ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 21.10.1253. Правосудие перед богами и людьми. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
1


Дата, время, погода:
1253 год, 21 число Листопада, день, пасмурно и промозгло,
идет мелкий дождь, небо затянуто тучами.

Место действия:
Ардвилл.

Участники эпизода:
Анджей Дарелл, Деррик Айрелл, Триша Рутланд, Джерард Бьято.

Возможные участники эпизода (могут присутствовать в зале суда):
Нарисса Дарелл, Элизабет Айрелл, Адель Рэдэн, Арен Дисмор, Ровена Дисмор.

Предыстория/суть темы:
Рассмотрение дела графа Айрелла
и события, разворачивающиеся на его фоне.



Предшествующие связанные эпизоды:
 

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 04 2017, 12:09
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
2


Трон некогда короля, а затем герцога Беллонии с незапамятных времен и при правлении Дерфела Дарелла, отца Анджея, представлял собой стальное изваяние в виде черепа дракона с драконьими зубами - по легенде самыми настоящими, сохранившимися со времен Катаклизма. Во что, впрочем, многие не верили. Во всяком случае, этот трон по мнению молодого герцога представлял собой предмет чудовищный - в детстве голова дракона пугала Анджея, а со временем трон начал вызывать брезгливость. От того одним из первых указов герцога Анджея Дарелла было распоряжение трон заменить, что вызвало бурю негатива со стороны чтящих традиции и легенды старожилов. Но новопровозгашенному герцогу было плевать.

С первого года власти Анджея и по сей день - день суда над графом Дерриком Айреллом - в тронном зале герцогского замка Ардор стоял трон в виде высокого позолоченного кресла, оббитого дорогим аспарским алым бархатом. Анджей восседал в нем, откинувшись назад, почти вальяжно расслабившись. Спинка кресла уходила вверх над головой герцога и увенчалась ореолом в виде позолоченных лучей, символизирующих беллонийское солнце. Подлокотники были также позолочены и отполированы до блеска, выполнены были в виде двух шестипалых рук, на холодных золотых кистях которых лежали тонкие теплые пальцы Анджея.
Справа и слева от герцогского трона стояли кресла похожего вида, но куда скромнее. По правую руку от Анджея место отводилось его матери, вдовствующей герцогине Маргарет Дарелл. Слева - младшему брату, Кристиану Дареллу, который куда чаще сидел в герцогском кресле, заменяя Анджея, не желающего по тем или иным причинам вершить правосудие. Кроме них в Совете присутствовал канцлер и казначей. Безмолвной тенью за креслами стоял неизменный Генрих, который, впрочем, время от времени позволял себе склониться к Анджею и что-то ему сказать. В делах особой важности Генриху иногда отводилась миссия проводить дознания до суда, о которых впоследствии он докладывал перед присутствующими.
Весь Совет герцога Дарелла являлся именно советом по сути этого слова - они могли лишь выражать собственное мнение на тот или иной счет. А вот решение прислушиваться к своим советникам или нет возлагалось лишь на самого Анджея. Даже герцогиня Дарелл, привыкшая к своей непоколебимой власти после смерти мужа, видела, как с годами старший сын все меньше и меньше прислушивается к ней и поступает по-своему. Это возмущало ее, но она была беспомощна. Кристиан Дарелл в свою очередь редко посещал суд, если на нем присутствовал Анджей. Их мнения в большинстве своем расходились, Анджей не ставил слова брата ни в грош - присутствие Криса в зале суда было тратой его времени и лишним напоминанием превосходства над ним Анджея. Но в этот раз Кристиан, разумеется, явился. Канцлер и казначей присутствовали на судах неустанно, поскольку, в отличие от представителей дома Дарелл, не могли позволить себе дерзость пренебречь этой обязанностью.

Надо отметить, что в этот день за все время властвования Анджея в зале суда было невиданное количество людей - случившийся раздор между вассалом и сюзереном предался огласке и привлек десятки любопытных лиц. Разумеется, в герцогский замок не могли попасть выходцы из простонародья, но все, кто по тем или иным привилегиям мог очутиться в тронном зале Ардора - сейчас были там. Были заняты выставленные перед герцогом и его советом скамьи в несколько рядов - основном их занимали дамы, большая часть людей стояла вокруг них. Подсудимых приводили в зал, где перед герцогом они несло слово, дело рассматривалось, оглашался приговор. Если приговор требовал исполнения, процессия перемещалась на Пеструю площадь в портовом поселении под стенами Ардора, где были выстроены лобное место, эшафот и виселица.
На этот день было назначено три суда, Анджей не стал выделять дело Деррика Айрелла особым вниманием, не смотря на то, что зрители пришли посмотреть, чем он разрешится именно он. Анджей только попросил привести Деррика третьим - последним.
Первым был вор, однажды уже клейменный за воровство в графстве Веридан. В этот раз его поймали на улицах портового города и он попал в Ардор. Аджей предоставил ему выбор - отсечение руки или пять лет работы на рудниках. Он выбрал второе и, казалось, остался доволен.
Второй была женщина, убившая постояльца таверны, в которой работала. Она рыдала и захлебывалась в слезах, стоя на коленях перед герцогом, клялась всеми богами, что защищалась - ее хотели изнасиловать, а ей попался под руку нож. Она хотела защититься, хотела напугать насильника, но никак не убивать. Привели свидетелей, которые подтвердили, что убиенный был в тот вечер в таверне, сильно напился и не скрывал своего интереса к женщине. Анджей приговорил ее к штрафу в пользу герцогской казны. Женщина было бросилась к нему, намереваясь поцеловать руку, но ее остановили гвардейцы. Анджей даже улыбнулся осужденной, кивнул и тепло произнес: "Ступай с миром, пусть впредь тебе улыбаются боги".
Все решения и слова герцога Дарелла свидетельствовали о том, что он мягко настроен - это было большой редкостью. И подсудимые, появившиеся первыми в зале суда, надеялись на то, что приговор будет вынесен Кристианом Дареллом - ни для кого не было секретом, что младший брат Анджея был мягче и сердечнее. А когда увидели в зале герцога - сильно перепугались. Однако в этот день боги были на их стороне, приговоры их обрадовали.

Девять долгих дней провел граф Айрелл в темницах Ардора. За это время он не потребовал ни вышестоящего суда, ни закрытого для себя суда. И даже не потребовал разговора с герцогом! Не пытался ускорить день назначения суда, не пытался в принципе повлиять и исправить сложившуюся ситуацию. Его поведение (точнее будет сказано, бездействие) как нельзя лучше отражало его наплевательское отношение к собственной судьбе и - что было хуже - судьбе любимой женщины. Это вызывало чувство разочарования в Деррике: и как вассале, и как сюзерене, и как достойном человеке.
От того граф Айрелл, когда  появился в зале суда под сопровождением двух гвардейцев, был удостоен лишь короткого, высокомерного, безэмоционального взгляда герцога Дарелла.
Когда разбирательство прочих дел было завершено, один из гвардейцев вывел графа Айрелла в центр перед герцогом и его Советом, снял с его рук кандалы, чтобы он мог свободно поклониться.
В зале стало тише. Негромкий говор, наполнявший воздух, стих, все обратили свое внимание на происходящее перед троном.
Анджей, не поднимаясь, кивнул Деррику в знак приветствия и громко - а голос его в высоком тронном зале отражался от стен и усиливался - молвил заученную фразу, которую обязан был произнести:
- Граф Деррик Айрелл, перед богами и людьми я, герцог Анджей из дома Дарелл, обязуюсь рассмотреть твое дело честно и справедливо, как велят мне законы богов, королевства и моей совести, - какое-то время помолчал, собираясь с мыслями. - Обвиняющим являюсь я, Анджей Даррел, и обвиняю своего вассала в преступлении третьей категории, а именно отказе в праве брачной ночи с применением физического воздействия.
Анджей указал на свое лицо - на губе, разбитой Дерриком, оставалась не зажившая до конца рана.
- Обстоятельства дела ясны, свидетели произошедшего присутствуют в зале. Деррик Айрелл, - Анджей качнул в его сторону кистью руки, - что скажешь в свое оправдание?
При этом Анджей держался расслабленно, спокойно, движения его были несколько небрежными. Для него был очевиден исход дела, поскольку он знал, что Деррик обещал Трише принести извинения на суде. Анджею хотелось поскорее с этим покончить - происходящее от начала до конца было пустой формальностью.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 04 2017, 15:48
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
3


У Деррика было много свободного времени чтобы все обдумать. Девять дней провел он за решёткой в темнице замка Ардор. И много разных мыслей приходило в его голову.
Например, отчего его друг, тот, кого он считал едва ли, не своим четвёртым братом предал его. Именно предательством их многолетней дружбы, посчитал Деррик требование - пускай и законное - Анджея о Праве первой ночи. Не мог он не видеть и не знать, как дорога Деррику Триша, и все же решил получить её. Раньше они делили многих женщин, но одно дело потаскуха из задрипанного борделя на окраине городка, и совсем другое, его невеста, девушка, которую он, граф Вудвилл, выбрал себе в жены. Не мог Анджей не понимать и того, что может нажить себе врага.
Традиция Первой ночи ещё существовала, но уже сходила на нет - какому мужчине, пусть, и последнему барону, будет приятно смотреть в глаза сюзерена, зная, что тот провел ночь с его женой, оказался первым её мужчиной. Конечно, немало было и таких, кто намеренно подкладывал своих жён в постели сюзеренов, чтобы не платить Махар, если невеста окажется девственницей, или же из лести, желания подлизаться и угодить.
Будь на месте Триши любая другая девушка, к которой Деррик чувств не питал, он все равно бы поступил так же, по крайней мере, так думал он, сидя в тёмной камере, куда едва проникал свет. К нему больше никто не приходил, кроме Элизабет, явившейся к нему с кратким визитом в день перед судом. Она была явно напугана, но надо отдать ей должное, скрывала свой страх сестра мастерски, но он знал её, как облупленную. На его вопрос, что же случилось, девушка ответила, что боится за него, и это было правдой, он видел это, но было что-то ещё. Потухший взгляд, осунувшееся лицо, и её привычка дергать рукав когда она нервничает. Нет, определённо, что-то ещё помимо её нерадивого братца занимало мысли Элизабет. А вот вопрос о Трише, заставил занервничать уже его самого. Сестра не просто перевела разговор на другую тему, но когда он настоял на том, чтобы она рассказала, в чем дело, попросту выбежала из подземелья.
Триша. Он вспоминал её, напуганную, стоявшую напротив решеток, так похожую на маленькую растерянную девочку, и сердце его сжималось от боли. Он виноват во всем что произошло. Он привёз её в Ардор, не сумел уберечь, а теперь, она ходит там одна, в незнакомом ей замке, среди незнакомых ей людей. Одно успокаивало Деррика, Элизабет и Триша, они там вместе.  Не Элизабет придёт утешать его невесту, так Триша утешит Элизабет. Сильные девочки. Его сильные девочки. Все же повезло ему с ними. Эта мысль, хоть немного, но успокаивала Деррика.
А вот Анджей. Он не пришёл к нему. Не передал записки, в которой хоть как-нибудь бы объяснил свой поступок. Граф Айрелл свою вину признал, и, благодаря Генриху, который, несомненно, слышал их разговор с леди Рутланд , об этом известно и Анджею, отрицать свою вину, молить о помощи богов?  К чему? Он поступил так, как посчитал нужным и заплатит за это. А Анджей… Трусил? Трусил взглянуть в глаза своего друга после того, что натворил? Не смог найти в себе храбрости явиться и объяснить причину своего поступка? Обиделся? Не простое же это его “хочу”, из-за которого он испортил жизнь двум людям, а, возможно и их судьбы. Так поступают капризные дети, а не взрослые разумные люди. Тут уж впору посмотреть, кто из них двоих стал достойным преемником своего отца. Как бы то ни было, Деррик обещал Трише, что извинится, и он сдержит свое слово, как сдержит и другое, данное ей здесь, в этой самой камере. Он никогда не напомнит ей, и не поставит в вину ночь, проведенную с Анджеем. Никогда.

На девятый день, рано утром к нему пришли. Слуги под присмотром охранников принесли таз, ведро с водой, кувшин, какие-то флаконы, полотенца и одежду. Бельё, голубая, расшитая золотом котта и коричневые штаны. Элизабет, навещавшая братьев, и передавшая им его наказ сидеть в замке, привезла из Эглентайна с собой сменную одежду. Пожаловал к узнику и цирюльник, так что перед собравшимися в зале, он предстал в достойном виде.
Триша, его верная Триша была первой, кого он разглядел в этой, похожей на жужжащий рой толпе. Он кивнул ей, ободряюще, думая только о том, как же хочется обнять её, вдохнуть её запах - почему-то, ему часто мерещился аромат корицы, когда она была рядом - и оказаться, вместе с ней, как можно дальше отсюда. Разглядел он, ожидая своей очереди и Элизабет, которая от нетерпения и переполнявших её чувств, не могла устоять на одном месте. Кажется, там был ещё Арен Дисмор. Тот самый, что ухлестывал за его сестрой в столице.
Но это потом, сейчас суд.
Кандалы до боли стискивающие запястья сняли, и Деррик медленно сжал и разжал затекшие пальцы. Он без страха или злости, абсолютно спокойно посмотрел на Анджея, склоняясь в уважительном поклоне. Удостоились поклона и мать герцога, леди Маргарет, и его брат Кристиан.
Деррик молча выслушал речь, с интересом глядя на герцога, и лишь единожды, ему пришлось сдержать  улыбку, когда Анджей указал на разбитую губу. Если бы все не было так серьёзно, если от его слов зависела только его жизнь, а не их, с леди Рутланд будущее, Деррик бы рассмеялся. Торн-отец свидетель, они били морды и гораздо сильнее. Только вот им уже не по двенадцать лет…
Когда Анджей кончил говорить, пришла его очередь, сказать свое слово:
- Я, Деррик Айрелл, граф Вудвилл, признаю свою вину в том, что поднял руку на своего сюзерена, Анджея Дарелла, герцога Беллонии. - он словно бы не слышал прокатившуюся по зале волну шепотков, отчётливый возглас сестры. Спокойно и уверенно продолжил.  - И я нижайше прошу вас, Ваша Светлость, простить вашего вассала.
С этими словами он опустился на колени, смиренно опуская голову. Гордости не было место сейчас в его сердце, единственное, почему он это делал, вернее будет сказать, единственная - его невеста, Триша Рутланд. Вот ради кого он был готов пожертвовать всем, что и делал сейчас, на глазах всех этих людей.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 04 2017, 18:16
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
4


Томительное, неизбежное ожидание в последний день превратилось в невыносимую пытку. Триша стояла в зале, в окружении множества людей, и ждала. С минуты на минуту Деррик должен был предстать перед герцогом и услышать его приговор. Повлиять на решение Анджея она уже не могла, как не могла и ускорить время, чтобы муки ожидания поскорее закончились. Ей оставалось лишь ждать. Ждать и мириться с собственными мыслями.
От безрадостных и противоречивых размышлений, от напряжения и переживания у Триши начинало ломить в висках. Она представляла себе возможные развития событий, но чем больше она размышляла, тем сильнее боялась. Не только приговора, ведь верила – Анджей не будет суров с Дерриком, но и будущего разговора со своим женихом. Пока еще женихом.
Она подбирала более мягкие слова, объясняющие ее решение расторгнуть помолвку и вернуться к своей прежней жизни, искала убедительные объяснения своим поступкам, и ей было страшно. Очень страшно. Триша боялась реакции Деррика, боялась увидеть в его глазах отражение той боли, которую собиралась причинить ему после всего, что он пережил. И боялась его презрения к себе.  
Она искала достойное оправдание своих действий, хотела убедить саму себя, что поступает правильно. Жертвует своим будущим, своими мечтами ради Деррика и Анджея: первого она избавит от будущих разочарований, а второму поможет не лишиться своего друга и вассала. Но все равно Триша винила себя в унижениях, которые Деррику еще предстояло пережить…  
Да, она винила себя! В слабости и трусости! В обмане! Она обещала своему жениху, что они вместе пройдут через все испытания, но теперь собиралась предать мужчину, которого любила. Так любила ли она его? В понимании молодой девушки любовь должна быть чистой, способной на любые жертвы. А Триша не могла пожертвовать чувствами к одному мужчине ради другого! Она уже поддалась своему влечению к Анджею и теперь не была способна справиться с этим чувством. Даже в собственных мыслях Триша настолько запуталась, что не могла отличить правду от самообмана. У нее не было сил признаться, что она просто не способна выбрать между двумя мужчинами, вызывающими в ней особенные, трепетные чувства и совершенно противоречащие друг другу желания.
Появление Деррика в зале заставило Тришу вмиг забыть все объяснения, которые она упорно придумывала последние дни. Мужчина нашел ее взглядом, улыбнулся, давая понять, что все будет хорошо. А ей хотелось немедленно растаять в воздухе, перестать существовать в этом мире и жизни Деррика Айрелла! Но она нашла в себе силы посмотреть на него - в эту минуту ему нужна была ее поддержка. Попыталась даже улыбнуться в ответ, но улыбка вышла кривой и неуверенной.
Смотреть на него – уставшего, измученного, закованного в кандалы, словно он был каким-то вором или убийцей, было нестерпимо больно. Она сдерживала слезы, пока гвардейцы вели Дерика по залу. Пыталась держаться и в тот момент, когда Анджей зачитывал обвинение. Но когда заговорил Деррик, справиться с эмоциями она не смогла. Из глаз девушки покатились слезы, и она зажала себе рот ладонью, пытаясь заглушить судорожные рыдания.
Деррик сдержал свое обещание. Не только произнес слова извинений, но и опустился колени. Сильный, гордый, упрямый, уверенный в своей правоте Деррик Айрелл, вопреки всем своим убеждениям склонил голову перед тем, кто наплевал на их дружбу ради собственной прихоти.
«Он будет свободен – это главное, - мысленно повторяла она, словно молитву. – Он будет свободен!»

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 05 2017, 12:29
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
5


Совместно с Ареном Дисмором


Ни с Тришей, ни с герцогом Дареллом Элизабет больше не виделась. Невесте брата было, одновременно и стыдно смотреть в глаза после их разговора, и брала злость за то, что та совершенно ничего не хотела больше предпринять. Деррик извинится, ну ладно, хорошо, а что потом? Решение ведь за герцогом! И так было ясно, что он получит то, что желает - ночь с леди Рутланд, так отчего не дать ему то, чего он хочет прямо сейчас, но на своих условиях. Хотя бы попытаться. Она, Элизабет, ведь попыталась… и, все равно могла сделать больше.
Права оказалась леди Дарелл, юная Нарисса, Элизабет трусила. Но не того, о чем говорила эта наивная девочка она боялась. А герцога, его одного, того, что он может рассказать Деррику и себя, потому что действительно оказалась готова ради брата на все. Продать свое тело, подстегнуть другого человека к решению, которое, возможно, перевернет всю его жизнь.
Рикард…
Милостивые боги.. А ведь она не смогла отравить его ради жизни всех своих братьев. Значит, все же не на все?
Рикард…
Предательницей чувствовала себя Элизабет после разговора с Ареном. Жутким, гадким существом, которое мечется, точно в горячке, вот кем она себя чувствовала. Она ведь забыла его, Арена, он не писал, не было от него вестей. Ни единой, а значит… Бо-оги-и! А как только он появился, оказалась готова бежать с ним прямо сейчас… о Рикарде ведь и не вспомнила…
Зато потом, ночью перед судом Элизабет не смыкала глаз. Думала, размышляла о том, что же будет после суда. Арен отказался от неё. “Он подумает” сказал он, разве можно тут думать? Да и о чем думать, если он чувствует к ней то же, что и она к нему?! А может не чувствует?
А Рикард, боги, он ведь был и есть первый её мужчина. Она хотела и желала всем своим сердцем узнать его, понять, исцелить. Быть с ним рядом, с этим сильным, невероятно сильным мужчиной. Он не камень, каким кажется, он чувствует, он улыбается, пусть и криво, и лицо его страшно в улыбке, но он человек, Элизабет видела в нем несчастного человека, который нуждался в тепле и любви, и она готова была ему её дать, только, вот брать её Рикард не спешил.
Получается, она никому не нужна?
Деррик, Арен, Рикард…
Деррик, он ведь тоже только о Трише говорил, спрашивал как она, что с ней, держится ли, а Элизабет … А она попросту сбежала от этого разговора, не в силах больше врать собственному брату. Не говорить же правды, хотя, он и так её узнает, после суда. Элизабет лишь отсрочила их разговор, и прекрасно знала, что брат потом к нему вернётся. И тогда, сбежать не получится.
Утро двадцать первого числа, когда, наконец, должен был состояться суд, выдалось пасмурным. То крапал, то усиливался дождь, небо висело, казалось, над самыми шпилями замка. Разбитая, невыспавшаяся, облаченная в цвета своего дома, покинула Элизабет отведенную ей комнату.
“Вот и все, сегодня все решится. А решится ли?” - думала девушка по пути в тронный зал.
Сколько людей… и все галдели, что-то обсуждали, хихикали, либо же наоборот, опускали глаза в пол. Девушке удалось прошмыгнуть в зал незамеченной, поближе к месту, где сидел герцог, чтобы все видеть, чтобы Деррик её заметил, и знал, что она рядом.
- Боги… боги милостивые, храните Деррика, Амата-мать, не оставь… - невольно вырвалось у Элизабет и она оглянулась, ища в этой пестрой толпе ту, из-за которой все это и произошло. Но не леди Рутланд увидела она, а Арена. Издав тихий, сдавленный стон, девушка подошла к нему, обходя остальных собравшихся. Он стоял к ней спиной и не видел её, Элизабет робко на него посмотрела, протянула руку, коснулась его ладони дрожащими пальцами. Вложила свою руку в его. Арен… Рикард… какая разница, ей хотелось одного, поддержки. Знать, что она не одна...
- Вот стоит только приехать - с досадой в голосе произнес Рон, расстроенный пасмурной погодой - только ведь из этого выбрались, и опять. Я хотел солнца, тепла, моря и красивых женщин!
- Могу тебя вместе с куклой из соломы выкинуть за борт драккара, хош? - весело отозвался Свельд.
- Богам все равно, чего ты желаешь - Арен поднялся со своего места, поправил зеленую котту - собирайтесь, пойдете со мной.
Спалось в ту ночь нормерцу плохо - слишком много впечатлений принес первый день (или слишком много было выпито?) проведенный в Беллонии - морская прогулка, неприятный разговор с Элизабет. Элизабет...не сиделось же ей на месте, нет, надо было ехать вызволять брата. Арен не слишком-то вдавался в подробности слухов об этой ссоре вассала и сюзерена, а потому его одолевало любопытство. Любопытство от скуки. Герцогу было некогда заниматься гостями, а еще один морской, пусть и короткий поход с Нариссой ан-герцог бы не осилил. Так почему бы не пойти посмотреть на суд?
В зале было шумно и даже душно. Оперевшись плечом на колонну, Арен рассматривал всех присутствующих без какой-либо цели найти среди них знакомых. Вдруг, он почувствовал легкое прикосновение к своей руке, обернувшись, увидел сначала Свельда, грозно нависающего над кем-то, затем перевел взгляд на даму, которой оказалась...Элизабет?
- Вы? - он сильно сжал её ладонь в своей и, посмотрев на северянина, помотал головой. Тот лишь пожал плечами и отступил на полшага назад. Что вы здесь делаете? - хотел было спросить Арен. Глупый вопрос. Она же наверняка пришла на суд Деррика, чтобы узнать о его судьбе.
- Как вы? - наконец спросил нормерец.

- Не оставляйте меня, прошу вас, я… я не смогу… Деррик, он ведь… Арен…
Она еле держалась чтобы не расплакаться из-за страха за брата, не кинуться северянину на шею и умолять увезти её отсюда. Подальше, как можно дальше, чтобы не видеть ни герцога, ни леди Рутланд. Тех, кто причинил боль её семье. Ненависть, вот что она чувствовала к этим людям…
- Вы же будете рядом, Арен, молю вас, я… я молю вас не оставляйте меня, прошу!
И она впилась в его рукав второй рукой, точно ожидая, что мужчина оттолкнет её или уйдёт сам.

Арен сперва отстранился от девушки - подобный порыв был неожиданностью, затем убрал ее руки от котты, перехватил их в свои ладони.
- Только не кричите. Вы привлекаете ненужное внимание, миледи - мужчина покосился на какую-то барышню, неприлично рассматривающую их. Благо рядом оказался Рон, закрывший своей широкой спиной ей весь обзор. Арен наклонился к уху своей собеседницы
- Вы мне говорили что-то о том, из-за чего Деррик попал за решетку...что-то насчет невесты, да? - не будучи уверенным в деталях рассказа об этой ссоре из-за своего вчерашнего опьянения, Арен решил все же уточнить.
- Да, конечно же, п-простите.
Элизабет бросила короткий, беспокойный взгляд на герцога Дарелла, и понизила голос.
- Деррик приехал представить Его Светлости свою невесту, леди Рутланд, и просить у него разрешения на брак. Они друзья, знаете… - её руки в его ладонях наконец перестали дрожать, да и присутствие Арена, его спокойный, неторопливый и тихий голос, все это немного успокоило девушку. - А герцог потребовал Право первой ночи, и… Деррик его удари-ил…
Она вырвала одну руку из его пальцев, закрыла рот ладонью, стараясь подавить рвущиеся наружу рыдания. И в этот самый миг, двери залы распахнулись, и в них вошёл Деррик.
Видеть как ее сильный, гордый старший брат склоняется перед герцогом было для Элизабет невыносимо.
- Деррик! - вскрикнула она. И хотела кричать и дальше. О, ей определённо было, что сказать. Всем им, и герцогу и леди Рутланд, да и всем присутствующим. Но Арен удержал руку Элизабет, когда она дернулась было вперёд.
"Невыносимо, боги, Деррик..." Девушка уткнулась в мужское плечо и заплакала.
Арен повел бровью, неторопливо обнял Элизабет, как отец обнял бы дочь - мягко, прижимая к себе, защищая от злого и жестокого мира, в котором сюзерены имеют право своим вассалам дать по шее за то, что те дерзят. Особенно, если речь идет не только о дерзости, но и о драке. Короткой драке. Ударе. Пощечине.
Правом первой ночи вроде никто давно не пользовался - мелькнуло в голове у Арена - чего же Анджей хочет добиться от Деррика? Чтобы тот смирился с тем, что герцог не дал ему разрешение на брак? И раз они друзья, почему все дошло до суда?
Когда шепот в зале резко прекратился, и герцог заговорил, Арен крепче обнял девушку, переместив свою ладонь с её плеча на спину.
- Не все так страшно - произнес шепотом нормерец, вновь наклонившись к самому уху Элизабет - если герцогу хватит этих публичных извинений, то он не станет зверствовать. Я надеюсь.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 06 2017, 00:38
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
6


Каждый солдат в Ольстейне знал, что Джерард Бьято терпеть не может слухов и сплетен. Поэтому то, о чем несколько дней с увлечением переговаривались в крепости, Джер узнал совершенно случайно, услышав, выйдя как-то поздним вечером на стену полюбоваться звездным небом, разговор двух караульных. Новость его настолько поразила, что он даже забыл отчитать солдат за болтовню.
Анджей Дарелл так впечатлился невестой своего вассала, что затребовал себе право первой брачной ночи. Зачем? Джерард искренне не понимал, зачем герцогу Беллонии такие сложности. Женщин в мире навалом. Выбирай любую. А лучше и удобнее - держать несколько где-нибудь поблизости, чтобы не отвлекаться каждый раз на поиски. Что же там за красотка, ради которой Анджей решил настроить против себя графа Айрелла? Джер не удержался от улыбки, представив, какое лицо было у его друга, когда в него прилетел удар кулака Деррика. Граф Айрелл защищал свое, защищал, как умел, и заслуживал уважения. А Анджею, видимо, стало совсем скучно, раз он вытворяет такие глупости. Это то же самое, что отбирать у кого-то яблоко, стоя под яблоней, ветви которой ломятся от спелых плодов.
День суда над взбунтовавшимся вассалом был никому не известен, а Джерарду очень захотелось поприсутствовать на нем. Размеренную жизнь в крепости так давно не нарушали никакие происшествия. Бьято уже начал было подумывать о поездке в Ланс, а тут судьба послала ему такое развлечение!
В Ардор Джерард прибыл за день до суда, успел увидеться с Анджеем и переговорить с ним, и еще больше озадачился. Анджей не был похож на жаждущего развлечений. Наоборот, он показался Джерарду слишком серьезным. Когда он назвал имя невесты Деррика, Бьято одобрительно кивнул. Триша Рутланд. Красивая девушка, ничего не скажешь. Даже тогда, в лодке, мокрая и расстроенная*, она казалась очень даже привлекательной. Но все равно, столько шума из-за женщины? Нет, Джерарду этого никогда не понять.
В зал, где должен был состояться суд, Джерард пришел одним из последних. И сразу же принялся искать взглядом Тришу. Ему было интересно, как поведет себя девушка.
Пока Джер осматривался, Анджей успел разобрать целых два дела. Тришу леркер заметил только тогда, когда в зал ввели Деррика Айрелла.
При виде закованного в кандалы графа Джерард поморщился. Неужели нельзя было решить это дело тихо, мирно? Вышли бы во двор вдвоем, помахали бы мечами, размялись. Да хоть наваляли бы по-мужицки друг другу. А то - суд, кандалы... Сложности какие.
Джерард отвел взгляд от графа Айрелла и принялся наблюдать за леди Рутланд. Возле нее образовалось небольшое пространство, люди почему-то боялись стоять рядом с ней - наверное, не хотели, чтоб герцог решил, что они ее поддерживают. Триша этого не замечала. Она, похоже, никого, кроме Деррика сейчас не замечала. А потом расплакалась, и Джерард, наплевав на всех, направился к ней, немилосердно толкая на ходу тех, кто не успел отодвинуться в сторону. Ну неправильно это, когда красивая женщина плачет, а окружающие делают вид, что ничего не замечают.
- Не нужно показывать свои слезы этим стервятникам, миледи, - вполголоса, мягко проговорил Джер, подойдя к Трише почти вплотную. - Им же это за счастье - будет, о чем вечером поговорить. Да и жениху вашему ни к чему видеть ваши слезы. Дарелл временами вполне приличный человек, я его знаю, так что все будет хорошо, и...
Джерард не договорил. То, что произошло в зале, лишило его дара речи.
Граф Айрелл опустился на колени. На колени!
Будто увидев что-то очень стыдное, леркер скривился, быстро отвернулся и загородил собой обзор леди Рутланд.
- С момента нашей последней встречи вы все так же разводите сырость, - неуклюже пошутил он. - Так никаких на вас платков не напасешься.


* имеется в виду вот этот эпизод
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 06 2017, 02:22
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
7


До того момента, как началось рассмотрение дела Деррика Айрелла, у Анджея было более, чем достаточно времени, чтобы рассмотреть всех присутствующих.

Леди Элизабет Айрелл была, как показалось Анджею, на грани паники.  Он нашел ее взглядом почти сразу, как только она вышла вперед, чтобы все видеть, слышать и быть у все на виду. Анджей облокотился на подлокотники трона, неотрывно глядя на нее, склонил голову вбок и потер пальцами свои губы. Они помнили вкус Элизабет. Ведь этими же пальцами он касался ее в тот день, когда она пришла к нему... С этих пальцев он слизывал сок ее лона. Соленая... Кажется, он так и сказал ей тогда. Соленая Элиз... Герцог Дарелл смотрел на нее долго, пристально, чуть прищурившись. Вспоминая ощущение ее близости, тепла ее тела, вкус и запах ее слюны. Где-то в глубине души он жалел, что в тот раз не поимел ее. Ведь мог. И хотел...

Тришу Рутланд Анджей нашел взглядом позже, поскольку держалась она скромнее. Ей был подарен взгляд, полный теплоты и нежности. За последние пару дней так много времени провели они вместе, так многое рассказали друг другу, так много раз друг друга обняли и поцеловали. Анджей кивнул ей в знак поддержки. Осталось совсем немного потерпеть, и бездна ее закончится. Хотелось расквитаться с делом Деррика поскорее именно ради Триши. Невероятно больно было видеть ее в горе, Анджею стоило огромных усилий не подняться с места, подойти и обнять ее. Его пальцы с силой впились в золотые шестипалые руки подлокотников трона, Анджей заставил себя отвести взгляд. Потому что знал, что этим будет смущать Тришу, а ей и без того было тяжело.

Джерарда Бьято Анджей заметил только когда тот подошел к Трише, и коротко ему кивнул, приветствуя, поскольку перед троном уже стоял Деррик и все внимание Анджея было приковано к нему. Боги все-таки существуют, раз послали Джерарда в нужное время в Ардор. И Анджей был бесконечно благодарен ему за то, что он был в этой толпе эгоистов, где никто не мог или не хотел утешить несчастную Тришу. С души Анджея словно камень сняло, когда он заметил, как отгораживает Джерард Тришу от разворачивающего перед троном действия. За спиной Джера Дарелл даже не видел, что Триша расплакалась. Если бы увидел, точно не сдержался и подошел к ней, рождая повод для очередных грязных сплетен падкого до чужого белья сборища. Все было хорошо, раз Триша была под присмотром принца Бьято (а для Анджея Джерард вопреки всему оставался именно принцем), поскольку доверял ему, как себе, и знал, что леди Рутланд теперь может опереться на крепкое плечо ответственного и мудрого человека.

Надо сказать, что поступок Деррика знатно польстил самолюбию Анджея и его жажде власти. Извинений было достаточно, Ан даже не рассчитывал на большее, но граф Айрелл, судя по всему, поставил на кон все, что имел, собственное достоинство в том числе. Он встал на колени. Маргарет Дарелл по правую руку от Анджея, повернулась к нему, глядя в глаза своими, блестящими, безмолвно говоря ему "ну, я же говорила!". Анджей лишь мимолетно взглянул на нее, после чего, помедлив несколько секунд, созерцая Деррика на коленях перед троном, постучал пальцами правой руки о золотые кисти на подлокотнике, размышляя. После чего уверенно поднялся с трона, подошел к графу, за несколько шагов уничтожив расстояние до него, и положил на его плечо правую руку.
- Поднимись.
И дождался, пока тот поднимется, не убирая руки с его плеча. А когда глаза Деррика оказались напротив глаз Анджея, он одобрительно кивнул ему и дважды хлопнул той же ладонью по плечу, после чего развернулся к публике и в своей манере изящно, словно в танце, развел в стороны руки, озираясь, глядя одновременно на всех и не на кого.
- Среди присутствующих есть те, кто хочет что-то добавить?

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 06 2017, 13:49
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
8


Если бы лет пять назад кто-нибудь сказал бы ему, что он предстанет перед судом в качестве обвиняемого, а обвинителем, выступит его же друг, Деррик попросту бы набил этому человеку морду.
Суд, следы от кандалов на его запястьях, та клетка с тухлым сеном, в которой он просидел больше недели, все было таким реальным. И вместе с тем, эти шушукающиеся шепотки за спиной, невеста - боги, он сам порой не мог поверить, что обручен - сестра, которая явно была на грани истерики - он слышал, как она вскрикнула - и взгляды десятков людей обращенных на него, все это, казалось, происходило вовсе не с ним. И, тем не менее, именно он стоял на коленях перед герцогом Беллонии, и именно, он, Анджей, его друг и обвинитель положил свою ладонь ему на плечо и велел подняться, что Деррик и сделал. Он прямо посмотрел Анджею в глаза, не отводя взгляда. Пожалуй, в нем можно было прочитать, так и не высказанный вопрос: “почему”. Но вслух задавать его граф Айрелл, разумеется не собирался. Уже не собирался. Деррику хотелось одного, покончить со всем этим, потому что он устал. Устал гадать отчего и почему, его друг покусился на единственное дорогое ему существо, отчего Элизабет не захотела рассказать ничего о Трише, отчего весь этот суд, казался ему одним большим представлением. Покончить со всем этим, забрать Тришу и сестру - если приговор, со слов невесты, действительно окажется не так суров - и покинуть этот замок, вот все, чего желал граф Айрелл, стоя посреди тронного зала замка Ардор, в ожидании своего приговора.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 06 2017, 20:26
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
9


«Еще немного и все закончится», - продолжала Триша попытки успокоить саму себя, но легче от этого ей не становилось. Ведь после суда должно было последовать исполнение приговора Анджея, о котором пока можно было только догадываться.
Боковым зрением она заметила, что кто-то приблизился, но по голосу не смогла узнать говорящего и Трише пришлось обернуться. Казалось, что появление Джерарда Бьято ничуть не удивило ее – погруженная в собственные переживания, ожидающая решения герцога Дарелла, она просто не была способна сосредоточиться на чем-то еще. Девушка взглянула на лорда Бьято невидящим, затуманенным взглядом, кивнула, одновременно приветствуя и выражая свою благодарность за поддержку, и вернула свое внимание к Деррику.
Она расслышала слова Джерарда, все до единого. Бьято, как и все остальные гости замка не знал подробностей событий, произошедших в Ардоре, поэтому и убеждал Тришу, что все будет хорошо. Но она понимала - все изменилось и уже никогда не вернется к прежнему состоянию, которое принято называть этим добрым, приятным, ласковым словом: «хорошо».
- Не надо, - покачала головой, когда лорд Бьято встал перед ней, не позволяя девушке смотреть на Деррика. Поняла его желание оградить ее от неприятного зрелища и была благодарна Джерарду за поддержку, хоть и не могла сейчас выразить свою признательность. Триша вытерла тыльной стороной ладони слезы, перевела взгляд на лорда Бьято, заглянула ему в глаза. – Это из-за меня он…
Триша должна была видеть Деррика, должна была пережить это унижение вместе с ним, ведь именно она и убедила его оставить свою честь и гордость у ног герцога Беллонии. Но отстранить Джерарда она не пыталась.
Услышала ответ герцога. Поверх плеча Джерарда наблюдала, как Анджей подходит к Деррику и как тот поднимается на ноги. Но даже после этого не попросила лорда Бьято отойти. Чем ближе подходило время вынесения приговора, тем тяжелее ей было находиться в зале суда.
Возможно, именно сейчас Трише следовало попытаться привлечь внимание Анджея, чтобы напомнить ему о своих словах, но у нее не хватало смелости. Оставалось надеяться, что Анджей помнит о ее желании расторгнуть помолвку, ведь тем самым половина его обвинений теряла смысл – он обвинял Деррика в отказе от того, чего теперь никогда не случится. Произнести свой отказ от свадьбы вслух в присутствии стольких людей и еще больше унизить Деррика она тем более не могла. В этом разговоре будут участвовать лишь они двое, без свидетелей. Триша не знала, сумеет ли открыть Деррику всю правду, или он догадается о ее чувствах к Анджею сам. И пожелает ли когда-нибудь простить ее… Но совесть подсказывала, что Триша обязана выслушать все его не довольство, не имея права возражать или оправдываться. Если, конечно она сумеет найти в себе силы на этот разговор. И справится с сильными эмоциями, терзающими ее разум и сердце. С трудом контролируемыми, губительными, безумными эмоциями, главной из которых был уже не страх...

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Май 07 2017, 13:52
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
10


- Никто? - вопрошал Анджей, озираясь.
Нашел глазами Элизабет Айрелл, посмотрел на нее, сделал жест рукой, словно приглашая ее в середину зала. Что, даже ей нечего добавить? Нечего сказать герцогу? Надо же. Потом говорить что-то будет поздно - оставалось надеяться, что Элизабет это понимает.
- В таком случае, - так и не дождавшись желающих выступить, Анджей вернул свое внимание Деррику, вновь повернулся к нему лицом, - граф Деррик Айрелл, я приговариваю тебя к трем дюжинам ударов плетью. Приговор будет приведет в исполнение немедленно на Пестрой площади. На этом рассмотрение дел объявляю оконченными, - Анджей повернулся к Совету и поклонился ему, - благодарю Совет и всех присутствующих.
Затем повернулся к двери, ведущей в дворцовые коридоры, и направился к ней, намереваясь покинуть тронный зал первым, чтобы вся процессия, которая сейчас двинется на площадь, не задерживалась. Следовало взять плащ и выйти во двор Ардора, где Анджея ждал оседланный заранее конь, а женщин дожидались паланкины.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 08 2017, 12:12
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
11


- Большего бреда в жизни не слышал, - заявил Джерард, внимательно глядя на Тришу. - Деррик заехал Анджею в челюсть, и именно за это сейчас извиняется. А вы тут при чем?
Но он понимал, что имеет в виду эта бедняжка. Эти двое, там, в центре зала, должны были решить свой спор совсем иначе. Раз уж так приспичило бороться за женщину, нужно было это делать с глазу на глаз. Не заставлять ее на это смотреть и чувствовать себя виноватой.
Интересно, будет ли Триша по-прежнему относиться к своему жениху после того, как увидела его на коленях? Самому Джерарду этот поступок очень не понравился. Признавая себя виноватым, граф Айрелл будто бы своими руками укладывал Тришу в постель к Анджею. Девушка, наверное, не до конца понимает сейчас, что происходит. А когда поймет - неминуемо почувствует отвращение к своему жениху.
А сейчас девушку надо было любой ценой отвлечь от происходящего. Это, конечно, практически невозможно, но попытаться стоило.
Джерард сделал небольшой шаг в сторону, чуть склонился к Трише и заговорил, прекрасно понимая, что вряд ли девушка будет ему благодарна за то, что он ее отвлекает:
- Вообще-то, я наврал вам про платки. У меня ни одного нет с собой. И лодки тоже нет. А она, похоже, скоро пригодится.
Триша вытирала слезы руками, и этот жест делал ее похожей на маленькую испуганную девочку. Джерард одобряюще улыбнулся ей, чувствуя внезапное непреодолимое желание вздуть одного не думающего о последствиях своих внезапных поступков герцога.
- Кстати, о лодке. Я в прошлый раз как-то спросить не удосужился - а вы плавать умеете? Если нет, то когда здесь начнется потоп - хватайтесь за меня. Я умею. Главное, следите, чтобы к нам еще кто-нибудь не прицепился - двоих я не потяну, - Джерард нес околесицу, но сейчас главное было говорить, и неважно, что. Пусть лучше Триша недоумевает по поводу услышанного и думает, что Джерард - навязчивый идиот, чем терзает себя, считая виноватой в позоре Айрелла.
Пока Джерард разглагольствовал, Анджей успел поднять Деррика с колен и обратиться к присутствующим с вопросом. Добавить у Джерарда было что.
"Какого грогана ты устроил все это представление? Отпускай Айрелла к невесте, откажись от права первой ночи и пошли отметим это дело!" - хотелось выкрикнуть Джерарду на весь зал. Но он сдержался. Наедине можно высказывать что угодно, но на людях авторитет герцога Беллонии должен быть непререкаемым. И как бы Джеру не хотелось наорать на Анджея, приходилось молчать...
Приговор, оглашенный Анджеем, возмутил Джерарда, и он на какое-то время позабыл о своем намерении отвлекать Тришу, уставившись на друга. Удары плетью, прилюдно?! Да ты в уме ли, Анджей?! Тебе мало унижения, которому подверг себя добровольно граф Айрелл? Зачем унижать его еще больше? Мужик уже отказался от своей невесты в твою пользу - чего ж тебе еще?
Окружающие загалдели, зашевелились, превращаясь из придворных в какой-то гудящий всполошенный улей, и Джерард, уже не церемонясь, крепко схватил Тришу за руку, словно опасаясь, что потеряет ее сейчас в этом людском водовороте. Он был твердо намерен не пускать Тришу на площадь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 08 2017, 12:32
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
12


Деррик не отрываясь смотрел на Анджея все то время, что они ожидали желающих высказаться. Но, как ни странно, молчание было ответом на вопрос герцога Беллонии. Нечего было собравшимся добавить ни к словам обвинения, ни в защиту обвиняемого. Да Деррик в ней и не нуждался - признав свою вину публично, перед всеми этими любопытными лордами и леди. Властный голос Анджея эхом разлетелся по тронной зале - и вновь молчание. “Оно и хорошо, что так.” - думал Деррик. Достаточно ему и того, что он принёс эти гребанные извинения признавая свою вину, хотя на деле, не раскаивался ни капли. Да, собственно, и за что каяться? За то, что дал по морде защищая свою невесту?
Но, тем не менее извинения он принёс. Не ради спасения своей шкуры, но чтобы не потерять Тришу - такую солнечную, невероятно странноватую, и родную. Деррик верил, что они с ней смогут пережить все эти трудности, и что жизнь их будет наполнена радостью и счастьем. Он сделает все, чтобы больше никогда не видеть слез в её глазах, и не слышать её дрожащего из-за страха голоса. Деррик бросил взгляд туда, где стояла его невеста, желая подбодрить её, но девушку заслонила чья-то спина. Меж тем, не укрылся от графа Айрелла и жест Анджея, обращенный, как оказалось, к Элизабет. То, как она дернулась,вжимаясь спиной в грудь Арена Дисмора, явно желая спрятаться от пристального взгляда герцога, заставило Деррика нахмуриться. Несмотря на то, что сестра явно боялась Анджея, взгляд её выражал непокорство и ненависть. Граф медленно покачал головой, глядя на сестру. Чтобы она не хотела сказать сейчас, лучше бы ей этого не делать. И, хвала богам, она смолчала…
- Ваша Светлость. - Деррик подавил, наконец, усмешку, в которой исказились его губы, при вынесении приговора, обращаясь к Анджею, повернувшись вслед за ним, к дверям. - Мне дадут сказать последнее слово? - дождавшись ответа, он продолжил. - Я бы хотел, чтобы приговор свой, в исполнение привели вы же.
Легко выносить решения, портить чужие жизни, коверкать судьбы только потому, что ты можешь и потому что так хочется тебе, не думая о последствиях. Наблюдать за тем, как кто-то другой исполняет твою волю - рассекает спину вассала в кровь легко, а попробуй сделать это сам, и, может быть, в следующий раз, ты подумаешь над тем, что своим "хочу"  причиняешь боль другим.

*действия Элизабет Айрелл согласованы с игроком
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 08 2017, 14:32
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
13


Сердце стучало так, что отдавалось пульсирующим, неприятным звуком в ушах. В груди щемило от малейшего вздоха. Триша пыталась избавиться от этой боли – расправила плечи, несколько раз глубоко вздохнула, и на пару секунд стоящим рядом людям могло показаться, что она успокоилась. Но это было не так…
Тришу охватила паника.
Девушка старалась сосредоточиться на голосе Анджея, желая расслышать каждое его слово, но у нее это не получалось - лорд Бьято продолжал стоять перед ней и отвлекал своим шепотом. Но теперь Триша не понимала, о чем он ей говорит. Не скрывая своего изумления, она смотрела на Джерарда. И лишь когда он замолчал, девушка вновь отчетливо расслышала Анджея, выносящего приговор.
Ей следовало скорее бежать следом за Дерриком и Анджеем, стоять в первых рядах на площади и, не отрываясь смотреть, как ее жениху причиняют боль. Каждый новый удар, каждое отражение этой боли в его взгляде и выражении лица мужчины, принимающей ее – она должна была видеть все. И жить дальше с осознанием, что Деррик пережил этот день ради нее, вытерпел унижение и боль – ради нее. А она собиралась сделать все его мучения бессмысленными.
В  таком состоянии Триша не расслышала просьбы Деррика – ей показалось, что он заговорил, но разобрать смысл она не могла. Звон в ушах усиливался. Новой еще более мучительной волной нахлынула боль, грудь сдавило от сдерживаемых рыданий. Голова закружилась, и Триша уже сама вцепилась в плечо стоящего рядом лорда Бьято, боясь, что потеряет сознание.    
Она не сможет!
Не сможет взглянуть Деррику в глаза и рассказать обо всем: о том, что не уверена в искренности своих чувств к нему, что не станет его женой и о ночи, которую провела рядом с герцогом. И не сможет она стоять на площади и смотреть, как заносят плеть над его головой.
- Я не могу, - произнесла уже вслух собственные мысли, убирая свою руку с плеча Джерарда Бьято. Хотелось зарыдать навзрыд, закричать и причинить физическую боль самой себе, чтобы заглушить нестерпимую боль душевную. И ненависть к себе. Трусливой и слабой Трише Рутланд.  
- Я не могу! – повторила еще раз, дрожащим, незнакомым ей самой голосом, сжимая свободную руку в кулак и сильно впиваясь ногтями в ладонь.
- Мне нужно уехать из Ардора, - новая мысль, произнесенная вслух. И за эту мысль Триша вцепилась, словно за спасительную ниточку. Она уедет. Прямо сейчас.
- Лорд Бьято, - еще один взгляд на Джерарда, но теперь вполне осмысленный, умоляющий, - помогите мне сбежать. Обещаю, что потом все вам объясню! Просто помогите…

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 08 2017, 21:10
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
14


Айреллу, похоже, было весело. От того, что женщина его плакала, сестра его готова была забиться в угол от одного только взгляда Анджея, а сам Деррик стоял перед герцогом и его Советом, осужденный, с разбитой репутацией и пропастью впереди вместо будущего. Он усмехался. Анджей считал себя в этом зале самым высокомерным, но до Деррика, как оказалось, ему было далеко. Дать бы ему в рожу кулаком - не в отместку, не как сдачу, не как наказание. А просто. Чтобы хоть чуть-чуть подумал о том, как по-идиотски ведет себя перед людьми и собственной невестой. Этой усмешкой он всем и каждому показывал, что все его слова были чистым лицемерием и ложью ради того, чтобы выйти из темницы.
Стоило дать Деррику наказание суровее - Маргарет Дарелл, не одобряя решение Анджея, изогнула вниз уголки губ и отрицательно покачала головой. Ее сын не видел этого, зато видел взгляд разочарованной матери, когда повернулся к Совету. Возможно, герцогу не стоило сдерживать тот порыв гнева и презрения, который он ощутил, глядя на усмешку Деррика. Но в тот момент он думал только о том, что своим гневом гораздо сильнее напугает Тришу, чем пустоголового графа. От чего-то это было важнее. И это было странно. До этого дня интересы ни одной женщины кроме Маргарет и Нариссы не были выше интересов Анджея. И это не на шутку пугало его. У него не было времени, чтобы глубокомысленно осознать свой поступок и подумать о его причинах. Но он поступил так, как поступил - он проглотил эту выходку Деррика. Сделал для себя выводы, но не отреагировал.
- Конечно, - произнес Анджей, когда Деррик окликнул его. Дарелл остановился, вновь повернулся к вассалу и жестом дал понять, что тот может говорить.
- Что? - спросил Анджей после услышанного так, словно не расслышал.
Он округлил глаза и замер, более неспособный что-либо произнести. Что Деррик желал? Исполнение приговора рукой герцога?!
- Анджей, ты не обязан...
Голос герцогини. Анджей вскинул вверх руку, не глядя на Маргарет, но давая понять, что не желает ее слушать. Она замолчала. Но посмотрела на Анджея так, словно он только что нахамил ей.
Анджей опустил руку и сделал несколько неспешных шагов навстречу Деррику, возвращаясь на то место, где только что стоял перед ним. Смотрел неотрывно в его глаза.
Граф Айрелл решил подлатать свою репутацию - похвально. Решил проверить герцога - сможет ли поднять на вассала руку. Заставить ощутить вес собственного приговора. Умно, это надо было признать.
Анджей сразу засомневался в том, что сможет высечь Деррика. Он не был уверен в том, что сможет заставить самого себя воплотить этот приговор, не смотря на то, что считал его мягким и лояльным, считал себя в этой ситуации абсолютно правым, а Деррика - заслуживающим кары. Но сделать это самому?! Нанести вассалу увечья - три дюжины ударов - по сравнению с прочими приговорами это было сущей чепухой! За ворованные пирожки Анджей приговаривал к ста ударам - чтобы палач хотя бы выбил из осужденного капли крови! В Ардоре даже ходила молва, что сто - любимое число герцога... Но какая разница, сколько? Один или сто - это надо сделать! Айрелл поставил Анджея в тупик, герцог уронил бы собственную репутацию, отказав Деррику.
Что бы сделал отец на месте Анджея - стоя перед Дерриком он думал именно об этом. Дерфел не сомневался бы и высек вассала так, чтобы на всю жизнь остались шрамы. Анджей понимал это. И если он хотел заслужить страх и уважение поданных, как было при отце, он должен был это сделать. Он был обязан.
После паузы Анджей, наконец, низко склонил голову в одобрение услышанного.
- Да будет так, - произнес негромко, голову поднимая.
Затем развернулся и скорым шагом покинул тронный зал.

Маргарет Дарелл выбежала из зала вслед за сыном и ринулась к нему с просьбами прислушаться и не марать руки. Он в ответ прямо заявил, что разговаривать сейчас с матерью не намерен и попросил оставить его одного, обещая, что они поговорят потом, когда все закончится. Маргарет безрезультатно пыталась донести свою правоту до Анджея, но он остался непреклонен, и она сдалась.
Анджей повременил - появляться на площади одним из первых он не желал, стоило приехать позже, когда все к его приезду уже будет готово.
Он обнаружил, что у него трясутся руки. Анджей даже припомнить не мог, когда в последний раз так сильно волновался. Наверное, еще перед отцом, зная, что сейчас получит разнос за очередную оплошность. Но почему он волновался сейчас - Анджей сам не мог понять. Всего лишь взять в руки плеть и высечь осужденного - делов-то! Как много раз он избивал своих любовников хлыстом, руками, плетью - в кровь. А сейчас волновался. Анджей не понимал, почему, но не мог избавиться от гнетущего волнения, не мог остановиться, успокоиться и подумать. Вместо этого вновь и вновь мерил кабинет в своих покоях шагами. Он уже плохо понимал, что вообще происходит. И довел себя до того состояния, когда все мысли и эмоции спутываются и превращаются в одно-единственное чувство - в панику.
- Помнишь Вериданский заговор? - спрашивал Анджей Генриха, когда они оба вышли из замка и подошли к своим лошадям. Анджей, разумеется, понимал, что Генри не может не помнить заговор, вопрос был скорее риторическим, нежели требовал ответа. - Какой год это был? Тридцать восьмой?
- Тридцать седьмой, кажется, - отвечал Генрих, поднимаясь в седло своего коня.
- Ах, да, мама носила под сердцем Нариссу, я вспомнил - точно седьмой, - кивнул Анджей, садясь в седло своего Принца. - Насколько я помню, пятерых тогда казнил мой отец. Там же, на Пестрой площади. Его меч был, казалось, больше меня самого. И отсекал головы, словно шеи заговорщиков были не из костей и плоти, а из мягкого масла.
- Пятерых, - подтверждал Генрих.
- Мама плакала, так не хотела пускать на площадь меня и Криса. Его она слезами и истерикой добилась оставить в замке, он был совсем ребенок. А отец меня сам повел на эшафот. За руку. "Смотри и запоминай," - сказал он мне тогда, - "не смей закрывать глаза или отворачиваться". И поставил в нескольких шагах от плахи, чтобы все происходило прямо передо мной. Мне было девять лет...
- Вы лишились чувств, когда Дерфел отсек голову второго смертника.
Анджей пришпорил своего коня, повел его вперед. И какое-то время помолчал.
- Да, - смог выдавить, наконец, из себя, вдруг осознавая, что боится подниматься на этот эшафот - до паники боится! - Это был худший день в моей жизни, мне до сих пор снятся кошмары, в которых корзина для отрубленной головы по случайности опрокидывается, а из нее к моим ногам - маленьким детским ножкам в маленьких сапогах - катятся окровавленные отрубленные головы со стеклянными глазами и высунутыми языками. Из той казни я помню только первого смертника - у него были светлые волосы и шрам на брови. Как в тот день я простоял на ногах до второй казни - не знаю, я не помню ничего после того, как голова с золотыми волосами и глазами цвета неба случайно выкатилась из корзины к мои ногам. Генрих, я...
Никто не слышал, как всхлипнул Анджей, задыхаясь от непрошеных воспоминаний и эмоций, оборвав свою реплику. Только Генри видел, как его герцог передернул плечами, укрытыми тяжелым кожаным плащом с вышитой золотой дланью.
- Деррик знает об этом случае? - поинтересовался Генрих, размышляя, насколько глубок может быть смысл поведения графа.
- М... Не знаю, - дав себе время на размышления, ответил Анджей, - не уверен. Возможно, говорил ему когда-то.*
- Вы должны сделать это, герцог, - выдержав паузу, изрек Генрих, ведя свою лошадь вровень с высоким стройным Принцем Анджея. - У вас нет выбора.
- Хоть ты меня понимаешь, - выдохнул Ан, протянул к телохранителю руку и хлопнул ладонью, одетой в перчатку из тонкой кожи, по его предплечью. - Спасибо.
Анджей по своей натуре был скуп на благодарность, поэтому одно только это слово казалось Генриху, служащему дому Дарелл не первый десяток лет, огромным подарком.
Они доехали до Пестрой площади, впредь сохраняя молчание.

*Информированность или неосведомленность графа Айрелла о детской психологической травме Анджея остается на усмотрение автора графа Айрелла.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 08 2017, 21:51
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
15


Зал был забит до отказа. Десятки глаз рассматривали участников процесса, словно животных на ярмарке. Словно перед ними разворачивалось обычное представление с заезжими артистами, а не трагедия нескольких людей. Был ли в этой толпе, хоть один человек, кто сопереживал им? Наверняка, был и не один. Но по большей части людей интересовало другое. Суд над вассалом, да не просто каким-то мелким бароном, а графом, случается не часто.
- Рудники, как пить дать, рудники, - прошептал рыжебородый барон, наклонившись к своему собеседнику.
- Не думаю. Его Светлость сегодня милостивы. Что это на него нашло? Может эта девица…кхм…
 Мужчина поперхнулся от толчка локтем в бок и примолк, когда барон указал ему глазами на сидящую впереди девушку.
 Нарисса скосила глаза в бок, но естественно не увидела ни одного ни другого. Подавив зевок, девушка выпрямила спину, прогоняя сонливость. Скучно. Ей было скучно. Зачем она пришла? Слишком громкое дело, чтобы его пропустить. Со скуки девушка принялась рассматривать всех, кто был задействован в деле.
 Вот леди Айрелл рядом с лордом Дисмором. Дарелл едва не изогнула бровь. Девица явно перепугана, слезы-страхи… Раздражающе. Так страдать из-за брата, который предал своего сюзерена. Однако, Нисса могла понять, что брат прежде всего брат, что бы ни натворил. Ведь ее собственный тоже нарушал закон, тоже порочил фамилию. Вот только это было никому неизвестно. Почти никому… Нарисса вздрогнула и перевела пугающие мысли в другое русло, переключившись на Арена Дисмора. Интересно, что его связывает с леди Айрелл? Дружба? Симпатия? Он тоже предложил ей подумать до весны?
 В зал вошел наконец сам граф, толпа зашепталась, но Нисса пока продолжала изучать других. Триша Рутланд, Джерард Бьято. Почему именно эта девушка настолько понравилась Анджею? Чем? С другой стороны, ему нравилось такое количество девушек, что вопрос отпадал сам собой. Вот только те не противились, а здесь… Нарисса нахмурилась, чувствуя вновь раздражение. То ли на плачущих девушек, то ли на себя. Потому что не чувствовала ничего ровным счетом, даже представить себя на их месте, почувствовать хотя бы каплю того, что чувствуют они, она была не способна. Стало противно от того, что она одна из этой толпы, что набила зал ради зрелища и страстей. Взгляд медленно скользил по Дисмору, опекающему в данный момент Элизабет, по Джерарду Бьято, что не отходил от  Триши, поднимая в душе банальную зависть, заглушившую зачатки сострадания.
 Тридцать ударов плетьми. За то, что ударил сюзерена, отказав в законном праве? Во истину герцог сегодня милосерден. Девушка приготовилась отправиться к себе или в дальнюю беседку сада, но тут… Темные глаза Дарелл округлились, когда граф высказал свое желание…или скорее требование. Сам?! Да, она прекрасно знала, что брату труда не составит отстегать человека плетью, будь то мужчина или женщина. Но ведь с Дерриком они были дружны, как же так? Однако, осталось ли что-то от их дружбы после всего, что произошло?
Шумящие "зрители" перекочевали из зала на площадь, обсуждая то, что сейчас произойдет. Нисса держалась в стороне от толпы, не сходя с лошади, готовая уехать в любой момент.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 10 2017, 12:52
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
16


*совместно с Элизабет Айрелл

Арен приобнял Элизабет, сначала мягко, затем все больше прижимая к себе. Ему не хотелось, чтобы она во время оглашения приговора снова ринулась куда-то в бесполезных попытках что-либо исправить. Уже не исправишь, уже натворили. И все же, что-то серьезное произошло между двумя друзьями, раз герцог, явно довольный собой и своей возможностью показать власть подвергает Айрелла такому публичному унижению. Плети...Арен нахмурился, вспоминая как сам не раз приговаривал к подобному наказанию и порой даже самолично исполнял его.. Некоторые палачи славились тем, что одним ударом рассекали тело до мяса, превращая после нескольких ударов спину в сплошное месиво. В таком случае, тридцать ударов плетью было слишком суровым наказанием...

“Ненавижу, ненавижу… ненавижу!”
Элизабет больше не плакала, но слезы все ещё стояли в её глазах. Хотелось крикнуть в лицо герцога Дарелла что она его не боится, что она ненавидит его за то, что он сделал с ней и её братом, этот мерзкий, гнусный человек! Но это было не так, она боялась его. Боялась того, с какой лёгкостью он поднял на неё руку. Боялась ярости которую она видела его в глазах, когда он отвесил ей пощечину, и того безразличия, с которым он смотрел на неё после.
- Три дюжины… - пробормотала Элизабет, прижимая ладонь к губам. Обернулась и испуганно посмотрела на Арена, словно бы вопрошая - “что же теперь делать?”
С одной стороны, девушка испытала невероятное облегчение, ведь наказание могло быть куда серьезнее, а с другой - три дюжины плетей…
- Арен, я должна что-то сделать… должна…
И она дернулась было вперёд, к брату и герцогу. Боги, она была готова на коленях молить о пощаде, и пройти через те унижения, через которые прошла в герцогском кабинете ещё сотню раз, лишь бы… о, боги…
- Вы не оставите меня, нет? Арен... Я не смогу... Не смогу одна... Там... Арен...

Ему по-настоящему стало жаль Элизабет. От этого странного, наполнившего его чувства стало не по себе - жалели лишь слабаков, убогих, жалость к которым довольно быстро превращалась в презрение. Он не хотел жалеть Элизабет, но жалел. Жалел её за её глупость и безрассудство порой, за неумение взять себя в руки. И ладно бы, была бы она простой девкой, она была сестрой графа, осужденного, нуждавшегося сейчас в её поддержке. А в чем была её помощь? В выкриках его имени? В попытках сделать что-то, что она еще не придумала? И вообще...вчера она помнится кричала на него, ан-герцога Нормерии, который посмел ничего ей не обещать, обижалась, а сегодня сама его отыскала в толпе и попросила о помощи. Что это было? Такое своеобразное извинение? Признание, что она его простила? Подавив очередной приступ злости, Арен вцепился в плечи Элизабет, не давая уйти.
- Перестаньте - сказал он уже громко - вам не стоит там быть. Отправляйтесь лучше к себе, а еще лучше, собирайте вещи и уезжайте обратно в столицу. Свидетелями этого позора будут и так слишком много людей. Вам это ни к чему, вы и так в истерике.

- Он мой брат, Арен... О чем вы? Арен, я должна... - девушка удивлённо глядела на северянина. - Я буду там с вами или без вас.
Отрезала Элизабет скидывая его руки со своих плеч и развернулась, желая покинуть зал вместе с жужжащей, точно пчелиный улей толпой, и отправиться на ту самую площадь, где будут бичевать её родного брата.

Он был уверен в том, что все, что делалось ею сейчас было напускное. Женщины имели свойство говорить "да", а затем резко изменять свое решение из-за осознание того, что натворили. Нередко "да" смелости становилось "нет", когда доходило до дела, до его сути. Так происходило и сейчас. Сейчас она пойдет туда, увидит, как герцог будет орудовать плетью и лишится чувств. Или снова устроит истерику. Внутренний голос меж тем шептал о том, что нечего было нянчиться с Элизабет, как с маленькой, и раз она сама выбрала идти на площадь, пусть идет. Ты же предлагал ей остаться, предлагал даже уйти.
- Элизабет - на выдохе произнес Арен - вы себя и так терзаете, а если увидите брата таким...- он хотел сказать "жалким", но не нашел слова лучше - будете терзать себя еще больше. Ваши слезы вашему брату не помогут.

“Ваши слезы вашему брату не помогут.” Она ничем ему не помогла и не поможет. Уже. И тем не менее, просто так уйти вслед за всей этой толпой, Элизабет не смогла. Она замерла, повернулась к мужчине.
- У меня кроме Деррика никого нет. Предлагаете оставить его там одного? Среди всех этих зрителей и обычных зевак? Одного?
Девушка утерла лицо рукавом.
- Предлагаете уехать? А он пусть один добирается до Эглентайна? Один, Арен?

- Ах, ну да, его духу больше поможет жалкий вид его сестры, которая льет слезы в три ручья - Арен сделал несколько шагов к девушке. Молчаливые сопровождающие тут же оказались рядом - соберитесь тогда, Элизабет. Вы же сильная, вот и должны ею быть особенно сейчас. - И все-таки ты выбрал роль няньки - не унимался внутренний голос.
- И почему он должен быть один? У него невеста есть, разве нет? Я так понял, после своего наказания, Деррик...они..будут вместе. Или герцог не дал разрешение на брак?

- Дал. А она… она…
“Его невеста…” Прав Арен, Деррик теперь не один. Это она осталась одна. Элизабет сделала шаг назад, поднимая руки, точно не желала, чтобы Арен касался её.
- Он не один. Вы правы, но я все ещё его сестра. И я не могу уехать просто так, не попрощавшись. Не оставив записки. Я не уеду, Арен.

Ан-герцог лишь повел бровью - во всей этой истории разбираться не хотелось. Того гляди окажется, что уже давно роешься в чужом белье. Мужчина пожал плечами и двинулся вперед, в сторону выхода. Через пару шагов остановился и, едва повернув голову произнес:
- Раз сестра, то будьте с ним, не роняя слез и не устраивая сцен. Если не можете сдержаться, лучше и правда уйти и хотя бы не присутствовать при этом...зрелище. - ничего больше не говоря, нормерец отправился вслед за толпой на площадь.
Что его так бесило в поведении Элизабет он сам не до конца понимал...Безвольность умела скрываться под разными масками.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 10 2017, 21:24
Джерард Бьято
леркер королевской армии
avatar
Репутация : 214
Очки : 302


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
17


"Ага, получил?" - почти торжествующе подумал Джерард, когда Деррик озвучил свою просьбу. Давай, бери плеть в свои руки, Анджей Дарелл. И отхлещи-ка того, кого считал своим другом. Фахановы яблоки, до чего же умно придумано! Теперь Джер был готов забыть тот позор, которому подверг себя граф Айрелл,опустившись прилюдно перед герцогом на колени. То, что он придумал в отместку зарвавшемуся сюзерену, леркер оценил и одобрил. Пожалуй, это даже веселее, чем просто мордобой. Анджей согласился - а что ему оставалось? Бьято бы с удовольствием посмотрел на обещающее быть крайне интересным зрелище, но...
Триша.
Девушка уже едва держалась на ногах. Баргеста тебе в ухо, Анджей, разве так надо обхаживать девицу, если уж правда она тебе приглянулась? Да она теперь даже имени твоего будет бояться. А все из-за твоей непомерной гордыни. И ощущения вседозволенности. Ну, об этом еще будет время поговорить, а сейчас нужно было позаботиться о леди Рутланд, которая выглядела так, будто вот-вот рухнет в обморок.
"Уехать из Ардора"... Что ж, вполне понятное желание. Да и Мунгур уже наверняка скучает без хозяина. Почему бы и не прокатиться?
- Конечно, миледи, - Джер обнял Тришу за плечи, чтобы поддержать, если она все-таки лишится чувств. - Куда поедем? Хотите, отвезу вас в Ланс? Погостите у моего брата, погуляете по садам Хайстрена...
Пока он говорил, зал, где герцог Дарелл вершил свой суд, практически опустел. Только какой-то мужик с крайне деловым видом сидел в углу зала и торопливо водил пером по пергаменту.
- Только подождите минуту, миледи, - Джерард осторожно подвел Тришу к скамье и усадил ее. - Мне нужно отдать пару распоряжений.
Джерард подошел к пишущему. Тот с вежливым недоумением уставился на лорда Бьято, даже не додумавшись встать. А зря. Джерард, не тратя лишних слов, приподнял мужика за шиворот и аккуратно оттолкнул от стола.
- Милорд, вы что, я... я же...
- Заткнись, думать мешаешь, - оборвал его Джер, усаживаясь за стол и отрывая себе кусок чистого пергамента, который писец еще не успел извозить своими закорючками. Схватил перо и набросал на обрывке следующее:
"Дарелл, мне нужно срочно уехать. Леди Рутланд едет со мной. Для нее я возьму у тебя из конюшни Веснушку, обещаюсь вернуть в сохранности. Лошадь, а не миледи Тришу, потому что ее желание такое - уехать подальше отсюда. Что я и выполню, а когда вернусь - объясню, почему. Джерард Бьято".
- Эй, - позвал Джерард мужика, который стоял рядом и что-то лепетал об испорченном документе. - Вот это отнесешь лично в руки милорду Дареллу. Если не отнесешь - я тебя найду и все ноги переломаю.
Дважды повторять не пришлось, людей непонятливых герцог Беллонии не держал возле себя долго. Мужик молнией метнулся из зала,а Джерард подошел к Трише.
- Все, миледи, можем ехать. Вам нужно будет время, чтобы собраться?
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 10 2017, 22:53
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
18


В глаза Анджею Деррик смотрел спокойно, без тени вызова или гордости. Покорно. Как могло бы показаться со стороны, несмотря на ту невеселую усмешку, которую позволил себе граф Айрелл услышав приговор.
По правде говоря, сидя за решеткой Деррик не думал только об одном - о том, каким будет, или может быть его наказание. Его мало интересовало к чему его приговорит Анджей, ведь, признавая свою вину, он соглашается с приговором, так зачем размышлять над тем, что и так с тобой случится? Колодки? Отлично, заслужил. Плети, фахан их раздери?  Прекра-асно. Так что, к чему бы он не был приговорен, устраивать сцен Деррик намерен не был. А их будет достаточно, он в этом не сомневался, и оказался прав - толпа свидетелей, поведение Анджея, истерика Элизабет. Он отказался от чувства самоуважения ещё до того, как встал на колени перед Анджеем. Случилось это тогда, когда Триша заявила ему, что они с Элизабет пытаются придумать способ его вызволить. Две хрупкие, молодые девушки готовые, как он понял, на все ради того, чтобы он - поступивший так, как подсказали ему совесть и долг, считавший себя правым, и готовый за это принять даже самое суровое наказание - отделался малой кровью. Они хотели чтобы он жил дальше, пусть и униженный этим нелепым извинением, были готовы видеть его ежедневно, смотреть ему в глаза, и ради них, наверное, все же стоило попытаться. Ради солнечной улыбки Триши, ради того, чтобы хотя бы попробовать сделать её счастливой. Ради сестры, за которой некому будет приглядеть и выдать замуж. Ради всех них, Деррик был готов перешагнуть через себя, что и сделал.
Холодный металл вновь сковал запястья, и те же самые гвардейцы, что привели его в этот зал, увели графа во двор, где его ждала телега. Вот уж о чем он и помыслить никогда не мог. Что его, точно последнего конокрада или убивца, повезут на телеге на площадь, а его друг изукрасит ему спину плетью на глазах у простого люда.
Мелкий дождь все ещё крапал, тяжёлое серое небо, казалось, вот-вот рухнет на землю, и подавит всех высыпавших на улицы - несмотря на погоду - к багрестовой бабушке. Деррик, дабы отвлечь себя от лицезрения ехидных и любопытных рож простолюдинов, с радостью валящих толпой к площади, дабы поглядеть своими глазами потеху,  задрал голову, подставляя лицо дождевым каплям. Закрыл глаза.
“Хорошо.” - отчего-то подумал, он вдыхая полной грудью, и в тот же момент ему по щеке прилетело чем-то скользким, мягким и вонючим. Деррик уставился на дно телеги. Рыба. Кто-то из толпы, которая следовала за телегой к месту исполнения приговора, кинул ему в лицо протухшую рыбину. Не обращая внимания на смех раздавшийся со всех сторон, и нелестные комментарии гвардейцев, что сидели рядом - Деррик надеялся только, что Триша с Элизабет уже на площади - граф носком сапога отшвырнул от себя пучеглазое создание. Надеялся…
Да он желал, чтобы ни одна из них не видела того, как его привяжут к столбу и высекут. Он искренне надеялся, что Арен Дисмор, который был рядом с Элизабет в зале суда, не даст ей даже приблизиться к площади. И что хоть кто-то из собравшихся в зале, не позволит пойти на площадь и Трише. Нечего им там делать. Не на что смотреть. Хватит и того, что они видели в зале.
Арен Дисмор…
Что-то слишком часто имя этого нормерца, оказывалось связано с Элизабет.  “Может и к лучшему, надо будет с ним поговорить.” - решил Деррик. А телега, меж тем, тихонько поскрипывая уже подъехала к площади, на которой собралось столько народу, что вознице несколько раз пришлось щелкнуть кнутом над головами особенно медлительных зевак, чтобы телега могла подъехать к помосту.
Ему помогли спуститься с телеги, подтолкнули в спину древком алебарды явно на потеху собравшимся, отчего граф споткнулся на деревянной лестнице, но равновесие удержать сумел.
- Осторожнее, милорд граф, как бы до времени себе спину не ссадили.
Как же хотелось Деррику зарядить этому зубоскалу в зубы, знали б боги, но он только сжал кулаки, поднимаясь на помост.
- Я сам. - дернул плечом граф, когда, после того, как с него сняли кандалы, другой гвардеец потянулся было к нему, желая “помочь” избавиться от одежды.
А толпа, тем временем жаждала зрелищ, Деррик чувствовал её настроение, он и сам не раз бывал на казнях и публичных экзекуциях, и видел, как отдельные люди, сбиваясь в массу, превращаются в голодного, алчущего крови монстра. Крики бьющегося в агонии человека, не вызывают жалости у этой безумной толпы. Когда кровь капает с досок им под ноги, они хотят одного - ещё больше крови, и готовы сами растерзать жертву. Вот и сейчас, он ощущал их настроение и знал, чего они желают.
Он скинул под ноги котту, стянул через голову рубаху, и когда руки его связали бечевой, подняли и продели концы верёвки через кольцо вбитое в деревянный столб, как следует натянув, Деррика обуял страх. Не за себя, но за Тришу и сестру, что они могут быть где-то там, в этой одержимой жаждой крови толпе. Совсем одни.
Дождь капал на оголенную спину и плечи, стекал ручейками вниз, как, всего несколькими мгновениями позже, будет сбегать по спине графа Айрелла первая струйка крови.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 11 2017, 15:20
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
19


Уже не в первый раз Джерард Бьято приходил ей на выручку. В прошлый раз Триша так же оказалась в беде по собственной глупости, хоть и поняла свою вину она не сразу.  
- Нет, - покачала отрицательно головой на предложение лорда Бьято сопроводить ее в Ланс, - мне необходимо вернуться в Ал-Антар.
Говорила она шепотом, переживая, что кто-то может ее услышать, хотя в зале почти уже не осталось людей, которые могли, а главное хотели бы подслушать их с Джерардом разговор. Но девушка считала себя заговорщицей, готовящейся совершить страшное предательство. Мерзкое, назойливое чувство чужого присутствия не покидало ее. Казалось, что кто-то следит за каждым действием, слышит каждое слово и, что самое страшное, каждую ее мысль. А потом обязательно донесет обо всем Деррику. И Анджею тоже…
А ведь пока она даже не начала обманывать!  Да, Триша собиралась отправиться в Хайстрен, как говорил Джерард, и поговорить с герцогом Бьято. Но не сейчас. Вначале ей действительно следовало вернуться в Аллантар - сообщить леди Орстейн о своем намерении покинуть замок, попрощаться с принцессой, собрать вещи и уже после этого уехать из столицы, возможно, навсегда.
- Я благодарна вам за помощь, милорд, - она опустилась на самый край скамьи. Когда Джерард отошел, Триша облокотилась руками о колени и закрыла ладонями лицо.  С каждой новой минутой мысли становились все страшнее. В них было куда больше сомнений, чем уверенности в своем решении. К каким последствиям приведет ее решение, Триша не могла даже предположить. Знала лишь одно – она не останется в Ардоре.
Ее жизнь рушилась. И если до сегодняшнего дня девушка еще хоть как-то пыталась удержать свое счастливое будущее возможным, то через несколько минут она уничтожит любые надежды на исполнение своих сокровенных желаний. Триша вновь останется одна.
- Много времени на сборы не потребуется. Я только возьму плащ, - ответила вновь приблизившемуся к ней лорду Бьято, поднимаясь со скамьи. Она привезла с собой лишь пару нарядов, но даже на эти вещи теперь не желала тратить время. Каждая минута промедления порождала все больше неуверенности. Нужно было уезжать как можно скорей.  
– Не отходите от меня, хорошо? – добавила, когда они выходили из зала суда. Просто побоялась, что если они сейчас разойдутся с Джерардом, то потом она просто не найдет его.
Какое-то время потребовалось, чтобы подготовить лошадей и менее чем через час двое всадников выехали через задние ворота герцогского замка. Им никто не препятствовал. Никто и не знал об отъезде леди Рутланд. А останавливать Джерарда Бьято стража бы не посмела. Городок, на главной площади которого, возможно, в это самое время приводили в исполнение наказание графа Деррика Айрелла, остался далеко по левую руку. Всадники повернули лошадей в другую сторону, направляя их по дороге на Форвуд.

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 12 2017, 11:30
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
20


Плеть, как предмет бичевания, кардинально отличается от кнута. Кнут представляет собой рукоять с длинным, иногда больше ярда длиной хвостом. Владение им сравнимо с искусством, а бичевание представляет собой яркое зрелище. Для того, чтобы нанести удар, палач отходил от осужденного на несколько шагов, замахивался и опускал хвост кнута на спину несчастного. При чем тела касался лишь кончик кожаного хвоста как такового, который, к слову, иногда для причинения большей боли перед бичеванием вымачивали в соли. От того, что у кнута достаточная длина хвоста, его скорость и сила при ударе были невероятными и могли рассечь спину за один удар до костей. Удары наносились методично, с перерывами, которые могли доходить до часа. И в течение дня спина осужденного в зависимости от суровости наказания могла превратиться в кровавое месиво со свисающими клочками кожи.
Когда речь шла о плети - а они бывали однохвостые и многохвостые - подразумевалась подобная хлысту рукоять, но хвост на ней был куда короче - от фута до двух длиной. Разумеется, при таких различиях удар плети нельзя было сравнить с ударом хлыста, потому удары плетью наносили подряд и множество. Плеть не наносила непоправимых увечий, а для того, чтобы разбить кожу осужденного в кровь, следовало либо вложить много сил в один удар, либо нанести их много и сразу, чтобы они накладывались друг на друга.
Анджей, по натуре своей склонный к особенным пристрастиям в постели, лично был знаком со многими предметами, способными разнообразить личную жизнь. В том числе и плетью - он знал, на что способен с ней в руках, и то, как много сил необходимо вложить в удар для получения того или иного результата.
Поэтому если он выносил наказание плетью, то ударами до пятидесяти обходились лишь женщины и дети.
Приговор, который Анджей вынес Деррику Айреллу не носил изувечивающий или членоведительный характер. Цель доставить боль и пустить кровь присутствовала, но символически, поскольку Анджей прекрасно знал, что Деррик крепок телом и не боится боли. Приговор герцога с его точки зрения носил по большей части позорящий характер.
Поэтому все те, кто считал наказание Деррику суровым и ожидали на эшафоте кровавое зрелище, несколько ошибались. Однако кровь должна была быть, как упоминалось выше, хотя бы символически.
Теперь, когда детали уточнены, автор готов вернуться к описанию событий.

Пестрая площадь встретила Анджея сотнями заинтересованных взглядов простолюдинов. Казалось, только ленивый в Ардвилле не пришел в этот день на площадь - день суда был назначен двое суток назад, но сплети быстро разносились. Анджея сопровождал Генрих и несколько герцогских гвардейцев. У площади они спешились. Люди расступались перед Анджеем, рассекающим толпу по направлению к эшафоту, где издали уже видел снимающего с себя одежды Деррика.
Проклятье!
Анджей невольно опустил глаза, но ходу не сбавил. Герцог он или кто?!
Со времен Вериданского заговора, казалось, на этой площади ровно ничего не изменилось. К эшафоту вела деревянная лестница - несколько истертых ступеней, отполированных за десятки лет сапогами палачей и осужденных.
Тем временем на лобное место поднялся герольд, развернул перед собой свиток, на котором был написан писцом приговор, и начал его зачитывать своим громким, поставленным голосом.
- Герцог Беллонии, граф Ардвилл Анджей из дома Дарелл!..
Двенадцатая бездна! Тот же титул, новое только имя. Дерфел, Анджей... Кому какая разница?! Он герцог! Только это было важным!
- ...к трем дюжинам ударов плетьми!...
И пришло же на ум назвать такую цифру! Лучше бы придумал сказать - одному удару плетью, и посмеялись бы, и не на таких ватных ногах поднимался бы Анджей по этим проклятым ступеням эшафота.
- ...будет вынесен рукой герцога Дарелла по просьбе самого графа Айрелла! - герольд закончил речь и сошел с лобного места.
Шум толпы. Анджей повернулся к людям и окинул площадь взглядом.
Ведь этого он хотел - позора Деррика. Показать не только в замке, но и здесь, простым людям, что каре подвергнется любой, возомнивший себя имеющим право поднимать руку на сюзерена. Ты же этого хотел, Анджей, - доказать всем и самому себе, что ты в своих землях властелин и репутация твоя неприкосновенна. Ты хотел показать суровость нрава - ну так давай же! Даже палач, у которого сегодня отняли работу, вложил в твою руку однохвостую плеть - смотри, какая красивая. Так почему же ты стоишь, недовольный собой?
Рукоять плети с черной кожаной оплеткой, переходящей в хвост, легла в руку Анджея как по его руке сделанная. Усилился внезапно дождь, забарабанил по плечам Анджея, укрытым черным кожаным плащом с вышитым гербом дома Дарелл.
Ан поднял руку, сжимающую плеть, вновь опустил, словно пробовал на вес. Поднял, наконец, глаза на обнаженную, мокрую от дождя спину Деррика, на которую до этого не находил смелости взглянуть.
И что, вот так вот? Высечь Деррика, глядя ему в затылок? Бездна!
Молчали люди, терпя дождь, ожидая, наконец, зрелища. Все молчали, потому что боялись. Дождь отбивал дробь, словно считал проходящие секунды.
- Ну же! - осмелился кто-то и выкрикнул первым.
Анджей закрыл глаза и отвернулся от толпы. Он медлил. Ему нужно было время.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 12 2017, 19:15
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
21


Точно бешеное колотилось сердце. Деррик стоял упершись лбом в деревянный столб. Глаза его были закрыты, и он словно бы не чувствовал, как по лицу его, задерживаясь на кончике носа и подбородке, вниз сбегают дождевые капли. Дышал он, по крайней мере старался дышать ровно, глубоко, желая успокоиться и не поддаваться накрывшей его было панике. Впрочем, когда за его спиной раздались шаги - глухо, недовольно скрипели доски под сапогами - он уже сумел себя убедить в том, что ни одна из девушек на площади присутствовать не будет.
Дождь опускался на его обнаженную спину и плечи все сильнее и чаще, пропитал штаны. Недовольные зрители, до этого молча наблюдавшие за всем происходившим на помосте, начали проявлять нетерпение. Вслед за первым возгласом, послышался второй и третий.
Готовился ли Деррик к удару? Пытался ли собраться? Думал ли над тем, каково это будет - плеть рассекающая бледную кожу алой полосой? Нет. Он просто стоял и ждал, когда же Анджей нанесет первый удар. Однако, ожидание затягивалось, и граф Айрелл, надеявшийся, на как можно скорое исполнение приговора, открыл глаза. Прислушался и чуть повернул голову влево.
- Чего ж ты тянешь? - негромко проговорил он, вновь обращаясь к другу - а другу ли - на “ты”. - Давай же!
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 13 2017, 19:05
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
22


Анджей старался не думать о том, что на него смотрят, но не мог! Десятки людей, каждый из которых смотрел только на него, а он перед всеми ими не мог совладать с собственными эмоциями и показывал слабость своего характера. А ведь среди них была плачущая Триша, сходящая с ума от бессилия - по крайней мере, Анджей так полагал и надеялся, что Джерард ей поможет справиться с волнением. На герцога смотрела его мать с балкона гостиничного двора, чьи окна выходили на площадь - выжидающе смотрела, потому что боялась за сына и его репутацию. Он уже огорчил Маргарет сегодня - не может же Анджей расстроить ее вновь!
Он должен поднять эту плеть и высечь нерадивого вассала - просто должен сделать это, прямо сейчас перед всеми этими людьми ради самого себя и имени собственного дома! Должен! И повторял себе это раз за разом, снова и снова. Но чувствовал, что не может успокоится, и тревога нарастает в груди комом, растет, сдавливает легкие, не дает дышать, не дает думать, не дает понять, что происходит. Он готов был закричать, как кричат воины, несущиеся на врага на поле битвы, чтобы придать себе и товарищам уверенности и поселить в душах боевой дух. Но вместо этого просто закрыл глаза и запрокинул голову, ощущая, как орошают его лицо ледяные капли дождя, как попадают на дрожащие от напряжения веки и губы. Взять себя в руки. Немедленно. Сейчас.
Анджей сжал плеть так, что кожа, оплетающая ее рукоять, скрипнула, а костяшки мужских пальцев побелели. Дождь стекал по его руке вниз, по рукояти на хвост плети и капал на эшафот с ее кончика.
Голос Деррика отрезвил Анджея, он распахнул глаза, посмотрел перед собой так, словно забыл за эти секунды, где он и что он должен сделать. Давай же! Был в этой короткой, но емкой реплике Деррика весь смысл происходящего, ведь не будь он герцогу другом детства, никогда не назвал бы на "ты", а теперь это обращение звучало с такой ностальгией, что Анджей начинал ненавидеть сам себя за то, что все это натворил!
Надо сделать это и покончить - хватит оттягивать неизбежное. Кто-то что-то крикнул из толпы, Анджей до того довел себя, что даже не понял смысл слов. Он поднял руку с плетью, заставляя себя не думать, занес руку... И снова безжизненно опустил. Свист в толпе. Анджей отрицательно покачал головой, ее опуская и зажмуриваясь, искажая лицо в яростном оскале. Зарычал от бессилия и ненависти, а затем громко выругался крепким кэрским неприличным словом.
Он не мог.
Что-то было во всем этом неправильно, но не было времени разбираться, что именно.
Он поднял голову, посмотрел на людей. Анджей уже ни в чем не был уверен - ни в себе, ни в верности своих решений, ни в том, что сможет сделать, а что останется ему не по силам. Он растерялся, и это было видно по его испуганным глазам, которые словно искали ответа в глазах его поданных - что же ему делать, когда позор осужденного вассала оказался позором его безумного сюзерена! Анджей наказал и опозорил сам себя - он вдруг понял это, и его накрыл панический страх.
А в его руке до сих пор была плеть, как безмолвное напоминание всех тех ошибок, что совершил Анджей. Он сам заварил эту кашу и обязан был ее расхлебать, но как, если он не мог отмотать время назад! И не мог провалиться прямиком в бездну в эту самую секунду.
Анджей повернул голову и посмотрел Деррику в затылок. Глухие удары сердца в груди. В какой-то момент время словно остановилось.
Все остальные действия Анджея происходили быстро, за считанные секунды, и совершал он их, будучи абсолютно уверенным и сосредоточенным.

Пальцы его правой руки разжались, плеть упала к сапогам герцога. Анджей повернулся к палачу, сделал шаг к нему и широким взмахом руки вынул полуторный меч из висящих на его бедре ножен. Не обращая внимания на то, как дружно на вдохе вскрикнула испуганная толпа зрителей, он вернулся к Деррику, замахнулся мечом как перед рубящим ударом сбоку, что могло показаться, будто целился Анджей в затылок Айрелла. Но удар пришелся выше головы и связанных рук Деррика по деревянному столбу, перерубая натянутую веревку. Анджей оставил меч, вошедший в дерево до середины лезвия, там же, в столбе. Упал отрубленный конец веревки, которая тянула связанные руки Деррика вверх, даруя ему свободу. На его плечо тут же легла левая рука Анджея, он повернул Деррика к себе лицом, в то время как уже приготовил правый кулак для удара. Заглянул Деррику в глаза на короткое мгновение. И врезал ему в челюсть наотмашь, с размаху, да так, что вложил в этот удар такую силу, на которую, как ему казалось, не был способен. Разумеется, повалил Деррика на эшафот, сам согнулся в поясе, прижимая к груди ушибленную руку, которая отозвалась на удар острой болью. Снова выругался, да так, что в этот раз слышали все собравшиеся. Спустя пару секунд, когда боль отпустила, выпрямился, потряс правой рукой в воздухе, помассировал пальцы. Посмотрел на Деррика перед собой, который, похоже, за эти секунды тоже успел прийти в себя. Вздохнул. Сделал шаг к нему и протянул руку, помог подняться.
Кровь из разбитой губы графа Айрелла потекла вниз вперемешку с дождем алой лентой. Ну. Кто хотел крови?
Анджей притянул Деррика к себе за затылок, второй рукой хлопнул его по спине, негромко говоря при этом на ухо.
- Вот теперь мы с тобой квиты, брат.
Затем заглянул в глаза, кивнул, развернулся и скорым шагом сошел с эшафота, не глядя ни на кого вокруг. Люди перед ним молча расступались. Подошел к лошадям, где стоял Генрих и наблюдал за происходящим издали. Телохранитель дернул уголком губ, искажая их в ухмылке, что было ему совершенно несвойственно.
- Ничего не говори! - рявкнул на него обозленный Анджей и экспрессивно махнул руками в воздухе.
На что Генрих ухмыльнулся еще сильнее.
Анджей был бесконечно зол на всех вокруг и на себя больше всего. Хотелось кого-нибудь убить. Например, себя. Поскольку Анджей не представлял, как после всего сделанного и пережитого ему жить. А сейчас было важно просто сбежать и покончить с этим представлением раз и навсегда. Сбежать и спрятаться, чтобы никого не видеть.
Он сунул ногу в стремя своего Принца, поднялся в седло, потянул поводья, поворачивая коня в сторону дороги, ведущей к замку. С громким:
- Йа!
Пришпорил его и пустил в галоп.
Генрих синхронно с герцогом сел на свою лошадь и пустил ее следом, оставляя всю процессию далеко за спиной.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 15 2017, 18:53
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
23


Что-то происходило за его спиной.  Глухой негромкий стук - что-то небольшое упало на деревянный помост. Скрежет металла? Дружный, единый вскрик толпы и приближающиеся шаги. Пронзительно, но коротко вскрикнула в толпе женщина, и Деррик ещё не успел осознать, что произошло, когда почувствовал, вначале, как его руки больше не стягивает веревка, а потом - как чья-то ладонь ложится на его плечо… Он развернулся. Перед ним стоял Анджей, и граф Айрелл вытаращился на герцога, как та рыбина, не соображая, что происходит. Только что он был привязан, а сейчас стоит перед Анджеем, и…
Удар.
Вот уж чего-чего, а подобного исхода сегодняшнего дня Деррик никак не ожидал. Он замотал головой, пытаясь сообразить, что это вообще было и где он находится. До его сознания, наконец, донеслась такая отменная брань, да таким знакомым голосом, что все тут же стало на свои места. Деррик сидел на помосте, опираясь на правую руку, он поднял глаза, и увидел как Анджей трясет ушибленной рукой. Подвигал челюстью, поморщился, подавив желание выругаться подобно герцогу Беллонии, все еще не сводя с него взгляда. “Хорош удар, ничего не скажешь.”
Анджей первым протянул руку, и Деррик, не колеблясь ни секунды, принял её.
“Вот теперь мы с тобой квиты, брат.”
Надо признать, граф не до конца ещё поверил в то, что сейчас произошло. Все смешалось в его голове, и Анджей, этим своим поступком, окончательно добил его. Так поступил бы Анджей, которого он знал раньше, но не Анджей, который потребовал невесту своего друга. Или, возможно, запутался сам Деррик? Кивок в ответ. И показалось, что прошла вечность, прежде, чем его подтолкнули к ступеням, вручив рубаху и котту. Вот и все? Тут бы радоваться, наверное, а вопросов только прибавилось.
Деррик натянул намокшую под дождём рубаху, следом котту - поспешно, пропуская крючки. Наспех отер лицо рукавом и сплюнул кровавую слюну под ноги. Надо было найти Тришу и сестру, и решить, что делать дальше. У него самого голова сейчас шла кругом.
Народ разочарованный зрелищем, все еще толпился на площади, недовольно ворча. Так что юного парнишку-слугу изрядно помяли прежде, чем он,  краснощекий и встрепанный добрался до графа Айрелла.
- Вам просили передать. - коротко отчитался он протянув Деррику скрученный пергамент, и когда тот принял его, тут же исчез в толпе.
Кто просил, зачем? Читать под дождём - глупо. И Деррик, не обращая внимания на редкие выкрики, отнюдь не лестного содержания в свой адрес и глумливые рожи простолюдинов, решил пробраться к первой попавшейся таверне. Плевать ему было на то, что о нем думают. Плевать на всех. Уже плевать.
До таверны осталось всего ничего, когда его схватили за локоть.
- Элизабет. - выдохнул Деррик, даже не успев толком её разглядеть. Девушка кинулась ему на шею. Ему бы радоваться, что одну он нашёл, но поведение сестры, сегодня изрядно его раздосадовало.
- Иди внутрь. Я сейчас.
Коротко, резко. Достаточно резко, чтобы сестра поспешно убрала руки и отступила назад, а потом, кинув на него обиженный взгляд, скрылась за дверью таверны. Он помедлил, вздохнул и вошел следом.
Несмотря на ранний день, в помещении горели свечи, и Деррик, отмахнувшись от молоденькой конопатой служанки, вынул из-за пазухи письмо - развернул его, и сел за ближайший стол, поднося пергамент ближе к свету.

Милорд, после всего, что произошло за время нашего пребывания в Ардоре, я не имею права обращаться к Вам по имени. Не смею надеяться, что Вы сможете понять мой поступок и тем более простить меня, но я не смогла уехать, не оставив Вам это письмо. Когда вы прочтете его, я буду уже на пути в Аллантар. Прошу Вас не следовать за мной. Вы и не пожелаете делать этого, если прочтете письмо до конца.
Во мне не нашлось сил, чтобы задержаться еще хоть немного, увидеться с Вами лично и рассказать Вам о своих чувствах, переживаниях и намерениях. Раскаяние и стыд не помогут мне загладить свою вину перед Вами – мужчиной, что готов был пожертвовать ради меня титулом, гордостью и даже собственной жизнью. Вы подарили мне неисчислимое количество радостных мгновений и счастливых улыбок, избавили от самого сильного моего страха - чувства одиночества.  И ожидали от меня того же, ведь я имела наглость уверять, что жизнь без Вас лишена для меня смысла. Я убедила Вас принести извинения, обещала стерпеть свое унижение в первую брачную ночь, и я не обманывала Вас, милорд. Я искренне верила в свои слова! Верила тогда, но не теперь. Я не могу стать Вашей женой. Не сумею изо дня в день притворяться, что счастлива, зная, какую цену Вы заплатили за такое «счастье».
Два дня назад я сообщила лорду Дареллу о своем желании расторгнуть помолвку. Это то немногое, что я могла сделать для нас.  Сегодня Вас судили за удар, нанесенный герцогу Беллонии, но не за отказ ему в праве на Вашу невесту.
Я верю, что Вы найдете свое счастье в другой девушке. Той, что сможет радовать Вас не только красивыми словами, но окажется более смелой и воплотит Ваши общие мечты в реальность. Вы достойны настоящей любви и преданности.

Простите меня за все.
Триша Р.

Он прочёл письмо два раза, и только на третий, до него дошёл весь смысл послания. Триша разорвала помолвку и уехала…
Не было слов, чтобы описать то, что он почувствовал, не нашлось слов, даже самых бранных, чтобы выразить то, что ему хотелось сказать на все это.
Опустил голову, обхватил её руками. Пальцы сжались в кулаки и жалобно зашуршал под ними смятый пергамент.



* Письмо написано Тришей Рутланд и с игроком согласована публикация данного письма.
** Действия Элизабет Айрелл согласованы с игроком
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 15 2017, 23:05
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
24


Совместно с Нариссой Дарелл

В воздухе словно висело напряжение. Толпа жаждала зрелища, а его все не было. Нисса напряженно следила за братом, не понимая всей глубины его чувств в данный момент. Понимала, что сложно ему наказать друга, но друг зарвался сам. Однако, Ан отплатил графу той же монетой, заехав в челюсть. Нисса едва не вскрикнула от неожиданности, прижала пальцы к губам. Вот и все. Все? Дарелл надеялась, что брат хотя бы зуб выбил Деррику. Ну а что зря его сестра страдала столько дней в Ардоре? Или рыдали вместе с невестой в зале суда, напугавшись приговора? А так хоть не зря бы рыдали, по зубу.
Толпа была недовольна. Проводила герцога взглядом и продолжала жужжать, волноваться, словно море перед бурей. Надо было уезжать пока не снесли. Нисса развернула коня, но пришлось остановиться. Кобылка нервничала из-за шума, криков и свиста. Спешившись, девушка отошла в сторону, решив переждать, но увидела знакомое лицо.
- Ан-герцог,- Нисса кивнула Дисмору, поискав взглядом графа Айрелл или его сестру, - Кажется, здесь собрались все. Ой... Вы не поможете мне?- попросила она, когда кобылка шарахнулась в сторону.

Затерявшись в толпе зевак, Арен обратил свой взор на виновника сегодняшнего столпотворения на площади - граф, в отличие от его сестры, держался хорошо. Что будет с ним после его наказания? Все совершают ошибки, но не всем выносят приговор в присутствие стольких людей. И тем не менее, каждый имеет право на прощение. Это своеобразное прощение было подарено Деррику - Анджей смачно вмазал ему по лицу вместо того, чтобы лично наказать тридцатью ударами плетью. Такой поступок был больше похож на поведение настоящего друга, который мог признавать и свои ошибки. Жаль, толпе не хватило зрелищ. Герцог быстро покинул площадь, чем вызвал очередную бурю негодования - пришлось всем расходиться по своим делам. Чей-то уже знакомый голос вдруг окликнул его.
- Конечно - ан-герцог взял лошадь под узцы, двое его верных стражей оказались за спинами Нариссы и Арена - как вам это...этот суд? Я не думал, что вы тоже пойдете смотреть, если честно.  

- Я не собиралась ехать сюда и присутствовать, честно говоря, - ответила Нарисса, успокоившись и на обращая больше внимания на толпу, от которой теперь охраняли люди ан-герцога. Да и твердая рука Арена успокоила напуганную лошадку, тогда как она сама ее только больше нервировала беспокойством. – Не хотела. Но, когда граф выдвинул свое требование, я не могла отсиживаться в замке. Все-таки… это было бы не просто.
Надо ли объяснять, когда Арен и сам видел, что Анджей не смог выполнить свой приговор? И видел, как ему это тяжело далось. Хотя ее присутствие никак априори помочь не могло, но было важным быть здесь в непростой момент.
- Вы ранее спрашивали строгий ли герцог мой брат. Вот… что теперь скажете?

Хоть она и говорила, что не собиралась смотреть на казнь, Арену показалось это лукавством. Из любопытства вон сколько людей носы высунули на площадь, а тут - родной брат будет пороть своего вассала. Как не посмотреть! Вопрос, однако, заставил задуматься и помедлить с ответом некоторое время. Поразмыслив, ан-герцог предпочел сказать то, что думает:
- Ну...- молвил он, рассматривая стремительно рассеивающуюся толпу впереди - я слышал, что герцог с Айреллом - друзья, поэтому удивился тому, что ваш брат продержал в заточении графа несколько дней. Они могли бы решить всё без лишних глаз, а не подвергать Деррика такому унижению. К сожалению, я не знаю ситуации до конца, поэтому мне сложно судить. Как по-вашему, граф заслужил более строгого наказания?

Нисса едва удержалась, что бы не фыркнуть. "С глазу на глаз, что бы не унижать графа".Бедный несчастный граф промучился за решеткой несколько дней! Как-будто годы там провел или на рудниках!
— Да, я считаю, что заслужил,— кивнула Нисса, — Граф заслужил большее, что получил. С глазу на глаз... После того, как вассал ударил прилюдно сюзерена? Он прежде всего вассал герцога, а потом друг. Но это лишь мое мнение.

- Прилюдно - повторил Арен медленно, словно услышал подобное слово впервые. Все было в рамках закона - заточение виновного вассала, суд, наказание. Хорошо еще, что Деррик просто в морду дал, а не схватился за меч - подумал ан-герцог, не сказав больше ни слова вслух. Проблема разборок между вассалом и сюзереном усложнялась дружескими отношениями. Это - очень тонкая и опасная грань - дружба неравных по статусу. Мужчина невольно покосился на широкоплечего Свельда, идущего рядом. Простил бы я нормерца, если бы тот поднял на меня руку? Смог бы держать его в тюрьме несколько дней? Арен знал ответы на эти вопросы, и потому хмурился. Меж тем процессия в составе Ниссы верхом, ан-герцога и охраны уже подходила к замку.
- Боюсь, миледи - наконец произнес ан-герцог после продолжительного молчания - проводить дальше вас не смогу. Дела. Но оставляю вам в помощь вот этих двух славных нормерцев. Надеюсь увидеться с вами чуть позже - мужчина весело улыбнулся и, откланявшись, быстрой походкой направился в сторону порта.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Май 23 2017, 23:28
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
25


Поднимаясь по лестницам в просторных садах перед замком, Анджей давал Генриху указания на ходу.
- Не пускайте Маргарет в мои покои, - быстро поднимался он вверх по белым ступеням, - я не желаю ее выслушивать. Передайте, я увижусь с ней завтра.
- Герцог Дарелл! - вдруг окликнул его мужчина, торопившийся к нему навстречу и протягивающий какую-то бумагу.
Его остановили гвардейцы, провожающие Анджея и Генриха от конюшни, где они оставили лошадей, до дверей замка. Ан прошел мимо человека, выкрикивающего его имя, словно не заметил.
- Герцог, вам послание.
Генри протянул ему руку, требуя передать письмо.
- Нет! - мужчина испуганно прижал бумагу к груди - кто мог напугать его? - Мне наказали лично в руки господину Дареллу.
- Анджей, - окликнул его Генрих, опустив руку и посмотрев герцогу в спину.
- Боги, ну что еще!? - воскликнул Анджи, вскинув руки к небу и закатив глаза.
Впрочем, он остановился. С видом, словно делает одолжение, он развернулся, сделал несколько шагов к гвардейцам, один из которых держал на плече посланника руку, останавливая. Подошел к ним, порывисто выхватил из рук мужика бумажонку, всучил ее Генриху, даже не глянув на послание, и вновь заторопился к замку. Дурацкие формальности.
Генрих, стараясь поспевать за своим герцогом, развернул записку и прочел на ходу. Вдруг встал как вкопанный, Анджей быстро от него отдалялся. Генри перечитал второй раз и вдруг крикнул, обернувшись к конюшням:
- Не расседлывайте лошадей!
Остановился и повернулся к нему Анджей.
- Джон, вели седлать Оникса, - передал он одному из сопровождающих гвардейцев. - Бегом!
Джон побежал к конюшням, безоговорочно слушаясь.
- Анджей, Триша уехала!
- Что? - он нахмурился, подошел к Генри и взял из его рук записку.
- Мы нагоним их, - говорил Генрих, не тратя время. - Микк, найди Алди. Он же у нас самый скорый гонец? Пусть седлает лошадь. Мы пошлем его к переправе на Оддаре с указанием не пропускать лорда Бьято и женщину с ним на случай, если не перехватим сами, - пояснял он Анджею, пока тот читал.

Дарелл, мне нужно срочно уехать. Леди Рутланд едет со мной. Для нее я возьму у тебя из конюшни Веснушку, обещаюсь вернуть в сохранности. Лошадь, а не миледи Тришу, потому что ее желание такое - уехать подальше отсюда. Что я и выполню, а когда вернусь - объясню, почему. Джерард Бьято.

- Веснушку? - вопросил Анджей вслух, глядя на строчки.
Затем вдруг обернулся, посмотрел на ворота Ардора через которые, вероятно, выехал Джерард, и закричал, жестикулируя.
- Веснушку, Джерард, мать твою! Ты забрал у меня женщину, а пишешь о лошади?!!
Впрочем, ничего объяснять Анджею не было нужно - он все понимал. Он имел представление о том, что думал Джерард о всей этой заваренной каше - он не одобрял поступки Дарелла, объективно считая Тришу Рутланд во всей этой истории пострадавшей. Разумеется, раз она попросила Джерарда помочь ей сбежать, он не смог отказать и поступал исключительно правильно.
- Триша... - проговорил Анджей ее имя, вдруг сменяя злость на печаль.
Он вновь поднял записку, перечитал. Капли дождя падали на пергамент, размывали чернильные буквы.
Уехала, даже не попрощавшись. Не написав и строчки. Сбежала из-под носа Анджея, чтобы не попасться ему на глаза, не нарваться на разговор, избежать того, чтобы Анджей поехал за ней следом.
Он горько вздохнул и сжал письмо в кулаке.
- Не надо, - проговорил Генриху, раздающему указания.
- Что?! - в ужасе переспросил Генри, не находя больше слов.
Анджей отрицательно покачал головой и повторил:
- Не надо... Пусть едут...
- Но Анджей, как?
- Что "как", Генри?! - вспылил он в ответ. - Она не желает меня видеть! Я не заслужил даже слов прощания! Даже строчки! - он махал рукой, в которой сжимал письмо. - Я не нужен ей, - Анджей взял Генриха за запястье и вложил в его руку смятый клочок бумаги. - Пусть едет и ищет свое счастье. Я... Я обещал ей не задерживать ее.
Генрих был очень расстроен. Он смотрел Анджею в спину, когда тот скорым шагом вновь направился к замку, а Генрих остался стоять под дождем, держа в руке письмо. Многозначительно молчал. Он так радовался, когда в жизни Анджея появилась Триша! По-отечески радовался тому, что нерадивый сумасбродный мальчишка, любивший лишь мужчин, вдруг начал испытывать чувства к женщине. Впервые в жизни у Генриха появилась надежда на счастливое будущее его герцога. А теперь он отпускал Тришу... Легко. По причине обещания и обиды. Глупо, невероятно глупо. Он все-таки не поумнел.
Анджей скрылся за дверями замка. Генрих проводил его взглядом, вновь опустил голову и посмотрел на злосчастное письмо. Какое-то время постоял вот так без движений под дождем. Затем сунул письмо в карман и неспешно зашагал к конюшням, чтобы распорядиться все-таки расседлать лошадей.

Спустя один день Анджей написал в Ал-Антар письмо, адресованное Трише Рутланд, и отправил его с самым быстрым своим гонцом.

Леди Рутланд.
Мне бесконечно жаль, что я не только разрушил ваше будущее, но и не смог его построить заново. Простите меня, если можете. Надеюсь, однажды вы найдете свое счастье.

Я люблю вас.
Анджей Дарелл.


~ Эпизод завершен ~

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 24 2017, 11:12
Спонсируемый контент

 
26


Сообщение  
 
21.10.1253. Правосудие перед богами и людьми.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL