ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 25.01.1254. На ловца и зверь бежит. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 02 2018, 00:07
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
1


Дата, время: 25.01.1254, 25-й день месяца Снегов
Место действия: герцогство Магнар, графство Ларрей.
Участники: Уилмар Ансгар, Бар Олдвик, Стеллан Олдвик (во флэшбеке) и другие персонажи.
Предыстория/суть темы: племянник решает навестить любимого дядюшку, в расчете, что тот устроит охоту.
Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 02 2018, 00:07
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
2

Ларр, считавшийся «столицей» графства Ларрей, на самом деле был небольшим городком. Расположенный в конце узкого извилистого фьорда, там, где отвесные скалы начинали, наконец, снижаться и, как две открытые ладони, расходились в стороны, образуя небольшую плоскую долину, город и не мог быть большим. Полсотни домов, крытых черепицей из обожженной глины - у тех,  кто побогаче, и тесом, дранкой, щепой, а то и вовсе ветками с соломой - тех, кто беднее, ютившиеся вдоль торгового тракта и пары-тройки больше похожих на переулки улиц, да небольшое озерцо, в которое  впадала бегущая с дальних гор речка – вот и все, что могла вместить в себя долина, если не считать замка.
   Стоящий там, где  потерявшая в озере бурность река, вновь вырывалась на свободу, чтобы помчаться к морю,  своими башнями и донжонами он   словно вырастал из скалы.
   Замок Ларрей... Несколько раз горевший и разрушавшийся - он поднимался снова и снова. Его нижние этажи, превращенные в подвалы, и впрямь были вырублены в скале. Даже хозяева не знали, куда ведут некоторые полузасыпанные коридоры. Впрочем, графов Ларрей это не особенно интересовало.
***
   Граф отложил в сторону пергамент. Письмо сестры, как всегда полное сетований и причитаний по поводу его холостой жизни. И зачем было присылать его специальным курьером. Посланец едва не замерз по дороге. «Бар хочет тебя навестить». Вот и отдала бы письмо племяннику. Интересно, что бы она написала, если бы узнала, что брат давно размышляет, какому из ее сыновей завещать графство.
Уилмар усмехнулся этим мыслям и посмотрел в окно. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь зеленоватое эгемское стекло наборных оконных переплетов, падали на пол горстями солнечных зайчиков. Красный диск солнца медленно опускался за кромку гор. День шел к закату, и если Бар не успеет приехать до ночи, то охоту придется переносить еще на день. А черные тучи на горизонте не предвещали ничего хорошего. Егеря уже обложили отличного секача, но метель может сорвать все удовольствие от охоты, и кабан уйдет на новую лежку.
   Бар, племянник… С Вестморского мятежа они виделись всего несколько раз. Даже на недавней свадьбе Тристана Магнара, так трагично закончившейся,  едва перекинулись парой слов. Ясно, что Съенна волнуется, боится, что он до сих пор ненавидит ее сына. Граф покачал головой. Да, видя, как убивают беззащитных женщин страков,, которым  не повезло быть родней мятежников, он поддался в тот момент гневу. Но, потом, при зрелом размышлении, понял, что причина для столь  подлого предательства была слишком мелкой. Любовная связь, а была ли она? Бар утверждает, что нет. Но, что тогда? Месть отверженной дамы, или…? Этот вопрос интересовал графа больше всего. Он понимал, что узнать истину будет сложно, если, вообще, возможно. Все, кто мог бы рассказать об этом, мертвы. Но, все ли?

   Где-то совсем рядом затрубил охотничий рог. Уилмар рассмеялся. Бар успел и теперь заранее намекал, что приехал на охоту.
Посмотреть профиль
 
Бар Олдвик

avatar
Репутация : 30
Очки : 35


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Апр 03 2018, 23:55
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
3

Звук  олифана – сочный и протяжный, - покатился над заснеженным склоном, наполняя звонкий чистый воздух долины до самого дальнего берега замерзшего озера волнительной радостью.
На белой озерной глади залегли сумеречные тени – густые, сине-лиловые.
Пурпур и золото,  – остывающий металл небесной кузни, - смешались на границе земли и неба. Черные фигурки внизу у проруби, молчаливые силуэты деревьев…  
Граф Тейт зачерпнул полную пригоршню  снега,  щедро хватанул ртом ледяные хрустящие хлопья  – хорошо-то как!..
В ответ на зов костяного рога забрехали ларрские псы,  затем собачья перекличка понеслась  из-под красных городских крыш дальше, за высокие зубцы крепости, где многоголосо залилась графская охотничья свора. Всадники, сгрудившиеся у кромки леса, дружно рассмеялись.

- Прибыли! – Бар обернулся к спутникам, обнажив в широкой улыбке два ряда белых крепких зубов. Яркий луч уходящего солнца  вызолотил лисий малахай, заискрился, заблуждал, переливаясь в роскошном мехе, в светлых, выбившихся прядях волос, в коротко стриженной бороде. - Поспешай! Завтра ужинать кабанятиной будем!
В прищуре пронзительно голубых, цвета чистого весеннего неба глаз, плясало безудержное ликование.  Если для счастья нужны причины, то они с лихвой окупались морозным воздухом, наполняющим грудь, и молодецкой  удалью, с которой всадники пустили коней к подножию холма, оставляя за собой поднятое копытами снежное облако.

- Милорд Гарен, - перекрывая шумный гомон, сострил один из конников, обращаясь к самому юному из свиты ан-герцога, - успел ли ты перед отъездом встретиться с духовником? Как зачем? Идешь на медвежью охоту – приготовь постель и позови доктора, а идешь на кабана – закажи гроб!

Прохожие на улочках Ларра заворожено пялились на великолепных, веселых, изящно гарцующих на пышногривых веденских лошадках всадников, мальчишки неотступно бежали следом за «вестморскими дубками» в надежде получить монетку, да и просто поглазеть -  кто знает, когда еще повезет увидеть диковинные гербы и флаги – сияющее серебро на зеленом, драгоценные, шитые камнями, куньи шубы, горностаевые оторочки и никогда не индевеющие на морозе росомашьи шкуры?..

Когда шумная кавалькада миновала ворота замка Ларрей, (казавшегося в детстве необычайно таинственным, оттого что в точности повторял форму мощного, высоко вознесенного над рекою, испещренного гротами утеса) и в свете факелов показалась плотная фигура Уилмара, лично спустившегося  к гостям - у Бара защемило сердце.

Он спрыгнул с коня, бросил повод первому подбежавшему стражнику и поспешил навстречу дядюшке, в очередной раз поймав себя на мысли, что со времен постижения семи наук, Ларрей, чьему попечительству были вверены братья Олдвик, соперничал в его сердце с отцом.
Бар обнажил голову перед бывшим наставником, чего представители  Весморского Дома не делали никогда ни перед кем, кроме верховного сюзерена.
Они крепко обнялись.

-  Уилмар Ансгар, владетельный сеньор Ларрей, я привез  в твое замшелое холостяцкое логово поклон от нежнейшей моей матушки, Сьенны Олдвик,  два тюка пушнины и весь юный цвет вестморской аристократии, - ан-герцог  посторонился, представляя дяде своих спутников, - барон Тьельвар, барон Вэйл, баронет Торрид, рыцари Гарен, Милон, Бегон и ле Ардуэн…

Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Апр 14 2018, 21:58
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
4

При виде счастливого лица Бара, граф невольно улыбнулся. Мальчишка…  Он всегда был искренен,  прям и честен, истинный сын своего отца. Какого грогана,  было в нем сомневаться. Уилмар распахнул объятья:
   - Ну, здравствуй, племянник.
   Объятье получились крепкими, силой ан-герцог обижен не был .
   - Благодарю за подарки,  твоя матушка, как всегда, необычайно щедра к своему непутевому брату. Как отец, жена, дети? Впрочем, расскажешь после, - хлопнув племянника по плечу, граф повернулся к стоящим поодаль молодым людям. «Юный цвет вестморской аристократии». Что ж, на пепелище выгоревшего леса всегда появляется молодая поросль. Так и тут, поднимутся новые дома, появятся новые люди. У этих в глазах любопытство,  но, смотрят с уважением, кланяются почтительно. Похоже, что Бар немало рассказывал о дяде.
   - Приветствую вас, милорды. Друзья Бара - мои друзья, - дав слугам знак забрать  лошадей и поклажу, граф широким жестом указал на тяжелые дубовые двери, - прошу в мое логово старого вепря.

   Графы Ларрей никогда не были склонны к излишней роскоши, предпочитая помпезности тепло и удобство. Аспарийское стекло в  окнах, кенирские ковры и гобелены на стенах, подбитые мехом одеяла в спальнях, вот, пожалуй, и вся роскошь, что имелась в ларрейском замке, если не считать оружия из логрийской стали. На это денег хозяева никогда не жалели.
   Несмотря на то, что большие пиры в замке давно не устраивали, Ларрей славился гостеприимством. Каждому гостю были рады, а запоздалый путник, в случае нужды, всегда мог найти  ночлег и сытный ужин.
Но, сегодня день был особый, и в замке царила суета. Пол в главном зале уже застелили чистой соломой, дубовые столы накрыли свежими скатертями.  Снующие туда-сюда служанки с кипами полотенец, корзинками и туесками с интересом посматривали на гостей, пунцовели под взглядами молодых лордов и строили глазки. Слуги тащили горячую воду, чтобы прибывшие могли освежиться с дороги. Кухарка гоняла поварят и ворчала, что опять гостей слишком много, и она не успеет. Граф, зная ее привычку, только пожимал плечами - погреба замка полны, егеря вчера принесли отличную оленину, больше дюжины зайцев и не меньше двух дюжин рябчиков и  куропаток, еды на всех хватит.

   Пир удался на славу. Гостей,  и впрямь, набралось не мало - прибывшие, их свита, рыцари из охраны замка, несколько местных дворян и даже дестур городского храма. Тот правда уселся с краю и в общем веселье участия не принимал, сверля внимательным взглядом гостей,  но его постный вид настроения никому не портил.  
   За столом было шумно. Слуги вносили перемены. После каждой возглашались здравицы в честь гостей и хозяина дома,  поднимались тосты за Ларрей и Вестмор, за Магнар и все королевство, и снова все повторялось по кругу.
   Постепенно логийское вино, пряная, немного тягучая тераденская медовуха, ардвильский сидр и герская брага, которую очень уважали местные,  приправленные даллтским элем, сделали свое дело. За столом начались рассказы и похвальба.
   Вестморцы хвастались своим умением стрелять горностая. Попробуй-ка заметить белоснежного зверя на снегу, да попасть стрелой точно в крошечную бусинку глаза, чтобы не попортить мех. Ларрейцы похвалялись охотой на медведя и снежного барса. Уилмар, больше молчал, слушая чужие рассказы, и лишь изредка, улыбаясь вставлял пару слов, когда рассказчик уж совсем завирался.  Лишь однажды он нахмурился, когда воспоминания перетекли на былые победы, и один из гостей вспомнил, как били норкингов в Вестморе. Но, его тут же заткнули, зная,  что граф не любит разговоров на эту тему.
   - Пойдем Бар, - граф тронул племянника за плечо, - расскажешь, что там в Вестморе. А  эти, пусть дальше пируют,  - усмехнувшись,  он кивнул в сторону гостей, начинающих  сползать от обилия выпитого под стол.

   Поставив на стол кувшин и два кубка, слуга тенью выскользнул за дверь. Уилмар дернул завязки воротника. В малой зале было даже жарко  от  хорошо протопленного камина.
   - Садись, - он указал Бару на кресло и налил вино в кубки.
   Из тончайшего аспарийского фарфора, они были почти прозрачны.Когда-то, еще при деде, норкинги во время набега вырезали караван торговцев, а их, в свою очередь, вырезали люди Олана Ансгара. Этот кувшин и два кубка, завернутые в овечью шкуру, единственное, что уцелело из фарфора во время той битвы.
   Уилмар взял кубок.
   - Отец все еще держит обиду на меня? - граф вопросительно посмотрел на Бара.Два года назад он наговорил сестре и зятю много жестких, даже жестоких слов и с тех пор не виделся с герцогом Вестмора. Теперь, по прошествии времени, он понимал, что зря это сделал, но тогда…
   - Я должен перед тобой извиниться, племянник. Мне не нужно было верить тем лживым наветам. Но, в то время столько об этом болтали, а потом… - Уилмор сжал зубы так, что они заскрипели, -  я хорошо знал Дангрена. Он всегда был честен и страстно любил Лейду. Я был ярости и поверил. Прости, что усомнился в тебе. Однако, как бы то ни было, даже, если бы ваша связь была правдой, и в основе всего лежала ревность, это слишком мелкий повод для такого предательства. Сплетней пытались бросить тень на Вестмор , а то и на весь Север. Но, Дангрен был моим шурином. Это бросает тень на меня. Я хочу докопаться до правды, если это еще возможно. Ты мне поможешь?
-------------------

* Лейда - жена графа Даллт.
Посмотреть профиль
 
Бар Олдвик

avatar
Репутация : 30
Очки : 35


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Апр 25 2018, 11:46
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
5

С  дровника, на котором так удобно устроились ноги Бара, хмельного и разомлевшего от сытой еды и жара камина,  сорвалось полено. Громыхнуло, подпрыгнуло и покатилось к огню.
Ан-герцог проводил его взглядом, затем поднялся, подобрал дровину, бросил в огонь, и, упершись ладонью в резной каминный выступ над головой, долго молча смотрел, как пламя лижет очередное подношение.  Он и сам будто бы превратился  в изваяние - спина под серо-голубой шерстяной тканью напряженно и скорбно застыла.  Этот разговор был неизбежен. Ссора семьи с Ларреем и без того слишком затянулась, разумеется, рано или поздно им пришлось бы объясниться. Собственно за тем и ехал, не кабана же бить…  

Наконец, старший сын и наследник Рейнарда Олдвика обернулся к Уилмару. Вальяжная, веселая  беспечность Бара куда-то вмиг улетучилась, лицо закаменело, губы сжались в отчаянной попытке удержать  рьяно рвущуюся наружу, многолетнюю, глубоко запрятанную боль. Блеснули глаза, но это были не слезы.
Жаль, брата нет рядом. Почему  они тогда не доверились дяде? Не пришли за помощью, за советом. Самонадеянные юнцы! Отцу о таком не расскажешь, но Ларрей – другое дело.  Он всегда был терпелив и мудр, в любое время был готов их выслушать, не считая детские трудности своих воспитанников пустяками. Лорд Ансгар был мудр. Возможно, он бы сумел загодя предугадать, предвидеть опасность, предпринять какие-то шаги, и не случилось бы вестморской трагедии - беды такого размаха история Вестмора не знала много сотен лет…  Этот заговор… Сколько жизней загублено…  Ни одна летописная книга в Альсаре, ни во времена независимости, ни в период Объединения земель, не отметила правление старой как мир династии Олдвиков столь  страшным кровавым пятном, что досталось его отцу – благороднейшему и честнейшему из мужей Кэйранда. И он, Бар Олдвик, его  первенец и будущий правитель северного герцогства отныне навечно заклеймен позором, и только ленивый не посмотрит с презрением ему в спину. Да, публично вестморский дом оправдан королем, но в умах людей имя Бара Олдвик навечно смешано с грязью. Что он скажет своим сыновьям, когда они подрастут? Как будет смотреть им в глаза?..

- Лейда Блитмор…  - мужчина подавил желание смять в ладони старинный дядюшкин фарфор, в котором мягким рубиновым шелком качнулось вино. Несколько капель упало на угли, они зашипели, наполняя воздух терпким, вязким ароматом. – Она и в замужестве, и в посмертии осталась Блитмор…  Стеллан находил ее красоту колдовской…

Гость графа Ларрей поднял кубок к свету, рассматривая когтистое основание золотой оправы и узорный причудливый рисунок хрупкой чаши:  - Про таких как Лейда и говорят – горче смерти женщина…
Это мне следует просить у тебя прощения, мастер. За то, что нарушил наш договор и утаил от тебя некоторые неловкие события, случившиеся в пору твоего наставничества.  За то, что не всеми неприятностями делился с тобой.  Я был глуп и беспечен,  не придавал должного значения многим вещам. А теперь живу с ощущением невинной крови на руках. И я хочу докопаться до правды, если это еще возможно. Ты поможешь мне? –  Бар ни на йоту не сдвинулся с места, но ему показалось, что трещина, доселе разделявшая их, исчезла.
Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Май 10 2018, 00:50
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
6

Слова Бара и, особенно, боль  в его голосе Уилмару не понравились.
Он одним глотком осушил кубок. Вино от чего-то показалось горьким.

Лейда Блитмор…
Впервые граф услышал  о ней в  тридцать девятом от жены. Матильда всегда первой узнавала местные сплетни.
Граф Роден  внезапно(!) решил отправить юную дочь не к нормерийскому двору, а поручить ее воспитание герцогине вестморской. Сьенна, несмотря на то, что Роденов в Вестморе недолюбливали, согласилась и приняла юную леди Блитмор  фрейлиной ко двору.
А как ее было не принять. Отец со старшим сыном ( при воспоминании  об этом звероподобном бастарде Ларрей поморщился) отправились в Ланс  «добывать военную славу на поле брани», младший занят на важной должности при королевском дворе, ему не до сестры, а девочка не так давно потеряла мать. Сплетни о  том, что  Донован Блитмор просто напросто уморил больную жену,  чтобы жениться на бывшей любовнице, и только начавшаяся война помешала его планам,  Матильда, памятуя магнарские «обычаи», тактично упускала.

Воочию увидеть новую фрейлину графу Ларрей довелось только в сороковом,  когда он, оправившись от полученной на охоте раны, приехал забирать племянников.
Желание зятя отдать сыновей в обучение именно ему было неожиданным и почетным. Отпрыски герцогских родов обычно постигали науку семи  искусств при королевском дворе.  Свое решение герцог Вестморский объяснять не стал, а Уилмар не спрашивал, ему было достаточно слов что лучшего наставника для своих сыновей герцогская чета  и не желала.
Тоненькая, хрупкая, еще не оформившаяся и по детски угловатая, Лейда прятала глаза, смущенно теребила складку платья и краснела от мужского внимания. Невинное дитя с лицом небесной девы. Тем поразительнее был взгляд,  который она бросала на мужчин из-под длинных ресниц - полный обещаний, чувственный, почти порочный.
Уилмар только усмехался.
Девочка  обещала стать красавицей и, как юная хищница, выпускала коготки, пробуя силы в науке соблазнения.
Но, потом, пока шли сборы, он стал замечать, что везде, где оказывался Бар, тут же появлялась и Лейда, делая все, чтобы тот обратил на нее внимание.
Жена подтвердила его подозрения.
Одной из причин, по которой братьев хотели отправить к дяде как можно скорее, была именно Лейда Блитмор.
Следующие три года  Уилмар о ней практически не слышал, если не считать редких слухов о ее романах, которые графу привозила жена, изредка навещавшая  Сьенну. Матильда рассказывала,  что Лейда так и не оставила  попыток завевать Бара. Но опасения были напрасны. Поездки племянников домой на каникулы,  особых поводов для волнений не давали. Стеллана, мечтавшего стать военным, больше интересовали турниры. А Бар был влюблен - детская  дружба со своей нареченной Левеллой Райнхольд, внезапно вспыхнула первой романтической любовью, и ему было не до Лейды.
Когда графу сообщили, что девице Блитмор наконец-то нашли мужа, он только удовлетворенно кивнул. И был несказанно удивлен, когда этим мужем оказался его бывший шурин Эсмонд Дангрен. Однако, будущий муж , похоже был в восторге, а Лейда на свадьбе выглядела чинно и благообразно, как подобает замужней даме.
Поздравив, молодоженов граф Ларрей, перестал вспоминать о них. А с началом второй Логийской войны и вовсе забыл, но, как оказывается, зря.
Если судить по горечи в словах Бара, что-то все-таки было.
Граф  встал и положил руку племяннику на плечо.
- Молодости свойственно иметь тайны от старших, в этом нет ничего дурного. Важно лишь, чтобы эти тайны не довели до беды. Я непременно помогу тебе, и ты поможешь мне. Вместе мы сможем докопаться  до истины. Слишком много странного в этом деле.
Посмотреть профиль
 
Бар Олдвик

avatar
Репутация : 30
Очки : 35


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Ноя 03 2018, 05:41
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
7

— Иногда мне кажется, что все концы этого дела бесследно канули в той самой яме с дерьмом, где утопили мерзавца Итаса… — мрачно ответил Олдвик, метнув гневный взгляд на причудливую резьбу мантии камина. Все эти бесконечные сплетения каменного узора были подобны хитроумному лабиринту в котором навечно заблудились люди, звери, птицы, рыбы и самые необычные существа, которых только можно вообразить – мифические драконы, улитки с человеческими лицами, крылатые львы, рогатые рептилии — все они сплетались руками, крыльями, языками и хвостами, стеблями, ветвями и было наверняка не разобрать, дерево это, вросшее корнями в землю или человек с вытянутыми к солнцу конечностями, бутон ли это невинного цветка или голова коварного змея. Высеченные в известняке персонажи словно оживали в танцующих отсветах огня – завораживающее зрелище, особенно в детские годы.
─ Странная история. Распутать ее нити, все равно, что разгадать тайну этого орнамента…
Молодой граф усмехнулся и с надеждой посмотрел на Уилмара. Ему нужно было высказаться, облегчить душу.
— Если бы ты знал, как я жаждал добраться до этой лысой гниды в рясе! Долгое время мои люди неустанно искали его от границ Вестмора до Северного моря, в землях Магнара, Эламены, Астера, — как иголку, потерявшуюся в стоге сена, — и, наконец, напали на его след в отрогах Драконьих гор, но… мы не успели. Он почти был в моих руках и клянусь, я бы выбил из гнусного святоши всю правду. Однако меня опередили. Храмовники! Итас был им нужен не меньше моего. Они увели добычу у меня из-под носа, увезли в столицу и так поспешно приговорили его, будто боялись, что он проживет лишний день. Когда я добрался до Аллантара – проклятый дестур был уже мертв. Порой, — взор Бара полыхнул странным светом, он споткнулся посреди фразы, размышляя, что очевидно, выглядит безумцем, — … меня преследует мысль, что казнен был вовсе не Итас…
Но, давай сядем, выслушай все по-порядку.
Ты хорошо помнишь те дни, когда отправился с Дангреном в Ланс, а нас отослал к отцу? Шли проливные дожди. Дорога казалась бесконечной – промозглый осенний ветер, мучительная хлябь под копытами коней, нескончаемые обозы на юг, переполненные постоялые дворы. На третий день, решив срезать крюк, мы сбились с пути и оказались на какой-то скользкой тропе. Лило как из ведра, быстро темнело, и надежда выбраться хоть к какому-то человеческому жилью гасла вместе с шипящими факелами. Раскаты грома гремели над самой головой и было все труднее удерживать испуганных лошадей. В сплошном водопаде ливня не было видно ничего вокруг. Наконец, удалось разжечь и прикрыть щитом один из факелов, но ему нечего было освещать кроме хлещущих струй. И все же, с помощью огня нам удалось спуститься по каменистому склону к реке. Потом мы долго плелись по узкой дороге вдоль берега, почти вслепую. Дождь сек наотмашь, ни огонька, ни светлой точки… Нас гнало вперед единственное непреодолимое желание – укрыться, скорее укрыться от дождя. И вот, нам повезло - мы наткнулись на брошенную рыбацкую хижину. За глинобитными стенами было куда проще переждать грозу… Все мы вымокли до нитки и продрогли, единственными, уцелевшими от воды, оказались пара шкур и шерстяных плащей под тороками. Совершенно измученные, мы стянули с себя все мокрое и, кое-как прикрывшись плащами, все скопом, вповалку уснули прямо на полу. В таком беспомощном виде и нашли нас под утро непрошенные гости…
Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 05 2018, 00:54
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
8

Бар рассказывал, машинально, словно слепой, водя пальцами по хитросплетениям каменных завитков. Сильные, привычные к мечу, они нервно вздрагивали, натыкаясь на причудливые морды чудовищ.
Уилмар слушал, смотрел на скользящие по камню пальцы и все больше злился на себя. Парню давно нужно было выговориться, а единственный человек, которому он мог довериться и поговорить по душам, сидел, как сыч, в своем замке и не желал никого видеть.
Слова Бара про Итаса заставили графа напрячься. Подобная мысль приходила ему в голову.
Все произошло так быстро. Главных зачинщиков с семьями доставили в столицу. Королевский суд был скор - смертная казнь за мятеж против короны.
С дестуром было иначе. Светская власть устранилась, передав дело храмовникам. Те тоже вынесли приговор молниеносно – нарушение тайны исповеди. И только. Звучало так, словно остальное храма вообще не касалось. И немедленно привели приговор в исполнение.
Ни публичного покаяния, ни слезного раскаяния, ни нравоучительных проповедей, поводом для которых у храмовников была любая мелочь. А тут… Странная торопливость.
О преступнике тут же забыли
Впрочем, справедливости ради, надо признать, что король сам стал для этого причиной. Женитьба Беренгара на юной северянке затмила все иные пересуды.
Но, Итас… А вдруг Бар прав? Идея, конечно безумна, однако…
Граф сжал пальцы, едва не раздавив хрупкий бокал.
Сколько времени упущено. Искать свидетелей надо было сразу, а сейчас заговорщики казнены, в бою никого не щадили, а пленных Рикард развесил гроздьями дорог. Кто знает, удастся ли найти хоть кого-нибудь, кто сможет приоткрыть правду.
Посмотреть профиль
 
Бар Олдвик

avatar
Репутация : 30
Очки : 35


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 05 2018, 01:43
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
9

***
За 10 лет до текущих событий.
1244-ый, северо-западные окраины Вестмора.

Проворная,  жирная уховертка проползла по шее, и, приподняв клещевидный хвост, ловко перебралась на заросшую седеющей щетиной щеку. Бэлфор приоткрыл глаза, с неудовольствием ощутил, как дернулся уголок рта, смахнул насекомое и прислушался. Сквозь щели заколоченного досками маленького окошка брезжил тусклый серый свет. Дождь мерно стучал как будто бы вдалеке, словно топот копыт на дороге... или это камышовый настил так скрадывал звук падающей на крышу воды? Он весь обратился в слух. Нет, ничего... Показалось?..
Сырой земляной пол вытягивал из Росса Бэлфора остатки тепла, тело пробирала неприятная дрожь.
Надо бы выйти, глянуть, что там творится снаружи, куда хоть нас нелегкая вчера занесла…  А заодно и до ветру…
Коней они привязали к столбу под навесом, по всему служившим когда-то хозяину лачуги местом для просушки рыболовных сетей – рваные бредни до сих пор безжизненно болтались у входа в хижину…
Бэлфор поднялся, ступил на ногу и сдавленно охнул. Распухший голеностоп отозвался резкой болью, вот же зараза! Вчера зрячие ноги горца впервые так подвели на спуске, оступился, хорошо мелочью отделался, только ногу сильно зашиб. Да зато их светлостей уберег...
Росс вгляделся в темноту, угадывая очертания лежащих на полу фигур. Гарен, паж и оруженосец ан-герцога, скрючился сбоку, а головы братьев мирно уткнулись друг в друга — светлой и темной шевелюрой.  Спят…
Плащ рыцарь накинул прямо на голое тело – рубаха и порты все одно были еще сырыми и холодными, без огня–то, понятно, не сохнет... Припадая на ногу доковылял до двери, тихо отодвинул засов, вышел. Серое непроглядное утро встретило Бэлфора пакостным моросящим дождем – таким, что мог продолжаться несколько недель кряду, низкими тяжелыми тучами, заволокшими все небо, и... наброшенным сзади бреднем.
- К оружию! – падая в грязевую жижу хрипло выкрикнул Росс и серое утро померкло. Оглушительный удар по темени превратил его в темную беспросветную ночь.
Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Ноя 06 2018, 00:16
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
10

Уилмар приподнял бровь. Росс Бэлфор? Вернее, сэр Бэлфор, доверенное лицо герцогини, тот самый, что привез ему письмо от сестры. Заплутав в метели, он едва не замерз по дороге, и весь день отлеживался в западном флигеле. За дневными хлопотами, граф так и не успел его увидеть.
Они были хорошо знакомы. В двадцать пятом они вместе сопровождали Сьенну в Вестмор, сидели рядом за свадебным столом. В двадцать шестом граф Ансгар, тяжело раненый в стычке у побережья, отозвал наследника обратно в Ларрей, а Бэлфор так и остался в Вестморе.
А в сорок четвертом… Граф нахмурился. Да, именно Росс приезжал за братьями перед его с Даллтом отъездом, и он ничего не говорил о той поездке. Хотя и повода, казалось, не было. Оказывается, только казалось. Надо будет переговорить с Россом, сейчас нужны мельчайшие детали.
Граф стал еще внимательнее слушать Бара.
Посмотреть профиль
 
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 108
Очки : 137


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Ноя 06 2018, 01:13
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
11

За 10 лет до текущих событий.
1244-ый, северо-западные окраины Вестмора.


Меч по обыкновению лежал в изголовье. Так дядя научил. Стеллан (он единственный не прикладывался к фляге с вечера) вскочил на ноги первым. Оглушительно ухнуло сердце, кровь жарко толкнулась в виски.  Короткий прыжок и Стеллан вжался голой спиной в стену.
Бар не успел – в открытую дверь лачуги уже забросили несколько факелов. Солома на полу тут же вспыхнула ярким пламенем, потянуло гарью, один факел попал в спящего Гарена – загорелись волосы. Старший Олдвик молниеносно сорвал служивший им одеялом плащ и накинул на голову пажа, сбивая пламя. В этот момент в просвете двери нарисовалась темная фигура с обнаженным мечом, затем другая, третья…
- Именем короля Беренгара, - прокаркала фигура, - сложите оружие и выходите по-одному!
Что за бред! Королевские солдаты? Здесь? С чего вдруг? Или они только прикрываются именем короля?... Стеллан ошарашенно смотрел, как двое солдат схватили за ноги барахтающегося под плащом, кричащего Гарена и потащили к выходу. Третий – подпер острием меча шею безоружного Бара.
- Убери от него клинок, скотина! – в бешенстве рявкнул младший.
Внутрь хижины ввалились еще двое, один из них, осмотревшись, процедил:
- Тащите голубков наружу! Если дернется – можешь смело прикончить. Дезертиром больше, дезертиром меньше…
Стеллан тяжело дышал, его взгляд метался из стороны в сторону – от лезвия у подбородка брата  к фигурам у дверей и обратно. Где же сэр Бэлфорт? Дым заволакивал лачугу, Бар молчал, а Стеллан, страшась навредить брату, не мог решиться…
- Мы не дезертиры! Скажи своему человеку опустить клинок – тогда поговорим. – Стеллан кипел гневом.
- Щееенок! – первый удар «гостя», призванный выбить меч из руки, Стеллан отразил, второй  удар клюнул в дымную пустоту – парень подкатился под ноги незнакомца, сшиб его на пол и поднялся уже вместе с ним, держа «гостя» за шиворот и прижимая лезвие к его горлу. – Ну? – крикнул он солдату,  - клянусь, я прикончу его, если хоть одна капля…
Стеллан лихорадочно соображал. Если он продолжит держать клинок у горла их предводителя, ему позволят выйти из лачуги и вывести брата, а там видно будет. Так и случилось: вслед за клубами из дымящейся утробы хижины на свет божий  вывалилась вся четверка - двое в форме солдат королевской армий и двое, облаченные всецело в одно лишь первозданное естество.
Противоборствующие были в равном положении: у каждой стороны было по заложнику. На этом паритет заканчивался, численное превосходство ощетинившихся мечами гостей  не подлежало сомнению. Прямо-таки маленькая армия! Стеллан тихо выругался.
– Кто у вас старший? Этот? – выкрикнул Бар, сверяясь глазами с братом. И только сейчас заметил еще несколько всадников на пригорке. – Позовите!
Солдаты переглянулись. Голос голозадого заложника звучал властно, и походил больше на приказ, нежели на просьбу. К тому же их нимер, вращая глазами, придущенно возопил из объятий Стеллана: - Чего стоите, болваны? Зовите милорда! Один из вояк немедленно бросился к всаднику на даллтском скакуне.  Видом и статью молодцеватый наездник ничуть не уступал своему коню: крупный, рослый, с высоко поставленной шеей и гордой головой, обрамленной роскошной гривой волос, такая же породистость, красота и сила.
- Нет, вы слышали, ваше святейшество, какова наглость? – обратился красавец к своему спутнику в глубоком капюшоне. – У меня огромное желание самолично выдрать этого голозадого нахала! Держу пари, такой сцены вы еще не видели!
- Святая Дюжина запрещает нам, сын мой, биться об заклад, не будем подвергать наши души мирской суете и стяжательству, дабы не изведывать греха. Поверю вам на слово и… заканчивайте с ними скорее.
Посмотреть профиль
 
Бар Олдвик

avatar
Репутация : 30
Очки : 35


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Ноя 08 2018, 02:54
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12

* совместно с младшим братом и от лица Эвана Блитмора

За 10 лет до текущих событий.
1244-ый, северо-западные окраины Вестмора.

Спутник дестура вымучено улыбнулся.
При иных обстоятельствах – будь неладен проклятый Ахани, так некстати запустивший свои жадные лапищи в тучный Ланс, и помешавший ему, северному волку, запустить свои  - в королевскую «овчарню», то бишь  казну, и ухватить оттуда лакомый, жирный  кусок, что почти что лежал у него в зубах. Теперь ему, главному реферу лорда-казначея, оставалось только капать слюной при виде того, как денюжки утекают рекой на военные нужды, да такой полноводной, что запасы казны приходится пополнять всеми мыслимми и немыслимыми средствами, в том числе и за счет Храма. Оно и понятно, не все же королевским службам налог для святош выколачивать, пора и Храму раскошелиться на нужды государевы. Иначе, видит Дюжина, не оказался бы милорд Блитмор в такую непогоду на размытом даллтском тракте в эскорте ревизирующего северо-западные храмы дестура Ярвина. При иных обстоятельствах разве стал бы он миндальничать с удачно подвернувшимися «дезертирами», демонстрируя перед святейшим их показательное задержание? Ограбил бы по-тихому зазевавшихся путников, а их самих – на корм рыбам. Нельзя. Ему, сыну графа Родана, нужна безупречная репутация и одобрение этого необычайно умного служителя Двенадцати… Умного и опасного. Да, всей своей шкурой Эван Блитмор чувствовал угрозу, исходящую от этого невысокого, суховатого человека неопределенного возраста. Мягкие манеры и неторопливые движения дестура Ярвина никак не согласовались, по мнению Блитмора, с резкими чертами его лица, пронзительными глазками и тонкими, плотно сжатыми губами. Это королевского рефера пугало. Он не был глупцом и понимал, что с людьми подобного сорта необходимо состоять в дружбе…
Блитмор молодцевато спрыгнул с коня, небрежно закинул полу плаща на плечо и двинулся к недотепам  Рикарда, не сдюживших с арестом горстки беглых вояк. Святая дюжина, и чему их только в этой чудо-армии учат? И как они собираются победить алых псов, скажите на милость?
А эти беглецы ничего так… Блитмор не без удовольствия проследил путь стекающих по животу заложника дождевых струй… а потом встретился с ним глазами. О, Небо!
- Идиоты! – прошипел он сорвавшимся голосом. Его красивое лицо из брезгливо-сладострастного сделалось растерянным.  – Ослы! – Блитмор едва не задохнулся.  - Вы едва не убили ан-герцога Весмора! Простите, милорд! – дрожащая рука потянулась к застежке плаща, Блитмора бросило в удушающий жар от одной только мысли, что он мог оказаться причастным к гибели сыновей Рейнарда Олдвика. Вот ежели б без свидетелей…
- Это недоразумение, милорды! Мы приняли вас за дезертиров, сами знаете, времена нынче неспокойные… Эй, вы, бараны, немедленно изыщите одежду милордам!
«Волк» с прыткостью ящерицы сорвал с себя плащ, чтобы набросить на обнаженных братьев, и не мог решить, кого прикрыть первым, и отчаянно жалел, что у него нет двух плащей…
Он шагнул к гневно дышащему Стеллану - мальчишка уже вырубил своего заложника рукояткой меча и теперь пробирался к солдату, что захватил  его брата…  Блитмор самолично пнул бедолагу под зад и протянул Стеллану свой плащ. Возможно, этот красивый жест дружбы немного успокоит разъяренного юнца?..
- Я не верю вам, Блитмор! – Стеллан с презрением оттолкнул руку рефера и склонился к лежащему под навесом сэру Бэлфору:
- Слава небесам, он дышит!
Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Ноя 10 2018, 00:22
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
13

* за дестура Ярвина

За 10 лет до текущих событий.
1244-ый, северо-западные окраины Вестмора.


Дестур, оставшийся на пригорке, смотрел на происходящее у лачуги с нескрываемым интересом.
Представление становилось забавным. Увидев, как  его спутник, только что бывший таким надменным и гордым, лебезит перед двумя голозадыми мальчишками, Ярвин даже позволил себе улыбнуться. Улыбка тут же исчезла  в глубине капюшона, короткая, едва заметная и… презрительная. Да он презирал их, этих высокородных лордов, которым с рождения достаются и положение, и деньги, и власть, все то, чего он, вышедший из низов, добился сам ценой неимоверных усилий. А этот придворный хлыщ, тем более, не заслуживал ничего, кроме презрения. Всю дорогу от столицы он занимался самолюбованием, изо всех сил стараясь подчеркнуть свою значимость. Наивно рассчитывая на неосведомленность служителей храма в военных делах, устроил показательную поимку дезертиров. С простыми путниками уловка бы сработала, тем более, что дезертиров казнили  на месте. Но, тут что-то пошло не так. Путники оказались слишком высокого «полета». И наблюдая, как Блитмор готов отдать собственные штаны, лишь бы загладить свою непростительную оплошность, дестур испытывал откровенное удовольствие.
Он тронул коня, чтобы подъехать поближе, но, услышав,  как обращаются к мальчишкам, едва не помянул Бездну.
Братья Олдвики?! Гроган их подери!  
Да простят Двенадцать такие речи.
Встреча с ними была совершенно некстати. Не то, чтобы Ярвин хотел скрыть свою поездку в  северные земли. Нет, она была вполне официальной, о чем свидетельствовал отряд, приданный для охраны. Но,  афишировать свое появление, особенно в Вестморе, дестур совершенно не хотел. И надо же было случиться, что первыми кого он встретил там, где не желал быть замеченным, оказались  хозяева этих земель.
Бар не мог знать про эти мысли, но тяжелый, почти враждебный взгляд, который бросил на него подъехавший храмовник, запомнил надолго. Впрочем,  длился он не больше секунды и тут же снова стал внимательным и учтивым.
Посмотреть профиль
 
Уилмар Ансгар

avatar
Репутация : 36
Очки : 46


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Ноя 12 2018, 00:57
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
14

* настоящее время

Рассказ Бара становился все интереснее. Детали всплывали одна за другой.
История с нападением Уилмора не удивила. Грабежом одиноких путников промышляли не редко, даже знать, вроде того же Блитмора, подобным не брезговала. Но, как Бэлфор мог не выставить на ночь охрану…. Понятно, что мальчишки,  промокли, устали и, ни о чем не думая, завалились спать, но это не повод пренебрегать безопасностью. Как опытный воин мог допустить подобное?  Вот и поплатился разбитой головой за свое легкомыслие.
- Да вы просто чудом не погибли! - граф стукнул кулаком по столешнице. - Могли бы нарваться на обычных разбойников, да и Блитмор, не будь с ним дестура и королевских солдат,  тоже не стал бы церемониться.
«Не будь с ним дестура и королевских солдат…» Граф споткнулся на собственной фразе. В Нормерии как нигде была сильна старая вера и дестуров  там не особенно  привечали. А тут такая странная пара: нормериец с дестуром. Хотя, Десмод как-то рассказывал, что его шурин неплохо пристроился при дворе, получив солидную должность в казначействе. И в обществе дестура и солдат его могли направить на север за деньгами. Война в Лансе набирала обороты, и от Храма вполне могли попросить  покрыть долю расходов.
Смущало лишь то, что этим дестуром оказался Ярвин.
Граф  не особенно интересовался делами Храма, но о наставнике принца Эдмунда Авенмора слышал. Жена насколько раз упоминала его в своих рассказах.   Сестра лорда-канцлера была удивительным образом в курсе всех событий и сплетен в столице. Вряд ли ими снабжал ее брат. Он, как книжный червь почти безвылазно сидел в либрариуме, Матильда сама на это сетовала.  Но, при дворе осталось множество связей, а она была не только очень общительна и любопытна, но и странным образом умела сложить все, что узнавала в весьма  стройную картину, которую и излагала мужу, получив очередную весточку из столицы.  Ярвин, по ее словам, был человеком дальновидным, решительным и неглупым, чрезвычайно пекущимся об интересах Храма, готовым на все ради процветания веры. Член Капитула, лицо, приближенное к самому Верховному, не всякому доверят обучение принца короны.
Послать на север могли любого дестура, но послали именно Ярвина. Почему? Над этим стоило подумать.
- И что было дальше? – Граф вопросительно посмотрел на Бара, и по его потемневшему лицу понял, что. – Лейнхорст оказался неподалеку. Эван собирался по дороге навестить сестрицу, и вам предложили погостить в замке, поменять одежду, поправить лошадей, подлечить Росса? - граф криво усмехнулся. Подоплека истории становилась понятна.
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
15

 
 
25.01.1254. На ловца и зверь бежит.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей Киндрэт
DREAMS OF CROWN Разлом Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL