился, удивляясь, почему никто из спутников этого не замечает.
- Раз! - командовал тем временем Мор, и четыре пары рук слаженно потянули веревку. Перехватили.
- Два! - еще раз потянули. Вот что значит - синхронно работать - хоть Инир и не был из тщедушных хлюпиков, и веревка была натянута его весом как струна, а вот тянулось легко, как котенка выуживали.
- Три! Еще! Раз! Раз!
Веревка завибрировала, тем последним напряжением, которое бывает, когда груз поднят почти до самой точки блока (в данный момент блоком служил внутренний край бортика) и из темноты зева показалась рука, слепо ткнувшаяся в скользкий ребристый камень, зашарившаа по нему, и наконец ухватившаяся за верхний край.
Рука как рука. Обычная, человеческая. Перемазанная в какой-то дряни, с обломанными под корень ногтями, и глубокими, явно болезненными и многократно обкусанными заусеницами. Вот только скрутило нутро от ее вида, точно на вертел накрученное, и больше всего на свете захотелось отпустить эту проклятую веревку, чтобы и рука и ее обладатель шлепнулись обратно, и не подавали больше никаких признаков жизни. Идиотское, иррациональное желание, которому Келгар не находил ни единого объяснения, и начинал уже злиться. Неужто правы старейшины, утверждавшие, что не следует слишком долго вести такую жизнь, что это пагубно сказывается на душевном равновесии, и так далее… Уж не свихнулся ли, и не является ли это ощущение следствием того, что обычно кроется под таинственным словосочетанием “сдали нервы”?
Не хотелось выяснять.
Показалась и вторая рука. За ними голова, бледное лицо, на котором четким контрастом выделялись штришки реденьких усиков и пижонской бородки-ниточкой, длинные темные волосы, схваченные тряпицей на макушке, перемазанные в какой-то бурой слизи и прилипшие к щекам и шее, оставив на них грязноватые разводы. Руки по-прежнему лежали на бортике колодца, глаза с каким-то странно веселым блеском оглядывали поочередно всех четверых, когда и плечи показались наружу, и Руди, бросив веревку, оперся подошвой о борт и перегнулся вперед, протягивая ему руку
- Хватайся!
Инир, которого слегка покачивало на веревке, протянул свою, и вцепился видимо достаточно крепко, потому что даже терпеливый разбойник охнул, а потом просипел, сгибаясь под неожиданной после легкой веревки тяжестью.
- Еще раз! И поосторожнее.
Поосторожнее? Зачем? Келгар до сих пор так и не понимал, что в этом лице было не так, но ощущал это “не так” всем своим существом. И только теперь понял, точно в сознании зажгли свечу.
Нога! Инир же стонал, что ногу сломал похоже. А сейчас вон висит и в ус не дует, а ведь его изрядно должно было приложить об стенки туда-сюда, пока тащили его вверх как ведро из колодца. Вопил бы уже от боли, если б со сломанной ногой так, а он нате-ка спокойный совсем, даже глаза вон блестят, не то весельем не то ехидцей не то и тем и другим… Выходит разыграть решил приятелей? Ну не глупо ли? Или думал что без “сломанной ноги” его из колодца не вытащат? Иди пойми этих людей...Это казалось настолько диким, что он не удержался от комментария, надеясь вложить в него не меньше ехидства, чем было во взгляде разбойника. Но вместо этого собственный голос показался каким-то деревянным.
- А чего осторожничать. Нога, вон, прошла совсем, похоже, верно, парень?
Посмотреть профиль
 
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 398
Очки : 640


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 15:43
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
47

Легко сказать – поднять человека на веревке. А вот сделать это – куда сложнее. Марвину, схватившему без особой охоты оставшийся после Рудди конец веревки, казалось, что тянут они из колодца не Инира, а буйвола. Ладони тотчас начало саднить, ноги задрожали, а спина разом взмокла, даром что в шахте было холодно, как в погребе. С каждым выкриком Мора бард думал, что больше уже не сумеет тянуть – и все-таки тянул. Не хотелось выглядеть слабаком, хотя он, если честно, и был слабаком по сравнению с разбойниками и тем более по сравнению с Келгаром.
Марвин успел отругать про себя так неудачно провалившегося Инира всеми известными ему ругательствами и начал было их повторять, когда его мучения закончились. И пока Рудди помогал раненому Иниру выбраться, Марвин, обессилев, привалился к стене и на мгновение закрыл глаза. Передохнуть бы хоть несколько секунд. А потом надо будет снова что-то придумывать. Как волочь разбойника со сломанной ногой за собой, и при этом волочь достаточно быстро, чтоб не настигли мертвецы, и при этом еще волочь в правильном направлении, чтоб выбраться из этой шахты…
Голос Келгара произнес что-то странное, и бард позабыл об отдыхе. Открыв глаза, он воззрился на приятеля с недоумением: как это сломанная нога могла «пройти»?
- Сломанная нога так просто не… - начал было возражать Марвин, но вдруг осекся. Инир, цепко хватаясь за Рудди, довольно быстро и ловко выбрался из колодца, и теперь вполне уверенно стоял на обеих ногах, глядя с какой-то непонятной издевкой на всех.
- Прошла! – оскалившись, проговорил Инир, разглядывая Келгара странным взглядом. – Нога прошла! Я привяза-а-а-ал!
И вдруг, ни с того ни с сего, Инир бросился на Рудди. Обхватил в каком-то непонятном порыве, точно пылкий юноша свою возлюбленную, и сжал так крепко, что Марвин отчетливо услышал, как у Рудди хрустнули кости.
- Отпусти… дурак! – просипел удушенным голосом разбойник. – Мог бы просто «спасибо»… сказать…
Рудди кое-как выбрался из дружеских объятий и, скривившись, произнес:
- Ты хоть иногда бы зубы чистил, от тебя воняет, как от помойки!
- Воняет! – радостно подтвердил Инир, разглядывая своих спасителей. Марвин смотрел на него и никак не мог поверить, что вот этот довольный полудурок совсем недавно тащил его по замерзшей земле, чтобы привязать к дереву.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 16:50
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
48

* совместно с Дарри Мором

Мор мрачно взирал на спасенного, который, едва выкарабкался из своей ловушки, зачем-то полез к Рудди обниматься.
- Ты, придурок, какого хрена нам всем голову морочил со своей ногой?!  - угрожающе проговорил Дарри и, сжав кулаки, сделал шаг к Иниру с твердым намерением научить разбойника, что так шутить с атаманом – нехорошо.

А тот похоже совершенно не озаботился грозным настроем атамана. Напротив - выглядел Инир до странности довольным, чуть ли не лоснящимся, точно готов был в любой момент замурлыкать, как сытый кот у мышиной норки. А Нога и правда была в совершеннейшем порядке, да и не только нога, но и все остальное тоже, судя по тому, с какой блаженной физиономией он потянулся, и не вверх, а вперед, совершенно по-кошачьи прогибая спину (для полного сходства недоставало лишь хвоста с загнутым кончиком). Да и в глазах, поблескивающих, отраженным от факела красноватым отблеском, ни тени опасения не замечалось. Он оглядел атамана с ног до головы и с головы до ног, расплываясь попутно в явно восхищенной улыбке, как обжора перед горой сластей, и потянулся к нему навстречу, протягивая руки. Только вот обниматься не стал - положил ладони ему на плечи, все так же оглядывая снова сверху донизу и склонил голову набок, с выражением некоей пробудившейся заинтересованности.
- Морочил? Мо-ро-чил…. Да… Эм. Прости. Я…. жив, да.

Зря Инир рассчитывал своим необычным и неуместным жестом вызвать в Море сочувствие и так легко получить прощение. Мор был слишком разозлен, чтобы слишком быстро его простить.
- Да мы тут чуть с ума не посходили, понимаешь ты это или нет, шутник?! – взревел Мор. Его правая рука поднялась, и крепко сжатый кулак метнулся прямо в лицо улыбающемуся Иниру.

Тот, не переставая улыбаться, словно бы утек от удара, с удивительной грацией, словно в его теле совершенно не было костей, и он передвигался словно весь состоял из воды. Мгновение - и он уже чуть сбоку от взбешенного атамана, стоит, чуть подавшись вперед и полусогнув ноги, глядя на него с явным интересом и любопытством, даже не утруждаясь закрыть все так ще щерящийся в улыбке рот. В уголке рта показалась тоненькая поблескивающая струйка. Инир слизнул ее, тут же словно позабыв вскинул руку, чтобы утереться рукавом. Мгновенная заминка - точно рука не сразу согнулась в локте, и он прыгнул на Мора.
Просто.
Прыгнул.
С места. Не разбегаясь, без единого движения, без предупреждения, не издав даже не единого звука. Точно большой расшалившийся котенок.
Сгруппировавшись в воздухе и приземлившись на него всеми четырьмя конечностями разом - руками уцепившись за плечи, а ногами обхватив талию, да так, что с размаху и повалил того навзничь. И ощерившись, лизнул в нос, с видом почти сладострастным, похожим на взгляд опытной куртизанки, фанатично любящей свое дело.
Посмотреть профиль
 
Дарри Мор
атаман разбойников
avatar
Репутация : 299
Очки : 341


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 16:52
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
49

Мор даже не успел удивиться невероятной ловкости Инира – как тот напрыгнул на него. Поведение разбойника было настолько странным, что Мору даже стало казаться, будто он спит и видит сон. Но, шмякнувшись на каменистый пол шахты, Дарри всем своим существом осознал, что он вовсе не спит.
«Свихнулся», - с каким-то обреченным ужасом подумал Мор, когда Инир его лизнул. Ощущение брезгливости и желание как можно скорее сбросить с себя ополоумевшего собрата вынудило Дарри напрячь все свои мышцы. Вот сейчас он оторвет от себя дурачка, двинет ему по роже для прочищения мозгов – и все станет в порядке. А этот жест все дружно забудут, иначе его авторитету главаря будет нанесен ощутимый урон.
Но – странное дело – сбросить с себя Инира никак не получалось. Хватка у мерзавца всегда была цепкой, но сейчас, казалось, силы Инира удесятерились. Пытаться его хоть как-то пошевелить было все равно что попытаться сдвинуть гору.
- Урод… А ну слезь с меня и прекрати эту… эту…. Эту баргестову возню! – заорал, наконец, Мор.
Посмотреть профиль
 
Келгар

avatar
Репутация : 181
Очки : 195


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Авг 05 2018, 16:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
50

- Эй парень! - Келгар не особо рвался вмешиваться в дружескую беседу разбойников, и вообще предпочел бы слиться с каменной стенкой, или, еще лучше, просочиться сквозь нее куда-нибудь в другое место, настолько было…. неприятно. тут находиться. Но тут уж делать было нечего - парень явно спятил. Руди очевидно держался той же мысли, потому что дернувшись к Иниру почти одновременно с Келгаром - ухватил его за плечо и дернул назад, пытаясь стащить его с атамана. Безрезультатно. Охотник не в силах скрыть брезгливую гримасу, причину которой и сам бы не смог себе объяснить - ухватился все же за второе, и тоже дернул - одновременно со вторым рывком Руди. Очевидно вдвоем у них получилось лучше, чем у одного, потому что парня они все-таки оттащили, хоть и с видимым трудом, а тот словно бы повис меж ними, не глядя ни на того ни на другого, не отрывая взгляда от Мора и продолжая тянуться к нему так, что что им приходилось прикладывать недюжинные усилия, чтобы удержать его на месте, о чем свидетельствовало их кряхтение и натужное, пыхтящее дыхание под аккомпанемент часто-дробного переступа пытающихся устоять на месте ног.
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
51

 
 
03.12.1253. - Туда и Обратно
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 2 На страницу : 1, 2  Следующий

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей
Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL