ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни
 

 11.12.1253. О лекарствах для тяжких больных знаешь ты... 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
1


Дата, время: 11 день месяца Ветров
Место действия: крепость Ольстейн
Участники: Кора, Джерард Бьято
Предыстория/суть темы:
Связанный эпизод - 11.12.1253. Сталь и огонь. Ланс. Часть 2 - деревня Синий Хвост.

В Ольстейн доставили раненого в сражении с норкингами леркера. Кроме полученного ранения, состояние Джерарда значительно ухудшилось, благодаря длительному пребыванию в ледяной воде. К счастью, в Ольстейне есть хороший лекарь, а у лекаря - замечательная помощница.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июл 06 2017, 02:57
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
2


Первое, что увидел Джерард, открыв глаза - сводчатый потолок, по которому плясали отсветы огня. От этого мельтешения мутило и кружилась голова. Джерард попытался приподняться - и его тут же затрясло от холода. Непривычная слабость охватила тело, и Джер решил пока не шевелиться. Скосив глаза, он сумел разглядеть, что находится в своей комнате,в крепости, и обрадовался. Значит, норкинги не добрались до Ольстейна. Нужно поскорее выбраться из этой проклятой постели и самому проверить готовность крепости к осаде. А лучше - собрать солдат и двинуться за норкингами! Догнать их и устроить мерзавцам настоящее сражение! Но нельзя. Мало того, что Джер валяется сейчас бесполезный, как дохлая устрица, уводить куда-то из крепости гарнизон, когда враг может явиться с любой стороны и в любое время, неразумно. Сообщить бы как можно скорее Генриху о том, что произошло...
- Эй... - прохрипел Джерард, и не узнал собственного голоса. Вместо звуков он издавал какое-то невнятное сипение. - Есть тут кто?
Похоже, в комнате он был один. Джер сделал усилие и повернулся набок, чтобы окончательно в этом убедиться.
Его комната была небольшой, в ней помещались только кровать, стол, пара стульев и сундук. Сейчас стол был завален какими-то мешочками, тряпками, мисками, кружками и прочим хламом. В камине жарко пылал огонь, но он почему-то не согревал. На столе и над камином горело несколько свечей.
- Бездна... - выругался леркер, заваливаясь снова на спину и пытаясь подтянуть повыше укрывавшее его одеяло. Дрожь усиливалась, ноги и руки будто сковало льдом, а горло, наоборот, горело, как в огне. Крикнуть бы, позвать слугу, но все, что мог Джер - это хрипеть и сипеть. Даже котенок промяукал бы громче.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июл 06 2017, 03:31
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
3


- Эй, привет красотка! - воины в крепости приветствовали Кору как всегда свистом и смехом, добродушными шуточками и солеными комментариями. 
- Эй! А когда меня лечить будешь? У меня есть, что тебе показать! - веселился стоявший у пропускных ворот алебардист с пышными усами.
- Да? Твою алебарду я уже видела - ничуть не смущаясь отпарировала молодая женщина, с продолговатой корзинкой, проходя мимо него, привычно вздернув нос и сопровождая нахальное заявление ослепительной улыбкой. Соленые намеки солдатни ее ничуть не смущали. Чего смущаться-то, глуп тот, кто не знает себе цену, или пытается изображать из себя нечто особенное, а Кора и цену себе знала, и не пыталась казаться кем-то другим. Но метод не давать никому спуску у нее был. - Когда обзаведешься чем-то соразмерным в штанах - тогда и показывай. 
Алебардист добродушно захохотал, пропуская лекарку.
Кору хорошо знали в крепости. Здешний лекарь прекрасно умел штопать раны и накладывать лубки, но мало что понимал в травах, терялся при самой обычной лихорадке или простуде, а уж если на кого-то нападал понос, то бедняга и вовсе пугался до заикания. В этих случаях посылали за деревенским лекарем, благо пешком идти было не больше получаса, а верхом и вовсе несколько минут. Первое время старик являлся в сопровождении ученицы, но, годы шли, он все больше сдавал, а молодая женщина набиралась опыта и знаний, и в последний год, случись ольстейнскому лекарю обратиться за помощью - то в крепость Кора приходила уже одна. 
Пока она шла через широкий мощеный двор к ней пристал молоденький лучник, попросившийся понести корзину, и всю дорогу сыпал шуточками пополам с комплиментами, а у низенького входа в башню их встретил и лекарь.
- Ну наконец-то! Милорд весь так и горит, где ты пропадаешь! Пошли скорее! - он чуть ли не схватил молодую женщину за руку, правда вовремя отдернулся, и наградил паренька возмущенным взглядом. - А ты, исчезни! 
Тот повиновался, Кора, улыбнувшись, последовала за лекарем, поднялась за ним по узенькой, тесной каменной лестнице, и, войдя в темную комнату, наморщила нос. Воздух тут был спертый, тяжелый, насыщенный испарениями немытого, больного тела, запахом старой крови и едким зловонием уксуса. 
Впору было порадоваться, что не успела пообедать, а от завтрака осталось только печальное воспоминание, иначе от этого запаха можно было и опозориться, извергнув содержимое желудка прямиком на пресловутого милорда. А где он, кстати?
Ага, под ворохом одеял на кровати что-то шевелилось, и кашляло. 
Кора сбросила шерстяной плащ, почти на ощупь нашарила гвоздь, на который его можно было повесить, и только сейчас поняла, что лекарь что-то тараторит. Что? Описывает как милорд был ранен? Что в реке искупался посреди зимы? Ну а мне-то это зачем? 
- Откройте окна.
- Ты с ума сошла? У него лихорадка, его трясет! - у лекаря чуть глаза не вылезли из орбит. Кора молча пожав плечами пересекла комнату, открыла маленькое окно по одну сторону башни, второе по другую, и от облегчения, которое принесла пронзительно свежая струя морского, холодного воздуха, у нее даже закружилась голова.
- Фух. Ну хоть дышать можно. 
- Закрой! - взвизгнул лекарь, кидаясь к окну. Кора ловко поймала его за плечи, и влепила крепкий поцелуй прямо в щеку.
- Не злись, дядюшка Броль. И брысь отсюда, я отвечаю.
- Ты знаешь, что с тобой сделают, если...
- Знаю-знаю, старый ты ворчун - ласково улыбнулась она, чтобы придать нелестной характеристике оттенок нежности, набрасывая на холм из одеял еще одно, тяжелое и меховое - Сделай одолжение, уйди. Знаю я все правила, не мешай работать! Сяду в лужу - повесите, и всего делов. Сгинь! 
Лекарь поколебался, глядя на кровать совершенно отчаянными глазами, потом глубоко вздохнул, погрозил молодой женщине кулаком и отправился вниз, бормоча угрозы, ругательства и громко топоча сапогами. Кора же, глубоко вздохнув начавший наконец обновляться воздух, отправилась к столу, где небрежно смела в кучу весь покрывавший его мусор, и принялась выкладывать из своей корзины ее содержимое, ничуть не смущаясь тем, что сквозняк в комнате треплет ей платье и волосы, и заставляет реветь огонь в камине. Тут было так душно и натоплено, что того и гляди, не только милорд леркер, но и она сама могли отдать концы от удушья. Больной под одеялами не замерзнет, а проветрить, как ни крути, было необходимо.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 08 2017, 15:43
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
4


Похоже, Джерард задремал, потому что он не заметил, как и когда в его комнате появилась самоуверенная девица, которая принялась препираться с лекарем и деловито хозяйничать - так, будто имела на это все права. Ее поведение настолько возмутило Джера, что он перестал трястись от холода и слегка приподнялся, опираясь на правую руку, с удивлением отметив про себя, что это простое действие потребовало от него огромных усилий. В девице леркер без труда узнал Кору, помощницу лекаря, которую иногда видел в крепости, то в обществе Броля, то одну.
- Ты что себе тут позволяешь? - прохрипел Джерард с возмущением. - Немедленно закрой окно, здесь холодно, как в двенадцатой бездне! Закрой, а не то...
Продолжить он не смог - Джера одолел приступ кашля. В течение нескольких минут Бьято казалось, что он вот-вот выплюнет вместе с кашлем свои внутренности.
- Дрянь... ты... этакая... угробить... меня... решила?.. - задыхаясь, прохрипел в конце концов Джерард, забиваясь поглубже в свои одеяла. - Уйди... и... позови... Броля.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Июл 09 2017, 23:23
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
5


- О, живой. - Кора с улыбкой обернулась к больному. Морской ветер из открытого окна трепал ее волосы. - Простите великодушно, милорд леркер. Я-то со слов Броля, думала вы того, в беспамятстве пребывать изволите.

Она вынула из корзинки еще одну глиняную баклажку, прикрытую вместо крышки куском кожи, обмотанным несколкьими витками толстой нитки, и поставила корзину на пол, ногой затолкнув под стол, чтобы не мешала передвигаться. Тот факт, что к ней обратились, мягко говоря, не самым дружественным образом, ничуть ее не смутило и не поколебало душевного равновесия.

- Вы же не хотите угореть или задохнуться, милорд. Под одеялами холод вас не достанет, а воздух здесь надобно было сменить, а не то и до утра, поди, не доживете. Это ж сколько девиц горевать станут - подумать страшно.

Говоря все это, Кора, решившая, что комнатушка достаточно проветрилась, мягко двигаясь по комнате, закрыла одно окно, до половины притворила другое, подбросила в камин несколько веточек можжевельника, целый пучок которых находился среди принесенных ею снадобий, и подошла к кровати.

- Давайте-ка послушаем, да посмотрим что тут с вами такое. Броль ведь страху нагнал - ужас, да и только. - молодая женщина аккуратно сняла одно одеяло, потом другое, и, взявшись за последнее, склонила голову набок, улыбнувшись такой сияющей улыбкой, будто обещала ребенку честно заслуженную горсть конфет за хорошее поведение. - И зачем беспокоить зазря беднягу, он и без того извелся. Неужто ж вам приятнее, когда вас раздевает этот почтенный сморчок, чем красивая женщина? Право, ваша милость, не поверю!
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 10 2017, 22:08
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
6


Нахалка и не подумала послушаться приказа леркера. Впрочем, окно она закрыла, но из комнаты не ушла. Более того, подошла к Джеру и принялась снимать с него одеяла. Леркер окончательно озверел. Если бы не слабость, он бы собственноручно вытолкал девчонку за двери. Джерарду отвратительно было лежать беспомощным бревном перед Корой и осознавать, что он никак не сможет воспротивиться, если ей вздумается и в самом деле его раздеть.
- Ты что смотреть-то у меня собралась, а? - возмутился Джерард. - Сейчас не самое удачное время для утоления твоего любопытства. Повосхищаться мной я, так и быть, разрешу тебе как-нибудь потом, когда будет не так холодно. А сейчас иди, иди отсюда...
Джерард вцепился в последнее одеяло и не намерен был сдаваться Коре без боя. Не то чтобы он не доверял ее лекарским способностям. Но показаться больным и слабым перед женщиной, пусть и простой помощницей лекаря, было для Бьято тяжким испытанием, проходить которое Джерард категорически не хотел.
И Джер не выпустил бы одеяло ни за что, но тут в его горло будто бы забралось стадо фаханов и принялось царапать изнутри своими когтями. Леркер снова закашлялся, ослабил хватку, одеяло выпало из его рук, а сам он откинулся на подушку и попытался выкашлять мерзких фаханов.
Почему-то закружилась голова, по коже пробежал противный озноб. Казалось, холод проник прямо в кости Джерарда, и теперь останется там навсегда.
- Только попробуй меня раздеть... - прохрипел Джер, едва кое-как откашлялся. Ему очень хотелось сказать что-то такое, что заставило бы девицу оставить его в покое, и он пригрозил:
- Дотронешься до меня хоть пальцем - я сам тебя раздену, как только встану с этой баргестовой кровати, клянусь двенадцатой бездной!
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 10 2017, 22:46
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7


Кора, воспользовавшись приступом кашля, сняла последнее одеяло, откинула его к ногам больного, и без особого труда приподняв его под плечи, привычно втиснулась позади него, поднимая его в сидячее положение не только руками, но и напирая ему в спину плечом, и всем своим весом. Похоже, леркеру и вправду было хуже некуда: подушка была сырой, простынь - скомканной и влажной, а сам он - горячим как кипяток, что ощущалось даже сквозь рубаху. На его возмущение молодая женщина обращала мало внимания, зато его угроза привела ее в восторг настолько, что она рассмеялась, серебристым, журчащим как ручеек смехом, так беспечно, словно ничего приятнее в жизни не слышала.
- Милорд, а это вы угрожаете или обнадеживаете? - высунувшись из-за его плеча, и почти поддерживая его на себе, чтобы не рухнул обратно - она кокетливым жестом распустила завязки у горла, и одним быстрым, профессионально отточенным движением, стянула с него рубаху через голову. Нда-а, сейчас ему станет еще холоднее, но ничего. - Ну-ка не дергайтесь, ваша милость, а то повалитесь обратно в постель, причем вместе со мной. Не то, чтобы меня это сильно напугало, но вот вы малость не в форме. 
Не переставая тараторить, Кора прильнула ухом к его спине. Справа, потом слева, потом снова справа. И стоило ей вынырнуть, и подняться на ноги, как воин ожидаемо повалился назад, правда она успела его поймать, и опустить на подушку достаточно мягко.
- Ну, милорд леркер, девушек раздевать вы, я вас поздравляю, еще несомненно будете, хоть и не скоро. 
Кора потянулась к столу, взяла одну из баночек, откупорила, и принялась широкими жестами натирать грудь и шею Джерарда опалесцирующей белой мазью, состоящей из бобрового жира, аспарского камфорного масла, экстракта полыни и горчичных семян. 
- Потерпите, сейчас я вас снова закутаю. И что это за нелегкая понесла вас купаться в Тиссу в самую зиму?
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июл 12 2017, 13:27
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
8


Непонятно, каким образом удалось девчонке справиться с Джерардом, но она все-таки в самом деле раздела леркера, чем окончательно вывела его из себя.
Открыв было рот, чтобы возмутиться, Джер вместо гневного окрика издал невнятный хрип. Проклятущая слабость! Как хорошо было бы схватить нахалку за шкирку и выбросить из комнаты, наподдав напоследок по ее несомненно очаровательному заду... но приходилось валяться в постели и быть целиком во власти этой девчонки, чересчур острой на язык. Джерард не привык, чтобы с ним разговаривали подобным образом, да к тому же еще и девицы.
"Огрызается, язвит, не боится меня совершенно... интересно, а почему?"
Ярость Джерарда постепенно сменялась любопытством. Поведение девчонки вызывало интерес, а слова против воли веселили. Леркер даже почти позабыл о своем плачевном состоянии, царапающих горло фаханах и пропитавшем тело холоде.
- В форму я вернусь очень быстро, - угрожающе просипел леркер. - И к тому моменту очень советую тебе уехать подальше от Ольстейна, потому что... эй! Прекрати!
Девица начала натирать Джера какой-то вонючей мазью, и грудь леркера стало жечь, будто она насыпала туда углей из камина. Джерард попытался было оттолкнуть мучительницу, но руки его почему-то не слушались. В ушах появился навязчивый гул, а в комнате внезапно потемнело.
Несколько ужасно долгих мгновений Джерард боролся с подступившей слабостью и, наконец, в его голове слегка просветлело.
- Меня норкинги загнали в реку, - уже без прежней ярости в голосе ответил Джерард на вопрос Коры. - Я же не совсем идиот - купаться в такой холод! Кстати, ты, может, что-нибудь знаешь о тех наемниках, которые приехали вместе со мной? Из них хоть кто-нибудь остался в живых?
Попрепираться с помощницей лекаря Джер еще успеет, а сейчас ему важно было узнать о выживших спутниках. Если такие есть, конечно.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июл 12 2017, 22:13
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
9


Разумеется, Кора и не подумала прекратить своего занятия, и методично продолжала втирать мазь, любуясь не столько тем, как легко втиралось лекарство, сколько объектом своих трудов. Сложен был Бьято как сам Раас, и она невольно восхищалась крепкими линиями его тела, с трудом сдерживаясь, чтобы не улыбаться. Вот же засранец, какой мужчина, а. А ведь недосягаем, что храмовый шпиль, где уж наследнику дома Бьято деревенскими девицами увлечься. Досадно, досадно. Любовников у нее не было уже давно, за те годы, что она провела в деревне, помощницей знахаря, Кора вела скромнейшую жизнь, так, что никто и не знал о ее развеселом прошлом. Все же отношение к помощнице лекаря куда более серьезное и почтительное, чем к девке, а потому она не собиралась нарушать образ жизни "приличной женщины". Но вот мужчин в ее жизни катастрофически не хватало. Были конечно и ухажеры и поклонники, главным образом рыбаки да подмастерья, обычные деревенские парни, которые ходили за ней хвостом, а бывало и в постели развлекали, изредка да втихаря, чтобы не выходить за рамки "приличной женщины", но все же это не шло ни в какое сравнение с той публикой, с которой доводилось иметь дело раньше, а уж заполучить в постель такого красавца было бы весьма и весьма интересно. Кора любила мужчин, и не находила в этом ничего зазорного, и тем более, постыдного. Уж коли боги создали мужчин и женщин, то уж наверное в этом был какой-то смысл, так на кой же переть противу природы? 
Впрочем, мысли эти витали где-то на окраинах сознания, не особенно его занимая, служа этаким ненавязчивым фоном, и не мешая молодой женщине, собственно, делать дело. А, собственно, завершив обмазывать больного спереди - с усилием подтянуть его за руку, подсунуть коленку под его бок, навалиться, и перевернуть его набок, чтобы таким же образом натереть и спину. Ну и разумеется, за всем этим делом не забывать и языком молоть, даром, что ли, он во рту подвешен.  - Не имею понятия, милорд. Болтают по деревне, что де-были норкинги по ту сторону, и Синий Хвост пожгли, всего три дома уцелело, но что убитых было много - не слыхать. В полдень паром на тот берег пошел, узнавать - не надо ли чего, кто цел, кто нет, мож жителей, кто без домов остался - сюда привезти, но пока не возвернулся. Вот вернется к вечеру, я все вызнаю, и вам завтра расскажу.
Кора убрала колено позволяя Джерарду снова опрокинуться на спину, вытерла блестящие от жира руки о тряпку, и принялась укутывать его торс широкой полосой из веденской шерсти, тонкой но теплой, и пахнущей лавандой и мелиссой, поскольку хранилась она свертком среди коробок с сухими травами. Обращалась она при этом с ним не то как опытная сиделка, привыкшая иметь дело с неподвижными телами, не то как кормилица с младенцем, не то как гробовщик с покойником - короче говоря, все делала сама, не допуская ему возможности излишних телодвижений.
- Вот так. Теперь рубашечку наденем. - так же споро она натянула ему горловину рубашки через голову, и, игнорируя любые попытки самостоятельности - втолкнула руки в рукава, одернула, приведя в приличный вид, и укрыла сверху одеялом. Столь долгое в описании действо, заняло у нее не более пяти минут - сказывался двойной навык. 
- Ну вот, милорд, теперь вам будет дышаться малость посвободнее. - оптимистично заявила лекарка, удовлетворенно оглядев дело рук своих, и встала, как-то по кошачьи, словно перетекла из одного положения в другое, отряхивая платье. - Сейчас микстурку попьем, жар, милостью Саната и спадет. А пока что, и думать не могите ни о каких наемниках, да делах по ту сторону Тиссы. Толку никакого, а от мыслей плохих и голова, говорят, лопнуть может. Жаль будет, на голове у людей обычно размещается лицо, а оно у вас весьма недурно.  - она отошла к столу и глухо стукнули несколько склянок, из которых она на глаз отмеряла в глиняную кружку порции разных составляющих. В воздухе запахло чем-то едким, и целым букетом ароматных трав. Покончив со своим делом, Кора на минуту поставила кружку в пустой котелок, котелок подвесила над огнем камина, но не прошло и минуты, как вынула и то и другое, и направилась обратно к раненому
- Рана-то ваша как? Броль вроде штопать умеет неплохо, да и раны очищать, а вот случись окрест воспаление - теряется как девица при первых месячных. В плече-то не бьет горячим? Вот тут и тут? - держа кружку в одной руке - Кора, держа в одной руке кружку с теплым питьем, второй дотронулась до плеча леркера у самого основания шеи и у подмышки
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июл 13 2017, 14:52
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
10


С тем, что его, Джерарда Бьято, теребят, как тряпичную куклу, пришлось смириться. Сил сопротивляться и возмущаться у леркера совсем не осталось. Да и бесполезно было сопротивляться этой языкастой девице, которая проделывала свои манипуляции с удивительной ловкостью. Джер не успел опомниться, как был снова укутан в одеяло. Но дрожь не проходила, теплое одеяло будто бы совсем не согревало. Только грудь и спина, растертые Корой, горели, как в огне. Голова стала тяжелой и разболелась так, что Джерарду казалось, она вот-вот расколется. Голос Коры доносился до леркера будто бы через толщу воды.
- Мне нужно отправить послание брату в Хайстрен, - губы стали непослушными, Джерард с трудом выговаривал слова. - Он должен узнать о нападении...
Тут Кора встала и отошла от постели, и мысли о послании брату как-то сами собой сменились у Джерарда совсем другими. Простое платье девушки совершенно не скрывало ее аппетитные формы, а местами даже подчеркивало. И будь леркеру хоть немного получше, он бы с удовольствием занялся изучением этих форм.
"Ну и дурак... о чем думаю? Норкинги были здесь, могли отправиться куда угодно, Генрих должен как можно скорее об этом узнать, а я тут лежу и таращусь на эту девицу... правда, у нее все на месте, и очень даже на месте... говорила бы еще поменьше, была бы вообще неотразимой... да о чем это я опять думаю? Послание.... норкинги... Генрих... паром... завтра... вот бы платье спустилось пониже, обзора ведь никакого толком..."
Путаясь в мыслях, Джерард смирно лежал под своим одеялом, все еще трясясь от холода, и отчаянно пытался бороться с желанием заснуть. Очертания комнаты сделались размытыми, но Кору вместе со всеми ее прелестями, леркеру было видно вполне отчетливо. И зрелище это было настолько впечатляющим, что засыпать Джерарду совершенно не хотелось. Он едва сообразил, о чем спрашивает помощница лекаря, когда она снова приблизилась.
- Ни фахана не чувствую, - буркнул Джер в ответ на вопрос о ране. - Только дрянь твоя жжется.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июл 14 2017, 01:16
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11


- Вот и славно. А ну-ка хлебните-ка вот этого. - Кора приподняла голову Бьято, и поднесла к его губам кружку - И не надо морщиться. Это, конечно не логрийское вино, но и не совсем помои.
"Обнадежив" таким образом, она добилась-таки, чтобы высокопоставленный пациент отпил зелья, и поощрила:
- Пейте-пейте, это сбавит жар, вам же, поди, надоело уже бока отлеживать. Значит, надо лечиться и выздоравливать, верно?
"Надо же, пьет. Вот умора. А если бы я ему приворотного зелья под видом лекарства поднесла, тогда как? Выпил бы? Наверняка, как миленький. Вот было бы любопытно, эх, жаль, не умею таких варить. Интересно, а они вообще существуют, эти самые, приворотные." 
Мысль вызвала на губах молодой женщины ту самую загадочную улыбку, над природой которой вечно ломают голову мужчины, пытаясь догадаться, что в этот миг творится в женской головке, раз. Даром, что смотреть было некому, уж кому-кому, а Бьято, который весь горел, в этот миг наверняка было не до ее ужимок. Ну и что с того, тема- то благодатная.  В бытность Коры в  "Доме цветов" добрая половина девиц только и мечтала о том, чтобы в них влюбился кто-то из знатных клиентов, увез с собой и обеспечил безбедную жизнь. Одна из ее товарок даже как-то, по секрету, сказала, что ходила к ворожейке, чтобы та приворожила ей любовника, сына какого-то из Орширских баронов, но дело то, похоже, так ничем и не кончилось. Шлюхи знали уйму способов возбудить мужчину, но вот приворожить - это уж дудки. Ну что ж, жаль. 
Хотя, может и не жаль. Ежели б существовало такое зелье, то красавчику Бьято его бы в каждом трактире, в каждом замке и во время каждого визита его бы подливали. Наверняка бы или отравился, или бы выработал к нему привычку и невосприимчивость. 
Мысли эти, впрочем, шли вскользь. Не всерьез же, правда, рассуждать о таких сказках, все же, давно уже не девочка. Так что Кора, позволив себе с минутку помечтать, помогла леркеру лечь, намочила тряпку в тазу с водой, и, уложив ее ему на лоб, отошла к столу за новым зельем. На этот раз следовало смешать микстуру от кашля, пока он еще не уснул. Хотя как его уснуть-то с таким беспокойством, ворочается, словно ему ежей в постель насовали. Знамо дело, больная голова не только ногам, но и всему организму покоя не дает. Голову упокоить надобно бы сначала.
Способ придумался сразу, и, перемешивая в той же кружке настойку алтея, с экстрактом подорожника, имбирем и медом, понемногу добавляя в эту смесь молоко, она предложила.
- Письма-то вы сейчас не напишете, ваша милость, и пера в руках не удержите. Но ежели хотите - могу и я за вас написать, под диктовку.  А вы подпишете, для этого дела сил много не потребуется. А? - Кора обернулась, держа ложку на весу и вопросительно глядя на пациента. - Ну если, письмо не особо секретное, ведь Его Светлость, таки, не дама сердца.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 15 2017, 14:21
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12


Корино лекарство пахло странно, но Джерарду было проще выпить его, чем вступать в спор с девушкой. Она и так слишком подозрительно улыбалась - наверное, он казался ей смешным в своей беспомощности. До чего же неприятно, оказывается, болеть, когда тебя лечит молодая и привлекательная девушка. А тем более такая языкастая. Джерард не привык к тому, чтобы женщина так много говорила в его присутствии. Да еще с такой уверенностью и непринужденностью, будто это она тут леркер, а Джер - какой-нибудь деревенский неудачник. Баргестова рана! Попалась бы ему Кора, будь он полным сил и не продырявленным - можно было бы очень неплохо провести время.  Но сейчас об этом нечего было и думать.
Джерард ненавидел показывать кому бы то ни было свою слабость. А с женщинами предпочитал иметь дело только на своих условиях и по своим правилам. И надо же было так случиться, что именно женщина теперь и наблюдала его в самом жалком состоянии, какое только можно было придумать. Ранен, болен, ослаб настолько, что едва может шевельнуться, - разве бывает что-то хуже?  
Оказалось, бывает. Джерард почувствовал, как его начало клонить в сон. Засыпать при этой девчонке Джер категорически не хотел. Он уже собрался было снова попытаться прогнать ее, как вдруг Кора произнесла нечто такое, от чего леркеру сразу расхотелось и прогонять девушку, и засыпать.
Он и не надеялся на такую удачу - что Кора умеет писать. И что можно прямо сейчас написать письмо Генриху.
Сравнение брата с дамой сердца насмешило леркера, и он закашлялся, пытаясь скрыть свой смех.
- Никаких особых секретов я писать не собирался, - ворчливо произнес Джер, старательно не подавая вида, что ему весело. - Просто написать, что норкинги были в Синем Хвосте, в Ольстейн идти побоялись или не додумались, и сейчас где-то шляются. Видимо, ищут, на кого бы снова напасть.
Норкинги... одна только мысль о них наполняла Джерарда ненавистью и желанием убивать. Всех, до последнего ублюдского норкингского выродка, притащившегося сюда со своих грогановых островов. Подлые, хитрые, мерзкие людишки, нагло обманувшие его и чуть не убившие, должны быть уничтожены.
Скрипнув зубами, Джерард попытался подняться с постели. Попытка его успехом не увенчалась, леркер добился только того, что нелепо дернулся в кровати и снова завалился на свои подушки.
- Фахана мне в печенку... - простонал Джер, в мыслях проклиная и себя, и свою слабость.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 24 2017, 22:17
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
13


- Эй-эй, вы чего это удумали, милорд - всполошилась Кора, хватая его за плечо, от греха подальше, чудом не разлив при этом на него содержимое кружки, которую продолжала держать во второй руке. Убедилась, что вскакивать Бьято, кажется, хвала богам, передумал, и тут, с перепугу,  напустилась на него, точно квочка у которой попыталось самовольно сбежать яйцо. - Это как понять? Спятить изволили, ваша милость? Рану разорвать решили, али лоб расквасить? Рука не дорога, или красавчиком быть надоело? Так вы мне заранее скажите, я может подсобить чем смогу, чего ж самому утруждаться-то лазить - вон, кочерга лежит - давайте ее сразу, а? И спорьше и надежнее выйдет! 
С яростью выдохнув через ноздри, с упертыми в бока кулаками, и сверкающими из-под сбившихся на лоб волос глазами, она выглядела скорее комично, нежели угрожающе - малый рост не добавлял ей солидности, но вот брови хмурила вполне натурально. Еще бы! 
Причем, она не сказала бы точно, что именно ее так возмутило - преступное легкомыслие пациента, или то, что она лишь чудом не облила его микстурой. И ладно бы он, физиономию оттереть - не до ветру доплюнуть. А микстуру-то заново готовить бы пришлось! 
Однако, после вспышки, злость угасла как не бывала, и фыркнув еще раз для порядка, Кора подсела рядом, поднося ему питье. Леркера она не боялась ни на йоту. Во-первых больной - все равно что дитя малое, неразумное, с коим надобно лаской да строгостью линию блюсти, а во-вторых... ну а как можно бояться мужчину, который молод и хорош собой? Проще заставить кошку побояться сливок.  
- А ну-ка пейте. До дна, до дна. И нечего морщиться, оно вкусное! - и молодая женщина вновь пустилась в утешительные обещания, по своему обыкновению заговаривая зубы, чтобы тот и сам не заметил, как допьет все до конца. -  А как попьете - так и диктовать будете. Зря я, что ли, при храме училась. Правда рука у меня корявая, ну да коли вы норкингов не забоялись, то и герцог, брат ваш, как-нибудь от моих каракулей да оправится, не испугается. 
По сути, норкинги для нее были столь же умозрительным понятием, как белые медведи, или гигантские удавы, способные заглотать человека. Знала, что они где-то есть, и лихо безобразничают, но при этом, соотнести их с угрозой ее маленькому мирку не получалось. Опасность - она опасность, когда вот прямо перед тобой стоит, да в нос кулак кажет. А как чуть подале, так хвост веером и гуляй, горя не знай - не слишком мудрая позиция, зато сулящая множество возможностей.  
Кружка опустела, Кора, заглянув в нее для верности, удовлетворенно кивнула, отставив кружку, осведомилась, где искать бумагу с чернилами, и уже через пару минут расстилала на столе свиток, подпирая его уголки пустой кружкой из-под микстуры с одной стороны, и богато украшенной вишневой трубкой с другой. С крышкой чернильницы пришлось повозиться - крышечка была с секретом, и чернильницу пришлось неприятственно покрыть не самыми приличными словами, пока та, наконец, не открылась. Бранилась, Кора, впрочем, исключительно себе под нос, но и без того долетавшие до слуха принца обрывки слов, были весьма красноречивы. В довершение всего, макая перо в бумагу, она, давно отвыкшая от того, что чернильница может быть полна - с лихвой омочила себе пальцы. Снова выбранилась, и занесла перо над бумагой, стойко боясь при этом с желанием нарисовать зачернилившимся пальцем на столе что-нибудь неприличное.
- Что писать, ваша милость?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июл 28 2017, 01:08
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
14


Ярость девушки была настолько неожиданной,что леркер опешил. А в следующую секунду расхохотался так, что его ложе немилосердно затряслось. Даже приступ кашля не сумел угомонить Джера. Девчонка так потешно выглядела в своем гневе...
Прошло не менее нескольких минут, прежде чем леркер отсмеялся, откашлялся и сумел выговорить:
- Не кипятись ты... ничего я не надумал, видишь, лежу как паинька... ты лучше...
Не договорил. Присев рядом с ним, девушка едва ли не силой заставила Джера выпить то пойло, которое держала, но даже если бы леркер мог сопротивляться, он не стал бы этого делать. Усевшись так близко, Кора предоставила Джеру такой чудесный вид на два аппетитных полушария,обтянутых платьем, что только последний дурак отказался бы потянуть время, чтобы насладиться этим зрелищем подольше. Протяни сейчас Кора Джерарду вместо лечебного питься миску, наполненную грязью из придорожной канавы - леркер бы съел ее не задумываясь.
- Несправедливо... - вздохнул Джерард, даже не заметив, что говорит вслух. Несправедливость была просто невероятная - лежать бревном и быть не в состоянии пошевелиться, когда практически перед самым носом маячили такие округлости.
Но когда Кора отошла к столу, наваждение исчезло, а мысли Джера прояснились, что было как нельзя кстати.
- Пиши: на Синий Хвост напали норкинги, - Джерард старался подбирать слова попроще и покороче, чтобы Кора успевала за ним записывать. - Очень тихо подобрались к деревне и подло напали... нет, слово "подло" не пиши. Просто напали. Так. Дальше пиши.
Джер закрыл глаза - так проще было сосредоточиться.
- Я в Ольстейне. Норкинги его не трогали. Сожгли деревню и пропали. Могут быть сейчас где угодно. Все. - Последнее слово было сказано для Коры.
- Теперь дай мне, я перечитаю и подпишу. Впрочем, нет, - передумал Джер. - Переписывай все,что написала, на еще один лист. Его отправим Рикарду. Не пройдет и пары недель, как от норкингов останутся одни воспоминания. Да и те неприятные.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июл 28 2017, 02:23
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
15


Кора старалась на совесть, прикусив губу, и сосредоточившись на том, чтобы послание получилось пристойным на вид. Неожиданно до нее дошло, что послание написанное ею, ею, дочерью шлюхи из борделя, бывшей шлюхой, а ныне - помощницей деревенского лекаря, то есть по сути, совершенно никем, отправится прямиком не куда-нибудь, а в Хайстрен, который она, как и все, кто провел свое детство до войн с Логрией, привыкла считать королевским замком. Потом, правда, привыкли, что Лансом правит не король а герцог, но замок все равно вызывал благоговейный восторг и оторопь. И вот, извольте, она пишет письмо первому человеку в герцогстве от второго. 

Воистину, чудны забавы богов. 

Дописав, наконец до конца, она вздохнула, было, с облегчением, но не тут-то было. Еще и переписать? Стоило бы возмутиться, хотя бы для вида, или для того, чтобы леркера порадовать, вон ведь даже дышать полегче стал, когда мысли переключились с лихорадки на перепалки. Но, услышав, кому именно требуется копия, она живо заинтересовалась. Мало ли кто мог носить это имя, но в данном контексте, навряд ли леркер имел бы в виду какого-нибудь Рикарда из соседней деревни. О нашествии варваров, он наверное должен был написать разве что своему начальству, и от него же и ожидать действий, доженствующих оставить от норкингов одно воспоминание. А его начальством был...

- Безмордому?

Возможно, следовало скривиться или наморщить нос, но Кора аж просияла. Репутация главнокомандующего армией была ей знакома, но не представляла никакого интереса для столь малого субъекта как она, в лицо видеть не доводилось, и всегда было очень любопытно - откуда такое прозвище. Говорили, что у принца чудовищно изуродовано лицо, и поэтому он носит маску, и, собственно, какое-нибудь прозвище непременно должно было к нему прилепиться, но почему такое? Придворный летописец окрестил бы "безликим".  А "безмордый" - прямо-таки дышало грубой площадной бранью и бессильной ненавистью, но именно это и невольно возбуждало любопытство. Причем было в равной степени любопытно - кто его придумал, и насколько оно соответствует действительности, и если там, под маской нет мор... лица, то что там есть?  Перехватив взгляд леркера, Кора спохватилась, и поспешно склонилась над письмом, дав себе слово когда-нибудь, при удобном случае, непременно расспросить Бьято, он-то наверняка знает.

Через пять минут и второй лист был готов. Кора торжествующе осмотрела дело рук своих, не удержавшись, продемонстрировала оба своему пациенту, помахала ими, убеждаясь, что чернила высохли, и принесла к нему на кровать, вместе с пером, чтобы тот подписал.

- Вы довольны, ваша милость? -  попутно, молодая женщина потрогала его лоб, когда выпрямлялась (ну, чтобы дважды не ходить, понятно же) и удовлетворенно отметив, что жар постепенно идет на спад, просияла еще ярче, склонив голову набок, и ослепительно улыбаясь.- Могу ли чем еще служить, или может хоть теперь вы изволите почивать отойти? Через два часа вам новое питье пить полагается, и хорошо бы вы за это время уснули.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 29 2017, 14:31
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
16


Пока Кора писала, Джерарда начала одолевать дремота. Размеренный скрип пера по бумаге действовал на леркера весьма усыпляюще. Но стоило Коре произнести одно слово, как сон Джера будто бы рукой сняло.
- Что?! - взревел (а точнее, всхрипел) Джерард, - Какому еще Безмордому, девчонка?! У Лорда-Командующего есть имя! Его зовут Его Высочество Рикард Авенмор! А ну, повтори! И чтоб я не слышал никогда от тебя никаких иных слов по отношению к принцу, ясно тебе?!
Джер не мог бы толком объяснить, почему он так разозлился, ведь для леркера не было секретом то, как называют Рикарда простые люди. Правда, в крепости Ольстейн называть в присутствии Джерарда принца Астера Безмордым вряд ли бы нашелся хоть один смельчак. Особенно после того, как одному солдату Джер собственноручно врезал по зубам, когда тот в разговоре назвал так Рикарда, не заметив внимательно вслушивающегося в разговор леркера за своей спиной.
Отозлившись, Джер почти спокойно просмотрел оба листа, подписал их и вернул Коре.
- Один - в Хайстрен, второй - в Аллантар. На обоих припишешь "лично в руки". Отправить с гонцами, в гроганову задницу птиц. Иди, отправляй.
И снова она начала командовать! Да что же это за женщина такая, храни Дюжина ее несчастного супруга! Джер поскрипел зубами, бессильно и молча ругаясь про себя так, что у Коры наверняка уши бы свело, услышь она Джерардову брань.
- Не усну, пока не явишься обратно и не скажешь, что письма отправлены, - непререкаемым тоном заявил леркер.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 29 2017, 15:40
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
17


Кора едва не подпрыгнула от неожиданности на эту вспышку, и хорошо еще, что кляксу не посадила, широко раскрыла глаза, покивала, и даже послушно произнесла выученные данные, хлопая при этом ресницами, как ни в чем неповинная пай-девочка, тихонько хихикнув после этого действа в кулачок.
Однако, ультиматум леркера возымел прямо противоположное действие. Вместо того, чтобы стушеваться, и стремглав кинуться выполнять поручение, она задержалась аж на целую минуту, с должным тщанием, делавшим честь ее актерским дарованиям - расплылась в польщенной, прямо-таки сияющей улыбкой, окидывая бедолагу-пациента гипертрофированно ласковым взглядом, и промурлыкала.
- Ах, ваша милость, как это мило с вашей стороны, дожидаться меня! Хотя я, как правило, так рано не ложусь. Ничего, если сегодня вы заснете один? - проказница прямо-таки искрилась смехом, сквозь медовые интонации, но мину все-таки удерживала. - Впрочем, я могу поторопиться, и успеть спеть вам колыбельную, раз уж вам не спится без меня, для вас, ваша милость - что угодно, вы же знаете.
И, оставив, таким образом, последнее слово за собой, она скользнула за дверь, захлопнула ее, прижалась спиной к створке и залилась смехом, представляя какое выражение сейчас может быть у Бьято. Так и подмывало зайти и посмотреть, но пока этого делать не следовало. Мало что больной да слабый, даже очень больной может дотянуться до сапога, да запустить им, если его хорошенько припечь. И ладно бы сапог, ей не привыкать уворачиваться, только вот такой гимнастики  после ранения леркеру явно не требовалось. Поэтому надежнее было сейчас оставить его в покое, а заодно и поручение выполнить. И стоило надеяться, что он все-таки уснет, потому что Кора, как ни старалась, не могла припомнить ни одной колыбельной, а ведь с Бьято станется и на слове поймать.

===
Письма были отправлены, обед, принесенный юным новобранцем, и состоявший и миски вполне недурной похлебки и ломтя ржаного хлеба - съеден, дегтеобразная паста из которой Кора от нечего делать крутила кишечные пилюли для дядюшки Броля, то бишь для штатного лекаря Ольстейна, закончилась, солнце поползло к закату, а Бьято все спал.
Было скучно. Домой уходить было нельзя - в первую ночь злой лихорадки надо было пить микстуры буквально по часам, а положиться на этих олухов из стражи Броль явно не мог. Даже клепсидиру свою притащил, чтобы ей сподручнее было - так надеялся, что она сама останется и присмотрит. Присмотрит, куда ж деваться-то.
От нечего делать, Кора принялась ходить по комнатке, осматривать ее, дотрагивалась то до рукояти меча, то поправляла готовый свалиться с полки медный тубус с какими-то бумагами. В конце концов, окончательно соскучившись - выпросила у Броля тряпку и принялась наводить чистоту, чего в этой комнатке не делали, похоже, со времен постройки крепости. Правда, помня о том, как мужчины не любят, когда трогают их вещи - тщательно оставляла потом все на своих местах. Разбудить Джерарда она не боялась, он спал так, что, казалось, постели на него скатерть да накрой стол на четверых, да отужинай со вкусом - и то не проснется. 
Стемнело. Миска каши с кусочком курятины, кружка какого-то пойла, изобретение местного кухаря, похожее на помесь пива с ягодным морсом - вполне неплохая кормежка оказывается на военной службе-то. Жар у больного был невелик но тягостен, и Бьято весь покрылся горячим потом. Поразмыслив, Кора позвала маленького солдатика и велела принести таз с водой. Солдатик, краснея и отводя глаза, чтобы она не подумала, что он пялится на вырез ее платья, осведомился, для чего это мазель Коре понадобилась вода. Нимало не смутившись, молодая женщина заявила, что желает освежиться, и забрав таз из рук остолбеневшего юнца, закрыла дверь перед его носом.
Снаружи доносились звуки команд и грохот сапог караулов. Пронзительно запела труба. Время от времени Кора макала мягкую тряпку в воду, в которую плеснула несколько капель уксуса и гвоздичного экстракта, и обтирала больному лоб и шею. По-хорошему надо было бы его раздеть, да обтереть до пояса хотя бы, а лучше и вовсе целиком, но не хотелось его будить. 
Все шумы понемногу стихали. Кора поставила вместо трех, уже оплывших свечей одну. Жар пока держался. Хотя в этой комнате не имелось ничего, хоть отдаленно похожего на кресло, того, кто твердо вознамерился отдохнуть, подобная мелочь смутить не могла. Сесть на один стул, ноги поднять на другой, седалище чуть сдвинуть, да под шею сзади свернутый подушечкой плащ подсунуть - чем не ложе? Спинка оказалась малость неудобна, но так и быть, Кора была согласна не будем мелочиться. Она устроилась со всем возможным удобством, и скоро задремала.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 29 2017, 16:57
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
18


- Укуси тебя фахан! - разъяренно пожелал Джерард  закрывшейся двери. Баргестова девчонка сумела поддеть его, да еще таким остроумным способом, что, несмотря на всю обуявшую леркера злость, он не смог не восхититься ее находчивостью и ловко подвешенным языком. И, поскольку злиться сил уже совсем не оставалось, леркер от нечего делать даже не заметил, как уснул. Сон Джерарда был беспокойным. Бессвязные кошмары, заполненные то норкингами, то, почему-то, петухами, сменялись темными провалами, во время которых леркер вообще ничего не видел. А перед самым пробуждением к нему вдруг явился Мунгур. Подошел близко-близко, лизнул в шею, затем в лоб. Джерард улыбнулся, обрадованный, что Мунгуру удалось сбежать от норкингов и выжить. Он протянул руку, чтобы потрепать коня по холке, но рука его встретила пустоту. Джерард удивился и открыл глаза.
Не было здесь никакого Мунгура, и быть не могло. Джерард лежал в своей комнате, тускло освещенной одной-единственной догорающей свечой, а неподалеку от его кровати на очень странном ложе мирно спала Кора. Сейчас, когда она молчала и не пыталась вывести его из себя, девушка показалась леркеру очень красивой. Джер в подробностях рассмотрел, насколько позволяло скудное освещение, приятной формы губы, аккуратный носик, длинные пушистые ресницы, густые темные брови, черные локоны, спутавшиеся во время ее сна, не забыл уделить внимание так заинтересовавшим его накануне выпуклостям, которым, казалось, было немного тесно в платье, и только после этого детального осмотра вдруг обнаружил, что уже не лежит в постели, а сидит. Прислушавшись к своим ощущениям, Джер понял, что чувствует себя значительно лучше. В руках и ногах была еще слабость, и пойти сейчас помахать мечом он вряд ли бы смог, даже по лестнице едва ли бы спустился, но он уже мог спокойно сидеть!
Джеру захотелось проверить, сумеет ли он пройти по комнате. Он отбросил одеяло, чтобы опустить ноги на пол. Но болезнь сделала его настолько неуклюжим, что, едва шевельнувшись, Джер задел локтем какую-то плошку, стоявшую возле его кровати, и она с громким звуком разлетелась по полу на несколько кусков.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 29 2017, 21:12
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
19


Бабах!

Грохот заставил Кору не только сразу же проснуться, но и вскочить... Точнее, попытаться вскочить. Потому что, когда почиваешь на ложе из двух стульев, первый из которых, тот самый, которому досталась высокая честь приютить на себе твой зад - пребывает в состоянии накрененном назад, и очень недалек от того, чтобы забалансировать на двух ножках. И когда спавший вдруг пытается вскочить, сесть, или заняться какой-либо еще столь же полезной деятельностью, то вся эта ненадежная конструкция может рассыпаться на составляющие, прежде чем спавший сообразит всю опрометчивость своих телодвижений.

Законы природы, увы, едины для всех. Поэтому, едва дернувшись, Кора почувствовала, как стул под ней уезжает куда-то вперед, отчаянно забалансировала руками, точно пытаясь взлететь, пискнула что-то неразборчивое, и...

Тр-рах-тарарах!!!!

Заканчивать писк пришлось уже на полу, в компании опрокинувшихся стульев и собственных башмаков. Заодно стоило бы попытаться сообразить, что произошло, но в первый момент Кора не чувствовала потребности в критическом осмыслении происходящего, зато хорошо осознала, что весьма чувствительно приложилась об пол тем самым соблазнительным задом, за который так и мечтали потискать многие молодые солдатики форта и деревенские парни. Как показала практика, об пол он грохаться горазд не хуже чем возбуждать молодежь. 

- .... ное дерьмо! 

Краткое, грязное ругательство из разряда не подобающих приличным женщинам, зато как нельзя лучше подходящее по ощущениям, ввинтилось визгом падения в потолок вперемешку с грохотом опрокинувшихся стульев  прежде, чем Кора сообразила на что, собственно падает. А после секундной тишины последовала всего одна, но длинная и заковыристая фраза, не содержащая ни единого мало-мальски цензурного слова, пока она вертела головой, ощупывала пол, спину, и пострадавшую часть тела. Фраза оборвалась, когда она выглянула из-за спинки стула, и увидела Джерарда, сидящего на кровати, с откинутым одеялом, и таращившегося на нее.

Труднее всего было сдержаться, и проглотить первый прыгнувший на язык комментарий. Второй - тоже. Примерно пятый по счету оказался более ли менее пригоден к употреблению, хотя целесообразность его в отношении человека столь неизмеримо выше по рождению и положению вызывала сомнения. Нецензурных слов он не содержал, зато интонация сомнений не вызывала.

- А ну брысь обратно под одеяло! - возмущение оказалось весьма стимулирующим, и Кора взлетела с пола, как подброшенная пружиной. - Вот вредитель, все мои труды хотите псу под яйца запихнуть? Ложитесь сейчас же!
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Июл 30 2017, 23:57
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
20


Давно уже Джерард так не смеялся. Падение Коры, конечно, не могло не вызвать смех, но гораздо смешнее было то, как она при этом ругалась. Любой солдат в крепости позавидовал бы такому разнообразному и обширному запасу ругательств. Противоречие, в которое вступала внешность девушки и то, что слетало с ее хорошеньких губ, неимоверно развеселило леркера. А взрыв ее праведного гнева только усугубил ситуацию. Новый раскат хохота прокатился по комнате, когда Кора вскочила с пола и приказала Джеру лечь.
- Несомненно, миледи, скйчас последую вашим настойчивым рекомендациям, - сквозь смех выдавил Джер. - Но только после того, как вы приведете снова те восхитительные аргументы, которые только что использовали, когда изволили сидеть на полу. Уж больно они… убедительные!
Джерард, удивляясь самому себе, пытался воззвать к собственному рассудку, но тщетно. Он чувствовал себя малкньким мальчиком, который увидел что-то очень смешное, но рядом строгий учитель смотрит вопросительно и хмурит брови, и мальчик знает, что нельзя смеяться, и от этого ему становится в сто раз смешнее, он бы и рад был не смеяться, а все-таки смеется.
Именно это происходило сейчас с леркером. Прекратив сопротивляться приступам смеха, Джер хохотал от души, жестами пытаясь объяснить своей строгой сиделке, что еще немного - и он прекратит.
- Вот уж не думал, что Броль, помимо прочего, обучает еще и ораторскому искусству… - простонал, изнемогая от смеха, Джерард. - Кстати, может, тебе нужно приложить какую-нибудь траву к пострадавшему месту? Я… мог бы помочь…
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Авг 06 2017, 16:42
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
21


Кора, ничуть не смутившись, подбоченилась одной рукой, второй, машинально потирая все-таки чувствительно ушибившееся "пострадавшее место", и склонив голову набок изобразила самую что ни на есть медовую улыбочку, которая сопровождалась, впрочем, совершенно убойной дозой иронии.
- У-у-у, совсем плохи ваши дела, ваша милость, если даже женская задница вызывает в вас лишь пожелание приложить к ней траву. И еще вопрос - какую траву, уж не крапиву ли. Так вы еще немного тут попрыгайте на лежанке, без одеяла да в лихорадке, так у вас скоро и сиськи будут вызывать лишь смутное воспоминание о вкусе молока, и ничего более. Хотите? 

И, не дожидаясь ответа, молодая женщина резко шагнув к нему, бесцеремонно ткнула в здоровое плечо, придерживая за больное, и без труда опрокинула молодого человека обратно на лежанку. Все-таки слабость после раны и выматывающая лихорадка имела свои преимущества, облегчая возможность управляться со строптивцами. Так же стремительно, Кора наклонилась, подняла на кровать и его ноги, ничуть не смущаясь обхватив их вокруг щиколоток, и, набросив одеяло, выпрямилась в почти прежней позе, и продолжила прежним же тоном, словно и не прерывалась.

- Кстати, Броль, к вашему сведению, не покраснев и трех слов связать не может. Совершенно безнадежный благонравный зануда! Он, наверное, даже если уронит на себя чугунок с кипятком, даже не крякнет. Еще у этого чугунка и прощения попросит, да поинтересуется, не ушибся ли при падении. Неудивительно, что бедняга вас пользовать боится, вы ж, ваша милость, поди с вашим шилом в заднице, из него веревки вьете. А, между прочим, по поводу шила - с какой стати вам приспичило вскочить, о несчастие всея Ольстейна? Отлить? Так вы ток скажите - для таких целей бутыль специальная имеется.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Авг 08 2017, 00:24
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
22


Кора сумела справиться с леркером только благодаря тому, что приступ смеха сделал его слабым и усыпил бдительность. По крайней мере, так Джеру было удобнее думать. Признавать то, что какая-то девчонка, играючи, завалила его в кровать, было выше умственных возможностей леркера.
Джерард ненавидел болеть и терпеть не мог у себя любого проявления нездоровья. Ощущение слабости и неполноценности его несказанно пугало. Изгнать страх лучше всего получалось смехом или злостью. Смех уже был, ему на смену явилась злость. Грубые словечки, произнесенные Корой, уже не веселили, а, почему-то, раздражали. К примеру, произнесенное ей слово "сиськи". Он сам неоднократно употреблял это слово, беседуя с приятелями. И оно при этом имело вполне яркий и притягательный смысл. Стоило сказать "сиськи" - и собеседник вполне отчетливо представлял себе, что имел в виду Джер. Вплоть до формы и размера. Но, произнесенное женщиной, это слово теряло свое почти магическое значение и как-то упрощалось, мельчало и бледнело.
Однако, худшее испытание ждало Джера впереди. Мало того, что невоздержанная на язык хулиганка покусилась на самое что ни на есть мужское слово "отлить", она еще и несказанно разозлила Джера предложением совершить это действие в какую-то там гроганову бутыль!
- Что?! - грохнул Джер, плюнув на слабость и снова садясь в постели. - Мне?! Да чтобы я, Джерард Бьято!.. В бутыль!.. Да я тебя!..
От возмущения он даже затрясся.
- Немедленно убирайся отсюда и позови Броля!
Хуже всего было то, что Джерард в самом деле имел настоятельную потребность облегчить свой пострадавший организм от лишней ноши. Но делать это в присутствии девушки, пусть и простолюдинки?! Джерард скорее дал бы себя зарезать.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Авг 08 2017, 23:36
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
23


Вот теперь настал черед Коры расхохотаться, весело, заливисто, от души, так, что даже пришлось опереться спиной о стол, чтобы сохранить равновесие. Ярость леркера ее совершенно не напугала. Собственно, будь даже он здоров, бояться его ей бы все равно в голову не пришло. В чем-в чем, а в мужчинах Кора, как и все шлюхи, разбиралась, и нутром чуяла, который из них способен отлупить, а который - нет. Младший Бьято, по ее ощущениям, относился ко второй категории, который, ну разве что мог бы за дверь выволочь, и эту самую дверь за ней захлопнуть, но не более того. Ну или по заду наподдать. А сейчас, раненый, больной, в подаренной микстурами передышке от изматывающего жара и лихорадки? Ох, не смешите мои подвязки, господа хорошие, чего уж тут бояться. Напротив, от упоительного ощущения полной безнаказанности у нее голова шла кругом. Совершенно новое, неизвестное и восхитительное ощущение.

- Боги милостивые, чего это вы так всполошились, ваша милость? - простонала она сквозь смех. - Броль бедняга уже шестой сон смотрит, поди, и не жаль вам беднягу? Что тут такого-то? Это вы о моей чувствительности беспокоитесь, или свою невинность оберегаете? Я на ваше драгоценное не покушаюсь, честное слово!!!

Кора снова покатилась со смеху, и даже когда смех наконец прошел, улыбаться она не перестала, легко, по-доброму, склонив голову набок и опершись разведенными руками о край стола за своей спиной, заговорила примирительно, как будто уговаривала малого ребенка съесть еще ложечку каши:

- Ну же, ваша милость, не горячитесь вы так. Ведь лихорадка-то вернется скоро, чего ж торопить раньше времени? Или вы это меня стесняетесь? - эта мысль показалась Коре настолько новой и удивительной, что она вновь коротко серебристо рассмеялась. Кому скажешь - не поверят! Стесняется! Лорд Бьято - снесняется! И кого? Бывшей девки, простолюдинки? Вот это да!  И, покачав головой продолжила, отчаянно стараясь сохранить серьезное выражение лица, и подражая менторской манере своего наставника, оъясняющего азбучные истины

- Это, между прочим, да будет вам известно, такой же медицинский инструмент, как... ну, к примеру пинцет. И такая же обычная процедура, как перевязка. Вы чего думаете, раненые или больные, которым по несколько недель лежать приходится - под себя, что ли, ходят, али перестают испражняться вовсе? Бутыль даже специальную сконструировали, для мужчин. Вам хорошо, мужикам, удобно. - она вздохнула, и полезла в свою корзинку, попутно жалуясь  - Вот женщинам, бедняжкам, куда труднее.

Действительно, через несколько секунд она извлекла оттуда  в широкогорлую бутыль с наклонным горлышком и уплощенным дном, да не из глины или бронзы, а толстого, зеленоватого аспарского стекла, роскошь, на которую деревенский лекарь наверняка копил не один месяц. И обращалась с ней Кора с соответствующим уважением.

На секунду мелькнула мысль - уж не запустит ли он в нее этой самой бутылью, или, того хуже - разобьет, к бохановой бабушке, что тогда? Второй такой у них не было, да и денег лишних, тоже. Впрочем она тут же мысленно махнула рукой. Коли разобьет, то пусть сам за нее и заплатит, Бьято не обеднеет, это уж точно. Хотя вот постель под ним стирать, или ловить его, ежели поползет сам упрямо в сортир, чтобы не свалился носом вниз, прямиком в дырку, это будет удовольствием ниже среднего. Однако, молодая женщина относилась к бытовым неурядицам достаточно легко, чтобы не забивать себе головку, и, шагнув вперед, положила бутыль рядом с Бьято.

- Нате. Суньте ее под одеяло, и всего делов, даже вставать не надо. А я, ежели хотите, отвернусь, или вообще выйду, звездочки вон посчитаю. Хотя чего я там не видела, спрашивается...

* Вдогонку. Бутыль смотреть ТУТ
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Авг 10 2017, 13:17
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
24


Джерард, бывало, выходил из себя и орал на своих солдат, когда его очень уж бесило то, что они натворили. Тогда он не стеснялся в выражениях и нимало не беспокоился о том, что говорит. Напротив, был убежден, что так информация гораздо быстрее доходит до провинившихся. Но как орать теми же словами на девчонку? Пусть наглую, невыносимую, дерзкую и упрямую - но ведь девчонку! А орать хотелось нестерпимо, особенно когда она, отхохотавшись, решила прочесть ему небольшую лекцию.
- Ты что, кэрского языка не понимаешь? - проявив чудеса выдержки, не заорал, а всего лишь рявкнул Джер. - Засунь себе эту бутыль знаешь, куда? Уверен, что знаешь!
Слабость слабостью, но Джер был уверен, что до отхожего места добраться вполне сумеет. Раз уж второй раз ему удалось подняться в кровати. Голова, правда, кружилась, пляшущие темные пятна мешали смотреть вокруг, а ноги казались чужими. Не считая того, что все тело болело так, словно по нему всю ночь гарцевал табун лошадей.
- Как ты в живых до сих пор осталась, с таким-то языком? Неужели никто ни разу прибить не пробовал? - проворчал Джерард, кое-как справившись с желанием схватить девчонку за горло и слегка придушить. Его крайне удивляло то, что Кора, казалось, совершенно его не боялась. Это было странно и непривычно. Джер вновь откинул одеяло в сторону и опустил ноги на пол, пристально следя за девчонкой - чтоб не вздумала его опять опрокидывать.
- Здесь пока что я главный, крошка! - напомнил он Коре. - И не тебе указывать мне, что делать. Если не хочешь узнать, сколько крыс в подвале Ольстейна, то запомни это хорошенько и больше не бузи.
Джер бросил взгляд на проклятую бутылку и скривился.
- И дрянь эту спрячь. Я не такой уж слабак, чтоб был не в состоянии пройти пару шагов.
В подтверждение своих слов Джерард решил встать. У него это почти получилось, но пол комнаты резко качнулся - и леркер поспешил сесть.
- Если в самом деле хочешь помочь - иди сюда, - позвал Джер Кору, позабыв на время свою злость. Единственным его желанием сейчас было поскорее облегчить то, что изрядно переполнилось. - Поможешь мне дойти.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Авг 10 2017, 15:15
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
25


"Ну разумеется, кто бы сомневался."
Кора скривив губы не то в иронической, не то в ехидной гримаске, повертев бутыль в руке беззастенчиво-оценивающе на нее посмотрела и фыркнула .
- А вы полагаете, она туда влезет? Да вы мне льстите, ваша милость.
Она отложила бутыль обратно на стол, подальше от леркера, чтобы не разбил в случае чего, а то потом хлопот не оберешься, оперлась ягодицами о край столешницы, и принялась с любопытством наблюдать за его попытками и ворчанием. К слову сказать, это последнее, то есть ворчание, доставляло ей массу удовольствия, и вообще дразнить его оказалось чудесным удовольствием. У нее язычок вообще был подвешен довольно неплохо, и Джерард был не первым, кто удивлялся, почему ее до сих пор никто не пришиб.
Вообще-то случалось разное. Пока не научилась хотя бы приблизительно разбираться, с кем дерзость на пользу а с кем лучше помалкивать. А еще пока не постигла простую истину, которая состоит в том, что человек не умеет одновременно сердиться и смеяться. Ну и пока не научилась гасить гнев любовью, благо боги одарили ее так щедро, что попросту грешно было этим не пользоваться в свое удовольствие, ведь все-таки молодость не вечна.
Впрочем, с Бьято она чувствовала себя совершенно спокойно, было весело, любопытно и очень-очень-очень интересно, и все тело словно весело искрило.
- Про-обовали ваша милость, как же без того - промурлыкала она, не двигаясь с места, и наблюдая за его попытками как сытая кошка за плошкой сливок. - А вот насчет крыс, вы бы хоть животинок пожалели. Отравятся же, бедняжки! И, кстати, с чего это вы раскомандовались? Вы тут над солдатней главный, но я-то не солдат. Ах да, вы же вроде как герцогский брат? Ой, ну так то в Лансе, а здесь таки не Ланс. Ну и что же мы имеем в таком разе? Пациента, который лекарю перечит. Ай-яй-яй, ка-ак нехорошо!
Он все-таки попытался встать.
И хотя она картинно возвела очи горе, его насточивость, эта глупая, смешная, нелепая гордость мужчин, желающих вот до последнего делать морду кирпичом а зад морковкой - все-таки вызывала невольное уважение, хоть и сопровождающееся досадой, вроде той, с которой мамаши восклицают непослушным малолетним сыновьям "Ну что за дитя!". Однако, убедившись, что Бьято не намерен отступать, Кора вздохнула.
- Чуде-е-есно. - и, после некоторого колебания, подойдя к кровати, присела рядом, подставив плечи под его руку, а сама обвив его рукой за талию. - Скажите, ваша милость, ну почему все мужчины - такие идиоты? Или по мере отрастания этого отросточка меж ног все мозги в него уходят? А? - Она с усилием напряглась, помогая ему встать, охнула, зашаталась, крепче обхватив его за талию, вначале одной, потом обеими руками, и забалансировала, стараясь сохранить равновесие под его весом, почти жалобно продолжая. - И почему женщины такие дуры?!!!! Вот как я сейчас... Ой, осторожно.....
На какую-то секунду, сделав первый, самый нелегкий шаг, они оба неустойчиво зашатались, он - от слабости, она - едва удерживая навалившийся на нее вес. Кора зажмурилась, застыла, напрягаясь, и осторожно передвинув плечо, сделала еще один шаг. Теперь, казалось точка равновесия была найдена. Так что может дойти и удастся, если аккуратно, потому что любой лишний наклон его тела снова перевешивал, и приходилось вновь обретать равновесие.
- Ну дура я! - ворчала она по-прежнему, с досадой, морща нос, как будто ей предстояло сейчас кого-то укусить. - Гордый он слишком. Вишь ты. Бутылочка вон пусть для простых, а он, Бьято, ведь геро-ой, героям не положено в бутылку ссать, да? Ну конечно же. А вот надо было мне выйти погулять, да вернуться через полчаса. Поглядеть, как гордый Бьято надул в собственные подштанники, и поделом бы вам! Ух.... О.... Осторожно... Ох...
Их снова повело в сторону. Кора что-то пискнула, отчаянно пытаясь устоять и не уронить его, почти падая уперлась второй рукой в стенку, пыхтя и отдуваясь, и отчаянными глазами взглянула на дверь. Оказалось - совсем рядом, только руку протянуть. Надо же, почти дошли.
- Далеко хоть? До сортира?
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Авг 12 2017, 15:07
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
26


Сквозь настойчивый гул в ушах Джер все же слышал слова Коры. Ее грубоватая прямолинейность одновременно и веселила, и вызывала недовольство. Джер не встречал еще женщин, что так свободно говорили на темы, которые Бьято привык считать уместными только в мужском кругу. Сложно ведь представить себе, чтобы какая-нибудь леди принялась вдруг рассуждать о влиянии длины "отростка" на умственную деятельность мужчины. Аспарка из Хайстрена ни за что бы не заговорила о физиологических отправлениях. Деревенские девки вот разве что. Но, сколько ни встречал Джер селянок, они только смущенно хихикали и прятались. А те, которые посмелее, пытались строить глазки. Правда, Джер очень мало обращал внимания на простолюдинок. И дело было не в том, что он считал их недостойными себя. Все было гораздо проще - Бьято был брезглив. А деревенские девушки редко бывают чистыми.
К какой категории девушек отнести Кору, Джер пока не знал. Она не подходила ни под одну из трех. Да, она была простолюдинка, но слишком уж ухоженная и чистая. Когда Кора подхватила Джера, он почувствовал легкий аромат - так пахнет летом на лугу. И ни единого намека на тот тяжелый дух, который всегда сопровождает деревенских девок.
Но болтала она такое, что у Джера едва не сворачивались уши. И даже появилось азартное желание каким-нибудь образом ее смутить. На действия Джер все еще был не способен, осталось только одно средство - слова.
Чего бы ей такого сказать, чтобы она засмущалась? Джер чувствовал, найти такую тему будет очень сложно.
- Не слишком ли много внимания ты уделяешь моему, как ты говоришь - отросточку? - Джер попытался изобразить на лице самодовольное выражение, и если бы не слабость и необходимость каждую секунду удерживать равновесие, ему бы это удалось. - Я с удовольствием познакомил бы тебя с ним поближе, но у него сейчас совсем другие дела.
Джер покосился на девчонку, возомнившую себя его лекарем. Хоть он всегда был большим противником связей с простолюдинками, Бьято вдруг осознал, что с Корой он был бы совсем не против немного поразвлечься после выздоровления. Или даже во время него. Формы девушки он рассмотрел уже давно, но вблизи они оказались еще лучше. И наводили на такие мысли, что, несмотря на прохладу, царившую в комнате, леркеру сделалось жарко.
- Наконец-то я услышал от тебя первое разумное высказывание! - с трудом заставив себя отвлечься от внезапных фантазий, проговорил Джер в ответ на заявление Коры о том, что она - дура.
Долгожданная цель приближалась, и леркер, несмотря на слабость, почувствовал себя немного лучше.
- Уже недалеко, - подбодрил он Кору. - К утру доберемся.
Попытка пошутить оказалась неудачной. Джерард бывал ранен, но никогда еще не испытывал настолько изнуряющей и унижающей слабости, когда такая простая вещь как добраться до отхожего места требовала невероятных усилий, да еще и помощи другого человека.
Взглянув на Кору повнимательнее, Джер заметил, что она тоже устала. Еще бы - Бьято никогда не был худым и легким. Ну почему она не позвала Броля? Пусть бы лучше он волок Джера.
Странная, непривычная, не до конца сформировавшаяся мысль мелькнула у леркера. Глядя на усилия Коры, он почувствовал что-то, похожее на благодарность. В душе словно потеплело ненадолго, захотелось сказать девушке не колкость, а наоборот, что-нибудь приятное. Но Джерард не знал, как выразить словами то, что он и чувствовал-то неотчетливо.
А через минуту это наваждение прошло.
- Дальше я сам, - привалившись к стене возле нужной двери, выдохнул Джер. - А ты погуляй, только недалеко. Я быстро.
Насчет "быстро" Джерард не соврал и вывалился из нужника уже через минуту.
Стены коридора мельтешили перед его глазами и никак не хотели прекратить двигаться. Ноги были мягкими и непослушными. В голове нарастал комариный звон. Болело плечо. Но Джер был все же доволен собой.
- Кора! - позвал он, силясь разглядеть девушку в том мельтешении, которое творилось в коридоре. - Ты где?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Авг 14 2017, 01:31
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
27


- В заднице, вестимо - недовольно отозвалась Кора, возникая в темноте, и подхватывая горе-пациента под правой рукой, уже опробованным методом, - Я уж думала не кувыркнулись ли вы, часом, в очко, ваша милость. Мерзла тут и гадала - сколько парней понадобится позвать, чтобы вас оттуда выловить.
Она, конечно, была несправедлива, все-таки Бьято управился вполне шустро, но какая может быть объективность для раздосадованной женщины? Ведь могла же такой урок преподнести гордецу, что по гроб жизни бы запомнил, а вместо этого, нате вам, все как всегда, сжалилась да еще и перла его на своем горбу, как будто заняться больше нечем. И ведь прекрасно понимала, что поступает неправильно. Точнее, как и все женщины испокон веков, которые сколько бы не воображали себе, как ткнут любого мужика носом в лужу, попадись только случай, а как доходит до дела - так поддаются сочувствию и дают слабину.
Ну и что тогда удивляться, что мужики нами вертят как хотят? - с раздражением думалось ей, пока, бранясь себе под нос она протискивала молодого человека в дверь, разумеется следя за тем, чтобы ненароком не ушибить его раненым плечом. Хотя по справедливости надо было бы позволить ему садануться пару раз, да пару раз шмякнуться, дабы в следующий раз неповадно было. А вот ну не смогла. Никак. Гроганова жалость, вечный женский бич, которым без зазрения совести пользуются мужики. Эх, дуры мы, бабы, дуры! И когда мы поумнеем?
Риторический вопрос остался без ответа, когда Бьято, наконец, рухнул на койку, явно готовый отключиться в любую минуту, после такого-то вояжа. Да еще и уровень воды в клепсидре понизился, успев переползти за длинное деление, обозначавшее полночь.
- Ну вот. Полночь, в приличных местах в такое время токмо привидения по коридорам шастают, вздыхают, стенают, да цепями звенят, все как полагается. А у нас заместо этого - милорд Бьято из сортира в обнимку с женщиной приползать изволит. - она все еще ворчала, торопливо постукивая своими склянками, и яростно застучала тяжелым пестиком, размалывая душистый корень хрена, словно представляла на его месте вполне себе одушевленное существо. Вот всем хорош хрен, подчас даже самые жуткие лихорадки от него отступали, а самые мерзкие раны от гноя очищались, одно только плохо - готовить из него снадобья следовало немедленно перед тем, как пить. Кабы не это - оставила бы Бролю баклажку с готовым лекарством, и сейчас бы уже дома второй сон смотрела. Хотя, не лукавя себе, нетрудно было констатировать, что как раз необходимость провести всю ночь у постели молодого леркера вовсе не кажется ей такой уж ужасной.
Толченый хрен был растерт с большой ложкой меда, приправлен едким на запах, и неимоверно горьким на вкус соком столетника, и склизским комочком улиточной слизи, снова растолчен, залит молоком и подан леркеру, в сопровождении самой, что ни на есть, лучезарной улыбкой,
- Извольте-ка глотнуть, ваша милость.
Кора с ехидным удовольствием предвкушала, какую гримасу скорчит благородный лорд вначале от вкуса снадобья, а потом, если узнает о его составляющих. Даже изобрела на ходу несколько весьма красноречивых эпитетов с героем зелья в главной роли на. И вновь, к собственному изумлению, вместо так и зудящего на кончике языка "ну как, вку-у-усно?" осведомилась хоть и ворчливо.
- Может быть теперь вы изволите соснуть? Или желаете помимо героической прогулки в сортир еще и сказочку на ночь, для полного счастья?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Авг 18 2017, 00:54
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
28


Корина манера выражаться уже не должна была шокировать леркера, более того, пора было бы к ней привыкнуть. Но в мутной голове Джерарда все никак не желала укладываться мысль, что столь совершенное творение природы, как Кора, выражается далеко не совершенно. Она и не подозревала, наверное, но эта ругань отнимала у нее львиную долю привлекательности. Джер попробовал представить себе, как бы выглядела, к примеру, Латифа, если бы начала изъясняться подобным слогом. И понял, что он и дня не стал бы держать Латифу в Хайстрене. Зачем ему бранчливая танцовщица?
Но с Корой все было по-другому. Во-первых, она ему не принадлежала. Во-вторых, совершенно его не боялась. В третьих - была чрезвычайно своевольной и своенравной.
Но самое главное, помощнице лекаря удалось заинтересовать Джера. Причем настолько, что он был готов смириться с ее непрерывным потоком крепких словечек. И Джерарду больше не хотелось ее прогонять.
Добравшись, наконец, до своей кровати, Джер обнаружил, что головокружение немного успокоилось, а из глаз исчезли черные пятна.
- Какие сейчас в Ольстейне привидения? - ответил он Коре, услышав ее ворчание. - Да они все в подвал забились, едва заслышав твой нежный голосочек!
Были бы силы - Бьято бы рассмеялся. Но сил не было. Слабо улыбаясь, леркер не без удовольствия следил за ее манипуляциями. Ее движения были точными и уверенными - как у человека, который хорошо знает свое дело. И вместе с тем - плавными и изящными. На то, как она толчет свои лекарства, можно было смотреть вечно, как на огонь или воду.
Все еще зачарованный только что увиденным зрелищем, Джер без возражений взял из ее рук кружку с непонятно пахнущим напитком и сделал довольно большой глоток.
Великая Дюжина и все двенадцать небес! Небо словно обожгло, язык едва не свело от горечи, а в горло попало вообще нечто настолько противное, что дар речи у Джерарда на несколько минут полностью пропал. Выпучив глаза, он смотрел на Кору, и выражение его лица постоянно менялось. Вначале оно выражало неподдельное изумление. Затем - легкое недоумение. Оно сменилось отвращением, затем возмущением, потом проявилось негодование, а после - ярость.
- Это самая дрянная баргестова дрянь, которую я когда-либо пробовал! - отдышавшись, проговорил Джер. - Подозреваю, что содержимое сортира будет гораздо аппетитнее по сравнению с этим! Что это такое?! Предупреждаю: больше я эту отраву не то что пить, видеть здесь не желаю!
На Кору его гневная тирада ожидаемо впечатления не произвела. Девушка продолжала вести себя так, словно она здесь главная, и ее совершенно не волнует то, что Джер в ярости.
Глядя на это невероятное, дерзкое, грубое, непонятное, но все-таки очень красивое создание, Джер почему-то поутих.
- А вот и желаю, - сказал он негромко и без прежней злости в голосе. - Только не сказочку. Расскажи-ка мне, с чего это ты пошла к лекарю в помощницы?
Джер немного поерзал в кровати, устраиваясь поуютнее, затем высвободил из-под одеяла руку и похлопал по простыне рядом с собой.
- Иди сюда, садись и рассказывай. Я все равно спать пока не хочу.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Авг 18 2017, 15:16
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
29


- Не хотите, так и не смотрите, кто ж вас просит - беззлобно фыркнула Кора, забирая у него кружку, и заглядывая внутрь. Ну хорошо глотнул хоть, меньше половины осталось, на первый раз хватит. - Здоровье ваше, не мое. Эта, как вы изящно изволили выразиться, баргестова дрянь всю лихорадку из вашей крови вытянет за неделю, а на всякой ерунде ромашковой - до самых Вьюг в жару проваляетесь, сипя как больная ворона, если вообще выживете, конечно. Это ж то, что сейчас - оно еще только цветочки, ягодки пойдут, когда задыхаться станете. От грудной лихорадки каждую зиму народу мрет больше чем из аспарских борделей с веселой хворью возвращается.
Еще раз фыркнула, смешно наморщив нос, видимо, чтобы придать своим словам некую особую весомость, и направилась к столу, намеренно покачивая бедрами, и продолжая
- И чего это вас так проняло? В Лансе ж любят поострее все, так что ж вы там, у себя, в Хайстрене, хрена приличного, что ли, не пробовали?
Она как раз поставила кружку на стол и так и застыла, только что сообразив вопиющую двусмысленность собственной фразы. Охнула, обернулась к округлившему глаза Джерарду, с совершенно ошеломленным видом, и через добрую секунду немой сцены залилась безудержным смехом. Смеялась до слез,мотая головой, утирая глаза, повалившись на табурет и закрыв лицо руками, пытаясь вставить сквозь смех какие-то пояснения, которые сносило новой волной веселья прежде, чем удавалось сформулировать их до конца,
- Ой не могу! Хрен-то! Ох, мать моя... я ж... я ж.... обычный хрен имела в виду.... огородный... который корень! А-ххахаха, ну вышло -то а!
Кое-как успокоившись, со все еще влажными глазами, словно бы искрившимися еще не до конца отзвучавшим смехом она весело поглядела на леркера, и, вскочив, демонстративным жестом извлекла из коробки корешок, с преувеличенно грозным видом ткнув в него пальчиком, и изо всех сил стараясь изобразить менторски-ворчливый тон.
- Вот этот! Он лечебный, в отличие от того, о котором вы подумали! От того - немного удовольствия зато куча проблем, а от этого - сплошная польза! И от этого тоже ! - второй рукой был извлечен длинный, узкий, мясистый, бледно-зеленный лист с изящными, ровными, волнистыми от равномерно выступающих мелких колючек, краями,  которым она столь же выразительно помахала в воздухе. - Это столетник. Горький похуже желчи, зато пользительный, кто его пьет - сто лет живет и не хворает. Это вам не хухры-мухры, ваша милость, это простой люд придумал микстурку, шо покрепче. Им-то в отличие от богатеньких, болеть да хворать недосуг бывает. - и с видом победительницы сложив оба растения в коробку, захлопнула крышку. - Будете пить - на ноги поставлю в неделю. А нет, так валяйтесь на здоровье, благо можете себе позволить побездельничать.  Что ж я, зверь какой, не дать как следует отдохнуть человеку, пусть даже и Бьято!
Хмык в который замаскировался смешок, весьма некстати грозивший испортить всю ее речь, был удачно дополнен вздернутым носиком и горделиво отброшенной назад обеими руками гривой волос - движением, от которого ее высокая грудь   приподнималась еще больше, о чем, Кора, разумеется, прекрасно знала. Идея о том, чтобы всерьез попытаться обольстить больного в лихорадке могла бы прийти разве что полной дуре, но вот находясь в полнейшей безопасности, и зная, что последствий не будет - испытывала веселое удовольствие, поддразнивая его.  Уж что-что а заинтересованный взгляд мужчины, был ей далеко не внове, и всякий раз приносил ни с чем не сравнимое удовольствие. А уж от Джерарда Бьято...  Захватывающе!
Впрочем, все хорошо в меру. В ма-а-ахонькую такую меру. На мгновение, не больше. Как бы невзначай, случайно. А то ведь все всегла палку перегибают! А сейчас надо что-то не относящееся к Бьято делать. Пусть не думает, что все вокруг него крутится, да. Корешки убрать, банку с медом, ошметки выкинуть, да ступку и прочее сполоснуть к следующей порции чтоб чисто было. Тем и занялась, одолжив из таза ковшик воды. Использованную воду недолго думая выплеснула в окошко. Донесшаяся снизу брань свидетельствовала о том, что под окном как раз на свою беду оказался кто-то из ночных караульных.
Второй раз за четверть часа, молодая женщина ойкнув отскочила назад, прижав ко рту ладонь, и тихонько рассмеялась. Настроение, и без того вполне улучшившееся, перешло в разряд лучезарного. Вот что бывает, если временами к месту устроить мелкое и относительно безобидное хулиганство.
Поэтому даже вопрос Джерарда не заставил ее заворчать, хотя еще полчаса назад она была готова ему в постель клопов насовать если бы он в ближайшее же время не уснул и не позволил бы, тем самым, уснуть и ей. Даже на указанный краешек села без возражений, принеся с собой таз и табурет, чтобы  сочетать приятное с полезным. К чему и приступила, макнув в воду полоску ткани и отирая ею горячий повлажневший лоб больного.
- А чего там рассказывать, ваша милость. Сами небось знаете как оно в войну бывает. Кто может - сражаться идет, кто может - сбегает куда глаза глядят, кто не может - дома сидят да всем богам молятся, да не знают, кто их зашибет или без крова оставит -  свои, али чужие. Так и я сбегла... тьфу ты, сбежала. Я ж-то, ваша милость, из Мэйнстона родом! - в голосе мелькнула неожиданная горделивость а на губах довольная улыбка. - Ну так дальше тутошнего не делась никуда, как видите. Вляпалась по уши, да повезло, лекарь подобрал, выходил. А куда и как дальше ехать-то когда ни единой рыбки за душой а единственное платье да башмаки- те, что добряк Шиль у соседской вдовы на бутыль средства от чирьяков выменял.  Да и те того и гляди развалятся, вдова та еще скряга была, чтоб ее в Бездне сто лет одним прогорклым маслом кормили.
Не меняя тона, и не прерываясь, Кора по ходу и дело делать не переставала, то и дело макая тряпку в воду.
- Ну, думаю, надо ж как-то на хлеб зарабатывать для начала, спросила где бы тут можно дубков насажать, а дядюшка Шиль возьми и скажи, а чего мол тебе куда-то идти, оставайся, да иди ко мне в ученицы. На всем готовом жить будешь, и учить буду бесплатно. Я-то поначалу решила что это такой новомодный способ в постель затащить, все же он хоть и в возрасте уже был, а все равно мужчина видный, да одинокий. Покумекала, да думаю ну и пусть его, собственно, не самая высокая цена за жизнь да науку. Ан нет, честь по чести каморку мне отдельную выделил, да обучать начал, а руки распускать ни-ни, ни разу не пытался. Понравилось, наука-то полезная, да и когда война кончилась возвращаться было особо некуда. Так с тех пор и живу уже девять годков цельных. Лекаря Шиля вся округа знает, да только стареет бедняга, шесть десятков скоро стукнет, так теперь я у него заместо правой руки, и обеих ног заодно. Дома еще принимает, когда в силах, да лекарства смешивает, а как сбегать куда - то уже я одна. А не то поглядела бы я, как бы вы ему свои финты с бутылкой высказывали - добавила Кора мстительно, показав тем самым, что не забыла еще своего позорного фиаско, когда поддалась сочувствию, вместо того, чтобы твердо держаться своей позиции, "поставить себя", как учил старый Шиль, заранее предупреждавший, с каким предубеждением относятся к женщинам-лекаркам, и как надобно себя при этом вести, чтобы всерьез воспринимали, как лекаря, а не как красотку, иначе толку от такой работы. - Вот бы он вас тогда отваром сенны напополам с маковым молоком* напоил бы разок, для профилактики, поутру живо бы всю цену гордыни да непочтения к лекарю на собственном матраце обнаружили. - она задумчиво почесала кончик носа - Попробовать что ли...

Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Авг 19 2017, 14:30
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
30


- Зараза... - простонал Джер, откидываясь на подушку. Лекция о хрене его доконала, и он беззвучно - на большее сил не хватало - захохотал, да так, что на глазах выступили слезы, а на лбу - испарина. Как бы грубо не выражалась Кора, одного было у нее не отнять - с этой девушкой Джерарду было весело. Еще никогда ни с одной девушкой ему не было так весело. Невероятная ситуация - больной, ослабленный, едва сумевший кое-как сделать несколько шагов, отнявших практически все его силы, леркер искренне веселился вместе с помощницей лекаря - и над чем? Над ее неожиданным каламбуром, весьма двусмысленным, между прочим. А ведь совсем недавно он злился на Кору - из-за той гадости, которой она вздумала его пичкать. И раздражался из-за ее своевольного поведения. Казалось невероятным, что можно испытывать настолько противоречивые эмоции за такой короткий промежуток времени.
Успокоившись немного, Джер пропустил мимо ушей предостережение Коры о том, что может долго болеть, если не станет пить баргестово пойло. Ерунда. Несколько дней полежит - и встанет, как новенький, ему просто нужно отдохнуть. Неужели вонючая жидкость хоть чем-нибудь ему поможет? Гораздо интереснее было наблюдать за Корой. Здесь было на что посмотреть. И Джер, незаметно для себя, начал понемногу фантазировать о том, что бы он мог сотворить с Корой, будь у него побольше сил.
Рассказу девушки он не очень поверил, но переспрашивать и уличать не стал. В конце концов, не его это дело. Гораздо приятнее думать о том, что Кора сидит совсем близко от него, и захоти он до нее дотронуться - стоит только протянуть руку. Джерарду понравилось то, как девушка заботливо вытирала ему лоб - ведь при этом она подавалась вперед, и он мог беспрепятственно и незаметно, как Джер считал, любоваться впечатляющим зрелищем: довольно глубокий вырез платья, позволявший видеть ровно столько, чтобы с легкостью представить себе то, что оставалось скрытым.
Впору было пожалеть, что фаханова слабость не позволяла пока осуществиться фантазиям Джера.
В каком-то расслабленном полубреду Бьято лениво созерцал прелести Коры и довольно прикрывал глаза, когда она проводила мокрой тканью по его лицу, почти не вслушиваясь в произносимые девушкой слова, просто наслаждаясь звуком ее голоса и ее прикосновениями, когда вдруг последняя фраза разом вывела леркера из этого блаженного состояния.
- Даже не думай! - выкрикнул Джер, холодея при мысли, что он, леркер, мог так опозориться в собственной крепости. - Ты слышишь?! Я больше ни глотка не выпью из твоих рук! Поняла?!
И, перехватив руку девушки, сжимавшую влажную ткань, Джерард с внезапно появившейся силой дернул ее на себя.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Авг 20 2017, 16:34
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
31


- С че.... Ой! - начала было Кора, как внезапный рывок дернул ее вниз, и она смеясь шлепнулась прямо на собственного пациента.

Нда, все же происхождение не скроешь. Этому падению явно не хватало грациозности. Любая из благородных леди, из тех, что даже отхожее место по собственной возвышенности не посещают, умудрилась бы изящно изогнуться, дав будущему объекту приземления в полной мере полюбоваться изгибом белоснежной шейки, ахнула бы что-нибудь нежно и чувственно, и уж ни в коем случае не позволила бы себе такой бестактности как побеспокоить своим падением раненого. Сумела бы наверное как-то примоститься сбоку, между ним и стеной. Ну или хотя бы а опустилась бы на него легко как перышко, а не шмякнулась плашмя навроде коровьей лепешки в пыль.

Кора, увы, благородной леди не была, хоть и насмотрелась на пресловутых ледей по самое не хочу, во времена своего недолгого обращения среди оных, по милости щедрого господина Жафреза. Что-что, а такая нежность и изящество даются лишь от рождения, с молоком матери впитываются. (В случае, если кормила какая-нибудь чернавка, сию идиому следовало заменить на "с теплом материнских рук", дабы не задеть чьих -нибудь чувств, это она уяснила, только поди угадай, кто и чем кормил какую-нибудь очередную нежную деву, и как в ее присутствии можно выражо... простите, выражаться.) Даже под чутким руководством утонченного, раздушенного и жеманного Жостера Эвакью Релистора, предпочитавшего заместо собственной воинственной фамилии кокетливо именоваться Легендаль, успехи в этой непростой области не пошли у нее дальше заученных манер и речевых оборотов, напускных, заимствованных и мгновенно слетавших при любом удобном случае, к полному отчаянию наставника.

Так что повалилась она на бедолагу леркера с грацией мешка с отрубями и беззастенчиво залилась новым взрывом смеха, серебристо переливающегося самым что ни на есть откровенным весельем, не проявляя ни малейших признаков смущения или неловкости, от того, беззастенчиво припечатла полуобнажившимся в глубоком вырезе бюстом ему прямиком под подбородок.

- Ого! Эй, ваша милость, чтой-то вы скоренько! Это, конечно, приятно, когда красивый мужчина в постель тащит, и не то, чтобы я так уж против, да вот вы-то малость не в форме. Али забыли?

Ну а что смущаться, подбродку все равно не больно было. Женской грудью, и весьма недурственной, в лицо получить - это не то что кулаком в пузо. Или мечом по плечу.
Это, последнее обстоятельство, Бьято предстояло оценить в полной мере в ближайшие же секунды, когда до его сознания дойдет, что со свежей, и достаточно глубокой раной, такие встряски, мягко говоря, не слишком желательны. Потому что как правило, очень, очень неприятно болезненны, и прыгать, падать, кувыркаться, и совершать иные действия на таких пациентах дядюшка Жиль решительно не советовал.

Надо же, запамятовала дура! Ой, Санаа-ат....

- Еш....! - без труда выдернув руку, молодая женщина вскочила, словно ее пружиной подбросили, и щедро, полной горстью черпнув из таза воды, плеснула ее в лицо пациента - не то инстинктивно, не то припомнив уроки наставника о пользительности быстрого и внезапного отвлечения внимания и столкусбивательства в качестве неплохого аналога обезболивающему обмороку. - Ополоуметь изволили, милорд? Рана так понравилась, что вскрыть ее решили, или мои микстуры так по вкусу, что подольше болеть хотите? Чересчут хорошо лечу, видать, что позабыли и про рану и про лихорадку. Ну, упрямец, клянусь подштанниками Отца-Торна, чего-то он напутал с вами, на вид мужчина хоть куда, а капризы что у дитяти малого!

Она и вправду кипела, будь она кошкой - то и спина бы изогнулась дугой и шерсть бы дыбом стала. Возможности человека, в этом отношении, конечно сильно ограничены, но и без того, ее глаза в тусклом полумраке, казалось вот-вот начнут метать искры.

- Мало того, что "это не хочу, то не буду", так еще и это? Ну, хорошо же, бохана вам под одеяло, хотите по-плохому, так я тоже умею! Привяжу к кровати да воронку в рот вставлю, зелья заливать, а кто хоть слово против пикнет - так и отвечу, что вы по лихорадке мозгом малось тронулись, да себе повредить могли, так потому оно для вашей же пользы. И между прочим, не совру, так оно и есть! Я не дура какая-нибудь необразованная, я знаю что врать - плохо!

У нее и вправду был гневный вид, с упертыми в бока кулачками, растрепанной шевелюрой и горящими глазами, да и прядку волос, то и дело сбивающуюся на глаза она сдувала с видом разгоряченной лошади, негодующей на удила. Но к этому виду примешивалось что-то неуловимо комичное, да и ярость ее была какой-то двоякой - собственно, так оно и было - и несмотря на досаду и бессонную ночь, перепалка Джерардом доставляла ей неописуемое удовольствие, хоть и точно так же неописуемо злила. Казалось, еще пару секунд и она и правда попросту огреет его чем-нибудь покрепче. Да возможно и огрела бы, будь он не пациент а она тут не лекарь. Шумно выдохнув носом, и все еще грозно хмуря брови она присела на край его кровати, и демонстративно не глядя ему в глаза, принялась ощупывать его плечо, и сквозь повязку и по обоим сторонам от нее, следя - не увеличилась ли болевая зона вокруг раны, что без разрезания повязки могло дать ответ на то - не лопнул ли недавно наложенный шов. Впрочем, через добрых полминуты она все же буркнула, но уже не обвинительно а поясняюще, что Джерард мог бы с полным основанием считать за победу.

- И, между прочим, я шутила! Дядюшка Жиль и вправду часто грозит кому-то за плохое поведение этой микстурки налить, но только кто ж на деле так поступает?! Чтобы лекарь сознательно пациенту навредил, да еще и с целями воспитательными? Да скорее с Небес праведники посыплются. Хотя, вот право слово, вам бы это точно хороший был бы урок - молодая женщина фыркнула, и убедившись, что на этот раз выходка Бьято ему не повредила, только теперь посмотрела ему в глаза.

- Ну? По-плохому будем, или может быть попробуем все же по-хорошему? Изволите слушаться, и пить что даю? И горькую дрянь в том числе. Выздороветь - хотите? А нет - так и пойду восвояси, и сапог вам в похлебку, пущай вон, Броль вас попользует, пока живы, конечно. Зато вон, помрете с полным ощущением собственного достоинства. Авось Безликая да оценит, ведь тогда-то ценить пресловутое "достоинство" будет некому, да и на кой ляд оно дохляку?
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Авг 31 2017, 23:33
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
32


Кое-как свыкнувшись с постоянно напоминающей о себе ноющей, порой дергающей, порой тянущей болью в левом плече, леркер совсем не по-леркерски вскрикнул, когда Кора повалилась на него. Та боль, что он испытывал до Кориного падения, оказывается, и не болью была, а так... почти блаженством. Серая туча заволокла ненадолго сознание Джерарда, но почти тотчас куда-то сама делась. А в подбородок леркеру уперлось... уперлись две такие потрясающие штуки, что, пожалуй, перенесенная боль стоила этого удовольствия. Тем более что она уже почти отступила.
К сожалению, наслаждался Джерард такой позицией недолго. Кора зачем-то покинула его кровать и полила водой в лицо. Зачем? Он же почти уже пришел в себя. Джерард морщился - и от удовольствия, с которым слушал ругань своей лекарки, и от капель воды, которые, стекая по лицу, могли попасть в глаза.
Ее угрозы были тем забавнее, что Джер понимал - они неосуществимы. И она была такой смешной в этом своем гневе, что леркер испытывал истинное удовольствие, когда сумел, наконец, проморгаться и посмотреть на девушку.
Если бы она продолжила ругаться и угрожать всеми возможными карами, Джер, хоть ему и было весело, но все же уперся бы так, что никакими силами никто и никогда не заставил бы его не то что лекарство выпить, но и взглянуть на него. Но Кора внезапно прекратила угрозы и заговорила по-другому.
И это было совсем другое дело. Теперь от Джера не требовали - ему объясняли. И даже почти уговаривали. Почти как в детстве.
На какую-то долю секунды Джер почувствовал тот особенный уют, который ощущал только мальчиком - когда заболевал какой-нибудь ерундой, и мать насильно удерживала его в постели, покупая его смирение разными обещаниями, сладостями и волшебными сказками.
Джер качнул головой - и странное ощущение развеялось. И к лучшему. А то он что-то совсем размяк с этой Корой.
- Как быстро сможешь меня на ноги поставить? - спросил Джерард, и слегка нахмурился - уж очень примирительно звучал его голос. - Если буду пить все твои... снадобья?
Нельзя ему вылеживаться долго, ну никак нельзя. Несколько дней - чтоб прошла хоть немного баргестова боль в плече и прекратилась эта дрянь в его горле. Ему же крепость к нападению норкингов готовить еще...
Джерард хотел прибавить, что чем быстрее Кора его вылечит, тем больше он ей заплатит, но горло вдруг кто-то сдавил точно невидимой рукой. Вытаращив глаза, Джер попытался было протолкнуть воздух внутрь, но поперхнулся непонятно чем, и закашлялся так, словно собирался выкашлять все свои внутренности. Самое кошмарное, что при этом ему с огромным трудом удавалось схватить хоть немного воздуха беспомощно раскрытым, как клюв у птенца, ртом.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Сен 03 2017, 14:16
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
33


- Ну эт, как Санат дозволит. - Ответ был довольно туманным, но а как же иначе. В лекарском деле заранее ничего не знаешь, вон, Дахар, которого месяца два назад схоронили, здоровяк здоровяком был, в жизни своей и двух раз не чихнул, в двери лачуги своей боком протискивался - плечи широченные в проем не проходили, и лодку с рыбой полную один на берег выволакивал как игрушечную, а нате вам, поперхнулся как-то раз рыбьей костью за обедом. Все бы ничего, дядюшка Шиль и кость извлек, и полфляги медовухи выхлебать заставил, заедая хлебной коркой, обычное дело, человек после такого обыкновенно через пару часов вообще о досадной этой мелочи забывает, и живет себе дальше, как ни в чем не бывало, думали что Дахар-то со своей силищей бычьей и вовсе такой мелочи не заметит, а не тут-то было - слег с лихорадкой страшной на следующий день, да так и не встал, сгорел за несколько суток в страшных муках, при этом ни глоточка воды выпить все это время не мог, не говоря уже о еде. Крохотная царапинка где-то в глубине горла, от косточки рыбьей, дядюшка Шиль попозже рассказывал - воспалилась жуткой язвой у него внутри, гноем набухла, горло перекрыв, да лопнула, отравив кровь. Кто ж предположить-то мог. Все в Санатовых руках, всем то известно. А вот Раванна, жена мельника Харни, когда своего двенадцатого рожала, ведь по всем канонам помереть должна была. Переносила ребеночка-то, все родить не могла, на зеленозубу похожа стала, глаза внутрь черепа ушли, волосы наполовину выпали, из зубов штук пять осталось, волосы облезли как на запаршивевшей кошке, сама тощая-претощая, аж синяя от бледности, только пузо, словно колесо тележное выпирало, уже и ходить сама не могла, все падала, думали все уже, не родит, да и сама помрет, дите-то поперек стояло, и переворачиваться не желало. Дядюшка Шиль уж думал ребятенка по частям вытягать, мать спасти, да Харни взбунтовался, и пригрозил лекарево жилье с ним самим спалить, ежели тот ребенка не спасет. Жену мол и другую взять можно а ребеночек, старухи говорили, мальчиком уродиться должен был. И очень уж хотелось мельнику сына, после одиннадцати-то дочерей. Так что пришлось лекарю дите это из живота мамкиного живого вырезать, целиком. Уж крику то было, и крови, и лекарь как закончил - так без чувств рядом и рухнул, да так потом до конца и не оправился, а Раванна, кто бы подумать смог - лежала себе и орала благим матом соревнуясь с дитем своим, и не думала помирать, несмотря на разрезанный живот. Так зашили кое-как, призвав в подмогу Броля, цирюльника Руда, не дожидаясь пока тот протрезвеет, и повитуху Цилю, которой сто лет исполнилось еще до первой Логрийской войны. Зашивали -то вкривь и вкось, лишь бы в саване не видно было что живот распоротый, а нате вам, выжила Раванна, года два с тех пор прошло а она уже с новым пузом ходит, и наливку терновую впрок заготавливает, после родов мужа отпаивать, на тот случай, если и тринадцатый раз боги на сына не расщедрятся, ведь и то двенадцатое дите девчонкой уродилось. Так что и правда, все в ведоме лишь Саната, а старик, временами, очень уж пошутить любит.
- Если и правда все что надо делать будете, то рана заживет уже через неделю, а хрипота ваша, что в легких угнездилась - за дюжину дней отступить должна. Только... Ох, ну что я говорила! - перебила она сама себя, всплеснув руками и кинулась спасать заходившегося в судорожном кашле молодого человека. Вестимо, каким путем - приподняв, чтобы отхаркнуться полегче было. Думаете, трудно хрупкой на вид женщине здорового мужика приподнять? Неумелой оно может и трудно, а умеючи - легко. Только вот знать надо каким способом плечо одно за согнутый локоть потянувши, приподнять, с упором коленом о край лежанки, да как втиснуться всем телом позади этого плеча приподнятого, мало-помалу распрямляясь, чтобы поднять кашляющее тело не на руках, для женских рук, все же, тяжесть несоразмерная, а на собственном плече и спине - благо, женская спина, говорят, еще и не такое выдержать способна.
Тяжелый запах лихорадки накрыл ее как колпаком, так, что даже дыхание затаила, стараясь дышать пореже, в ожидании, когда приступ пройдет. Может и лезли леркеру в голову мысли о том, на что он опирается спиной - то во всяком случае Кору запах и жар больного тела не прельщали. Хотя ощущая плечом тугую, крепкую спину, ей все-таки не раз и не два приходилось морщиться от досады. Хотя, на что досадовать - не будь он болен, что бы она тут делала?
Когда приступ кашля, наконец, прошел, Кора ловко подставила ему кусок тряпицы, недвусмысленным жестом веля сплюнуть, поглядела искоса, чтобы молодой человек не заметил, на результат, (почему искоса? Да потому что зрелище разглядывания нелицеприятное, а осмотреть было надо, на предмет наличия или отсутствия кровавых прожилок). А потом вновь уложила его, подбив под спину несколько подушек, чтобы дышалось легче, и принялась за очередную череду дел, начавшуюся от растирания его плеч, шеи, груди и спине смесью вина с уксусом, а после и медвежьим включавшую несколько микстур, и завершившуюся наброшенным на голову леркера одеялом, под которое она подсунула ему кружку с белыми кристаллами натрона, залитыми кипятком, велев дышать исключительно поднимавшимся над ней паром.
Последним - не на сегодня, о нет, до рассвета подобное придется повторить как минимум дважды - деянием стала кружка с обыкновеннейшим молоком, в котором до того варилась сушеная логрийская фига. Молоко приобрело коричневатый цвет и имело запах и отчетливый привкус меда, что удивительно, поскольку зелья редко бывали вкусными. Так, что Кора даже усмехнулась, передавая ему кружку "за хорошее поведение". Потом обтерла полотенцем, и подоткнула одеяло, велев на этот раз уже суровым тоном закрыть глаза и спать. Что удивительно - леркер и правда заснул. Заснула и Кора, кое-как примостившись у краешка его кровати, пятой точкой на табурете а головой и руками - в изножии кровати. И снилось ей странное - что стоит она на гребне стены Ольстейна, смотрит в море, в ожидании корабля норкингов, в ожидании, что они привезут что-нибудь хорошее, а рядом появляется Джерард, который заявляет, что норкинги не приплывут, потому что он подлил им в котел свою микстуру, и все они отравились до смерти.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Сен 20 2017, 17:23
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
34


Удивительное дело - Джер не задохнулся и не умер от сдавившего горло кома. А все благодаря Коре. Находясь в каком-то полуобморочном состоянии, леркер все же сумел понять, что именно Кора буквально спасла его. Измученный приступом, он превратился в безвольную тряпку, и больше не протестовал, терпеливо перенося все те мучения, которым она его подвергла. Джер внезапно понял, что девчонка хорошо знает свое дело. И проникся к ней неожиданным уважением. Какой бы несносной она ни была, как бы не ругалась, она ему в самом деле помогала. Дышать стало гораздо легче, раздражающие царапки в горле немного смягчились. И Джеру ужасно захотелось спать. Выпив коричневую микстуру, оказавшуюся невероятно вкусной, он молча посмотрел на Кору, подавляя странное желание сказать ей спасибо за ее заботу, затем закрыл глаза и уснул.
Следующие дни были похожи друг на друга, как близнецы. Джер сдержал слово и добросовестно пил все, что давала ему Кора, почти не ворчал, когда она подвергала его различным неприятным процедурам вроде растираний, а в перерывах проваливался в сон, который периодически чередовался с бредом. Возвращаясь в сознательное состояние, Джерард удивлялся - как можно так долго болеть какой-то ерундой? Но не успевал развить эту мысль и снова погружался в сон. И, наконец, проснувшись однажды утром, Джерард почувствовал, что ему значительно легче. Голова была ясной, как никогда. Больше не трясло, в горле не было никаких неприятных ощущений, даже раненое плечо почти не болело. Правда, здорово чесалось.
"Сколько же я так провалялся?" - подумал леркер, глядя в окно, за которым было неопределенно-серо, не поймешь, что за время сейчас: день, утро или ранний вечер.
Пошкрябав кое-как зудящее плечо через повязку, Джер откинул одеяло. Он чувствовал себя до баргестов грязным. Еще бы - в него столько времени втирали всякие разные мази, при этом он вовсю потел... Джер поморщился и решительно встал. Коры в комнате не было. Вот и хорошо. Если повезет, к ее возвращению он успеет.
Несмотря на то, что Джерард чувствовал себя хорошо, добирался до двери он почему-то по стенке. Пол покачивался и уплывал из-под ног.
"Ничего, еще малость отлежусь, и буду как новенький", - успокаивал себя леркер.
Пнув дверь, он обнаружил, как и ожидал, за ней солдат, которые при его появление вытянулись по струнке, тараща на Джера удивленные глаза.
- Быстро мне сюда таз с водой, мыло и переодеться! - скомандовал им Джерард и уточнил:
- Очень быстро.
Когда принесли воду, Джерард обругал всех фахановыми ублюдками: вода, которую солдаты с таким усердием ему притащили, была ледяной.
- Вы дураки или вы дураки? - сипел Джерард, поскольку орать почему-то не мог. - Я как буду мыться, по-вашему, в этой воде?
Перед ним стоял выбор: плескаться в воде, которая была чуть теплее льда, или ждать, пока принесут горячую. Второй вариант был разумнее, но ждать Джерард не хотел. Ему почему-то хотелось вымыться раньше, чем вернется Кора. И он выбрал первый вариант.
Шатаясь, как пьяный, Джерард сбросил свою рубаху, всю пропитанную потом, и с удовольствием швырнул ее под ноги. Затем подошел к тазу, набрался смелости и решительно зачерпнул обеими ладонями воду.
Ледяная вода перехватила его дыхание. Джер было подумал, что снова закашляется, но обошлось. Зато эта процедура его весьма взбодрила. Кое-как намочив себя до пояса и ухитрившись почти не замочить повязку, Джерард начал неуклюже намыливаться.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Сен 23 2017, 14:28
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
35


С тех пор, как старый лекарь, к тому времени уже почти не выходивший за порог, отправил в Ольстейн Кору вместо себя, ученицу свою он видел все реже и реже. Это было неудивительно - от грудной лихорадки чаще мерли, чем выживали, и выхаживание таких больных было делом долгим и трудным. Но дядюшка Шиль, оставшийся в ее отсутствие практически без рук, случалось, ворчал в голос, не понимая, почему она пропадает там так долго. Одно дело снадобья носить, да микстуры варить, ну так пик лихорадки прошел, когда надо свежесваренным немедля поить, и теперь можно было бы вполне ограничиться тем, что отсылать баклажки с лекарствами в крепость, да пусть бы там Броль с этим разбирался. Ведь зима, дело тяжкое, как ему, так и не оправившемуся до конца от последствий удара, было одному справляться-то? Хорошо если приходили зуб вырвать, или попросить средства от поноса, благо, этого добра всегда хватало, и хранилось оно долго. А лихорадки, которых к сырой и промозглой погоде становилось все больше, а пылающий зев у детей, а нарывы, и прочее? Запасы наготовленных снадобий таяли день за днем, а Кора которая в первые дни еще исправно возвращалась утром, и отправлялась обратно когда близился закат, и соответственно, в течение дня могла помогать старому Шилю, стала возвращаться все позже, вчера, вон, и вовсе к полудню заявилась, а обратно в крепость уходила все раньше и раньше.
На вопросы Кора отшучивалась, в красках живописуя солдат, Броля и весь их крепостной уклад, чтобы развлечь старика, пока хлопотала по домику, в те краткие часы, которые проводила там между отлучками, но зная девушку много лет, старый лекарь ворчал все меньше а настораживался все больше. Она хоть и наловчилась неплохо управляться с микстурами, и вполне сносно распознавать и выискивать лечение для большинства пациентов, но истинного призвания к лекарской науке у нее не было. Это было единственное, чем Шиль не мог с ней поделиться. Но если для него самого было бы естественным проводить дни и ночи у постели больного, то с чего ради Кора, которая всегда относилась ко всему довольно легкомысленно, вдруг заделалась такой ответственной, причем безо всяких на то поводов? Уж не роман ли закрутила с кем из воинов? Оно, конечно, дело молодое, да и Кора уже далеко не девочка, только вот как бы в подоле кого не принесла потом. Уже собирался было поговорить да выспросить, но все откладывал.
А Кора и сама не задумывалась о том, с чего это она продолжает исправно посещать своего пациента. В ее мире все было очень просто. Он болел, она выхаживала. Что ж усложнять? Задаваться вопросами - а зачем, да почему.... а какого рожна. Вот выздоровеет, да и отправится она обратно. Все в этом мире происходит так, как должно происходить, вояки- воюют, лекари лечат, рыбаки рыбу ловят, аристократы это аристократы, и ничего тут не поделаешь. Вот разве что когда получается так, как сейчас, что хоть королевских кровей, брат герцога да командир леркары а оказался Джерард в позиции как бы подчиненного, как пациент лекарю, то это и позволяло быть с ним так свободно и легко, да и не задумываться о каких-то подоплеках. Переругиваться полушутя-полувсерьез, ворчать, посмеиваться, рассказывать по ночам, при свете единственной свечки разные истории, от скабрезных до жутковатых, для которых и голос соответствующим образом не меняла. Ну разумеется для того, чтобы он поменьше говорил, и соответсвенно кашель лишний раз не будил, с чего же еще? С того, что ей было просто хорошо с ним ? А ему? - лишь раз или два заинтересовался откуда-то внутренний голос, да и получил лишь столь же мысленный фырк в ответ. Вот уж рыбам на смех, эти сказочки пусть в красивых песенках остаются, что-что а жизнь она Кора знала.

Вот чего она не знала, то это какими словами отругать идиотов, встретившихся ей на тесной лесенке, когда в очередной раз вернулась в крепость. Пробитая в толще стены лестница с неровными ступенями явно не была предназначена для такого столпотворения, которым являлись целых три человека, да еще и зачем-то с пустым ведром. Но эти трое заслужили столь нелестное мнение в свой адрес не тем, что они не нашли иного места для задушевной беседы, а тем, о чем именно шла беседа, хвостик которой Кора и услышала. А состояла она в том, что эти трое пытались угадать.... нет, не вселенский вопрос "на кой ляд быку виола", а гораздо более упрощенный - "зачем леркеру таз с водой ". Простые и понятные каждому, выползшему из младенческих пеленок, объяснения, вроде умыться, побриться или обтереться - в голову прийти не могли, ведь для такого рода дел воду требовала Кора, предварительно вручив пару щепотей какой-то сушеной травы, с тем, чтобы воду с этим вот делом вскипятили, да лишь потом принесли. Воду для других нужд Броль обычно тащил сам, о таких деталях солдатам знать не следовало.
Тогда зачем? А что он с ней делать будет? А может надо было согреть? Ну так он же не сказал?
- Чего???! Какая такая вода? - недоуменно вопросила Кора еще снизу, поднимаясь в знакомую башенку, и один из вояк машинально ответил
- Да вот, милорд леркер затребовал ведро воды, да мыло, а теперь думаем, может согреть бы следовало...
- Чегооо???? Да вы чего, дурни, совсем тут с ума посходили?! Все труды мои псу под хвост пустить? Ах скоты, да я вам всем это ведро знаете к какой части тела привяжу, да камней в него накидаю? - Молодая женщина мигом взлетев на последний пролет напустилась на солдат, да так, что отчего все трое дернулись от неожиданности, переглянулись, и, странное дело, хоть и были вроде бы королевские воины подготовлены к битвам и войнам, а вот перед маленькой разгневанной фурией почувствовали себя напроказившими мальчишками, которых вот-вот отшлепают, и хорошо если не нажалуются папашам, у которых рука и того потяжелее. Один из них еще пытался что-то возразить, но как-то вокруг не обнаружилось никого, готового слушать оправдания, а Кора, напротив, уперев кулачки в бока грозно наступала на вооруженных, но растерянных и смущенных ее натиском детин, которые отступали, невнятно-что-то бормоча и подталкивая один другого, и, наконец, под возмущенное, и не оставляющее никаких сомнений в немедленной расправе (хотя, боги, каким образом могла быть осуществлена эта расправа? Никто даже и подумать не попытался!)
- А ну пошли прочь! Вон отсюда! - сбежали с лестницы, а вслед загрохотало брошенное кем-то, и безжалостно пнутое вниз пустое ведро, сопровождаемое совершенно противоречащим предыдущему, но безаппеляционным приказом - Чтобы сейчас же притащили горячую!!! Паршивцы пустошлемные!!!
Дверь распахнулась, Кора, похожая на маленького, разъяренного пикси, влетела в комнату, явно уже приготовившись не только жужжать, но и жалить, но, остановленная представившимся зрелищем, остановилась в дверях с открытым ртом, едва в самый последний момент удержав себя от полуистерического хохота. Потому что, стоящий посреди комнаты голышом. но в повязке, со слипшимися волосами, в скудной, едва различимой мыльной пене от которой шел едкий запах, наводящий на мысль о колесном дегте, с висящими тряпочками гениталий и ошеломленным выражением на лице Джерард Бьято выглядел прекомично, так, что у нее аж живот свело от желания захохотать во все горло. Но инстинкт, который вбивался в шлюх накрепко, в кого наставлениями старших, в кого - кулаками, а то и ножами клиентов - удержал. Первое и главное правило - ни в каких обстоятельствах не смеяться над голым мужчиной, потому что общую комичность ситуации в этот момент они оценить не в силах, зато воспринимают смех как насмешку над нелепым видом своего причинного места, когда оное еще не готово к прямому применению, и за такое можно очень-очень крепко поплатиться.
Впрочем, желание смеяться пропало в момент, когда она осознала, что этот человек моется... холодной водой. Зимой. В плохо протапливаемой единственным камином комнатенке, где из щелей единственного оконца сквозит так, что пламя свечей ходит ходуном. И это - едва-едва оправившись, и еще даже не окончательно, от тяжелой лихорадки, грозя свести одним -единственным этим дурацким поступком все плоды ее бессонных ночей и трудов в течении всех этих дней.
Злость вскипела так, заглушила и голос разума и вообще все, так, что Кора аж взвыла, точно простонала, на свое счастье - не слишком разборчиво:
- Идио-о-о-от! Ну раз так... - одним прыжком подскочила к опустевшему на треть ведру, ухватила его за ручку и донышко, и рывком выплеснула всю оставшуюся воду прямиком на Джерарда, окатив его целиком. Плевать, что ледяная. Плевать, что возможно заболеет еще больше. Хотя, по справедливости говоря, навряд ли, от резкого окатывания охладиться получается куда меньше, чем осторожно, планомерно вымачиваясь в воде отдельными частями тела. Но руководил ею далеко не этот довод, а попросту злость и досада человека, труды которого так легко собираются пустить под откос. Она была так зла, что могла бы и не только водой окатить, но и стукнуть чем-нибудь тяжелым.
- Держи!
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Окт 12 2017, 09:05
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
36


Если бы вода была хоть немного теплее, мытье принесло бы Джерарду огромное удовольствие. Но холод заставлял его ойкать, шипеть, стучать зубами и дрожать. Но леркера согревала мысль, что по окончании этой мучительной процедуры он станет гораздо чище. Поэтому он храбро черпал ледяную воду из ведра и выливал ее то на шею, то на грудь, то на плечи. Смывать мыло подобным образом было не очень удобно, но иного варианта не было.
Явление Коры прервало мытье Джера и было таким внезапным, что Бьято от растерянности даже не подумал прикрыться. Он чувствовал себя нашкодившим ребенком, застигнутым на месте преступления строгой мамашей.
- Я... тут... эээ... - начал он было ни с того, ни с сего оправдываться, хотя какие к фаханам оправдания, если он волен делать в этой крепости все, что ему захочется?Но закончить ему было не суждено.
- Аааааа! - взвыл Джер, когда на него обрушился ледяной поток воды - к счастью, он был очень коротким, все же, основную массу воды Бьято уже выплескал. - Ты что творишь, ведьма?!
Вот теперь Джер разозлился и больше не чувствовал себя маленьким мальчиком.
- Ополоумела, что ли?! - рявкнул он, подскочил к Коре, вырвал у нее уже безопасное ведро и отшвырнул его куда-то в сторону. За полетом ведра Джер не проследил, но судя по звуку, оно улетело во что-то стеклянное: раздался характерный звон.
Джеру было не до разглядывания побитого ведром имущества. Он крепко схватил Кору за плечи и пару раз хорошенько встряхнул.
- Приди в себя, женщина! - Джерард приблизил свое лицо почти вплотную к лицу Коры. - Еще одна подобная выходка - и ты неделю не сядешь на свой прекрасный зад, понятно тебе?! А знаешь, почему? Потому что я тебе по нему настучу!
Джерард и сейчас был бы не против приступить к воспитательным процедурам, но его снова начало шатать. Слабость, проклятая слабость, ну как не вовремя...
Тяжело дыша, как будто он только что преодолел несколько сотен ступеней вверх, бегом и в полном боевом доспехе, Джерард выпустил Кору и попытался шагнуть к столу, чтобы ухватиться за него и удержаться на ногах, но не сумел. Понимая, что падает, Джер инстинктивно ухватился за то, что было к нему ближе всего. За Кору.
И они рухнули вдвоем на залитый мыльной и не очень чистой водой пол, причем Джерард оказался сверху.
- Сама виновата, - прохрипел Бьято, подняв голову и убедившись, что Кора вполне цела. - Это ведь ты разлила воду!
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Окт 15 2017, 18:22
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
37


Вообще-то хватка крепких рук за плечи, была не внове. Да и встряхивали не раз, во всяком случае, опыта в этом деле хватало, чтобы машинально сжаться, от зубов до пяток, не лязгнуть зубами, и не прикусить во время этой процедуры язык, которому, впрочем, по мнению большинства, такая мера была бы весьма и весьма на пользу. Подобная манипуляция, подчас, предшествовала другим, куда более рискованным, с переходами в прямое рукоприкладство, но подспудно держа в голове напоминание о лишь едва-едва оставившей Джерарда лихорадке, Кора не опасалась продолжения, уж что-что а навалять ей, по "прекрасному заду" тот сейчас будет не в силах, и то, как говорится, хлеб. Так что, когда ее, наконец, выпустили, она уже снова открыла было рот, но возмущенный монолог, еще не родившись, перешел, в уме же, в тревожное восклицание, при виде того, как побледнел ее не то бывший, не то, все еще пока нынешний пациент, и, в конце концов, материализовался непонятным, зато многозначительным взвизгом:
- Этовам-чтос-а-о-о-оооООООЙ!!!! - и оборвался звучным грохотом, с которым два тела со всего размаха шлепнулись на залитый водой пол. Ледяной, между прочим, водой.
Впрочем, в первую секунду, она этого ощутить не успела, потому как удар со всей дури, вышиб не только воздух из легких, но и даже саму способность мыслить из головы, а навалившаяся сверху, и, мягко говоря, не самая легкая, туша (да, нелестное наименование! Но когда оная шлепается на тебя плашмя, вколачивая в пол, иной характеристики еще долго на ум не придет) - довершила остальное.
Да, позиция, разумеется, привычная.
Но не со всей же дури, с полной высоты роста, да навзничь!
Да еще и в лужу.
Пожалуй, впервые, на памяти Джерарда, Кора не разразилась приличествующей случаю руганью, слишком занятая тем, что судорожно ловила ртом воздух, с усилием вытянув шею и голову из-под его плеча, издавая при этом сиплый звук, похожий на ушираздирающий скрежет ножом по стеклу. Попутно, пыталась, еще и спихнуть его с себя, хотя силенки явно были не очень соизмеримы с тяжестью. Одно дело, умеючи, зная за что потянуть и где надавить - поднять больного из положения лежа в полусидя, орудуя при этом собственным телом как блоком с рычагами. И совсем другое - тоненьким ручкам пытаться приподнять да отпихнуть хоть и изрядно отощавшего за время болезни, но все же несоизмеримого ни по тяжести ни по габаритам с ней, пигалицей, воина.
-Бе.... Би.... При.... тьфу! Ййййййетить твою ж.... пятку..... через тридцать два решета, да с подвывертом, в баггейновой яме, на восемь копыт во все дыры! Я виновата?! Это ж... тьфу! Ледяной! Ледяной, вашу ж задницу, водой, мыться посередь зимы!!!!
Как женщины умудряются, даже издавая придушенное пыхтение, все равно звучать так, словно бы визжат в полный голос - это тайна великая есть. Однако, всем женщинам этот талант свойственен без исключения, даже в экстремальных обстоятельствах. А куда уж экстремальнее - холод-то начал уже до костей пробирать, да и платье намокло насквозь, заставляя ежиться.
О том, что соски от холода набухли и уперлись в тонкую шерстяную ткань, было как-то недосуг подумать. Да и какая разница, все равно пока не видно.
- Слезай...те... - наконец, яростное отпихивание дало свои плоды, удалось-таки сдвинуть его чуть в сторону, да воздуха глотнуть, поднявшись на локтях. - Заново лихорадки захотелось видать, ага.
Гнев как-то резко пошел на убыль. Видимо, с первым мало-мальски полновесным глотком воздуха. Да и каким-никаким соображением, что зарываться, пожалуй, не стоит, а она и так уже, пожалуй, хватила лишку.
Похвальное соображение, что ни говори. Только вот - беда женская - приходит таковое ну вот всегда с опозданием. Прямо-таки мистика.
Да и вид обнаженного мужчины неожиданно приятно захолонул душу, ощущением, "вот таки хорош, паршивец, едрить его в пень, как же хорош, а... " пополам с сожалением, вроде того, которое ощущаешь, глядя, к примеру на великолепного коня, осознавая при этом, что такая роскошь да уровень - уж точно не для тебя.

Понятие о неловкости у помеси шлюхи с лекаркой отсутствовало напрочь, но стало, все же, неуютно, и, отпихнувшись напоследок, она огрызнулась, маскируя неловкость досадой.
- Не намерзлись? Одеться-то не желаете?
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Ноя 15 2017, 09:11
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
38


- Ну ледяной. Ну водой. Ну мыться. И что? - Джерард не спешил подняться, только слегка сдвинулся, чтоб совсем не задавить Кору. - Если бы ты не вела себя, как спятивший боггарт, я бы уже давно оделся и спать пошел. Чистый, между прочим. А теперь что? Хоть ты заново мойся. Всю грязь с пола подобрали.
Джерард сокрушенно покачал головой. Его нога ненавязчиво лежала на ногах Коры, а рука так же ненавязчиво расположилась на талии девушки, чтобы пресечь возможные попытки той подняться. Несмотря на ледяной душ и слабость, настроение у Джера почему-то стало весьма приподнятым.
Приподнялось, впрочем, не только настроение. И это была главная причина, по которой он оставался валяться на полу. Ну не показывать же девчонке наглядно, насколько она его заинтересовала! Еще загордится, не дай Дюжина. Джер решил подурачиться и потянуть время, за которое надеялся сообразить, как можно скрыть свою заинтересованность Корой от Коры, не привлекая при этом ее внимания, дабы не спровоцировать ехидных замечаний. Леркер никому бы никогда не признался, даже под самой страшной пыткой, но попасться на язычок Коре он теперь боялся больше, чем одновременного нападения всех кланов норкингов, монстров Кэйранда и Логрийской армии до кучи.
- Не желаю я одеться. Мне, может, нравится вот так лежать, - огрызнулся Джерард на замечание Коры и, сделав небольшое усилие, опрокинул ее, уже было приподнявшуюся, снова на спину.
- Мне хочется, - мурлыкнул Джер, приближая свое лицо к лицу Коры и почти касаясь своим носом кончика ее носа, - чтобы ты в полной мере ощутила последствия своих необдуманных действий.
Джер сгреб свободной рукой подол платья Коры и потянул его по полу, прямо по мыльной воде. Дотащив ткань почти до талии девушки, он приподнял его над ней и с силой сжал. Струйка не самой чистой в мире воды пролилась на Кору.
- Тебе нравится? - осведомился Джер, не меняя позы. Мокрой рукой он провел по волосам девушки, затем крепко ухватил их в свой кулак, лишая ее возможности вертеть головой. Глаза Джерарда сузились и потемнели. Он не ожидал, что, загоняя в ловушку Кору, окажется в ней сам. И теперь Джер больше не мог себя контролировать, да и не очень-то хотел. В конце концов, сколько можно безнаказанно вертеть перед здоровым... ну, почти здоровым мужчиной такими прелестями?!
Издав какой-то невнятный звук, то ли хмык, то ли короткий рык, Джер с жадностью поцеловал Кору в губы.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Ноя 20 2017, 18:40
Спонсируемый контент

 
39


Сообщение  
 
11.12.1253. О лекарствах для тяжких больных знаешь ты...
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Мгновения жизни +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL