ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Жители Кэйранда
 

 ✖ - Алистер Арден, граф Тераден. - ✖ 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
1


Имя, фамилия персонажа: Алистер Арден.

Возраст, Дата рождения: 38 лет.  Родился в 18 день месяца Вереска (07) 1215 года от Катаклизма

Социальный статус: Граф Тераден.


Внешность: Чуть выше среднего роста, стройный, худощавый, темные волосы с густой проседью, ярко-зеленые глаза.

Характер: спокойный, выдержанный. Ему свойственная особая, мягкая сила, и способность добиваться своего не напором и агрессией, а спокойствием и последовательностью.  Высшая цель для него - благополучие тех, кто ему дорог, и за кого он в ответе. Главной жизненной силой его является любовь - глубокая, бесконечная любовь к своей семье, и, особенно к старшей дочери. Какие бы бури не бушевали вокруг него - внутренняя уравновешенность его кажется непоколебимой. Глубокая задумчивость, и склонность к созерцанию - основные черты его характера, однако, в  делах он сосредоточен и целеустремлен. Заботу о других он считает не достоинством, а чем-то совершенно самим собой разумеющимся, не заслуживающим ни обсуждений ни похвал. С подчиненными своими он терпелив и справедлив, среди слуг пользуется не только бесконечным уважением, но и любовью. Любой крестьянин в Терадене знает, что может прийти к графу со своими бедами или жалобами, и получить справедливую помощь, или разумный совет. Разбирая дела, преступивших закон, Алистер поступает трезво, согласно духу и букве закона. В случаях, когда вынужден карать за преступления - делает это отрешенно и непредвзято.  В юности ему пришлось несколько раз поучаствовать в вооруженных стычках на побережье, отбивая  набеги норкингов, но война не стала для него ни волнительным, ни захватывающим занятием. Он не испытывал удовлетворения, созерцая трупы врагов, зато зрелище сожженных и разграбленных деревень, женщин, оплакивающих убитых, вытоптанных посевов и разрушенных построек  внушило стойкое отвращение к войне любого рода, и поселило стремление всегда поддерживать в своих землях мир и процветание - потому что это - правильно.
Алистер довольно нейтрален в вопросах религии. Он воспринимает Двенадцать богов - как воплощение какой-то единой высшей сущности - всеведающей и непостижимой. При Айтстоуне находится небольшой храм, где служит старый дестур,  в своем время обучавший его и брата грамоте. Есть и молоденький красный дубок, посаженный в саду, после его женитьбы - в подарок супруге, почитавшей веру Леса и Камня.

Семья:  

Отец: Айвор Арден (1193-1235), граф Тераден

Мать: Леа Арден(Вэйл) (1198-1224)

Братья: Алдред Арден (1215), Алаор (1224-1235)

Сестра: Айлин Арден (1213-1235) 
была замужем за Лораном Агьяр, графом Дайрен, от которого родила пятерых детей (ныне здравствуют лишь сын Раот и дочь Алькира)

Супруга: Алесса Арден (Леадан) (06.05.1216 - 28.01.1252)

Дети:  

  • Айвор (1232-1232)
  • Эйнн (19.10.1234), 
  • Аланна (12.06.1236 - 14.02.1248), 
  • Арвел (07.07.1244 - 12.02.1248)


 

 Биография:  Алистер родился лишь на полчаса раньше своего брата, но внешнее несходство близнецов напрочь исключало все возможные споры о первородстве. Братья росли и воспитывались вместе, в родовом замке Айтстоун. Будучи кардинально несхожи по характеру, они, тем не менее, никогда не имели секретов друг от друга, и неприязнь, зародившаяся между ними, когда они вступили в совершеннолетний возраст, не мешала им тем не менее хорошо понимать достоинства друг друга. Странная, агрессивная откровенность, показалась бы любому другому совершенно непонятной, однако для них она была единственной нормой.

В 1219 году, родив мужу третьего сына, скончалась их мать, и граф Айвор, уже имевший троих потенциальных наследников - не женился повторно. Воспитание наследников было важной частью его забот, поэтому мальчишек обучали грамоте, навыкам владения мечом, премудростям псовой и соколиной охоты, генеалогии, истории и географии - короче, всему, что по требованиям времени следовало знать представителю древнего дворянского рода, и еще чуть-чуть сверх того. Алистер, хоть и был вынужден, как и все отпрыски аристократических семейств обучаться навыкам боя, тем не менее, предпочитал  тренировочному двору - тишину либрариума, и , сопровождая отца в его поездках по графству, с недетской сосредоточенностью вслушивался в предоставляемые прошения и в его решения.

Различие во вкусах братьев в этом возрасте стало кардинальным. Граф Айвор, для того, чтобы обеспечить сыновьям друзей и поддержку в будущем - брал на воспитание множество мальчишек из самых разных семей - от баронских до крестьянских, предвидя, что теперешние товарищи по играм, тренировкам, и скачкам по окрестностям - со временем превратятся в личную охрану, и надежных, доверенных лиц для его сыновей. Так и случилось, и четверо из мальчишек, с детства причисленных в ученики к замковому мастеру меча - стали Алистеру постоянными спутниками, а те часы, что он проводил за книгами - они посвящали полюбившимся им воинским забавам.

В  1231 году, когда обоим юношам было по шестнадцать лет, их отец стал искать для них спутниц жизни. И белокурая Алесса Бэйл, дочь барона Леадан стала еще одной причиной соперничества. 
При первой же встрече, в замке ее отца, Алистер понял, что без этой юной красавицы, с лукавым взглядом васильково-синих глаз, жизнь его уже никогда не будет счастливой. 
Поначалу, ее сватали за Алдреда, поскольку граф Айвор  рассчитывал найти для Алистера, как своего наследника, более родовитую невесту. Однако, несколько встреч, моментов, когда взгляд одного погружался в глаза другого, точно в омут, и беседа затихала, потому что слова становились не нужны - определили все.  
Барон Леадан, узнав от дочери ее тайну, и порадовавшийся тому, что сердечная склонность Алессы вполне соответствует его собственному честолюбию - поставил условие - либо Алесса выходит замуж за старшего из братьев Арден, либо не выходит замуж вообще. Алистер, со своей стороны, тоже проявил несвойственную, казалось бы, его спокойному характеру твердость, и, в конце концов, граф Айвор сдался.  
Единственным, чьего мнения не спросили в этой ситуации - был Алдред, которому, первоначально, и предназначалась в жены пятнадцатилетняя красавица. Этого, третьего удара, Алдред брату так и не простил, как не прощал и первородства, и того, что отец оделял Алистера большим доверием, и не раз, во всеуслышание заявлял, что объявил бы его наследником, даже если бы тот родился младшим.
Много было еще таких обид, великих и малых, реальных и надуманных, не способствовавших сближению братьев. Это печалило Алистера, который многое бы отдал, чтобы жить в мире с Алдредом, но, будучи, несмотря на внешнюю мягкость, чрезвычайно цельной личностью - не мог, да и не хотел прогибаться под брата, вовсе не по причине упрямства, а потому, что делал свое дело так, как считал правильным, и никакие комментарии или нападки не могли его с этого свернуть.

Первенец, появившийся у Алистера и Алессы через год после свадьбы - скончался, не прожив и месяца, но еще через год - появилась малышка Эйнн, и Алистер и думать забыл о протянувшейся из самого детства тени в отношениях с братом. 
Этот маленький, живой, попискивающий комочек, вцепившийся в его палец, как в первую материальную вещь в новом, незнакомом мире - накрепко захватил в свои крошечные кулачки и его сердце, и душу, целиком, без остатка. Он любил жену, но отношение к дочери было совершенно особым. Осознание того, что это маленькое, беззащитное, крошечное существо - его дитя, для которого он является оплотом всей вселенной , безопасностью, защитой от огромного внешнего мира - было совершенно ошеломляющим ощущением, и щемящая нежность к этой девочке явилась самым  глубоким чувством за всю его жизнь.

Через год граф Айвор, и младший брат Алистера и Алдреда - Алаор, скончались  от оспы, выкосившей почти половину жителей замка, и четверть населения всего графства. Алистер стал графом Тераден.

Еще через год появилась на свет и вторая дочь, а, после нескольких мертворожденных - родился и сын, принеся этим не только радость, но и удовлетворенное спокойствие, осознанием того, что теперь у него есть наследник.  Несколько безмятежных лет, были самыми счастливыми, каких только мог бы пожелать себе человек - до тех пор, пока не грянула беда. 
С ледяными ветрами месяца Вьюг в Айтстоун пришла молниеносная злокачественая лихорадка. Четырехлетний Арвел и двенадцатилетняя Аланна скончались с интервалом в два дня, и Алесса, супруга графа, не выдержала этого страшного удара. 
С самого дня похорон, она больше не поднимала глаз, не произносила ни слова, а лишь безучастно сидела в кресле в своей спальне, глядя в окно, или стояла в углу, безжизненным, неживым призраком. Она больше не узнавала ни мужа, ни дочь, ни кого-то из слуг, не отвечала на вопросы, не реагировала на прикосновения. Лишь иногда напевала что-то похожее на колыбельную, когда сидела у себя, и делала странные жесты руками, словно вышивая невидимой иглой по невидимой ткани. Призванные лекари, дестуры, друиды , годы, прошедшее со дня трагедии - ничего не изменили.  Все было бесполезно.

Графиня Арден повредилась в рассудке.

Сумасшедшую следовало бы отправить в Храм, или к друидам. Суеверные кэрцы боялись помешанных, и избегали их, считая, что от них распространяется проклятие.  Болезнь была веской причиной для развода. Но граф не смог так поступить с любимой женщиной. Он отыскал двух немых девушек, которых назначил ей в услужение, и, под предлогом "слабого здоровья графини", оградил ее от назойливого внимания прочих слуг, чтобы уберечь репутацию своего дома. Кто бы захотел взять  в жены Эйнн, дочь сумасшедшей? 
Годы шли, и, несмотря на то, что надежды на выздоровление Алессы уже не было - Алистер все равно продолжал любить ее, хотя эта любовь не приносила ничего, кроме боли. Он был все еще молод, хорош собой, состоятелен, и мог бы найти себе другую супругу, и обзавестись наследником, только вот все в нем восставало против этой мысли. Он заходил к жене непременно, каждую ночь, и подолгу сидел с ней, разговаривал, делился мыслями, но она ни разу не взглянула ему в глаза, и ни разу не повернула головы на звук его голоса, погруженная в какой-то свой, далекий мир. В 1250-м году, не стало и ее.  Она скончалась во сне, так тихо, что прислуживающие ей девушки, долгое время думали, что графиня просто спит.

Алистер тяжело перенес потерю, несмотря на то, что в последние годы эта недвижимая живая статуя вовсе не была похожа на ту очаровательную, смеющуюся озорницу, которая так пленила его в юности. Все силы его души, вся любовь, на которую было способно его сердце, все надежды, мечты, и чаяния на будущее - сосредоточились в одной только Эйнн, старшей дочери, которая с самого рождения была его любимицей. В этой девочке сосредоточилось все. Весь смысл существования мира.

Пожелания на игру: Найти хорошую партию для дочери, обеспечить ей защиту и благополучие.

Контакты: у администрации.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июл 11 2016, 12:55
Admin
Злобный демиург
avatar
Репутация : 179
Очки : 440


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
2


Приняты.
Заполняйте профиль, отмечайтесь в следующих темах
Заполнение профиля и звание персонажа
Занятые внешности
открывайте себе Личные покои
и приятной вам игры.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Авг 03 2016, 15:40
Admin
Злобный демиург
avatar
Репутация : 179
Очки : 440


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
3


Жизненный путь


21.10.1249. У вас товар, у нас купец, собою парень молодец...
24.11.1249. Любовь одна - мучение сердец: Она дарит один лишь миг отрадный, А горестям не виден и конец.
23.12.1249. Ярость, разочарование и злоба - плохие советчики.
26.12.1249. Сердце разбитое не склеить, переживаний не вернуть.
10.01.1250. Любовь отца границ не знает, нет ей начала, нет конца.
11.01.1250. У старого клёна
12.03.1253. Не ждали?
13.03.1253. Совершив ошибку, будь готов к последствиям
14.03.1253. Волк в овечьей шкуре
14.03.1253. Каждый звук порождает эхо, каждый поступок - последствия
15.03.1253. Властелин колец
09.06.1253. Дыхание Безликой.  
25.06.1253. Нежданный гость, нежданные вести
16.08.1253. Со щитом или на щите 
16.08.1253. Что на сердце у тебя, ответь...
16.08.1253. Ты - любишь мою дочь? Да или нет?
11.09.1253. Там чаек крик, и рокот волн...
13.09.1253. Птицы тянутся на юг
28.09.1253. Юная горлица, старый ястреб
02.10.1253. Быть или не быть...?
05.10.1253. Смелым помогает судьба
20.10.1253. Туман над вереском
31.10.1253. Последний крик ворона.

Смерть

Все уходило, немело, заканчивалось. Ни тела, ни мыслей, ни мира вокруг, ни ветра, трепавшего волосы, ни каменной хватки у горла, ни земли, ударившей по коленям. Ничего, только тягучий океан собственной крови, в которой захлебывалось заходившееся в неровных спазмах сердце, гулкий, растянутый голос, и бесконечная, бездонная агония беспомощного ужаса, страшнее которого нет ничего ни на том ни на этом свете. Все заканчивалось. Алистер уже не осознавал толком где он и что происходит, остался только голос брата, его лицо, качавшееся в кровавой дымке, голос, и мука, равной которой не сыскалось бы ни в одной из Бездн.
- Алдред... - он все же открыл глаза, потемневшие, почти невидящие, заволакиваемые предсмертной дымкой, и уже едва шептал, выговаривая слова помертвевшими губами, которые заливала синева - Алдред... Умоляю... Во имя всех богов... Памятью нашего отца... Ради Алессы... Прошу... Хочешь моей смерти? ... Убей меня если хочешь... Клянусь... Клянусь именем Торна... клянусь памятью моих детей... я прощу тебя... За порогом... Найду... Прощу... Заступлюсь перед богами... Себе заберу твой грех... Клянусь... Пожалуйста... Только... Эйнн... ради богов, Алдред!... Эйнн... Не причиняй вреда моей дочери... Умоляю... Обещай... Прошу тебя...
Алистер почти ощупью нашел плечо брата, поддерживавшего его, и попытался сжать, чтобы вложить хоть сколько-нибудь веса в свои слова. Бесполезно. Пальцы не слушались, были холодными, чужими, и почти ничего не ощущали.
- Моя дочь... ты... прошу тебя... Только не она... Брат...
С последней, отчаянной надеждой он смотрел на Алдреда. Пронзительная, как крик, молитва буквально разрывая в клочья душу немым, отчаянным криком, безмолвным воплем к безмолвным богам, вопила, умоляла, рыдала, взывая к Торну, отцу великодушия, к всеблагой матери- Амате, моля сжалиться, умягчить, растопить это каменное сердце.
=====================================================================================
- Твоя дочь - очень медленно прошептал Алдред, глаза которого сузились по-кошачьи. - Могла быть моей, если бы ты не украл у меня мою женщину. Дом наших предков был бы моим, если бы ты не украл у меня расположение отца. А если бы я тебя сейчас не остановил, ты бы снова обокрал меня.
Он говорил так тихо, что разве что только Алистер мог его слышать. Но перебивать уже похоже был не в силах. Он умирал, Алдред видел это совершенно ясно. И это обстоятельство наполняло его неимоверной досадой. Ну почему все хорошее заканчивается так быстро! Проклятый хиляк, мог бы и подольше продержаться. Ему все казалось, что сделал он, и сказал - недостаточно. Надо было еще, и еще, давить без всякой жалости, довести до того, чтобы Алистер сам бросился ему в ноги, слезно умоляя о смерти. А сейчас... Сейчас он попросту подохнет, да еще и в уверенности, что купил своим "прощением" двадцать лет его, Алдреда жизни. Ну уж нет!
- Не-ет, Алистер. Мне не нужно твое прощение. Потому что я сам тебя не простил. И ничего не забыл. Надеешься сейчас мирно умереть, да еще связать меня последним словом, и купить себе покой? За все, что ты мне сделал, надеешься заплатить всего лишь своей смертью? Нет, брат. Не будет тебе покоя, потому что - он наклонился ниже, - Потому что большие долги оплачивать надо полной мерой. И с процентами. Ты мне должен, Алистер. И ты заплатишь. Не будет тебе покоя ни в Безднах ни на Небесах. Ты сдохнешь, но сдохнешь с сознанием, что твоя девчонка будет платить по твоим долгам еще очень долго. Да, будь ты проклят! А на мне нет греха. Я ведь в твоей крови не измарался, ты умираешь сам. А знаешь почему? Это заслуга твей же любимой дочурки, которая тебя, во цвете лет в больного старика превратила своими выходками. Вот уж за что я ей благодарен. Да плевал бы я на грехи, и не так скучно даже мерзнуть во Льду, зная что ты страдаешь куда пуще моего, и будешь так страдать вечность, мгновение за мгновением, своей хваленой совестью осознавая, на что что обрек свою драгоценную Эйнн, и понимая что ничем не можешь ей помочь. А ты будешь. Каждое мгновение своего посмертия, Алистер. Каждое.
=====================================================================================
Алистер уже едва находил силы удерживать глаза открытыми, судорожные, беспорядочные, хаотические толчки сердца уже не прокачивали кровь через засыпавшее тело, не давали ни дышать, не говорить. Он полулежал в объятия брата так, что со стороны любой принял бы этот жест за полный участия и заботы к больному.
И лишь он один видел ЕЕ.
Ненависть.
Холодную, неистребимую ненависть, которая смотрела на него светлыми глазами Алдреда.
Брата-близнеца.
Единственного врага, которого он когда-либо нажил за всю свою жизнь. Самого непримиримого врага. Страшное проклятие, которому тот обрекал сейчас его, Алистера. Было ли оно им заслужено? Говорят, перед умирающими проносится вся жизнь, но граф Тераден сейчас не видел ничего, кроме этих ледяных, ненавидящих глаз. И, странно, но панический страх за дочь, на мгновение уступил место странной, непреоборимой силе, заставившей его взгляд проясниться, а голос стать почти различимым, позволившей сделать вдох - настоящий, полноценный вдох, вырвавшей у подступавшего небытия еще несколько мгновений, чтобы... чтобы...
- Боги... да рассудят нас... - прошептал он, не чувствуя, как бессильно упали его руки, тяжело ударившись о землю, не чувствуя ни своего тела, ни удушья, ни разрывавшей грудь боли, не понимая, откуда берутся слова, которые он произносит.
- Если я виноват перед тобой... то я готов заплатить... Но если моей вины нет... то... да будет моя душа... жертвой Торну... я вернусь за тобой... Алдред... если с головы моей дочери упадет хоть один волос... Я вернусь... слышишь?

======================
Если что-то и могло взбесить Алдреда сильнее, то именно это. Мольбы и просьбы, возможно, в конце концов и польстили бы его самолюбию, и утолили бы эту жажду мести, с которой он с таким наслаждением пытал брата, терзая его страхом за то единственное, что было ему дороже всех богов. Умоляй он подольше, возможно, когда-нибудь этот бездонный колодец и наполнился бы. Упился бы сполна, и, сыто рыгнув, позволил бы себе отпустить, наконец, собственную манию.
Но это?!
Угроза?
Его обдало жаром, губы раздвинулись, обнажая сжавшиеся в поистине зверином оскале зубы, кровь прилила к лицу.
Вот как? Вместо униженной мольбы - угроза? УГРОЗА?! Уже подыхает, едва дышит, ему бы умолять, а он угрожает? ЕМУ?! Алдреду?! Уж не ослышался ли он!
Но пронзительно зеленые глаза смотрели на него так ясно и с такой, неизвестно откуда взявшейся уверенностью, что у Алдреда помутилось в глазах. В висках застучало, горло сдавило, глаза налились кровью, обветренное лицо побагровело в диком, неистовом припадке бешенства.
- Вернешься значит? - прорычал он, уже не помня себя от ярости, схватив брата за волосы и оттянув его голову назад. Рука сама вырвала кинжал из ножен, сдавила рукоятку так, что та чуть не хрустнула в могучей хватке. Но он всего этого не видел, видел лишь это наглое, неуместное, словно в насмешку, в издевку - спокойствие, которое смотрело на него сейчас глазами Алистера. Видел, видел...
- ААааааааррррррххххххх - кровь брызнула из обеих ноздрей, казалось вот-вот хлынет и из налившихся багрянцем глаз, - Ну давай!
И он с силой всадил клинок в грудь брата, по самую рукоять.

Алистер коротко, судорожно ахнул, замерев на вдохе. Глаза его широко распахнулись, и в них вдруг хлынуло пронзительное, холодное, пасмурное, низкое, тяжелое, темнеющее небо. Тоненькая серая ветка на его фоне казалась черной. И черным же казался пятилапчатый листок, трепетавший на тоненькой, сухой уже ножке. Губы дрогнули, беззвучно выдохнув имя дочери.
- Давай! - крикнул откуда-то издалека голос Алдреда. Кровь, кипела в его висках, облекая голову как кипятком. Рука сама вырвала кинжал из тела брата и всадила его еще раз. - Давай! - еще удар! - Возвращайся!- еще удар. - Ублюдок! Дерьмо! - еще удар.
Еще и еще, не взвидя света, ничего кроме застилавшей глаза кровавой пелены, не слыша ничего кроме дикого стука крови в ушах, не ощущал ни брызг на лице, ни чего ни вокруг ни внутри себя, кроме безумного бешенства, рыча и неистовствуя, не видел и того, что остановившиеся глаза Алистера медленно закрылись после второго удара, что тело его больше не вздрагивает а из побелевших губ не вырывается ни стона, ни вздоха.
Не мог он знать и того, как в этот самый момент, там, за лесом, выше по склону, на пустошах плоскогорья, сидевший на шпиле башни Айтстоуна с самого утра, огромный черный ворон, с пронзительным криком сорвался с места, сделал круг вокруг башни, крикнул снова, почти торжествующе, и взвился высоко в тяжелое низкое небо, исчезая из глаз.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 02:13
Нит
Душа Кэйранда
avatar
Репутация : 21
Очки : 103
 
4



Да почиет с миром
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 03:32
Спонсируемый контент

 
5


Сообщение  
 
✖ - Алистер Арден, граф Тераден. - ✖
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Жители Кэйранда +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL