ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 17-19.12.1253. Там, где царствуют снега, орлы и неизвестность 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
1




Дата/время:17.12.1253 день
Место действия: перевал Эши, Северные горы, графство Немор, Нормерия
Участники: Леннард Авенмор, Стеллан Олдвик, Арен Дисмор, Рикард Авенмор, нпс-ы
Предыстория/суть темы:
Предыстория. 02.12.1253. Малый Совет короля.
 12.12.1253. Вести, копья и призраки.
Безумная затея с переходом через Северный Хребет в разгар зимы, ради того, чтобы побыстрее попасть на Дикий Берег, который, по сведениям Арли Тайсена, командующего северной нормерской леркары, занят норкингами, приведена в действие. Четыре леркары, с самым минимумом провизии и лишь необходимым снаряжением, уже третий день поднимаются в царство скал и снегов, и наконец, до перевала уже рукой подать

добавлено:
 
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 28 2017, 22:22
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
2


Оставив лошадей в Даллте, королевская армия перешла через северо-западный уголок Немора, до подножия хребта пешком, затратив на дорогу весь остаток дня, четырнадцатого числа месяца Ветров, однако ясная, морозная погода, плотный, слежавшийся наст и прямая дорога облегчали марш. Не зря, ох не зря, в периоды, когда Кэйранд не тревожили враги, Рикард направлял все силы армии на постройку дорог и крепостей, хоть это и претило гордости воинов. Однако в этот стремительный поход, от столицы и до самой горной цепи, по проложенным ими же трактам, солдаты могли оценить, какое неоценимое подспорье для них - шагать по плотной, ровной поверхности, а не сбивать ноги на ухабах и выбоинах в колеях немощенных дорог.
Граф Немор, получивший сообщение от курьера, посланного вперед, выполнил свою миссию с лихвой. Где и как за столь короткий срок он собрал довольно провианта и теплых вещей - Рикард мог только гадать. Однако, граф Слоан и два года назад зарекомендовал себя столь исполнительным и верным, что, собственно, и был пожалован графством. И теперь, в очередной раз, доказывал, что лояльность и исполнительность его не оставляют сомнений.

Оставшиеся полдня Рикард посвятил подготовке к переходу через горы.

Северный Хребет не был однороден о крутизне и высоте. Отроги, которыми он спускался на юго-восток, были частью пологими, частью крутыми, изрытыми прогалами и оврагами. Перевал Эши, названный так названию реки, проложившей себе путь сквозь каменные громады вершин, находился на высоте почти тысячи ярдов над уровнем моря. Река, вытекавшая из маленького озера, окруженного горными пиками, проточила себе дорогу между ними, и за тысячелетия ее русло превратилось в глубокий каньон меж двумя вершинами, нависавшими по обе стороны от нее, точно часовые. Вытекая из озера, пройдя меж вершинами, примерно на двух третях их высоты, река низвергалась вниз, на юго-западную сторону, отвесным водопадом, от мощи и красоты которого захватывало дух.
Рикард знал этот водопад. Зимой, он знал это, и озеро, и русло Эши, и сам водопад - замерзали. Замерзали так крепко, что по ним можно было пройти меж двух вершин, как по прямой, гладкой дороге, вымощенной льдом. Самой главной проблемой было - подняться на водопад со стороны долины. Скалы здесь казались совершенно отвесными, и даром, что на середине хребта зиял проход, обозначенный замерзшей рекой. Добраться до него казалось делом немыслимым.
Рикарда это, однако, не смутило. По его приказу, из одной из шахт Немора, к месту стоянки лагеря, люди графа заранее доставили полные бадьи выработанного шлака, оставшегося после выплавки руды, и полную бочку костей и потрохов. Все трое адантов, слушали распоряжения широко открыв глаза, однако, выполнили их неукоснительно, и через полчаса лагерь армии походил на вынесенную под открытое небо шахту, где люди трудились точно каторжники. Причем так, что несмотря на мороз, теплые плащи и шапки оказались пока без надобности - физическая работа согревала людей лучше любого меха.  
Несколько часов, самые дюжие из воинов крушили спаянный камень выработанной породы здоровенными молотами, а остальные - пересыпали его в плоские ящики и разравнивали тяжелыми деревянными катками. В это же время, над костром, в котором поддерживали почти символический, малый огонь, вываривались кости, до получения густого, жирного клея, который вяло колыхался в котле, слишком густой для того, чтобы булькать.

Получившийся дробленый мелкий камень, с острыми, оплавленными в печах после выплавки руды краями, представлял неровную, острую, колкую, сыпучую массу. Следуя указаниям, солдаты макали свои сапоги в клей, а после - обваливали их в дробленый, оплавленный камень, после чего оставляли застывать. На морозе клей схватывался почти мгновенно. Через полчаса процедуру повторяли, и к ночи, заново обувшись, уставший солдаты валились с ног от усталости.

Впервые, за все то время, что Рикард возглавлял армию - не было выставлено часовых. Всем необходимо было отоспаться, перед подъемом.
И на следующее утро армия начала восхождение на хребет.
По узкой, каменистой тропке, которая вилась по отрогам, окружавшим водопад, идти было тяжело, но вполне возможно. Сапоги, после такой обработки, не скользили по плотному, слежавшемуся снегу, а поднимавшиеся со всех сторон горы оберегали от ветра. Первый день ушел на преодоление трети высоты до перевала, и ночь застигла их в седловине меж двух отрогов, где было решено сделать привал.
На второй день, они поднялись еще выше, до того места, где всякое подобие тропы заканчивалось. До перевала оставалось не более тридцати ярдов отвесной стены, ограниченной с боков двумя крутыми, выступающими вперед, покрытыми снегом скалами, в расщелине между которыми по которой ледяным скатом тянулся замерзший водопад. Обе скалы, между которыми был зажат водопад, похожий сейчас на ледяную дорогу, поднимались высоко, по обе стороны от него, и грозили любому, кто отважится штурмовать перевал, нависшими над ним глыбами снегов. Достаточно было одного неосторожного стука, шума, или крика, чтобы вызвать сход лавины, которая обрушилась бы прямо на эту ледяную дорогу, и прокатилась по ней до самого дна ущелья, глубоко под тем подобием тропы, на котором, растянувшись в длинную змею остановилась армия.
Дело осложнялось еще и тем, что погода, бывшая ясной и морозной, в эти дни, испортилась. Поднялся ветер, сгустились тучи и пошел густой снег, крупными хлопьями забивавшийся в глаза и за воротники. На высоте почти тысячи ярдов над морем, было трудно дышать от разреженного воздуха, а ветер заставлял прижиматься к скалам, крепчавший мороз смерзал выдыхаемый воздух, заставляя заиндевать ресницы и брови.
Здесь Рикард, наутро после ночевки и отправился дальше до конца тропы, взяв с собой нескольких воинов, Леннарда, Арена, двух проводников и двух своих адантов, чтобы определить - как подниматься дальше.
Ветер свистел в ушах, тяжелый меховой плащ заиндевел после ночи, проведенной в снегу.
Прикрывая глаза от слепившего их снега, легат армии смотрел на ледяной водопад, который и был перевалом, меж двух отвесно вздымающихся гор - всего в тридцати ярдах над ними. Так близко! И так неприступно.
И, вместе с тем, не собирался отступать.
- Что скажете? - не глядя на Леннарда, потому что лишний раз поворачивать голову навстречу дувшему в спину ветру, который, словно в насмешку, выл, бил по коленям, словно собираясь сорвать их, неосмотрительно взобравшихся на каменистую кручу. - Рикард, тем не менее, ощущал, что тот подошел, и стоит совсем рядом, как и остальные, отправившиеся в эту разведку вместе с ним.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 30 2017, 12:05
Леннард Авенмор
Наследник престола
avatar
Репутация : 72
Очки : 113


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
3


Постепенно ощущение, что это все веселое приключение, проходило.
В какой-то момент Леннард поймал себя на том, что ругается наравне с солдатами, призадумался, но не нашел в этом ничего плохого — и именно тогда стал относиться ко всему гораздо серьезней. Не было больше попыток с воодушевлением осматриваться, мысли о бравых подвигах отошли на второй план. Пару раз он даже малодушно думал о том, что стоило бы, наверное, никуда не отправляться, остаться в замке, помогать отцу, но одергивал себя.
Сожалеть ни о чем уж точно не стоило.
А потом, стоило им подобраться к водопаду, отступило и сожаление.
Леннард не знал, происходило все так же у всех или нет, но с вопросами не лез, все так же усердно стараясь держать лицо и не признаваться в слабостях. Мысль о том, что он принц, придавала сил, а та, что будущий король, и вовсе была неплохим стимулом.

Мрачная погода полностью соответствовала настроению Леннарда.
Первым делом, когда донесся вопрос Рикарда — приходилось держаться едва ли не вплотную, чтобы вообще разбирать, что говорит брат, — он подумал, что единственным, что вертелось на языке, было "Когда вернемся, напьюсь так, что ноги держать не будут". Сдержался, промолчал, огляделся, полностью игнорируя вид, который должен был, наверное, взбудоражить, но сейчас не вызывал никаких светлых чувств. В самом деле, им еще двигать и двигать.
— Я думаю, что ты сошел с ума! — честно признался Леннард, прокричав ответ и надеясь, что его вообще слышно.
Он, конечно, шутил, но все все же эта шутка была близка к правде.
Погода была отвратительная, ветер, казалось, того и гляди подхватит их и скинет вниз, единственной действительно разумной идеей было бы, пожалуй, дождаться хоть какого-то улучшения погоды, потому что сейчас, глядя вперед, Леннард больше видел не дорогу впереди, а покрытые инеем собственные ресницы.
— Надо хотя бы подождать, когда снегопад уменьшится! — продолжил говорить он.
И, право слово, говорить громко здесь тоже было боязно, иногда Леннард даже думать громко боялся, когда под ним были расползающиеся камни, но ветер лишал возможности вести себя тише.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 30 2017, 21:50
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
4


— Ждать окончания снегопада мы можем несколько дней, ваше высочество, — возражать принцу Леннарду было делом немыслимым, а заниматься этим, стоя под порывами хлещущего ветра, было еще и неудобно, и все же барон Олдвик постарался, чтобы его голос прозвучал как можно более почтительно, насколько это вообще представлялось возможным в данных условиях. Адант легата армии, Стеллан Олдвик, всегда — и в бою и в строю, интуитивно держался по левую руку от главнокомандующего, так, что это вошло в привычку и казалось само собой разумеющимся. Годы, проведенные на службе, позволили Стеллану не просто как следует изучить характер принца Рикарда, а считывать малейшие, тончайшие нюансы настроения легата по его манере движений, по оттенкам голоса, что позволяло предугадывать его поведение и поступки. Вот и сейчас поза, в которой легат стоял над ущельем и взирал на грозные снежные вершины, а так же наполняющая его взгляд характерная смесь мальчишеской жадности и зрелой, холодной сосредоточенности, говорили только об одном…
— К тому же, опасность схода лавин после снегопада увеличивается в разы, так что придется выждать еще день-другой, пока снег осядет и уплотнится. Мы потеряем время.
«Или потеряем пару леркар… Что из этого наименьшее зло?»
Адант болезненно поморщился при взгляде на ущелье и растянувшуюся по его чреву армию: идеальная могила для сотен людей. И старания гробовщиков не понадобятся…
Он вновь повернулся к Рикарду. Странное дело. Для какой такой надобности легат армии перенял добрую черту своего родителя – короля Беренгара, который имел обыкновение советоваться по важным государственным делам со своими подданными, подробно выслушивая их мнение. Правда, замечал Стеллан, сын, в отличие от отца, в них, казалось, совершенно не нуждался. Его «военные советы» скорее носили характер ритуальной церемонии, так как главнокомандующий всегда имел решение наперед, точно зная, что и как будет делать, а самые разумные члены совета попросту дожидались его распоряжений.
—Предлагаю соорудить воздушную переправу — подъемник, наподобие тех, что используют в шахтах.  Жаль, мы не прихватили бадьи, в которых люди графа доставили шлак, могли бы поднимать в них наверх сразу по несколько человек. — развеселился молодой барон, поглядывая на Леннарда. Главное сейчас не дать никому упасть духом, переломить унылое настроение и вдохновить людей на сложный бросок. Сердца, наполненные восхищением, задором и отвагой — самое мощное походное оружие.
— Мальчишкой я слышал рассказ одного странника, забредшего в замок Альсар. Он уверял, что недалеко от водопада, находится сквозной проход — узкая нора, ведущая на ту сторону хребта. Старик называл этот лаз «рукотворной тропою Древних». Как бы он сейчас нам пригодился! — посетовал Стеллан, подавляя собственные «черные мысли» и ободряя спутников — уставших и заиндевелых.
— Мой принц, думаю, начать восхождение нужно незамедлительно, пока свежего снега не слишком намело.  И самое удобное для этого место – замерзший водопад.  Разрешите пойти первому, чтобы закрепить веревочные лестницы. Придется немного пошуметь, прорубая ступени, снегопад, к счастью, приглушит удары, и все же людей лучше прижать к более безопасному, наветренному склону. Единственное, от чего бы я не отказался — добавил он задумчиво, — так это от ловкого напарника для страховки моей молодой жизни и глотка доброго вина для храбрости.
Последнее высказывание было очередной шуткой – ни для кого не было секретом, что Стеллан с некоторых пор и капли хмельного в рот не брал.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 01 2017, 11:46
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5


Рикард выслушал обоих, поглядывая, то на них, то на высоченные горы, зажимавших между собой перевал-водопад, как два сжатых вокруг него гигантских пальца.
- Он прав, хорошей погоды в это время года можно ждать неделями. - произнес он, обращаясь к брату. - И может стать только хуже, перевал может завалить лавиной, и тогда по нему будет не пройти. Только вот...
Он задумался, и умолк, снова поглядев на горы. У легата армии и правда вошло в привычку устраивать нечто вроде военного совета, перед принятием какого-то важного решения, даже если он изначально сам знал, как поступить. Только вот подобные советы не были бесполезны. Часто случалось, что кто-то из присутствующих выдавал идею, которая, накладываясь на его, Рикарда, первоначальный план, порождала другую, более эффективную и действенную, даже если при первом взгляде она казалась полнейшим бредом. Так и ставший почти легендарным бросок армии через заболоченный лес Оршира до кораблей логрийцев, был не только его идеей. Тогда, семь лет назад, Исмор Даро, племянник сэра Лаймора, который был адантом принца, вспомнил о заболоченной тропе, по которой теоретически можно было пройти, Артур Эймонд, леркер, предлагал соорудить навесные мосты, а сам Рикард, упорно думавший о мокроступах, подхватил обе идеи, и слегка видоизменив обе - поставил на мокроступы всю армию, девять тысяч с лишним воинов, и повел их по тропе, указанной сэром Исмором, срезая самые извитые ее куски напрямик, и выслав впереди маленький отряд, который по колено в воде, рубил ветви и собирал из плавунов не навесные, но наплавные мосты через самые опасные участки.
Основным умением хорошего полководца он считал гибкость ума, умение на ходу перекраивать свои планы, и умение принимать неожиданные решения не считаясь с риском, если интуиция подсказывала благополучный исход. И вот сейчас, задумавшись над словами Олдвика, он смотрел на водопад, представляя будущий подъем.
- Сейчас лезть туда это не храбрость, а неоправданное самоубийство, Стеллан. - проговорил он наконец. - Любой лишний чих, и лавина похоронит и тебя, и тех, кто пойдет с тобой. Мы вышлем наверх нескольких верхолазов из добровольцев, северян. Там наверху, у водопада есть деревья, которых отсюда не видно. Либо мы соорудим из них люльки, либо же просто обвяжем вокруг стволов веревки, и сбросим их вниз, благо этого добра у нас хватает. Но вначале, надо обезопасить сам подъем, и тех, кто будут работать наверху.
Он оглянулся к обоим адантам - Олдвику и Гиллу, щурясь, и прикрывая глаза ладонью от ветра.
- Прикажите всем перебраться поближе к скале. Чтобы никто, ни одна живая душа не подходил к краю тропы. И тащите ко мне сюда самых лучших лучников. Чем больше тем лучше, всех, сколько их может тут поместиться, и стрелы с самыми тяжелыми наконечниками.
Рикард глянул на брата, и сжав его руку, указал свободной рукой на нависшие над водопадом пласты снегов, горзивших сходом лавины.
- Они ждут! Ждут, чтобы мы поднялись наверх, чтобы завалить нас, смести с водопада как мух, и похоронить в ущелье. Видишь? А мы не полезем туда сейчас. Мы заставим их выложить свое угощение полностью - до того как пожалуем к столу. Понимаешь?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 01 2017, 21:48
Леннард Авенмор
Наследник престола
avatar
Репутация : 72
Очки : 113


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
6


Леннард не пылал энтузиазмом, но полагал, что и духом не упал.
Мысль о воздушной переправе заставляла думать не о подъемниках, а о птицах, и это было настолько глупо, что он даже улыбнулся и качнул головой. Да уж, пернатых им бы тут пришлось ловить долго и упорно — и это если еще представить, что они смогли бы хоть как-то помочь.
О том, чтобы думать о нелепых сказках, не было и речи. Леннард сосредоточился, улыбка стала ухмылкой, как только речь зашла о вине. Он бы сейчас не отказался промочить горло.
Опять пришло осознание, что он отвлекался.
Леннард вновь посмотрел на водопад, слушая указания Рикарда. Он говорил, что люди должны стоять близко к скале, что нужны лучники... Неужели?..
Почувствовав прикосновение брата, нахмурился, проследил, куда Рикард указывал рукой.
— Да, понимаю.
Сложно было бы не понять, когда они провели в пути так много времени и всякий раз старались не потревожить пласты снега. Леннард уже мог рассказать множество довольно жутковатых историй о том, как снег, кажущийся плотным, проваливался под ногами или просто сползал в сторону, заставлял оскальзываться. Казалось, что все здесь состоит сплошь из снега, но точно было известно, что под ним могут быть острые камни.
Не было понятно, как кто-то может нормально жить поблизости.
— Нужно спровоцировать лавину, — Леннард повернул голову и посмотрел Рикарду в глаза. — Тогда будет проще действовать.
Ему казалось, что он произносит вслух абсолютно очевидные вещи, о которых все, даже сам он, уже догадались, но, возможно, на этих подобиях военных советов в полевых условиях ему отводилась такая роль — Леннард не знал, да и не стеснялся того, что, возможно, действительно просто повторял то, что крутилось у остальных на языке.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 04 2017, 17:32
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7


Вечер 16-го...
Уставший и погруженный в собственные мысли Арен был на полпути к своей комнате, когда к нему обратился слуга, встретивший его с факелом в коридоре.

- Милорд, вас искал ваш брат Лиан – молвил тот, и ан-герцог поспешил его перебить

- Где он сейчас?

- В своей комнате, милорд. Позволите вас проводить?

Как только дверь в покои младшего Дисмора распахнулись, Арен быстро зашел и, не говоря ни слова, сел на кровать, вытянув вперед ноги. К вечеру снова разнылся бок. Наверное, погода меняется…

Сидящий на стуле Лиан повернулся к ан-герцогу и внимательно посмотрел на него, словно пытаясь по его выражению лица догадаться о мыслях.

- Твои люди тебя искали. Вернулись после разговора с солдатами. Норкинги на Дикий берег напали – произнес Лиан мрачно.

- Я знаю – коротко ответил Арен и посмотрел брату в глаза – я только что разговаривал с Рикардом. Отец не знает, я уверен. Иначе не послал бы тебя сюда пировать. – Во взгляде читался немой вопрос.

- Что? – растерянно произнес Лиан – я понятия не имею, что там происходит! Он спросил «поедешь»? Я сказал, что да. Вроде все тихо было…

Вроде. Это вроде его и пугало. Слишком быстро все произошло. А быстро и с последствиями – как раз в стиле норкингов.

- Завтра на рассвете отправляйся домой – молвил Арен после недолгого молчания – возьмешь и моих людей тоже. Как будешь на месте, пришли весточку…лучше гонца. Если он, конечно, доберется…. – Арен нахмурился, сел на кровати – хотя нет, гонца отправь к Слоану.

Они оба поднялись со своих мест.

- Ты пойдешь через перевал вместе со всеми?

- Пойду.

- Может подмогу..

- Нет – резко произнес Арен и подошел к брату – оставлять берега нельзя. Боюсь, что все это – давно спланированная атака. А коли так, нужно быть начеку. Ты слышишь? –ан-герцог положил ладонь на плечо брата – вы теперь за старших…

Сейчас он был совсем не похож на того шалопая, которого знал Арен. Обычно вспыльчивый и довольно грубый Лиан обнял его и прижимался так, словно прощался с ним навсегда. Хотя, боги, кто знает, может они действительно виделись в последний раз? Было мало моментов, когда они друг с другом не ссорились, и потому этот Арену особенно хотелось запомнить...

Стана поправила ногой полено в камине и, обняв норкинга за шею, удобнее устроилась у него на коленях. Диг сидел в кресле хозяина комнаты, бессовестно пользуясь возможностью побыть с девушкой наедине. Увы, недолго. Дверь предательски заскрипела, сгоняя голубков со своих мест. Слишком часто этих двоих видят вместе в последнее время – подумал Арен – и отправляться домой им обоим.
- Садитесь, садитесь - спокойно произнес ан-герцог, но по ледяному взгляду можно было понять, что он недоволен - есть разговор.
Проговорили они пол ночи. Арен отдал распоряжение утром отправляться всем кроме Свельда и Яльмара вместе с Лианом и остальными в Родбъерн с тревожными вестями с Дикого берега. Отправить весточки во все нормерские города и поселения, особенно в те, что располагались на побережье. Усилить патрули, и быть наготове, если вдруг понадобится срочная подмога.

Именно об этой, крайней своей просьбе он думал, когда стоял рядом с принцем и рассматривал ледяные горы. Просьбе, поскольку решиться на подобный поход в подобную погоду мог лишь сумасшедший или великий полководец. Арен верил, что Рикард был из последних. И прекрасно знал, что тот же Хью - опытный следопыт и охотник, не стал бы брать на себя такую ответственность. Не приведи боги на подмогу отправится армия во главе с Лианом или Эйнаром. Какая уж тут подмога - пока доберутся три раза сгинут. Однако, нормерец признавал и тот факт, что сам бы не решился на подобное.
Великими рождаются немногие. Зато какой ценой обретают величие?
Решив не тратить время впустую, Арен попросил Яльмара, стоявшего у него за спиной, позвать Свельда и принести луки и веревку.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 06 2017, 01:16
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
8


Выманить опасного зверя из логова!
Невозможно было не восхититься очевидной  простотой и изяществом ослепительно гениального решения легата. Конечно! Когда знаешь, откуда и главное когда придет опасность, то понимаешь, к чему готовиться, как защищаться. Тем более, что шансы преодолеть перевал, совершенно не потревожив скопившиеся на вершинах смертоносные залежи снега были ничтожно малы. Можно было сколько угодно стараться соблюдать осторожность и тишину, и все равно не угадать время и место обрушения лавины. Но тем и отличался принц Рикард от заурядных умов – он собирался наделать столько шума, что сверзится вниз даже то, что не собиралось падать!
Молодой барон с восторгом посмотрел на главнокомандующего.

Понадобилось совсем немного времени, чтобы отдать распоряжения леркерам – и вот уже многотысячная армия, укрываясь щитами, слилась со скалами там, где лавина замедлит свой ход и ее удар будет менее разрушительным, а несколько десятков отменных лучников предстали перед легатом.

Оставался сущий пустяк: выжить в предстоящем светопреставлении.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Май 07 2017, 23:11
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
9


- Именно так! - в светлых глазах в прорезях заиндевевшей маски блеснуло торжество, и Рикард, довольный тем, что его поняли, сжал плечо брата. - Мы сбросим эти снега, которые могут нас завалить - раньше чем пойдем на штурм, и сможем подниматься спокойно, не опасаясь того, что они нас сметут. И, как знать, если повезет, то может под снегом откроется и тропа, по которой летом козопасы перебираются через перевал по левой кромке водопада.
Пока он говорил - на площадку нависшую над ущельем стали выходить лучники. Один, десяток, два, три. Скоро на площадке стало тесно, и обоим принцам пришлось отойти к самому краю, где площадка примыкала к отвесной скале, тогда как лучники заполнили ее почти целиком.
Внимательно оглядывая одну из высившихся скал, слева от водопада, Рикард заметил темное пятнышко, на добрых полсотни ярдов над ними. Не то остов дерева, торчащего между скал и занесенного снегом, не останки пиршества горных орлов, не то трещина в плотном насте снега. В любом случае, место было подходящим, и ориентир вполне приметным.
- А ну-ка молодцы - зычно обратился он к лучникам - Продемонстрируйте-ка мне ваше умение. Корона золотом тому, кто загонит стрелу воооон в то пятно.
- Пли! - полсотни стрел с тяжелыми наконечниками взвились в воздух, и одна за другой впились в снежный наст. Из снега взлетели взвихрившиеся фонтанчики снега.
- Пли! - новый залп. Новые фонтанчики снежной пыли, и по плотному насту протянулась первая трещина.
Рикард извлек меч из ножен, оглянувшись на своих спутников жестом пригласил сделать то же самое, и с силой ударил рукоятью меча по металлической обивке щита Гилла.
- Сын Дракона!!!!! - голос подхваченный скальными стенами и узким ущельем водопада, многократно повторенный словно бы взлетел ввысь над скалами, вместе с металлическим звуком удара. Гилл немедленно подхватил, тоже стукнув по щиту топором.
- Сын Дракона!- рявкнул с десяток голосов за их спинами. Клич покатился дальше. Дальше-дальше, еще не понимавшие - зачем это нужно, но поддавшиеся общему действу, воины подхватили клич, стуча мечами по щитам. Третий залп тяжелых стрел ушел в полет.
- Драко-о-о-он - гремел трехтысячный хор, сопровождаемый оглушительным металлическим лязгом.
И плотный снежный наст на высоте пятидесяти ярдов над водопадом - словно бы надламывался сползал, из трещин вылетали целые облачка пыли, по насту вверх протянулись извитые трещины, по поверхности потекли снежные ручьи...
- От края!!!! - рявкнул что было сил Рикард, отшатываясь подальше от края площадки, и....
Вначале это было облачко.
Простое, белое облачко, прореженное вверх трещинами и сопровождаемое неясным шуршащим звуком.
Потом было странное ощущение, будто начинает гудеть воздух, и подул ветер.
А потом - снежный наст надвинулся ниже, увлекая за собой глубокие, растревоженные глубоко ушедшими в него тяжелыми стрелами, слои, ниже, ниже, и наконец - пополз по склону, обрастая заклубившимися вокруг него снежными вихрями. Люди, прижимавшиеся на тропе по боковой стенке ущелья, вжались в стену, прикрыли глаза и уши, закрылись щитами, и вовремя, потому что среди теснившихся вокруг водопада скал, ожило и загрохотало эхо разбуженной лавины.
Огромные массы снега низвергаясь с крутых склонов одной из скал - тревожили и заставляли трескаться наст и на соседней, находившиеся друг против друга, как два пальца одной руки, горы, зажимавшие меж собой оледенелый водопад ожили, загрохотали так, что закладывало уши, и хотелось кричать - не слыша, впрочем собственного крика, низвергая вниз, в ущелье, в которое летом падали воды Эши - тонны, десятки тонн снега, камней, вывороченных останков деревьев, всего, чему только не повезло очутиться на пути сходящих лавин.
Не одна, а две, поскольку одна потянула за собой другую - срывая многофутовые пласты снега, словно бы оживший водопад - рушились вниз, поднимая на сотни ярдов над собой снежную пыль, от которой приткнувшиеся сбоку на тропе люди - кашляли и зажимали носы. Снежная пыль забивалась в носы, в глаза, в уши, словно подушка прижатая к лицу мешала дышать, под ногами дрожала скала, словно бы грозя обвалиться сейчас в ту же бездну, куда низвергалась лавина, увлекая за собой и людей. Вокруг потемнело, словно день обратился ночью, и прошло немало времени, пока самые храбрые не осмелились вынырнуть из-за плащей, которыми прикрывали лица, и посмотреть вверх.
Обе скалы, зажимавшие меж собой водопад, были словно выметены. Голый темный камень, изломы скал, торчащие уступы - просвечивали из-под тонкого, прозрачного слоя едва заметного снега. Роскошное ледяное убранство самого водопада - похожее на ледяную клумбу перевернутую цветами вниз - тоже было сорвано, и вместо прихотливых, сталактитоподобных нависающих глыб - высилась отвесная каменная стена, изрытая трещинами и проточинами.
И главное - слева, слева, у самого водопада, между ним и скалой - просветилась таки узкая, почти отвесная, усеянная каменными выступами тропа. Подъем по ней, в холод, в снегопад - казался безумием, но пройти по ней было все же реальнее - чем ползти по сплошному ледяному покрову водопада под нависающими, грозящими лавиной настами.
Тишина, повисшая после дикого грохота, казалось, давила на уши.
- Спасибо! - непонятно к кому обращаясь, тихо произнес Рикард, глядя на очистившийся склон. А потом глубоко вдохнул, и повернулся к своим спутником, пряча меч в ножны.
- Теперь надо торопиться. Олдвик, Гилл - скалолазов. Самых ловких, самых умелых, с веревками, молотками и всем что потребно - наверх. Всех, кто по-настоящему умеет взбираться по скалам, мне не нужно пустое геройство и жертвы. Они должны быть наверху через два часа. Есть такие на примете?
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Май 09 2017, 15:44
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
10


Охотников в Нормерии, наверное, столько же, сколько и землепашцев в Беллонии - подумал Арен, когда его люди вооружились луками. Сам ан-герцог не стрелял - стрелять умел, но в сравнении с настоящими умельцами, такими как Хью или Свельд, был просто мальчишкой с игрушкой в руках. Этих ребят всегда преследовала удача на охоте - не было случая, когда кто-то из них не возвращался бы с добычей. Хью был загонщиком, и дар охотника ему был дан от богов, Свельд же, был наделен зорким глазом и опытом лучника, закаленного в боях с пиратами - норкингами.
Десятки стрел с легким свистом взмывали вверх снова и снова, кололи острыми наконечниками толстую кожу снежного великана. И вот сын дракона взялся за меч, и раздавшийся посреди ледяной гряды гул, становившийся громче и громче заставил его пробудиться. Последовав примеру Рикарда - прижавшись к стене ущелья и убрав оружие в ножны, Арен поправил меховой капюшон и натянул до носа шерстяной платок, завязанный на шее.
Однажды он уже видел лавину - с горных вершин севернее Родбъерна она сходила, сметая все на своем пути. Они с отцом тогда наблюдали за ней издали - смотрели будто на реку, бурным потоком несущуюся вдаль, и Арен навсегда запомнил эти странные ощущения - звук, сотрясающий всё вокруг и то, как выпрыгивало сердце из груди, когда он услышал, как трещит снежная вершина горы....
Казалось, что эта лавина обрушивалась прямо на них - что-то сжалось внутри, и ан-герцог зажмурился, прижимаясь к стене. Снежная пыль забивала нос, вызывая приступ кашля, залепила веки. Минуты тянулись вечно. Но вот, все стихло. Также одномоментно, как и началось. Какое-то время не хотелось двигаться, даже дышать, но времени было мало - предстояло скорее взобраться наверх. Отряхнувшись и прокашлявшись, нормерец убедился, что его люди в порядке и вместе с ними отправился к склону, чтобы помочь первым скалолазам.
- Сработало - криво улыбнулся Арен глядя на оголенные скалы.
Почти у цели - послышался внутренний голос. Боюсь, это - только начало - шепнуло сердце.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 18 2017, 23:52
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11


— Есть, легат. — Невозмутимо ответил Олдвик, отряхиваясь от снега. "А нет— из-под земли достанем. В прямом смысле этого слова…" Через  пару мгновений он скатился со склона на дно ущелья, прокладывая себе дорогу в самую гущу откапывающихся из-под заноса солдат. Он понятия не имел, имеются ли в рядах королевской пехоты скалолазы, не сомневаясь, однако в том, что ловких, умелых и с веревками сыскать не составит никакого труда. "Не хочешь — заставим. Не умеешь — научим." — этим нехитрым принципом руководствовался адант при решении любой, даже самой трудновыполнимой задачи. С одной лишь оговоркой: он всегда готов был пойти первым. Армия— не место лишения свободы; каждый, вставший под штандарт Дракона, присягал в готовности умереть во славу короля и Кэйранда.
— Ну что, ребятушки?— оглядел он добровольцев, собравшихся у ощерившейся каменной глотки водопада, — возьмем быка за рога? Доспехи снять, оружие оставить, подниматься налегке.
Стеллан задержался взглядом на одном из пехотинцев. Лицо его, почти детское, сияло неистовым азартом. Волнистые, белокурые пряди мягко струились из-под шлема.
— Как зовут? Из чьей леркары? — в голосе барона невозможно было расслышать придирчивой ноты, но когда он вот так въедался глазами в солдата, а затем в невесть откуда возникшие за его плечом расчудесные дали — решение было бесповоротным.
— Впрочем, можешь не отвечать. Останешься пока внизу. Мне не нужно пустое геройство и жертвы. — не заметно для себя Стеллан процитировал слова главнокомандующего.
Он сам не понимал, почему отбраковал юнца. Но не думать же об этом всерьез, в самом деле!

Вскоре, разбившись на пары, верхолазы перебросили через плечи свернутые кольцом веревки, вооружились молотками и кольями, и начали карабкаться на стену, вгоняя железо в скальные трещины.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 19 2017, 00:14
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
12


Пока оставшееся на тропе вдоль склона ущелья войско откашливалось от снежной пыли, приводило в порядок себя и снаряжение, дюжина парней, отобранных из пятидесяти вызвавшихся добровольцев, обвязавшись веревками, и прихватив с собой все необходимое, медленно взбиралась по крутой, обнажившейся под сошедшим снегом тропе. Все выше и выше, цепляясь за каменистые выступы, вбивая в щели железные штыри и прикручивая к ним веревки, похожие на каких-то странных четвероруких мух, они ползли по казавшейся отвесной стене.
Стоявшие внизу на площадке либо занялись своими делами, либо, затаив дыхание наблюдали за подъемом. Тот, однако, продвигался быстрее, чем предполагал Рикард. Тропа в летнее время была хоть и крутой, но вполне проходимой, все окрестные козопасы пользовались ею, перегоняя свои стада через перевал. За полчаса они преодолели более двух третей подъема, и продолжали подниматься. Ближе к вершине тропа проходила под нависшим уступом, под которым требовалось буквально проползти. На то время, что скалолазы скрылись за ним и исчезли из виду, находившиеся внизу буквально замерли в напряженном ожидании, но очень скоро поверх уступа вылезла вначале первая пара, за ней и остальные, и после краткого вздоха облегчения наблюдающими снова овладело напряжение.
Еще четверть часа, и первая пара достигла верхнего края тропы. Перевалила через почти отвесный край, и скрылась за ним на вершине подъема.
Почти ощутимый вздох облегчения прокатился над наблюдающими. За первой парой подъема достигла вторая, а потом и третья. Сверху раздался торжествующий клич, и облегченный хохот. И точно такой же торжествующий клич раздался и внизу. Воины, растянувшиеся по тропе вдоль стены ущелья свистели, хохотали и аплодировали, одобрительными возгласами поддерживая смельчаков.
Рикард, который все время подъема стоял у края площадки не шевелясь, несмотря на порывы ветра, трепавшие его плащ и волосы, и словно вознамерившиеся сбросить его с края вниз, в теснину водопада, вслед за сошедшей лавиной - смотрел за их подъемом в напряженном внимании, застыв как статуя, до онемения стиснув руки. Главнокомандующий не имел себе права позволить открытой тревоги, но сейчас, от судьбы этого подъема зависел весь его поход, вся эта сумасшедшая задумка, с которой он отправился штурмовать перевал зимой, в разгар снежных вьюг, несмотря на все предупреждения. По мере того как они поднимались - напряжение его все нарастало, он не ощущал как болят от судорожно сжавшихся челюстей скулы, все его существо было сейчас там, наверху, он мысленно удерживал, предостерегал, торопил... и когда первая пара скрылась из виду - едва позволил себе вздохнуть. Но когда уже шестеро человек из двенадцати - поднялись наверх - он наконец расслабился, и вздохнул с облегчением.
Все. Все получилось, все случилось.
Легат повернулся к своим людям, к адантам, к брату, к кузену
- Все. Теперь готовим веревки и перчатки. Они закрепят веревки наверху, и надо подниматься. По дюжине за раз в первый подъем, а там, когда будем наверху...
Он не договорил.
Сверху раздался крик. Дикий, истошный крик сразу нескольких, орущих в безумном страхе людей, который тут же смешался с чудовищным, утробным ревом, переходившим в вой.
- Что за.... - он вздрогнул, и обернувшись взглянул наверх, не веря своим глазам.
Снизу ничего не было видно. Вторая группка, остановившаяся передохнуть на том самом утесе, что перегораживал тропу - застыла как примороженная. А сверху...
Наверху творилось нечто непонятное. Крики, в которых не было ничего человеческого, в которых слышался истошный, животный ужас, перемежались с жутким ревом походившим на смесь медвежьего рыка с трубным кличем аспарского слона, таким оглушительным, что с верхушек зажимавших перевал скал посыпался еще сохранившийся там снег, припорошивший прижавшихся к утесы скалолазов, но, к счастью, благодаря сброшенной лавине теперь это был всего лишь рыхлый снег.
А крики не умолкали. Вопили, казалось, все шестеро, поднявшиеся на перевал, но за этим страшным воем невозможно было различить слов. Все это длилось несколько минут, растянувшиеся в часы.
Наверху показался человек - один из поднявшихся воинов. Окровавленный, перепуганный, он бежал, спасался, в ужасе не соображая куда его несет, мчался сломя голову, и добежав до края с отчаянным воплем... бросился вниз.
Маленькая фигурка на фоне заледеневшего водопада, казалось, падала ужасающе медленно, переворачиваясь в воздухе, прилипая ко льду и падая дальше, отмечая кровавыми следами на ослепительной белизне льда следы мгновенно примерзавшей и тут же отрывавшейся плоти, пока наконец не скрылась в засыпанной снегом лавины бездне, пробив в снегу глубокий колодец.
Войско замерло. Еще долю мгновения слышались наверху истошные, предсмертные крики, пока наконец не утихли, и кошмарный, ни на что не похожий торжествующий рев потряс скалы так, что, казалось, они вздрогнули.
И воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь свистом ветра.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 20 2017, 13:39
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
13


Стеллан проводил взглядом падающее окровавленное тело, холодея от осознания собственной ошибки. Черти собачьи, это же он послал наверх невооруженных людей! Не предугадал, не предвидел опасности! Усматривал врага только в снежной лавине и коварных скалах, забывая о других сюрпризах природы… Не учел, не предусмотрел!..
— Ты, — прохрипел Олдвик уже знакомому белобрысому юнцу,  стоявшему ближе других, — За мной!
Природа и война часто отменяет «букву» принятых норм и правил, диктуя свои собственные, неписаные законы, смысл которых становится предельно прост: выжить. Сейчас Стеллан явственно понимал — успех их кампании, репутация обоих принцев, затеявших опасный переход, зависит от жизни вот той горстки смельчаков, приткнувшихся на утесе. И сколько еще мгновений отмерено этим людям? Размышлять было некогда. С яростью растревоженного льва он бросился к сложенному на земле оружию, которые уже никак не могло помочь достигшим вершины храбрецам, но, возможно еще спасет тех шестерых от неминуемой смерти, и поможет наладить переправу. Пещерные львы, или какие там баргесты напали на их людей, могли  спуститься по освободившейся от снега тропе к утесу гораздо быстрее, чем кто-либо сумеет подняться снизу наверх.
— Бери все, что сможешь унести, — на бегу выкрикнул барон, подхватил пару мечей, и бросился к подножию водопада, отчаянно размахивая руками: — Веревки бросайте, скорее!
Пока находившиеся на уступе солдаты сообразили, чего он от них хочет, Стеллан уже успел опоясаться вторым мечом и подвязал два копья. Юный спутник барона, не слыша ничего, кроме ударов собственного сердца, судорожно сглатывая, смотрел вверх, на спускающийся край веревки, уповая на то, что она беспрепятственно достигнет земли. Воздух снова расколол жуткий  рык — многоголосый, страшный, многократно усиленный голосом гор, от которого — иначе не скажешь!— стыла в жилах кровь, и собственный голос растворялся  жалким комариным писком в его  оглушительном рокоте.
Одвик ухватил конец веревки, глянул на паренька, уже вязавшего петлю на пойманной второй бечеве.
— Как зовут? Впрочем, не важно. Узел проводника знаешь? Который затягивается на груди?
Мальчишка утвердительно кивнул.
— Тогда встретимся наверху. Готов? — Он резко выдохнул и заорал во всю глотку: — Тя-нии!!!

Веревки натянулись и медленно потащились вверх, поднимая нагруженные железом тела.
Рикард…  Он, разумеется, не одобрит. Но объясняться с легатом Олдвик будет позже. Если боги  по прежнему останутся милосердны к дурному потомку вестморских королей.
Не часто у Стеллана возникало желание остановить время. Но сейчас был именно такой момент: ему отчаянно хотелось, чтобы мир замер и подождал, пока  их поднимают к вершине. Потому как, если зверюги достигнут утеса раньше — путь вниз окажется стремительным и последним.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 20 2017, 22:25
Леннард Авенмор
Наследник престола
avatar
Репутация : 72
Очки : 113


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
14


совместно с Рикардом

Леннард следил за всем со своего места, практически не двигался, разве что отошел в сторону, когда обрушивалась лавина, закрывал лицо, пытался одновременно и смотреть, и отворачиваться — и молчал.
Он прекрасно знал, что сейчас уж точно Рикард знает лучше, а для него, Леннарда, отводится роль зрителя и слушателя. Ему нельзя бросаться никуда сломя голову, нельзя рисковать собой больше необходимо, потому что за спиной был трон, но и нельзя просто бездействовать.
Поэтому он готовился подхватиться, случись что, но пока лишь стоял и наблюдал.
Лавину Леннард видел впервые, но она поразила его гораздо меньше, чем то, что было после. Люди, забиравшиеся наверх — это хорошо. Он смотрел на них, только изредка бросая взгляд на брата, чтобы понять, все ли в порядке, видел, что Рикард застыл, и после этого тоже начинал смотреть вверх. При звуках смеха понял, что от сердца отлегло: значит, все получилось.
Леннард было двинулся, поднял руку в неясном пока что даже для себя жесте, собираясь сказать, что рад, как и все вокруг, но крики поколебали его торжество.
Первым делом Леннарду в голову пришла абсолютно глупая мысль: дракон. Они пробудили дракона, и им всем теперь конец.
Но огромных ящеров не существовала, опасность была более реальной и настоящей.
— Что там? — спросил он Рикарда. — Надо подняться к ним.
Сказать, что Рикард был ошеломлен — значит не сказать ничего. Он провел на Диком берегу все свое детство, перевидал множество всякого, видел всех здешних хищников, и медведей, и волков и россомах, которых в этих лесах было множество, слышал иногда и низкие, утробные звуки, раздававшиеся из глубин пещер, которые, по словам друидов, были голосом самой земли, но никогда не слышал ничего похожего на этот жуткий рев. И ведь это не было звуком скал или лавины, рев был безусловно голосом какого-то живого существа. Так кто же мог так реветь и выть одновременно? Более того — он не первый год водил людей в походы, побывал в таких битвах, о которых говорили с восхищением и ужасом, но такие истошные человеческие крики, исполненные предельного, животного ужаса, слышал лишь в пыточной камере. При одной только мысли о том — чтО могло заставить его людей, солдат, привычных, казалось бы, ко всему — так кричать, он похолодел.
Когда Олдвик кинулся к скале, принц вздрогнул, словно приходя в себя, жестом подозвал остолбеневшего Гилла, и услышав слова брата бросил на него пронзительный взгляд. Надо. Еще бы надо. Только вот...
— Ты имеешь в виду, что хочешь сам туда подняться?
— Да. Не один, но быть в числе поднимающихся.
Лезть одному — это чистое самоубийство. Леннард хорошо владел мечом, если понадобится — а ведь понадобится же! — сможет обороняться. Конечно, лезть без Рикарда не хотелось, но не весь же поход стоять за его плечом.
Леннард нахмурил брови и кивнул, подтверждая, что готов.
Светлые глаза в прорезях маски блеснули. Безусловно, Рикард собирался подняться на утес сам. Грош цена полководцу, который отправляя на опасное дело людей сам отсиживается за их спинами, тем более, что там за перевалом случилось что-то явно выходящее за рамки простой разведки. Но вот Леннард? Наследник престола!
Представить, что сказал бы по этому поводу король, было совсем нетрудно. Сгоряча, если бы был способен заявлять о чем-то в горячке, наверняка обозвал бы намерение сыновей пустым геройством. Только вот Рикард так не считал. Будущему королю следовало достойно показать себя в глазах солдат. Да, это риск и риск огромный, потому что неизвестность была хуже всего, но куда хуже будет, если солдаты запомнят, что первый свой поход принц пережидал в безопасном месте, подставляя под риск других. Да, для многих полководцев и коронованных особ это было нормой, но только не для кэрских королей.
— Гилл. Остаешься за старшего.
— Вы с ума сошли! — потеряв всякую почтительность выпалил норкинг, глядя на обоих принцев. — Нельзя! Вы же слышали! Там горные духи! Они разгневаны! Они не хотят, чтобы мы поднимались! Надо...
Глаза Рикарда блеснули.
— Кто-то кажется решил оспорить мое решение? Хорошо. — он обернулся, подзывая одного из офицеров, первого попавшегося. И даже вспомнил имя. — Войт..
— Нет, Ваше Высочество! — возопил Гилл сообразив, что сейчас будет, и даже не соображая что перебивая принца может еще усугубить его гнев. — Я просто хотел предостеречь, я не думал даже...
Рикард глянул на него.
— Веревок. Живо.
Подобного конечно не следовало бы спускать, но не сейчас, не когда каждое мгновение было на счету. И кивнув брату на склон произнес.
— Пошли.
Леннард ожидал, что Рикард решит его переубедить, но этого не произошло.
Ситуация, конечно, была не самой лучшей, внутри был не ужас, а волнение, которое потом грозило превратиться в страх, не давало спокойно стоять на месте. И Леннард переминался с ноги на ногу в нетерпении, больше не чувствовал ужасного холода, посматривал на верх, слушал, как брат ругается с офицером.
Он молчал, пытаясь взвесить, насколько же все-таки было безрассудно туда лезть.
Но не поворачивать же обратно, в самом деле!
Леннард кивнул, после этого зашагал вперед — туда, откуда начинала подниматься первая группа людей, возможно, уже погибшая от лап и клыков неизвестного зверя.
Они начали подниматься вверх, и сейчас волнение стало разрастаться, но Леннард пытался душить его в себе. Гилл, хоть и был против этого мероприятия, догнал их, передал веревки. Леннард закинул их на плечо, решив, что лучше дать брату большую свободу действий.
— Это же не могут быть духи, — негромко пробормотал он. — Просто не могут быть. Это ведь глупо, Рикард. Какие еще духи?
— В этих горах много такого, что неподвластно нашему пониманию, — глухо отозвался Рикард, отнюдь не разделявший скептицизма наследного принца, и, преодолев первые два валуна, закинул голову.
— Эй! Веревки сюда!
Наверху по-видимому совещались, и не ожидали оклика снизу. Теперь на уступе находилось восемь человек, и едва ли там могло поместиться еще двое, однако, повинуясь приказу, солдаты все же сбросили вниз веревки, обвязавшись которыми можно было без особого риска подняться вверх. Хотя тянуть их на весу, практически как рыбу из пруда, было явно нелегко. Группке скалолазов пришлось потесниться. Рикард молча потрепал Олдвика по плечу. Если адант ожидал взбучки, то ее следовало ожидать явно не сейчас. В напряженном сосредоточенном взгляде принца не было и тени недовольства. Но все разговоры остались на потом.
Рикард задрал голову, глядя на верхний край. Они находились почти в одной трети от края перевала, но теперь предстояло ползти без веревок, по обледенелой, крутой тропе, под порывами сильного ветра. Шестерка была связана попарно.Принц без слов протянул брату конец одной из веревок, вторым концом обвязался поперек тела сам, и кивнул на скалу. Первым все же должен был подниматься тот, кто был более всего привычен к таким подъемам. Солдат по кличке Змеелов, маленький, узкоплечий и черенявый, и Хорн Тис здоровенный, не менее семи футов ростом, широкоплечий, с приплюснутой физиономией и забавно оттопыренными ушами, явный потомок смешанных дартско-монтарских кровей, поднимались первыми. Из-под их сапог сыпалась снежная крошка. Порывы ветра так и норовили сорвать со скалы, и забрасывали людей крупными хлопьями снега. Подъем оказался не так страшен, как казалось поначалу, хотя руки занемели от напряжения и холода, а все тело натянувшись как струна, взвыло от боли уже на первых двух метрах. Ноги приходилось ставить на каменные выступы предварительно несколько раз убедившись, что не соскользнут, а хвататься только за те выбоины, выступы и трещины, за которые удерживались уже прошедшие выше.
Взбираться вверх было не так просто, как могло бы показаться. Леннард, хоть и обвязался веревкой, все равно боялся свалиться и полететь вниз, увлекая за собой остальных. Ему казалось, что руки переставали слушаться, пальцы замерзали так, как не мерзли, пока они добирались все это время до того.
Да и то, что Рикард сказал про возможность встречи с духами, радости не добавляло.
В детстве Леннард, конечно, хотел бы встретиться с кем-то подобным, он бы и сейчас, наверное, не отказался, но предпочел бы смотреть со стороны, а не карабкаться, чтобы столкнуться нос к носу. Это как идти прямиком в пасть зверя, только зверь этот странный, неизвестный, способный абсолютно на все.
Леннард предпочел об этом не думать. Потом, впрочем, думать он и не мог: нога соскользнула с камня, он ударился животом и грудью о скалу, охнул, но смог удержаться и не упасть. Вот только после этого стали ходить ходуном колени, и нужно было сосредоточиться на том, чтобы успокоить самого себя.
Нормально себя Леннард почувствовал только тогда, когда, наконец, был наверху. Он некоторое время — несколько мгновений, не более, — стоял на четвереньках, убежденный, что ноги будут дрожать так, что его позор будет виден всем, но решил, что встречать опасность так, на коленях, будет явно не лучшим решением.
Леннард встал, на выдохе расправил плечи.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 24 2017, 13:39
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
15


Последний удар тяжелого молота намертво вогнал железный штырь в каменную плоть скалы.
Убедившись в надежности крепления, Олдвик бросил веревку вниз.
— Вы двое, — отчеканил адант верхолазам, - останетесь на утесе, чтобы не случилось. Будете поднимать людей. Ты, — Стеллан глянул на светловолосого парня, — вяжи узлы по всей длине веревок  через каждые пару футов, спустись  чуть ниже по тропе, забивай колья, закрепляй веревки — по ним можно будет забраться, как по лестнице. Чем быстрее мы все поднимемся — тем лучше.
Барон широко улыбнулся, заметив бегущих к подножию людей. Сквозь снежную пелену было не разобрать, чьи это были вояки — принца Рикарда или Арена Дисмора. Да и какая разница. Главным было то, что кэрская армия продолжала штурмовать Северный Хребет.
Остаток пути к вершине перевала по руслу своенравной Эши Стеллан прошел без связки, провешивая веревку для тех, кто двинется следом. Он немного отстал от принцев, а когда добрался до края – на него дохнуло воцарившееся наверху напряженное безмолвие. В вершинах, обрамляющих озеро, тяжело завывал ветер, но наверху никого не было: ни хищников, ни тел убитых. В ушах все еще стояли жуткие крики несчастных, но о случившемся свидетельствовали лишь алые пятна крови.
Адант перебросил копье Шрамолицему Эду из шестого веледа, и, осторожно ступая, занял привычное место слева от легата.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 24 2017, 23:30
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
16


Зрелище, открывшееся поднявшимся на перевал, было поистине кошмарным. Снег, лежавший сплошным толстым ковром по обе стороны от похожего на сверкающую белизной дорогу русла Эши - от края обрыва и добрую сотню ярдов во все стороны, был словно перепахан, да так, что не возможно было определить - где здесь человеческие следы, а где - следы того неизвестного, что напало на них. Будто стадо бешеных быков крутилось здесь на одном месте. Местами толстенный, чуть ли не по пояс глубиной снежный наст был пропахан до самой земли, образуя рытвины и ложбины. И была кровь. Она была везде. Не лежала на снегу пятью пятнами, как это можно было бы ожидать от пяти погибших здесь людей, а разбрызгана повсюду, в радиусе почти полусотни ярдов, словно бы...словно бы людей здесь рвали на части. И словно бы они были еще живы, и пытались убегать, когда их рвали на части.
Рикард застыл, обозревая эту картину. Что, во имя всех богов, могло так расправиться с его солдатами. Что могло так реветь. Какое безумное создание могло сотворить такое?! Никакой хищник не мог бы во мгновения ока расправиться с полудюжиной хорошо обученных воинов, причем так, чтобы не ушел ни один. И даже если предположить невероятное, нападение какой-нибудь кошмарной стаи, то где тела?!
Жуткая картина заставила принца Астер похолодеть. Никогда в жизни не испытывал он такого потрясения. И впору было возблагодарить богов за маску, скрывавшую лицо, потому что предположить - какое выражение на нем могло отразиться, Рикард не знал.
Прошло долгих несколько минут, прежде чем он, наконец, обрел дар речи.
- Сбросьте веревки до уступа. И поднимайте людей. И тут же ставьте их на подъем остальных. - глухо распорядился он, обращаясь к Змеелову, а сам поманил за собой брата и Олдвика, намереваясь хорошенько изучить округу. Рука сама собой легла на рукоять меча.
Первый шаг был самым трудным. Бесформенно взрытый, словно перепаханный, окровавленный снег, временами выдерживал его вес, а временами проваливался, заставляя терять равновесие и падать на колени. Сделав несколько шагов он провалился по пояс, кое-как, с помощью спутников выбрался, потянул их дальше, и остолбенел. Наполовину припорошеная все еще валившим снегом, под укрытым снежной шапкой кустом лежала человеческая рука. Не отрубленная, а словно бы попросту оторванная от тела, по самое плечо. На ней еще сохранился рукав, кожаный наруч с металлическими заклепками. Синие, скрюченные пальцы бессильно впились в снег, который был забрызган кровью. Чуть дальше обнаружился чей-то шлем.
Еще дальше - человеческое туловище, со вспоротым животом, с одной -единственной ногой и жалким огрызком на месте шеи. Принц опустился на колени рядом с ним. Перевернул, и сморгнул, отирая глаза. От левого плеча до правого бока, через всю спину, где-то промяв а где-то прорвав кольчугу до самых костей, тянулись длинные продольные полосы вспоротой плоти. Продольные. как будто четыре огромных пыточных крюка прошлись по этой спине одновременно, и каждый вырвал по куску тела, достигнув бока. На жуткую рану с вывороченными, посеревшими уже от холода краями, в глубине которой виднелись осколки раздробленных нижних ребер, было страшно смотреть. Страшно даже ему, спокойно отдававшему приказы о дознаниях, и часто присутствовавшему при их свершении.
Кто мог нанести такие раны? Какая сверхъестественная сила растерзала солдат?! Что же это мог быть за жуткий зверь, если пятеро человек погибли в одночасье, не сумев не только оказать сопротивление, но даже сбежать, а шестой в ужасе предпочел броситься в пропасть.
- Ни один зверь не мог сделать такое - глухо прошептал он наконец, и поднялся, опираясь о руку брата. - Немыслимо...
Находка была не единственной.
От русла и берегов Эши, кровавые следы тянулись в лес по ее левому берегу. Рассчитывая хоть здесь найти ответ, Рикард увлек своих спутников туда, но и там, под темными кронами хвойных деревьев, не было ничего похожего на то, по чему можно было опознать существо, или стаю существ совершивших подобное. Зато здесь не надо было даже приглядываться. Клочья одежды, фрагменты окровавленных, изуродованых, расчлененных тел, были здесь повсюду.
А дальше в лес... Взрытый снег обрывался. Дальше он лежал сплошным, гладким покровом, по которому четко отпечатались следы...
Человеческие. Глубокие. Три пары ног, увязая по колено, прошли здесь по лесу, по направлению от берега реки и водопада, углубляясь под сень деревьев. Рикард переглянулся со своими спутниками, и пошел дальше, по следам. Кто это был? Кто-то все же уцелел и убежал? Мысли роились в голове, строя гипотезы.
Гипотезы ни к чему не привели. Через десяток ярдов следы вывели их на небольшую полянку, снег на которой тоже оказался взрыт, но девственно бел, без следов крови. И здесь все обрывалось. Во все стороны от примятого участка снежный покров снова был нетронут.
- Проклятье... - только и вырвалось у Рикарда, вместе с коротким, злым ругательством. Он был настолько ошарашен и взбешен, что давно уже не замечал ни холода ни снегопада. - И что это может означать?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 26 2017, 23:46
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
17


— Пока что это означает лишь одно — нас трое, — отозвался Олдвик. Задрав голову, адант напряженно всматривался в верхушки деревьев. Глаз не находил ничего подозрительного ни в стволах, ни  в плотном сплетении сосновых ветвей.
— В два раза меньше тех, кто первыми столкнулся с… — он прервался. Рациональный человеческий разум не находил объяснения произошедшему. — С … неведомой зверушкой. Мы отошли слишком далеко, нам нужно срочно вернуться на открытое место, и, как можно скорее переправить основные силы.

Стеллан не сомневался в храбрости принцев, однако полагал риск слишком необоснованным. Разодранные в клочья тела были достаточно веским и неоспоримым аргументом  для беспокойства о первоочередной защите главнокомандующего и наследника короны. Адант  поймал взгляд светлых глаз в разрезе маски и твердо добавил: — Незамедлительно, мой принц.
Внезапно тревожную тишину нарушил слабый хруст ветки — Олдвик едва успел дернуть головой в сторону звука и оттолкнуть Леннарда, как в хвое раздался быстрый шелест и сверху, аккурат на то место, где только что стоял принц,  упало что-то небольшое, но довольно увесистое, потонув в сугробе. И вновь тишина. Выждав немного, барон поднял упавший в снег предмет. Им оказался окровавленный «дятел» — небольшой заостренный горняцкий молоток, с помощью которых верхолазы проложили всем путь на вершину. Как он оказался так высоко, в кроне сосны? Под бороздкой торца Стеллан заметил небольшой светлый, с жемчужным отливом кусочек, поначалу показавшийся сорванным человеческим ногтем, только вот имел он не менее дюйма в диаметре.  Он выдернул странную ороговевшую плоть и покрутил на ладони.
— Твердый как камень. Похоже на обломок морской раковины. Но это не пластина раковичного перламутра. Тогда что? Вам случалось прежде видеть нечто подобное, ваши высочества?
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Май 27 2017, 02:27
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
18



Рикард неопределенно кивнул на слова Олдвика. Безусловно, следовало вернуться к перевалу и понаблюдать за подъемом остальных. Но он не торопился. Там остался Гилл, остались воины, которым были даны четкие инструкции, и он не сомневался, что подниматься, и сбрасывать вниз все новые веревки будет все больше людей. Перевал был взят, оставалось лишь поднять остальных до наступления темноты.
Странные следы волновали его куда больше. Что за примятый снег на этой поляне. Что за следы трех пар человеческих ног, которые вели отсюда к перевалу. Нигде никаких примет каких-то животных, которые могли бы такое сотворить с людьми. Еще ни разу в жизни легат армии не чувствовал себя настолько сбитым с толку.
- На перевале снег разворошен. Там было настоящее побоище - размышлял он вслух. - Потом, оттуда сюда прошли трое человек. Безусловно это были люди, а не какие-то звери, следы человеческие. Они не были ранены, следы не сопровождаются следами крови. Они прошли сюда... - он прошелся до середины поляны по настолько взрытому снегу, что он не доставал ему даже до колен - Здесь... здесь произошло.. не знаю, что могло так взворошить снег, а потом?
Он с раздражением обернулся.
- Куда, гроган их задери они делись потом?! Проклятье, такое ощущение, что отсюда они просто испарились! Не улетели же в самом-то деле! Или провалились сквозь землю! КАК такое может быть! Не гвиллионы же повылазили сюда среди бела дня!
Рикард с досадой стукнул кулаком по эфесу меча. Ответить ему разумеется никто не мог. При мысли о том, что он не в состоянии разрешить эту страшную загадку, впору было зарычать от злости. Только вот пользы бы это никому не принесло. Он глубоко вздохнул, снова возвращаясь к своим спутникам, как раз когда Олдвик чуть ли не вытолкнул Леннарда из-под свалившейся сверху штуковины, и легат задрал голову, чтобы разобрать есть ли что-то еще в ветвях.
Ничего. Только несколько веток на высоте более двадцати футов были обломаны, с них был сбит снег, но по толстому, гладкому стволу ели взобраться туда наверх смогла бы разве что белка.
Он едва удержался, чтобы не выругаться. Однако, Олдвик, рассматривавший что-то привлек его внимание своим вопросом, и осмотрев его находку, Рикард озадаченно сжал губы, словно бы не желая, чтобы у него вырвалось необдуманное словцо. Однако, через несколько мгновений, все же проговорил задумчиво:
- В той деревне, где я рос... там были друиды. Они приходили довольно часто. У одного из них были четки из таких вот пластинок - он вернул Олдвику жемчужно поблескивающую пластинку. - Тогда я не слишком задавался вопросом, и не спрашивал что это такое но... Действительно, это ни на что не похоже.
Он помрачнел. Чувствовалось, что в этом овальном, твердом как камень, гладком, плоском кусочке что-то кроется. Что-то что несомненно связано с нападением на солдат. Но что может быть общего у жуткой бойни на перевале с четками мирного друида, навещавшего и по мере сил старавшегося облегчить жестокие будни прокаженных, запертых у края мира.
- Сохрани эту штуку. Когда разберемся с норкингами - надо будет поспрашивать об этой штуке у друидов. Или же даже отыскать того самого. А сейчас, идемте.
И он увлек своих спутников обратно.
На перевале тем временем, кипела работа. Оставленные внизу под присмотром Гилла а наверху под руководством Змеелова, солдаты поднимались на водопад один за другим, и коротко передохнув, присоединялись к тем, кто втаскивал остальных. Люди сменяли друг друга, чтобы не уставать, брались за одну веревку втроем и вчетвером, обеспечивая скорый и безопасный подъем. За таким занятием можно было не бояться холода. Они были в отвутствиии меньше часа, но наверх уже поднялось достаточно людей. Полсотни веревок сбрасывались вниз с водопада, находившиеся внизу обвязывались ими, и стоявшие наверху с гиканьем втаскивали их наверх. Набив руку работа спорилась. Пройдя по краю и осмотрев веревки, которые предусмотрительный Змеелов велел натереть всеми имеющимися запасами смазочного масла, Рикард остался доволен. А люди все поднимались и поднимались.
День клонился к закату. Подъем еще продолжался, а легат велел разбивать лагерь - прямо здесь, на обледеневшей реке, пользуясь тем, что это место было открыто со всех сторон. Команда из дюжины солдат собрала разбросанные останки своих погибших товарищей, и когда стало темнеть, из окрестных деревьев сложили костры по периметру лагеря, а самый большой стал погребальным ложем для тех частей разодранных на части тел, которые удалось найти.
Даже в темноте, при свете факелов, продолжалась работа у перевала, и к полуночи внизу не осталось ни одного человека.
Лагерь растянулся по обледеневшему руслу реки и обоим ее берегам, на почтенном расстоянии от леса. Две смены часовых, кольцо огней, смены каждые два часа.
Рикард не сомкнул глаз в эту ночь, не заходил в разбитую для него маленькую палатку, а все обходил и обходил лагерь по кругу, держась за пределами огней, на самой границе света и тьмы, силясь проникнуть взглядом в ночную тьму и скорее надеясь, чем опасаясь, что то неведомое, что напало на солдат - вернется, привлеченное лагерными кострами. Он ненавидел неизвестность, и страстно жаждал чтобы этот неведомый враг показался наконец.
Но ночь прошла спокойно. Утихла метель. Разошлись тучи, обнажая черное, холодное, с ясно мерцающими звездами небо. Где-то в лесу выли волки. Под утро, еще до рассвета спавших разбудил грохот. Это сошла в каньон водопада еще одна лавина из насыпавшегося за ночь снега.
Перевал Эши был взят. Теперь им предстоял короткий, трудный путь вниз, по крутым, засыпанным слежавшимся снегом склонам, поросшим дремучими лесами склонам к узкой полоске, зажатой между скалистым берегом и горными отрогами, которая и именовалась Диким берегом.
Олдвика Рикард, возвратившийся в лагерь нашел у одного из костров, где тот вострил свой меч. Лагерь потихоньку просыпался.
- Ты умеешь мастерить салазки Стеллан? - осведомился принц, усаживаясь рядом, и снимая заиндевевшие перчатки, чтобы отогреть руки. - Доводилось в детстве кататься с крутых гор?
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Май 28 2017, 19:17
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
19


Первое о чем он подумал, когда услышал этот жуткий рев – рог. В военных походах норкинги ими ознаменовывали начало битвы, использовали их в ритуалах. Когда рев повторился, Арен перевел взгляд на кузена, стоявшего рядом. Такой силой, сотрясающей горы вокруг, такой мощью обычный рог обладать не мог. Судя по ошарашенным лицам никто, похоже, даже понятия не имел, что за ужасное создание могло бы издавать такой звук. Арен, как и многие, схватился за рукоять меча, услышав истошные вопли людей наверху. Вдох. Выдох. Нормерец постарался успокоиться, неотрывно следя за краем уступа, на котором происходило что-то ужасное. И вот, один из скалолазов полетел, будто тряпичная кукла, вниз. Оцепенение охватило воинов, молча наблюдавших за падением человека с высоты. И вот, все стихло. Также внезапно, как и началось.
- Духи – согласился с одним из помощников принца Яльмар, обращаясь взглядом к Арену и, сжав в ладони амулет, висевший у него на шее, начал едва слышно молиться.
Медлить было нельзя, отступать было некуда. Кто-то быстрым шагом направился к скале.
- Пошли. – Арен взял моток веревки и, накинув колчан со стрелами на плечо, побежал за остальными.
- Милорд, ты уверен? – спросил ан-герцога Свельд, смотревший на то, как нормерец обвязывает вокруг пояса веревку – от уступа придется лезть без страховки, и рана….
- Заткнись! – рявкнул Арен, оборачиваясь на остальных воинов, готовящихся к подъему – отсиживаться внизу я не собираюсь. Прекрати говорить об этом, ты понял? – ан-герцог наклонился к охотнику – все зажило. Я справлюсь.
Сказать сказал, погорячился. Со стороны казалось, что подъем был не так уж страшен, ведь первые скалолазы поднялись довольно быстро. Но едва ноги коснулись покрытого льдом и снегом камня, вся уверенность испарилась. До первого уступа оставалось совсем немного, когда бок предательски заныл, напоминая о недавней травме. Неприятно холодило покрывшуюся потом спину. Достигнув, наконец, выступа, ан-герцог долго восстанавливал дыхание, убеждая Свельда, с которым был в связке, что чувствует себя вполне нормально.
Отдышавшись, они продолжили подъем, осторожно ступая по скользким камням. Из-под сапог охотника, поднимавшегося чуть впереди, сыпалась снежная пыль, и Арену приходилось то и дело отворачиваться, когда ветер гнал ледяные осколки в его сторону.
- Аккуратнее там – крикнул он Свельду, сделал шаг. Под правой ногой что-то хрустнуло, а едва Арен оперся на нее, ухватившись за выступ, треснуло. Мгновение, и камни заскользили, лишая опоры, куски льда полетели вниз, рассыпаясь на крошки. Нормерец глухо вскрикнул, предупреждая напарника, веревка, словно струна натянулась.
- Порядок – вновь послышался голос Арена. Он, наконец, нащупал ногой подходящую опору, подтянулся. Можно было несколько секунд передохнуть…
Оказавшийся первым на вершине Свельд помог Арену забраться. Ан-герцог, первым делом, лег на спину, раскинув руки и ноги, пытаясь отдышаться.
- Не думал, что это будет так тяжело – произнес он отрывисто, глядя в серое небо, затем медленно поднялся, стирая рукавом капли пота с лица и осматриваясь. Зрелище было ужасное.
- Духи – произнес охотник, глядя на перепаханную поляну, всю в рытвинах и сотне следов. Видавший многое в своей жизни он был, в отличие от большинства братьев по оружию, человеком не суеверным. Как сильно должно быть поразило его увиденное, чтобы он начал верить в существование призраков…
- Давай-ка лучше поможем поднять остальных. А потом и с духами разберемся – нормерец улыбнулся, пытаясь приободрить Свельда, и принялся завязывать на веревке узлы, чтобы поднимавшимся было легче хвататься. Всем своим видом он старался не показывать волнение, которое испытывал.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Май 28 2017, 22:43
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
20


— Салазки? – машинально ответил адант, рассредоточено глядя в темноту. Он повел плечами, не то разминая мышцы, не то сбрасывая, словно тяжелый плащ, задумчивое оцепенение, затем отер меч о штанину, убрал его в ножны и скользнул взглядом по лицу легата, вернее сказать по серебряному слепку, уполномоченному служить лицом принца для всего мира. «Не спал» — с досадой заключил Олдвик, поднимаясь на ноги. Щербатый, видавший виды ковш оказался рядом, Стеллан зачерпнул кипятка из снятого на угли походного котелка, вместе с куском ячменного хлеба протянул легату.
— Сам не мастерил, нет.  А  вот кататься доводилось. Мягкие зимы в долине Чанны не редкость, но уж когда выпадет снег…
Он замолчал. Совсем ненадолго, словно размышляя об уместности озвучивания своих воспоминаний.  Рикард, сам того не подозревая, совершенно непреднамеренно, попал своим вопросом в болевую точку. На небритом лице Олдвика отразилась то ли тень улыбки, то ли это отблески зыбкого пламени костра скрасили горечь его мимолетной усмешки. — На высоком склоне, за стеной Альсара, в канун празднования Начала Года заливали горку для придворной и замковой ребятни. Мы с братом с завистью наблюдали из окон за катающейся шумной толпой мальцов, и  однажды, под шумок приготовлений к всенощной сбежали и присоединились к общему разухабистому веселью.  Мне нравилась скорость и непередаваемое чувство полета, от которого забирало дух. Нравилось упасть на санки животом и мчаться, глотая морозный воздух, обжигающий щеки, нравились холодные снежные брызги, летящие в лицо и за шиворот. Хотелось еще быстрее, еще дольше.  И вот мы догадались связать дюжину или больше салазок. Мы с Баром возглавляли кортеж — он впереди, я за его спиной. Он был крепкий, на голову выше сверстников, и легко мог задать нужное направление всей санной кавалерии. Старший брат. Я всегда тянулся за ним, хотел быть похожим, копировал его поведение, повторял его слова, старался соответствовать. Старался скорее дорасти, во всем  догнать его. Вот и тогда — догнал. Решил, что справлюсь не хуже него.  Уже когда пацанва взгромоздилась, расселась верхом, и все были готовы по команде тронуться, Бар поскользнулся и, удерживая равновесие, покатился вниз, стоя на ногах. Надо было дождаться, когда он вернется, но я решил, что мы просто подхватим его на ходу, делов-то. С гиканьем я рванул салазки следом за ним. Сначала длинная гусеница-многоножка медленно сползала с горы,  а потом вдруг резко дернулась,  и, смазанные жиром полозья весело засвистели по льду, набирая скорость. Я кричал, чтобы он отошел. Кричал изо всех сил. Бар успел только обернуться. Он упал навзничь от удара, вся дюжина или больше саней пронеслась по нему… Я побежал навстречу сползающему с горы телу и когда увидел его лицо… то, во что оно превратилось,  хотел лишь одного — умереть. Мой брат, он едва дышал.
Стеллан замолчал, растирая сцепленные в замок, побелевшие костяшки пальцев.
— Меня оставили без наказания, даже не ругали. Я до сих пор помню страшный отцовский взгляд. Его каменное молчание. Пусть бы он ударил меня, засек до смерти, но он молчал. Бара перенесли в покои. Вердикт замкового врача был неутешителен. Он лежал под резными фризами, в величавом багрово-красном зале, сплошь украшенном еловыми ветвями к празднику. И с каждым днем ему становилось все хуже и хуже. Лицо распухло и посинело. Меня не пускали к нему, приходилось тайком пробираться по цоколю между оконными проемами и прятаться за шпалерами. Оконные проемы в этом зале двойные, так как стена, в которой они находятся, была стеною старого замка, позже перестроенного. Между проемами при постройке новой второй стены сохранились широкие ниши, одна из них ежедневно становилась  моим убежищем на долгие часы. Иногда я так и засыпал в ней. В один из тех мрачных дней, на пороге замка появился странный человек, назвавшийся целителем, и стал искать встречи с моей матерью, герцогиней Вестморской. Отец поначалу велел прогнать его, но матушка упросила, заклиная всеми рожденными и нерожденными детьми. Рейнарт Олдвик уступил мольбам жены, знахаря вытолкали взашей, а позже тайно провели в покои. Жизнь Бара была спасена. Вскоре, стараниями целителя он пошел на поправку и сейчас о том случае напоминает лишь пара легких шрамов на его лице. Женщинам нравится. Да только вот… юный узник шпалер стал невольным свидетелем страшного договора между знахарем и герцогской четой. Я один знаю, какую страшную цену пришлось заплатить моим родителям за выздоровление наследника. Но, я, кажется, злоупотребил вашим вниманием, мой принц, тогда как мне следовало спросить о распоряжениях на утро. Скажите, могу ли я с рассветом еще раз осмотреть то место, где мы нашли молоток. Эти следы… они не дают мне покоя. Да и настроения в армии… Среди людей ходят недобрые разговоры, легат. Многие успели увидеть изувеченные останки, а те, кто не увидел …  Этому должно быть хоть какое-то объяснение, ваше высочество!
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 01 2017, 21:44
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
21


Ему снился замок. Похожий на Денлатор, но слишком темный и мрачный. Отзвук каждого шага слышался узких коридорах, деревянные лестницы на верхние этажи громко скрипели, выдавая присутствие ан-герцога в этом все более напоминавшем склеп месте. Среди мертвой тишины, нарушаемой лишь завываниями ветра, он вдруг услышал до боли знакомый голос, раздававшийся откуда-то сверху. "Но пришла зима, холодны небеса, под покровом вьюг пролетает век"...Так чисто и так красиво могла петь лишь одна женщина на всем белом свете. Среди всех спетых ею песен, она выбрала эту своей любимой. "Но она же грустная, зачем ты её поешь? Хочешь меня расстроить?" - спрашивал всегда Арен. Она не отвечала, лишь улыбалась как-то по-особенному грустно и только смотрела на него столь пронзительно, что становилось неловко. "На плече моем побелела коса, и любовь моя не растопит снег". Арен пошел на голос, поднялся по скрипучей лестнице наверх и очутился в зале с сотней дверей. В голове мелькала мысль о том, как много поменялось за время, что он отсутствовал, внутренний голос тут же возразил, что этот замок не был никогда родным домом. Ан-герцог толкнул плечом одну из дверей и очутился в том же зале, что и до этого. Открыл следующую и оказался в коридоре, на стенах которого висели факелы.
"Только белый снег - стал весь белый свет, не разлиться льду да живой водой" - зазвучал голос в конце коридора, и Арен, схватив один из факелов, побежал вперед. "Говорил мне друг, говорил сосед: аль забыл тебя ясный сокол твой?". Проход стал стремительно сужаться, и вскоре ан-герцогу пришлось идти боком, чтобы протиснуться между стенами. Языки пламени факелов обжигали кожу, щипали за одежду. В конце коридора промелькнула чья-то фигура, и вновь послышался голос "Догорает лучина, сгорит дотла, лишь метель прядет мое веретено"...
- Стой! - закричал нормерец, рванув вперед что есть силы и выскочил, наконец, куда-то.
Белое покрытое снегом поле было усеяно окровавленными трупами. Между погибшими бродила женщина в светлом одеянии, осматривала тела, будто искала среди кого-то из умерших того, кого знала. Она прикладывала ладонь к их холодным лбам, напевая себе под нос красивую грустную песню. Почему она босиком? - подумал Арен и сделал к женщине шаг. Сердце бешено колотилось. Эта походка изящной кошки, длинные кудри, заплетеные в несколько кос, с непослушными локонами, придающими женщине особый шарм...Как хотелось ему, чтобы она прикоснулась к его лицу, как раньше, едва провела ими по щеке и поцеловала в лоб.
- Мама!
Женщина остановилась, повернула голову, посмотрела на сына. Её ясные голубые глаза были словно лазурные озера.
- Арен? - её голос прозвучал тревожно. Она стояла достаточно далеко от ан-герцога, но вдруг в один миг очутилась подле него, коснулась плеча. - Арен! - прозвучало более требовательно.
- Арен! - глаза её вдруг помутнели, женщина качнулась в сторону и, потеряв равновесие, упала на снег.
- Мама! - ан-герцог хотел было помочь ей подняться, но что-то держало его, не давало даже наклониться.
Легкий шлепок по щеке, и нормерец, распахнув глаза, еще несколько мгновений пытался прийти в себя и осознать, где он находится.
- Вставай, ан-герцог - послышался тихий, чуть с хрипотцой голос Свельда. - Пора.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 03 2017, 01:32
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
22


Рикард поблагодарил, и слушал молча, грея руки о ковш, и временами прихлебывая кипяток. От хлеба он отщипнул лишь крохотный кусочек, лишь символически, потому что негоже было отказываться от даже скудной еды, которую у походного костра предлагают от чистого сердца. Ему кусок в горло бы не пошел, и несмотря на то, что не ел ничего больше суток - не ощущал голода. Зато кипяток оказался весьма кстати.
Принц Астер никогда ничего не ел и не пил в присутствии посторонних. Изуродованное болезнью лицо, пусть даже и скрытое под маской, было не просто жутким на вид и служило источником постоянной боли, то тупой и привычной, то совершенно безумной, доводящей до исступления. Была и еще одна сторона. Проеденная до костей скула и щека, обнажавшая  кусок челюсти с задними коренными зубами, мешала и есть и пить. Даже глоток воды трудно было сделать без того, чтобы часть ее не излилась обратно через сквозную дыру, и зрелище это было явно не для слабонервных. Но Олдвик не был посторонним, и Рикард, делая глоток за глотком, отирал струйки воды, стекавшие из-под маски.
Рассказ о спуске с гор содержал не только полезную для теперешней ситуации информацию. Стеллан говорил о своих воспоминаниях, и принц слушал молча, глядя в костер, и лишь временами бросая на своего аданта внимательный, изучающий взгляд. Именно в таких вот, неожиданных, непродуманных откровениях и раскрывались люди. И каждое слово значило очень многое.
Его заинтересовала сделка, о которой Олдвик упомянул, повидимому сам не заметив того, а когда заметил - поспешил перевести разговор. Астер положил себе непременно расспросить об этом. Но не сейчас. По тому, как резко Олдвик сменил тему, казалось он жалеет о своей откровенности, и не стоило заставлять его жалеть еще больше. Кроме того, насущных проблем и без того было более чем достаточно, и, отложив на время собственное любопытство, Рикард задумался. Он никогда не катался на салазках, и о том, что это вообще такое слышал лишь теоретически, да видел, никогда, впрочем, не заостряя внимания, как катается детвора. Значит, для салазок нужен жир. Даже если им удастся каким-то образом их смастерить - смазать полозья будет нечем. Отправлять людей на охоту и становиться лагерем на перевале дольше чем на одну эту ночь он не собирался. Кто знает, что за существо способное растерзать в одночасье полдюжины людей, которое появляется и исчезает не оставляя внятных следов, и когда ему взбредет фантазия вернуться. Уходить отсюда следовало сразу же после рассвета. Салазки невозможны. Так может на собственных задницах и ногах? Да, спуск крутой, зато так будет вернее избегать деревьев. Об этом следовало подумать. Но на последние слова Олдвика он ответил острым, почти колким взглядом.
- Догадываюсь. Именно поэтому нам нельзя здесь задерживаться. Надо занять их делом, а то они займут себя страхом. - он помолчал, потом поднялся, отставляя опустевший ковш. - Если хочешь еще раз осмотреть поляну, то собирайся прямо сейчас, уже почти светает. Хотя не представляю, что ты рассчитываешь там найти после вчерашнего снегопада. А мне надо разослать разведчиков проведать путь вниз, и продумать спуск. - Рикард помедлил, и потом добавил с напряжением в голосе, которым проявляет себя лишь крепко сдержанное опасение. -  Иди, только возвращайся побыстрее, и ради всех богов, будь осторожен.
И, отойдя от Олдвика, он направился к маленькому костру вокруг которого сбились нормерцы Арена Дисмора, проведать кузена и поглядеть как он, и его люди приспосабливаются к условиям похода, и как перенесли подъем.
Похоже, поспел как раз вовремя. Арен казался сонным и мрачным одновременно. Рикард остановился ненадолго.
- Мне нужны добровольцы, Арен. - заговорил он вполголоса. - Те, кто пойдут вниз по склону, прощупывая снег и выбирая дорогу для остальных. Найдутся в твоей свите те, кто готов выступить прямо сейчас?
Выбор был очевиден. Если для карабканья по скалам он не слишком полагался на людей Дисмора, и отправил вперед Змеелова с командой, предоставив свите графа Родбьерн следовать где-то в середине, и не прогадал, то что казалось передвижения по большим пластам снега, тут трудно было найти более опытных проводников, способных на вид и по хрусту определить плотность наста и безопасность передвижения, искать следовало среди нормерцев.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 03 2017, 02:12
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
23


Получив одобрение легата, Олдвик не стал медлить. Ему потребовалось совсем немного времени, чтобы отыскать Шрамолицего Эда, которого адант хорошо знал еще со времен Битвы у кораблей. А после событий Вестморского мятежа Стеллан и вовсе не сомневался в надежности этого человека.
— Возьми с собой следопыта и хороших стрелков, Эд, дело есть. Ты лучше меня знаешь, кто из ребят самый сообразительный. Да не рассусоливайтесь, времени у нас в обрез, по дороге объясню.
— Милорд решил поохотиться? – процедил Шрамолицый сквозь желтые от табака зубы, сдвинув куцые кустики бровей.
— Если повезет. А если нет, хоть порадуем принцев свежей пернатой дичью.
Эд понимающе ухмыльнулся и уже через несколько минут группа из десятка человек, оставив за спиной лагерные огни, темными бесшумными тенями углубилась в лесную чащу, направляясь к той поляне, где ранее были обнаружены обрывающиеся следы.
В лесу светало. Над деревьями, с востока пробивались солнечные лучи, черные пики елей сторожили бесконечные горы снежного серебра, в котором то и дело увязали ноги.
— Как вы понимаете, —  прояснил воякам Стеллан, когда команда добралась до места, где было найдено последнее тело, - я вас позвал не уларов к завтраку пострелять. Здесь мы вчера нашли изувеченное туловище верхолаза, без головы, с одной ногой и вспоротой когтями спиной. И клянусь всеми небесами, это была не лапа медведя. Ни один из известных человечеству зверей не оставляет таких следов и повреждений. Расстояние между бороздами на спине было в несколько дюймов, а глубина и форма ран… Ребра раздробились под его когтями или зубами в мелкую крошку, рассыпались, как штукатурка под гвоздем. Наша задача внимательно исследовать окрестности и постараться найти хоть какие-то следы чудовища. Я понимаю, всю ночь шел снег, и шансы наши ничтожны, но мы не должны уходить с перевала, не выяснив, какую опасность оставляем у себя за спиной. И выбросите из головы сказки о Горных Старухах и прочей нечисти, эта шушера слишком труслива, чтобы открыто, средь бела дня бросить вызов воинам Дракона. Смотрите внимательно, примечайте необычное,  мы должны если и не знать врага в лицо, то хотя бы понять его. А еще лучше напугать. А то вдруг чудищу понравится вспарывать животы солдатам королевской армии?

Получив указания и условившись о знаках, отряд Стеллана растянулся в цепочку для прочесывания  участка леса вокруг поляны. Сам барон находился в середине цепи.
Про три пары внезапно обрывающихся человечьих следов, Стеллан намеренно умолчал. Впечатление должно быть непредвзятым. Ему нужен был свежий, незамутненный взгляд на вчерашнее происшествие.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 03 2017, 19:32
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
24


Женщина наблюдала из-за деревьев, щуря пронзительно-зеленые, казалось, поблескивавшие в предрассветном сумраке глаза. Оставаясь незамеченной, она смотрела на то, как пробуждался лагерь, как люди просыпались, начинали ходить туда-сюда, о чем-то переговариваться. Никогда еще ей не доводилось видеть столько людей в одном месте. Ненависть, презрение, отвращение, все, что возбуждали в ее душе эти существа, поневоле граничили с опаской и осторожностью.
Зачем они пришли сюда. Зачем потревожили покой спящих гор и уснувшей подо льдом реки. Зачем все это сонмище явилось туда, где им было не место, где в белоснежном покое ледяных гор их мерзкая суетность, их огни и дым, исходящий от их становища мерзкий запах были неуместны, и казались прямым оскорблением.
И угрозой.
Чего они хотят? За ночь она насчитала больше тысячи людей, и сбилась со счета, когда они начали, проснувшись, переходить с места на место. Вооруженные. Все до единого - с луками, топорами, мечами и копьями. Слишком много, слишком опасно. Всю ночь горели костры и сменялись караульные. Люди были начеку, явно опасались, их страхом и злобой был пропитан, казалось, самый воздух, которым они дышали. Что ж, это было приятно.
И правильно.
Они должны бояться.
Должны, потому что пришли туда, где им не место.
Небольшую группку людей, направлявшихся к лесу, женщина увидела почти сразу же. Легкая, быстрая, словно невесомая, она перебежала от одного дерева к другому, потом к третьему.
Отряд углубился в лес.
Она следовала параллельно ему, искусно укрываясь за толстенными стволами вековых елей. Смотрела во все глаза и слушала. В тишине предрассветного леса голоса звучали приглушенно, но вполне четко. И на чувственных губах ее заиграла насмешливая улыбка. Боя-ятся. Правильно делают.
Она не опасалась того, что они что-то найдут. Крупные хлопья снега, сыпавшего всю ночь, укрыли весь лес девственно-чистым белым покрывалом. И поляна, к которой они, в конце концов, вышли, была чиста.
Однако, это было любопытно. Женщина тряхнула головой, перебежала за толстый ствол вяза, крайний у поляны, и выглянула с другой стороны. Она еще никогда не видела солдат так близко.
А что, если попробовать заманить их еще подальше в лес? Туда, где никто не расслышит их криков? Зеленые глаза вспыхнули, точно подсвеченные светом свечи изумруды. Почему, собственно и нет?
Один из солдат, как раз стоял посреди поляны, и озирался. Восходило солнце, пронизывая сквозь верхушки елей робкими еще блеклыми лучами. Женщина мягко, почти по-кошачьи, обошла толстый ствол, за которым можно было спрятать четверых таких как она, и оказавшись на виду, стоя боком к солдату, и словно бы не видя его, потянулась, как будто только что проснулась. Грива длинных светлых волос скользнула за спину, услужливо предоставляя случайному взгляду человека обнаженное, гибкое, грациозное тело, точно пронизанное насквозь лучами холодной северной зари. О, человеку будет на что посмотреть. Сложена она была как богиня.

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 05 2017, 22:32
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
25


Инстинкт воина, дремлющий  от рождения в каждом мужчине, проснулся в бароне Тенгиль, сыне Рейнарта Олдвика, герцога Вестморского раньше, чем мальчишка впервые испытал влечение к тому, что скрывается под женской юбкой.  Он слишком быстро обнаружил, что вблизи все женщины одинаковые, кроме того это племя обладало одной крайне неприятной манерой  – они всегда пытались удержать тебя в непосредственной близости, а еще лучше привязать к той самой пресловутой юбке. Такой ерунде Стеллан не мог позволить случиться, потому женщин  предпочитал откровенных и продажных, которые не требовали, чтобы он был им верен, и упаси, Элина, любил. Женщины приходили и уходили, и в целом, мало интересовали молодого барона. Единственным требованием, предъявляемым Олдвиком к нежному полу, было разнообразие и честность. Блондинки, брюнетки, рыжие, пышнотелые, худышки, какие угодно. Лишь бы не скучное постоянство.
Но любой женщине (равно как деньгам, славе и власти), Олдвик смолоду предпочитал добротную драку, о чем поэтичнее любых слов говорил его трижды сломанный нос и испещренное шрамами мускулистое тело. Риск, опасность пьянили, будоражили кровь почище женских ласк,  дышащая в лицо смерть наполняла его восхитительным, безумным вожделением… Когда девчонка, чье имя нельзя произносить вслух, придет за ним и снимет свое белое покрывало – Стеллан непременно с нею поладит! Больше других нравилась ему эта богиня — она относилась к людям без предвзятости. Предвзятость же, лицемерие, лукавство и коварство — уродливых детей Лжи и Обмана, Стеллан на дух не переносил (больше, чем его молодое и здоровое тело не переносило веселящих напитков), и водил компанию по возможности с теми, кто говорил правду — грубую и неприглядную. Он вообще любил простое и понятное. Поэтому он в армии. Непутевый сын добронравного отца и неуемный брат благовоспитанного брата, решив, что дома от него пользы будет меньше, чем вреда, Стеллан связал свою жизнь со службой, почитая девиз дома Олдвиков «Несокрушим как верность», как нельзя лучше подчеркивающим собственное воинское призвание: сражаться во славу короля, защищать земли для грядущих потомков и увеличить тем самым шансы на выживание и благополучие следующих поколений старинного вестморского рода.
Все дороги жизни похожи друг на друга, никуда не ведут, но приводят, в конечном счете, всех в одно место  — к Вратам Последнего Царства. В конце жизни ты не сильно отличаешься от того, каким был в начале, к тому же никогда не знаешь, какой твой шаг станет последним. Путь, а не цель — вот, что действительно важно. Счастлив тот, кто счастлив  в каждый момент, а не в конце пути, и обернувшись, не сожалеет о сделанном выборе. Главное — выбирать сердцем. Мужество, умение переносить невзгоды и управлять своим телом, веселое упоение битвы — Стеллан выбрал простой и понятный путь, путь воина. Жил настоящим, старался не раздумывать ни о прошлом, ни о будущем.
*
Движение справа адант уловил сразу, краем глаза, едва только фигура отделилась от темного ствола вяза. Он развернулся резко, молниеносно, намереваясь обрушить удар навстречу появившейся угрозе, но рука невольно зависла в воздухе, увиденное поверло тело в оцепенение. Ошеломленный, несколько мгновений он не мог прийти в себя. В глубине сознания мелькнуло подозрение, что он спит, настолько неожиданным было то, что предстало перед его глазами.  Он готов был ко встрече с чем угодно — диковинным зверем, огром, троллем, баргестом, да хоть с самим драконом! Но перед ним стояла всего лишь голая баба.
Стеллан моргнул, но морок не пропадал. Он окинул взглядом нежный, купающийся в робких расцветающих лучах силуэт, зацепился взглядом за чуть вздернутый  упругий сосок, внутренне усмехнулся. «Надо же, как лисий носик» — подумалось некстати. Адант осторожно завел в поле зрения свободную руку, пересчитал пальцы. Этого ему показалось недостаточно, и он зажал ладонью свой рот и нос, попытался вдохнуть или выдохнуть — не сумел. Значит, не спит. Медленно опустил руку с клинком и усмехнулся уже открыто, вспоминая свои недавние напутственные слова, сказанные ребятам для поднятия духа.
«Вот же зараза! Чего она вылезла? Нашла время! Проснулась некстати! Вечно они в неподходящий момент под ногами путаются… Одно слово – женщины. Даже здесь, среди диких, безлюдных снежных вершин! Воистину от вас не спрячешься даже на краю света!»
Стеллан продолжал созерцать дивные прелести нечистой девы, готовый, однако, в любое мгновение вскинуть меч.
«Что же делать? Может, не привлекать внимания, она не заметит меня, и снова залезет в свое дерево? Интересно, кто она — Зеленая Дама? А может лучше попробовать поговорить, подружиться с ней? Вдруг она видела, что здесь вчера произошло и поможет нам? Хорошо, если она фея или зелигена, а вот если призрак или оборотень-корриган?» - от последнего варианта Стеллану сделалось слегка не по себе, но он трезво рассудил, что раз красавица при свете дня не превращается в горбатое красноглазое страшилище на копытах, значит, перспектива скорой женитьбы ему не угрожает.
Не сводя взгляда с нагой девицы, он переступил, намеренно хрустнул снегом, обращая на себя внимание лесной красавицы, и, тут же, приложив палец к губам, прошептал: — Тччччч… Не бойся меня…

Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июн 07 2017, 13:56
Арен Дисмор
Сын герцога
avatar
Репутация : 439
Очки : 660


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
26


Потребовалось еще некоторое время, чтобы окончательно прийти в себя. На душе было погано - мертвые к добру не снились. Невольно вспомнилось поверье норкингов о том, что если видишь смерть или умершего во сне, боги пытаются тебя предостеречь. Ветер, коснувшийся еще сонного ан-герцога, неприятно холодил кожу, заставляя ежиться и сильнее кутаться в плащ. Арен медленно поднял взгляд на обратившегося к нему главнокомандующего, провел ладонью по лицу, пытаясь собраться с мыслями. Свита. От этой свиты ничего не осталось. А впрочем, я никого не просил быть сейчас здесь. Если норкинги заняли берег, воины отцу нужнее, чем лично мне.
- Конечно. - коротко ответил он также вполголоса - из моих людей со мной только Свельд и Яльмар, так что я, пожалуй, пойду с ними.
Арен любил зиму за ослепительно белый снег, переливающийся на солнце разноцветными искрами. За укутанные в снежные шубы ели с черными стволами, за целые карты звериных троп на нетронутых и нехоженых полянах. Вот оставила свои следы – капли белка, а здесь охотилась на полевок лисица, разворошившая сугробы, небрежно пробежал по краю леса кабан, и стая волков шла след в след, чуя запах добычи.
На довольно крутом склоне, где каменные выступы чередовались с деревьями, жизнь, казалось, останавилась. На гладком снежном покрывале не было ни следов, ни признаков присутствия каких-либо животных, только лучи появившегося из-за гряды солнца рассыпались бликами, а затем прятались в белоснежных ветвях.
- Сейчас бы салазки или лыжи – с досадой произнес Яльмар, обвязывающий вокруг дерева один конец веревки, второй затянув на поясе.
- Какие лыжи, убьесся – заворчал в ответ Свельд и аккуратно начал спускаться вниз к ближайшему дереву. Спуск был крутой, но не сказать, что сложный. В какой-то момент у охотника даже возникла мысль о том, что страховались они зря, и спускаться можно было и так, аккуратно и очень медленно, но после того, как он несколько раз погрузился в сугроб выше колена, и чуть было не потерял сапог, отмел эту мысль.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 09 2017, 01:46
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
27


Ага, увидели! Женщина юркнула обратно за дерево, весьма кстати, чтобы скрыть торжествующую улыбку. Ну разумеется. Люди! Ограниченные, глупые, похотливые создания. Покажи им сиськи и можешь делать с ними все, что заблагорассудится. При условии, разумеется, что сиськи достаточно хороши. Ха, как же это просто.
Она осторожно высунулась с другой стороны ствола, и уже не делая вида, будто не замечает незваных гостей, оглядела людей, находившихся на поляне. Теперь все они смотрели в ее сторону, и на лицах двоих из них было написано откровенное восхищение, еще несколько, побледневшие, вскинувшие перед лицами ладони домиком, прямо-таки смердели суеверным страхом. Люди! Они всегда смердели. Потом, луком, вином, дымом, отвратительным затхлым запахом своих душных жилищ, семенем, нечистотами, сами того не замечая, но совершенно непереносимо для ее острого обоняния.
Отвратительное племя, которое плодилось и плодилось, заполоняя собой леса, долины и даже горы, неистребимые, как муравьи и тараканы! И еще мнили себя хозяевами мира! Их надо было давить, уничтожать, как они, в свою очередь, уничтожают крыс.
Были, впрочем, среди них и привлекательные особи. Вот как этот, который ее окликнул. Если бы только еще не был закутан в этот нелепый ворох из меха, ткани, кожи и железа. Ну что за манера у них задрапировываться в тряпки! Она никогда не понимала, зачем они это делают. Без них их тела имели бы хоть какую-то привлекательность. Вот этот, окликнувший ее, интересно, а каков он без своей одежды? И какова на вкус его кровь? Вон того, здорового, она бы тоже не прочь была рассмотреть поближе, что касается остальных, то никто больше не привлек ее взгляда. Кстати, а сколько их? Раз-два-три-четыре... ага, ровно столько, сколько пальцев на руках. Что ж, многовато, чтобы справиться со всеми разом, но если неожиданно, то вполне возможно. Только вот полянка слишком близко к лагерю. Это было не очень хорошо.
"Не бойся?" Женщина склонила голову набок, оценивающе оглядывая человека, медленно улыбнулась, отрицательно покачав головой, и отступила назад, ступая босыми ногами по снегу. Еще один шаг, уже полностью выйдя из-под защиты ствола, позволяя им в полной мере разглядеть себя, обнаженную, укрытую только россыпью волос. Теперь ее улыбка стала сладострастной, завлекающей, многообещающей, взгляд искрился желанием, и продолжая медленно отступать под сень деревьев, она поманила мужчин за собой.
Несколько стрелков, сопровождавших Олдвика, переглядывались, а двое совсем молодых, потянулись следом как завороженные.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 10 2017, 11:27
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
28


Рикард отправил вниз четыре группы разведчиков. По три-пять человек в каждой, они спускались по склону с интервалами в полусотне футов друг от друга, разведывая наиболее подходящий участок, для спуска всей армии.
Слишком круто, чтобы спускаться просто на ногах. Слишком полого и очень далеко, чтобы сбросить веревки. Слишком много каменных выступов из-под снега, деревьев торчащих иногда посреди тропы, выбоин, коряг, чтобы все-таки подумать о соединенных салазках вроде тех, о которых рассказывал Стеллан.
Сам он облюбовав выступ с которого открывался вид на склон и группки разведчиков, похожих на ослепительной белизне на каких-то четвероруких букашек, прилепившихся к боку огромного белого животного - стискивал руки до хруста, чтобы не дать прорваться все растущей и растущей досаде и нетерпению. На деле - они взяли перевал всего за два дня, хотя даже самые оптимистичные прогнозы предполагали только шесть. На деле - они прошли через Баррел, Мальгер, Даллт и Родан как ураган, с такой скоростью, которая показалась бы фантастической любому. Не прошло и двух дюжин дней с тех пор как Малый Совет короля получил пугающее известие - как армия уже стояла на том самом перевале, намерение идти через который все считали безумием и самоубийством.
Оно, впрочем, таковым и станет, если они сегодня же не покинут перевал, а завтра не будут уже у подножия. Пожертвовав обозом, припасами, всем необходимым ради скорости и легкости передвижения Рикард вел своих людей с такой стремительностью, что они сами того не понимая - творили нечто невозможное, просто потому, что не имели иного выхода. Но не имея припасов, палаток, еды - остаться на перевале еще хотя бы на сутки - означало бы подписать всем смертный приговор. Горы были коварны, и могли вытягивать силы из людей гораздо скорее, чем те осознавали это. Неведомое нечто, растерзавшее полдюжины верхолазов, хоть и страшило своей неизвестностью и мощью, было все же не столь страшно, как безмолвие и холод гор. Случись еще один снегопад, подобный вчерашнему - и их засыплет тут. Они избавились от опасности лавины над водопадом, обеспечив подъем наверх, но здесь, на перевале, в окружении целого кряжа вершин, эта опасность снова вернулась, причем уже не с двух окружающих вершин а вообще отовсюду. И теперь уже эти снега было не сбросить - слишком растянутой была горная цепь и слишком высоки вершины.
Разведчики продвигались. Там, за его спиной, люди сворачивали лагерь, готовясь к переходу а сам он, стиснув руки, все еще наблюдал за спуском, пытаясь отсюда оценить - какой из выбранных маршрутов безопасен.
Крайняя группа наткнулась на поросль деревьев и исчезла из виду. Крайние с другой стороны застряли. Один из них, споткнувшись, и покатившись вниз, ударился головой о камень, и теперь его путь по снегу отмечали следы крови. Теперь они спускались к телу. Змеелов со своими спутниками спускался быстрее всех прочих, и судя по всему, избрал самый безопасный путь, между двумя продольными скальными выступами, как по естественной ложбинке, но она была слишком узка для армии, а растянуться в цепочку по одному - две тысячи человек потеряют силы от холода и голода раньше чем успеют спуститься.
Нормерцы, в последней группе, чувствовали себя, похоже, уверенно. И их тропа, кажется, была самой надежной, хотя там где коряги не мешали пройти троим, они помешали бы сотням.
Рикард обернулся, подзывая к себе Гилла
- Вон по тому спуску, видишь, где проходят лорд Дисмор и его люди? Отправь за ними дюжину человек посильнее, оттаскивать с тропы коряги. Через полчаса - другую дюжину, сменить первых, чтобы продвигались дальше. Каждой группе очистить по сотне футов склона.
- Слушаюсь.
Гилл исчез, Рикард снова обернулся к склону, щурясь от резкого, все крепчавшего морозного ветра, резавшего глаза. И хотя на таком расстоянии он не мог расслышать крик, но все же увидел, что шедший впереди в связке нормерцев человек вскрикнул, и... исчез под снегом, провалившись в прикрытую настом глубокую расщелину в каменистом склоне. Шедшие позади заскользили, веревка натянулась...
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Июн 10 2017, 12:07
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
29


— Всем стоять, — адант вскинул руку, останавливая бойцов, однако, не отпуская взглядом лесное диво, — не двигаться, я сказал. Ни шагу дальше.  Оставаться на поляне.
Убедившись, что его команда услышана и исполнена, хоть и не сразу, тихо ругнулся на молодых стрелков.
— Блэр. И ты белобрысый, как там тебя? Баргестовы дети. Сисек, что ли не видали? Они не настоящие. А трупы вчера были реальные. Забыли?
Относительно того, что сиськи не настоящие, Стеллан бы и сам поспорил, уж больно их округлая тяжесть просилась наполнить ладонь. И соски… гроганова кукла!  Да еще глазами блазнит, зараза, ишь, потянулись вояки, как олени на манок. И как это у баб получается?

Говорил он негромко, но в сонной тишине зимнего леса его голос звучал отчетливо, привлекая внимание остальной группы, еще скрытой деревьями.

—Никому не стрелять. Эд, проследи, чтобы я далеко не ушел, -  барон слегка склонил голову чуть налево и тихо ступая, двинулся следом за женщиной, шаг за шагом сокращая расстояние между ними. Шалунья качала головой.

— Не боишься? Тогда почему убегаешь? Постой. Мы не причиним тебе вреда. Обещаю.

Он остановился в нескольких футах от нее и посмотрел ей в глаза, изумрудно-зеленые, пронизанные солнечным светом крыжовины. Улыбнулся.  Ему отчего-то стало жаль это глупое, нелепое в своей наготе на морозе создание.

— Скажи, кто ты? Мы потревожили твой сон?  Молчишь? Не хочешь или не умеешь разговаривать?

Адант протянул ей руку открытой ладонью, не рассчитывая, впрочем, сильно на то, что лесная дева прекратит отступать и протянет в ответ свою. Он все еще находился в видимости своих людей, но углубляться дальше в лес не собирался.

— Я Стеллан.  Стеллан Олдвик. У тебя есть имя?..  Скажи, ты видела, что произошло здесь вчера?

Мужчина коротко скользнул взглядом по белой шее и невольно вскинул брови. — Ты ранена?

По лицу пробежала тень тревоги.
В излучине тонкой, как лебяжье перо ключицы, алела маленькая серповидная отметина, словно кусок кожи был вырван из тела вместе с мясом.

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 12 2017, 01:48
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
30


- Видела. - мягко пропела женщина, которая все отступала и отступала, пятясь назад, кокетливо склонив голову набок, и с любопытством глядя на Стеллана. Казалось, она вовсе не намерена вступать в разговор здесь и сейчас, но поблескивающие интересом глаза, тесные, мелкие, белоснежные зубы открытые улыбкой, создавали впечатление, что ей очень даже есть что сказать. Только не здесь, а подальше. И она отступала, явно заманивая его за собой, и совершенно не обращая внимания на его слова и жест.
- Я много чего видела. И много чего знаю. - ее голос был мягким и певучим, точно голос марелы заманивающей нерадивого рыбака на скалы. - Только вот тебе, человек, не скажу.
Изумрудные глаза ее блеснули и между тесных, белых, белоснежных зубов, приоткрытых улыбкой, мелькнул розовый язычок, скользнувший кончиком по зубам, словно бы она... облизнулась. Как кошка, при виде мыши. И несмотря на то, что она отступала и уже зашла довольно глубоко под сень деревьев, укрывшись от возможных стрел, несмотря на то, что была одна, обнаженная, невооруженная, на снегу, в лесу, среди десятка мужчин, страха в ее глазах не было ни на йоту. Одно лишь любопытство, с нотками снисходительного ехидства.
- Пойдешь со мной? - мягко спросила она, не переставая отступать, меденно и легко ступая босыми ногами по снегу. - Если пойдешь, я покажу тебе, что убило твоих спутников. Это здесь... - она снова улыбнулась, склоняя голову на другую сторону, и взмахом указав еще дальше в лес, где среди строя деревьев по растущим сугробам угадывалась еще одна поляна, поболее первой.
- Совсе-ем недалеко. Идем со мной - ее улыбка была теперь почти ласковой, она серебристо рассмеялась, пнула снег, обсыпав Стеллана белой снежной пылью до пояса. - О, воин, а может быть из нас двоих - это ты - боишься?
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 15 2017, 19:30
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
31


«…что убило твоих спутников…»  Видела, значит. Или принимала участие.
В нем медленно закипала ярость.
Нагая дева явно издевалась над ним, демонстрируя незамысловатые повадки шлюхи, что набивает цену и сажает на поводок, вот только зачем она это делала, ради развлечения или в надежде получить от него — но что?..
Развлекаться подобным образом, при очевидной уязвимости, может себе позволить лишь тот, кто не сомневается в своей силе и абсолютном превосходстве. Тот, кто презирает стоящего напротив.
Торгуются же обычно за лучшую цену. Побуждения падших женщин он мог понять — ремесло, как ремесло. Не хуже и не лучше многих. А хорошему ремесленнику не грех и поторговаться. Но тут…
Хотя, что с нее возьмешь, она же — нечисть, им положено. Дурить, завлекать, морочить. По поводу и без.
Стеллан поморщился. Все же неприятно осознавать, что тебя водят за нос, шантажируют, пытаются управлять. Да еще баба-нелюдь с загадочной, завораживающей и зовущей улыбкой.

— Может и я. Может и боюсь. А может, не хочу, гоняясь за зайцем, упустить более крупную дичь. Значит, не скажешь подобру? Ну что ж…

Возвращаемся! — крикнул адант своим спутникам и, показывая утрату интереса, отступил, намеренно разворачиваясь к дриаде спиной.

«И движения у нее странные. Рукой, как крылом взмахнула»
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Июн 20 2017, 02:46
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
32


По пухлым, ярким, несмотря на мороз, губам женщины промелькнула едкая усмешка. Человек! Интересно, он и вправду побоялся пойти с ней в лес, или же не захотел делать этого на глазах у своих людей? Или же человеческие самцы на морозе теряют влечение к женщинам? Сама она холода практически не ощущала, и лишь теоретически, по наблюдениям за людьми, по их странной манере кутаться в одеяла и меха, знала, что люди не любят холода, и всячески от него спасаются. Смешные и нелепые создания. Однако этот человек вовсе не вызывал у нее ни веселья ни едкой снисходительности. От него исходило что-то неприятное, хотя он вел себя на вид вполне дружелюбно, она нюхом чувствовала терпкий, острый запах его страха. Она знала несколько запахов, и больше всего любила противный, кислый запах страха беспомощного, страха загнанной в угол добычи. Существовал еще приторно-сладкий, который человеку даже приятно ощущать, который щекочет нервы и которому люди охотно предаются, слушая страшные истории, или совершая какие-нибудь безумные поступки. А вот этот, терпкий, острый, был опасным. Потому что страх, обладающий таким запахом был страхом добычи, готовой нападать и защищаться.
Она бросила взгляд за плечо воина, на столпившихся на поляне людей и задумалась. Похоже было, что этот человек с ней не пойдет. План потерпел неудачу. Напасть на них здесь, слишком близко от лагеря, в котором насчитывалось много сотен человек, было безумием. Хоть один, да успеет убежать, не говоря уже о том, что на вопли примчатся часовые. О том, чтобы сменить облик здесь и сейчас нечего было даже думать. На какой-то момент ей захотелось напасть не сходя с места, впиться зубами в горло этого, который подошел к ней, почувствовать вкус его крови. О, она вполне могла прокусить ему горло и сейчас, находясь в этом, на вид таком хрупком и изящном теле. Только вот в человеческом образе она была уязвима, и не так стремительна как в истинном, а людей было слишком много. Много ли толку будет убить одного, когда остальные за пару мгновений нашпигуют ее стрелами?
Совсем немного.
Сделав эти нехитрые выводы, женщина чуть не зашипела от досады, ее красивое, тонкое лицо перекосилось в презрительной и досадливой гримасе, и вместо того, чтобы попытаться продолжить свои попытки, она отступила еще дальше, теперь полностью укрывшись от взглядов остававшихся на поляне людей.
- Возвращайся-возвращайся. - прошипела она ему вслед - Забирай своих. И уходите отсюда. Слышишь, человек?! Горы не для вас. Уходите, иначе эта ночь станет для всех вас последней. Запомни мои слова!
И, сорвавшись с места, она побежала вглубь леса. Легкая, тонкая, казалось, почти не проваливавшаяся в снег. И толстые стволы почти сразу же скрыли ее силуэт.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Июн 21 2017, 22:15
Стеллан Олдвик

avatar
Репутация : 24
Очки : 36


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
33


Он лишь на мгновение приостановился, когда в спину ему зашипели угрозы. Прикрыл веки, весь превращаясь в слух, медленно втянул полную грудь воздуха, но не обернулся.
«Вот ты и показала свои зубки, свое истинное лицо. Интересно, оно сейчас по-прежнему привлекательное?.. Но не заставляй меня жалеть о данном обещании, крошка»

Барон поднял меч и со звоном отправил его в ножны.

Девять  воинов в молчаливом напряжении застыли на поляне, девять пар глаз провожали взглядом  белоснежную тонкую спину и прочие прелести удаляющейся девы.

Когда существо скрылось из виду, Шрамолицый небрежно перебросил копье в левую руку и легонько поддел концом древка ошарашеного солдатика: — Очнись уже.

Остальные воины, словно пробудившись ото сна, загалдели, стекаясь к Олдвику.

— Я бы достал ее, милорд, —кашлянул Шрамолицый, —мы и сейчас можем догнать ее по следам.
— Знаю. — барон хлопнул Эда о плечу. — Не теперь. Не время. Пора уходить.
— Там, в сотне ярдов отсюда, тоже были кругом ее босые следы, я сначала глазам своим не поверил. Совсем близко к лагерю подходила, — поспешно добавил проводник. —  Никогда не слышал, чтобы духи следы оставляли.
—Да никакой она не дух. Фея тутошняя.
— А зачем вокруг лагеря крутилась?
— Не иначе часового соблазнить хотела. Видел, как сиськи торчат?
— Ошалела, поди, от такого количества мужиков.
— Летом  они хоть листочками-цветочками прикрываются, а сейчас нечем. Вот и бегает голышом.
— Елками можно.
— Ты что, елки колючие. А бабы – создания нежные.
— Да какая она баба!
— Но выглядит-то как баба.
— Я бы объездил…
— Я это твоей жене передам.
—  Скажи еще, что у тебя в штанах не засвербело, когда она у дерева изогнулась?

Пересыпая речь смехом и соленым словцом, строя версии и предположения, воины возвращались к кострам.

Стеллан молчал. Напутствие, брошенное девой ему вдогонку, тяготило. Правильно ли он поступил, отпустив ее? Что помешало ему сразу же вонзить клинок по плечики в это тело? Что остановило его? Красота?..

Лагерь спешно сворачивался. Рикарда он заметил на высоком выступе склона. Предстояло доложить легату о результатах вылазки. Здесь, в привычной обстановке, увиденное в лесу смахивало на бред. Адант окинул взглядом ребят, пустивших по кругу фляжку, и, тряхнув головой — со мной пойдете! — подхватил из чьих-то рук кожаный сосуд и залпом ополовинил его.
— Теперь вперед! Что пялитесь? Расскажете все, что видели. Подтвердите, что я не спятил.
Олдвик весело подмигнул солдатам и первым двинулся к мостику главнокомандующего.

С каждым шагом дышать становилось все труднее. В ушах звенели лютни, перед глазами распускались белые лилии. И вот, ослепительные на  сияющем снежном фоне лепестки закружились, превращаясь  в белоснежную женщину с зелеными глазами.

Поравнявшись с легатом армии, Олдвик глупо улыбнулся и потрепал главнокомандующего по плечу.
— Еще увидимся, крошка! – и рухнул под ноги онемевших спутников.

Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 22 2017, 14:06
Рикард Авенмор
принц Астер.
avatar
Репутация : 301
Очки : 367


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
34


Рикард скрипнул зубами и стиснул зубы, увидев, как нормерцы проваливаются под снег. Неужто и здесь препятствие! На счастье головного отряда, посланные следом солдаты, чуть ли не кубарем скатившись до места их остановки, подхватили веревки, остановили оставшихся двоих, уже едва удерживавших заскользившие веревки, и удержали падение. Провалившихся вытащили наружу, и повалились на снег, отдышаться. Легат облегчено перевел дух, подозвал еще солдат, отправил по этой дорожке еще два нима, которые принялись исследовать обнаруженную расщелину. Змеелов со своей группой спускался относительно благополучно, и принц следил за всеми группами с напряжением, вполне понятным для того, от кого зависит безопасный спуск не только разведывательных отрядов, но и всей армии.
Подошедшая группка, заставила его оглянуться, и даже в одних лишь глазах, доступных обозрению в прорезях бесстрастной маски промелькнуло такое изумление, какое ему редко доводилось испытывать. Олдвик...
В следующее же мгновение адант рухнул на снег, и только тут до Рикарда дошло.
- Какого фахана драного вы дали ему вина?! - под его взглядом солдаты, сопровождающие Стеллана попятились.
Непереносимость Олдвиком-младшим спиртного давно была притчей во языцех, да и сам он об этом знал лучше любого другого. Что, баггейн их раздери, с ним произошло, что он об этом забыл? Потому что представить, чтобы Стеллан с полным осознанием дела - хлебнул спиртного для того чтобы напиться, да еще в такое время - принц Астер отказывался.
Переведя взгляд со спутников Олдвика на него самого, он сухо процедил
- Унесите! И закутайте потеплее. А ты, да ты, иди сюда и расскажи, куда ходили и что видели.
Рассказ Шрамолицего заставил Рикарда нахмуриться, и в который уже раз он порадовался тому, что маска, скрывая лицо, прячет от собеседника малейшую его мимику.
На юге, он слышал, ходило много историй о зеленых дамах, о корриган, многие готовы были отдать голову на отсечение о том, что видели их, и не секретом ни для кого было, что таинственные порождения природы временами помогали людям, а временами напротив, вредили, но здесь, в горах, милых историй о доброте и любвеобильности этих созданий - не ходило. Север полнился угрожающими созданиями, и к предупреждению незнакомки следовало отнестись серьезно. Впрочем, легат и без того не собирался задерживаться здесь еще хоть на одну ночь, по простой причине - у них не было припасов, а весь запас дров что нарубили в лесу - выжгли за предыдущую ночевку.
Поэтому, отправив группу Шрамолицего собираться, он вновь оборотился к спуску. Змеелов спускался все ниже и уже пропал из виду, третья группа вновь ползла наверх, видимо наткнувшись на непреодолимое препятствие, а по центру, сбившиеся в кучу нормерцы, и помогавшие им солдаты застряли на половине склона у обнаруженной расщелины.
Рикард скрипнул зубами, и принялся спускаться сам.

Расщелина оказалась глубокой, но не слишком широкой. Обойти ее было невозможно, но Рикард и не собирался заставлять две тысячи людей продираться сквозь густой лес. Он отрядил несколько человек рубить деревья, десять - рубить с них сучья и еще полсотни - для перетаскивания.
Через два часа поперек расщелины легли три положенных друг рядом с другом огромных древесных ствола, и почти весь запас веревок, а кое-где и ремни и запасные тетивы, пошли на то, чтобы связать вместе этот импровизированный мост. За время строительства - несколько человек, сорвавшись, рухнули вниз, работая с лихорадочной быстротой, люди стирали руки до крови, несмотря на перчатки, но легат подгонял их, сменял и перебрасывал с одной работы на другую с такой уверенностью, что никто и не задумывался, и не имел даже времени, чтобы засомневаться. Это и помогло. Никому в здравом уме не пришло бы, что возможно в снегу, на горном склоне, в лютый мороз, одними подручными средствами соорудить мост и провести по нему целую армию. Никто, имей он время задуматься - не поверил бы в возможность осуществления подобного. Но когда люди, всецело доверяя тому, кто их ведет, делают то что дОлжно без колебаний - результаты превосходят все допустимые здравым умом возможности.

Когда спустилась ночь, на перевале уже не оставалось ни души, и добрые две трети склона были пройдены, и лишь одноднвный переход по оставшейся части отделял их от Дикого Берега.
Четыре леркары пересекли горы в месяц Ветров, и скрылись за Северным Хребтом, хоть это и казалось форменным безумием любому человеку в королевстве, потому что нет пределов человеческим возможностям.

Эпизод завершен

Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 29 2017, 14:03
Спонсируемый контент

 
35


Сообщение  
 
17-19.12.1253. Там, где царствуют снега, орлы и неизвестность
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL