ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход
Доброго времени суток, друзья.

Всем тем, кто так или иначе связан с Лансом рад сообщить, что вышла первая подробная карта местности,
(пока что в рамках одного герцогства) с указанием масштаба, расположения замков, фортов и деревень.
Подобное же планируется и для остальных областей.
Подробную карту Ланса смотреть здесь здесь


Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Шаги истории
 

 27.12.1253. Сталь и огонь: Ни Торну свечку ни гроганам костыли 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Янв 08 2018, 23:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
1




Дата/время: 27.12.1253, поздний вечер
Место действия: Ал-Антар, королевские покои
Участники: Франк Хвам, Беренгар II Авенмор. При желании - Эдмунд Авенмор
Предыстория/суть темы:
25.12.1253. Сталь и огонь: Взовьется янтарный стяг, и воспарит к небесам черный ястреб Ланса.
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Янв 09 2018, 09:09
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
2

- Да какого... - Беренгар резким движением смял в кулаке тонкую узкую полоску бумаги, на которую в остолбенении таращился до того добрых четверть часа, перечитывая краткое послание чуть ли не по буквам. Очень уж невероятным, неуместным и нелепым было краткое, уместившееся в одну лаконичную фразу это сообщение, которое Оберт счел настолько важным, что минуя даже руки Эгана, доставил напрямик к королю.
Оберт носил скромное на первый взгляд звание смотрителя королевской голубятни. На деле же, именно он, этот человек, с наружностью столь неприметной и прозаической, что его не узнали бы в толпе даже проведя перед тем целый день в его обществе - был посвящен чуть ли не во все тайны замка, а то и всей страны, потому что именно в его руки попадали первыми крошечные тубусы привязанные к лапкам прилетающих с новостями птиц. На должность эту назначали, несмотря на кажущуюся ее незначительность и непрестижность лишь тех, чья верность и умение молчать были проверены десятилетиями, и не вызывали ни малейших сомнений. Оберт занимал ее уже восьмой год, и тот факт, что он, невзирая на поздний час, явился к королю самолично - уже должен был изрядно встревожить Беренгара.

- Какого грогана... - никаких иных слов король, совершенно не понимающий, откуда вдруг и почему свалилось содержание этой дикой новости, не мог подобрать уже добрых несколько минут.
Потом встал, и заходил по комнате, то комкая записку, то вновь расправляя ее на ладони, чтобы вновь вчитаться в начинающие уже расплываться от тепла его рук чернила, словно бы ожидал что с момента предыдущего прочтения содержимое этого клочка бумаги волшебным образом изменится.
Ну и что теперь?
Ответ был безусловно прост в любое другое время - созвать совет, и велеть Рикарду отправляться со свободными леркарами на юг, чтобы в популярной форме напомнить вассалу о том, что клятва верности таки не пустой звук.
Но сейчас...
Мысли короля кружились не только в области законного негодования, но и полнились самыми разными вопросами, относительно того - как вообще, почему и откуда такая дикая идея пришла в голову Бьято. И это среди полного благополучия, несмотря на родственные связи и договора на будущее. Зачем?
Мысли не давали покоя, не позволяя воспринимать событие как обычный мятеж. Ланс всегда был на особом счету, и с учетом отрешенно-созерцательного характера герцога, такого фортеля от него вообще ожидать не приходилось.
Что же может быть причиной, как в этом разобраться, и что предпринять?
Созвать совет? Хорош будет совет, без кронпринца и главнокомандующего армией. Ответ будет, он это знал - однозначным, снестись с Беллонией и Эламеной и силами размещенных там гарнизонов подавить мятеж. Казалось бы - все просто, но...
Было очень большое НО, скорее ощущаемое, чем сформулированное. И ему нужен был толковый собеседник. Толковый. Ах, как не хватало ему сейчас Фелана и Леннарда. Бескомпромиссного жала первого и вдумчивой дипломатии второго. Собственные мысли нуждались в том, чтобы быть высказанными, обсужденными вслух с понимающим человеком, чтобы обрести четкую форму и направление, а от наполовину поредевшего Совета толку было не более, чем от одиночества, когда там все смотрят друг на друга, в ожидании - не предложит ли сосед какую мысль, которую можно будет подхватить.
С Эганом говорить было бесполезно, тот был еще слишком неопытен, и диалог с ним приходилось вести не как с советчиком, а как с подчиненным-исполнителем.
Оставался еще один только человек, который был Беренгару равным собеседником, и это был не новый Лорд - Слышащий.
Король подошел к двери и резким движением распахнул ее. Дремавший в коридорчике его покоев, свернувшийся немыслимым кренделем на корточках и завернувшийся в плащ паж, аж подпрыгнул, вскакивая на ноги.
- Лорда Хвама ко мне!

Добавлять эпитеты, вроде "немедленно" "сейчас же" и тому подобные, было не нужно. Мальчишку как ветром сдуло. Король вернулся в кабинет, бросил на стол бумажку, которую все еще комкал в руке, и подошел к окну, за которым бесновалась ненастная зимняя ночь.
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Янв 09 2018, 15:38
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3

Чем меньше времени оставалось до празднования Дня Начала Года, тем все больше в замке становилось суматохи, бесполезной и никому не нужной суеты и бессмысленной беготни. Какая-то дура-фрейлина ввела в моду отправлять своим родным к этому дню послания, а поскольку красиво писать среди фрейлин мастериц было мало, все они принялись осаждать Хвамовых писцов с просьбами написать им эти самые послания. Хвам терпел, пока фрейлин было немного, но когда в либрариум началось паломничество, он не выдержал, выгнал всех, запер собственноручно либрариум на засов и засел там в осаде, впуская к себе только слуг с едой и горячей водой. Архивариус твердо вознамерился сидеть там до начала праздника, когда написание красивых писем уже никого интересовать не будет.
Писцов своих он, скрепя сердце, распустил по домам, нечаянно устроив им незапланированный отдых, хотя душа Франка ныла, когда он оглядывал столы с разложенными на них рукописями.
Хвам ведь задумал великое дело - он собирался скопировать все самые важные на его взгляд документы и хранить их в особом отделении либрариума. Решение это пришло к нему после того, как один особо ценный фолиант едва не был уничтожен по недосмотру одного идиота, теперь уже бывшего помощника Хвама. Именно тогда архивариус впервые задумался о том, что из-за любой досадной оплошности драгоценная информация могла сгинуть бесследно.
Тогда и началось "великое переписывание". Хвам облазил все полки, составил длинный перечень нуждающихся в переписке книг и свитков, и загрузил работой писцов. И вот теперь эта работа остановилась.
Хвам взялся за дело сам. Не обращая внимания на объем того, что ему предстояло переписать, он каждое утро, едва дожевав завтрак, упрямо садился к столу и начинал писать. Хвам даже отложил на время поиск по рукописям следов непонятной альмеры - артефакта, о котором очень туманно говорилось в одной сохранившейся рукописи древних, хотя ему не терпеллось разгадать эту свербящую мозг загадку. Что за альмера? Почему древние так ее ценили? Это вещь или понятие?
Больше всего на свете Хвам обожал искать ответы на сложные вопросы - и находить их. Если загадка долго не разгадывалась, он становился раздраженным, ворчливым нытиком и доводил всех окружающих. А поскольку неразгаданных загадок у Хвама хватало, то он ворчал, ныл и доводил с завидной периодичностью.

Спину ломило, пальцы гудели от напряжения, глаза слезились. Хвам продолжал сидеть за столом, не меняя позы, и писать. "Еще строчечку, еще несколько слов - и я прикажу подавать ужин", - думал архивариус, уговаривая самого себя. Видевший уже далеко не первый сон Сибальт тихо пискнул что-то из своей коробочки, как будто соглашался с невысказанным планом хозяина.
И вдруг в дверь либрариума настойчиво постучали.
- Кого там еще принесло? - проворчал вполголоса, чтобы не разбудить Сибальта, Хвам и, неохотно поднявшись, поковылял к дверям, потирая на ходу онемевшую спину.
Услышав из-за двери "Милорда Хвама срочно зовет к себе Его Величество!", архивариус удивился так, что немедленно отодвинул засов.
По его подсчетам, замок уже давно должен был спать, подобно Сибальту, глубоким сном. И если в такой час король не спит, да еще и зовет к себе Лорда Канцлера, то дело, должно быть, очень важное и срочное. А значит, незачем тратить время на прихорашивание, чтобы предстать перед Его Величеством в "подобающем" виде. Да и что там неподобающего могло быть у Хвама? Чем плох, например, его великолепный, подбитый мехом, квезот? Главное его достоинство - то, что он теплый, ну а то, что на квезоте полно чернильных пятен, которые отчетливо видны на серой ткани, так это все пустяки, не станет король обращать внимания на эти мелочи.
Хвам торопливо преодолел вереницу коридоров, встретившись на пути только с безмолвной стражей, и подошел к королевским покоям, уже основательно раздираемый любопытством.
- Его Величество ждет меня, - сообщил Хвам стоявшей возле покоев страже, после чего был немедленно допущен к королю.
- Ваше Величество звали меня? - поприветствовав короля обязательным поклоном, спросил Хвам, и в его вопросе отчетливо угадывался другой: "Что у Вас случилось?"
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Янв 09 2018, 23:23
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
4

- Звал. Присядьте, лорд Хвам. - Беренгар оторвал взгляд от рокотавшей темноты за окном и хлеставших по маленьким стеклам в частом переплете длинных струй мокрого снега, поворачиваясь к вошедшему. Тяжело отступил от окна, потому что от неподвижности и холода ноги двигались словно деревянные, указал Лорду-Канцлеру на тяжелое дубовое кресло у стола, а сам дошел до него, и, не садясь, толкнул к нему по столу измятый сотни раз и сотни же раз расправленный узкий листок.
- Взгляните на это.
Послание было кратким - иначе на тоненькую полосочку, долженствую уместиться в крохотном тубусе на птичьей лапе и не вместилось бы, но и этих нескольких слов было довольно, чтобы перевернуть мирный вечер с ног на голову.
"Сегодня днем Генрих Бьято при свидетелях объявил о том, что Ланс считает себя отныне свободным от коронных обязательств и возвращает себе статус королевства. Подробности с гонцом."
Как ни коротка была записка, Беренгар едва утерпел, пока лорд Хвам прочтет ее.
- Что скажете? Ведь еще дюжину дней назад я посылал Бьято послание с обычными расспросами и приглашением, и только третьего дня получил ответ, полный благопожеланий к празднику, рассказов о всеобщем благополучии и пространное извинение того, что не воспользуется приглашением по состоянию здоровья. И тут - такое. Не будь герцог вдумчивым и солидным человеком, я бы решил, что на него нашло некое внезапное помешательство. Вы, часом не знаете, не водилось ли за этим семейством случаев самопроизвольного умопомрачения?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Янв 10 2018, 00:28
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5

После продуваемых сквозняками коридоров приятное тепло, царившее в покоях Его Величества, доставило архивариусу невероятную радость. Хвам очень боялся сквозняков и тщательно следил за их отсутствием в своем либрариуме. К сожалению, за всем замком уследить Хвам не имел ни права, ни возможностей. А с каким бы удовольствием Франк здесь все бы законопатил...
После приглашения короля архивариус незамедлительно опустился в кресло. В такую мерзопакостную погоду у него всегда ломило спину, а ведь он еще и провел весь день, склонившись над свитками! Приняв максимально удобную позу, Франк с почтительным любопытством посмотрел на Его Величество, но по мере того, как король раскрывал ему суть дела, выражение любопытства на лице Хвама сменилось недоумением.
- Ланс? - повторил он растерянно. - Независимость?! С чего бы вдруг?
Хвам знал Генриха Бьято, хоть и поверхностно, но знал. И у архивариуса сложилось о нем устойчивое мнение как о человеке, который перед тем, как что-то сделать, десять раз об этом чем-то хорошенько подумает. Причем с разных сторон. И вдруг - нате вам. Независимости захотелось. А находясь под защитой короны он был не независимым, что ли? Можно подумать, его прямо-таки заущемляли в его правах, бедолагу. Какая муха укусила этого мудрого даже с точки зрения Хвама человека?
- Генрих всегда был слаб здоровьем, но никак не разумом, - Хвам не заметил, как заговорил вслух. - Разве что хворь в конечном итоге добралась и до его головы... Ланс... Ланс... что же там в последнее время было? Все ведь было хорошо?
Хвам, хоть и имел возможность получать сведения о происходящих в герцогстве событиях (через Шепчущих), интересовался ими крайне избирательно. В первую очередь его волновали редкие находки, во вторую - странные явления, и только потом он мог поинтересоваться последними новостями. А уж до сплетен архивариус и вовсе не снисходил, презирая их и считая, что сплетни отнимают время. И вот теперь об этом пожалел. А вдруг в Лансе как раз происходили события, зная о которых, Хвам сумел бы как-то предугадать это внезапное отсоединение и предупредить Его Величество?
Архивариус нахмурился и потер рукой лоб.
- Ланс... Ланс... странности в Лансе... что-то ведь было... не так давно что-то было из Ланса, - припомнил он. - Даже не странность, а так... ерунда. Письмо.
В самом деле, около пары недель назад к Хваму попало письмо для принца Астера, написанное леркером Джерардом Бьято. И хоть Бьято был леркером Беллонийской леркары, но он ведь являлся родным братом герцога Ланса, и таким образом был тесно связан в голове Хвама с Лансом.
Ну а странности этого письма заключались в том, что посыльный устроил небольшую истерику, уверяя Хвама, что письмо принцу ему нужно вручить в личные руки и срочно. Хвам тогда справедливо заметил, что юноше придется для этого либо отрастить себе крылья, либо научиться скакать по горам, ибо принц отбыл в Нормерию вправлять мозги обнаглевшим норкингам. После чего юноша сник, растерялся и отдал письмо Хваму, который уверил его, что обязуется отдать это письмо Рикарду, едва тот появится в Аллантаре.
Разглядывая письмо, Хвам обратил внимание на то, что написано письмо женской рукой. Имея ежедневно дела с рукописями, переписывая огромное количество страниц, Хвам досконально изучил все, что касается почерков, и без труда определил, что рука была явно женская. Джерард Бьято. Женская рука. Что-то тут не сходилось, но архивариусу эта загадка показалась тогда не очень интересной, что может быть интересного у женского почерка? Хвам отложил письмо в сторонку и благополучно о нем позабыл. А теперь вот вспомнил.
- Ваше Величество! - произнес Хвам. - Мне в руки на днях попало письмо, адресованное Его Высочеству Рикарду. От леркера Джерарда Бьято. Посланец, доставивший его, уверял, что оно срочное. Но, поскольку Его Высочества уже здесь не было, я оставил письмо у себя, до его возвращения, чтобы передать... Быть может, в нем и нет ничего важного, но мне кажется, будет лучше его прочитать прямо сейчас. Вы позволите?
Когда Хвамом овладевала какая-нибудь навязчивая мысль, он уже ничего и никого не видел вокруг. Поэтому, не задумываясь о том, соответствует ли его поведение придворному этикету, Франк вскочил, подошел к двери и отправил караулившего там слугу к себе в покои, подробно объяснив, где именно лежит то самое письмо.
В ожидании, пока письмо принесут, Лорд Канцлер вернулся в кресло и схватился за голову.
- Как невовремя... - пробормотал он. - Принц Рикард в Нормерии... там норкинги... пока он с ними справится... пока обратно...
Франк поднял голову и посмотрел на Беренгара, осененный внезапной догадкой.
- Это логрийцы! - воскликнул он. - Это снова проклятые логрийцы! Они сманили какими-нибудь обещаниями Генриха и подбили его объявить независимость! А потом, когда Генрих Бьято лишится защиты короны, они нападут и приберут Ланс в свои загребущие лапы!
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Янв 13 2018, 16:19
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
6

Все-таки хорошо иметь в советчиках умного человека, и вести разговор с глазу на глаз, а не собирать Совет, во время которого, что ни говори, за линией мысли каждого человека уследить трудно. Вот и сейчас - выскажи Хвам все это, про письмо и логрийцев, Беренгар бы ни за что не понял, как именно шли его рассуждения, будучи сбитым высказываниями других.
Сейчас же, он, мгновенно нахмурившись, и одобрительно кивнув намерению канцлера послать за странным посланием, принялся мерять шагами кабинет. Лоб ломало морщинами, правая щека время от времени подергивалась, кривя рот, словно бы от зубной боли.
Нет, зубами король Кэйранда не страдал отродясь, что, в его возрасте, было восхитительно, ибо Беренгар с ранней юности испытывал больше страха при взгяде на щипцы и прочий арсенал зубодралов, чем при виде копий и мечей противников на поле брани. Просто апоплексия, перенесенная два с половиной года назад, казалось бы, без последствий, все же проявлялась тиком в минуты сильного нервного напряжения.
А напряжения в воздухе было хоть отбавляй, казалось, еще чуть-чуть и он загудит и завибрирует. Немудрено, что от восклицания лорда-Канцлера в тишине, нарушаемой лишь звуками его шагов и треском огня в камине, Беренгар едва не подпрыгнул, разворачиваясь к своему гостю.
Идея эта ему в голову не пришла. В последнее время отношения с Логрией складывались так ровно, как еще никогда, за все шесть истекших лет. Казалось, на склоне лет стальной нрав императора, наконец, смягчился, и на смену сдержанно-агрессивному настрою, пришел мирный, созидательный. Эган даже докладывал, что по сведениям Шепчущих, Ахани готовит замужество своей младшей дочери, и в столице начались грандиозные приготовления, хотя имя потенциального жениха ни одному из эквитов Слышащего разузнать не удалось.
Логрийцы? Непохоже, с таким-то мирным теперешним состоянием дел в Логрии, хотя...
Беренгар снова заходит по кабинету, в задумчивости рассуждая вслух.
- Если они подбили Бьято на мятеж, то... он же не идиот, должен понимать, что даже если я и спущу ему нарушенную присягу, и он получит свою независимость, то его клочок земли окажется этаким горячим пирожком, поданным на блюде прямиком на стол Ахани. Не может же он не знать, что стоит ему оказаться вне нашего патронажа, как Красный пес схрумкает этот пирожок, и не подавится.
Он тряхнул головой, отгоняя эту мысль
- Невозможно.. совершенно невозможно. Генрих ведь своими глазами видел, что стало с Лансом во время войны, знает, что стало с его собственной семьей, он же всегда был мудрым человеком, с чего вдруг ему подвергать себя и свою страну такой опасности, понадеявшись на посулы? Какой дурак поверит логрийцу, не имея про запас дубинки, чтобы проучить его на случай обмана? Если он поверил в гарантию безопасности, выданную лишь на словах, то...
Внезапно король замер, как укушенный новой мыслью. Не он ли только что вспоминал о последних, мирных вестях от императорского двора?
- Ахани выдает замуж младшую дочь... - медленно проговорил он, устремив на Хвама задумчивый взгляд. - А за кого-неизвестно. Она, говорят, прелестное дитя, и император в ней души не чает. Может ли быть, что между Лансом и Логрией и правда существует договор, в основе которого лягут матримониальные узы? Вполне вероятно. Если да - то с кем? Сыновей у Бьято нет, но... младший брат его, кажется, еще ни с кем даже не помолвлен? В ваши архивы не поступало ведь таких сведений?
Мысли закружились вихрем, и король уже даже не замечал, что рассуждает вслух.
- Если герцог и правда замыслил измену, договорившись при этом с императором, и пообещав женить брата на его дочери, взамен на поддержку? Нет, это не имеет смысла. Зачем Ахани отдавать свою любимицу в жены всего лишь младшему брату герцога, у которого ни гроша за душой, кроме армейского жалованья и семейных доходов, и никаких видов на наследство, учитывая что перед ним в очереди еще старший брат, да еще и племянник. И потом - Георг послушная марионетка Генриха, но как насчет Стиллборна? То, он не поставил нас в известность, относительно выходки своего сюзерена, доказывает, он тоже поддерживает этот мятеж, но, во имя всех двенадцати богов, чем Бьято мог бы купить и его поддержку?!  Да еще при том, что между ними всегда были нелады...
От всех этих мыслей пухла голова. Беренгар с силой протер лоб, словно желая отогнать суетливый рой мыслей и разобраться в них. Не помогло. В дверь робко поскреблись. Поскольку в этот час, навряд ли кто -то к нему явился бы без доклада, то это мог быть скорее всего тот, кого лорд Хвам послал за письмом. Поэтому король бросил на своего канцлера взгляд - мол это к вам, и принялся снова мерять кабинет шагами.
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Янв 14 2018, 02:28
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7

О готовящейся свадьбе младшей дочери Пса Франк ничего не знал, но виду не подал, только нахмурился сильнее. С недавних пор любые разговоры о чьей бы то ни было свадьбе Хвам просто возненавидел. Они напоминали канцлеру о его собственном неудачном сватовстве. Но сейчас было совершенно некстати вспоминать свой плачевный опыт, и Франк сосредоточился на обдумывании новой информации.
- Если Ланс обретет независимость, то Джерард Бьято станет не братом герцога, а братом короля. То есть принцем, - Хвам прищурил свои и без того небольшие глаза, сделавшись при этом очень похожим на Сибальта, который сейчас мирно спал в неизменном мешочке. - Конечно, не самый выгодный жених для любимицы, но, с другой стороны, а много ли на примете у Ахани выгодных женихов? И ему явно нужен Ланс. Закрепится там с помощью зятя, а потом полезет дальше. Только странно, что Джерард Бьято на это согласился. Насколько я знаю, младший Бьято безоговорочно предан короне, об этом я слышал от самого принца Астера...
Стук в дверь прервал рассуждения Хвама, и архивариус, получив безмолвное соглашение Беренгара, с тихим кряхтением поднялся из кресла, оперевшись на подлокотники с видимым усилием (давала о себе знать измученная спина) и заспешил к двери. Взял письмо из рук слуги и вернулся к королю.
- Вот оно, Ваше Величество, - Хвам протянул письмо королю, не осмеливаясь собственноручно его вскрыть. - Видите, адресовано Его Высочеству, подписано Джерардом Бьято, но писала его явно женщина.

Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Янв 18 2018, 01:20
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
8

Слушая своего канцлера, Беренгар хмурился. И вправду статус младшего Бьято по факту, конечно изменится, но ему тоже не верилось, что он бы пошел на такую авантюру - молодой человек отдал армии королевства больше чем полжизни, и всегда был безупречно верен и честен, такое не отметешь разом. Хотя, люди, конечно, бывают разные.
И тут, как по заказу, явился и посланный.
"Странно все же " - думал он, принимая у Хвама бумагу "Что это? Насмешка богов, или судьбоносное стечение обстоятельств, на которое следует обратить внимание - только что говорили об этом человеке, как вдруг...
Послание оказалось кратким, и, как и верно заметил Лорд-Канцлер, написано было рукой женской, и не слишком уверенной, как это бывает с не очень образованными людьми, но подписано было явно рукой Джерарда Бьято, поэтому сомнений в подлинности не возникло. Однако, содержание письма заставило короля сморгнуть, и прочесть его повторно. А потом еще раз.

"На Синий Хвост напали норкинги. Очень тихо подобрались к деревне и напали. Я в Ольстейне. Норкинги его не трогали. Сожгли деревню и пропали. Могут быть сейчас где угодно."

- Норкинги? - вырвалось у Беренгара - Что, во имя всех двенадцати бездн, норкинги делают на юге? Какой-такой Синий Хвост? Что это вообще? Замков таких нет. Деревня? Почему письмо от Бьято писала женщина?
Последний вопрос "какого ляда происходит со всех сторон?" повис в воздухе, не нуждаясь в том, чтобы быть озвученным. Рваный, полубессмысленный, без начала и без конца, краткий отчет провис в его руке.
Он так и стоял, протянув бумажку Хваму, как будто тот мог вычитать в ней что-либо дополнительное, когда в дверь несколько раз постучали, и вошел, отстранив камергера, Эган. Тот не пользовался привилегией Белого Дракона, входить к королю без доклада, но повидимому принесенные им новости были таковы, что ждать он не мог. И, поклонившись королю, и, с некоторым удивлением, явно не ожидая его увидеть тут в такой час, лорду-Канцлеру, как будто в оправдание своему бесцеремонному явлению, воскликнул.
-  Новое донесение из Ланса, ваше величество!
- Что там? - Беренгару едва удалось сдержать раздражение, не подобающее королю.
- Норкинги на юге! Доложил трир из Грейвея, утверждает, что первое нападение произошло пятнадцать дней назад, с тех пор, за дюжину дней произошло не менее десяти нападений, со страшными жертвами и разрушениями в наших пограничных фортах, и..
- Что-о? - взревел король - Дюжина дней? И вы докладываете мне об этом лишь сейчас?
Молодой человек вспыхнул от стыда, хотя ему-то стыдиться не приходилось. Попросту невозможно было, даже толком не вступив в должность своевременно держать под контролем огромную агентурную сеть, и умело ею пользоваться. Эган был одним из лучших эквитов Фелана, но быть исполнителем, пусть и на самой высокой ступеньке иерархии, и руководить всем разветвленным ведомством - не одно и то же. Тем не менее, проморгать столь важную новость было огромным упущением, брешью в монолитной системе осведомленности, на которой держалась и оборонительная способность государства. Новый названный глава службы Шепчущих, казалось, был готов провалиться сквозь землю, и не стал оправдываться, хотя мог бы сказать, что сведения поступили лишь сейчас, и вина в данном случае, на молчании агентов Шепчущих. Возможно потому, что понял как беспомощно и по-детски будет это звучать, и как сложится мнение о том, что он старается переложить вину на подчиненных.
Король, во время этой недолгой паузы буравил его взглядом, потом тяжело ступая обошел стол, опустился в кресло и бросил одно-единственное слово:
- Подробности!
Подробности были неутешительны, даже несмотря на то, что Эган, в надежде реабилитироваться, преподал все имеющиеся сведения в максимально сжатом виде. И король, и его канцлер, впервые слышали о том, что на юге свирепствуют норкинги. Нападают и сжигают деревни и форты, причем если из деревни жители успевают сбежать практически все, то в оборонных фортах не осталось и камня на камне, а гарнизон во всех случаях погибал весь, до последнего человека. Собственно, этим и объяснялось то, что ни один из алов в фортах не успел послать весть о нападении. И лишь в последние дни стали доподлинно известны масштабы катастрофы, охватившей все ланское побережье, о чем, собственно из разговоров обслуги и узнал доложивший трир.
Возможно и не только ланское? Донесение-то из Беллонии!
Взгляд короля упал на бумажку, и он нахмурился.
- Завтра к вечеру я хочу знать, что происходит на юге вообще, и в  Ольстейне в частности.  Даже то, как часто изволит трапезничать гарнизонный дестур, и как зовут любвницу кашевара. Любым возможным способом снеситесь в кратчайшее время со всеми фортами южного берега, в ваши обязанности, Эган, входит не только пассивный сбор поступающей информации, но и активный ее сбор, и удержание под неусыпным контролем. Со своевременным информированием. А прямо сейчас мне нужна пара ваших эквитов порасторопнее и посмекалистее. Вызовите, кого сочтете нужным, и возвращайтесь вместе с ними.

Как только молодой человек, словно бы низведенный от лорда - слышащего, до обычного писца полученной выволочкой, исчез из виду, Беренгар перекривился.
- Прозевать форменное бедствие! Завтра будем знать сколько правды в этой байке, но а если правда, то... что, во имя двенадцатой бездны, все это может означать?! Такой поток неурядиц со всех сторон , да одновременно. Как может быть связано друг с другом то, что происходило у нас?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Янв 20 2018, 20:41
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
9

- До чего же странно написано, Ваше Величество! - воскликнул Хвам, перебирая в возбуждении ногами. Шевеление хозяина разбудило Сибальта, и он не преминул сообщить об этом недовольным попискиванием. Но Хваму пока что было не до своего любимца. - Ведь ему необязательно было так сокращать послание: его привез посыльный, а не голубь! Стало быть, можно было все подробно описать! Но Джерард не стал ничего расписывать! У него не было времени? Он что-то не договаривает, знать бы только, что...
Хвам аккуратно вытянул из рук короля послание Беллонийского леркера и принялся пожирать глазами куцые строчки.
- Что еще можно ожидать от женщины, - проворчал он. - Кто так пишет букву "а"? Будто топором махнула... А "Н"? Я бы за такое настучал своим писцам по рукам... И зачем только Джерард доверил какой-то полуграмотной женщине писать за него такое важное послание? Неужели сам не... хмм.. А если он сам не мог? Говорить, значит, мог, а писать - не мог? Ему руки, что ли, отсекли в схватке? Так уже бы умер давно от кровопотери... Чудно это все, клянусь бородой Дорана...
Хвам в который уже раз перечитал послание.
- Напали - написано два раза. Он прямо упор делает на это: "незаметно напали". Зачем? Специально, или та женщина не так его расслышала? Сожгли деревню и пропали? Синий Хвост - это, если я правильно понимаю, деревня рядом с Ольстейном. Почему же на Ольстейн не напали? Впрочем, это понятно, Ольстейн - крепость, они об нее только зубы обломали бы. Значит, их было немного...
Канцлер сжал в руке листок и в полной растерянности взглянул на короля.
- На Севере - норкинги, на Юге - норкинги... Они ополоумели на своих островах совсем, что ли?! Может, у них с наступлением зимы случилось всеобщее помешательство, и их обуяла жажда крови?! И Ланс еще со своим бунтом... Ну как же это не вовремя!
Хвам в негодовании хлопнул себя по бокам, и нечаянно попал по мешочку с Сибальтом. Мыш издал отчаянный писк и зашебуршился, пытаясь выбраться наружу и высказать на мышином языке все, что думает по поводу такого небрежного с ним обращения.
- Ох, маленький, прости... - покаянно вскрикнул архивариус, выудил мыша и принялся гладить зверюшку. - Какой же я неуклюжий, чуть тебя не прибил...
Визит нового Лорда Слышащего и то, что он сообщил, окончательно выбили почву из-под ног Лорда Канцлера. Зажав Сибальта в ладонях, он опустился в кресло, закрыл глаза и замотал головой, точно это помогло бы перепутавшимся мыслям расположиться в правильном порядке.
- Да сколько же их?.. - шептал Хвам. - Армия на Севере, армия на Юге... Разрушают форты... сжигают деревни... Ну бред же!
Сибальт, зажатый в руках, потерял терпение и сделал то, что делал крайне редко и только в минуты сильного расстройства: укусил хозяина за палец.
- Ох ты ж... - только присутствие короля удержало Франка от крепкого ругательства. Засунув мыша в мешочек и туго затянув завязку, Хвам уставился на капельку крови, появившуюся на пальце. Затем опомнился, сжал руку в кулак и посмотрел на Беренгара.
- Это слишком продуманное нападение для норкингов, Ваше Величество, - проговорил Хвам. Боль от укуса немного привела его в чувство. Мысли пусть и не стали в правильном порядке, но хотя бы немного прояснились. - Устроить бучу на Севере, оттянуть туда добрую часть армии и главнокомандующего, и тут же направить немалые силы на Юг... Уж больно продуманно. Не стоят ли за ними логрийцы?
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Янв 21 2018, 01:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
10

- Очень может быть. - Беренгар в задумчивости похрустывал пальцами, продолжая мерять шагами кабинет, да с таким напором, что окажись на его пути любое из высоких деревянных кресел - отлетело бы как пушинка. Впрочем, такой променад был настолько характерен для короля, что риска столкновения не существовало, он мог бы с тем же успехом проделывать свой обычный маршрут с закрытыми глазами. Слова Лорда-Канцлера разом расставили по местам этот внезапный хаос новостей. Вот все же, что означает долгая привычка к систематизации информации, все же, что ни говори, а куда полезнее, чем к примеру привычка того же Рикарда рубить сплеча, не слишком вникая в детали.

- Очень может быть. Норкинги вообще крайне редко ходят в походы зимой. За всю мою жизнь было только два или три налета в такое время. Да и то - на самый ближний к ним берег, на Нормерию, туда им всего-то через пролив переплыть. Отважиться на сразу два массированных нападения... да еще совершить столь дальний переход, по открытому морю, в самое ненастное время года... Даже если у них там наступил самый настоящий голод, и положение сложилось настолько отчаянное, что они решились на два похода зимой, то зачем целенаправленно нападать на форты, которые способны дать сильный отпор, а наживы при этом не будет никакой, .вместо того, чтобы относительно безопасно попытаться пограбить рыбацкие деревни, в которых риска меньше а добыча больше. Почему так далеко на юге, подвергаясь неимоверному риску дальнего перехода, вместо того, хотя у них практически под боком берега Нормерии и Эламены... Они бы не пошли на такой двойной риск по собственной инициативе, гроган их задери! Никогда бы не пошли! - повторял он, не особо думая о том, что произносит это вслух, как вдруг остановился, точно налетев на некое незримое препятствие, и медленно повернулся к Хваму. Глаза его сощурились, лицо словно окаменело.
- Да. По собственной инициативе - не пошли бы. Кроме того, незаметно нападать они сроду не умели. Значит, кто-то их науськал. И очень старательно, раз они согласились идти так далеко.
Беренгар снова хрустнул пальцами, и, тяжело дойдя до своего стола, медленно опустился в кресло.
Теперь он говорил тихо, как будто думая вслух, вперив в своего собеседника тяжелый взгляд.
- А теперь, вот что мне не дает покоя. Норкинги атакуют юг уже дюжину дней. Жгут и рушат наши форты. Но, тем не менее от Генриха Бьято до сих пор не поступило ни единого сообщения об этом. Понимаю, что атакуемый внезапно и внезапно же уничтоженный форт не могли послать весточку. Но сам-то он не мог не знать, что происходит на его берегах, не так ли. Выходит - он молчал намеренно, верно? Почему, во имя самого отца-Торна! Не понимаю!
Король оперся предплечьями о стол, сплел пальцы в замок. Несколько мгновений лишь завывание ветра за стеклом в частом переплете, да яростный рокот моря соревновались с треском пламени в камине, да гудением в трубе.
С треском расселось в огне полено, брызнув на каменный пол снопиком искр.
Беренгар резко подался вперед. Теперь он заговорил быстро и тихо:
- Некий лорд, границы которого атакуют столь жестоким образом - даже не пытается известить об этом своего сюзерена, и позвать на помощь. Ведь логичнее всего было известить об этом, и основные силы армии быстро положили бы конец этому бесчинству. Он этого не делает. По итогам его молчания гибнут, не получая подкрепления, наши гарнизоны. Однако, он продолжает молчать. Дюжина дней, несколько нападений, множество погибших. Тем не менее, он не оповещает нас об этом, зато выждав время во всеуслышание объявляет о своей независимости. О независимости, лорд Хвам! Какой человек в здравом рассудке, находясь под такой атакой, не только не позовет на помощь, но и сознательно обрежет этим своим объявлением последнюю нить, по которой эта помощь могла бы к нему прийти? Как вы думаете?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Янв 21 2018, 20:36
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11

Хвам не сразу ответил на вопрос короля - он думал. Жизнь научила архивариуса, что случайностей, как и чудес, не бывает, и что у каждого явления есть причина, и если она не сразу очевидна, то это вовсе не означает, что ее нет. Нужно лишь уметь эту причину отыскать.
В голове Хвама кружились в хороводе факты. Нападения, разрушенные крепости, независимость Ланса, молчание Генриха Бьято, записка Джерарда Бьято, норкинги на Севере, норкинги на Юге, свадьба дочери Алого Пса...
- Что-то не то... - Хвам начал думать вслух. - Слишком всего много. Одновременно. Будто кто-то задался целью совершенно ослабить ваши силы в разных направлениях, а затем окончательно добить... Логрийцы хитры, но пусть меня разразит Торн, если у них хватит ума на такую сложную комбинацию. Да и поднять такую тьму норкингов с островов - это же сколько нужно денег и сил... Но такое в принципе возможно: объединение усилий логрийцев и норкингов. Эту версию пока оставим.
Молчание Генриха... Один Бьято молчит, другой, явно раненый, раз сам не пишет, тут же шлет известие о нападении... Но если бы мы его сегодня не прочли, то тоже не знали бы, что на Синий Хвост нападали норкинги. Следовательно, послание Генриха могло по какой-то роковой случайности так же до нас не дойти... к примеру, гонца убили, птица не долетела... Маловероятно, но ведь возможно.
Хвам занервничал и принялся постукивать пальцами по подлокотникам кресла. Ему казалось, он говорит что-то не то. Истина ускользала от архивариуса в тот самый момент, когда он был готов ухватить ее за хвост. Впервые принять решение Лорду Канцлеру мешали факты. Хвам поджал губы, наморщил лоб и еще немного подумал, прилагая к этому процессу все усилия, на какие был способен.

- С другой стороны, Генрих мог молчать намеренно, преследуя какую-то свою цель. Вот, допустим, надумал он вернуть независимость - а тут такой подарок судьбы, норкинги нападают на крепости, где расположены королевские гарнизоны. Но разве он не понимал, что, расправившись с гарнизонами, норкинги примутся за него? Не настолько же он недальновиден. Неет, если он специально молчит, то у него есть откуда-то уверенность, что он сумеет прогнать норкингов. Помощь Логрии? Как-то всего много получается, Ваше Величество. Норкинги, логрийцы, независимость Ланса... это похоже на грандиозный заговор. Или на чудовищное стечение обстоятельств.
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Янв 24 2018, 21:05
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12

- Не верится мне в подобное стечение обстоятельств - Беренгар сощурился.- Генриха можно обвинить в чем угодно, но только не в недальновидности, о нет. И не в излишнем героизме или желании посражаться в одиночку, скорее уж наоборот. Будь это стечение обстоятельств, то подвергнувшись нападению, он бы слал птиц стаями, требуя помощи. Что же он делает? Он не только не просит этой помощи, он отрезает себя от возможности ее получить. Для чего? Чтобы схватиться с норкингами самому? Клянусь жезлом Торна, да быть такого не может! - он прихлопнул ладонью по столу, и вдруг застыл, чуть склонив голову набок, словно бы прислушивался к чему-то. Раздраженное выражение сменилось на его лице медленно проступающим просветлением, и, вместе с тем, брови медленно стягивались к переносице, по мере того, как последнее заключение Лорда-Канцлера проясняло ему картину, словно высвечивая ее из мрака постепенно прибавляемым в лампе фитилем. Хотя сам он перебирал эти же факты много раз, раздражаясь и злясь очевидному их несоответствию, и не мог найти именно эти, ключевые слова. Не боится". И тут, И чем больше деталей, уложенных на свои места методичным умом архивариуса, проступало из тьмы, тем больше не нравилась ему картина, складывающаяся из этого нагромождения бедствий. Он замолчал надолго, а когда заговорил - то говорил медленно, по мере того, как обозревая повторно получившуюся картину убеждался, что сложилась она и правда похоже очень верно.
- Вы хотите сказать... А ведь вы совершенно правы, лорд Хвам. - Если он выбрал для своего заявления именно это время, когда на него напали, это значит, что он не боится норкингов. Он, последний из наихудших воинов на этом свете, и не боится такого нашествия? Это ведь возможно только в одном случае - если именно он - тот, кто держит их в руках, и дергает за ниточки, потому и уверен, что бояться ему нечего. Ведь будь инициаторами его равно сами норкинги или же логрийцы он равно трепетал бы и перед теми и перед другими. А тут... - глаза короля сверкнули. Картинка сложилась полностью - часть той сложной головоломки, которую им предстояло решить. Он подавил готовое вырваться ругательство, и, резко поднявшись, отошел к окну, потому что вскипевший от этого внезапно прояснившегося заключения гнев подкатил к самому горлу и туманил разум, а размышлять следовало с трезвой головой.
Несколько вдохов и выдохов рядом с черным провалом окна, от которого тянуло холодом, слегка успокоили взбудораженный ум, словно бушевавшая за окном непогода забирала к себе часть невзгод, наглядно демонстрируя при этом, сколь ничтожны все людские страсти и хитросплетения человеческих судеб, по сравнению с мощью стихий.
- Далее - продолжил, не отрывая взгляда от темноты, Берегнар уже совсем спокойным голосом, хоть и покусывал губы в промежутках между словами. - Допустим как данность, что Бьято натравил норкингов на свой берег, потихоньку, всеми силами скрывая происходящее (а он скрывал, ведь еще третьего дня он писал мне о полном благополучии, а значит сознательно замолчал действительное положение дел) убрал с их помощью наши гарнизоны в Лансе, и объявил о независимости. Он прекрасно понимает, что это ничто иное, как государственная измена. К слову - с этими словами он оглянулся к Хваму - Младший Бьято, выходит, к этому делу совершенно непричастен. Он-то в отличие от герцога, сделал все, чтобы поставить легата армии в известность, причем едва ли не сразу, как только все это началось, письмо отправлено - взгляните на дату - больше дюжины дней назад. Так что и вы, и Рикард, от которого я много слышал об этом молодом человеке - совершенно правы на его счет. Но - он взмахнул рукой, словно знаменуя возвращение к теме, и снова пустился мерять шагами кабинет от окна до камина и обратно.
- Теперь помогите мне осмыслить следующее. Бьято замыслил и осуществил государственную измену. Измену, с привлечением врагов на нашу землю! Чем карается такое клятвопреступление -известно всем. Я не в восторге от методов Рикарда, но судьба Дангрэна и Блитмора даже самые горячие головы могла бы поостудить, а Генрих никогда не отличался горячностью. Что получается? Он знает, какова будет расплата. Получается - ради удовольствия на несколько дюжин дней поименоваться королем он фактически добровольно кладет голову на плаху? Какой-нибудь вздорный юнец, начитавшийся героических баллад - возможно. Но Генрих Бьято? Никогда! Он и жив-то до сих пор, только потому что армия ушла на север, а я не настолько осведомлен во внутренней диспозиции наших леркар, чтобы вот так, за один день определить - какие части можно сорвать с их гарнизонов и отправить на юг, а будь тут Рикард и его свободные леркары, то Хайстрен уже завтра был бы осажден а послезавтра голова герцога оказалсь бы на пике, над его собственными воротами. Находясь там у себя, он никак не мог знать, насколько сейчас безопасно бросать нам такой вот вызов, армия ушла так стремительно, без приготовлений и почти без сопровождения, что слухов об этом не было никаких, а о нападении на Дикий Берег знали только члены Совета. Почему же он пошел на это?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Янв 25 2018, 01:20
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
13

Хвам едва успевал следить за ходом мысли Беренгара, а когда король высказал предположение, что Генрих Бьято сам натравил на гарнизоны норкингов, удивился, как такая простая и верная мысль не пришла ему в голову первому. Запутанная ситуация наполовину распуталась. Норкинги заняли в ней правильное место. Еще бы осознать, каким боком тут имперцы, и как все это увязать с норкингами на Севере...
Задумавшись, Хвам сунул руку в мешочек и принялся поглаживать копошащегося там Сибальта. Зверек пытался отпихиваться от внезапной ласки всеми лапами, но архивариус не обращал на его сопротивление внимания, занятый своими мыслями.
- Вышибить из наших фортов наших солдат - это понятно... Вроде бы и сам ни при чем - всё злые норкинги, - Хвам снова думал вслух, так ему было проще. - А нападение на Севере... так кстати... Может, у Генриха Бьято есть в Аллантаре шпион? И он сообщил... Хотя, нет. Ведь чтобы доплыть до Ланса, норкингам понадобилось явно больше времени, чем то, что у них было. Если только у них не была заранее договоренность...
Хвам обхватил голову руками. Новая мысль ужом вертелась в его голове, и он таким образом надеялся ее поймать. Оставленный без присмотра развязанный мешочек тут же зашевелился, и любопытная мордочка Сибальта незамедлительно высунулась наружу.
- Ваше Величество, мне доподлинно не известно, сколько всего норкингов на Дартских островах, я думаю, мы и не все их кланы знаем, но два таких массовых нападения в противоположных концах Кэйранда - это слишком даже для них, - Хвам, наконец, понял, что не давало ему покоя. - Правда, норкингов может быть гораздо больше, чем мы думали до сих пор... И тогда выходит, что когда Генрих договаривался с ними о нападении на Ланс, он мог каким-то образом выяснить, что они планируют еще и нападение на Север... и... да нет, это уже полный бред...
Снова запутавшись в фактах, Хвам упустил момент, когда Сибальт выбрался из мешочка, ловко сбежал по складкам котты на пол и резво потрусил в угол.
- Но Генрих явно знал, что армии и принца Астера сейчас в Аллантаре нет! - воскликнул Хвам. - Только в этом случае он мог себе позволить такой риск! Что же это получается: он нанял и тех, и этих? Нет, этого не может быть точно, Генрих богат, но не до такой же степени! Я рискну предположить, что Бьято каким-то образом знал о том, что произойдет на Севере и подгадал к этому времени свой мятеж. Тогда все становится понятным. Все, кроме того, на что он рассчитывает. Ведь принц Астер вернется...
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Сб Фев 03 2018, 02:39
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
14

ББеренгар остановился, словно бы внезапно всем телом налетев на невидимую преграду, и застыл, не поворачиваясь к собеседнику, уставившись расширившимися глазами в стену. Вовремя. Несчастный мышонок, которому невовремя приспичило прогуляться, прошмыгнул мимо его сапога. Король этого, впрочем, не заметил. Он оглянулся на окно, за которым выл ветер и как-то очень медленно и осторожно, точно слепой, нащупывающий каждый дюйм, вернулся к своему столу, пошарил ладонями по столешнице, и так же осторожно сел. Лицо его не демонстрировало никаких эмоций, только напряженная борозда перерезала лоб поперек.
- Я так привык полагаться на Рикарда - заговорил он медленно - Что не задавался вопросом о том, как именно они вернутся. Пройти на Дикий берег зимой, через Северный хребет - само по себе почти невозможно. - он поднял взгляд на Хвама. - У них оставался шанс успеть до того, как снега запрут наглухо все перевалы, и зная его, я уверен, что они успели. Но обратно... Обратно они не пробьются ранее чем через три месяца, да и то, это будет страшный риск. Перевалы откроются лишь в начале Проталин, но горы в начале весны содрогаются от лавин, а идти оттуда морем в разгар зимы это верное самоубийтво.
Его голос оборвался. Картинка, которую он упорно гнал от себя дни и ночи снова встала перед глазами, и теперь он уже не мог отогнать ее. Суровая зима Дикого Берега, и затерянное в снегах воинство на нем. А ведь шли он не на прогулку а в бой. Как писал предоставивший последний привал местный барон - пошли дальше, в недосягаемость от снабжения налегке, форсированным маршем, не взяв с собой ничего, кроме обычной амуниции и трехдневных пайков. Что будет с ними на Берегу. Кто останется в живых после сражения, откуда возьмут пропитание и обогрев? Ведь отказались даже от лошадей, которых можно было бы в случае чего пустить в пищу.  Чем и как те, кто выживут, будут существовать до весны? Мелкие деревушки перебиваются обычно запасами и охотой но никакой охоты не хватит чтобы прокормить более трех тысяч человек! Сколько же из них доживут до весны?
Едкий страх сжал самое нутро, словно гигантский кулак сжался под ложечкой, наворачивая на себя внутренности. Люди. Тысячи людей. Мои сыновья.
О боги...
Пламя свечей казалось ему потемнело, стало едва заметным, и едва разгоняло тьму, а лицо Хвама и вовсе тонуло во мраке. Но все же он был тут, он же сам его позвал. Позвал, потому что нуждался в собеседнике, в совете, а не затем, чтобы снова углубляться в думы, в которых тонул как в вязком, ледяном, черном болоте.
- Два-три месяца. - медленно и размеренно повторил он в ту сторону, где должен был находиться Хвам. - До той поры мы лишены мобильной части армии, и главнокомандующего. Что теперь надлежит нам делать. Я не допускаю мысли о том, чтобы позволить Бьято, после того, что он наделал, именоваться королем и пожинать плоды этой коварной и кровавой смуты, целых три месяца пока наша армия заперта на Диком берегу, и еще два потребное на обратную дорогу. Надлежит действовать немедленно, ибо прецедент опасен, и, хотя я за последние годы стал далек от армии, но, думаю, еще не разучился носить латы. Мне нужен ваш совет, лорд Хвам, совет мудрого человека не склонного ни к чрезмерной горячке, ни к чрезмерной осторожности, каким должно быть наше первое действие. Следует ли послать известие на Север, или же сразу взять армию под свою руку, и начать стягивать с береговых гарнизонов расквартированные там части? Или же, дабы не ослаблять берега, призвать знамена вассалов?

Последний пункт королю не нравился, но лишившись центрального, свободного "кулака" армии оказался перед сложным выбором, каждый из которых был чреват хоть и маловероятными, но крайне плачевными последствиями. Кому и было обращаться с таким вопросом, как не к знатоку архивов и истории. Ибо история знала много примеров, и даже те из которых о которых помнил король, велела остерегаться этого шага.
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Фев 04 2018, 16:50
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
15

Слушая короля, Франк подумал, что и он сам не учел то обстоятельство, что до весны вернуться Рикарду будет невозможно. В представлении архивариуса принц Астер после освобождения побережья возвращался без промедления в Аллантар... но это как раз было невозможно. Франк нахмурился. Рикард, конечно, вернется, и тени сомнения нельзя допускать, но когда он вернется - это уже другой вопрос. И как. Потому что перезимовать на Севере вместе с армией - это казалось Франку теперь пострашнее нападения норкингов. Ведь архивариус ничего так не боялся, как холода.
Но эти мысли - потом, а сейчас - главное. Что им делать без Рикарда и без двух леркар, которые с ним ушли? Этот вопрос нужно обдумать хорошенько, но времени у Франка не было, король уже задал ему вопрос. И Франк принялся рассуждать вслух.
- Известие Рикарду послать необходимо, Ваше Величество. Оно хоть ничего не изменит, но, по крайней мере, главнокомандующий будет в курсе того, что у нас тут творится. Рикард - человек здравомыслящий, он не станет совершать безумных поступков вроде возвращения среди зимы через перевал, но зато будет готов к тому, что его ждет по возвращении. Информированность - это то, что я особенно ценю в наше странное время...
Франк оборвал себя, чувствуя, что его сейчас понесет в ненужные рассуждения, а ведь он еще не ответил толком на вопрос короля.
- Позвать вассалов сейчас - это сообщить им о мятеже, о котором, скорее всего, они пока не знают. Возможно, я скажу сейчас глупость, Ваше Величество, но я бы советовал сперва попробовать подавить мятеж собственными силами, подняв гарнизоны в Беллонии, Астере и Эламене. А кстати... смотрите, Ваше Величество, как странно... - Хвам посмотрел на короля округлившимися от внезапной мысли глазами. - Норкинги проплыли Монтарию, Эламену - и не попытались там высадиться. Оттуда никаких сообщений о нападениях. А сразу пошли на Ланс. Или нам просто сообщения еще не пришли? Как же странно это все, ненормально, неправильно...  Простите, Ваше Величество, но меня не покидает ощущение, что мы не видим полной картины, и поэтому можем принять неверное решение. А что, если все специально подстроено таким образом, чтобы мы сняли гарнизоны и освободили затаившемуся врагу дорогу? Что, если за всем этим стоят имперцы? В таком случае, нельзя оставлять наши земли беззащитными.
Хвам впервые после похорон Слышащего почувствовал, какая это огромная потеря для королевства. Слышащий знал все о том, что происходило у соседей. Разве что у норкингов не было его шпионов - хотя кто знает, возможно, и были. И Слышащий сейчас сказал бы, что именно и кто задумал. Без него же Хвам чувствовал себя слепым мышонком, тыкающимся в поисках молока в мамкин живот.
- Надо выбирать меньшее из зол, - проговорил Хвам, болезненно морщась. - Пока что имперцы никак себя не проявили, и мы даже не знаем, они ли за этим стоят или нет. Зато есть Генрих Бьято, которого надо поставить на место. Я думаю, совместных усилий Беллонийских, Астерских и Эламенских войск хватит для подавления мятежа. Если все сложится удачно, то к возвращению Рикарда мятежный Ланс снова будет тихим герцогством... правда, без прежнего герцога.
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Чт Фев 08 2018, 01:59
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
16

Слушая Лорда-Канцлера, Беренгар сосредоточенно тер ладонью лоб. Да, лорд Хвам обладал неоспоримым даром - его обстоятельное мышление волей-неволей призывало сосредоточиться на деле, не отвлекаясь на посторонние навязчивые ощущения, которые, в силу того, что оба сына короля находились непонятно где, в жутких условиях и в постоянной опасности - то и дело туманили его собственные мысли. Хоть и выбросить эти картины из воображения и сосредоточиться было нелегко, и с каждым днем все труднее.
- Да... - наконец медленно отозвался он, поднимая голову и опуская обе руки ладонями о стол. - Если бы я еще знал, куда отправлять весть. Перешли ли они уже через Хребет. Зная сыновей - думаю перешли, хотя боюсь представить, чего стоил переход. А куда слать? Берег велик, единственное место куда могут полететь птицы - это форт, а если он осажден, то как? Проклятье. - король рывком поднялся и снова заходил по комнате. Все-таки на ходу думалось лучше.
- Ладно, птиц не жалко, хотя через то, что сейчас творится над горами пролететь смогут разве что только ястребы. Незачем их беречь. Если форт цел и уцелеет - то там и новых разведут, а если взят или будет разрушен - то и привычные к прежнему форту птицы нам больше не пригодятся. Выпустим подряд всех, сколько их у нас на то направление ни есть, хоть парочка да пробьется. Вот только ответить они навряд ли смогут, даже если дошли до форта. Так. Предположим, с этим ясно. Далее...
Он круто развернулся, направляясь в обратном направлении. Лицо его было сосредоточено, глаза прищурены
- Нормерию и Эламену оставлять без гарнизонов не дело, ваша правда. Более того, снимать и беллонийскую леркару я бы не рискнул. Очень уж близко от берегов Логрии, а от Ланса вообще в шаге. Остается Астер, Форвуд... хм... Знаете, обращаться за помощью к вассалам тоже чревато. Довольно одного того, что они поставляют рекрутов в нашу армию. Взывать к их личным дружинам, чтобы с их помощью подавить их собрата-герцога это словно бы демонстрировать, что сам я этого сделать не могу, и нуждаюсь в их помощи. С одной стороны, это позволит им диктовать мне условия, как это случалось в первые годы царствования Леннарда-Объединителя, а с другой - кто знает что придет им в голову. А вдруг решат, что такими же средствами, дружинами их соседей, я когда-нибудь смогу применять и к ним позицию силы? Не сочтут ли, что могут позволить себе выбирать на чью сторону встать - давить ли мятеж или присоединиться к нему, раз уж сам факт обращения к ним будет негласной демонстрацией слабости коронной армии... Хм...

Король нахмурился, несколько минут ходил молча, а потом остановился, опершись о стол и после некоторой паузы заговорил медленно, причем тон его изменился так, как если бы он уже не советовался а озвучивал решение.
- Итак, первое - с рассветом мы шлем весть на север. Второе - снимать целиком леркары с берегов мы не будем. Соберем частично от каждой, и хоть на это уйдет больше времени и сил - зато не ослабит наших границ. В этой связи по одному веледу от Астера, Форвуда и Вестмора подтянуть к Амбе и устроить там временный лагерь до общего сбора. Третье. До той поры пока они соберутся - внутренние границы Ланса оцепить силами постоянных гарнизонов, на усиление которых выделить по одному веледу от Беллонии и Эламены. Блокировать ими все переправы через Тиссу, Лассе, и оба озерных парома. Не пропускать никого - ни туда ни обратно. Четвертое. Запретить вход Ланских судов во все наши порты под страхом каторги для принимающих. Никакой торговли с Лансом, ни за какие торгашеские посулы перекупщикам.
Глаза Беренгара блеснули холодным стальным блеском.
- Что ж, пусть Генрих таки успеет покоролевствовать месяц-другой, на то время, пока будет осуществляться сбор. Но, клянусь всеми богами, удовольствия он от этого получит мало. Он хотел независимости? Что ж, пусть попробует ее на вкус, эту независимость. Это не то, что сидя в кресле красивые слова да мысли перебирать и планы разрабатывать. Поглядим как проживет он в блокаде, без торговли, без угля, свечей и всего прочего, посреди зимы. Заодно узнаем как давно он планировал свое выступление, и запасся ли всем необходимым. Что скажете?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Фев 11 2018, 16:10
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
17

- Ваше Величество, как всегда, приняли наиболее верное решение, - Хвам почтительно склонил голову, и тут заметил Сибальта, который по-деловому прогуливался под королевским столом, попутно что-то там вынюхивая. Прервать важный разговор и полезть под стол за мышем - это было бы слишком непочтительно, поэтому Хвам поднялся с кресла и сделал несколько шагов к столу, стараясь не терять маленького беглеца из виду.
- Оставшись без возможности торговать с другими герцогствами Кэйранда, Ланс ослабнет. Среди зимы не особенно поторгуешь с Логрией и с Аспарией, так что скоро мятежнику придется несладко... И с войсками вы совершенно правильно решили, Ваше Величество. Лорды, конечно, лояльны и даже преданны, но Генрих совсем недавно тоже был одним из них. Не хочется больше прецедентов... О, Ваше Величество! - Хвам вдруг вскинул голову, позабыв начисто о Сибальте и уставился на короля далеким от этикета взглядом. - А ведь вы собирались женить принца Леннарда на племяннице лорда Бьято, Марианне! И девчонка сейчас находится в Аллантаре. Не сочтите меня злобным садистом, но нельзя ли воспользоваться ею как заложницей? Или просто бросить ее в темницу и попробовать узнать у нее о дядиных планах? Не может же быть, чтобы она, так долго прожившая в Хайстрене, ничего о них не знала! И... - Хвам немного замялся, но все же продолжил. - Не место все-таки Джерарду Бьято во главе Беллонийской леркары. Предан, верен - все это прекрасно, но он - Бьято...
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Фев 19 2018, 01:47
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
18

- Марианна... - король подпер щеку ладонью и, в задумчивости, принялся мерно выстукивать кончиками пальцев на столе однообразный трехтактный ритм, - Я думал об этом, лорд Хвам. Но дело в том, что девушка уже давно не живет в Хайстрене. Генрих пытался выдать ее замуж за графа Стиллборна, даже отправил ее к нему, но тот слова своего не сдержал, и отослал девушку обратно. Она после этого не смогла домой вернуться, - вы ведь помните, она все лето провела в столице, одна, потому что ни отец ее, ни сам Генрих тут так и не показались. А потом, насколько мне известно, она лишь однажды была в Хайстрене, и не провела там ни единого дня, после чего в пух и прах разругалась со своим дядюшкой, и была в буквальном смысле слова вышвырнута вон. Это было еще осенью, и Бьято написал мне, что отрекается от своей племянницы, и соглашение наше, по поводу брака, можно считать более недействительным. Позже, Эган подтвердил эти сведения, более того, выяснил и детали - причиной скандала было то, что девушка прилюдно унизила герцогиню, прямо на пиру, перед всеми гостями. Она, как говорят тамошние крысы, всегда недолюбливала молодую жену дяди, и такие вспышки для нее не редкость, но до поры молчала. А тут - с одной стороны на дядюшку злилась, за тот позор которым для нее стало в ее глазах неудачное сватовство к Стиллборну, с другой - тетушка, так что с той поры она и живет в Ал-Антаре, и уже месяца два ни единого обмена письмами между нею и ланской родней, не было. Я специально просил Эгана проверить несколько раз все, что связано с этой девочкой. Нет, лорд канцлер, все связи девушки с Лансом оборваны напрочь, за это Ратьер ручается головой. Ни единого письма от нее к родным, ни единого медяка на расходы ей от отца или дядюшки. Ну и в основном это письмо, в котором он сам аннулирует наш договор.
Беренгар в задумчивости откинулся на спинку кресла. Сдвинувшись под столом его сапог едва не задел нечто маленькое и мягкое, спасшееся только тем, что недовольно пискнув вовремя отскочило в сторону, но король этого не заметил.
- Собственно я бы мог заподозрить ее в соучастии, но... Не представляю, чтобы такой скрытный человек как Генрих Бьято мог доверить такого рода тайну, да и кому! Молодой девушке, почти ребенку, который может ненароком выболтать его секреты кому угодно, да еще в Ал-Антаре, где каждое ее слово может быть передано прямиком мне в ухо?! Не верю! Хоть его теперешний демарш и выглядит совершеннейшим безрассудством, но довериться девчонке, понадеявшись на то, что она сохранит тайну мог бы только дурак! Вы-то хоть сами, если бы замыслили некое действо, разве могли бы хоть в горячечном бреду доверить свою тайну девичьему языку? - в однобокой улыбке короля проскользнуло веселое, беззлобное ехидство. Уж что-что а отношения Франка Хвама к женскому полу в этом замке не знал разве что глухой.
- Нет, лорд Хвам. Бьято ни во что не посвящал племянницу, готов корону прозакладывать на это! Довериться девчонке для него было бы откровенным самоубийством. Если девочка хоть на минуту так же честолюбива, как ее покойная тетка, как и все женщины в этом роду, то она с порога продала бы этот великий секрет, да еще поторговалась бы. Да и не стал бы он разрывать наш договор, напротив, понадеялся бы на то, что в случае его провала  - его племянница рядом с Леннардом спасет его от плахи, тогда как лишенная всякого влияния она никак и ничем ему не поможет, так чего ради рубить такую ниточку к спасению? А что касается Джерарда...
Он снова принялся барабанить пальцами по столу. Неторопливо, твердым перебором трех пальцев одного за другим, тремя глухими постукиваниями чередующимися длящейся также три мгновения паузой.
Вопрос был щекотливым.
- Я не одобрял жестокости Рикарда, выкорчевавшем четыре рода с корнями, точно пни. Но и мешать ему не стал. Дангрэн запустил врага внутрь, в глубину нашей страны, на его совести тысячи жертв, крестьян, ремесленников, солдат, обычных жителей, имевших полное право на мир и защиту. На его совести жизнь моего сына. - глаза короля коротко блеснули, а фраза прозвучала отрывисто. - Он, и его род заслужили то, что получили. Но вот остальные Бьято...
Он не мог больше сидеть, и вновь поднялся, чтобы пройтись. Пауза затянулась. Беренгар успел дважды пройти от стола к окну, потом к двери и обратно к окну, напряженно размышляя, прежде чем снова заговорил, не останавливаясь. Наконец, зачем-то оставив этот вопрос пока что без ответа, повернулся к своему канцлеру.
- Бьято - древний род. Как ни крути, в их жилах течет кровь королей, правивших еще до Объединения Земель. Однако, Генрих - мятежник. Мятежник, поднявший оружие на нашу армию, неважно свое или чужое, и нарушивший словом и делом вассальную клятву верности сюзерену. Как по вашему надлежит поступать с ним... - Беренгар едва машинально не произнес "если" , и уже открыв было рот, прикусил язык и высказал вместо этого - Когда он будет побежден, и схвачен?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Фев 25 2018, 15:41
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
19

- А-а-а-ы-ы-ы... мда, - вырвавшийся было у Хвама вскрик, когда Сибальт едва не погиб под королевским сапогом, архивариус попробовал замаскировать под возглас согласия.
- Если Ваше Величество считает, что леди Бьято не знает ничего о планах дяди, то у меня нет оснований думать иначе, - Хвам склонился перед Беренгаром в низком поклоне, одновременно пытаясь рассмотреть, куда шуганулся мыш. Обнаружив Сибальта возле противоположной ножки стола, Франк распрямился и направился туда, продолжая говорить.
- Я не знал этих подробностей, Ваше Величество. Раз так, раз бедная крошка в ссоре со своим дядей, то она, разумеется, ни при чем, и нет никаких причин, чтобы ее преследовать. У бедняжки и так незавидная судьба.
Франк не то чтобы жалел Марианну Бьято, он вообще не имел привычки жалеть женщин, но девушку в самом деле ждало грустное будущее. Если принц Леннард теперь откажется от нее, то это будет уже второй жених, который ее забраковал. Вряд ли кто-нибудь отважится стать третьим. И жить ей в королевском замке в качестве непонятно кого до глубокой старости - ведь после подавления мятежа Хайстрен уже не будет принадлежать Бьято.
Кстати, о Бьято.
- Только казнить, Ваше Величество, - пожал плечами Хвам, отвечая на вопрос короля о том, чего заслуживает мятежник. - Генрих Бьято - мудрый человек, и я всегда буду жалеть, что мне не довелось с ним побеседовать на некоторые темы, но он преступил закон. А преступивший закон должен нести соответствующее наказание. Миловать его нельзя, это слишком опасный пример для других вассалов. Без лишней жестокости, тихо и аккуратно, дав возможность подготовиться к смерти и проститься с теми, кто дорог. А супругу его - в храм к к дестам, чтоб молилась за мужа до конца своих дней.
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Фев 28 2018, 03:33
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
20

- Именно так. - согласно кивнул король, со вздохом протирая нывший тяжестью лоб. - Поднявший оружие на корону должен быть казнен. Но Ланс - это самое густонаселенное герцогство. Род Бьято пользуется у них почетом и уважением на протяжении сотен лет, многие поколения чуть ли не с молоком матерей впитывают истину, что небо вверху, земля внизу, в море ловится рыба, а земли Ланса принадлежат Бьято. Можно было аннексировать маленький Даллт, тем паче, что он остался под рукой прежнего герцога, но взять под свою руку целое герцогство отстранив тех, кто владели этой землей испокон веков - я не могу. Это будет выглядеть узурпацией, как в глазах остальных наших вассалов, так и, что основное, в глазах простонародья. Кресьтяне, рыбаки, копатели, что они знают о вассальной клятве, и о мере ответственности за ее нарушение. Сочтут, что я воспользовался удачным случаем и узурпировал Ланс в свою собственность. Сами знаете, как возникают и множатся слухи, а из этого я и представить не берусь, что может раздуть молва, и в каком искаженном виде донести с юга на север, в каждую лачугу, в каждый замок страны. Мне не нужны недовольства и волнения, и уж тем более, не нужен Ланс в собственности.  
Беренгар продолжал мерять шагами кабинет.
- Я хочу, чтобы Ланс оставался в составе Кэйранда, потому что являясь свободным он всегда представлял собой лакомую приманку для имперцев, приманку, прямо-таки приглашающую их на наши земли. Чем это кончалось для всех нас - свидетель мне история, трижды - ничем хорошим. А аппетиты Империи, если помните, одним Лансом не ограничиваются, им только дай возможность обосноваться на нашей земле, как они поползут дальше, как уже не раз это делали. Ланс должен быть частью нашей страны, под охраной нашей армии, а не того смешного герцогского "войска" которое логрийцы уже дважды разделывали под орех.. Чтобы Ахани и подумать не смел вновь сунуться через Кровавое море. Но...  - король остановился, и, развернувшись, устремил на лорда-канцлера тяжелый взгляд. - Но если рубить сплеча, то мы получим больше вреда, чем пользы. Незачем мутить воду и будоражить людей, ломая весь их привычный уклад. Отстранив весь род и казнив его главу мы добьемся только ненависти и досады, никто уже не будет вспоминать о том, что казнь это справедливая кара за предательство. Казненный это нечто среднее между мучеником и преступником. А если остальные Бьято станут еще и изгнанниками - то в мученики запишут целый род, и не какого-то Дангрэна, которого и за пределами Вестмора-то мало кто знал, а древний, королевский род.  В результате, весь наш юг превратится в подспудно побулькивающий котел, готовый вот-вот вскипеть и выплеснуться при первом же удобном случае, и чем дальше, тем сильнее будет это затаенное недовольство.
Говорить с Хвамом было легко. Кто бы поверил сейчас, что до его появления, Беренгар сидел сжав ладонями голову, и среди переполнявшего мозг хаоса, не мог уловить ни одной мало-мальски оформленной мысли. Полнейший хаос, обрывки, попытки думать наталкивались на бессвязное мельтешение, похожее на бурлящий котел густой похлебки, с разваренным разномастным содержимым. Теперь же, они формировались сами собой, по мере того, как он говорил, прямо на ходу, и обретали такую ясность, на которую еще два часа назад не было даже намека.
- Мятеж начался подспудно, негласно. И завершить его надо также мягко, по возможности как можно меньше затронув привычный уклад жизни Ланса. А для этого надо, если будет на то, хоть малейшая возможность, сохранить Ланс под властью рода Бьято, привычного жителям, и почитаемого ими испокон веков. Георг - безвольная тряпка, повторяющий за Генрихом любую мысль как аспарский попугай, но не потому, что так уж полагается на авторитет брата, а потому, что он отродясь не имел ни собственных мыслей ни убеждений. Отдавать ему Ланс - все равно, что доверить вести драккар пятилетнему ребенку. Но есть еще и Джерард. Джерард, сохранивший лояльность короне, и не участвующий в мятеже. И Марианна - пусть и не наследница, но все же носительница этого рода. Генрих, безусловно, должен быть казнен. Но, если Джерард унаследует Ланс, а Марианна, как и было по предварительному договору, выйдет замуж за Леннарда, это будет наглядной демонстрацией того, что казнен лишь клятвопреступник, а все привилегии рода, по-прежнему остаются за ним, равно как и привычная жизнь населения не изменится, а корона не намерена преследовать невиновных, и, тем более, не намерена узурпировать Ланс в свою собственность. Согласны ли вы с этим?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Май 01 2018, 14:50
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
21

Будь лорд канцлер немного более эмоциональным, он бы несказанно изумился, - и это изумление с легкостью бы прочиталось на его лице. Но Хвам почти не умел удивляться, и поэтому сейчас его лицо выразило лишь искреннюю радость от осознания того, как мудро и дальновидно рассуждает его сюзерен. В самом деле, создавать из Бьято великомученика было невыгодно ни с какой стороны. И сохранить жизнь лояльному короне леркеру, поставив его во главе мятежного дома - какой тонкий и продуманный ход! Ну а тот факт, что даже на брак принца Леннарда у короля не изменились планы, вообще привел архивариуса в восторг.
- Ваше величество, я убежден, что даже великий Доран не мог бы рассудить лучше, - почтительно склонившись в поклоне, который должен был подтвердить невербально то, что Франк высказал вслух, лорд канцлер встретился взглядом с черными, хитро поблескивающими бусинками Сибальтовых глаз. Сам мыш деловито грыз обрывок какого-то пергамента, валявшегося под столом. Архивариус мысленно воззвал ко всем двенадцати богам, молясь о том, чтобы это не были остатки какого-то важного послания или научного трактата.
- Однако, я не позавидовал бы милорду Джерарду. Принять власть после брата, к которому он, если верить слухам, очень привязан... - долго в поклоне стоять было все-таки неудобно, да и спина начала возмущаться, поэтому Хвам, хоть и тревожился за своего мыша, но распрямился и принял более удобную для его статуса и спины позу.
Франк не очень-то доверял младшему Бьято, несмотря на то, что и принц Рикард, и теперь вот король были о нем хорошего мнения. Человеческая натура такова, что никогда не знаешь, когда из нее полезут разные неприятные сюрпризы. Вот, к примеру, взять хотя бы Элизабет Айрелл... Какой прикидывалась тихоней. А стоило приблизиться к ней, стоило дать понять, что она ему небезразлична - почуяла свою силу и показала свое истинное лицо. Не будет ли так и с Джерардом, когда он доберется до власти? Не ждет ли их еще один мятеж в будущем?
- Боюсь, младший Бьято окажется перед весьма сложным выбором, Ваше Величество, - задумчиво проговорил Хвам. Он вроде бы не возражал, а рассуждал вслух. - Думаю, за ним следует присмотреть. Отправить к нему надежного человека с какой-нибудь миссией для отвода глаз. А лучше - женщину. И пусть следит за настроениями бывшего принца.
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 130
Очки : 179


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Май 01 2018, 20:38
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
22

Вызов в столицу сам по себе был событием не столько исключительным, сколько настораживающим. Будучи в подчинении своего дяди, братья чаще всего занимались поручениями прямо или косвенно связанными с интересами Нормерии. Бывали исключения. Иногда коллеги запрашивали помощь. Бывало, что история разной степени запутанности подворачивалась сама. Вызовы в столицу тоже бывали. Чаще всего по завершению чего-то особенно крупного и нелицеприятного.
Впрочем, подобные отчеты брал на себя чаще всего дядюшка Фергус. Самим близнецам пред лордом Слышащим представать приходилось пару-тройку раз. И каждый раз подобный визит заканчивался весьма неоднозначными поручениями. Поручениями зачастую долгими, нудными, опасными. Свое отношение к подобному Кэрродок определить никак не мог. Отчасти его раздражали больше сопутствующие события. Особенно в тех случаях, когда отправиться куда-то требовалось немедленно, оставаться там предстояло долго, а времени на сборы и проработку «легенды» не предполагалось вовсе. Вот Терлаку определенно было проще – внезапные задачи радовали его возможностью импровизации, а Кэрру нужен был план. Хоть приблизительный, но все же.
В этот раз вызов был весьма своеобразным. Обычно встреча приурочивалась к какому-то событию во дворце или назначалась где-то в городе, дабы не привлекать излишнего внимания к «шепчущим». Нынче же по прибытию в город выяснилось, что им надлежало появиться во дворце поздно вечером без очевидного к тому повода. Терлак не видел в этом никакой трагедии – молодые дворяне бывали теми еще перелетными птичками, так что придумать на ходу историю о том, что заявился по душу очередной очаровательной дамы и что планирует для этого сделать, для этого близнеца не было проблемой. Вот Кэрродоку изображать из себя придаток к этому повесе претило. Нет, то, что Терл пытается время от времени наставлять с делах амурных своего нелюдимого брата ими обыгрывалось не раз, но поздним вечером… Не свечку же он держать пришел… Впрочем, повод он себе все же нашел. Точнее припомнил напутствие все того же дяде передать при оказии милорду Хваму список с некой аспарской рукописи… Сама рукопись Кэрра не интересовала – ему хватило и столь же тщательно срисованных иллюстраций, чтобы понять – ничего дельно в ней не было. Впрочем, шутка была вполне в духе их семейного «безумца». Кэрродок даже подозревал, что это могло оказаться каким-то давним спором, договоренностью, даже знаком, но… В некоторых случаях меньше знаний – меньше разочарований. Да и сон крепче, чего уж тут…
Милорд Эган появился едва ли не как злокозненное порождение бездны – внезапно и будто бы ниоткуда. Кэрр невольно подумал, что способность так появляться была то ли требованием к должности лорда Слышащего, то ли какой-то особой способностью, появляющейся при вступлении в нее. Впрочем, с его появлением странности только продолжились. Не было ни привычных маршрутов, ни столь же привычной выучки у сопровождающих. Да и пункт назначения был весьма удивителен сам по себе. Аудиенция у короля… Для кого-то долгожданная привилегия, для кого-то предвестие кары… Кэрр же предчувствовал неприятности. Ожидание неладного было частью его натуры, но сейчас непривычно серьезным был и Терл, что само по себе говорило о многом. Поэтому они оба сосредоточенными громадами теней следовали за милордом Эганом по темным коридорам, дивно непопулярным у обитателей двора и послушно замерли перед массивной дверью, повинуясь жесту.
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вт Май 01 2018, 23:58
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
23

- Ваш отчет о Магнаре потом. - впервые нарушил молчание Эган. - Молодцы, что так быстро приехали, очень кстати. Король требует к себе двоих эквитов, из лучших, а у меня никого под рукой сейчас нет. Не знал, кого звать посреди ночи. Заходите.
Он стукнул в дверь, переглянулся с камергером, который прекрасно слышал распоряжение короля, и поэтому не порывался спешить с докладом. Трое молодых людей прошли через небольшую комнатенку, и, стукнув в одну из трех, выходящих в приемную, дверей, Эган ввел братьев в кабинет короля.
=======

- Женщину? - Беренгар невольно улыбнулся. - А какая великолепная идея. Надо будет спросить у Эгана, есть ли у него дамы соответствующего....
Он не договорил, когда в дверь постучали, и вошел как раз упомянутый Слышащий, и двое молодых людей, походивших друг на друга, как две капли воды.
Король сощурился, прикрыв глаза от пламени свечей, и жестом пригласил их подойти поближе. Непогода за мелкими стеклами окна ярилась все сильнее. Вошедшие, забрызганные грязью, в пестрящих мокрыми пятнами штанах, со все еще влажными волосами, явно только что прибыли в замок, весьма близко познакомившись с ледяным морским ветром и мокрым снегом, колотившим в высокие стены Аллантара.
- Господа Деррины. - задумчиво не то резюмировал, не то спросил Беренгар. Он неплохо знал свое дворянство, хотя знать наперечет всех сыновей лордов было физически невозможно, но эти двое появлялись при дворе далеко не в первый раз, и были слишком заметны, чтобы можно было их с кем-то перепутать. - Добро пожаловать. Вы, я вижу, только с дороги, и с дороги дальней, поэтому не буду задерживать вас лишними предисловиями. В Лансе происходит нечто странное. Набеги норкингов на побережье уничтожили восемь наших фортов, а герцог Ланс объявил о разрыве вассальной присяги. Герцог и его аристократия, это ваша - его тяжелый взгляд неодобрительно уперся в Эгана, и тот склонил голову - забота. А что до вас - Беренгар перевел взгляд на близнецов - Для вас есть поручение. Есть сведения о восьми уничтоженных фортах, но ни слова от остальных. Да и те, что подверглись нападениям, как следует из донесений, не послали ни единой весточки о своей судьбе. Я хочу знать, почему вся цепь, пятнадцать фортов вдоль ланского берега вдруг, как по команде, ослепла и оглохла. Почему не послали весть ни друг другу, ни в столицу. Как у них обстоят дела сейчас, и какое положение вокруг. Вам поручается объехать ланское побережье, побывать в каждом из фортов, и выяснить эти вопросы. Передать распоряжения командующим теми фортами, которые еще сохранились, после чего найти способ доложить об увиденном, а самим оставаться в Лансе, скрыто, до получения следующих инструкций, как наши глаза и уши. Вопросы?
Посмотреть профиль
 
Франк Хвам

avatar
Репутация : 132
Очки : 207


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Ср Май 02 2018, 21:54
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
24

Братьев Деррин Хвам знал достаточно хорошо, чтобы сейчас без особенного усилия вспомнить их имена, но недостаточно хорошо, чтобы различить их между собой. Видимо, юноши неплохо зарекомендовали себя, раз сам король решил дать им столь ответственное поручение. Франк внимательно оглядел вновь прибывших, кивнул и одобрительно пробормотал про себя что-то невнятное. Он почему-то был уверен, что лорды Деррин, пусть и не без некоторых усилий, но справятся с заданием. Уж очень серьезным был взгляд у одного - а у другого взгляд прямо-таки сверкал жаждой деятельности. Идеальное сочетание.
Воспользовавшись тем, что на его особу присутствующие пока что не обращали внимания, Хвам осторожно опустился на колени и нырнул под стол. Сибальт опустил недоеденный пергамент и настороженно посмотрел на хозяина. Правильно оценив диспозицию, глупый мыш рванул было прочь, оставив ценный трофей, но Хвам оказался в этот раз проворнее. Ухватив цепко беглеца, лорд канцлер поспешно водворил его на место - в коробочку, а коробочку тотчас сунул в подвешенный к поясу мешочек. После чего вылез из-под стола со всем возможным в такой позе достоинством и выпрямился с таким видом, будто вовсе не понимает, как можно в разгар серьезного разговора нырять под стол. Но предпринятые Хвамом меры были, по-видимому, напрасными - кажется, его подстольной вылазки никто из присутствующих - кроме Эгана, который давно уже привык к странностям архивариуса - ничего не заметил.
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 130
Очки : 179


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 13 2018, 17:19
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
25

Видимо дурные предчувствия в этот раз Кэрродока все же не обманули. Раз требовались эквиты – предполагаемое дело было весьма серьезным и запутанным, да еще как бы и не государственной важности, учитывая ожидающую за дверью личность. Раз эквиты понадобились срочно – дело было в лучшем случае неким клятым бездной непотребством, которое ждать не будет, ибо приступать к нему нужно было даже не вчера, а и вовсе годы назад. Если вместо эквитов лорд Слышащий согласен был и на двух велитов, да еще и сам признался, что просто не знал, кого еще можно найти… Цензурно описать подобный расклад Кэрродок затруднялся, благо ситуация позволяла глубокомысленно промолчать об актуальном к ней отношении…
Когда с положенным случаю приветственным церемониалом было покончено, Кэрр осознал, что ему, видимо, стоило задуматься о становлении друидом. Не зря же многих из них считали отменными провидцами… То, что в Лансе неспокойно, Дерринам было известно. Пару лет назад им даже пришлось самим убедиться, насколько гнилой бывает серцевинка у южного наливного яблочка. Впрочем, история с ростовщиком и его убийцей была лишь каплей в море, да и не Ланс единый хранил груды скелетов по сундукам…
Вот упоминание о норкингах невольно заставило братьев переглянуться. Будучи норкингами лишь наполовину они все равно поддерживали связи с родней и, если бы речь шла об объявлении военного похода, брат матери – ярл Арнборг – так или иначе дал бы об этом знать. Однако дядя Вестар из тревожных новостей обозначал только нездоровые шевеления коалиции недружественных Нормерии кланов, с чем куда вероятнее можно было связать беспорядки на севере. Идти зимой морем в Ланс обитателям не самых добрососедских островов было не то чтобы совсем невозможно, скорее невыгодно. Поэтому упоминание островитян вызывало скорее недоумение. Как и отсутствие вестей. Любившие воевать «с огоньком» норкинги и тихие нападения?.. По меньшей мере странно. Конюшни и прочие постройки у них что ли не загорелись…несколько раз подряд? То-то и оно, что звучало сие столь же правдоподобно, как если бы дядюшка признал в очередной авантюристке и самозванке чудом выжившую в давней резне законнорожденную дочь.
Перспектива на неопределенный срок обосноваться на юге не радовала. Южные графства всегда навевали на Кэрра уныние. Терлаку было проще – этот прохиндей умел себя занять. Иногда Кэрродоку казалось, что даже став обитателем бездны Терлак умудрялся бы вести жизнь весьма занимательную и раздражающую.
- Есть ли у Вашего Величества пожелания по личностям путешественников и видимым причинам их путешествия? – вопрос был непраздный. Бывали случаи, когда «шепчущие» официально бежали от немилости монарха, чтобы быть принятыми в определенных кругах. Иногда предполагалось быть узниками, иногда возницей в торговом караване… Кэрродок справедливо предполагал, что у Его Величества вполне могли быть заготовлены некие пожелания. При отсутствии оных можно было использовать и привычный наигрыш, например, с наемником и бардом. Единственное, при таком выборе приходилось возиться с внешностью, чтобы, если и выглядеть братьями, то хотя бы не близнецами.
- Есть ли ограничения по привлекаемым средствам и связям? – подал голос и Терл. Этот вопрос и без того порою был весьма двусмыслен, но в его устах… Тут градации метались от «не экономить на убийцах» до «девиц не портить». Впрочем, Кэрродок подозревал, что в этот раз братец имел ввиду скорее родственников и поклонниц странствующего менестреля Брина. И от тех, и от других могла быть польза, но надежность подобных «союзников» порой была весьма переменчива. Хотя… В случае с Терлаком не грех было и ошибиться. Этот сын Мэдока Деррина временами был до одури непредсказуем. За это его и ценили.
Творившийся одновременно с разговором театр одного актера Кэрр мог бы и не заметить, если бы просьба дяди Фергуса не касалась именно этой персоналии. Впрочем, откровенно проявлять внимание он счел излишним. Тем более, что опыт общения с тем же дядюшкой очень быстро приучил к тому, что лучше выглядеть невнимательным чурбаном, чем оказаться признанным свидетелем хоть наигрыша, хоть скандала. Брат же в сходных ситуациях, когда позволяли приличия, безобразия предпочитал не замечать, а возглавлять… Спасало только то, что при монархе Терлак вряд ли бы позволил себе безобразную в понимании близнеца выходку…
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Май 13 2018, 18:58
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
26

Беренгар покачал головой и усмехнулся, хоть и невесело. Да, Фелан, направляя своих людей на задание наверняка бы озаботился и изобретением соответствующей легенды и созданием множества мелких деталей, для достоверности этой самой легенды. Предусмотрительность и умение предугадать множество возможных поворотов событий - были его коньком. Только вот Фелана больше не было.
- Не мне учить вас, как работать, молодые люди.  Одно то, что вы, в столь молодом возрасте дослужились до такого ранга указывает на то, что находчивостью и предприимчивостью вы обладаете в избытке. Оставляю выбор личин полностью на ваше усмотрение, и - он поглядел на Ратьера - Прошу вас озаботиться полной поддержкой, что бы они не предпочли. Единственный совет, который я могу вам дать... - он с сомнением оглядел обоих - Ваше сходство привлекает внимание. И в то же время, позволяет принять вас за одного человека. В Лансе пятнадцать береговых фортов, из которых мы достоверно знаем лишь о судьбе восьми. Время играет против нас, поэтому я посоветовал бы вам разделиться, с тем, чтобы за возможно краткое время разведать ситуацию по всему берегу. Порознь вы сможете сделать это вдвое быстрее, нежели вместе. Кроме того, ваше сходство, в данном случае, позволяет не ломать голову над тем, как оставаться незамеченными. Даже если Бьято и имеет соглядатаев в наших фортах, то его, надеюсь, серьезно собьет с толку донесение, что двух столь похожих по описанию людей видели в одно и то же время в разных местах. И еще!
Беренгар щелкнул пальцами у виска, точно знаменуя этим, что наконец поймал давно крутившуюся в голове мысль.
- Если вы обнаружите, что в Лансе еще остались форты, не подвергшиеся нападению, и верные короне - то передайте строжайший приказ гарнизонам - запереться в стенах форта на положении внутренней осады, и ни словом, ни делом не вмешиваться в происходящее в Лансе. Возможны провокации, возможен обман, возможны попытки вовлечь их в какие-либо агрессивные действия, чтобы дискредитировать корону, так вот, еще уцелевшие форты должны буквально замереть, и не показывать никаких признаков жизни, вплоть до получения соответствующего распоряжения. Мы еще ничего не знаем о том, что точно там происходит, и о настроениях в герцогстве, поэтому необходимо выждать до получения ясной информации, нежели поспешными действиями нанести вред. И, разумеется никто, за исключением оставшимися нам верными гарнизонов, если такие еще остались, не должен заподозрить в вас посланцев короны.
Он перевел взгляд с серьезного лица одного на живую физиономию другого, и невольно дрогнул уголками губ. Все-таки эти двое не так похожи, как показались с первого взгляда. Когда они вошли то показались одинаковыми, как две половинки одного яблока, а вот по мере того, как слушали инструкции - выражение глаз было разным. Воистину непостижимы деяния богов, что тут еще скажешь, а уж секреты близнецов и вовсе не постичь.
- Не пройдет и полудюжины дней, как внутренние границы Ланса будут перекрыты для всякого передвижения людей и товаров в обе стороны, и вам следует оказаться там еще до того, как будет установлено оцепление, так что поторопитесь, прошу вас. И да помогут вам боги.
Посмотреть профиль
 
Кэрродок Деррин
Породистый зануда
avatar
Репутация : 130
Очки : 179


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Вс Июн 03 2018, 20:01
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
27

Дело начинало выглядеть и вовсе скверно. О беспорядках в Лансе Кэрродок кое-что слышал, все же при их с братом службе сложно было оставаться в чем-то неосведомленным даже при всем желании, но искренне надеялся, что юг их минует. О! Как же Кэрр ненавидел юг с его шумом, суетой и проблемами. Тем более, что и север обнаруживал ряд проблем, о которых еще только стоило доложить милорду Эгану. О! Как многое бы он отдал, чтобы заняться странными шевелениями вокруг кэйрандских рудников, а не ланским заговором!!! Не судьба…
Да и необходимость разделиться не радовала. Они с братом отлично дополняли друг друга. Нельзя было сказать, что по-отдельности они оказывались в чем-то ущербны, но… Эффективность определенно падала. Поэтому стоило задумать о тех, кого стоило привлечь в качестве поддержки. С Терлом было просто. Он, как Бринн Винфор, имел сложившийся образ, репутацию и биографию, так что вполне мог оказаться в «семейном» кругу из «жены»-танцовщицы и «сына»-ученика. Уж необремененную моралью, но умеющую слушать девицу и пронырливого паренька среди «крыс» всегда можно было найти. С некоторыми из них даже приходилось работать, так что могло повезти и на знакомцев. Вот с образом для себя Кэрродок пока не определился. Комфортнее было бы идти наемником, но в столь неоднозначные времена это могло оказаться опасным. Изображать второго Бринна он просто не смог бы. День-два, но не бездна знает сколько же! Пока что Кэрр склонялся к торговцу или дестуру-паломнику, но это стоило обдумать позже, когда наличие в непосредственной близости монаршей особы не будет столь сильно давить на разум…
Подтвердив понимание ситуации и выверено вежливо распрощавшись с монархом, братья остались дожидаться лорда Слышащего уже за пределами покоев. Все же доклад о странностях, связанных с металлами, так же не стоило откладывать в долгий ящик.
Уходя, Кэрр мимоходом опустил на столик перед архивариусом треклятый свиток с красноречивой подписью «Придворному зануде от провинциального безумца». Учитывая, что подобные «послания» за дядюшкой водились не впервые, Кэрродок не был уверен, что хочет знать, чем именно является этот список с аспарской рукописи. Подарком? Насмешкой? Шифровкой? Какая разница, если за этим стоит Фергус Деррин? От дядюшки можно было ожидать, чего угодно…
Посмотреть профиль
 
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 236
Очки : 280


Здоровье:
80/80  (80/80)
Сообщение  Пн Июн 04 2018, 00:53
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
28

- Что ж. - проронил король, когда молодые люди вышли, и повернулся к своему канцлеру. Он выглядел усталым. - По крайней мере, эти сделают свое дело. Вот уж не думал, что мне снова придется вмешиваться в дела Шепчущих. Как будто и без того недостаточно дел.
Он тяжело ступая прошел к столу, сел, со скрипом подвинув тяжелое кресло из черного дерева по каменным плитам, оперся локтями о стол, и опустил лоб на ладони. 
Казалось, напряжение, поддерживавшее его в состоянии лихорадочного напряжения, обострившего память, и мышление, державшего и тело и дух сжатыми, точно пружина - как-то резко схлынуло, и когда, через несколько минут Беренгар поднял голову, он казался куда старше своих пятидесяти лет.
В окно билась вьюга.
- Спасибо, лорд Хвам. За ваше общество, и за советы. 
Он попытался улыбнуться, но получилось устало и как-то вымучено.
- Ночи стали совсем холодными. Проследите, чтобы у вас хорошо топили. Хвори зимой коварны, а я весьма вами дорожу, так что не задерживаю вас более того, что действительно было необходимо. Идите к себе и доброй вам ночи.


После того, как Лорд-Канцлер ушел Беренгар сидел еще долго, а потом, загасил свечи, и отправился в спальню. Хотя навряд ли он спал хоть час за всю эту ночь - слушая непогоду за окном, и трясясь под теплым меховым одеялом, словно был не в хорошо протопленной спальне, за надежными стенами старинного замка, а где-то далеко, среди снегов и северных ветров, скалистых вершин и коварных ледников.

Эпизод завершен
Посмотреть профиль
 
Спонсируемый контент

Сообщение  
29

 
 
27.12.1253. Сталь и огонь: Ни Торну свечку ни гроганам костыли
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Шаги истории +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого РИ 1812: противостояние
Borgia .:XVII siecle:. Игра Престолов. С самого начала Francophonie Айлей
Разлом Supernatural Бесконечное путешествие

Мы ВКонтакте

LYL