ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Жители Кэйранда
 

 Кора. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
1


Имя, фамилия персонажа: Кора
Возраст, Дата рождения: 1-й день месяца Туманов 1228 года
Социальный статус: Простолюдинка, помощница лекаря
Внешность:Со внешностью девушке повезло. Кора привыкла ловить на себе восхищенные взгляды мужчин и слышать вслед одобрительные присвисты или соленые комментарии. Яркая брюнетка, невысокого роста, с ослепительной улыбкой, лучистыми карими глазами и соблазнительными формами. (прототип Клаудия Кардинале).
Характер: Любознательна, предприимчива, не страдает пороками вроде излишней стыдливости или ложной скромности. С каждым умеет объясниться на его языке. Словарный запас богат необычайно, может вести как вполне приличную беседу, так и отбрить любого хама, да так, что любой портовый грузчик позавидует.
Семья: Мать - Фиалка. Считалась, в свое время, одной из лучших обитательниц "Дома цветов".  Годам к тридцати пяти, растеряв, вследствие разудалой жизни, былую красоту, скатилась с позиции примы до рядовой проститутки, спилась и бесславно скончалась в одной из задних комнаток родимого заведения.
Отцом был кто-то из клиентов. Коре в детстве нравилось думать, что ее отец, возможно, какой-нибудь аспарский или логрийский вельможа, а то и вовсе кто-нибудь из принцев Бьято.   Когда подросла, иллюзиям места не осталось, хотя утешением служило то, что цены в "Доме цветов" большинству Мэйнстонских жителей были не по карману, и, значит, папашей оказался не какой-нибудь пьяный забулдыга из портового квартала.  
Братьев и сестер нет, ибо единожды попавшись, и, потеряв на беременности и родах почти полугодовой заработок, мать больше таких оплошностей не допускала.
Биография: Росла при заведении вместе с несколькими девочками, такими же случайными "подарочками на шпильки" от клиентов матерей. Чтобы окупить свой хлеб, помогала на кухне, таскала воду, прибиралась, одевала и причесывала "дам". Годам к двенадцати ее могли уже предложить какому-нибудь клиенту, любителю свеженького. Ничего против такой карьеры девочка, выросшая при борделе, не имела. Жизнь дорогих шлюх была в ее глазах куда более завидной долей, чем судьба прочих женщин из простонародья. Однако, когда Коре стукнуло одиннадцать, началась война с Логрией, и девочек из борделя отправили в Храм, под видом учебы на дест. Девочки были весьма ценным для борделя имуществом, а завоеватели навряд ли стали бы платить заоблачные цены за девственниц, если могли получить их задарма, по праву силы. Учиться, однако, пришлось всерьез, чтобы не вылететь за порог, где в военное время было лучше не оказываться. Учеба была делом скучнейшим, жизнь при храме и того тоскливее. Кора мечтала о свободной жизни, о береге моря, о радостях бытия, о красивой жизни, о любви, и с нетерпением ждала окончания войны. Однако, с миром объявился новый сюрприз. Храм вовсе не был намерен отпускать по доброй воле учениц, на содержание и обучение которых были потрачены, пусть и скудные, а все же средства. "Дому цветов" пришлось записать девочек в разряд "убытки". Кора была ошарашена таким поворотом дел. Жизнь стала тосклива и беспросветна, и ненавистное белое покрывало, маячившее в конце обучения, не вдохновляло даже тем почетом, который оказывался служительницам богов.  
Впрочем, спустя четыре года, боги сами избавили нерадивую недо-десту от поклонения своим двенадцати особам. К тому времени Кора расцвела, оформилась, и превратилась в лакомый кусочек, способный воспламенить кое-что даже под белыми рясами дестуров. Один из молодых священнослужителей пал, и совратил юную ученицу.  Хотя на суде утверждал, что дело обстояло наоборот. По счастью, Кора не успела принести второго обета, и, вместо казни, отделалась лишь жесточайшей поркой, после которой была выброшена за порог в состоянии более похожем на кое-как одушевленную котлету, нежели на человека.
Это событие оказалось знаковым. Во-первых, предательство возлюбленного, который разливался соловьем о величии чувств и жертвах, которые готов принести ради их любви, а на деле, когда их застукали, не колеблясь свалил всю вину на нее, доходчиво убедило ее в том, что верить мужчинам способны только дурочки. Во-вторых, когда следы от порки зажили, она обнаружила два факта. Первый:  ее считают весьма и весьма соблазнительной особой. Второй:  теперь, когда ей не приходится беспокоиться о сохранении девственности и репутации, можно попытаться найти если не счастье, то, хотя бы, удовольствия и достаток на проверенной стезе, проторенной ее матерью. А чтобы не повторить ее печальную судьбу, сообразила, что "Дом цветов" следует считать не постоянным своим обиталищем до самого увядания и смерти, а лишь удобным плацдармом, чтобы постараться поймать себе мужчину, который взял бы ее к себе на содержание.  И она в тонкостях постигала науку любви, чтобы не просто ублажать мужчин, но и тешить их тщеславие, завлекать и ободрять, так, что у нее очень скоро появились постоянные, и вполне состоятельные клиенты. Менее чем через год, ее мечта сбылась. Один из приближенных короля Бьято, прельстившись шестнадцатилетней красавицей взял ее к себе в дом, отвел ей покои, наряжал, осыпал подарками, нанял даже наставника, чтобы навести лоск на ее манеры, и дошел до того, что несколько раз даже появился со своей содержанкой в обществе аристократов. Не упоминая, при этом, разумеется, где он ее добыл.
С началом войны благодетель Коры, прихватив с собой ее, нескольких слуг, и полдюжины сундуков с добром, сбежал в Беллонию, намереваясь поискать прибежища при дворе графа Барфона. Но в первой же деревеньке, возле самой границы, где они остановились в единственном пристойном трактире, где сдавались комнаты, он слег с малярией, и, промучившись с неделю, умер на руках  у своей содержанки, которая изо всех сил старалась облегчить его муки а потом вполне искренне поплакала у его одра. Плакала, впрочем, недолго. Слуги, сообразившие, что хозяйское добро плывет им прямо в руки, сорвали замки у сундуков, даже не дождавшись пока остынет его тело, забрали все, что только было ценного, и сбежали, напоследов пустив меж собой по кругу хозяйскую любовницу.
Лекарь, пользовавший покойного за время его болезни, явившись с утренним визитом обнаружил того мертвым, комнату разграбленной дочиста, а молодую женщину, которую, по доброте душевной, считал всего лишь воспитанницей беглого аристократа, в состоянии не оставляющем сомнений в произошедшем. Он забрал Кору к себе, выходил, и, узнав, что у той нет ни жилья, ни семьи, ни средств, предложил пожить у него, и отрабатывать содержание путем посильной помощи в его работе. Война в Лансе все еще шла, да и у Коры не было ни гроша, чтобы попытаться перебраться в более подходящее место, и она приняла приглашение.
Поначалу ей было невыносимо скучно, скромная жизнь в деревне казалась убогой, а ежедневные обязанности утомляли. Война все шла и шла, вернуться в "Дом цветов" не было ни единой возможности, да и существовал ли он еще, этот "Дом цветов", никто не знал.
Прошел год, пошел другой, и, мало-помалу, Кора, которой надоело тосковать, стала ловить себя на том, что ей становится интересно то, чем она занята. Она стала задавать вопросы, и, чем больше расспрашивала, тем больше интересного и необычного узнавала.
Лекарь был на седьмом небе. Пожилой, бездетный вдовец, он был просто счастлив, когда его помощница проявила интерес к работе. Знаниями он отличался обширными, о людях, о травах и о болезнях, и, очень скоро, из помощницы по мелким поручениям, вроде засушить траву или вскипятить воду в котле, она превратилась в его ученицу.  Благодаря цепкой любознательности, Кора многое схватывала на лету, для прочего, припомнив все знания, усвоенные ею при Храме, завела целую кучу свитков с записями, и, наконец стала очень неплохо ориентироваться в этом непростом ремесле. Война в Лансе закончилась, но это был как раз разгар ее учебы, и она даже не подумала возвращаться. Во-первых, денег по-прежнему не было, доброму лекарю и на свое-то содержание едва хватало. Во-вторых, трезво рассудив, что знания ей, возможно, пригодятся, ведь молодость и красота не вечны, молодая женщина решила повременить еще, и набраться этой полезной премудрости сколько сможет. А в-третьих, хоть это и было совсем непрактичным, но Коре не хотелось покидать своего опекуна и наставника, единственного, за всю ее жизнь, по-настоящему бескорыстного по отношению к ней, человека, к которому она привязалась. Впрочем, в последние месяцы он все больше сдавал, кашлял, и со все большим трудом поднимался с кровати, так, что невооруженным глазом было видно, что скоро и этому этапу ее жизни придет конец.
Пожелания на игру: Начать, а далее - по ситуации.
Контакты: имеются у администрации
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 02 2017, 00:21
Admin
Злобный демиург
avatar
Репутация : 179
Очки : 440


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
2


Добро пожаловать.
Интересная анкета, однако есть несколько правок.

Кора пишет:
1 октября 1228 года

У нас альтернативный календарь. Десятый месяц года именуется месяцем Туманов

Кора пишет:
соблазнительными формами, которые никогда не нуждались в корсете. (прототип Клаудия Кардинале).
Отмечу, что восхищен вашим выбором внешности. На мой взгляд, красавиц франко-итальянского кинематографа 60-80х годов несправедливо обходят вниманием, и рад, что нашелся кто-то кто воздал им должное. Фигура Клаудии Кардинале и правда не нуждается ни в каких корсетах) Однако такого предмета гардероба в нашем мире, альтернативном XII-XIII векам, еще не существует. Воздавая должное тому, как вы изучили матчасть, рекомендую вашему вниманию также раздел Женская одежда


Кора пишет:
"подарочками на чай"
Понимаю, что это лишь фигура речи, однако напоминаю, что ни чая (в смысле напитка из листьев чайного куста) ни кофе у нас нет, соответственно нежелательны словообразования и фразеологизмы с этими словами.

Кора пишет:
Один из молодых священников
Слово священник не ошибка, однако, прочно связано подсознанием с образом христианских священников. Возможно, "священнослужитель" было бы уместнее.

Кора пишет:
ее считают чертовски соблазнительной особой
Чертей в нашей мифологии нет, и прошу избегать словообразования с ними. Для ознакомления -наш монстрятник


Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 02 2017, 13:01
Кора
Уже не шлюха, еще не лекарка, истина где-то между.
avatar
Репутация : 30
Очки : 48


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
3


Admin, все исправлено.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 02 2017, 21:11
Admin
Злобный демиург
avatar
Репутация : 179
Очки : 440


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
4


Приняты.

Заполняйте профиль с позиции своего персонажа(заполняя по возможности все поля), отмечайтесь в следующих темах:
- Заполнение профиля и звание персонажа
- Занятые внешности
открывайте себе Личные покои (первый пост вашей темы в личных покоях, должен будет содержать личную хронологию ваших эпизодов)

и приятной вам игры.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 02 2017, 23:34
Спонсируемый контент

 
5


Сообщение  
 
Кора.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Жители Кэйранда +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL