ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход
Доброго времени суток, друзья.

Продолжая совершенствовать наш мир, и в помощь тем, кто путешествует, и интересуется расстоянием между какими-либо пунктами,
рад сообщить, что карта мира в матчасти обновлена. В нее добавлена масштабная сетка, шагом в 50 км (32 мили)
Смотреть тут
Если нужен просто рисунок карты, то смотреть: физическая карта мира и карта с границами областей

Напоминаю, если изменения в матчасти не отображаются, следует обновить страницу

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 07.01.1253 На чистую воду 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Ровена Дисмор
Дочь герцога
avatar
Репутация : 234
Очки : 294


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Мар 22 2018, 08:37
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
1

Дата, время: 10.01
Место действия: замок Крэйстон
Участники: Тристан Райнхольд, Ровена Дисмор
Предыстория/суть темы: обговоренные десять дней тишины прошли, но леди Дейдре не торопится рассказать отцу правду о поступках мачехи. Задетая гордость леди Дисмор же не дает ей больше молчать, и она решает отправиться к герцогу самостоятельно.
Посмотреть профиль
 
Ровена Дисмор
Дочь герцога
avatar
Репутация : 234
Очки : 294


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Мар 22 2018, 09:02
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
2

Время шло. Минул месяц Ветров, прошел и праздник Начала Нового года, который был для Ровены каким-то траурным.  Хоть и ходили легенды о суровости и мрачности северян, что-что, а праздновать они умели. Что говорить, если и многие поминальные трапезы заканчивались громкими песнями и льющейся рекой медовухой. Сидя у камина и глядя на пляшущее пламя, девушка  вспоминала огромный зал Денлатора, украшенный колючими ветвями, свежий аромат хвои, смешанный с ароматами блюд, от которых ломились дубовые столы. С писками и визгами между ними носились ребятишки, размахивая деревянными мечами и мешая прислуге. Отец, во главе стола, с поблескивающими от удовольствия и выпитого глазами громко смеялся шуткам, горланил со всеми песни, отодвинув всю свою суровость на завтра. Близнецы, которые не могли обойтись без потасовки и развязавшие целый бой, пытаясь побороть друг друга, то пыхтя, то хохоча, то отдуваясь. Арен, сидящий по правую руку отца, следящий за всем и всеми, а потом поддавшийся всеобщему веселью. И музыка… музыка, которую порой заглушали зычные голоса и смех.
А что было в этот праздник теперь? Неизвестность. Она даже не знала, добрался ли Эйнар до Денлатора, перешел ли горы Арен, и живы ли оба сейчас. Все ли в порядке в родном замке, с отцом и братьями? Она не знала, вестей не было никаких.  С одной стороны, было хорошо, что не приходили вести о чьей-то гибели, о нападениях, с другой стороны эта изоляция выматывала. И взять и насладиться нахождением в гостях, общаться и веселиться  у нее не получалось. Слишком сильной была тревога, с каждым днем все усиливалось напряжение и все больше злило то, что она не может попасть домой. Более того, если в начале ее пребывания в замке, она могла беседовать и гулять с герцогиней, то сейчас об этом не было и речи. Встречались они только за общей трапезой, не разговаривали. Обе помнили тот вечер. Боялась ли Корнеллия, что Ровена пойдет к герцогу? Дни проходили, но Дисмор ждала, как и обещала. Леди Дейдре не торопилась, так же выжидала десять дней, а потом и еще парочку…
У Ровены лопнуло терпение. Герцог уже выходил из покоев, присутствовал за столом, хоть и не каждый раз. И не выглядел он тем, кто готов вот-вот опрокинуться обратно в могилу. Но его дочь упорно хранила молчание и после разговора с Дисмор, попросила еще дни на отсрочку. Однако, та терпеть больше не желала. Достаточно, что она сидит за одним столом с женщиной ,которая оскорбила ее! Нет, гордость была слишком задета, такого спускать она не собиралась. А раз Дейдре намерена тянуть дальше, то придется действовать самой. В один из дней Ровена отправила к герцогу служанку с просьбой принять ее, и, к ее удивлению, «немощный», по мнению его дочери, Тристан не отказал в разговоре.
- Ваша светлость, - войдя в кабинет герцога, девушка присела в коротком вежливом поклоне перед хозяином замка и прошла еще на пару шагов к нему, - Благодарю Вас, за то, что не отказали мне в разговоре. Я не хотела беспокоить Вас, но так сложились обстоятельства.
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Мар 24 2018, 03:03
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
3

- Право, дитя мое, что за странные сомнения - Тристан отложил письмо, которое пытался читать, и поднялся навстречу гостье, жестом указывая ей на кресло напротив тяжелого стола, заваленного целым ворохом свитков, скопившихся за время его долгой болезни. Выглядел он уже почти совсем здоровым, разве что осунувшееся лицо было бледнее обычного, а кисти рук, выглядывающих из широких рукавов пурпурного квезота истончились так, что сквозь кожу, казалось, можно было разглядеть каждую мелкую косточку. Правда выражение лица совершенно не соответствовало тому, как полагалось бы ощущать себя человеку лишь недавно чудом избежавшему смерти - оно было пасмурным и встревоженным, и чем дальше, тем больше.
Причина тревоги была проста, хоть и совершенно нова и непривычна. Корнелия. Его чудесная, милая девочка, такая заботливая и ласковая в первые недели его болезни, по мере его выздоровления словно отдалялась, становилась какой-то отчужденной и замкнутой, а на все попытки выяснить причину ее странного настроения отговаривалась то нездоровьем, то беспокойством за близких, то какими-то еще причинами, которые он находил совершенно неуместными, и тем более беспокоил его этот странный холодок, к которому он пока не знал как подступиться. Для Тристана его отношения с женщинами всегда были на первом месте, и даже такое экстраординарное событие, как нашествие на север, марш королевской армии сквозь его земли, возможные будущие экономические изменения, в случае нанесения Нормерии тяжелого урона, и, как следствие, изменение цен на лес, весьма важный для его герцогства - все это было не более чем лейтмотивом основной жизненной темы, а тема эта сейчас выглядела весьма тревожной и непонятной. Гостье, оставленной в его замке, он уделял не особо много внимания, благо, для повседневного ее времяпровождения было достаточно его жены и дочерей, но в случае какой-либо нужды гостьи, безусловно был готов ее выслушать, и помочь, чем возможно.
- Прошу, садитесь, и поведайте, чем могу вам служить? - он опустился в свое кресло лишь после того, как девушка села, сдвинул в сторону массивную мраморную чернильницу в ажурном кружеве пурпурного металла и несколько тубусов, расчищая перед ней некое свободное пространство, после чего откинулся на спинку кресла и с вежливым интересом воззрившись на свою гостью, сплел кончики пальцев упертых локтями в подлокотники рук, приготовившись слушать.
Посмотреть профиль
 
Ровена Дисмор
Дочь герцога
avatar
Репутация : 234
Очки : 294


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Мар 25 2018, 22:23
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
4

На какое-то мгновение, сидя напротив герцога, Ровена почувствовала себя так, словно пришла жаловаться отцу на одного из братьев, который дернул ее за волосы или отобрал игрушку. Словно она маленькая ябеда, а не оскорбленная гостья замка. Может, не стоило все это затевать? Но потом вспомнился и залитый чернилами сундук и дохлые мыши, надписи на стенах, а самое главное - вызывающее и не обоснованное поведение герцогини. Нет, это была не детская шалость, не злая шутка, а оскорбление, нанесенное и ей и ее дому.
- Милорд, я весьма благодарна Вам за то, что нашла приют под крышей Вашего замка. И мне бы не хотелось огорчать Вас, но выбора мне не оставили, - говорить было неловко. Вот сидит перед ней человек, который предоставил кров и стол, а его супруга облила ее грязью. И он об этом не знает ничего. Расстроится? Разозлится? – Дело в том, что Ваша супруга намеренно нанесла оскорбление мне, нарушив закон гостеприимства,…да и элементарную вежливость и этику.
Помолчав немного и постукивая кончиком пальца по подлокотнику, наблюдая за герцогом, она раздумывала, как лучше все объяснить, но в голову кроме правды ничего не приходило. А может так и лучше? С отцом всегда следовало говорить только голой правдой, может и с герцогом так же?
- Когда я прибыла в замок, Ее Светлость оказали мне самый радушный прием. Я смела надеяться на ее дружбу. Но вскоре начали происходить странные вещи. Сундук с моими вещами был залит чернилами, на двери в покои развешаны мертвые мыши, ночью кто-то проник в мои покои с неизвестной мне целью, но, предполагаю, желали напугать. Миледи обещала разобраться с этими происшествиями, однако, ничего не предпринимала. Тогда на помощь мне пришла миледи Дейдре. Каково было наше удивление, когда мы поймали в моих покоях ночью герцогиню, выводившую кровью надписи на стене, - девушка невольно поморщилась, вспоминая происшествие и чувствуя себя настоящей доносчицей. Но вот стоило вспомнить поведение герцогини в ее покоях, как снова вспыхнула злость, - Ее Светлость не пожелали мне объяснить своего поведения. Напротив, она обвинила меня в нарушении закона, никак не обосновав. Милорд, Боги свидетели и свидетельница Ваша дочь, что я не понимаю ни ее обвинений, ни таких низких поступков. Мне жаль, что я стала вестницей таких…новостей, но если мне не рады в замке, то предпочту услышать это прямо, а не являться предметом беспочвенных обвинений и оскорблений.
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Апр 09 2018, 22:12
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
5

С первых же слов девушки, Тристан удивленно сморгнул, точно сомневаясь - не ослышался ли, и вежливая заинтересованность в его взгляде уступила место неприкрытому изумлению. Он даже не двинулся, но, по мере того как она говорила - его глаза раскрывались все шире, а брови поднимались все выше. Нанесла оскорбление? Он был готов услышать что угодно, ну, мало ли, бывает, девушки не поладили, повздорили, но все дальнейшее было не просто удивительным! Это ввергало в шок! Мертвые мыши?! МЫШИ?!!! Да еще развешанные на дверях?! Сундук, залитый чернилами? Кровавая надпись на стене? КОРНЕЛИЯ? Боги великие!!! Тристану даже показалось, что возможно он так и не выздоровел, а наверняка так и лежит в лихорадке, и это - всего лишь очередное бредовое видение, потому что в его мировоззрении Корнелия и развешивание дохлых мышей ну никак не сочетались! Но при этом - все вокруг было невероятно реальным, да и к тому же у него ощутимо чесалось ухо, и четкость этого мало похожего на бред ощущения не оставляло никаких иллюзий. В то же время, невозможно было допустить и мысли о том, что Ровена Дисмор лжет, или хотя бы приукрашивает события. Так что же это такое? Как такое вообще может быть? Ладно бы Дейдре, или, тем более Ллевелла, Квестар или Сегейр. пока дети не выросли Крэйстон видел столько шуточек такого рода, что если бы каждая из них была камнем - их бы хватило, чтобы сложить замку еще одну башню. Но... Корнелия? Великие боги, как? Зачем, почему?! "Не объяснила причин?!!
- Обвинила в нарушении закона? - едва ли отдавая себе отчет в том, что повторил за гостьей ее же слова, потрясенно выговорил герцог. - Во имя всех двенадцати богов, какого именно закона?! Ох...
Он помотал головой, пытаясь таким незамысловатым способом уложить мысли в голове в какой-то определенный порядок. Не получилось. Человеческий череп, увы, не сундук, чтобы встряхиванием переместить в нем мысли, как вещи в сундуке.
- Прошу... прошу меня простить, я совершенно сбит с толку - наконец откровенно признался Тристан - Это совершенно непонятно для меня, и настолько не соответствует нраву моей супруги, что я, право, не знаю, что мне и думать. Чтобы Корнелия - и такое поведение без причин? В то же время я отнюдь не подвергаю сомнению ваши слова, и приношу вам извинения за эти неприятные события. Могу поручиться, что это ни в коем случае не является намеренным оскорблением от нашего дома вашему, поскольку я обо всех этих действиях ничего не знал, и приложу все усилия, чтобы этого не повторилось. Однако.... - он почесал мизинцем переносицу - Не будет ли с моей стороны бестактностью спросить вас о некоторых подробностях, чтобы постараться понять причину? Когда происходили эти... действия? И - какую именно надпись выводила герцогиня на стене, когда вы ее увидели?
Посмотреть профиль
 
Ровена Дисмор
Дочь герцога
avatar
Репутация : 234
Очки : 294


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 15 2018, 22:18
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
6

- Странные эти события начали случаться примерно за десяток дней до Дня начала нового года, - ответила Дисмор, чувствуя и облегчение и напряжение одновременно. С одной стороны было, ее обрадовало то, что герцог воспринял ее слова всерьез, но с другой, помня о его ранениях, она опасалась, что не молодому уже хозяину может стать плохо. – Сначала чернилами был залит сундук, через пару дней на двери в покои развешаны мертвые мышки. Затем кто-то проник ночью в мои покои, а затем на постель запустили тараканов. Все это время Ее Светлость были благожелательны и убеждали в том, что помогут мне, что шалит кто-то из детей. Но практически перед самым праздником леди Дейдре буквально поймала за руку герцогиню. Какую именно фразу выводила Ее Светлость, мы не знаем. Но предполагаю, что «уходи», так как она успела написать первые буквы.
Девушку невольно передернуло при воспоминании двух букв и скользящих по стене кровавых потеков. И как только герцогине могло в голову такое прийти? Прокрасться в чужие покои и кровью писать на стене какие-то послания? Может она не в себе? Мало ли, кто знает, вдруг на самом деле герцогиня слабоумная? Ведь у здорового человека не могут быть такие безумные глаза. Да и разве может нормальный человек, супруга хозяина замка, вытворять такие дела? Она даже будучи ребенком, не посмела бы так себя вести! Нет, может она и разукрасила бы с удовольствием стены в комнате Лиана, но не в покоях гостей!
- Мне бы хотелось выяснить все, милорд. Услышать от герцогине связно в чем состоят ее обвинения и каковы были цели таких… таких поступков. Заставить меня покинуть замок? Тогда почему нельзя было сказать это прямо.
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Апр 22 2018, 16:44
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
7

Тристан, впрочем, был совсем непохож на человека, готового побледнеть, схватиться за сердце, или свалиться носом вперед с апоплексическим ударом. Он был жилист, сухопар, так крепко сбит, что и на шестом десятке оставался строен и силен как в молодости, а здоровьем и вовсе отличался поистине железным, как, впрочем, и подавляющее большинство жителей Магнарского края, которым удалость в детстве пережить все причуды жестокого местного климата. В Магнаре считалось, раз уж человек дожил до зрелости, то болезни над ним уже не властны, и, как ни странно, по большей части эта примета оказывалась права. Так что он слушал Ровену весьма внимательно, не отвлекаясь ни на какие посторонние эмоции, и лишь глаза его раскрылись еще шире, при упоминании о... боги великие.... Тараканах?
Эта новость была столь ошеломляюща, что в первое мгновение вытеснила, и едва не заставила пропустить мимо ушей то, главное, что было в словах гостьи.
За десяток дней, до дня Начала года?
Тристан озадаченно откинулся на спинку стула, опираясь локтем о подлокотник, и в задумчивости постукивая по губам тонким, сухим, длинным пальцем, вежливо-заинтересованное выражение в его глазах словно сменилось каким-то провалом, словно он смотрел не на собеседницу, а сквозь нее, а седеющие густые брови медленно, но неотвратимо сдвигались к переносице, сходясь к ней под острым углом.
За десяток дней до дня Начала года.
А ведь примерно в это же время Корнелия и стала словно бы отдаляться от него! Стала проводить все меньше времени в его комнате, и глаза у нее изменились, и это милое ощущение теплого, доверчивого комочка, который так приятно было заключить в объятия, сменилось на восприятие какой-то отдаленной, вечно ускользающей фигурой, от которой ощутимо веяло холодом. Боги, а ведь он столько дней гадал, не привиделась ли ему эта перемена, пытался понять и определить ее причины, пытался понять, как вернуть обратно свою милую девочку, которая слушала по ночам страшные сказки в его спальне, а потом залезала греться к нему в постель.
Что же это получается? Вот, получается, чем была занята Корнелия, оставляя его на долгие часы в обществе детей или прислуги? Преследованием гостьи! Но, во имя отца-Торна, зачем? "Уходи"? А зачем Корнелии пытаться выгнать девушку, которой она поначалу совершенно искренне радовалась? Что вдруг произошло, что Корнелия разом ополчилась на гостью, а к нему самому неуловимо, но совершенно определенно, изменилась настолько, что лишь многолетнее служение Элине и суеверие не позволяли ему даже подумать словом "охладела"
Сопоставив по времени эти два факта, он получил бы вполне определенный ответ. Да и сейчас мог бы его получить, но он попросту не влезал в голову. Такое может придуматься женщине в любое время, но ведь он-то лежал раненый, а значит от подозрений такого рода, был полностью чист. Или... нет? Полно, да не льсти себе! Это ж в голову же прийти не может?
А если не это, то что тогда? Какого стуканца ей тогда взбрело в голову все это выделывать? Ведь не просто же так!
В отличие от большинства мужчин, относившихся к женщинам свысока, Тристан, всю свою жизнь преданно поклонявшийся Элине, во всех ее женских воплощениях, никогда даже мысли не допускал думать о них снисходительно, вроде "Женщины! Мало ли какая дурь у них в голове!", и допустить что какая-бы то ни было женщина вдруг, ни с того ни с сего, начинает совершать нечто столь невообразимое, просто потому, что ей какая-то блажь в голову вступила - он никак не мог. У всего есть причина, и эту причину он собирался отыскать.
Мысль его вернулась к пресловутой надписи, и, соответственно к упоминанию Дейдре. Очередному упоминанию. Интересно, а это к чему? Да и что Дейдре делать в спальне Ровены? Зашла по-дружески? По-дружески? Это было непривычно, Тристан хорошо знал своих детей, и прекрасно знал, что ни одна из его дочерей никогда не испытывала дружеской симпатии к представительницам своего же пола. Ведь все они были соперницами, все были конкурентками в охоте на мужчин, девочки просто физически неспособны были к дружбе с другими девочками, с тех пор, как расцветали, их собственная горделивая красота (о да, и этот факт Тристан осознавал с особенной гордостью, что все дочери его были поистине красавицами) попросту не позволяла им быть никому подружками, как не могут дружить горные орлицы с кроткими фазанихами, поскольку все женщины, даже собственные сестры, воспринимались ими не иначе как соперницы в том, царстве женской прелести, в котором они полагали себя царицами. А Дейдре, значит, подружилась с Ровеной? Что ж, это, конечно, хорошо, но как-то... непривычно, что ли...
К тому же, кое-что в словах девушки довольно неприятно царапнуло, и, Тристан невольно нахмурился, и проговорил после довольно ощутимой паузы.
- Прошу вас, не омрачайте своих мыслей такими выводами, дитя мое. Моя семья велика, скажите, неужели кто-нибудь из будь то Дейдре, или остальные мои дети, или я сам, когда-либо давали вам повод заподозрить, что в моей семье не чтят законов гостеприимства? - он говорил так кротко и мягко, что разве что очень внимательное ухо уловило бы в его словах едва заметный укор. - О, надеюсь, что нет, поскольку эта не так. Особа гостя всегда священна в нашем доме, надеюсь вы не хотели нанести мне обиду, усомнившись в этом. Что касается такого поведения моей супруги - для меня это, поверьте, истинная неожиданность. И, даю вам слово, такого более не повторится. Я постараюсь разобраться и разрешить это дело теперь же, и, начну прямо сейчас. Право... - он перебил сам себя, прищелкнув пальцами, вдруг осененный вопросом, возникшим только сейчас, вопросом, поставившим его в тупик. Настолько, что проще было спросить немедленно, чем гадать. - О боги, леди, но, почему же вы молчали столько дней? Прошло более двух дюжин дней! И все это время вы могли бы провести в безмятежном спокойствии, если бы сообщили мне об этих странностях сразу же, ибо, я тотчас же принял бы меры. Почему же вы не сказали мне обо всем тотчас же?
Посмотреть профиль
 
Ровена Дисмор
Дочь герцога
avatar
Репутация : 234
Очки : 294


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Май 09 2018, 00:47
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
8

Герцог молчал. Молчала и гостья замка, лишь наблюдая за собеседником по ту сторону стола. Право, услышать то, что она ему поведала вряд ли можно назвать приятной историей. Пожалуй, это была бы забавная история, если бы речь шла о ком-то из детей, которые еще в силу возраста подвержены забавам и шалостям, пусть порой жестоких, требующих наказания или серьезного разговора. Но вот услышать, что такие пакости устроила твоя жена, хозяйка замка, взрослая женщина, как минимум неприятно. А еще непонятно. Ровена видела, что герцог, как и она, находится в полнейшем недоумении. Пытается ли он понять хоть какой-то смысл, увидеть какое-то значение или намек на логику в поведение герцогини, как пыталась все эти дни понять Ровена, она не знала. Но даже если и пытался, то маловероятно, что нашел. А через пару долгих, томительных минут Дисмор убедилась – не нашел.
Она не торопила его, не задавала более вопросов, лишь ждала, поглаживая кончиками пальцев подлокотник кресла, в котором сидела, потихоньку и сама уходила в глубокую задумчивость. Мысли от герцогини перетекали к ее супругу ,а от герцога к собственному отцу, к тоскливым, путаным мыслям о неизвестности, накрывшей густым туманом вот уже месяц ее жизни. И услышав, наконец, голос герцога, Ровена вздрогнула и не сразу поняла, о чем он.
- Нет, разумеется, нет, - немного сбивчиво ответила она, собирая мысли в кучу и возвращаясь к теме разговору. Вопрос уже был более понятен, а ответ настолько прост, для нее ,что она пожала плечами, - Ваша дочь, леди Дейдре, просила не беспокоить Вас до Вашего выздоровления. Она обещала, что примерно через десять дней сама поговорит с Вами об этой ситуации, но в итоге этого не произошло, и я пришла к Вам сама.
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 13 2018, 18:08
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
9

Герцог снова нахмурился. В череде непонимания появилось еще одно, едва ли не более непонятное, чем все остальное. Как же это так? "Не беспокоить до выздоровления" - было вовсе непохоже на правду, просто потому, что не то, в подобном бережном отношении уже месяца полтора как не было никакой надобности, и чувствовал он себя превосходно, хоть и не выходил еще к общему столу. Дейдре об этом, в отличие от леди Ровены, прекрасно знала, так почему же воспользовалась такой нелепой отговоркой? Не хотела, чтобы о поведении Корнелии ему стало известно? А почему?
О том, что Дейдре, мягко говоря, не в восторге от мачехи, он знал. Хоть она, благоразумно, и не проявляла своего недовольства в открытую, но уж он-то знал свою дочь, и уже не раз имел возможность наблюдать ее реакцию на то и дело появляющихся новых герцогинь, так что прекрасно знал, что первые месяцы станут довольно напряженным временем взаимной притирки, и только потом, если повезет, девушки смогут подружиться. Так с чего же вдруг, Дейдре так настойчиво старалась не дать гостье рассказать о странностях поведения Корнелии? Ведь по логике, ей бы следовало, напротив, возрадоваться, что новая мачеха ведет себя неприличным образом, и напротив, поскорее довести это до его, Тристана, сведения, и, протирая руки, дожидаться для этой самой мачехи неприятностей. А тут, получается, она старалась замять дело?
Это было еще более непонятно.
- Что ж... еще раз приношу вам свои извинения, и благодарю за то, что пришли ко мне. - произнес он, наконец, поднимаясь - И не беспокойтесь ни о чем, я приложу все силы к тому, чтобы в дальнейшем ваше пребывание в Крэйстоне ничем не омрачалось.

Хорошо было обещать. А вот как это сделать? Да и что там сделать, как, для начала, это вообще понять?
Проводив гостью Тристан глубоко задумался, вертя в уме все, что мог припомнить за последние месяцы о Корнелии и Дейдре. И свои тайные опасения заодно.
В конце концов он пожал плечами. Чем бесполезно теряться в догадках - не проще ли поговорить с Корнелией. И - эта мысль заставила его мечтательно улыбнуться - быть может беседа поможет, наконец, сломать неведомо откуда взявшийся в ее поведении лед?
Он запахнул поплотнее квезот, ибо в коридорах Крэйстона было довольно холодно, и направился отыскивать жену, сожалея, что зима поневоле заставляет ограничиваться стенами замка, а ведь как хорошо было бы увлечь ее для разговора по душам, скажем, в сад, или на прогулку по живописным окрестностям.
Посмотреть профиль
 
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 208
Очки : 348


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Май 14 2018, 17:32
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
10

С той кошмарной ночи, когда Дейдре поймала Корнелию в комнате леди Ровены, прошло уже достаточно времени, чтобы последовало наказание. А его все не случалось. первые дни Корнелия боялась высунуть нос из своих покоев и разыгрывала перед всеми внезапную головную боль, но пребывание в четырех стенах, в постоянном ожидании справедливой кары, было настолько мучительно, что герцогиня стала делать небольшие вылазки. Ей даже хотелось, чтобы развязка поскорее наступила и избавила ее от пытки неизвестностью. Но Тристан не спешил выносить приговор, и вообще делал вид, что ни о чем не догадывается. И леди Ровена вела себя спокойно и уверенно, из чего Корнелия сделала вывод, что судьба ее давно уже решена, просто по какой-то причине ей ничего не говорят. Может, специально - чтобы усугубить ее мучения. А может, просто не считают нужным сообщать раньше времени об ожидающей ее казни. Какой она будет? Ссылка в храм к дестам? О, это было бы еще очень великодушно... А если Тристан с позором отправит ее домой? Корнелия же не переживет издевок Теодора - а он не преминет пройтись на тему того, что Корнелию не выдержал даже такой женопожиратель, как Тристан Магнарский.
А что, если... если ее запрут в каком-нибудь ужасном подвале? И оставят там на всю жизнь? Тристан, конечно, вел себя с ней очень вежливо и заботливо, но кто знает, как он себя поведет, когда узнает, как она издевалась над его любовницей? Может, он такой добрый и хороший, только когда не задевают его женщин?
Дни шли, Корнелию по-прежнему не трогали, и она все больше и больше убеждалась, что готовится что-то грандиозное. Уже ей стали казаться подозрительными перешептывания служанок за спиной, и стража возле ее покоев смотрела на нее с каким-то скрытым сожалением или презрением... корнелия стала вздрагивать от любого случайного звука: скрипа или стука. Ей все казалось, что это пришли за ней, чтобы отволочь в подвал и оставить там наедине с призраками... с настоящими призраками, которым может не понравиться, что она пыталась в них переодеваться.
Корнелия сделалась нервной, дерганой, очень плохо спала по ночам. Она совершенно утратила интерес к тому, как выглядит: украшения, ленты, прочие мелочи, которые необходимы девушке, чтобы прихорашиваться, теперь были позабыты. От постоянного недосыпания под глазами Корнелии явственно обозначились темные круги, что не добавляло ее образу привлекательности. Да она уже больше и не нужна была. Зачем десте быть красивой? Да и в сумраке подземелья, среди крыс и привидений - кому нужна будет красота?
Вот и сегодня она не стала особенно утруждать служанок. Ткнула в первое попавшееся на глаза платье темно-синего цвета, буркнула, чтобы убрали волосы в простую косу и, как только одевание и причесывание было закончено, выставила всех вон, а сама принялась мерить шагами свою комнату. Ее страх достиг уже того предела, когда надо было делать хоть что-то, потому что в противном случае могла случиться некрасивая истерика. И Корнелия решила, не дожидаясь приговора, хотя бы собрать свои вещи. Занять хоть чем-нибудь измученный перебираниями вариантов возмездия мозг. Но, разложив по кровати шкатулки с драгоценностями и перебирая их, она внезапно забыла, что хотела решить, что брать с собой, а что - оставить, и углубилась в воспоминания, связанные с каждым кольцом или брошью. Что-то ей дарили родители, что-то перепало даже от Теодора, было несколько фамильных вещей... а потом ей в руки попал свадебный гарнитур, и герцогиня, подержав недолго в руках переливающиеся камни, внезапно отшвырнула их прочь, будто это были не прекрасные камни, а ядовитые змеи или еще какая-нибудь мерзость. Камни с легким шорохом разлетелись по ковру, и одновременно с этим послышался звук открывающейся двери.
- Я же сказала, чтобы меня не... - начала было возмущенно Корнелия, но, повернувшись, убедилась, что служанки и не думали ее беспокоить.
В ее комнате стоял сам Тристан Магнарский.
"Ну вот и все, - холодея, подумала Корнелия. - Сейчас решится моя судьба..."
Она неловко сползла с кровати, одернула измявшееся платье и, стараясь сдерживать невольную дрожь, изобразила вежливый поклон.
- Милорд? - в ее слове было и приветствие, и вопрос одновременно.
"Пусть он скорее скажет, какое наказание меня ждет..."

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пт Май 25 2018, 20:40
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
11

*совместно

Тристан едва заметно вскинул бровь в удивлении, озирая разлетевшиеся по полу украшения, пока подходил к жене, и с тем же удивлением, к которому теперь отчетливо примешивалась тревога, перевел взгляд на нее, и осторожным, мягким движением опустив ладони на ее плечи, повернул к себе в полуобъятии, с той же тревогой заглядывая в глаза.
- Ты сегодня не в духе, душа моя? Кто тебя рассердил?


Лицемерие супруга заставило Корнелию настороженно посмотреть на него, но она сразу же отвела взгляд, испугавшись, что не выдержит и поддастся его обаянию. Коварный какой! Неужели его любовница за все это время не успела ему нажаловаться? А может, он приворяется теперь, чтобы... чтобы что? Этот вопрос поставил Корнелию в тупик.
- Я... я укололась о застежку, - соврала она, глядя куда-то в сторону. - Все хорошо, меня никто не рассердил, вам показалось, милорд.


Брови герцога поползли еще выше, приняв такую четкую линию "домиком", что в сочетании с широко раскрывшимися от изумления глазами, это выглядело почти комичным.
- С каких это пор ты снова называешь меня "милорд", да еще и на "вы"? - он взял ее руки в свои, сложил ее пальцы щепотью, и по очереди поднес кончики пальцев каждой кисти к своим губам, в совершенно детской традиции "поцеловать, чтобы не было больно".
- И все же, ты, похоже явно не в духе - огорченно констатировал он, после этой процедуры, внимательно вглядываясь в ее отведенные глаза, опущенные плечи... Да что с ней такое происходит, что аж светившаяся словно бы изнутри девушка выглядела сейчас такой потерянной и несчастной. Тут он вспомнил то, с чем, собственно сюда и шел, и прищелкнул пальцами, снова заулыбавшись - Впрочем! Я сейчас узнал нечто такое, что, надеюсь, тебя развеселит. Иди сюда, - он потянул ее к креслу, сел, и усадив ее боком себе на колено, приобнял за талию, с удовольствием глядя снизу вверх в ее озадаченное лицо. Какая она все-таки юная! Как восхитительно непосредственны ее черты, так явно растерянные и смущенные, как удивителен дар великой богини, подарившей ему эту чудную свежесть, ему одному! Да, она похоже не на шутку чем-то расстроена, хоть и пытается это скрыть, право, до чего же неудачно пытается, но даже сама эта неловкость, совершенно детская искренность, которую ну никак не могли затереть заученные манеры, были полны такого очарования, что он нескрываемо залюбовался этой попыткой,  а его глаза аж заискрились улыбкой, когда, прежде чем заговорить, он с тем же удовольствием отвел от шеи девушки золотистый локон, выбившийся из косы.
- Да! Так вот, мне сейчас нанесла визит наша гостья, и рассказала столь любопытные вещи, что я ушам своим не поверил! Ты что, и вправду подсовывала ей мышей, чего-то там писала на стене, и творила еще чего-то, уж не упомню сейчас прочие подробности ее рассказа? Неужели правда?


Герцог, определенно, над ней издевался. Вспыхнув от обиды, Корнелия совсем позабыла о своем, когда-то данном обещании быть самой лучшей женой. Она краем сознания понимала, что лучше всего было бы сейчас повиниться перед супругом, попросить прощения и пообещать, что она ни за что не посмеет повторить такое снова. Раз он пожелал эту Ровену, то лучшей в мире жене следовало тактично отступить в сторону и не мешать супругу развлекаться. Но Корнелию коробило даже при м ысли о таком отношении.
— Да, это правда. - Подтвердила Корнелия, которую не обманул легкий тон герцога. Скорее всего, он сейчас изменится и станет злым... и прикажет ей убираться вон... Что ж, к этому Корнелия была давно готова.
- Прошу вас, милорд, не притворяйтесь, это невыносимо! - не выдержала она. - Вам прекрасно известна причина моего поведения. Да, я подбрасывала и мышей, и тараканов, и чернила я вылила, и привидением тоже была я! И надпись на стене я написала! И что теперь? Имейте в виду, я не считаю, что должна извиняться! И даже не подумаю этого делать! Я лучше просто уеду, и тогда сможете спокойно делать, что захотите!
И Корнелия сделала резкое движение, намереваясь встать.


- И мышей? - восхищенно ахнул Тристан, но продолжение ее речи было совсем неожиданным. Корнелия... злилась? Да, пожалуй не то, что бы, но выглядел этот порыв просто восхитительно, и, хотя он совсем ничего не понял, и еще больше запутался, но получить удовольствие от красоты этой вспышки ему это не помешало. И выпускать он ее и не подумал, наоборот, еще попридержал, обнимая уже не одной а двумя руками, точно и вправду вдруг подумал, что она вот прямо сейчас испарится или сбежит, все так же глядел на нее снизу вверх, теперь уже с оттенком более деятельного любопытства, и еще более заинтересованного желания.
- Тшшш, тише-тише, душа моя. Что это с тобой такое? Во-первых никуда я тебя не отпущу, с чего это ради тебе куда-то уезжать? Хотя бы потому, что "делать все что хочу", в твое отсутствие ну никак невозможно - в его глазах заблистали совершенно особые золотинки, и, разомкнув руки, он мягко погладил девушку по боку и бедру, с нескрываемым удовольствием. - Я, видишь ли, уже давно оправился от раны, и хотя обещал тебе не настаивать на своих супружеских правах, пока ты меня еще боишься, но хотя бы наслаждаться твоим обществом у меня право никто не отберет, а я все-таки лелею надежду, что ты все же сменишь гнев на милость. А что касается причин - с чего ты решила, что я их знаю? Хотя-я-я - он откинул голову на подголовник, осторожно поправил все тот же локон, едва коснувшись кончиками пальцев ее шеи, и едва заметно качнув головой, как о какой-то безделице из разряда "плавали, знаем" - Если припомнить мотивацию того же Квестара с Эльфгаром, или Ллевеллы с Сегейром, Дайзы и Дейдре, когда они устраивали разного рода похожие проказы, то, пожалуй, сам вопрос о причине выглядит нелепо. Разве нужен молодежи повод, чтобы пошалить? Ты лучше скажи, ты что, и правда мышей ей подсунула? - он снова не выдержал и прыснул от веселого любопытства - Живых? И не боялась? Откуда раздобыла-то?
Посмотреть профиль
 
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 208
Очки : 348


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Май 26 2018, 13:49
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12

Поведение супруга до такой степени не соответствовало тому, чего ждала от него Корнелия, что она забыла злиться, и теперь озадаченно смотрела в его лицо. Он - смеется? Вся эта ситуация, которая принесла ей столько страданий, отняла столько сил и вытрепала все нервы - его только позабавила? Что же тогда за человек Тристан Райнхольд, раз его искренне веселит то, что его жена пакостит его же любовнице?
Озадачивало еще одно - его отношение к ней, к Корнелии. Будто бы ничего серьезного не случилось. Будто бы он и не думал об измене. Он говорил по-прежнему тепло, из взгляда не пропали веселые искорки, а его руки обнимали ее так мягко, что Корнелия уже почти поверила, что все случившееся - только глупый сон. Вот бы и правда это оказалось сном - ее подозрения, ее ревность к леди Ровене, и ее отвратительные выходки... Рядом с Тристаном было очень уютно и как-то по-особенному хорошо. Все прочее казалось не стоящим внимания, а единственное, что было важным - это его голос, его смех и его взгляд.
И в тот самый момент, когда Корнелия была готова, позабыв обо всем, поделиться с мужем всеми подробностями своих проделок, она вдруг некстати вспомнила, как столкнулась с леди Ровеной, выходящей из его спальни в неподходящее для визитов время. А потом - как увидела служанку, которая несла изумрудное ожерелье в подарок леди Ровене.
Корнелия холодно взглянула на мужа. Интересно, а с леди Ровеной он вел себя так же? Так же смеялся, так же обнимал? А, может быть, у них все зашло куда дальше, чем она могла себе представить?
И корнелия вновь почувствовала злость. Она толком не понимала, почему злится, но мысль о леди Ровене рядом с Тристаном вызывала в ней неуправляемую ярость и гнев.
- Вам что, правда интересно, как именно я травила мышами леди Ровену? Хотелось бы мне знать, почему, - угрюмо ответила она мужу. - Мне казалось, вам это должно очень не понравиться. Не понимаю, почему вы смеетесь. И, может, скажете уже, как намерены наказать меня за то, что я причинила столько беспокойства вашей...
Корнелия готова была откусить себе язык. Ну что ей стоило просто рассказать, как она отправила Тинту проверить все мышеловки в погребе, а заодно отнять у рыжего кота его добычу? Едва ведь не ляпнула - "Вашей любовнице"!
- ... вашей.... гостье, - выкрутилась она наконец.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 27 2018, 13:47
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
13

Ее хмурый вид еще больше развеселил герцога. Ну, право, что за очаровательное дитя, ну совершенно детские повадки - нашкодить, а потом сидеть с угрюмым видом, как будто это кто-то другой вынудил совершить нелицеприятный поступок, а потом сам же, нечестным образом, пришел требовать за это ответа. Сколько уже раз он такое видел, боги, и если поначалу еще иногда сердился, то потом уже не просто привык, но еще и проникся этой самой неповторимой атмосферой детских шалостей. Ведь дети вырастают, перестают шкодить, рано или поздно, сами по себе, безо всяких там нотаций, когда приходит время, и каким же, спустя годы, очарованием веет от тех самых детских проделок, которые когда-то способны были его возмутить! И эта вот мордашка насупленная, боги-боги, до чего мила в своей неподдельной озадаченности и досадливых опасениях!
Эта мысль заставила его вновь улыбнуться, и потереться щекой о плечо жены, подобно огромному коту,
- Ну- во-первых не моей, гостье, а нашей, душа моя - мягко промурлыкал он, жмурясь от удовольствия, и поднял на нее сияющие спокойным, уверенным удовлетворением глаза, и с той же улыбкой осторожно прикоснулся кончиком пальца к кончику ее носа. - Ты теперь - герцогиня, и хозяйка Крэйстона, и все гости в нем - в той же мере и твои, что и мои, ты об этом забыла? А во-вторых....хех... хих... о-о-о боги! - он не удержался, и снова прыснул, представив себе Корнелию, с мышью в руке, и картинка оказалась столь красочная, что смешок его перешел в добродушный, раскатистый хохот, с которым он повалился назад на спинку стула, опрокидывая на себя при этом, Корнелию, как маленькую девочку, и принялся тормошить ее, смеясь и не отрывая от нее искрящихся весельем глаз.
- Мыши! Живые! Боги, я был уверен, что ты, увидев мышь, взберешься на шпиль башни, и будешь сидеть там, пока этого страшного зверя не изловят! А ты их еще и касалась, да еще и с ними что-то делала? Боги, как представлю тебя с живой мышкой в руках! Как ее вообще держать? За хвост? Душа моя, ты полна невероятных сюрпризов! Вот уж не представлял в тебе таких скрытых талантов, ну и ну!
Посмотреть профиль
 
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 208
Очки : 348


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 27 2018, 14:29
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
14

Как ни старалась Корнелия оставаться суровой и мрачной, у нее не получилось. И ни у кого бы в таком положении не получилось - у Тристана был очень заразительный смех. Вдобавок, он очень красочно нарисовал картину перепуганной живой мышью Корнелии... и, видят боги, это было слишком смешно, чтобы продолжать дуться. В конце концов, такой мужчина, как Тристан, имеет право на развлечения, а ее, Корнелии, дело, как хорошей жены - эти развлечения не замечать. И постараться не раздражаться при мысли о них... и вообще. сейчас не хотелось думать ни о каких похождениях супруга.
Корнелии было слишком весело, чтобы злиться. И она улыбнулась - сперва неуверенно, а потом смелее. А потом представила себе, какое лицо было у леди Ровены, когда она обнаружила гирлянду мышей на собственной двери - и расхохоталась.
- Они были не живые, - слегка прерывающимся от смеха голосом пояснила Корнелия. - Они были уже дохлые... И я умерла бы от ужаса, если бы прикоснулась хотя бы к одной. Мне... мне помогли их развесить на двери леди Ровены. Сама бы я на такое не осмелилась, вы что!
И она снова засмеялась, чувствуя, как с каждой секундой страшный груз, давивший на нее столько дней, потихоньку тает. Никто не собирался ее наказывать, изгонять, запирать в храме и даже просто ругать. Тристан счел ее выходки детским ребячеством и веселился, а не гневался. Значит, она по-прежнему герцогиня и хозяйка Крэйстона.
Правда, ее радость омрачало осознание того, что леди Ровена по-прежнему останется в замке и будет навещать ее супруга, но с этим просто придется смириться. Ведь Эбергер частенько позволял себе подобные делишки. Видимо, все женатые мужчины ведут себя подобным образом.
Радость Корнелии все же померкла, когда она представила, как леди Ровена будет разгуливать по Крэйстону в подаренном Тристаном ожерелье и посматривать на законную жену герцога сверху вниз, но Корнелия постаралась отогнать подальше это видение. Не навсегда же здесь леди Ровена. Вот вернется ее брат из похода - и заберет сестру домой. И снова Тристан будет принадлежать только Корнелии...
"До тех пор, пока не появится новая леди Ровена" - ехидно шепнул ей внутренний голос.
Вздохнув, Корнелия поднялась с колен Тристана и отошла к окну.
- Я еще и тараканов ей подкидывала. Точнее, не сама. Целый дождь из тараканов... - мстительно проговорила герцогиня и злорадно улыбнулась. - Прямо на ее постель! Живых!

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 27 2018, 21:04
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
15

* совместно

- Бррррр, ужас какой. - Тристан поежился, явно представив этот тараканий дождь на свою собственную голову. - Вот уж чего не понимаю, так это того, почему от визга весь замок не перебудился, и почему она выжидала столько времени, чтобы пожаловаться. А ты! Не приписывай этот подвиг только себе! - с деланным возмущением, ткнул в ее сторону пальцем посмеивающийся герцог, комфортно вытягивая ноги, и с удобством располагаясь в кресле, опираясь подбородком на раскрытую ладонь, упертой локтем в подлокотник руки, и с веселыми искринками в глазах глядя на жену. - То, в чем тебе помогли - не считается. Это уже не только твоя проделка, получается! Так что, тараканы не в счет, заслуги пополам с... кто там тебе помогал. А как насчет кровавой надписи? Чья кровь-то была?


- Куриная была кровь, - с вызовом ответила Корнелия, обернувшись к супругу и чувствуя все возрастающее желание доказать ему, что она тоже кое-что умеет делать и без посредников. - И я писала собственноручно! И привидение я сама изображала! Но кто же мог подумать, что она примется хватать привидение за руку?! У нее совершенно нет воображения! А если бы это было настоящее привидение?
И только выпалив последнюю фразу, Корнелия прикусила язык. Она совершенно не понимала, с чего вдруг принялась делиться с Тристаном подробностями своих проделок, и теперь досадовала на то, что так неосмотрительно распустила язык.
- А когда леди Ровена рассказала вам обо всем? - спросила Корнелия осторожно. Ей стало очень интересно, почему леди Дисмор так долго молчала.


- За руки хватать?! - Тристан ошалело заморгал глазами, и вдруг разразился новым взрывом смеха - Сознавайся, кто из вас в этом случае больше перепугался от неожиданности? Ох, боги это ж додуматься надо! А молодец, кровавые надписи писать у нас даже Ллевелле с Сегейром в голову не приходило- он приподнялся, и протянул руку к жене, явно приманивая ее к себе. Поймав за руку, притянул, и снова усадил себе на колено, с удовольствием передвинувшись в кресле так, чтобы ей было удобно.
- А вот сейчас как раз и пришла. Сегодня. Я как ее выслушал, настолько изумился, что прямиком к тебе, расспрашивать. - его глаза вспыхнули снова смехом, но вслух он ограничился улыбкой, и как ребенка, погладил Корнелию кончиками пальцев по спинке носа - Можешь себе представить, как был удивлен? Я же предполагал, что ты даже в мыслях никаких шалостей такого рода не допускала, а тут - столько сразу, да таких, что даже мои сорвиголовы не постыдились бы!
Он хмыкнул, припоминая кое-какие прегрешения Квестара с Эльфгаром, и прищелкнул пальцами, вспоминая, что хотел спросить,
- Кстати! А кто это тебе помогал, с тараканами и мышами? Уж не Дейдре ли?
Посмотреть профиль
 
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 208
Очки : 348


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 27 2018, 21:40
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
16

* совместно
- Сегодня? А все эти дни - выходит, молчала?! - удивилась Корнелия и с подозрением посмотрела на мужа. Вряд ли ему нужно было обманывать - да и для чего? Но выходило так, что все эти дни леди Ровена приходила к нему - или он к ней - и она не обмолвилась ни словом о том, что творила Корнелия? Выходит, у них были иные темы для разговоров...
Корнелия покраснела от злости, когда подумала о том, что, возможно, ее муж и леди Ровена вовсе не утруждали себя разговорами в моменты встречи - поскольку были заняты гораздо более увлекательными делами. Ох, ну как можно привыкнуть к этой мысли? Конечно, леди Ровену можно понять - противиться обаянию Тристана, в особенности, когда он так близко, было очень сложно. Но до чего же тяжело принять факт его измены... И до чего же хочется спросить его, неужели и с леди Ровеной он так же смеялся и был таким же милым? Но такое не спросишь...
- Дейдре? - переспросила рассеянно Корнелия. - Почему Дейдре? Нет, вовсе нет, наоборот! Она так рассердилась, когда все узнала. Мне помогала... милорд, я не скажу вам, кто мне помогал, я не могу допустить, чтобы бедная девушка пострадала из-за моей глупости!

- Не Дейдре? - Тристан впервые, за все время разговора, едва заметно нахмурился. - Странно.
Однако, несмотря на нахмуренный и сосредоточенный вид, он и не подумал отпускать жену с колен, и, напротив, принялся объяснять, не видя никаких причин что-либо утаивать.
- Дело в том, что я ведь спросил леди Ровену, почему она не пришла раньше. Ведь любой гость бы прямиком помчался к хозяину жаловаться, все так и делали всегда, а тут, получается, дюжина с лишним дней прошла. Она и ответила, что, мол, Дейдре упросила не тревожить меня, пока я не оправился от ранения, а вот сегодня, раз уж я уже два дня к столу выхожу, выходит, уже можно стало. Но.... - он на секунду снова нахмурился, поглаживая жену по боку - Я вот, когда пытался понять, какой Дейдре интерес замалчивать эти проделки, решил, было, что вы с ней вдвоем озоровали, и она их теперь скрыть пытается. А если нет, то какой был ей смысл... Герцог невнятно пожал плечами, словно бы отметая мысль, которую пока не мог понять, и снова поднял на жену взгляд, из которого уже исчезла только что сквозившая в нем озадаченность.
- Ладно, про Дейдре потом, раз пока не понимаю. А что за девушка? Да не бойся ты, ничего ей не будет. За что ее наказывать-то? Ты ж теперь госпожа Крэйстона, ее долг был тебя слушаться.

Но Корнелия не ответила сразу на вопрос супруга, она слегка отстранилась от него и смотрела с таким выражением, будто видела его впервые.
- То есть, вы хотите сказать, что леди Ровена почти дюжину дней к вам не приходила?! Но... как? Почему?!
Корнелия мало разбиралась в любовных интрижках, но была уверена, что любовники, особенно если живут в одном замке, видятся гораздо чаще, чем раз в дюжину дней.
- Совсем странно... - прошептала она, хмуря лоб. Может, они поссорились? Ах, до чего было бы тогда все здорово! Но если поссорились - леди Ровена бы не пришла... Это все было очень запутанно и непонятно.
Корнелия едва услышала вопрос о помощнице.
- Это всего лишь служанка с кухни, Тинта, - призналась она. - Но я пообещала ей, что все будет хорошо, и если что, ее не накажут.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 02 2018, 19:46
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
17

* Совместно
- А как ей ко мне прийти? - искренне удивился Тристан - Я же только два дня как стал к столу выходить, и вообще, сама знаешь, до гостей ли мне было все это время. Хотя... - он состроил шутливо-обиженную физиономию, и слегка потянул ее за выбившуюся из косы прядь - Ты, душа моя, в последнюю дюжину дней, меня вниманием не баловала, могла бы и не заметить. Чем я тебе не угодил-то, кстати? Все полагал, что как только на ноги встану, так жену любимую все время с собой рядом видеть буду, а ты, как опасность миновала, ко мне как охладела.  - обиженная гримаса на его лице долго не продержалась. Уж очень хорошим было настроение, и настолько чудесно снова сидеть вот так, с ней в обнимку, что даже изображать недовольство не хотелось, а от ее теплого, мягкого тела в своих объятиях, от ощущения ее мягких бедер под платьем, на своих ногах, и вовсе глаза его лучились такими искринками, которые с ничем спутать было нельзя,
- Это что, получается, чтобы внимание твое привлечь, надо к Безликой на порог наведаться? Ты только скажи, я с удовольствием снова к ней наведаюсь и обратно, лишь бы ты снова со мной так тепла и мила стала.


Если поведение мужа было притворством - то это было самое лучшее притворство из всех, что Корнелия видела за свою жизнь. Но она уже больше была не в силах играть в эту игру. Пусть в бездны провалятся все хорошие жены мира с их бесконечным терпением и тактичным незамечанием - Корнелия не собиралась сдерживаться.
- А так же, как она к вам однажды вечером заявилась! - выпалила Корнелия. - Как раз поэтому я и не приходила к вам - чтобы не мешать! Я старалась, я сколько могла терпела, но... думаете, легко выслушивать все эти сплетни и видеть ее довольную ро... ой!
Корнелия оборвала себя на полуслове и спрятала лицо в ладонях.
- Я со временем научусь, - пообещала она из своего укрытия. - И не замечать научусь, и делать вид, что все так и должно быть... правда. Вы бы меня хоть предупредили заранее...
 

- Что?! - герцог ничего не понимая, широко раскрыл глаза, и тут....
Вот уж чего он никак не ожидал. Не мешать? Ровена? Приходила? Сплетни? Не могла терпеть, не замечать...
- Ты о чем? - Все еще ничего не понимая, и лишь смутно догадываясь, что тут что-то совсем, ну совсем уж неладно, он притянул девушку к себе, и с ласковой настойчивостью отведя ее руки от лица, взглянул ей в глаза уже безо всякой улыбки, напротив, густые брови его напряглись, чуть сдвинувшись к переносице. Взгляд его сделался серьезен и глубок, и впервые за все время, что она его знала, в его глазах чувствовалось, что человек этот далеко не молод, и брызжущая в нем жизненная энергия отнюдь не отменяет немалого, и зачастую настолько мрачного опыта, что иным не пережить и за десяток рождений.
Он вглядывался в ее глаза, словно желал проникнуть все глубже и глубже, и, вдруг произнес, так тихо, что даже так, почти вплотную, его едва можно было расслышать.
- Ты.. Что это значит... "не мешать"... Ты, что же... выходит... все эти шалости... и поэтому и охладела ко мне, что.... боги... всемилостивые... Ты что, решила что леди Ровена... что у меня с ней.... связь? Ты правда так решила?
Посмотреть профиль
 
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 208
Очки : 348


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Сен 04 2018, 16:22
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
18

*Совместно

- А разве нет? - почему-то шепотом ответила Корнелия, настороженно глядя на мужа. Он больше не веселился, стал серьезным, и смотрел на нее так, будто видел каждую ее, даже самую крошечную, мысль. Но ей не было неуютно под этим взглядом. Наоборот, казалось, что вот сейчас все встанет, наконец, на свои места, он решит за нее, что ей делать дальше и как себя вести - и это будет единственно верным решением.
- Вначале я увидела сама... потом еще услышала сплетни. И ожерелье... я ведь видела, как ей несли подарок от вас... - перечисляла Корнелия. Каким же все-таки невероятным облегчением было, наконец, все ему рассказать.
- Я не должна была вот так все говорить, да? - не чувствуя никакого раскаяния, спросила Корнелия. - Мама всегда делала вид, что она ничего не знает. Но я еще не умею так. Я потом обязательно сумею, обещаю.

- Нет. - сухо и твердо ответил герцог, не отводя глаз, а потом сграбастал ее в охапку, и прижал к себе так крепко, что у самого дыхание перехватило. Зарылся лицом в ее плечо, и несколько мгновений не мог выговорить ни слова. Проклятая репутация. Проклятая молодость и лихие проделки, из-за которых о нем вполне заслуженно говорили, что ни одной юбки не пропускает. Да-да, Тристан-Юбкодрал, боги милостивые... Тогда это было забавно, но чтобы сейчас, на склоне лет, из-за этой поганой репутации это дитя, эта чистая, незапятнанная душа, дарованная ему как чудо, дичилась его, и в каждой встречной женщине подозревала его любовницу? И, того пуще, считала бы, что он неспособен, как и прежде, ни одной юбки пропустить?
Так же резко, он разомкнул объятия, и, двумя пальцами удерживая девушку за подбородок, лицом к себе, чтобы она не вздумала отворачиваться, произнес тихо.
- Послушай. Не знаю, что и где ты могла увидеть. Но все эти ночи, что я болел и выздоравливал, даже после того, как ты перестала ночевать у меня - со мной была Сирра. Каждую ночь. Спроси ее, если не веришь мне. Я никогда... слышишь... никогда не пятнал себя изменой. Никогда, с восемнадцати лет! Мне нет дела до того, как живут другие, и что обо мне болтают. Но ты - моя жена, Корнелия. Моя законная жена, перед ликами богов и людей, и нет такой вещи, о которой тебе нельзя со мной говорить. И нет такой вещи, в которой я не был бы обязан дать тебе полный отчет, потому что скрытность между супругами - оскорбление самой Элине, чего быть не дОлжно нигде и никогда. Ты слышишь?

А вот сейчас она отчетливо видела, что он не обманывал. Тристан говорил правду, и, несмотря на то, что до сих пор Корнелия ни секунды не сомневалась в их связи с леди Ровеной, она почувствовала невероятное облегчение. Не было никакой связи, не могут врать ни эти глаза, ни этот голос.
Но тогда что же было?
- Я верю, - по-прежнему тихо ответила она, не отводя от него растерянного взгляда. - Неужели я так ужасно ошиблась? Я ведь своими глазами видела, как однажды вечером леди Ровена, скрываясь и оглядываясь, как будто сделала что-то нехорошее, отбежала от твоей двери... Потом я слышала, как служанки говорили о вашей связи. И ожерелье... Тинта сказала, что несет леди Ровене от тебя подарок. Изумрудный дракон... я его хорошо разглядела. Что это тогда было?
Мир мог сойти с ума, а, быть может, это сама Корнелия сошла с ума? И пусть. Зато у Тристана не было ничего с этой заносчивой нормерийкой! Корнелии казалось, будто ей только что подарили драгоценный подарок. На душе стало тепло, спокойно и радостно.
- Я, наверное, все перепутала или не так поняла, - подытожила она. - Прости, что так о тебе подумала...
Она виновато уткнулась головой в плечо мужа, потому что смотреть ему в глаза было теперь стыдно.
- Я теперь вижу, какой была глупой... вместо того, чтобы спросить, я устроила леди Ровене... о боги!
Корнелия внезапно сообразила, что леди Ровена пострадала совершенно невинно.
- Какой кошмар! Представляю, что она подумала обо мне! Мне нужно как можно скорее ее найти и извиниться!

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Тристан Райнхольд
герцог Магнар
avatar
Репутация : 140
Очки : 145


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 30 2018, 01:56
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 7)
19

* совместно

- Ровена? От моей двери? - герцог нахмурился,  тут его темные глаза блеснули, только вот не смехом, и не любовью, а тем, из-за чего Тристана Магнарского, несмотря на внешне легкий нрав и беззаботность, даже собственные дети боялись разгневать. - Изумрудный дракон? Дракон? И его несла, будто бы в подарок от меня та самая Тинта? Рыжая, с кухни?
Он с неожиданной, в немолодом уже человеке, к тому же, недавно оправившемся от страшной раны, силой, поднялся с кресла, поднимая и Корнелию, поставил ее на пол, точно не слышал ничего остального. Изумрудный дракон. Ожерелье из нормерского нефрита с аспарскими изумрудами, в форме дракона, обвивающего шею, так, что голова его склонялась на грудь с одной стороны, а стреловидный хвост - с другой. Второго такого на свете быть не могло, он заказал это ожерелье для Дейдре, когда та, неполных пятнадцати лет от роду, очарованная сказками о драконах, то и дело пыталась отыскать следы их наличия, объездив чуть ли не все скалы и ущелья в окрестностях замка. А изумрудным его сделали по его же заказу, потому что очень уж к лицу девочке было зеленое. Это было ожерелье Дейдре. Так с чего бы служанке нести его Ровене, якобы от его имени? Дейдре, которая "рассердилась" когда узнала о проделках Корнелии, и в то же время упрашивала Ровену ничего не говорить ему?
- Идем. - проговорил он, наконец, подавая ей руку. - Пойдем ко мне. Прежде всего, следует прояснить, как все это получилось.
И, видя, что девушка готова вновь испугаться, хоть и с трудом, но все, же, заставил изломавшийся глубокими поперечными морщинами лоб разгладиться, и даже улыбнулся ей, тепло, хоть и как-то странно озабоченно, чтобы успокоить.
- Не бойся. Я хочу кое-с кем поговорить, но так, что бы этот кое-кто не знал о твоем присутствии. А делать это в твоей комнате неправильно. Идем.
  

Корнелия мало что уже понимала, но взгляд мужа был таким грозным, что она и в самом деле испугалась. Не за себя, нет. А за того, к кому был обращен этот сдержанный, но поистине ужасный по своей силе гнев, который легко читался во взгляде Тристана. Ни за что на свете она не хотела когда-нибудь так разозлить его, чтобы он вот таким же взглядом смотрел на нее...
- Ты обещал, что Тинте ничего не будет, - осторожно напомнила она, послушно следуя за ним  в его покои. - С кем ты хочешь говорить?


- Ей ничего не будет за то, что она помогала тебе устраивать проказы над леди Ровеной. Но трепать МОЕ имя, в моем собственном доме, я еще никому безнаказанно не позволял. Тем более, уж какой-то служанке распускать про меня слухи, и где? В Крэйстоне?  - его рот скривился одним уголком вниз, в причудливой смеси гнева и презрения. - Не беспокойся, с тобой никто этого никак не свяжет, а поговорить я хочу с этой самой Тинтой. И разузнать, каким-таким образом я посылал "в подарок" леди Ровене ожерелье своей дочери, при этом сам того не ведая. Может быть, я сомнамбула, и сделал это во сне? - он усмехнулся с язвительной иронией - Очень интересно будет послушать.
Тем временем они дошли до его спальни, благо до соседних покоев идти было вовсе недалеко. Здесь только слабо мерцали угли в камине, заботливо укрытые слоем золы и сушеного дерна с присохшим к ним пластом земли, успевшем уже спечься в твердую корку, пропускавшей к углям достаточно пищи, чтобы уберечь от угасания. По-настоящему здесь начинали топить лишь под вечер, поскольку днем герцог редко проводил время в своей спальне. Усадив жену в кресло у изголовья кровати, в котором  обычно сидела старая Сирра, он стукнул маленьким молоточком в изогнутую куполообразную пластину, издавшую пр этом звонкий, гулкий звук, и вооружившись кочергой снял "одеяло" с углей. В спальню сунулся слуга, дежуривший у лестницы, на знакомый призывный звук, и в ответ на распоряжение позвать Тинту, тут же исчез.
Ждать долго не пришлось. Герцог только и успел, что подбросить на угли пару колотых чурок, засыпать полную пригоршню щепок, меж ними, и, вернувшись к кровати, спустить на ней полог, ободряюще улыбнувшись жене, прежде чем пурпурно-багряная ткань скрыла ее из виду, когда в двери робко постучались и появилась Тинта, держа в руках стопку выстиранного белья.


Тинта едва не лопнула от гордости, когда ей передали приказ герцога, который пожелал видеть служанку в своих покоях. Не иначе как хотел лично похвалить за то, как ловко она управляется со слугами в господских комнатах. Сказать по правде, так до нее и порядка особенного не было. Но уж она заставила этих лентяев поработать на славу! Тинте очень нравилась ее новая роль. Еще бы не понравится - то драила сковородки и жирные полы, вычищала печи и занималась прочей грязной и нудной работой - а то стала командовать теми, кто прибирает и подает в господских покоях! Тинта твердо верила, что уж теперь-то в ее жизни все будет складываться как нельзя более удачно, поэтому  в комнату милорда она вплыла, сияя, как весеннее солнышко, подобострастно улыбнулась и, приготовившись к похвале, с притворной скромностью спросила:
- Вы меня звали, ваша светлость?


- Звал. - отозвался герцог, поворачиваясь к двери, и, скрестив руки на груди, смерил ее холодным взглядом с головы до ног. От него не укрылась стопка белья - вещь, которую кухонной девке и в руках держать не полагается. Интересно... -  Ты, я вижу, теперь работаешь при комнатах. И давно ли?


Не подозревающая никакого подвоха Тинта польщенно заулыбалась, услышав вопрос герцога.
- Совсем недавно, ваша светлость! - ответила она, ожидая похвалы своему усердному труду. - Как приехала миледи Дисмор, стало гораздо больше работы. А ведь за всеми так сложно уследить. И прибрать надо успеть, и натопить, и постирать...


- Какая старательность. Похвально, похвально. - Тристан чуть склонил голову набок, и даже улыбнулся, не разжимая губ, что придало тонким чертам его лица почти хищное выражение, но не пугающее, а чуть ли не завораживающее, как может быть завораживающей грация дикого кота, настолько, что жертва забывает о когтях, прячущихся в мягких лапах.
- И правда, как нелепо такую старательную девицу в кухонных поломойках держать. Кто ж сообразил, наконец, что тебе на кухне не место? И когда? Вроде как еще дюжину дней назад я тебя тут не видел, иначе б непременно заметил


- Ваша правда, ваша светлость, я - девушка старательная, и я никому не даю прохлаждаться, все у меня мигом работу свою выучили!  Миледи Дейдре, да пошлют ей всемилостивейшие боги долгих лет и здоровья, изволили меня приметить и за мою старательность меня сюда и определить, - с готовностью объяснила Тинта, уже предвкушавшая, как она будет пересказывать на кухне свою беседу с герцогом, и как ей все станут завидовать.


- Ах во-от как. - герцог на несколько мгновений замолк, уже безо всякой улыбки разглядывая девицу сверху донизу и снизу доверху, все сильнее кривя уголок рта в презрительной гримасе. - Ну-ну. И не стыдно тебе, в таком случае, воровать у своей благодетельницы?


- Воровать?! - Тинта даже поперхнулась от неожиданности, похлопала ресницами, вытаращила глаза и принялась причитать:
- Да чтоб у меня руки отсохли, ваша светлость, никогда и ничего не брала, клянусь великой дюжиной! Вам наговорили на меня, зловреды какие-нибудь, наговорили, вы не слушайте никого, врут, от зависти врут, не брала я ничего, правда!


- Разве? А скажи-ка мне, милая, каким образом, из шкатулки у моей дочери пропало драгоценное ожерелье изумрудное. Мой подарок, который уже много лет лежал себе спокойно, на своем месте, и никто к нему и пальцем притронуться не смел. А как ты доступ в комнаты получила - так и не стало его. Скажешь не притрагивалась? И дюжиной поклянешься?


- Изумрудное ожерелье?! - испуганно спросила Тинта, судорожно пытаясь вспомнить, о каком ожерелье идет речь. Она уже приготовилась было зарыдать и вновь начать клясться, что ни в чем не виновата, но тут, наконец, сообразила, о каком ожерелье говорил герцог, и заторопилась объяснить:
- Так, ваша милость, это ж сама леди Дейдре мне велела! Я никогда и ничего без ее ведома не посмела бы не то что взять, даже с места на место передвинуть! Все знают, что леди Дейдре терпеть не может, когда ее вещи не туда кладут, где им быть положено! Как было велено - так я и сделала. В подарок его леди Ровене отнесла!


- Ах вот оно что - промурлыкал Тристан с ясно различимым оттенком стали в голосе, а потом, неожиданно стремительно шагнул вперед, и схватив девицу под подбородок, вздернул ее голову вверх, заставляя смотреть себе в глаза, и, хотя говорил он по-прежнему ровно, глаза его угрожающе заблестели.
- А скажи- ка мне, ты, каким образом, ты отнесла его леди Ровене от МОЕГО имени? И не отпирайся, я сам это слышал, своими ушами, как ты говорила об этом моей жене. А?   
Его тонкие, сухие пальцы с неожиданной силой впились в нежную кожу, точно зубья клещей.
- Так кто позволил тебе, мразь кухонная, трепать мое имя, да ложью его покрывать?  Ну? Кто? Говори, если твоя физиономия тебе еще дорога, и не смей лгать!
Посмотреть профиль
 
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 208
Очки : 348


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Сен 30 2018, 18:14
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
20

*совместно

Глухо пискнув, Тинта еще больше вытаращила глаза, даже не пытаясь отстраниться или вырваться - до того страшен был в гневе герцог Магнарский. Тинта уже прокляла тот день, когда согласилась помогать леди Дейдре. Лучше бы она по-прежнему тихонько драила полы на кухне...
Глаза служанки наполнились слезами, она часто-часто заморгала и залепетала, заикаясь на каждом слове:
- Я не хотела... ваша... светлость... мне... приказали... а я что.... а я ничего... я бы такое сама... не осмелилась ни в жизнь!..

- Кто?!

- Леди... леди... Дейдре... - Тинта вмиг позабыла обо всех своих обещаниях, данных госпоже. Одно дело, когда обещаешь ничего и никому не говорить в тихой, мирной обстановке, а совсем другое, когда сам герцог Райнхольд вот-вот вырвет тебе собственноручно глаза или язык или сотворит что-нибудь и вовсе ужасное...

- Очаровательно - прошипел Тристан, и отпустив девушку, отшагнул назад. Ему показалось, что полог на кровати дрогнул, и представив себе, что там сейчас испытывает Корнелия, забеспокоился, как бы она, шокированная услышанным, не выскочила из своего укрытия, и не смяла бы всю картину "допроса". Да и Тинте не следовало знать о ее присутствии, хотя бы потому, чтобы не ронять в будущем престиж госпожи замка пересудами и жалобами слуг на то, что та не держит слова. Поэтому он подвинул ногой тяжелое деревянное кресло к камину, так, чтобы его скрежет по каменным плитам пола прозвучал по возможности резко и отрезвляюще, сел, и поманив к себе девушку, указал ей стать футах в пяти от себя, так, что она оказалась спиной к кровати.
- А теперь рассказывай. Значит, это Дейдре велела тебе отнести ожерелье леди Ровене, а герцогине сказать, что это от меня. Так? Что еще она велела тебе сделать? И не думай врать, я знаю куда больше, чем ты думаешь, и вопросы задаю, чтобы проверить - правду ли ты скажешь.

Ну вот и допрыгалась... Тинта враз вспотела, поскольку поняла, что оказалась между двух огней. Вот тебе и повышение, вот тебе и власть... недолговечно оказалось ее повышение.... теперь даже полы не возьмут на кухне мыть. Да что полы, даже в конюшню не возьмут... прогонят в деревню в лучшем случае. Если даже не герцог, то уж его дочурка точно. Нрав леди Дейдре был такой, что о нем уже ходили слухи далеко за пределами замка.
Но ей больше ничего другого не оставалось. Утаивать от герцога правду сейчас мог бы разве что самоубийца.
Тинта тяжело бухнулась на колени перед герцогом и зарыдала, размазывая по лицу кулаками слезы. Белье жалкой кучкой шмякнулось к ее ногам.
- Все скажу, вот как на духу... Вот, перво-наперво приказала мне леди Дейдре быть рядом с леди Корнелией, проявить к ней сочувствие и... сделать так, чтобы леди поверила, что между вами и леди Ровеной что-то есть...
Тинта едва слышно шептала, замирая от ужаса, вжимая голову в плечи и поливая покаянными слезами валяющееся у ее ног белье.
- Я должна была подсказывать леди Корнелии, как можно травить леди Ровену... Вот ожерелье показать, это вы уже знаете... а еще... я утащила платье леди Ровены и надела его. Иви караулила, когда леди Корнелия будет идти, махнула мне, и я сделала вид, что выхожу из ваших покоев... ну а потом мы с Иви специально говорили о вас с леди Ровеной... чтоб леди Корнелия услышала... а потом уж я помогала леди Корнелии вытравливать леди Ровену из Крэйстона... но я только послушалась леди Дейдре, клянусь! Она говорила, что никто ничего не узнает, ваша светлость!
И Тинта, окончательно утратив самообладание, в голос разрыдалась, пытаясь схватить мокрыми руками герцога за руку, как хватается утопающий после кораблекрушения за обломок доски.

- Чудесно. - мрачно резюмировал герцог, глядя на девушку без тени сочувствия. - Вот и относись после этого к прислуге по-человечески. Забыли, что в доме этом пока еще я хозяин, а не мои дети.
Он отдернул руку.
- Хороша благодарность, за кров, стол, жалованье и то, что плетьми не охаживали никогда. И не подумала, мразь, что распускать про меня такую грязь в моем же доме безнаказанно нельзя? Знаешь, что за клевету на сюзерена, наносящую урон его чести, по закону полагается? Язык калеными щипцами вырвать, да на шею повесить, всем на обозрение. Поделом бы. - Он резко встал, и указал на дверь - Пошла прочь. И эта Иви тоже. Чтобы духу вас обеих в Крэйстоне не было к вечеру. А узнаю, что с твоих, дрянь этакая, уст, хоть слово, порочащее мое имя, слетело - с языком попрощаешься, клянусь именем Торна! Вон!

- Простите меня, ваша светлость! - завыла Тинта и распласталась на полу - ноги ее уже не держали. - Не гоните, это все Иви выдумывала, а я только делала то, что леди Дейдре мне приказывала! Умоляю... не губите... как же я буду теперь?... Ваша светлоооость!

- Считай, что прощаю, раз так легко отделалась. - сухо проронил герцог. Однако, видя, что девица, похоже, сама никуда убираться не собирается - молча подошел к ней, поднял с пола за шиворот, как котенка, и так же молча повел к двери. Свободной рукой открыл дверь, подтолкнув девушку в спину, вытолкнул в коридор.
- Пошла прочь.
Тяжелая дверь с грохотом захлопнулась, разом отсекая звуки рыданий, и Тристан повернувшись лицом к комнате, прислонился спиной к двери, скрестив руки на груди.
Вот так.
На душе неожиданно стало так паршиво, как будто, перебирая одежду в сундуке, обнаружил на спине одного из квезотов засохший плевок.
Дейдре.
Ох, боги-боги. Ну, положим, проказы, проделки, своенравие - все это было.
Но вот так? Да еще от родной дочери?
Тошно. Непередаваемо тошно.

Притаившись за пологом кровати, Корнелия слушала весь разговор Тристана с Тинтой, и еле сдерживала себя, чтобы не выскочить и не надавать негодяйке пощечин. Это ведь из-за ее козней она решила, что леди Ровена - любовница герцога! Но побоялась ослушаться мужа. Она впервые слышала, чтобы Тристан был таким... суровым? Вначале говорил мягко, но за этой мягкостью отчетливо угадывалась строгость и даже непреклонность. Ну а потом... потом голос Тристана зазвенел сталью, и Корнелия даже думать забыла о том, чтобы высунуться из-за занавеса, несмотря на то, что ей сделалось искренне жалко глупую Тинту. Она и в самом деле была не виновата. Все придумала Дейдре!
Ну почему дочь Тристана так ее ненавидела? Корнелия задрожала. Дейдре ведь так просто из замка не выкинуть. Дейдре - дочь, любимая, она имеет сильное влияние на Тристана... Вряд ли он станет ее наказывать. А если станет? Если будет говорить вот так же, как сейчас с Тинтой? Она же после этого только сильнее возненавидит Корнелию...
Звук закрывшейся двери оборвал рыдания Тинты. Вот и все. Тристан был очень скор в вынесении приговора.
Корнелия медленно встала и осторожно отвела занавес в сторону. Она взглянула на мужа, ожидая увидеть на его лице свирепое и злобное выражение, но Тристан не казался злым. Он выглядел бесконечно уставшим и будто бы разочарованным.
И Корнелии захотелось сказать что-нибудь хорошее, теплое - чтобы избавить его от тех чувств, которые он сейчас испытывал. Только слова никак не шли на ум. Тогда она просто подошла к мужу и молча прижалась лбом к его плечу.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
21

 
 
07.01.1253 На чистую воду
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние В шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей Киндрэт
DREAMS OF CROWN Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL