ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Шаги истории
 

 25.12.1253. Сталь и огонь: Ни Торну свечку ни гроганам костыли 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 190
Очки : 220


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
1





Дата/время: 25.12.1253, поздний вечер
Место действия: Ал-Антар, королевские покои
Участники: Франк Хвам, Беренгар II Авенмор. При желании - Эдмунд Авенмор
Предыстория/суть темы:
25.12.1253. Сталь и огонь: Взовьется янтарный стяг, и воспарит к небесам черный ястреб Ланса.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 08 2018, 23:53
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 190
Очки : 220


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
2


- Да какого... - Беренгар резким движением смял в кулаке тонкую узкую полоску бумаги, на которую в остолбенении таращился до того добрых четверть часа, перечитывая краткое послание чуть ли не по буквам. Очень уж невероятным, неуместным и нелепым было краткое, уместившееся в одну лаконичную фразу это сообщение, которое Оберт счел настолько важным, что минуя даже руки Эвалара, доставил напрямик к королю.
Оберт носил скромное на первый взгляд звание смотрителя королевской голубятни. На деле же, именно он, этот человек, с наружностью столь неприметной и прозаической, что его не узнали бы в толпе даже проведя перед тем целый день в его обществе - был посвящен чуть ли не во все тайны замка, а то и всей страны, потому что именно в его руки попадали первыми крошечные тубусы привязанные к лапкам прилетающих с новостями птиц. На должность эту назначали, несмотря на кажущуюся ее незначительность и непрестижность лишь тех, чья верность и умение молчать были проверены десятилетиями, и не вызывали ни малейших сомнений. Оберт занимал ее уже восьмой год, и тот факт, что он, невзирая на поздний час, явился к королю самолично - уже должен был изрядно встревожить Беренгара.

- Какого грогана... - никаких иных слов король, совершенно не понимающий, откуда вдруг и почему свалилось содержание этой дикой новости, не мог подобрать уже добрых несколько минут.
Потом встал, и заходил по комнате, то комкая записку, то вновь расправляя ее на ладони, чтобы вновь вчитаться в начинающие уже расплываться от тепла его рук чернила, словно бы ожидал что с момента предыдущего прочтения содержимое этого клочка бумаги волшебным образом изменится.
Ну и что теперь?
Ответ был безусловно прост в любое другое время - созвать совет, и велеть Рикарду отправляться со свободными леркарами на юг, чтобы в популярной форме напомнить вассалу о том, что клятва верности таки не пустой звук.
Но сейчас...
Мысли короля кружились не только в области законного негодования, но и полнились самыми разными вопросами, относительно того - как вообще, почему и откуда такая дикая идея пришла в голову Бьято. И это среди полного благополучия, несмотря на родственные связи и договора на будущее. Зачем?
Мысли не давали покоя, не позволяя воспринимать событие как обычный мятеж. Ланс всегда был на особом счету, и с учетом отрешенно-созерцательного характера герцога, такого фортеля от него вообще ожидать не приходилось.
Что же может быть причиной, как в этом разобраться, и что предпринять?
Созвать совет? Хорош будет совет, без кронпринца и главнокомандующего армией. Ответ будет, он это знал - однозначным, снестись с Беллонией и Эламеной и силами размещенных там гарнизонов подавить мятеж. Казалось бы - все просто, но...
Было очень большое НО, скорее ощущаемое, чем сформулированное. И ему нужен был толковый собеседник. Толковый. Ах, как не хватало ему сейчас Фелана и Леннарда. Бескомпромиссного жала первого и вдумчивой дипломатии второго. Собственные мысли нуждались в том, чтобы быть высказанными, обсужденными вслух с понимающим человеком, чтобы обрести четкую форму и направление, а от наполовину поредевшего Совета толку было не более, чем от одиночества, когда там все смотрят друг на друга, в ожидании - не предложит ли сосед какую мысль, которую можно будет подхватить.
С Эваларом говорить было бесполезно, тот был еще слишком неопытен, и диалог с ним приходилось вести не как с советчиком, а как с подчиненным-исполнителем.
Оставался еще один только человек, который был Беренгару равным собеседником, и это был не новый Лорд - Слышащий.
Король подошел к двери и резким движением распахнул ее. Дремавший в коридорчике его покоев, свернувшийся немыслимым кренделем на корточках и завернувшийся в плащ паж, аж подпрыгнул, вскакивая на ноги.
- Лорда Хвама ко мне!

Добавлять эпитеты, вроде "немедленно" "сейчас же" и тому подобные, было не нужно. Мальчишку как ветром сдуло. Король вернулся в кабинет, бросил на стол бумажку, которую все еще комкал в руке, и подошел к окну, за которым бесновалась ненастная зимняя ночь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Янв 09 2018, 09:09
Франк Хвам

avatar
Репутация : 113
Очки : 180


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3


Чем меньше времени оставалось до празднования Дня Начала Года, тем все больше в замке становилось суматохи, бесполезной и никому не нужной суеты и бессмысленной беготни. Какая-то дура-фрейлина ввела в моду отправлять своим родным к этому дню послания, а поскольку красиво писать среди фрейлин мастериц было мало, все они принялись осаждать Хвамовых писцов с просьбами написать им эти самые послания. Хвам терпел, пока фрейлин было немного, но когда в либрариум началось паломничество, он не выдержал, выгнал всех, запер собственноручно либрариум на засов и засел там в осаде, впуская к себе только слуг с едой и горячей водой. Архивариус твердо вознамерился сидеть там до начала праздника, когда написание красивых писем уже никого интересовать не будет.
Писцов своих он, скрепя сердце, распустил по домам, нечаянно устроив им незапланированный отдых, хотя душа Франка ныла, когда он оглядывал столы с разложенными на них рукописями.
Хвам ведь задумал великое дело - он собирался скопировать все самые важные на его взгляд документы и хранить их в особом отделении либрариума. Решение это пришло к нему после того, как один особо ценный фолиант едва не был уничтожен по недосмотру одного идиота, теперь уже бывшего помощника Хвама. Именно тогда архивариус впервые задумался о том, что из-за любой досадной оплошности драгоценная информация могла сгинуть бесследно.
Тогда и началось "великое переписывание". Хвам облазил все полки, составил длинный перечень нуждающихся в переписке книг и свитков, и загрузил работой писцов. И вот теперь эта работа остановилась.
Хвам взялся за дело сам. Не обращая внимания на объем того, что ему предстояло переписать, он каждое утро, едва дожевав завтрак, упрямо садился к столу и начинал писать. Хвам даже отложил на время поиск по рукописям следов непонятной альмеры - артефакта, о котором очень туманно говорилось в одной сохранившейся рукописи древних, хотя ему не терпеллось разгадать эту свербящую мозг загадку. Что за альмера? Почему древние так ее ценили? Это вещь или понятие?
Больше всего на свете Хвам обожал искать ответы на сложные вопросы - и находить их. Если загадка долго не разгадывалась, он становился раздраженным, ворчливым нытиком и доводил всех окружающих. А поскольку неразгаданных загадок у Хвама хватало, то он ворчал, ныл и доводил с завидной периодичностью.

Спину ломило, пальцы гудели от напряжения, глаза слезились. Хвам продолжал сидеть за столом, не меняя позы, и писать. "Еще строчечку, еще несколько слов - и я прикажу подавать ужин", - думал архивариус, уговаривая самого себя. Видевший уже далеко не первый сон Сибальт тихо пискнул что-то из своей коробочки, как будто соглашался с невысказанным планом хозяина.
И вдруг в дверь либрариума настойчиво постучали.
- Кого там еще принесло? - проворчал вполголоса, чтобы не разбудить Сибальта, Хвам и, неохотно поднявшись, поковылял к дверям, потирая на ходу онемевшую спину.
Услышав из-за двери "Милорда Хвама срочно зовет к себе Его Величество!", архивариус удивился так, что немедленно отодвинул засов.
По его подсчетам, замок уже давно должен был спать, подобно Сибальту, глубоким сном. И если в такой час король не спит, да еще и зовет к себе Лорда Канцлера, то дело, должно быть, очень важное и срочное. А значит, незачем тратить время на прихорашивание, чтобы предстать перед Его Величеством в "подобающем" виде. Да и что там неподобающего могло быть у Хвама? Чем плох, например, его великолепный, подбитый мехом, квезот? Главное его достоинство - то, что он теплый, ну а то, что на квезоте полно чернильных пятен, которые отчетливо видны на серой ткани, так это все пустяки, не станет король обращать внимания на эти мелочи.
Хвам торопливо преодолел вереницу коридоров, встретившись на пути только с безмолвной стражей, и подошел к королевским покоям, уже основательно раздираемый любопытством.
- Его Величество ждет меня, - сообщил Хвам стоявшей возле покоев страже, после чего был немедленно допущен к королю.
- Ваше Величество звали меня? - поприветствовав короля обязательным поклоном, спросил Хвам, и в его вопросе отчетливо угадывался другой: "Что у Вас случилось?"
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Янв 09 2018, 15:38
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 190
Очки : 220


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
4


- Звал. Присядьте, лорд Хвам. - Беренгар оторвал взгляд от рокотавшей темноты за окном и хлеставших по маленьким стеклам в частом переплете длинных струй мокрого снега, поворачиваясь к вошедшему. Тяжело отступил от окна, потому что от неподвижности и холода ноги двигались словно деревянные, указал Лорду-Канцлеру на тяжелое дубовое кресло у стола, а сам дошел до него, и, не садясь, толкнул к нему по столу измятый сотни раз и сотни же раз расправленный узкий листок.
- Взгляните на это.
Послание было кратким - иначе на тоненькую полосочку, долженствую уместиться в крохотном тубусе на птичьей лапе и не вместилось бы, но и этих нескольких слов было довольно, чтобы перевернуть мирный вечер с ног на голову.
"Сегодня днем Генрих Бьято при свидетелях объявил о том, что Ланс считает себя отныне свободным от коронных обязательств и возвращает себе статус королевства. Подробности с гонцом."
Как ни коротка была записка, Беренгар едва утерпел, пока лорд Хвам прочтет ее.
- Что скажете? Ведь еще дюжину дней назад я посылал Бьято послание с обычными расспросами и приглашением, и только третьего дня получил ответ, полный благопожеланий к празднику, рассказов о всеобщем благополучии и пространное извинение того, что не воспользуется приглашением по состоянию здоровья. И тут - такое. Не будь герцог вдумчивым и солидным человеком, я бы решил, что на него нашло некое внезапное помешательство. Вы, часом не знаете, не водилось ли за этим семейством случаев самопроизвольного умопомрачения?
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Янв 09 2018, 23:23
Франк Хвам

avatar
Репутация : 113
Очки : 180


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5


После продуваемых сквозняками коридоров приятное тепло, царившее в покоях Его Величества, доставило архивариусу невероятную радость. Хвам очень боялся сквозняков и тщательно следил за их отсутствием в своем либрариуме. К сожалению, за всем замком уследить Хвам не имел ни права, ни возможностей. А с каким бы удовольствием Франк здесь все бы законопатил...
После приглашения короля архивариус незамедлительно опустился в кресло. В такую мерзопакостную погоду у него всегда ломило спину, а ведь он еще и провел весь день, склонившись над свитками! Приняв максимально удобную позу, Франк с почтительным любопытством посмотрел на Его Величество, но по мере того, как король раскрывал ему суть дела, выражение любопытства на лице Хвама сменилось недоумением.
- Ланс? - повторил он растерянно. - Независимость?! С чего бы вдруг?
Хвам знал Генриха Бьято, хоть и поверхностно, но знал. И у архивариуса сложилось о нем устойчивое мнение как о человеке, который перед тем, как что-то сделать, десять раз об этом чем-то хорошенько подумает. Причем с разных сторон. И вдруг - нате вам. Независимости захотелось. А находясь под защитой короны он был не независимым, что ли? Можно подумать, его прямо-таки заущемляли в его правах, бедолагу. Какая муха укусила этого мудрого даже с точки зрения Хвама человека?
- Генрих всегда был слаб здоровьем, но никак не разумом, - Хвам не заметил, как заговорил вслух. - Разве что хворь в конечном итоге добралась и до его головы... Ланс... Ланс... что же там в последнее время было? Все ведь было хорошо?
Хвам, хоть и имел возможность получать сведения о происходящих в герцогстве событиях (через Шепчущих), интересовался ими крайне избирательно. В первую очередь его волновали редкие находки, во вторую - странные явления, и только потом он мог поинтересоваться последними новостями. А уж до сплетен архивариус и вовсе не снисходил, презирая их и считая, что сплетни отнимают время. И вот теперь об этом пожалел. А вдруг в Лансе как раз происходили события, зная о которых, Хвам сумел бы как-то предугадать это внезапное отсоединение и предупредить Его Величество?
Архивариус нахмурился и потер рукой лоб.
- Ланс... Ланс... странности в Лансе... что-то ведь было... не так давно что-то было из Ланса, - припомнил он. - Даже не странность, а так... ерунда. Письмо.
В самом деле, около пары недель назад к Хваму попало письмо для принца Астера, написанное леркером Джерардом Бьято. И хоть Бьято был леркером Беллонийской леркары, но он ведь являлся родным братом герцога Ланса, и таким образом был тесно связан в голове Хвама с Лансом.
Ну а странности этого письма заключались в том, что посыльный устроил небольшую истерику, уверяя Хвама, что письмо принцу ему нужно вручить в личные руки и срочно. Хвам тогда справедливо заметил, что юноше придется для этого либо отрастить себе крылья, либо научиться скакать по горам, ибо принц отбыл в Нормерию вправлять мозги обнаглевшим норкингам. После чего юноша сник, растерялся и отдал письмо Хваму, который уверил его, что обязуется отдать это письмо Рикарду, едва тот появится в Аллантаре.
Разглядывая письмо, Хвам обратил внимание на то, что написано письмо женской рукой. Имея ежедневно дела с рукописями, переписывая огромное количество страниц, Хвам досконально изучил все, что касается почерков, и без труда определил, что рука была явно женская. Джерард Бьято. Женская рука. Что-то тут не сходилось, но архивариусу эта загадка показалась тогда не очень интересной, что может быть интересного у женского почерка? Хвам отложил письмо в сторонку и благополучно о нем позабыл. А теперь вот вспомнил.
- Ваше Величество! - произнес Хвам. - Мне в руки на днях попало письмо, адресованное Его Высочеству Рикарду. От леркера Джерарда Бьято. Посланец, доставивший его, уверял, что оно срочное. Но, поскольку Его Высочества уже здесь не было, я оставил письмо у себя, до его возвращения, чтобы передать... Быть может, в нем и нет ничего важного, но мне кажется, будет лучше его прочитать прямо сейчас. Вы позволите?
Когда Хвамом овладевала какая-нибудь навязчивая мысль, он уже ничего и никого не видел вокруг. Поэтому, не задумываясь о том, соответствует ли его поведение придворному этикету, Франк вскочил, подошел к двери и отправил караулившего там слугу к себе в покои, подробно объяснив, где именно лежит то самое письмо.
В ожидании, пока письмо принесут, Лорд Канцлер вернулся в кресло и схватился за голову.
- Как невовремя... - пробормотал он. - Принц Рикард в Нормерии... там норкинги... пока он с ними справится... пока обратно...
Франк поднял голову и посмотрел на Беренгара, осененный внезапной догадкой.
- Это логрийцы! - воскликнул он. - Это снова проклятые логрийцы! Они сманили какими-нибудь обещаниями Генриха и подбили его объявить независимость! А потом, когда Генрих Бьято лишится защиты короны, они нападут и приберут Ланс в свои загребущие лапы!
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Янв 10 2018, 00:28
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 190
Очки : 220


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
6


Все-таки хорошо иметь в советчиках умного человека, и вести разговор с глазу на глаз, а не собирать Совет, во время которого, что ни говори, за линией мысли каждого человека уследить трудно. Вот и сейчас - выскажи Хвам все это, про письмо и логрийцев, Беренгар бы ни за что не понял, как именно шли его рассуждения, будучи сбитым высказываниями других.
Сейчас же, он, мгновенно нахмурившись, и одобрительно кивнув намерению канцлера послать за странным посланием, принялся мерять шагами кабинет. Лоб ломало морщинами, правая щека время от времени подергивалась, кривя рот, словно бы от зубной боли.
Нет, зубами король Кэйранда не страдал отродясь, что, в его возрасте, было восхитительно, ибо Беренгар с ранней юности испытывал больше страха при взгяде на щипцы и прочий арсенал зубодралов, чем при виде копий и мечей противников на поле брани. Просто апоплексия, перенесенная два с половиной года назад, казалось бы, без последствий, все же проявлялась тиком в минуты сильного нервного напряжения.
А напряжения в воздухе было хоть отбавляй, казалось, еще чуть-чуть и он загудит и завибрирует. Немудрено, что от восклицания лорда-Канцлера в тишине, нарушаемой лишь звуками его шагов и треском огня в камине, Беренгар едва не подпрыгнул, разворачиваясь к своему гостю.
Идея эта ему в голову не пришла. В последнее время отношения с Логрией складывались так ровно, как еще никогда, за все шесть истекших лет. Казалось, на склоне лет стальной нрав императора, наконец, смягчился, и на смену сдержанно-агрессивному настрою, пришел мирный, созидательный. Эвалар даже докладывал, что по сведениям Шепчущих, Ахани готовит замужество своей младшей дочери, и в столице начались грандиозные приготовления, хотя имя потенциального жениха ни одному из эквитов Слышащего разузнать не удалось.
Логрийцы? Непохоже, с таким-то мирным теперешним состоянием дел в Логрии, хотя...
Беренгар снова заходит по кабинету, в задумчивости рассуждая вслух.
- Если они подбили Бьято на мятеж, то... он же не идиот, должен понимать, что даже если я и спущу ему нарушенную присягу, и он получит свою независимость, то его клочок земли окажется этаким горячим пирожком, поданным на блюде прямиком на стол Ахани. Не может же он не знать, что стоит ему оказаться вне нашего патронажа, как Красный пес схрумкает этот пирожок, и не подавится.
Он тряхнул головой, отгоняя эту мысль
- Невозможно.. совершенно невозможно. Генрих ведь своими глазами видел, что стало с Лансом во время войны, знает, что стало с его собственной семьей, он же всегда был мудрым человеком, с чего вдруг ему подвергать себя и свою страну такой опасности, понадеявшись на посулы? Какой дурак поверит логрийцу, не имея про запас дубинки, чтобы проучить его на случай обмана? Если он поверил в гарантию безопасности, выданную лишь на словах, то...
Внезапно король замер, как укушенный новой мыслью. Не он ли только что вспоминал о последних, мирных вестях от императорского двора?
- Ахани выдает замуж младшую дочь... - медленно проговорил он, устремив на Хвама задумчивый взгляд. - А за кого-неизвестно. Она, говорят, прелестное дитя, и император в ней души не чает. Может ли быть, что между Лансом и Логрией и правда существует договор, в основе которого лягут матримониальные узы? Вполне вероятно. Если да - то с кем? Сыновей у Бьято нет, но... младший брат его, кажется, еще ни с кем даже не помолвлен? В ваши архивы не поступало ведь таких сведений?
Мысли закружились вихрем, и король уже даже не замечал, что рассуждает вслух.
- Если герцог и правда замыслил измену, договорившись при этом с императором, и пообещав женить брата на его дочери, взамен на поддержку? Нет, это не имеет смысла. Зачем Ахани отдавать свою любимицу в жены всего лишь младшему брату герцога, у которого ни гроша за душой, кроме армейского жалованья и семейных доходов, и никаких видов на наследство, учитывая что перед ним в очереди еще старший брат, да еще и племянник. И потом - Георг послушная марионетка Генриха, но как насчет Стиллборна? То, он не поставил нас в известность, относительно выходки своего сюзерена, доказывает, он тоже поддерживает этот мятеж, но, во имя всех двенадцати богов, чем Бьято мог бы купить и его поддержку?! Да еще при том, что между ними всегда были нелады...
От всех этих мыслей пухла голова. Беренгар с силой протер лоб, словно желая отогнать суетливый рой мыслей и разобраться в них. Не помогло. В дверь робко поскреблись. Поскольку в этот час, навряд ли кто -то к нему явился бы без доклада, то это мог быть скорее всего тот, кого лорд Хвам послал за письмом. Поэтому король бросил на своего канцлера взгляд - мол это к вам, и принялся снова мерять кабинет шагами.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Янв 13 2018, 16:19
Франк Хвам

avatar
Репутация : 113
Очки : 180


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7


О готовящейся свадьбе младшей дочери Пса Франк ничего не знал, но виду не подал, только нахмурился сильнее. С недавних пор любые разговоры о чьей бы то ни было свадьбе Хвам просто возненавидел. Они напоминали канцлеру о его собственном неудачном сватовстве. Но сейчас было совершенно некстати вспоминать свой плачевный опыт, и Франк сосредоточился на обдумывании новой информации.
- Если Ланс обретет независимость, то Джерард Бьято станет не братом герцога, а братом короля. То есть принцем, - Хвам прищурил свои и без того небольшие глаза, сделавшись при этом очень похожим на Сибальта, который сейчас мирно спал в неизменном мешочке. - Конечно, не самый выгодный жених для любимицы, но, с другой стороны, а много ли на примете у Ахани выгодных женихов? И ему явно нужен Ланс. Закрепится там с помощью зятя, а потом полезет дальше. Только странно, что Джерард Бьято на это согласился. Насколько я знаю, младший Бьято безоговорочно предан короне, об этом я слышал от самого принца Астера...
Стук в дверь прервал рассуждения Хвама, и архивариус, получив безмолвное соглашение Беренгара, с тихим кряхтением поднялся из кресла, оперевшись на подлокотники с видимым усилием (давала о себе знать измученная спина) и заспешил к двери. Взял письмо из рук слуги и вернулся к королю.
- Вот оно, Ваше Величество, - Хвам протянул письмо королю, не осмеливаясь собственноручно его вскрыть. - Видите, адресовано Его Высочеству, подписано Джерардом Бьято, но писала его явно женщина.

Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 14 2018, 02:28
Беренгар II Авенмор
Король Кэйранда
avatar
Репутация : 190
Очки : 220


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
8


Слушая своего канцлера, Беренгар хмурился. И вправду статус младшего Бьято по факту, конечно изменится, но ему тоже не верилось, что он бы пошел на такую авантюру - молодой человек отдал армии королевства больше чем полжизни, и всегда был безупречно верен и честен, такое не отметешь разом. Хотя, люди, конечно, бывают разные.
И тут, как по заказу, явился и посланный.
"Странно все же " - думал он, принимая у Хвама бумагу "Что это? Насмешка богов, или судьбоносное стечение обстоятельств, на которое следует обратить внимание - только что говорили об этом человеке, как вдруг...
Послание оказалось кратким, и, как и верно заметил Лорд-Канцлер, написано было рукой женской, и не слишком уверенной, как это бывает с не очень образованными людьми, но подписано было явно рукой Джерарда Бьято, поэтому сомнений в подлинности не возникло. Однако, содержание письма заставило короля сморгнуть, и прочесть его повторно. А потом еще раз.

"На Синий Хвост напали норкинги. Очень тихо подобрались к деревне и напали. Я в Ольстейне. Норкинги его не трогали. Сожгли деревню и пропали. Могут быть сейчас где угодно."

- Норкинги? - вырвалось у Беренгара - Что, во имя всех двенадцати бездн, норкинги делают на юге? Какой-такой Синий Хвост? Что это вообще? Замков таких нет. Деревня? Почему письмо от Бьято писала женщина?
Последний вопрос "какого ляда происходит со всех сторон?" повис в воздухе, не нуждаясь в том, чтобы быть озвученным. Рваный, полубессмысленный, без начала и без конца, краткий отчет провис в его руке.
Он так и стоял, протянув бумажку Хваму, как будто тот мог вычитать в ней что-либо дополнительное, когда в дверь несколько раз постучали, и вошел, отстранив камергера, Эвалар. Тот не пользовался привилегией Белого Дракона, входить к королю без доклада, но повидимому принесенные им новости были таковы, что ждать он не мог. И, поклонившись королю, и, с некоторым удивлением, явно не ожидая его увидеть тут в такой час, лорду-Канцлеру, как будто в оправдание своему бесцеремонному явлению, воскликнул.
- Новое донесение из Ланса, ваше величество!
- Что там? - Беренгару едва удалось сдержать раздражение, не подобающее королю.
- Норкинги на юге! Доложил трир из Грейвея, утверждает, что первое нападение произошло пятнадцать дней назад, с тех пор, за дюжину дней произошло не менее десяти нападений, со страшными жертвами и разрушениями в наших пограничных фортах, и..
- Что-о? - взревел король - Дюжина дней? И вы докладываете мне об этом лишь сейчас?
Молодой человек вспыхнул от стыда, хотя ему-то стыдиться не приходилось. Попросту невозможно было, даже толком не вступив в должность своевременно держать под контролем огромную агентурную сеть, и умело ею пользоваться. Эвалар был одним из лучших эквитов Фелана, но быть исполнителем, пусть и на самой высокой ступеньке иерархии, и руководить всем разветвленным ведомством - не одно и то же. Тем не менее, проморгать столь важную новость было огромным упущением, брешью в монолитной системе осведомленности, на которой держалась и оборонительная способность государства. Новый названный глава службы Шепчущих, казалось, был готов провалиться сквозь землю, и не стал оправдываться, хотя мог бы сказать, что сведения поступили лишь сейчас, и вина в данном случае, на молчании агентов Шепчущих. Возможно потому, что понял как беспомощно и по-детски будет это звучать, и как сложится мнение о том, что он старается переложить вину на подчиненных.
Король, во время этой недолгой паузы буравил его взглядом, потом тяжело ступая обошел стол, опустился в кресло и бросил одно-единственное слово:
- Подробности!
Подробности были неутешительны, даже несмотря на то, что Эвалар, в надежде реабилитироваться, преподал все имеющиеся сведения в максимально сжатом виде. И король, и его канцлер, впервые слышали о том, что на юге свирепствуют норкинги. Нападают и сжигают деревни и форты, причем если из деревни жители успевают сбежать практически все, то в оборонных фортах не осталось и камня на камне, а гарнизон во всех случаях погибал весь, до последнего человека. Собственно, этим и объяснялось то, что ни один из алов в фортах не успел послать весть о нападении. И лишь в последние дни стали доподлинно известны масштабы катастрофы, охватившей все ланское побережье, о чем, собственно из разговоров обслуги и узнал доложивший трир.
Возможно и не только ланское? Донесение-то из Беллонии!
Взгляд короля упал на бумажку, и он нахмурился.
- Завтра к вечеру я хочу знать, что происходит на юге вообще, и в Ольстейне в частности. Даже то, как часто изволит трапезничать гарнизонный дестур, и как зовут любвницу кашевара. Любым возможным способом снеситесь в кратчайшее время со всеми фортами южного берега, в ваши обязанности, Эвалар, входит не только пассивный сбор поступающей информации, но и активный ее сбор, и удержание под неусыпным контролем. Со своевременным информированием.

Как только молодой человек, словно бы низведенный от лорда - слышащего, до обычного писца полученной выволочкой, исчез из виду, Беренгар перекривился.
- Прозевать форменное бедствие! Завтра будем знать сколько правды в этой байке, но а если правда, то... что, во имя двенадцатой бездны, все это может означать?! Такой поток неурядиц со всех сторон , да одновременно. Как может быть связано друг с другом то, что происходило у нас?
Посмотреть профиль
Сообщение  Сегодня в 01:20
Спонсируемый контент

 
9


Сообщение  
 
25.12.1253. Сталь и огонь: Ни Торну свечку ни гроганам костыли
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Шаги истории +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL