ФорумМир Кэйранда. МатчастьКарта мираПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Грёзы и сны
 

 После стольких лет? — Всегда.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)




Дата, время: 20.08.1253/Вечер плавно переходящий в ночь
Место действия: Столица, Ал-Антар королевский замок, покои старшей фрейлины
Участники: Гвенн Авенмор, Натан Хант
Предыстория/суть темы:
Когда мне говорят о красоте
Восторженно, а иногда влюблено,
Я почему-то, слушая, невольно
Сейчас же вспоминаю о тебе.

Когда порой мне, имя называя,
О женственности чьей-то говорят,
Я снова почему-то вспоминаю
Твой мягкий жест, и голос твой, и взгляд...*



* Эдуард Асадов "Когда мне говорят о красоте..."
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 17 2017, 23:05
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

День медленно, но неуклонно подходил к своему завершению, без сомнения долгожданному. Солнце опускалось за горизонт, давая дорогу подступающим к людскому жилью сумеркам, рука об руку следующим с почти уже ночной прохладой да неизменной для этого времени суток сонливостью.
Гвенн Авенмор, графиня Карнарвон, невольно потянулась и зевнула, мечтательно, но всё же с некоторой, нет нет, да проявляющейся во взгляде тоской поглядывая на ныне пустующее… или вернее будет сказать - вновь, холодное и неприветливое супружеское ложе. Ночь близилась, тогда как прославленный в определенных кругах Белый Дракон всё удалялся, вновь отдавая предпочтение службе. И нет, Гвенн не винила супруга, прекрасно понимая, насколько важна его работа для блага королевства, она уже привыкла к частым отлучкам мужа, всё таки пятнадцать лет брака говорили о многом. Но вот легче почему то не становилось.
Женщина невольно вздохнула, привычным движением распустила волосы и взялась за гребень. Поколебалась немного, но всё же накинула поверх тонкой камизы теплую шаль и неторопливо опустилась в повернутое к распахнутому настежь окну кресло. Резной гребень привычно скользнул по волосам, задумчивый взгляд устремился в сгущающиеся сумерки.
«А ведь славный вышел день», - хмыкнула мысленно северянка, невольно улыбаясь при одном лишь воспоминании о рыцарском турнире. Зрелище, без сомнения, эффектном, да не лишенном своей прелести, легко берущей верх над обычной для такого действа жестокостью. «Как сверкали глаза Фелана, с каким азартом он наблюдал за сражающимися, хоть и упрямо пытался это скрыть. Мой бедный Дракон, я ведь понимаю, как хотелось тебе оказаться на ристалище, но лучше уж так, здесь, в безопасности. Что поделать, если не всем уготована судьба прославленного воина. Ах, Фелан, когда же ты примириться с этим полностью и поймешь, что любят и ценят людей далеко не за ратные подвиги...»
Мягкая улыбка скользнула по губам Гвенн, на миг отложившиеся гребень и пригубившей вина из стоящего на небольшом столике рядом с креслом, простого деревянного кубка. Не без лёгкого, едва уловимого стыда отставив в сторону хмельной напиток, женщина вновь принялась за волосы. Что поделать, в отсутствии графа, беспокойство редко обделяло старшую фрейлину своим вниманием и единственную возможность спокойно уснуть дарило лишь вино. Радовало только, что Фелан этого не знал, не хотелось беспокоить мужа из-за такой ерунды.
За окном почти уже совсем стемнело, вдали перекликалась невидимая глазу охрана, в замковых коридорах постепенно воцарилась тишина. Полностью погруженная в собственные мысли, графиня и не заметила, как принялась негромко напевать знакомый с детства мотив.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Июн 18 2017, 07:04
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта

Натан Хант прибыл в столицу четыре дня назад и собирался отбыть обратно в Монтарию сегодня после турнира, однако, не то Боги решили над ним подшутить, не то, это сама судьба, хоть он не верил в неё, полагая и искренне считая, что судьбу свою, человек творит сам - на турнире граф Гер увидел ту самую женщину, которую отчаянно пытался забыть все эти годы. Единственная ошибка, которую он совершил в своей жизни, повинуясь не голосу разума, но сердца.
Гвенн Феллерт.
Она была той самой причиной почему Хант редко посещал столицу. Вновь увидеть её, означало бы вспомнить о своем провале и глупости. Что не стал бороться, а отпустил. А стереть из памяти, предать прошлое забвению… он не желал, в глубине сердца, в самых своих потаенных мыслях тая надежду что однажды, сможет назвать Гвенн своей.
Та женщина, которую он увидел на турнире, сидящей в королевской ложе, едва ли напомнила ему ту Гвенн, которую он знал раньше. Не было блеска в её глазах, не слышался искренний смех, который напоминал ему перезвон колокольчиков. Сложенные на коленях руки… Это несомненно была Гвенн, вот только, граф не мог понять, что же с ней стало. Неужели замужество превратило ту задорную, живую девушку, в эту каменную статую. И Хант осознал, в тот самый миг, когда Гвенн покидала ложу под руку со своим супругом, что он без колебаний свернул бы этому хворому дракону шею. О нездоровье Фелана Авенмора Хант был осведомлен. Как знал и многое другое… Но о делах позже.
Трое мужчин проникли королевской замок под покровом ночи - запугать, подкупить, с этим  у графа Гер проблем не возникло, впрочем, как и всегда - не снимая капюшонов, почти бесшумно, уверенно двигались они по замковому лабиринту. А вот и нужный этаж. Один человек отстал у лестницы, скользнул за колонну так, что его не было видно, но сам он прекрасно видел и слышал каждого кто пройдет мимо. Второй прошёл дальше, к другому концу коридора, скинул плащ - не отличить от стражников, что патрулируют замок в полночный час. Третий же подошел к массивной двери, приложил ладонь к дереву, словно давая себе несколько мгновений, решаясь. И осторожно опустил вниз медную ручку. Дверь поддалась. Не скрипнула.
Он вошел в комнату, скинул капюшон и замер.
Гвенн сидела к нему спиной. Такая хрупкая, такая близкая, такая родная. Совсем как семнадцать лет назад…
Да, он рискнул. Снова. Вновь поддался зову сердца. А вы поступили бы иначе?
Она пела. Её голос знакомый до дрожи, сейчас, был полон тоски и одиночества, и граф печально улыбнулся
- Как давно я не слышал этой песни, Гвенн, ты даже не представляешь.
Облокотился спиной о стену, сложил руки на груди. Рядом с этой удивительной женщиной он терял весь свой хваленый контроль. И теперь, огромных сил стоило ему не подойти к ней, не поднять с кресла и прижать к своей груди, вдыхая её аромат. Не провести пальцами по огненным волосам, не взглянуть в её глаза. О, он непременно сделает это, но только если почувствует, что и она желает того же. Если же нет...
“Ох, Натан, ты совершаешь большую ошибку.”
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 19 2017, 12:41
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Кажется, отдавшись на волю собственным мыслям, Гвенн настолько потеряла связь с действительностью, что не следила даже за бегом времени. Напевая негромко знакомый мотив, женщина не услышала как растворилась, а после, была осторожно прикрыта тяжёлая дверь, от того и вздрогнула испуганно, услышав смутно знакомый голос, бесстыдно нарушивший её покой. Уже хотела сверкнуть в голове тревожная мысль о вернувшемся рано супруге…
Нет, возвращению Фелана она была бы искренне рада, вот только не хотела демонстрировать ему, без сомнения уставшему и обеспокоенному результатами поездки, свои жалкие потуги неумелого музицирования. А разочаровывать да ещё более раздражать мужа совершенно не горела желанием. Граф Карнарвон был хорошим человеком и заслуживал куда лучшей спутницы жизни, нежели в итоге получил.
«Фелан, ты рано...», - хотела было ответить она, обязательно при том покинув уютное кресло, дабы налить Дракону вина и принять плащ, помочь раздеться с дороги и проследить, чтобы тот по ужинал и лег отдыхать, но заготовленные ранее слова не сорвались с языка, полное смущения с лёгким налетом вины выражение стремительно покинуло лицо старшей фрейлины, стоило ей обернуться на голос и увидеть лицо позднего гостя. Нет, это был не Фелан. Замерший у стены человек просто не мог быть её Драконом, но и не мог действительно находиться этим вечером в её покоях.
- Натан? - только и смогла, что переспросить, неуверенно, женщина. Имя давнего знакомого против воли всплыло в памяти графини, только не мог этот, возмужавший против прежнего призрак прошлого, так вот запросто стоять перед графиней Авенмор.
Привставшая было, дабы подойти к мужу, Гвенн замерла, недоверчиво разглядывая нежданного гостя, ища, но не находя подвоха. Он выглядел как человек из плоти и крови, не как бесплотный дух, сама же старшая фрейлина не выпила в этот вечер слишком уж много вина, а неполный кубок просто не мог вызвать у неё подобное видение. Так что, выходило, что перед ней и правда стоял человек, бывший некогда её добрым… другом. Тень омрачила прежде спокойное, даже несколько отрешённое лицо женщины, она явно не желала воскрешать в памяти события и лица, что волновали её много лет назад. Теперь она другая, она изменилась, стала взрослее и, как хотелось надеяться, мудрее. Вот только сердце неожиданно ёкнуло, напоминая…
- Зря ты пришел, - тихо проговорила она, отводя взгляд, - Фелан может вернуться в любой момент и тогда у тебя будут серьезные проблемы.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 19 2017, 18:09
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта

- О нем можешь не беспокоиться, твой муж вернется сегодня под утро, впрочем, как и много… много раз до этого, верно? Он ведь служит нашему королю не жалея сил и здоровья.
На случай, если Фелан все же решит провести ночь подле своей жены, граф Гер, как раз и оставил в коридоре двух своих людей. Нет, что вы, убивать Белого Дракона он не и думал, по крайней мере, пока что, а вот задержать и дать время ночному гостю покинуть покои старшей фрейлины эти двое способны, как и улизнуть следом, не привлекая внимания и не создавая лишнего шума.
Не мог Хант не заметить, как изменилось выражение лица Гвенн, когда она увидела человека посмевшего побеспокоить её в столь поздний час. И выражение это не пришлось ему по нраву, как и её слова, сказанные тоном, нет, не ледяным - безжизненным.
Где его Гвенн? Где та девушка, которая сводила его с ума своими выходками, своей храбростью и безумной, подчас глупостью. Он расцепил руки, завел их за спину, дабы женщина не увидела, как пальцы сжались в кулаки.
Что этот проклятый Авенмор с ней сотворил? А ведь она была все также красива.
- Ты не улыбнешься мне, Гвенн? Мы ведь столько лет с тобой не виделись.
Медленно,  мягко ступая приблизился к одинокой, хрупкой фигурке на фоне открытого окна. Неяркое свечное пламя отражалось в распущенных медных волосах, подчеркивало изгибы гибкого тела, скрытого под тонкой камизой. Если на миг поддаться воображению, столь же опасному, сколь и манящему, то можно было представить, что в этих потухших глазах, запылало пламя жизни. И Хант осознал, что не уйдет отсюда, пока Гвенн вновь не станет его.
Протянул руку, взял её ладонь в свою, неотступно глядя на женщину, которую любил и потерял. Он хотел видеть все, что отразится на её лице, что покажут её глаза. Гнев, обида, страх, страсть или боль.
- Скажи мне, что ты счастлива, Гвенн, и я уйду.
Хант поднес её руку осторожно, словно она была сделала из хрупкого заморского стекла к своим губам, нежно коснулся её кожи, преодолев желание прикрыть глаза и насладиться этим невинным поцелуем подольше. Отпустил.
- Скажи.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 19 2017, 20:10
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

- Быть может, было бы лучше, если бы и не увиделись вовсе, - все так же тихо ответила графиня, невольно отстраняясь от друга детства, однако недостаточно быстро и, что раздражало особо, охотно.
Гвенн ощутимо вздрогнула, когда подошедший мужчина не только взял её за руку, но и запечатлел на её кисти легкий поцелуй. Привычное спокойствие, создаваемое северянкой годами жизни при дворе, дало первые паутины трещин. Сказанные же Хантом слова и вовсе заставили женщину скрежетнуть зубами да отвести от знакомого до боли лица взгляд. От чего Боги решили столь жестоко подшутить над старшей фрейлиной? Зачем послали ей это видение, смущающее душу и беспокоящее разум? Баргест побери этого упрямца, столько лет прошло, а он так и не успокоился! Женщина поджала губы, собралась с духом, дабы высвободить руку из чужой, не принадлежащей её мужу ладони и отчитать нахала за столь наглое вторжение. А может, позвать стражу? Уж встреча с верными короне солдатами точно отобьет у Натана желание вламываться посреди ночи в покои замужней женщины. Решено!
Но ни единого звука не сорвалось с её губ, дочь герцога Монтарии просто не смогла заставить себя позвать на помощь. Непонятная нерешительность овладела ей с удивительной силой, причудливо переплетаясь с робостью и забытым уже много лет трепетом, что прежде вызывали в её душе прикосновения хмельного лиса. Когда-то они были дружны и близки, проводили вместе много времени и, в глубине своей души, юная дочь герцога мечтала однажды стать графиней Гер, но волею судьбы всё изменилось слишком сильно, и этим планам не суждено было обрести жизнь. Как знать, успей Натан сделать ей предложение прежде весточки из Ал-Антара, говорившей о желании Его Величества заключить союз меж влиятельными семьями, женив своего младшего брата на Гвенн Феллерт, согласился бы на этот неравноправный союз её отец? Нет, едва ли слепой лев пошел бы на это. Да и графиня сомневалась, с каждым годом всё более, что её чувства к молодому Ханту в ту пору были взаимны. А раз так, был ли смысл страдать? И она отринула тоску по тому, кто был больше чем друг, заставила себя забыть прошлое, дабы добиться если не любви, то симпатии и расположения того, кому судьбой уготовано было стать её мужем. Однажды, она сумела сознательно выбрать Фелана Авенмора, перечеркнув в памяти своей былое, так что же мешало сделать это вновь?
-У меня всё хорошо, - тихо ответила, нарушив затянувшуюся паузу, графиня Карнарвон, - Белый Дракон – хороший человек, он не поднимает на меня руку и не унижает, ни словом, ни делом. С ним мне спокойно, он подарил мне двоих детей. Разве этого мало, Натан?
Преодолев досадную робость, Гвенн вскинула на Ханта сверкнувший вызовом взгляд. Чего он ждал? Что хотел услышать? Жалобы на извечное спокойствие Фелана, не баловавшего свою супругу излишней романтичностью и нежностью? Но с ним она была уверена в завтрашнем дне.
Стенания о том, как тяжело ей было ломать себя, загоняя в рамки жесткого самоконтроля, дабы соответствовать обычно суровому супругу? Но это было её, только её выбором, Авенмор не требовал от жены подобных жертв.
Нет, женщина не была счастлива, но она была вполне довольна своей жизнью, тихой и размеренной ровно до тех пор, пока в её покои не проник тот, кого она прежде старалась забыть.
- Моя жизнь ровна и спокойна, словно тихое озеро в лесной глуши.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Июн 20 2017, 17:59
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)



От лица Натана Ханта

- Боги, Гвенн, ты себя слышишь? - яростно прогремел граф Гер.
Хладнокровный расчёт, с которым Хант вел все свои дела и обдумывал планы. Выдержка, которой он гордился. Все его хваленое спокойствие улетучилось, как только он увидел её вновь. Гвенн. Единственную женщину которую он любил по-настоящему, обладать которой желал более всего на свете. Ни одна другая женщина с которой он проводил ночи не могла заполнить ту пустоту внутри, заглушить тоску, что образовалась в его душе после того, как Гвенн покинула Монтарию. Ни на кого он не смотрел так, как на неё. Во всех деливших с ним постель, он искал её, но не находил. Их податливые тела, как и крепкое вино утоляли голод, притупляли боль, но пустоту, чёрную бездну в его сердце, никто так и не заполнил. Сколько месяцев он провел, тщетно пытаясь забыть Гвенн, заглушить гнев и раздражение на самого себя за свою нерешительность. Сколько раз  порывался отправиться в столицу и признаться ей во всем. Но однажды, в одно прекрасное утро Хант понял, что способен жить дальше и он жил. До тех самых пор, пока не увидел её вновь.
Гвенн - оказалась единственным слабым его местом. Эта женщина стояла перед ним сейчас и пыталась убедить себя, да, именно себя саму, что жизнь её не так уж и плоха.
- Гвенн, да что с тобой? В своём ли ты уме?!
Он стремительно шагнул к ней, обхватил за плечи, встряхнул желая взглянуть в её лицо. Растормошить эту ледышку, в которую превратилась та огненная девушка, что он знал давным-давно. Да прежняя Гвенн отвесила бы ему пощечину, расцарапала бы лицо, назвала бы “багрестовым сыном”, а не стояла вот так…
- Не поднимает руку, подарил детей… ты хоть слышишь, как это звучит? Гвенн…
Отпустил, сам испугавшись своего порыва, прошёл к окну, шумно вдохнул тёплый ночной воздух, медленно выдохнул, и лишь затем обернулся.
- Ты так и не ответила мне. Ты счастлива? Можешь обманывать меня, но себя не обманешь. Ты могла позвать стражу, но не сделала этого, даже не поинтересовалась, зачем я сюда пришёл. Через столько лет!
Он терял контроль, чувствовал, как начинают дрожать руки, стиснул покрепче кулаки. Хант злился на неё, прекрасно видя, что там глубоко внутри этой статуи, все еще теплится жизнь. И то, что Гвенн старалась не дать вспыхнуть этому пламени - злило просто неимоверно.
- Где тот задорный взгляд в который влюблялись конюшата? Где весёлый смех? Гвенн, мне больно видеть тебя… такой!
Наконец выкрикнул граф и лицо его исказилось в гримасе искреннего непонимания.
- Что с тобой стало?!

- Не кричи, прошу тебя, - женщина вздрогнула, стоило давнему другу проявить эмоциональность, практически ему не свойственную. А ведь это уже заставляло задуматься, правда делать это Гвенн отчаянно не хотела.
Задуматься, означало допустить, что её брак с Белым Драконом не идеален и она тоскует по прежним дням далекой юности, когда старшая фрейлина была свободной девушкой, без раздумий влюбившейся в сына вассала её отца.
- Меня устраивает моя жизнь, Натан, я получила всё то, о чём мечтает девушка, выходя замуж.
Женщина вздохнула, невольно потерла плечи и без сил опустилась на постель, зябко кутаясь в старую шаль. От прежнего спокойствия не осталось и следа, и она просто потерялась, не знала, что теперь делать. Хотя… наверно, стоило бы кликнуть охрану или просто выгнать Ханта.
- Зачем ты пришел? Ты мог, нет, должен был забыть, за столько-то лет, - против воли, тихо проговорила она.

Упертость, вот что, пожалуй, кроме красоты осталось в ней неизменно. Гвенн продолжала гнуть свое, но граф не мог не отметить, что голос её звучит уже не столь уверенно.
- Мечтает девушка? Гвенн!
Рявкнул Хант делая шаг к упрямице, но замер.
- Забыть?
“Должен был забыть.” Слова её были подобно ушату ледяной воды опрокинутому за шиворот.
Он никогда не признавался  ей в своих чувствах. Никогда! Она ведь видела в нем друга, брата и утешителя, сообщника в играх и проделках. Он был тем, в ком она нуждалась, довольствуясь малым, не смея перейти грань между дружбой и чем-то большим. Боялся, гроган подери его нерешительность! Он боялся, что она оттолкнет его! А теперь, неужели она…
Нет, на этот раз он не уйдет, пока она не выслушает все, что он должен был рассказать ей ещё тогда, семнадцать лет назад.
- Как мог я забыть женщину, которую люблю, Гвенн?
Он приблизился, глядя на неё уже без какой либо растерянности или злобы. Осторожно опустился перед ней на колени, нежно обхватил ладони любимой женщины своими и поднес их к своей щеке.
- Боги, Гвенн, я любил тебя все это время и люблю до сих пор.


*Пост написан совместно с Гвенн Авенмор
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июн 21 2017, 15:13
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Нет, подобных слов от Натана старшая фрейлина не ждала и более, даже в юности своей она не смела мечтать, что однажды, её добрый друг станет для Гвенн кем-то большим, посмотрит на неё как на женщину, а не как на приятеля по шалостям и компаньона в безумии неожиданных выходок. Но, Боги миловали, она покинула Монтарию, искренне веря, что меж ними была всего лишь дружба и ничего более. Так оказалось куда проще и сердце её не разрывалось от боли.
- Любишь? – не веря услышанному, переспросила графиня Карнарвон, чувствуя, как слабость охватывает её тело. – Меня? Как женщину, не как друга или сестру?
Слова графа Гер не укладывались в её голове, глупые вопросы один за другим раздавались в полутемной комнате, но, о чудо, впервые в жизни Гвенн не чувствовала при этом стыда.
- Боги, Натан…, - прошептала северянка и, в тот же миг пугливо оглянулась на дверь, прислушиваясь. В минуты, подобные этим, на пороге обычно появляются вернувшиеся раньше времени мужья, а подставлять Ханта под удар, как и ставить в подобное неловкое положение Фелана, она никак не хотела. Однако в коридорах засыпающего замка всё было тихо. Осторожно, боясь неведомо чего, графиня высвободила руки и с неожиданной даже для себя порывистостью вскочила на ноги, буквально подбежала к окну и, жадно вглядевшись в сгустившуюся тьму, быстро прикрыла ставни.
-Ох, только бы никто не видел тебя, подходящим к окну, - побледнела вмиг женщина, прекрасно осознавая, насколько быстро о постороннем, что замечен был в покоях четы Карнарвон, будет доложено Лорду Слышащему. Потянулась к небольшому столику, стоящему неподалеку, схватила полупустой кубок с вином и, лишь осушив его, вновь взглянула на гостя из прошлого.
Вино постепенно делало своё дело, глаза Гвенн обрели если не прежний, то хоть какой-то, не характерный ей нынешней, блеск. Прерывисто вздохнув, она уже куда менее уверенно подошла к замершему подле постели графу, положила руку ему на плечо, осознавая всю неловкость сложившейся ситуации и, поддавшись порыву, обняла мужчину.
- Это лучше чем улыбка, согласись, - прошептала она, не смея поднять на Натана взгляд, - и уходи. Прошу тебя, уйди пока не поздно. Не заставляй нас обоих жалеть об этом вечере, не рискуй вызвать гнев моего супруга. Пойми, я не хочу, чтоб у тебя были проблемы, но и не желаю разбивать сердце Фелану! Он, правда, хороший человек и не заслуживает столь подлого предательства!
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июн 21 2017, 20:30
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта

- Как женщину, Гвенн… - касаясь её пальцев губами.
Чего он ожидал от нее после своего признания? Да ничего Хант не ждал. Хотел лишь наконец избавиться от тяжкого груза, давящего на него все это время. Любовь к Гвенн - тайна, которую он хранил эти годы, она как незаживающая рана мешала ему жить спокойной жизнью. Он жил, да, жил, но при этом, в сердце его зияла тёмная бездна. Граф Гер женился, как думалось ему тогда, удачно. Невеста принесла неплохое приданое, была красива, да и характером покладиста. Только вот глядя на неё изо дня в день, Хант невольно или же осознанно представлял на её месте Гвенн. И злился потому, что это было не она. Дела графства, выгодные сделки, интриги которые он плел дабы добиться положения куда более высокого, нежели имел сейчас, все это делалось, чтобы заглушить тоску по той единственной женщине, что так и не стала его, и не узнала о его чувствах.
Решившись прийти сегодня ночью в королевской замок, Хант хотел лишь узнать причину, вернее сказать, не смог уехать обратно, не узнав отчего Гвенн изменилась настолько, что он едва её узнавал. А теперь он стоит на коленях перед ней, он, Натан Хант, граф Гер стоит на коленях перед любимой женщиной, признавшись ей в своих чувствах.
Более он ничего не ответил, позволил высвободить руки, встать. Поднялся следом, но так и остался стоять у кровати наблюдая за тем, как суетится Гвенн.
Удивила ли графа её реакция на его слова? Безусловно. Хотя, начни она кричать на него и звать стражу - удивила бы не меньше.
- Гвенн, - начал было граф Гер, когда женщина, едва ли не залпом выпила оставшееся в кубке вино.
Но она заставила его замолчать, когда подошла, положила руку на мужское плечо и обняла. Нежность, бесконечную, бескрайнюю нежность,граничащую с каким-то безумным порывом защитить от всех и всего, что могло бы принести ей боль и сделать несчастной почувствовал Хант. Ответно обнял её, бережно положил руки на её талию, словно боясь причинить боль или сломать, привлек к себе ближе, вдохнул запах исходивший от нее. Лаванда. Прикрыл глаза, наслаждаясь теплом этой женщины, наслаждаясь тем самым моментом, который, прояви он больше напора и хитрости, мог свершиться много лет назад.
- Замолчи, Гвенн, замолчи, - шептал, спрятав лицо в червонном золоте её волос.
Ладони сами опустились ниже, и Хант упивался этим мгновением, ее телом в своих объятиях. Воистину, женское тело может пьянить как самое лучшее из вин. Он отстранился, взглянул в её глаза, в которых, как ему показалось, вновь зажегся тот огонёк жизни, который он так отчаянно желал увидеть вновь. И подавшись вперед, Хант накрыл её губы своими.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 22 2017, 13:00
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

«Как женщину… всё-таки как женщину», - стремительным вихрем пронеслась в голове графини короткая мысль, после чего она, отринув всякое сопротивление, обмякла в объятиях Ханта. Кто бы мог подумать, что столь простые слова, затертые бардами признания в любви, могут заставить сердце биться быстрее? О, добрую половину своей жизни, ту, что она провела в Ал-Антаре, женщина искренне была убеждена в собственной непоколебимой строгости, она сама старательно взращивала в себе семена безразличия, училась не просто следовать, но даже думать так, как предписано было этикетом. Никто, а уж тем более её супруг, Фелан Авенмор, не заставлял Гвенн загонять в клети холодного безразличия прежнюю, славную своим живым нравом девчонку. Но лишь сейчас уверенность в правильности избранного некогда решения не просто треснула, она раскололась на множество мелких осколков, пылью разлетаясь в стороны, дабы освободить те жалкие останки прежде пылающей души.
Прерывисто дыша, она не знала, наслаждаться ли близостью графа Гер или стоит прервать этот вечер, пока не стало слишком поздно, северянка льнула к этому, едва ли знакомому теперь мужчине, невольно доверяя ему чуть более чем полностью. И не ожидая, совершенно не ожидая этого поцелуя. Сознание помутилось, все прежние тревоги и царившие в голове требования морали позорно отступили, позволяя Гвенн насладиться каждым мигом этого, без сомнения, запретного действа. Её руки осторожно, словно недоверчиво, скользили по крепким плечам, выдававшим бывалого воина, зарывались в густые, пусть и остриженные коротко волосы Натана, заново изучали сильные руки, пока не уперлись в мужскую грудь.
Невероятного усилия ей стоило прервать этот затянувшийся, но всё-таки столь сладкий поцелуй, графиня Карнарвон заставила себя отстраниться от Ханта, дабы перевести дух и осознать, к чему же едва не привело её легкомыслие. Боги, ещё немного и она, не раздумывая, полностью отдалась бы на волю этого мужчины, согласилась бы даже… на измену. На измену человеку, что был с ней добр и, несомненно, верен.
- Боги, - едва слышно прошептала она, бессильно уткнувшись в плечо старого друга. – Как я могла допустить такое, Натан? Это… это же дико и слишком неправильно! Нет, весь этот вечер – одна большая ошибка! Моё место подле Фелана, твоё – в Монтарии, в графстве Гер. Пойми, мил…кгхм, просто пойми и позволь мне понять, что нынешнее положение вещей верно и всё, что ни делается, всё к лучшему.
Женщина замолчала, буквально заставляя себя осознать сказанные ею же слова, оживившийся было на несколько мгновений, взгляд темных глаз вновь потух, сделался безжизненным и покорным судьбе.
- Уезжай, прошу тебя, - глухо пробормотала старшая фрейлина, - позволь нам обоим жить по-прежнему, трусливо прячась за иллюзорным спокойствием и упорядоченным годами бытом. Так будет лучше всего, поверь… но прежде чем уедешь, - вскинула голову Гвенн, с мольбой вглядевшись в глаза Ханта, - подари мне день, один лишь день. Такой же, как раньше. Позволь мне побыть недолго той девчонкой, наивной, но живой, прежде чем та Гвенн окончательно умрет. Хотя нет, что это я, нет…
С явным сожалением, женщина покинула объятия графа, вздохнула расстроено, не находя ни покоя, ни верного решения, обхватила себя за плечи.
- Повремени с отправлением, хоть ненадолго, я черкну родителям несколько строк и передам с тобой, хорошо? – и, не позволяя прервать себя, продолжила. – Трудно укрыться от соглядатаев Лорда Слышащего, однако их нет на старой мельнице, заброшенной уже много лет. Той, к западу от города, менее часа езды. Жди там, когда утро будет в разгаре, я передам послание и уйду. Не более, Натан, но за эту услугу я буду тебе бесконечно благодарна, а теперь – иди. Прошу тебя, уходи…
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 22 2017, 21:53
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)



От лица Натана Ханта

Как мало нужно женщине, чтобы почувствовать себя любимой. Взгляд который даёт понять, что она - та единственная. Прикосновения - когда ты на самом деле упиваешься её телом словно хорошим вином. Когда слов, порой и не нужно, достаточно лишь быть рядом и дать понять, что ты любишь. Ведь именно тогда женщина расцветает и становится по-настоящему красива. Женщина которая чувствует что её любят, словно бы светится изнутри, и красота её становится особенной, а счастливая, чуть мечтательная улыбка - её отличительная черта. Такую женщину заметно сразу. И такой женщиной была сейчас Гвенн, льнувшая к нему, глядящая на него своими теплыми глазами, в которых он видел саму жизнь. И ради этого момента стоило нарушить сотни правил, законов и обетов. Этот момент стоил семнадцати лет ожидания. Момент, когда граф Гер понял, что чувства которые он испытывает к Гвенн нашли в ней отклик.
Этот поцелуй неторопливый. Хант прожил так много лет мечтая о нем и был намерен насладиться каждым мгновением, растягивая удовольствие. Медленно он накрывал её губы своими, чувствовал вкус пряного вина на её языке, жар её прерывистого дыхания. И руки его скользили по ее упругому телу, сминая тонкую ткань, заставляя забыть обо всем на свете.
Когда Хант почувствовал, что Гвенн отстраняется от него, он не стал препятствовать. В конце концов, он явился сюда лишь за ответом на свой вопрос, а получил гораздо больше того, о чем мог мечтать. Хант сам был счастлив. Ему казалось, что он скинул дюжину лет и превратился в юнца, готового ради своей возлюбленной на все. Соображалось не слишком хорошо, ведь он все еще чувствовал тепло любимой женщины под своими пальцами и вкус её поцелуя.
Но, как это часто бывает, женщины подчас оказываются непредсказуемы. Лицо графа потемнело, когда он услышал слова Гвенн. Еще минуту назад она без всяких слов прижималась к его груди, а теперь говорит о том, что вечер этот - ошибка. Понадобилось время, чтобы все сказанное дошло до сознания Ханта. Он выпустил женщину из своих объятий, слушал не перебивая. А после, шагнул к ней, и сжал пальцами её левую руку выше локтя, не давая отстраниться или отвернуться.
- Семнадцать лет, Гвенн, я прятался семнадцать лет, - начал он раздраженно глядя на женщину. - Ты хочешь жить как раньше, теперь после того, что произошло? А сможешь ли?
Резко отпустил её руку и направился к двери, зло запахиваясь в полы коричневого плаща. Обернулся взявшись за ручку.
- Завтра утром я буду ждать тебя, а потом уеду. А ты будешь трусливо прятаться и верить в то, что ты счастливейшая из женщин.
И дверь гулко хлопнула за его спиной, отрезая от той, которую он любил и ненавидел за то, что она его оттолкнула.

Мельницу удалось найти без особого труда. Пара дубков, и какой-то крестьянин на скрипучей, явно доживающей свой век телеге указал им дорогу. Двое верных телохранителей следовали за графом неотступно. Челядь и охранники с вещами должны были выехать в Монтарию после полудня, так что граф вполне успевал встретиться с Гвенн и вернуться обратно в столицу.
Утро вечера мудренее. Вспомнил Хант слова старой,морщинистой няньки. Утром едва продрав глаза, окунувшись лицом в таз с ледяной водой и глотнув вина, граф счел вчерашний свой поступок невероятно идиотской выходкой. Однако о ней он вовсе не жалел. С каким-то злым торжеством вспоминая поцелуй который подарила ему Гвенн.
Привычно кинув одному из телохранителей поводья, Хант направился к полуразрушеной мельнице заросшей орешником и диким шиповником. С дороги, если та поросшая травой, петляющая тропинка могла назваться дорогой, его видно не было, скрывала буйная зелёная листва. Хант подошел к мельнице, оглядел её и толкнул дверь, висевшую на одной единственной петле. Пыльно, грязно, впрочем, ничего иного граф Гер и не ожидал. Гвенн не было.
“Хотя, чего ещё ждать от женщин”  хмыкнул про себя Хант подходя к жернову и проводя по нему указательным пальцем. Пыли было чуть не с дюйм, да, пустовала мельница явно не один десяток лет. Протяжно и жалобно скрипнула дверь, заставив обернуться.
- Гвенн?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 23 2017, 19:46
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

- Спасибо, Натан, - тихо проговорила графиня Карнарвон, входя под своды старой мельницы и, лишь оказавшись в спасительной, скрывающей от чужого глаза тени, сняла скрывавший голову капюшон. – Спасибо, что пришел.
Женщина сделала несколько шагов по направлению к старому другу, но тут же замерла, отвела взгляд, скрывая собственную неловкость желанием осмотреть незнакомое помещение. Она была бледна, под глазами залегли глубокие тени, да и весь вид старшей фрейлины говорил о том, что остаток прошлой ночи она посвятила далеко не сну…

Слова, брошенные в запале Хантом, подействовали на Гвенн сильнее, нежели стальные тиски его пальцев, на миг сковавшие женскую руку, да грозившие на утро обозначиться заметными следами, которые от постороннего и даже мужниного взгляда надлежало скрыть. Лишь только тяжелая дверь без стука закрылась за спиной взбешенного мужчины, как графиня рухнула на постель, потрясенно, обессилено и даже не представляя, как теперь быть. Сердце болело от услышанного, брошенного как оскорбление, но меж тем и вполне справедливого слова. Да, Натан высказался в запале, в гневе, но причинил боль не своим тоном, но правдой, которую нельзя было не признать. Гвенн обхватила себя за плечи и глухо всхлипнула, отчаянно борясь с подступающими слезами да осознавая, как непросто теперь будет вычеркнуть из своей памяти прошлое, этот вечер и человека, чувства к которому пробудились в её душе с новой силой. Гвенн даже не представляла, как ей теперь смотреть в глаза мужчины, которого она должна была полюбить, как делить с ним постель и терпеть пусть редкие, но все-таки имевшие место быть ночные утехи. Все минусы Фелана, его суровость, слабое здоровье и раздражающий кашель, не дающий спать ночами, совершеннейшее отсутствие романтичности и даже невозможность услышать от Белого Дракона хоть какое-то теплое слово, всё это открылось графине Карнарвон с неожиданной, пугающей ясностью. Но, в то же время, показалась и другая сторона. Лорд Слышащий, пусть и был человеком строгого нрава, но никогда не позволял себе оскорбить её словом или делом, ограничить Гвенн в чём-то или даже упрекнуть. Ни разу не посетовал он, что родить ребенка она смогла лишь после долгих десяти лет брака. И никогда, насколько было известно дочери Слепого Льва, Фелан ей не изменял. Нет, женщина допускала, что знает о муже далеко не всё, но в измены с его стороны просто не верилось, не таким человеком был её муж. И именно такого она предала, просто допустив мысли о другом мужчине, пусть и пленившем её сердце задолго до Белого Дракона. От осознания собственной низости и неблагодарности стало плохо и как знать, на что решилась бы Гвенн, дабы заглушить душевную боль, но ближе к рассвету в коридоре, ведущем к покоям четы Карнарвон, раздались знакомые шаги.
«Я – редкостная дрянь, но Фелан не должен почувствовать изменения. Ему не должно быть больно от моего, столь низкого поступка!»
Мужа Гвенн встретила, собравшись с духом, теплой улыбкой и обычной заботой. Приняла его плащ, помогла раздеться, поднесла горячего вина. И, как пристало верной жене, легла подле супруга… вот только сон не шел. Смежив веки, она прислушивалась к тихому дыханию Авенмора и невольно вновь слышала звучащие в ушах слова ночного визитера.
«…трусливо прятаться и верить, что ты счастливейшая из женщин… счастливейшая… прятаться и верить…»
Впервые за многие годы графиня Карнарвон беззвучно плакала в подушку и уж точно впервые в жизни искренне ненавидела себя. Утра пришлось ждать очень долго…


- Я буду очень благодарна, если ты найдешь время, дабы посетить Хьет и передать моим родителям это послание, - нарушила давящую тишину Гвенн, неловко доставая скрытый под складками темного плаща свиток, скрепленный восковой печатью с оттиском гербового дракона рода Авенмор.
– И, прошу, не держи на меня зла за то, что произошло этой ночью. Я просто запуталась в своих чувствах и не знаю не только, как мне быть, но и как себя вести, - против воли признала она.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 24 2017, 15:16
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта

Он протянул руку, но вовсе не за свитком. Мужские пальцы обхватили тонкое, женское запястье точно тиски. Бережно, но при этом не давая ни малейшей возможности вырваться.
- Выслушай все что я скажу, молча, - он поднял свободную руку, предупреждая всякие возражения.
Надо сказать, что по виду Ханта вовсе не было заметно, что спал он от силы пару часов, тогда как на лице Гвенн залегли тени, и весь вид её говорил о том, что ночь эту женщина провела без сна. Граф отметил это не без некоего удовлетворения. Значит она провела ночь за размышлениями, что было Ханту только на руку.
- Если ты хочешь жить так, как жила до вчерашнего вечера, опасаясь писать отцу открыто обо всем, что лежит на твоём сердце, Гвенн. Если хочешь и дальше жить подобно тени себя самой, призраком той Гвенн, которой я знал. Если хочешь и дальше проводить ночи в одиночестве и утешать себя крепким вином, то отдай мне послание и уходи, потому что мне стыдно за тебя. И больно от того, кем ты стала. Но если ты найдёшь в себе храбрость, если в тебе проснется та львица, которая, по непонятной мне причине уснула в тебе, то ты, Гвенн, согласишься изменить свою судьбу.
Он замолчал на секунду, переводя дыхание.
- У меня есть план, и все уже готово для его исполнения. Если ты скажешь “да”, то уже через неделю будешь плыть на корабле в Логрию. Так что решай Гвенн. Жить там, со мной и твоими детьми. Жить счастливо и свободно. Или же здесь, каждый день убеждая себя, что ты довольна всем, что имеешь, а на деле, будешь продолжать глушить все свои чувства вином. Решай!
Гаркнул, отпуская её руку.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 26 2017, 14:06
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Совместно с Натаном Хантом

Нет, Гвенн не ожидала этих слов, хотя могла… нет, должна была догадаться, что Натан не сдастся так уж легко. Женщина вздрогнула, стоило графу Гер схватить её за руку, словно суровый наставник хватает нашкодившую девчонку, но на сей раз взгляда она не отвела. Хотя, в нем едва ли читалось что-то кроме усталости, и уж тем более ни робости, ни смущения не было в этом взгляде места. Она просто ждала и слушала, не перебивая и не переспрашивая. И лишь на последних словах Ханта позволила себе вскинуть удивленно брови.
- Натан, - не выдержала графиня Карнарвон, - ты ещё недавно убеждал меня в собственных чувствах. И что же, они позволяют тебе, в угоду собственным желаниям, опозорить меня на всё королевство? Да и не только меня, но и весь род Монтарийских Львов? Пойми ты наконец, я замужем за младшим братом короля, а значит, что любой демарш против разума неизбежно приведет к плачевным для моей семьи последствиям. Да и дети, думаешь, они так легко забудут своего отца? Малышка Ригхан - ладно, но не Бранн!
В спокойном доселе голосе Гвенн прорезались едва заметные нотки раздражения всей авантюрностью сказанных Натаном слов.

Хант едва заметно улыбнулся одними уголками губ. Он прошелся по пыльному полу и доски сипло скрипели под подошвами его сапог. Дойдя до заваленного разным хламом, заросшего паутиной стола, он провел по нему пальцами, потер ими друг о друга, точно желая присесть на столешницу и проверяя, достаточно ли она чистая.
Женщины. Реакция Гвенн на его слова вовсе не разозлила Ханта, ведь она услышала то, что хотела слышать. Побег, жизнь в другом месте, ее дети под её заботливым крылом.
- План, Гвенн. Я сказал что у меня есть план. Неужели ты думаешь, что я не позабочусь о том, чтобы нас не искала свора твоего муженька? А дети, рано или поздно они забудут, кто их отец. Признаться, Гвенн, мне даже стало обидно, что ты считаешь меня таким идиотом.
Все это время он стоял к женщине в пол-оборота и только договорив повернул голову в её сторону.

- Нет, Натан, - покачала головой графиня, - я не считаю тебя идиотом. Я лишь удивляюсь, как раньше не рассмотрела настоящего тебя.
Каждое слово Ханта, полное уверенности в собственной правоте и неизбежности согласия Гвенн на его авантюру, всё более отталкивали женщину от мысли о возможности такого побега. Только не с ним, не с этим человеком.
- Свора моего муженька? Как замечательно ты отзываешься о тех людях, что подобно моему мужу верой и правдой служат своей стране. Во многом благодаря им мы живем в мире и процветании, а не под пятой очередного завоевателя. Так что прояви хоть толику уважения и изволь изменить свой тон, когда говоришь о тех, кто не жалеет жизни своей ради благого дела!
Старшая фрейлина редко повышала голос, но на сей раз ей просто не оставалось выбора. Граф Гер, тот самый человек, которого она прежде любила всем сердцем, не оставил ей выбора.
- И прояви больше уважения к человеку, который был моей поддержкой и опорой последние пятнадцать лет! Который не бросил меня, даже несмотря на проблемы с рождением детей, мой тяжелый характер и прочие неурядицы!
О, графиня бы и рада успокоиться, но стоило Натану упомянуть детей, своим обычным, снисходительно-насмешливым тоном, как женщина разъярилась пуще прежнего.
- Дети и забудут? Да как ты смеешь? Знаешь ли ты, что значит для ребенка его отец? И как болезненно будет их расставание?! Ничего ты не знаешь, Натан Хант!

Излишняя самоуверенность обычно играла Ханту на руку, но здесь, с Гвенн, ситуация начинала выходить из-под контроля.
- Я вовсе не имел умысла проявить неуважение к твоему мужу, Гвенн. Мне известны его достоинства и заслуги и за это, поверь, я уважаю его. Но как бы ты чувствовала себя на моем месте?
Приблизился, двигаясь плавно, не сводя с женщины пристального взгляда.
- Ты вновь, через столько лет видишь ту, что любил все эти годы, но от нее прежней, осталась лишь серая тень. А муж - который должен оберегать и защищать - проводит дни и ночи на советах, вместо постели своей супруги. И после этого, ты смеешь говорить, что с рождением детей, - Хант сдержав порыв поморщиться, продолжил - проблемы были из-за тебя?
Обхватил женщину за плечи и талию, погружая лицо в её роскошные медные волосы. Прикрыл глаза, наслаждаясь её телом, снова. И зашептал, громко, над самым её ухом.
- Ты достойна любви, Гвенн, ты достойна только самого лучшего. Ты и твои дети. Ты прекрасная женщина, Гвенн, ты сильная, ты смелая, ты невероятная и ты сводишь меня с ума… и я готов пойти на все ради тебя…
Повернул голову, касаясь губами виска.
- Я сделаю все, что ты захочешь, если ты согласишься покинуть Кэйранд, Гвенн.

Руки графини. прежде пытавшиеся если не оттолкнуть настойчивого кавалера, то хотя бы удержать его на расстоянии, бессильно опустились. Женщина прерывисто вздохнула, закусила губу, дабы вернуть разуму утраченный на краткий миг контроль над телом, после чего отвернулась, не позволяя Ханту видеть её лицо и вновь увлажнившиеся против воли глаза.
- Зачем ты вернулся, Натан? - прошептала она едва слышно, - зачем ты превратил мою жизнь в Бездну?

Он не дал ей договорить, одной рукой взял её за подбородок, поворачивая лицом к себе. В глазах её стояли слезы. И сердце Ханта сжалось одновременно от жалости и ликования.
- Я приехал за тобой.
И губы его коснулись её, влажных и соленых от скатившихся по щекам слезинок.
Это не было правдой, даже отчасти. Но, если для того, чтобы получить эту женщину в свое распоряжение, нужно было слукавить - Хант сделал бы это снова не задумываясь.

Гвенн уже и не помнила, когда в последний раз испытывала столь сильные чувства, заставлявшие её то плакать, что наслаждаться каждым моментом бытия. Однако разум её не позволял чувствам, давним, почти забытым, взять над собою верх. Но не прагматичность ныне правила балом, но несколько иное.
- Прости, - прошептала она, совсем по детски всхлипнув и уткнувшись в плечо старого друга. - Прости меня, но… я не могу. Я нужна ему, нужна моему Дракону. Ты сильный, Натан, ты справишься, но он пропадет без меня. Моё исчезновение станет для него ударом, я знаю. Где-то там, в самой глубине души, под броней закорузлой черствости он любит меня, и он нуждается во мне. Прости меня, Натан, - она виновато взглянула на графа Гер и, через силу, закончила свою мысль, - я люблю тебя, но и Фелана я смогла полюбить.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 26 2017, 22:19
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)



От лица Натана Ханта


На маленькую, запутавшуюся девочку была похожа Гвенн, когда спрятала лицо на его плече. И безграничная нежность соседствовала в душе Ханта с желанием придушить эту женщину своими собственными руками. Он гладил её по волосам, не перебивая, дав возможность выплакаться.
Когда Гвенн договорила, они ещё долго стояли молча посреди заброшенной старой мельницы. Старые друзья, которые, возможно, никогда не стали бы друг другу кем-то большим, если бы у Ханта не было запасного плана. Он машинально продолжал прижимать женщину к своей груди, и пальцы его гладили её волосы, успокаивая.
Наконец, граф нарушил тишину тихим шёпотом, в котором не было ни намека на злость или обиду. Голос его звучал понимающе и тепло.
- Значит ты решила остаться с ним?

- Прости, - в который раз за это утро проговорила графиня Карнарвон. - Я люблю тебя, но Фелану я нужна больше. Не держи зла, если можешь, но коли возненавидел - я это заслужила. Возвращайся домой и постарайся меня забыть.

- Тише, все хорошо, я все понимаю, - проговорил граф Гер мягко освобождаясь из её объятий.
Он взял письмо, сунул его за пазуху и предложил Гвенн руку.
- Провожу тебя до твоей лошади, не возражаешь?
Улыбнулся, всем своим видом показывая, что не таит зла. Они покинули заброшенную мельницу, хлопнув покосившейся дверью, и успели сделать всего несколько шагов, когда Хант сунул два пальца в рот и громко свистнул. Остановился, побуждая и Гвенн замереть в нескольких футах от прохода в кустах ведущего к дороге.
- Жаль, что ты не согласилась уехать со мной добровольно, Гвенн. Прости.
Сзади к женщине подобрался один из телохранителей графа и накинул ей на голову и плечи холщовый мешок . Сам же граф Гер отступил к проходу, кинул взгляд, полный сожаления на своих людей и Гвенн, которую уже скрутили веревкой и пошёл к своей лошади.

Девушку звали Камелия. Вообще-то, при рождении ей было дано имя Грейнн, но когда она попала в дом госпожи Норин, та выбрала ей новое имя.
- В моем доме, - говорила она - все девочки зовутся именами цветов, так что твоё имя будет - Камелия.
И вот, она уже целый год как зовётся Камелией.
Когда вчера ночью, даже, наверное, будет правильнее сказать - сегодня ранним утром в дом госпожи Норин явился человек и приказал показать ему всех рыжих девиц, а потом из всех выбрал её, девушка очень радовалась. Ну во-первых, он обещал заплатить втрое выше обычной цены, а во-вторых девушка ему нужна была на целый день! Мужчина оказался хоть и страшным на морду, и неразговорчивым, но отвесил ей несколько комплиментов по поводу её “нежных ручек” и “густых волос”. Да, волосы Камелии были её гордостью. Ни у кого из рыжих девушек работающих на госпожу Норин, волосы не имели такого благородного медного оттенка. Девушка следила за ними особенно прилежно, омывая настоем крапивы и ромашки. А руки, ну, опять же, госпожа Норин берегла её, как свой лучший товар, так что ни полы Камелия не мыла, ни платья не стирала.
Вопросов задавать было не велено и девушка молча, послушно шла за мордатым до его кобылы, а потом, так же молча тряслась в седле. Она уже представляла себе, как её привезут в богатый дом какого-нибудь лорда, ну, или на худой конец купца, но её ждало разочарование. Мордатый вывез её за городские стены и ещё около часа они ехали по заросшей травой дороге в лес.
- Это сюда мы ехали?
Не удержалась Камелия, когда они подъехали к ветхому домику в тёмной и густой чаще леса и спешились.
- Сюда.
Короткий ответ и мужчина пихнул её в спину, отворяя дверь, и Камелию поглотил мрак.

Женщину стащили с седла и подхватив с обеих сторон под руки потащили к дому.
- А вот и вы.
Вышел на порог граф Гер держа в руках нож и половинку яблока.
- Мы с Камелией вас уже заждались, верно?
И не дожидаясь ответа, пропустил внутрь телохранителей и Гвенн, заходя следом и запирая дверь на засов.
- Камелия, будь добра, иди в другую комнату и подожди, пока тебя не позовут.
Граф Гер улыбнулся девушке теплой, отеческой улыбкой. Когда дверь за ней закрылась, выждал ещё какое-то время, и только тогда кивнул охранникам. Рой стянул с головы Гвенн мешок, но верёвку развязывать не спешил.
- Мне очень жаль, Гвенн, что все происходит именно так. - Хант отрезал от яблока небольшой кусок. - Если бы ты согласилась, то с тобой обращались бы совсем иначе.
Он махнул рукой на стол, на котором стояли блюда с мясом, фруктами и хлебом, кувшин с элем. Три стакана. Один был полон до середины.
- Ты голодна?
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июн 28 2017, 10:37
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

- Спасибо, - Гвенн заставила себя улыбнуться другу и крепко сдать его руку, просто не зная, как выразить переполнявшие её чувства. Значит, она не ошиблась в нём, Натан по-прежнему оставался тем верным парнишкой, что охотно поддерживал все её детские проделки и рискованные задумки. О, Боги благословили северянку, подарив столь замечательного друга!
Графиня Карнарвон вздохнула, почувствовав, как тяжкий груз буквально рухнул с её плеч, и оперлась на предложенную Хантом руку. Благодарная улыбка озаряла лицо женщины, в тот миг считавшей графа Гер самым благородным из знакомых ей мужчин, а может не только из знакомых, но и вовсе из живущих.
- Я стольким тебе обязана, а теперь меня еще и мучает совесть. Ох, я столь жестока в своем решении, но ты меня понял и не держишь зла. Натан, ты…
Она не ждала подвоха, просто подумать не могла, что её добрый друг способен на такое. Громкий свист лишь удивил Гвенн, последовавшие за ним слова заставили недоуменно воззриться на мужчину. А затем наступила тьма.
- Натан? Что? – понимание пришло быстро, в душе графини всё оборвалось. – Нет! Отпустите меня! Натан, помоги! Помогите!
Становилось трудно дышать, она забилась в руках похитителей что рыбка, попавшая в сети. Как? Как такое могло произойти? Почему Натан, её верный, её любимый Натан не поможет? Что значат эти его слова?
Женщина боролась отчаянно, но куда ей против сильных мужских рук, не дававших ни вырваться, ни даже помешать происходящему.
Почему он молчит? Его убили? Великие Боги, только не это!
Страх пронзил сердце старшей фрейлины, однако она, извиваясь в руках похитителя и чувствуя затягивающиеся на теле путы, внезапно осознала, что значили эти, брошенные её другом слова. Силы покинули не ожидавшую предательства Гвенн, слезы вновь скользнули по худому, изможденному лицу и, рванувшись в последний раз, она обмякла в руках связавшего её мерзавца.
- Ненавижу тебя…
Люди Ханта действовали удивительно слаженно, но что пугало более всего – молча. Перекинув женщину через седло, они и сами, по всей видимости, взобрались на лошадей, да пустили их рысью, стремительно удаляясь от заброшенной мельницы. Вслед за мраком и духотой, царившими в плотном холщевом мешке, накинутом на голову графини, подступила дурнота. Её трясло и качало, тело протестовало против подобного обращения, но перед глазами упрямо стояло лишь лицо человека, которого она прежде считала своим другом, а в ушах гремели его последние слова. Нет, лучше бы он умер от подлого удара разбойников, похитивших её, чем оказался предателем! Как он мог, после всех этих слов и признаний?!

Дорога показалась ей удивительно долгой. Впрочем, следовало ожидать, что повезут её не в столицу, но прочь. Куда? Не известно, да еще и лошадь, на которую закинули Гвенн, захромала по пути, что также не добавило удовольствия от поездки. Ал-Антар удалялся, женщина чувствовала это, как и ощущала просыпающуюся в душе ярость, изрядно сдобренную нестерпимой болью от столь подлого предательства.
Графиня не знала, как долго они были в пути, однако смену рыси шагом пропустить не могла, как и то, что вскоре лошадь остановилась окончательно, фыркнула и переступила с ноги на ногу. Чьи-то сильные руки грубо подхватили Гвенн, сдергивая её с лошади, и водрузили на землю, протащив в неизвестном ей направлении. Голос Ханта прозвучал неожиданно, как и прежде нахальный, на этот раз он вызвал у северянки далеко не радость, но лишь искреннюю ненависть к этому человеку. Значит, это он спланировал столь подлое похищение, мерзавец, баргестово отродье!
И пусть в доме, куда завели графиню Карнарвон, царил полумрак, но после мешка и он оказался слишком ярок, пусть ненадолго, но спасая предателя от потока чужой ярости.
- Тебе жаль? – задохнулась она от возмущения, ненадолго подменившего страх. – Да как ты смеешь? Мерзавец! Лучше бы ты лежал сейчас у этой фахановой мельницы, захлебываясь собственной кровью! Ненавижу тебя!
О, если бы только руки её были свободны, Гвенн не задумываясь, вонзила бы этот нож в самое сердце того, к которому ещё недавно испытывала безграничные доверие и любовь.
- Фелан, мой Фелан этого так не оставит. Он тебя достанет даже из бездны, я обещаю, мой муж придет за мной!
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 29 2017, 01:18
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта

Гвенн сама вынудила его поступить так. У него был идеальный, без всяких “но” и “если” план. От нее требовалось сказать лишь одно единственное слово: “Да”. И Хант разбился бы в лепешку, чтобы осуществить его. Убрал с дороги каждого, кто встал бы у него на пути. Каждого, кто хоть как-то мог помешать ему завладеть Гвенн полностью. Но женщина, которая несколько часов назад ответила на его чувства, теперь заупрямилась, и призналась в любви к своему мужу на его, Ханта, груди. Она врала! Снова врала! И это, отчасти, побудило графа Гер действовать решительно.
Молча прошёл к столу и присел на самый край, отправив кусок яблока в рот, и только затем ответил:
- Я лишь помог тебе сделать правильный выбор, Гвенн. И пусть сейчас, ты на меня злишься, но через какое-то время поймёшь, что этот выбор - единственно правильный, если ты хочешь жить и чувствовать себя живым человеком.
Положил яблоко на стол, вытер нож лежащей здесь же, на столе тряпкой и передал его Рою. Хлопнул себя по коленям, все так же, пристально глядя на Гвенн.
Как же она была хороша, даже сейчас, с разметавшимися по плечам волосами цвета меди. Не портило её и выражение гнева на осунувшемся лице.
- А для Фелана я приготовил сюрприз.
Рой по его кивку подтолкнул женщину в спину по направлению к двери, за которой находилась вторая комната.
- Сними всю свою одежду, Гвенн. Всю. И украшения, все до единого. Наденешь то, что даст тебе Камелия, и без глупостей, пожалуйста, иначе, тебе помогут, - в голосе графа не звучала привычная насмешка, напротив, говорил граф тоном серьёзным и холодным.
Рой подвёл женщину к двери, распахнул ее, развязал узел на спине и когда Гвенн вошла в комнатку, захлопнул за ней дверь.
Комната была совсем крохотная, и кроме кровати, на которой с ногами сидела девица, в ней ничего больше не находилось. Не было и окон, крохи света давали две полуоплывшие свечи стоящие прямо на полу.
- Ой, миледи!
Вскочила с кровати Камелия, поскорее проглатывая кусок сладкой груши и вытирая пальцы о подол юбки. Она неуклюже поклонилась, и без стеснения принялась разглядывать незнакомую богатую леди.
- Давайте я вам помогу, и раздеться тоже. А вот, - она махнула рукой на кровать - ваше новое платье. И плащ и камиза, и туфли. Они такие красивые.
И хихикнув, девушка принялась распутывать верёвку, не умолкая, однако ни на мгновение.
- Это так романтично. Побег, влюбленные... А я так рада, что могу помочь вам.
“За деньги, разумеется.”
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 30 2017, 22:22
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Нет, этот негодяй превзошел сам себя. И как она могла любить этого человека, как мысль даже могла допустить о том, что могла бы быть счастлива с Натаном Хантом? Видимо Боги попросту лишили её разума, раз Гвенн колебалась меж законным супругом и графом Гер. Хотя, кое чего её старый знакомец всё-таки добился, былое равнодушие трусливо ретировалось, уступив место сжигающей её злости, но более подходящей не молодой да порывистой девчонке, но придворной даме. Иными словами, графиня Карнарвон предпочла источать яд, нежели пытаться выцарапать обидчику глаза.
- Правильный выбор? – презрительно поморщилась она, даже несмотря на сковывающие тело путы, сохраняя осанку, достойную невестки Его Величества, на Ханта глядя с ненавистью, за которой скрывалась спрятанная тщательно боль, на его подручных – лишь с презрением.
- Вы льстите себе, граф Гер. Скажу даже более, ваши слова – пусты, как разум юной фрейлины и столь же полны самонадеянности. Не вам судить о правильности выбора и делать оный за другого. Только не тому, кто упустил собственные возможности и счастье, банально струсив и отказавшись от борьбы. И вы еще смеете мне говорить о желании жить и чувствовать себя живой? По всей видимости, вы знаете в этом толк, заключив брак по расчету, в котором вы, милорд граф, несомненно, чувствовали себя вполне счастливо и естественно.
Знала ли Гвенн о жизни Ханта, которую тот вел все годы, что они не виделись? Нет, не знала, но пусть и била наугад, зато от всей души, желая причинить Натану хоть часть той боли, что испытала сама, узнав о его предательстве.
«Фелан, мой бедный Дракон, что он задумал? Как решил ударить тебя? О, будь сильным, заклинаю! И помоги мне, прошу…»
Холод и презрение написаны были на лице северянки, но в душе, помимо злости бурлили боль и недоумение. Как так? Её добрый друг и верный спутник детских игр, ещё недавно признававшийся в любви, да бывший столь нежным, как мог он предать её, попрать искреннее доверие и втоптать в грязь её чувства? Немыслимо! Чувствительный толчок в спину отвлек Гвенн от неприятных мыслей, вновь всколыхнулся позабытый на время страх, да и тон, которым вдруг заговорил граф Гер, заставил невольно задрожать и сжаться. Что за низость он задумал? Боги, за какие прегрешения решили вы наказать столь верную вашу последовательницу?
Упираться не было смысла, женщина позволила втолкнуть себя в полутемное помещение, с некоторой долей облегчения почувствовав, как ослабели узлы. Дверь захлопнулась, лишая Гвенн даже самой призрачной надежды на побег, но сдаваться на милость некогда родному безумцу она не собиралась… даже в мелочах, переодеваясь в выбранные им вещи.
- Убери руки, - процедила графиня, стоило девчонке, которую назвали Камелией, избавить её от пут. – Даже не вздумай прикоснуться ко мне.
И если в голосе, обращенном к свидетельнице её, Гвенн Авенмор, позора, изрядно было презрения, то обратилась к Ханту она иначе, достаточно холодно, но ясно давая понять, что переубедить её не удастся.
- Я знаю, что вы меня слышите, граф, - повысила голос старшая фрейлина, отступив от Камелии и прижавшись спиной к надежной стене. – Так вот, я отказываюсь играть по вашим правилам. Можете натравить на меня своих бандитов, если так хотите, мне уже всё равно, но лучше вам удавить меня на месте, так выйдет куда проще! Вы уже показали, как мало стоят ваши слова и клятвы, сколь обесценилось даже такое светлое чувство, как любовь, так зачем мне выполнять ваши прихоти?
О, в те минуты Гвенн была образцом спокойной уверенности, сдобренной высокомерным презрением, но то снаружи. В то время как в душе её страх ощущался всё острее, а надежда на спасение от похитителей таяла, словно снег в жаркий летний полдень.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 30 2017, 23:16
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)



От лица Натана Ханта

- Да больно на-адо, - шмыгнула носом девушка отдернув руки.
Мало ли, что взбредет в голову этой сумасшедшей. За год службы у госпожи Норин, Камелия повидала достаточно богатеев, чтобы уяснить: чем больше у человека денег, тем более безнаказанным, он себя чувствует. Сколько раз госпожа посылала её к знакомому лекарю, когда уходил очередной клиент, а сколько раз сама была “приласкана” ими так, что неделю из комнаты своей не выходила. И это при том, что заведение у госпожи Норин было в столице одним из самых дорогих, и услуги предоставлялись на любой вкус и кошелёк. Заморские купцы, влиятельные лорды, богатые горожане, и прочие благородные мужчины и женщины, в чьих жилах текла голубая кровь - вот кому были открыты двери дома удовольствий.
Вот и тут, Камелия богачку послушалась, но отходить не спешила. Ей было сказано помочь леди переодеться, когда та прибудет. Но как тут поможешь? Не насильно ведь её раздевать? И что-то не очень она на счастливую влюбленную похожа, как ей говорили.
- Зачем…
Договорить она не успела. Дверь распахнулась, с грохотом ударившись о стену так, что вся хижина содрогнулась. С потолка посыпались солома и мелкий мусор.

Нет, эта женщина определенно хотела вывести его из себя. И если на первую её реплику Хант никак не отреагировал, то сейчас смолчать не смог.
- Выйди!
В два широких шага граф оказался рядом с Гвенн и грубо схватил её руками за плечи.
- Почему ты проявляешь свой характер здесь и сейчас таким образом, Гвенн?
Тряхнул её, словно она была тряпичной куклой, предупреждая любые её упреки и возражения.
- Думаешь, я так просто взял бы и уехал после того, что услышал вчера?  После твоих слов, после объятий, в которые, Гвенн, ты сама скользнула точно кошка, которой не хватает ласки. Или это все было ложью?!
Хант толкнул женщину спиной на кровать. Навис над ней упираясь левым коленом о деревянное основание кровати справа от её левого бедра, чтобы она не могла достать до него коленом, появись у нее подобная мысль. Склонился к самому лицу Гвенн, чувствуя её страх и видя его в её глазах.
- Почему ты упрямишься? Ответь мне! Вчера, своими собственными ушами я слышал, как ты говорила мне, что несчастна. И не ты ли держала голову на моей груди, после того, как ответила на поцелуй? - несмотря на гнев кипевший в его груди, голос графа звучал ровно и холодно.
- Нужна Фелану? Твои слова. А теперь, послушай меня. Это очередной обман, в который ты сама, заставила себя поверить. Ты!  Хочешь верить, что нужна ему. А хочешь, я скажу тебе правду? Во-первых, он не ребенок, чтобы нуждаться в тебе. Во-вторых, Гвенн, сколько ночей он провел с тобой как мужчина? За этот год. Сколько?  Дюжину, две? Он хоть раз пренебрег своими обязанностями ради тебя и детей? Сколько раз поблагодарил за то, что ты ждёшь его до глубокой ночи и переживаешь за него? Он хоть раз брал сына с конную прогулку или показывал, как держать меч? Гвенн! Думаешь, он будет горевать и убиваться, когда тебя не станет? Дети отправятся к твоему отцу, в Монтарию, и Фелан сможет уделять своей работе все свое время без остатка. Ты, Гвенн. Ты хочешь чтобы он искал тебя и переживал. Свою холодную. Точно Северные горы. Жену.
Резко отдернул руки пригвоздавшие все это время запястья Гвенн к кровати, встал, зло оправляя полы котты. Зря он позволил себе подобную вспышку гнева, но Гвенн этого точно показывать не следовало.
- Теперь, Камелия - граф распахнул дверь, - поможет тебе переодеться.

- Я… я нужна ему, - горло сдавило, говорить стало невыразимо трудно, но она чувствовала, что должна, нет, обязана ответить, защитить честь мужа и указать мерзавцу на его заблуждения. - Ты не знаешь Фелана так, как знаю его я. Он любит своих детей и больше возился бы с Бранном, будь его служба не столь важна для королевства. Откуда тебе знать, кто такой на самом деле Фелан Авенмор?
Она замолчала, переводя дыхание, но поспешила продолжить, пока граф Гер не ушел. Продолжить, хоть Хант и ударил по самому больному для Гвенн месту. Да, она намеренно превратила себя в неприступную придворную даму, искренне считая, что такая спутница жизни более под стать её супругу, настолько хорошо поработала над собой, что сумела таки сломать себя, дабы в итоге сломаться и сдаться, пустив дело на самотек. Как знать, останови кто Гвенн, или прояви Белый Дракон больше пыла, не сбегай он на службу хотя бы в первые не годы, но пусть месяцы, недели или даже дни брака, стала бы она издеваться над собой? Но, что сделано, то сделано, она своими руками уничтожила возможное супружеское счастье, на что и указал ей галантный кавалер.
- Почему ты не сбежал сейчас, как трус, каким был прежде? - выдохнула графиня Карнарвон, с ненавистью смотря на некогда любимого ею человека. - Ты отказался от борьбы, когда не следовало, подсуетись ты раньше Беренгара и мой отец не отказал бы твоему. Но ты струсил и отступил, так зачем сейчас ты пытаешься всё изменить?! Зачем ломаешь чужие жизни в угоду своим прихотям, Хант?! Зачем указываешь на ошибки и причиняешь мне боль?

Он не дал ей договорить. Захлопнул дверь перед самым носом продажной девки - глухой удар с той стороны, и на голову графа Гер посыпались проклятия, которые тот, впрочем, так и не услышал.  Он подлетел к кровати, склонился над Гвенн, часто и шумно дыша.
- Не смей называть меня трусом! - выкрикнул граф ей в лицо, одной рукой хватая женщину за горло, другой резко рванул на себя ворот её платья. - Я один раз потерял тебя. Второй раз той же ошибки я не совершу.
Рука его скользнула под разорванную ткань, под камизу и накрыла упругую женскую грудь. Граф сжал пальцы, и в тот же миг накрыл её губы своими в жадном и злом поцелуе.


* Пост написан совместно с Гвенн Авенмор
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Июл 02 2017, 23:59
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Вспышка Натана, полная ярости и разве что не желания придушить похищенную им женщину, стала последней каплей. Графиня Карнарвон никогда не видела Ханта столь злым, и один лишь его взгляд заставил её сжаться от ужаса, дальнейшие же действия и вовсе, едва не свели её с ума от обуявшего душу страха. Стальная хватка мужчины сомкнулась на её горле, Гвенн испуганно всхлипнула, а после и вовсе вскрикнула, когда граф Гер, одним сильным движением разорвал верх её платья.
Милостивые Боги, что же это?!
Женщина ждала удара. Да, после таких слов Натан наверняка изобьет её в кровь или… кажется, сбывалось худшее. Он с силой сжал грудь Гвенн, заставив ту охнуть от боли, накрыл своими губами её, не позволяя закричать. Да и был ли смысл кричать? Граф славился своей осторожностью и наверняка позаботился о том, чтоб даже самый громкий женский крик не достиг посторонних ушей.
Вот он результат, не стоило играть с огнем!
Его поцелуй причинял больше боли, нежели удовольствия, его рука, терзающая женскую грудь, не возбуждала желания, его слова, брошенные в гневе, а вот они вводили в замешательство. Чего же на самом деле хотел граф Гер, что за мысли теснились в его голове? Северянка не без труда отстранилась, прерывая его поцелуй, сжала его руку, отводя от собственного тела. О, женщина всем сердцем жаждала вернуться в королевский замок, к своим детям, и если для этого придется отдаться Натану, дабы усыпить его бдительность – она пойдет и на такое.
- Хватит показывать свою силу, разрывая моё платье, - шепнула она, приподнявшись к самому уху Натана Ханта, - просто помоги мне избавиться от него, да и твоя одежда лишь помешает нам.
Хвала Богам, годы, проведенные Гвенн при дворе, позволили ей побороть страх, заставить голос звучать ровно, без дрожи. Ей нужно было, чтоб граф Гер усыпил свою бдительность, лишь так она могла надеяться на возвращение домой.
- Твои слова прозвучали крайне убедительно, - она легко коснулась губами небритого подбородка мужчины, поднялась выше, дразнящее целуя его и надеясь, что Хант поверит ей, либо же настолько отвлечется, что пропустит все сказанное мимо ушей, - не держи на меня зла, Натан, но я правда запуталась. И буду рада…
Не отрывая взгляда от глаз Натана, графиня Карнарвон, меж тем, привычным движением разомкнула застежку ремня, освобождая мужчину от перевязи, да отбрасывая ту в сторону.
- …если ты поможешь мне найти верный путь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 03 2017, 18:51
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта


Чего хотел добиться Хант подобной демонстрацией? Да, собственно, ничего. Взбешенный, он потерял над собой контроль, позволил себе то, что считал низостью и недостойным порядочного лорда действом. Он сам собирался было встать, и подыскивал подходящий аргумент, который объяснил бы его поведение, а может, и вовсе ничего говорить не следовало, как Гвенн повела себя столь непредсказуемо, что он недоуменно на нее уставился, совсем позабыв с нее подняться. Была в словах Гвенн фальшь, он чувствовал ее, и если прикрыть глаза, то она звучала еще явственней. И пусть взгляд женщины, и ее руки говорили об обратном, Хант знал, что она врет. Но, как ни странно, новой вспышки гнева не случилось.
- Прекрати, - уже спокойнее произнес граф Гер стряхивая ее руки и поднимаясь,хотя, признаться, ему очень этого не хотелось.
Штаны пришлось придержать, а после и вовсе склониться за ремнем, который Гвенн в порыве мнимой страсти зашвырнула в угол. Сказать ей, что он понял, что она лжет? И вместо покорной, пусть и притворяющейся таковой, женщины, получить обратно мегеру - увольте.
-  У нас еще будет на это время, а сейчас, прошу тебя снять всю одежду и все драгоценности, и отдать их Камелии, так нужно. Когда обе переоденетесь, выходите.
И с этими словами, он вышел, оставив женщину одну.

Но одиночество ее длилось недолго. Коротко постучав, в комнату вошла девица, прикрывая ладонью покрасневший лоб.
- Не помешаю? Миледи, мне велено вам помочь.
Она подошла к кровати, подняла смятое в сторону темно-зеленое платье, простенькое, по сравнению с платьем богачки, конечно, но тоже очень красивое. С вышитыми по всему платью гладью зелеными розами. Провела по нему рукой. Мягкое.
- Неужели вам оно не нравится? Я бы вот все отдала, чтоб денек в таком походить. Но мне ваше обещали потом отдать, когда работу выполню.
Она шмыгнула носом. Про украшения, которые ей тоже пообещали, девица умолчала. А ну, как эта благородная к ним прикипела и снова вой поднимет?
- Миледи, а вы его порвали!
Воскликнула Камелия указывая на ворот. Вот уж обидно, заштопать, конечно можно, но все равно видно будет. Девушка надулась, но говорить ничего более не стала, шустро скинула с себя свое коричневое платьице, оставшись в короткой, сшитой из грубой желтоватой ткани камизе с разрезами до самых бедер по бокам. Скинула свои башмаки.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июл 07 2017, 11:52
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Тихие слова Ханта, прозвучавшие, скорее устало, нежели зло, били сильнее самой крепкой пощечины. И пусть Гвенн понимала, что её поступок был напрочь лишен изящества, но лишь на это она могла надеяться, в отчаянном желании спастись. И надеялась, ровно до тех пор, пока Натан не отстранился от северянки, коротко бросая прежнее указание и, разве что, не обжигая графиню Карнарвон презрением, недостаток которого к себе она восполнила сама же. Бессильно откинувшись на жесткую кровать, женщина до крови закусила губу, стараясь сдержать рвущийся из груди крик, полный отчаяния.
«Да чем же я прогневала Богов, что получила такое?!»
Дверь захлопнулась, но тишина, что способствовала бы успешному самобичеванию, была тут же нарушена появлением девицы, носившей премерзкое цветочное имя, которое бы не примерила на себя ни одна порядочная женщина, даже прачка, свинарка или повариха.
«Забавно, он, кажется, нанял шлюху и намерен вырядить её в моё платье. Какой позор мне, моему дому и моему мужу. Прости, Фелан, я сделала всё, что могла. Вся надежда теперь на тебя, мой мудрый дракон, моё спасение теперь лишь в твоих руках. Не позволь Ханту обмануть себя и… прости меня, за всё прости!»
Тихий голос ненавистной маленькой мрази вывел старшую фрейлину из задумчивости. Поморщившись, но не позволяя себе иначе отреагировать на сковавшую тело боль – последствие недавнего похищения, Гвенн медленно поднялась на ноги, покачнулась, но устояла и неуверенно коснулась платья, сшитого под её чутким руководством, скользнула пальцами по серьгам – подарку мужа и ответила девице, не скрывая своего презрения.
- Я искренне надеюсь, что долго ты не проживешь, маленькая дрянь. Поосторожнее с вещами и драгоценностями, последние мне подарил супруг, они очень дороги мне, хоть и будут теперь достойны разве что переплавки, после тебя-то.
Сняв серьги, женщина тоскливо вздохнула, не скрывая, насколько эти безделушки ей дороги, не как драгоценность, но как память о приятном, хоть и редком, внимании Фелана Авенмора, после чего бросила их на постель. За ними полетело порванное Хантом платье, черное с алой вышивкой по лифу и подолу.
- Решила прыгнуть выше собственной головы, девочка? Интересно, сколько он заплатил тебе за это соучастие? Хотя, никакое золото не будет радовать тебя достаточно долго, - покорно переодеваясь в скромные одежды, источала яд графиня Карнарвон. – Бедное дитя, ты будешь умирать долго, но прежде, чем Нит заберет тебя, мой муж лично заставить тебя говорить правду. Никто не выдерживал беседы с моим Драконом.
Не скрывая своего презрения и своей ненависти к Камелии, Гвенн, меж тем, уже не думала сопротивляться, покорно выполняя указания графа Гер. Смирилась ли она со своей участью, уготованной дочери Слепого Льва хитрым безумцем? Нет, не смирилась, но сил на дальнейшее сопротивление уже не было, вместо них в душе гноилась воспаленная рана, лишь напоминавшая, что в один момент она сравняла себя с обычной девкой из дешевого борделя. Эти слова, сказанные Натану, её действия, более чем фривольные… о, графиня презирала себя, за содеянное.
Наконец, с переодеванием было покончено, лишь с одной вещью женщина попросту не смогла расстаться – маленькое колечко, серебряное, с пылающим алым камешком, особо дорогое сердцу леди Карнарвон. Его подарил супруг на первую годовщину их брака, на миг, отказавшись от привычной суровости, но проявив совершенно неожиданную заботу о молодой супруге. Нет, с этим воспоминанием Гвенн не готова была расстаться, а потому, не прекращая злословить, повернулась к шлюхе спиной, незаметно снимая кольцо с пальца и пряча его в лифе нового платья. Резко развернувшись, женщина окинула девицу, успевшую влезть в её платье, оценивающим взглядом, после чего презрительно фыркнула.
- Лишнее доказательство того, что хорошая вещь не сделает из шлюхи порядочную женщину, даже внешне, зато скатиться до твоего уровня удивительно легко.
После чего, толкнула дверь, выходя из полутемной комнатки и замирая у стены, сгорая от стыда да стараясь при этом не смотреть на ненавистного мужчину.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 10 2017, 21:03
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта


Камелия была калачом тертым, в том смысле, что подобные речи представительницы ее профессии, между прочим, древнейшей - как говорила госпожа Норин - слышали по сотне раз на дню. Но как бы не очерствело сердце и не огрубел разум, девушка, тем не менее, отвечать этой леди ничего не стала. А затыкала она этих благородных девиц на раз-два. Ведь, если подумать, то им, девицам, живется куда лучше чем тем же графиням и герцогиням.
Ну посудите сами. Этикет соблюдай, будь примерной женой, матерью или сестрой, а то, не дай Торн тебя осудят за слишком фривольное поведение. Выноси измены мужа, ведь благородные женятся исключительно ради выгоды - и тут,  еще посмотреть, кто продажнее. Девка из дома госпожи Норин, или какая-нибудь дочь барона с ее папашей, мечтающие выйти за денежный мешок с титулом. Живут себе, с утра до ночи пальцы иглами себе колят. Из развлечений - пир на праздник. Вот тебе и вся аристократическая жизнь. А она, Камелия, двадцать лет - если останется такой же привлекательной, на госпожу отпашет и сама дом Удовольствий откроет. И одеваться будет дорого, и замуж выйти сможет по любви! Детей, правда, у таких как она не рождается. Когда не хочешь, едва ли не каждые полгода повитуху-ведьму вызывали помочь очередной забрюхатевшей девочке, а когда та же девочка, лет через десять сама ребеночка захочет, ничего у нее ничего не выйдет.
Одевалась Камелия молча. Стараясь не слушать эту ненормальную. Ее любимый похищает, помогает сбежать от нелюбимого мужа и сопливых детей, а она, посмотрите-ка, еще чем-то недовольна. Ну да, ну да, лучше жить вот так, в холодной постели и ждать мужа до самой старости, и тешить себя мыслями о том, что он ей верен и все же, в глубине души любит. Дура, одним словом.
Она подслушала часть разговора, да и как можно было его не расслышать через эти хлипкие стены, это вам не каменные замковые стены толщиной в фут. Да и граф кое-что поведал, когда объяснял, что от нее, Камелии, требуется.
то прошла вслед за женщиной в другую комнату, продевая сквозь дырку в мочке сережку.
- Я, может, и дрянь, как вы сказали, но уж точно не слепая и не дура. Она кольцо спрятала.
Да на украшения она сразу же обратила внимание, когда та леди вошла в хижину.
- Гвенн… - граф Гер протянул женщине раскрытую ладонь. - Отдай мне кольцо, не глупи.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июл 12 2017, 13:45
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Совместно с Натаном Хантом

Маленькая дрянь оказалась слишком глазастой, за что она должна была поплатиться. Мерзавка! Нет, Гвенн просто не могла позволить этой шлюхе осквернить последнее, что осталось в память о её Драконе.
- Натан, прошу, - в голосе женщины явственно звучала мольба.
Она отшатнулась от протянутой руки графа, вжимаясь стену и испуганно обняв себя за плечи, чувствуя, как в душе вновь поднимается волна сводящего с ума страха. Огляделась, словно загнанный в ловушку зверек, после чего вновь, не скрывая обуревавших её чувств, посмотрела в глаза Ханта.
- Натан, не надо, - прошептала она затравленно, - прошу. Если в тебе осталось хоть что-то от человека, который меня любил, от того, которого любила я, не забирай у меня хоть это. Ты не увидишь это кольцо, клянусь, я… я сделаю всё, что ты скажешь, но оставь. Пожалуйста!
Кто бы мог подумать, что эта безделица, скромное серебро с едва заметным камешком, окажется настолько дорого графине Карнарвон. Но именно это кольцо она носила, не снимая ни при каких обстоятельствах, последние четырнадцать лет, задумчиво разглядывая его в периоды невзгод и словно набираясь сил, убеждаясь, что она нужна Белому Дракону и не безразлична ему. Теперь же, загнанная в ловушку, павшая жертвой собственной доверчивости, Гвенн с ужасом думала о том, что граф Гер может силой отнять у неё этот маленький талисман.

И снова она кажется маленькой, напуганной девочкой. Снова хочется взять ее за плечи и прижать к груди. Мягко объяснить ей ее ошибки, и поклясться, что никогда и никто не посмеет причинить ей боли. Хант прекрасно понимал, что значило для Гвенн это кольцо. Единственное напоминание о муже, детях и прежней жизни. О прежней Гвенн. Но так было нужно. Во-первых, чтобы у тех, кто найдет изуродованное тело женщины, не возникло ни малейших сомнений в том, что это - Гвенн Авенмор, а во-вторых, не оставить шанса для болезненных воспоминаний, которые, определенно не дали бы Гвенн стать его в полной мере.
- Я понимаю, что оно дорого тебе как память, и именно поэтому, прошу отдать его мне, Гвенн.
Он сделал шаг вперед, все еще держа руку перед собой.

- Нет, - женщина упрямо помотала головой, чувствуя, что отступать ей более некуда, но сдаться и пойти на встречу этому жестокосердному безумцу означало лишь одно - окончательно предать дорогого ей человека.
Она прерывисто вздохнула, закусила губу, стараясь скрыть так некстати подступившие слезы.
- Я не могу пойти на такое, не заставляй меня это делать. Послушай, я сделаю что угодно, только оставь мне эту память. Ты больше не услышишь ни одного слова против, это тело… я буду принадлежать только тебе, - чувствуя себя невероятно мерзко, продолжала молить северянка.

- Гвенн. - перебил ее граф, подходя ближе.
Приподнял ее подбородок кончиком указательного пальца, заставляя женщину взглянуть на него.
- Зачем мне тело без души, Гвенн? Почему ты так упорно сопротивляешься? Почему не хочешь один единственный раз, дать кому-то позаботиться о тебе? Почему?
Он помедлили и продолжил, не обращая внимания ни на охранников, ни на девицу, что мялась в уголке.
- Отдай мне кольцо, потому что я все равно его заберу, и мне бы не хотелось причинять тебе боли.

- Но ты уже сделал мне больно, Натан. Прекрати, прошу тебя, - не отводя взгляда от лица графа Гер, пробормотала она.
Отчаяние, подчас, толкает людей на по настоящему страшные поступки и Гвенн не стала исключением. Чувствуя, сколь сильно безумие её старого друга, насколько он решителен в сделанном им за двоих выборе, женщина лишь горько усмехнулась, перехватила его руку, с силой сжимая и подаваясь вперед, склоняясь к самому уху графа Гер.
- Я убью себя, клянусь всеми Богами, и пусть отправлюсь в бездну, но я не достанусь тебе. Отступи, прошу, или ты лишишься своих иллюзий и того, на что я готова пойти. Не думай,я не отступлю, а ты не сможешь вечно держать меня связанной и под присмотром своих людей. Я клянусь тебе, Натан Хант, что добьюсь своего. Ты уже лишил меня мужа и детей, но память отнять я не позволю!
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июл 12 2017, 14:42
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)


От лица Натана Ханта

Он дал ей договорить, выслушал каждое сказанное Гвенн слово в свой адрес, а потом перехватил ее запястье, чуть сжал, заставляя расцепить пальцы и выпустить его руку. Мягко отпустил ее и произнес:
- Дай мне кольцо.
Эта Гвенн была похожа на прежнюю гораздо больше, нежели та Гвенн, что сидела вчера в своих покоях, заливая грусть и тоску вином, но радости от подобного перевоплощения Хант не испытывал. Вместо того, чтобы на минут отбросить мысли о муже, какие-то обиды, она в каждом его поступке, в каждом слове видела все большую угрозу ее… семье. А была вообще семья? О такой она мечтала? Нет. В этом граф был уверен, и не понимал, почему Гвенн так отчаянно сопротивляется, если он, Хант, может дать ей гораздо больше.

- Ты упрямо не желаешь слышать меня, Натан, и после этого продолжаешь надеяться на что-то? - процедила северянка, скрестив руки на груди и вновь прижавшись к надежной стене. - Я ведь уже сказала, чего будет стоить тебе это упрямство и отступать от задуманного не намерена. Тебе ничего не стоит пойти мне навстречу хоть раз, когда я готова смириться со своим положением, но ты упрям. Удивительно упрям...



- Ты видела куда она спрятала кольцо? - Хант обернулся к застывшей в углу девице, не желая слушать продолжение гневной тирады.
Девица кашлянула и указала на свое декольте.
- Точно не уверена, но, кажется, там.
Граф кивнула телохранителям, и один из них подошел к женщине, взял ее за руки и с силой развел в стороны.
- Достань.
Обратился вновь к Камелии, отходя на несколько шагов. Вся эта ситуация, непонятное упрямство Гвенн начинало его злить.
Камелия подошла к женщине неуверенным шагом, явно боясь, что та сейчас начнет лягаться и кусаться, оглянулась на мужчину, но заметив его, ставший совсем уж недобрым взгляд, поспешила исполнить указание.
- Вам же лучше будет.
И совершенно наглым образом запустила руку в ворот платья.

- Ты ведь понимаешь, что умрешь, маленькая дрянь? - Гвенн понимала, что сопротивление бесполезно, что этот безумец вновь добился своего, как и лишний раз уверилась в необходимости выполнить обещанное. Да, придет время и она наложит на себя руки… либо отправит Натана Ханта на свидание с самой Нит.
Закусив губу, женщина отвела взгляд, не видя смысла сопротивляться, пытаться вырваться из стальной хватки гвардейцев “хмельного лиса”. Они всё равно были сильнее.
- Боги, как же легко разочароваться в человеке, - тихо проговорила графиня Карнарвон, просто ожидая, когда её, наконец, отпустят. - И что стало с тем Натаном, которого я когда-то полюбила? Неужели деньги способны настолько изменить человека? Тот Хант, он ведь никогда не причинял мне боли, ни словом, ни делом. Этот же… Боги, кто бы мог подумать.



- Гвенн, тебе самой не надоело?
Хант подошел к Гвенн, поправил съехавшее на плечо платье. Бережно убрал волосы назад, и если движения его были полны нежности и ласки, но взгляде скользил неприкрытый холод.
- Останови на секунду поток своих обид, и подумай о том, хочешь ли ты еще двадцать лет сидеть вечерами одна в своих покоях, и видеть мужа, хорошо, если несколько часов в день, пока он спит. Вчера ты этого не хотела, Гвенн. Ты можешь врать мне, то счастлива, и что любишь его, но это ложь. Я отпущу тебя, ты вернешься к нему, и уже через неделю, когда глаза мои выклюют вороны, ты пожалеешь о том, что сделала. И будешь все так же одинока и несчастна. Так что закрой рот, и делай то, что тебе говорят.
Не дожидаясь ответных речей, он подошел к Рою, что-то шепнул ему на ухо и вышел из хижины.
- Вам, леди, отдельное приглашение нужно?
Спросил второй охранник, которого звали Дик, и отпустив руки женщины, показал рукой на дверь.
- А ты, - он посмотрел на Камелию, - останешься здесь, и чтоб глупостей не делала. Поняла?
Та только кивнула, и стащив со стола грушу, принялась за нее, любуясь кольцом поблескивающим на руке. “Убьют они меня, ага, как же, злобная старуха.”

Вслед за Хантом покинули хижину и оба телохранителя, шедшие позади женщины. Хант уже взобрался на свою лошадь, и кажется, ждал только их появления, потому что кивнул Гвенн и направил жеребца прочь. Рой и Диг о чем-то тихо переговаривались, и только когда они дошли до привязанных у остатков забора лошадей, Рой с недовольной рожей махнул рукой, стащил чересседельную сумку и направился обратно к хижине.
- Двигайте, миледи, нам велено обождать его там на дороге. Руки мне дайте. - он вытащил из сумки моток веревки. - Не бойтесь, больно вам не будет, пока себя хорошо ведете.
И наскоро скрутив женщине запястья, помог забраться на свою лошадь, а следом взобрался сам, и через несколько минут они были уже довольно от хижины, но все же услышали короткий, душераздирающий женский вопль.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июл 15 2017, 14:52
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

Может именно сейчас, имея возможность понаблюдать за теми изменениями, что произошли с её давним другом, стоило только Гвенн сказать Ханту «нет», графиня была более чем готова вернуться домой, к привычному укладу, детям и даже мужу, которого она и правда видела редко, но на которого могла положиться полностью. Могла ли она довериться графу Гер? Увы, Натан показал, что доверять ему просто глупо, он ни перед чем не остановится, чтоб добиться желаемого. Было ли это хорошо? Далеко не во всех случаях.
Слова, что говорил ей граф, как и приказы, отдаваемые его телохранителем, сливались в один неразборчивый говор. Лишенная последнего напоминания о семье, о прежней жизни, Гвенн покорно выполняла всё, что ей говорили, не сопротивлялась, когда запястья стянула грубая веревка, позволила закинуть себя на лошадиную спину. Будь что будет, сил, как и желания бороться, не осталось. Одно лишь событие на краткий миг вывело женщину из оцепенения, охватившего тело и душу. Короткий вскрик, вернее испуганный вопль, явно изданный давешней шлюхой, натянувшей на себя вещи и драгоценности графини Карнарвон, говорил слишком о многом. Да, брошенные в запале слова северянки оказались едва ли не пророческими, вернее она невольно угадала судьбу, приготовленную этой мерзавке.
- Туда ей и дорога, - прошептала дочь Слепого Льва, неожиданно довольно улыбаясь. Впрочем, выражение довольства господствовало на её лице не долго, быстро сменившись прежней подавленностью и отстраненностью. Телохранитель Ханта ударил лошадь пятками, пуская её вперед по лесной дороге, прочь от Ал-Антара.
Время тянулось невыразимо медленно, проносящиеся мимо деревья, а лошадь уже давно перешла на бодрую рысь, сливались в единый буро-зеленый коридор. Казалось, они были в пути целую вечность, но дорога всё не заканчивалась и Гвенн не бралась даже гадать, куда увозили её похитители. Запястья непрерывно ныли, изредка пуская вверх по рукам волны боли, сил на борьбу не было, но и отстраненность отступала, позволяя мелькать перед глазами тревожащим душу образам. Где-то там остался её маленький Бранн, беспокойный, но от того не менее любимый. Он наверняка уже хватился матери… или хватится ближе к вечеру. И Ригхан, несомненно, будет плакать и переживать.
«Баргест побери мою доверчивость, я не должна была покидать замок! Не должна была!»
Бессильная злоба сменялась апатией, на её место приходила спасительная дрёма, но женщина вскоре просыпалась, тихо вскрикивая и прислушиваясь, а после, осознавая, что голоса мужа или детей попросту привиделись ей. Солнце клонилось к закату, когда она, лишь осознав, что путники миновали небольшую деревушку, почувствовала, как ослабились держащие её объятья. Это ли не шанс, подарок Богов?  Конь не сбавлял шага, но если соскочить с седла и закричать, позвать на помощь, ведь они миновали людские дома совсем недавно!
«Бежать, бежать…», - билась в голове единственная мысль, в душе затеплилась надежда и графиня, не медля более, бросилась с лошадиной спины, лишь чудом выворачиваясь из хватки Хантова телохранителя. Короткий миг падения, донесшийся до её ушей возглас и, всё тело, а после и голову женщины пронзила боль. Она не успела позвать на помощь, прежде чем наступила тьма.

Ночная тьма сменяется светом дня, короткие остановки, наполненные тревожным сном, подменяются длительными конными переходами. Всё изменчиво в дороге, неизменна лишь боль, что пронзает наспех перебинтованную голову, да еще и подозрительный взгляд сопровождавшего её мужчины. Кто он? Трудно сказать, ведь каждый их день, проведенный вместе, наполнен упрямым молчанием. Куда они едут? Она не спрашивает, зная, что ответа не будет, лишь недовольная отповедь или, если уж Боги будут милостивы, то молчание. Уже ставшее привычным и, даже желанным. На смену лошади, вечно взмыленной, измотанной долгими днями в пути приходит корабль. Хрупкая, ненадежная скорлупка, созданная безумным гением и брошенная на волю неукротимых ветров да высоких волн. Куда они плывут – ей уже не интересно, хочется лишь вновь почувствовать под ногами твердую землю, которой можно доверять больше, чем бескрайней водной глади. Но и это, беспокойное путешествие за горизонт, однажды подходит к концу…

Налетевший с близкого моря порыв ветра принес северянке ощущение столь желанной прохлады, по которой уже успело истосковаться её сердце. Сочная зелень всевозможных кустарников, деревьев и трав, что призваны были радовать глаз редких гостей купца Белтрена, человека богатого и, явно, влиятельного, несомненно радовала, первые дни, когда ощущение твердой земли под ногами было безмерно приятно, а запах цветущего сада пьянил лучше самого крепкого из вин. Теперь же всё приелось, посыпанные гравием дорожки вызывали лишь тоскливый вздох, а мелькавшие тут и там незнакомые лица не позволяли расслабиться, заставляя чувствовать необъяснимую тревогу. Но лишь здесь, среди буйной зелени, она могла чувствовать себя хоть немного защищенной, упиваясь одиночеством, да забываясь, бездумно глядя на очередной кустарник или цветок. С раннего утра и до позднего вечера, зная, что скромная трапеза будет ждать её на прикроватном столике, женщина не покидала этот сад. Дни проходили в ожидании чего-то, в ожидании перемен, но лишь Богам было ведомо, когда всё закончится.

Вдали зашуршал гравий, выдавая приближение очередного слуги, жаждущего проявить собственное любопытство, либо же хозяина, чей внимательный, а в некоторые моменты и вовсе оценивающий взгляд заставлял чувствовать себя рабыней, которой еще не нашли покупателя.
Она вздрогнула и, не медля, нырнула в густую тень, надеясь, что на этой, затерянной среди зелени лавочке, её не заметят, не пристанут с расспросами и любопытными взглядами. Рука сама метнулась к волосам, скрывая каштановой прядью неприятную отметину, змеившуюся у виска. Совсем свежий шрам, северянка отчего-то стыдилась его, и надеялась, что тот, со временем, станет совершенно незаметен.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 17 2017, 00:06
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)



От лица Натана Ханта

Через неделю из речушки что змеилась за городскими стенами выловили тело. Труп был обезображен до такой степени, что опознали женщину лишь по рыжим волосам, одежде и обручальному кольцу на синюшном, вздутом пальце. После похорон, Фелана Авенмора долгое время никто не видел, и по замку, а потом и столице разнесся слух, что кончина жены окончательно подточила здоровье Дракона. Так ли это было на самом деле, или же Лорд-Слышащий днями и ночами искал убийц своей супруги, никто не узнает. Дети, как и предполагал Хант отправились к деду в Монтарию.
Граф Гер покинул столицу и вернулся в свое северное графство больше месяца назад, и уже по прибытии его встретила новость о гибели женщины, что он так сильно любил. Об этой привязанности никто ранее не догадывался, но после небольшого представления, когда граф впервые в жизни позволил себе напиться и проклинать богов, упоминая имя любимой, ему сочувствовала вся замковая челядь. Выказав герцогу Монтарии соболезнования, Натан Хант, также, сообщил о том, что передает графский титул своему двоюродному племяннику, человеку хоть и молодому, но весьма достойному. Так что ровно через два месяца после последнего разговора с Гвенн, Хант стоял в порту, провонявшем рыбой, и смотрел на горизонт, туда, где ждала его новая жизнь.
Адан Белтрен был его старинным другом. Богатый купец торговавший винами, пряностями и всем, на чем можно было поживиться. Времени предупредить его о своем плане у Ханта не было, поэтому он попросту передал со своим человеком записку, где кратко изложил просьбу приютить и присмотреть за некоей особой, но ни в коем разе не заговаривать с ней. Как себя будет вести Гвенн, бывший граф не мог даже предположить. Смирится или будет всячески испытывать терпение Белтрена. Во всяком случае, хотелось надеяться, что лучшее. Не сейчас, так позже Гвенн поймет, что он, Хант, все сделал верно, ведь она сама хотела этого. Хотела сбежать, только вот разум в последний момент взял вверх над чувствами. Сожалел Хант только об одном, что не сдержался и напугал ее в той хижине, поддавшись гневу.
Корабль пристал к берегу ранним утром, когда солнце только выглянуло из-за горизонта, окрасив небо в розовые и оранжевые цвета. Натан Хант ступил на Логрийский берег под крики чаек и брань матросни. Вдохнул солоноватый воздух, и здесь отдававший рыбой, и направился по знакомым улочкам к дому Белтрена. Сундуки и прочую поклажу должны были доставить в его дом, котрый находился за городом, за этим следил его телохранитель.
“Скорее, скорее” нетерпение с каждым шагом, каждым изгибом мощеных улочек все возрастало. И Хант вновь ощутил, что контролировать себя ему становится все труднее. Гвенн заставляла его забыть обо всем, и снова стать тем мальчишкой, что с замиранием сердца следил за медноволосой девушкой, что с громким смехом бежала ему навстречу.
Вот, наконец, и нужный дом желтого камня, украшенный причудливой росписью фасад и синяя дверь...
Постучать, дождаться, пока раскроется небольшое решетчатое оконце, назваться, выслушать как слуга сообщит о том, что хозяина сегодня нет дома. Войти в услужливо распахнутую дверь, пройти по галерее из просторных комнат в зеленый сад. Под ногами шуршат мелкие камни и ракушки, что выбрасывают пенные волны на белый песок в изобилии.
“Вот и все. Вот и получилось. Теперь она моя.”
Искать в этом огромном саду женщину не пришлось, слуга сразу указал направление и скрылся в доме.
Она сидела на небольшой скамейке, одинокая, хрупкая фигурка на фоне огромных раскинувшихся за ее спиной темно-зеленых листьев неизвестного Ханту растения. Шаги его наверняка заглушал шум волн бившихся о скалы - дом купца стоял на вершине скалы, нависая над городом - поэтому она его, возможно и не услышала.
- Гвенн, - он помнил ее проклятия и клятву, но верить в то, что сказанное было не просто угрозой выплюнутой в порыве гнева до последнего не желал, - я пришел за тобой.
Помедлил и сел на скамью подле женщины, накрыв ее ладонь своей.
- Ты все еще злишься, но так действильно будет лучше, поверь мне.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июл 21 2017, 18:18
Гвенн Авенмор
Пылающая в тени
avatar
Репутация : 137
Очки : 223


Здоровье:
80/80  (80/80)

*:
 
Что ж, её молитвы Богам, да и просто чаяния не были услышаны, шаги очередного любопытствующего стремительно приближались, и столь же быстро закрадывалась в сердце женщины неясная тревога, бывшая её верной спутницей с тех пор, как она погрузилась на корабль, что должен был увезти рыжеволосую вдаль. Чего от неё ждали на этот раз или просто желали порассматривать, словно причудливую птаху? Женщина замерла, разве что не затаила дыхание, но незнакомец не прошел мимо. Даже более того, он приблизился уверенно, словно она и была целью его визита в этот дом, и столь же быстро заговорил.
«Гвенн?», - да, это имя было ей знакомо и, более того, кажется, её так и звали. По крайней мере эта догадка казалась правильной и не вызывала в душе стойкого неприятия.
«Ну, пусть будет Гвенн. Меня так зовут, но он-то кто?!», - мысленно воскликнула женщина, позволив себе недоверчиво покоситься на незнакомца и, стоило тому присесть на скамью, отодвинуться к самому её краю.
- Боюсь, я не понимаю, о чём вы, - голос прозвучал удивительно сипло, но то и не мудрено, она не говорила уже много дней. – И даже более того, кто вы такой?
Она напряглась, в ожидании ответа, лихорадочно соображая, что же ей делать, бежать? Звать на помощь? Ни первое, ни второе решение не принесло бы, как казалось Гвенн, ощутимой пользы. Она здесь заложница и глупо рассчитывать, что кто-то бросится её спасать, неведомо от кого.

“Кто вы такой?”
- Гвенн, я все понимаю, я обидел тебя, причинил тебе боль, но прошу, хватит испытывать мое терпение. Мы - вместе теперь, и начнем новую жизнь, как и хотели.

- Я не понимаю, о чем вы, - в глазах женщины плескалась нескрываемая тревога, она и правда не понимала, что хочет сказать этим незнакомец, но с каждым мигом опасалась его всё больше.
Гвенн думала было отстраниться еще, но почувствовала спиной упругие листье незакомого ей кустарника и вынужденабыла остановиться.
- Возможно, вы спутали меня с кем-то, - нервно проговорила она, невольно проводя по волосам, придерживая рукой стремительно разлетающиеся на легком ветру, дующем с моря, рыжие пряди, призванные скрыть уродливую отметину, змеившуюся у виска.

Ему не понравилось то что он видел, а именно - страх. Да и ощущался он почти физически. Гвенн явно была на грани паники. Но что ее вызвало? То, что она осознала, что больше никто не сможет прийти ей на помощь? Что она одна на чужой земле, и только он, человек которого она ненавидит способен о ней позаботиться? Неужели она думает, что таким дешевым трюком заставит его, Натана Ханта, который знает ее всю свою жизнь поверить в то, что она действительно потеряла память?
- Гвенн.. - начал он, но замолк. Рана, зажившая, но еще свежая, розовым шрамом пролегла на ее виске.
Хант протянул руку, сам отвел от ее лица прядь волос. Гвенн вздрогнула, но он не обратил н аэто внимания. Только взгляд его стал мрачным и серьезным.
- Кто это сделал? Диг? Я сверну его голову своими руками… - не удержался и провел большим пальцем по нежной щеке, казавшейся сейчас бледнее снега. - Скажи кто, и обещаю, что он больше не сделает ни единого вздоха, Гвенн.

- Диг? - в голосе женщины прозвучало вполне искреннее недоумение. - Вы о том воине, что сопровождал меня?
Она нахмурилась, пытаясь припомнить последние события, а заодно и размышляя, можно ли довериться этому странному человеку, что вел себя так, словно она, Гвенн, была его собственностью.
- Нет, не он. Плохо помню, кажется с лошади упала, - нехотя ответила она, отводя руку незнакомца, словно его прикосновение было чем-то неприятным или постыдным.
Это лицо, худое, подвижное, с аккуратными усами и бородкой… оно казалось до странности знакомым и если он был виною её заключения в этом незнакомом доме, то этого мужчину стоило держать подальше от себя, вернее самой стараться сохранять дистанцию.
- Кто вы? Назовите себя, - недовольно сверкнула глазами женщина, за напускной агрессией умело (вспомнить бы где она приобрела этот навык) маскируя овладевший ей страх.

- Я твой муж, Гвенн.
Надо было сначала поговорить с Дигом, спросить его как прошло путешествие, но нет же, ему не терпелось увидеть Гвенн, и Хант должен был либо поверить ей, либо… Он выбрал второй вариант. Рискнуть и поверить ей. Если шрам этот действительно она получила из-за падения с лошади и потеряла память, то недоверием и грубостью он её только больше напугает, а если же она врала - стоило дать уверить её в том, что он безоговорочно верит, и потом уже решить что делать.
- Пошли, отведу тебя в наш дом, там мы и поговорим, и я расскажу тебе все, что ты пожелаешь узнать.
Но прежде, он все же поговорит с Дигом. Хант встал со скамьи и протянул женщине руку, улыбнулся одними уголками губ. Ободряюще.

- Муж?, - что в голосе, что во взгляде Гвенн слишком явственно виднелось недоумение, изрядно разбавленное неверием. “Да как такое вообще возможно? Я ведь должна была помнить его или, по крайней мере, узнать, разве нет?”
- Боюсь, мне непросто поверить вам, - осторожно проговорила она, покосившись на протянутую руку. - Я не помню вас, вашего лица, вашего имени. Да и к чему тогда все эти разговоры о боли, что вы мне причинили? Что произошло?
Женщину всё сильнее захлестывала паника.
“Продали, точно продали и пользуются тем, что я, по глупости, сболтнула о потере памяти!”

- Ты и имени своего не помнишь, Гвенн, если верить твоим же словам, откуда тебе помнить меня, наше графство, причину, побудившую меня увезти тебя против твоей же воли? - он не спешил, не торопил ее. - Я твой муж, и если уж тебе нужны доказательства…
Приблизился, склонился к самому ее уху, взгляд невольно зацепился о змеившийся на ее виске шрам, заставив Ханта на миг нахмуриться.
- На твоем бедре, Гвенн.... левом бедре, с внутренней стороны есть небольшая, но весьма пикантная родинка… - прошептал едва слышно, касаясь губами ее кожи.
Родинку эту он видел своими глазами лишь единожды, когда ему удалось прокрасться и подглядеть за тем, как Гвенн принимает ванну…

- И всё равно, это ваше доказательство еще ни о чем не говорит, - почувствовав,как щеки предательски заалели, выдавая её смущение, возразила рыжеволосая. - Вы… вам кто-то мог сказать. Прислуга, например!
Ей тяжело было поверить в правдивость слов этого странного незнакомца, хотя он вел себя так, словно она и правда принадлежала ему перед Богами и людьми, и упоминал о таких вещах, узнать о которых было бы весьма затруднительно, будь он человеком посторонним. Знать бы тогда, почему она так долго жила здесь, одна, в окружении чужих людей и о какой боли, причиненной ей, говорил этот “муж”. Но, может он говорил правду? Тогда выходило, что он единственный близкий ей человек и не доверять ему попросту глупо.
- Почему вы увезли меня из дома? И, - она неуверенно теребила рукав платья, словно это помогло бы ей собраться с силами, чтобы продолжить. Вздохнув, Гвенн подняла на мужчину взгляд, неожиданно робея, но всё-таки задавая мучивший её вопрос.
- Я ведь уже не молода, как и вы, а в брак принято вступать в юном возрасте. Но… милорд, я не вижу рядом с собой или с вами детей. Они должны быть в браке, разве нет? У нас ведь есть дети?

Опустился рядом с ней на скамью, положил свою ладонь на ее, обхватил тонкие пальцы, но тут же отпустил, и весь его вид вызывал жалость. Понурил плечи, опустил голову, словно бы собираясь с мыслями, а потом долго и пронзительно поглядел на женщину.
- У нас был сын. Его звали Норман, Гвенн… - замолчал, сжал пальцы в кулаки, бессильно разжал и руки его повисли словно плети. - Он погиб полгода назад и поэтому мы здесь.
Больше Хант ничего не добавил, лишь смотрел перед собой невидящим взглядом.

Гвенн судорожно вздохнула, отвела взгляд от сидевшего рядом мужчины, до последнего не желая верить его словам, но и, в то же время, не видя причины лгать ей. Значит, он пытался увезти её из дома после того, как погиб их сын, но она… противилась? Это объяснило бы слова о причиненной боли и то недоверие, что вызывал в ней этот незнакомец. Нет, не так, её муж. Рыжеволосая нахмурилась, безуспешно пытаясь вспомнить лицо своего ребенка, но вскоре бросая это бесполезное занятие, всему своё время и память со временем вернется. Или, может лучше начать жить с чистого лица, не испытывая жгучей боли от перенесенной потери? Тогда… а как, кстати, звали её мужа? Он назвал своё имя? Нет, кажется, что нет, ну да это меньшая из проблем.
Женщина неуверенно положила руку на плечо сидевшего рядом мужчины, чуть сжала, обращая на себя внимание.
- Вы обещали отвести меня домой, - робко напомнила она, поднимаясь со скамьи и оправляя платье. - И напомните уже мне, как вас зовут.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Авг 01 2017, 16:07
 
После стольких лет? — Всегда.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
colspan="2" Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Хроники Кэйранда :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Грёзы и сны-
Перейти:  

LYLЗефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлогоСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia.:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого началаFrancophonie Разлом War & Peace: Witnesses to GloryАйлей
ВЕДЬМАК: Тень ПредназначенияSupernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL