ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Грёзы и сны
 

 Судьба, увы, порой жестока...  

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
Автор Сообщение
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
1






Дата, время: Месяц Проталин
Место действия: Форвуд/Аллантар - Ланс/Осгард
Участники: Говард Осгард, Элизабет Айрелл, Деррик Айрелл
Предыстория/суть темы:
Вопрос: Возможно ли проиграть собственную сестру в кости?
Ответ: Возможно!

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 17:29
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
2


Вот это погуляли…
Пробивающиеся сквозь неплотно прикрытые ставни, первые солнечные лучи имели возмутительную наглость вонзиться, подобно раскаленным клинкам, в закрытые ещё глаза молодого баронета, безжалостно проникая сквозь веки и, казалось, впиваясь в самый мозг. За окном, ещё одним раздражителем, распевались радующиеся наступившей весне птицы, а в расположенном едва ли не под комнатой Говарда общем зале таверны вовсю суетились слуги, наводя там порядок после ночного бедлама.
Да, хорошо погуляли, знатно…
Голова, казалось, весила не один десяток фунтов и никак не хотела отрываться от подушки? Нет, судя по ощущениям – свернутого валиком плаща. Достаточно жесткого, надо сказать. Интересно… Рука мужчины не без труда оторвалась от продавленного за долгие годы службы постояльцам матраса, скользнула вяло к импровизированной подушке и, наткнулась на заботливо вложенный промеж слоёв теплой ткани стальной шестопер.
- Какого баргеста? – прозвучавший в небольшом помещении голос был, пусть и знаком ему, хоть и смутно, но просто не мог принадлежать молодому Осгарду, однако же, он был тут один. Или нет? Всё-таки надо было превозмочь подозрительную слабость и подняться с кровати. Так, сначала нога… надо же, в сапоге, за ней – вторая, отчего-то босая. Холодные доски не самого чистого пола подействовали отрезвляюще. Баронет осторожно, опираясь руками о матрас, приподнял собственное, однако же, казавшееся чужим тело и, не успев обрадоваться наличию вполне себе рабочих рук и ног, рухнуло на пол, согнувшись в почти непреодолимом позыве очистить желудок.
- Проклятье, - простонал Говард невнятно, зажимая рукой рот, - сколько и, главное, чего я вчера выпил? Б-боги…угхх…
Невероятным усилием воли, баронету всё-таки удалось справиться с накатившей тошнотой, но вот подняться на ноги – для этого пришлось ещё изрядно простоять в позе кающегося бродяжки, пока земля не перестала качаться.
- Так что же вчера произошло? – вновь сделал попытку вспомнить всё мужчина, утыкаясь влажным от пота лбом в ладони. – Кто мне скажет, что было ноч…
С треском, едва не расколовшим на множество мельчайших частей, его гудящую голову, скрипучая деревянная дверь, распахнувшись, врезалась в стену. Осгард страдальчески охнул, но это оказалось лишь началом пытки, о конце которой он, на тот момент ещё не смел мечтать. Да и о самой пытке баронету довелось узнать далеко не сразу.

***
Таверна «Золотая чарка». Час спустя.

Теперь молодой баронет выглядел куда лучше, нежели при пробуждении, однако душевное его состояние этим похвастаться не могло. Осушая уже третий кубок самого обыкновенного, кислейшего до судороги, сводящей скулы, морса, он вновь и вновь просил весельчака Бенни рассказать о том, что произошло прошлой ночью под сводами этой таверны.
- … и вот, - сияя восторженным взглядом, тараторил рыцарь, активно жестикулируя, словно в попытке красочнее обрисовать картину вчерашнего застолья, - ставки растут, а за столом из игроков остались только вы двое. Говард, я впервые вижу, чтоб ты так надирался, но тот смазливый парнишка и вовсе в хлам был. На месте сидеть не мог, руки дрожали, но этот взгляд – он бесценен! Такой азарт! И вот, ты опять поднимаешь ставку. Полный турнирный доспех, боевого коня и две деревни из баронства!
Заслышав это, Осгард застонал уже в голос, заставляя ранних посетителей «Чарки» удивленно обернуться на него.
- Видел бы ты глаза того парня! – продолжал, меж тем, вещать болтун. – Столько азарта в них и, тут все просто замерли, он такой говорит: «Ставлю, значится…», - и смотрит на слугу, а тот весь бледный, граф то его ненаглядный проигрался по крупному. Но тут же такие ставки, такая жажда всё вернуть. И говорит он: «Ставь обратно мои деньги… проиграю – моя сестра твоя сестра… не сестра… аа, жена, со всем приданным!», - и кулаком по столу ка-ак даст!
- А я что?
- А ты берешь кости, закидываешь в стаканчик, раз… два… одни пятерки да шестерки. Графу бы тут убояться, но…
- Короче давай, - буркнул, холодея от неприятного предчувствия баронет.
- Короче, жениться тебе придется, Говард. Ты слово дал…

***
Резиденция графа Айрелл.

Крупный гнедой жеребец баронета, недовольно пофыркивая, замер перед искомым домом, отыскать который в столице оказалось на удивление легко. По всей видимости, этот граф Айрелл был человеком известным, раз баронету довольно быстро назвали, как к Деррику проехать.
Солнце, стоявшее в самом зените, приятно пригревало, не набравшись ещё летнеё, всё испепеляющей злости. Легкий ветерок трепал коротко остриженные волосы Осгарда, поигрывая полами серой коты, украшенной лишь вышитой на груди геральдической совой, распахнувшей крылья. За спиной мужчины явственно слышалось сдавленное хихиканье Бенни, отказавшегося входить в дом Айреллов вместе с другом, что лишь подстегивало уязвленное его насмешками самолюбие Говарда. Раздраженно проведя закованной в черную кожаную перчатку пятерней по волосам, выглядевший куда опрятнее нежели утром и даже навестивший цирюльника, баронет, решившись, соскочил на землю и, кинув поводья другу, направился к дому.
Громкий стук в дверь оповестил домочадцев о прибытии незваного гостя.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 18:35
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
3


Совместно с Элизабет Айрелл


Голова…
Голова раскалывалась, да что там раскалывалась! По ней точно молотом кузнечным заехали, а потом ещё и ещё, для верности. В горле пересохло, а во рту стоял  примерзотный привкус… Деррик разлепил один глаз, потом другой. Ставни в гостиной были закрыты, несмотря на раннее утро - из-за двери доносился запах выпечки, и граф припомнил, что  вчера, кухарка обещалась приготовить к завтраку булки -  и в комнате царил полумрак.
- На вес золота такие слуги, на вес золота… - пробормотал молодой человек и попытался сесть. - Багрестова задница…
Он лежал на полу, рядом с широким креслом, на котором, видимо, вчера... или сегодня… или все же вчера уснул. Рядом валялся пустой кувшин, судя по запаху исходившему из надтреснутого горлышка - из-под вина.
Тут бы впору задаться вопросом: а что, собственно, произошло, но тут, послышались лёгкие, торопливые шаги, и в дверях появилась Элизабет.
И тут, Деррик все вспомнил.
Вино, о-очень много вина…
Кости и незнакомец…
Элизабет…
Это ж как надо упиться, чтоб сестру родную в кости проиграть?!  И ему стало плохо, очень плохо.

Сразу после завтрака, Элизабет передали записку от брата. Написана, она, впрочем, была вовсе не его рукой. Почерк мелкий, корявый, девушка, едва ли могла разобрать одно слово из трех, но смысл поняла. Брат хотел её видеть, и как можно скорее.
Что может подумать сестра, получив подобную записку? Что с её братом, возможно, случилась беда,  раз он не в состоянии писать сам. По крайней мере,  это было первое, что пришло Элизабет в голову. Отпросившись у наставницы и  спешно покинув королевский замок, девушка поспешила в дом деда.
Встретила её Ирма, молча махнула рукой в сторону гостиной и ушла на кухню. Оттуда уже вкусно пахло коричными булочками.
- Деррик… - Элизабет подлетела к брату, на ходу срывая с себя плащ. Не глядя отбросила его в сторону и упала рядом с Дерриком на колени. - Деррик… о, боги… Да ты пьян!
Прикрыв нос и рот ладонью, Элизабет неодобрительно сверкнула на брата глазами.  Зеленоватое лицо, всклокоченные волосы, а одежда…
Но взгляд, ей показалось, он смотрел на неё виноватым, извиняющимся взглядом. Хотя раньше бы и ухом не повел.
- Утро только, а ты уже пьян, боги, Деррик!
Поднявшись, девушка направилась к ближайшему окну.
- Не на…! - только и успел крикнуть граф,  как тут же рыкнул от боли, пронзившей глаза, лоб, а за ними и всю голову. Солнце золотым потоком хлынуло в распахнутое настежь окно. - Глаза, Элизабет!
Девушке хотелось ответить, что в следующий раз, он подумает перед тем, как надираться до подобного состояния, но прикусила язык. Подошла к креслу, у которого расположился брат, села и улыбнувшись, взъерошила его и без того растрепанную шевелюру. В каком бы он состоянии ни был, она была очень рада его видеть, да и её опасения не оправдались.
- Мне передали записку, там сказано, что ты хотел меня видеть.

- Приведу себя в порядок и поговорим.
Он просто-напросто хотел выиграть время. Уложить в голове все, что вспомнил о прошлой ночи, и придумать, как сказать сестре о том, что её родной брат проиграл её… а кому вообще проиграл?!
Кулак глухо впечатался в стену, но это не помогло. Боль не заглушила, а, скорее, ещё больше подстегнула ярость. Как?! Как он мог?! Да фахана ему в задницу, если он ещё раз сядет играть в кости или выпьет больше трех кубков вина!
- Элизабет… - простонал граф опускаясь на кровать и пряча лицо в ладонях.
До-олго сидел. Уже и слуга заглянул, и Элизабет стучала,  а он все сидел. Скажи он, Деррик, что нашёл ей мужа - бури не миновать, ведь он сам… сам разрешил ей сделать выбор. А когда узнает, что её не сосватали, нет... проиграли, то тут не буря, нет, второй Катаклизм случится!
Деррик уже спускался по лестнице, умытый, переодетый в чистую  голубую котту, расшитую желтыми нитями. И, кроме помятого лица, пожалуй, ничто не выдавало того, как именно он провел ночь и вечер. В дверь постучали, открыла её Элизабет, нетерпеливо ожидавшая брата прямо у подножия лестницы.
Деррик запнулся, и последние ступеньки пришлось преодолеть одним широким прыжком. Граф чудом не распластался у ног сестры и её жениха.
Приветственно кивнув стоящему на пороге мужчине и пригласив его войти, Деррик, решившись, вздохнул и серьёзно посмотрел на сестру.
- Элизабет, это твой будущий муж.
Что ещё тут можно было сказать, граф не знал, потому выпалил все, как есть.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 20:18
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
4


Дверь распахнулась рывком, уверенно настолько, что бы продемонстрировать характер человека, стоявшего за ней. Нет, так поступают не слуги, куда вероятнее – оруженосцы или младшие родственники по мужской линии. А может это был и сам граф Айрелл, что оказалось бы самым приемлемым из всех вариантов, ведь отступать Осгард не собирался, а подготовить девушку к её столь неожиданной помолвке стоило бы. Стоило, но, кажется, не удалось.

Поток яркого солнечного света ворвался сквозь открытую дверь, освещая теплыми золотыми лучами стоявшего за ней человека, не Деррика Айрелла, но отдаленно похожее на него, хрупкое, юное создание. Быстрый взгляд Говарда скользнул по её симпатичному лицу, аккуратному, далеко не бедному платью и, остановился на слетевшем с лестницы мужчине.
«Неужели я вчера пил с этим хлыщом?»
Вопреки ожиданию, угадывался в этом молодом аристократе вчерашний пьяница весьма и весьма смутно, хотя и напоминал тот образ, что, пусть и не без труда, но всплыл в голове баронета. Легкие сомнения, что ещё ворочались в душе мужчины, были развеяны пареньком в синей с желтой вышивкой коте, явно узнавшем своего вчерашнего собутыльника. Его слова же, последовавшие после приветствия и приглашения войти, расставили все точки в данной, неожиданной для девушки (как показалось Говарду, бросившему на неё мимолетный взгляд) сцене.
- Лорд Айрелл, я полагаю? – голос баронета звучал уверенно, - леди Элизабет? Говард Осгард, баронет…
Он вежливо склонил голову, приветствуя молодых людей, да позволяя разглядеть и себя, после чего, не испытывая ни малейших колебаний, либо же смущения, вошел в переднюю. Приятный полумрак, не чета яркому солнечному свету, поглотил наследника, по ходу вновь окинувшего девушку взглядом, но уже более оценивающим, словно примеряя её в роли своей супруги. Кивнув собственным мыслям, да не озвученным выводам, он кивнул Деррику:
- Ну, так что, граф, вы уже обрадовали вашу сестру? Правда, я полагал, что вы подготовите её заранее, но воля ваша. Хотя, - тут баронет не выдержал, усмехнулся, - после вчерашнего немудрено, что вы не сообщили ей сразу. Это была достаточно, хм, бурная ночь, полная переживаний и эмоций. Однако, смотря ан вашу прекрасную сестру, я даже рад, что вышло так, а не иначе.
И, пусть речи Осгарда были предельно вежливы, да признавали красоту его невесты, но голос был буднично сух и лишен особых эмоций. Он скорее констатировал факты, словно выиграл в кости не человеческую жизнь, а пару медяков или мула.
- Не хотелось бы гнать лошадей, но если вы, милорд, - продолжил Говард всё столь же неторопливо, - помните наш вчерашний разговор, то знаете, что моё время в столице несколько ограничено. Дела семьи, сами понимаете, да и до Ланса путь не близок. Хотелось бы поскорее уладить все формальности…
При словах этих, мужчина улыбнулся, уже чуть теплее, сестре азартного графа, где-то глубоко в душе у него даже кольнуло некое сочувствие к девушке. Это надо же, быть проигранной в кости, словно какой-то вещи. Да, не доводит до добра алкоголь, ой не доводит. И всё таки хорошо, что он заставил себя одеться опрятно, да брадобрея навестить, может девушка меньше испугается? Говард, пусть и не был писаным красавцем, но некий успех у дам имел и прекрасно знал о собственной, весьма недурной внешности.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 21:29
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
5


Совместно с Дерриком Айреллом


Мужа!?!
Язык отнялся, а все тело, словно бы задеревенело, и Элизабет, молча стояла и наблюдала, как брат впускает в дом этого… этого… этого…
Муж?!?
Наглость! Боги, это что, шутка?!
Тон гостя, оказавшегося баронетом, подлил масла в огонь. Элизабет недоуменно уставилась на брата, но тот, казалось, вовсе её не замечал. Да что здесь происходит?!

- Нет, милорд, не успел, подождите нас в гостиной, мы сейчас подойдём. - Деррик махнул высунувшемуся из кухни слуге, и тот понятливо кивнув, исчез за кухонной дверью, а уже через мгновение, прошествовал мимо них с Элизабет, с кувшином горячего пряного вина, над которым клубился ароматный парок.  Дождавшись, когда мальчишка скроется из виду, граф, наконец,  обратил внимание на сестру.
- Элизабет, - начал было он, стараясь скрыть виноватый тон за излишней холодностью - вчера вечером, я проиграл тебя в кости этому человеку, и я…
Звонкая, хлесткая и болезненная пощечина обожгла щеку графа Айрелла. А затем, была бы ещё одна, но Деррик успел перехватить руку сестры и развернув девушку, дернул на себя, прижимая её спиной к своей груди…

Боги милостивые… Как же она злилась…  Как же до боли обидно стало Элизабет, за то, что её брат, её родной брат, которого она любит всем сердцем, брат, которому она доверяла, так с ней поступил!
Не шутка. Проиграл. Граф Вудвилл проиграл собственную сестру в кости. Как?!
- Откажись, дай ему денег, Деррик, ты в своём уме?! Ты мне обещал!  Обещал, что я сама вольна распоряжаться своими сердцем и рукой!
Оцепенение прошло, и она забилась в его руках, точно пойманная котом птица.
- Да вы с ума сошли!  Оба! Не выйду я за него!  Не. Вы-ый. Ду! Дерри-ик!!!  Слышишь?!
- Прекрати, Элизабет, я сам не в восторге…
- Не в восторге?! - она изловчилась и выдернула руку из его ладони,  впилась ногтями в запястье, но он только зашипел и поморщился, и не думая ослаблять хватку.

Пришлось обхватить её за плечи, повернуть к себе лицом и встряхнуть раз, другой, третий, и наконец, вопли сменились рыданием. Совсем тихим, почти беззвучным. Лучше бы она кричала и дальше, он был готов вытерпеть ещё сотню пощечин, но не это безысходное рыдание, терзающее его сердце. Только вот ни к чему баронету слышать их препирательства. В конце концов, она женщина, его сестра, и решать её судьбу именно ему. Разбаловал он её, может прав был отец... Деррик зло мотнул головой, досадуя на себя за то, что совершил подобный идиотский поступок, на Элизабет - в конце-то концов, что она себе позволяет,  и на баронета - мог бы и забыть про проигрыш. Но долг, есть долг.
- Деррик, так ведь нельзя… - прошептала Элизабет, но граф уже подозвал слугу и Ирму, велев им запереть сестру в её комнате, и не выпускать ни под каким предлогом,  лишь затем он прошёл в гостиную.
- Нет!  Деррик! Ты же обещал!  Обещал! - полетело ему вслед.
- Прошу прощения…
Деррик устало опустился в кресло возле камина и прикрыл глаза. Всего лишь на мгновение. А после, изучающе глянул на мужчину, который, совсем скоро станет ему родней. Лет тридцати, может, чуть больше. Взгляд цепкий, серьёзный. Как назло, граф совершенно ничего не помнил о вчерашнем вечере, кроме того момента, когда ставкой стала его сестра.
Фахана мне в глотку, что же я наделал…
Хлопнув себя по коленям, Деррик поднялся на ноги, подошёл к столу и разлил по кубкам горячее, ароматное вино. Один кубок он предложил баронету, из второго, неспешно, отхлебнул сам и прошелся по комнате. Встал у открытого окна, облокотившись спиной о подоконник.
- Сегодня я улажу все дела со старшей фрейлиной и заберу вещи Элизабет  из замка, и, думаю, что завтра, милорд, вы уже сможете отправиться в путь. Если конечно, нрав моей сестры вас не пугает. Она очень добрая и отзывчивая девушка, но аспарская кровь, знаете ли, порой, даёт о себе знать, так что, если вы, баронет, предпочтете забрать долг деньгами… - губы графа дрогнули в полуулыбке. Он постарался обратить в шутку свое предложение.
Но договорить не успел. Наверху что-то грохнуло так, что содрогнулись стены. Деррик вздрогнул, и невольно поднял глаза к потолку, после, переведя чуть обеспокоенный взгляд на баронета, как бы говоря: видите, я же говорю, девушка с норовом.
Но вслух сказал:
- Не помню, обсуждали ли мы приданое, баронет, но не беспокойтесь, оно будет соответствовать её положению. Хотите ещё что-нибудь обговорить? Ах, да… Где и когда состоится свадьба?

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пт Апр 14 2017, 07:33
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
6


Нет, Говард и не ожидал, что леди Айрелл, прежде ни разу не видевшая его лица и не имевшая оказии узнать баронета как человека, вдруг бросится ему на грудь, шепча типично женские глупости и преданно смотря на своего, уже почти супруга. Однако был несколько удивлен тем искренним недоумением, что захватило девушку в свои объятия. Он так и не сказал ей? Бровь Осгарда взметнулась вверх, однако же встревать в семейные беседы, да ещё и столь тяжелые (она, кажется, не чувствовала особого восторга, думая о браке?) он не отел. Тем благодарнее кивнул своему новому знакомцу, принимая приглашение и проходя в гостиную. Прекрасно, здесь ему куда уютнее, а девушку обрадовать – на то есть любящий, заботливый и, несомненно, чуткий к её желаниям старший брат. Только вот незадача, слишком любящий выпить и сыграть в кости. Беда, конечно, но чем он, Говард, лучше?

За неплотно прикрытой дверью, набирая силу, разыгралась буря. Кажется, леди Элизабет метала громы и молнии, не желая так просто смириться с причудливыми поворотами, изображенными на холсте её жизни госпожой Судьбой. Однако может, стоило бы отступить?
Обойдя кругом гостиную, полюбовавшись видом из окна, наследник, привычно хмурясь, двинулся к ближайшему глубокому креслу, в которое и опустился, размышляя. Да, отступить и простить этот долг – решение крайне привлекательное, оно избавило бы графа Деррика от неловкости, его сестру – от нежеланного замужества за неизвестным ей мужчиной, а его самого (как же о себе не подумать), от лишней нервотрепки. Ох, судя по голосам, что раздавались за дверью, девушка была не из тихих и покорных мышек.
Отступить. Свести всё к шутке. Просто ведь, но…
Говард усмехнулся, с удовлетворением осознавая, как возвращается к нему привычная уверенность и жесткость. Нет. Однажды данное слово надобно держать, обещания выполнять, и осознать, наконец, что судьба не столь милостива, как кажется, и однажды придется платить по счетам. Ты проигрался, Айрелл, так будь мужчиной и изволь не отступать.
Дверь тихо скрипнула, впуская в гостиную давешнего собутыльника-графа, не лучащегося, что характерно, счастьем.
- Не стоит извиняться, милорд. Всё произошедшее, начиная со вчерашнего вечера и, заканчивая днём нынешним, кажутся подчас чьей-то дурной шуткой, - пожал плечами Осгард, отказываясь от протянутого ему кубка. – Прошу меня простить, - поспешил прояснить ситуацию баронет, - но мне хватило и вчерашнего. Теперь ни капли алкоголя, пока не разберусь с делами… и не удостоверюсь, что далек от костей и прочих азартных игр. Хватит с меня сюрпризов.
«Интересно, я ведь почти не помню графа, только наше соглашение и последний раунд, который нам, похоже, забыть доведется не скоро».
Неотрывно следя за метаниями молодого человека, Говард, тем временем, не выдавал даже малейшего беспокойства, лишь с легким уважением к графу вдруг отмечая, что тот и вправду, кажется, человек слова. Надо же, не пошел на попятный, а это дорогого стоит. И заслуживает хоть каких-то гарантий. Волнуется ведь парень, переживает. Баронет прокашлялся негромко.
- Милорд, граф, - мужчина и сам вздрогнул, когда нечто сгрохотало наверху, но отступать не стал. – Я понимаю, что вы не пылаете восторгом от итогов нашего вчерашнего, мм, кутежа. Но, раз уж всё случилось так, а не иначе – не волнуйтесь вы, я не зверь. Поверьте, у Осгардов не в чести поднимать на женщину руку и я не исключение. И, хоть наш род не отличается богатством, но нужды ваша сестра также не узнает, как не будет мною обижена, даю слово.
Так, с обещаниями можно и покончить, Деррик прав, пора решать вопросы более насущные.
- Что же касается свадебной церемонии, то я думаю, что все заботы и расходы надлежит взять мне. Пожалуй, хм, - он на миг задумался, - последняя неделя месяца Цветения, у нас, в Лансе. Поверьте, ваша сестра не останется равнодушной к, в будущем, и её землям. Бароснтво Осгард славится дивной природой и если уж где справлять свадьбу, так именно у нас. И я буду рад видеть родственников леди Элизабет в наших землях. Вернуться куда намерен в самое ближайшее время и, теперь уж, не один. Скажите, ваша сестра ездит верхом или же ей комфортнее будет передвигаться иначе? И вот ещё, она ведь примет вашу волю и отправится со мной, ведь так?
Взгляд, брошенный мужчиной графу Вудвилл, был крайне красноречив и явно намекал, что возлагает на авторитет Деррика немалые надежды.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 14 2017, 22:47
Деррик Айрелл
Граф Вудвилл
avatar
Репутация : 153
Очки : 249


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7


“...не волнуйтесь вы, я не зверь…” Деррик подавил невеселую усмешку. Кто же признается в обратном, да ещё брату, отцу или опекуну невесты. А ведь даже заяви Осгард обратное - деваться некуда. Разве что прихлопнуть баронета, а труп в канаву скинуть.
“... не волнуйтесь…” Да он и не волновался, до сего момента, точнее, об этом даже не подумал, занятый своими мыслями. Вернее, мучимый совестью. Будь на месте баронета, сам король Кэйранда, вряд ли совесть мучила бы Деррика хоть на рыбку меньше. Проиграть сестру…
Весеннее солнце грело затылок и спину, что было в самый раз, так как его начало познабливать. На улице то и дело раздавался детский смех, слышались крики лотошниц. Скрипели телеги. А уж запахи…
- Мы с братьями, непременно приедем, можете в этом, даже не сомневаться, милорд. - Деррик как раз прикидывал, что сделает с ним дед, когда обо всем узнает. - Красота красотой, но хотелось бы убедиться, что Элизабет, и правда приглянется ваш край, и она там приживется.
А вот теперь, Деррик задумался, и ему снова поплохело. Он ведь ничего, гроган его подери, о Говарде Осгарде и не знал! Ни кто он, ни что он. Отдать сестру неизвестно кому… О, дюжина, на это способен только полный идиот…
Рвать на себе волосы поздно. Остаётся смириться и принять все, как есть. Да, он полный идиот и пьянь. Да, он, видимо, пропил последние остатки ума, раз ему в голову могло прийти подобное. Да, он отдаёт сестру замуж за первого встречного, и да, он безмерно, багрестова задница, сожалеет об этом! Потом, когда-нибудь, он с этим смирится, а вот Элизабет. И, словно в подтверждение его мыслям, наверху опять грохнуло и зазвенело.
Граф покачал головой и отлип от подоконника, прошёл к столу. Кубок со стуком опустился на столешницу расплескав содержимое. Но Деррик, казалось, этого не заметил.
Примет ли Элизабет его волю? Разве что он лично её свяжет и через седло баронетовой лошади перекинет, заткнув перед этим рот. В том, что сестрица попытается дать деру, Деррик не сомневался.
- И примет, и отправится. - коротко подтвердил граф. В конце концов, Элизабет он знал как облупленную. Насколько она  вспыльчива, настолько и отходчива.
- Пожалуй, тянуть кота за.. хм, хвост я не буду и отправлюсь в замок немедленно. Где, баронет, вы говорили остановились? Куда мне завтра привести сестру?
Торопился Деррик вовсе не в замок, он решил, для начала разузнать побольше о том, кто такой Говард Осгард. Да и чем раньше от все уладит, тем скорее вернётся обратно, и поговорит с Элизабет ещё раз. Если, конечно, будет куда возвращаться. Судя по звукам, доносившемся со второго этажа, свою комнату девушка уже разнесла.
- Хотелось бы мне верить, что вы сможете обуздать её, баронет. - вполголоса произнес граф, и первым прошёл к двери, открыл её, пропуская гостя, а затем, бросив сердитый взгляд на потолок, вышел следом.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 15 2017, 09:24
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
8


Видят Боги, слушая графа, да наблюдая задумчиво за его мимикой, жестами, реакцией на действия сестры, Осгард проникался к Деррику пусть легким, но всё-таки уважением. Не каждый станет держать слово до конца, но постарается найти десять причин, дабы избежать необходимости исполнить, наконец, неприятные свои обязанности, закрепленные данным прежде обещанием.
- Я остановился в «Золотой чарке», той таверне, где мы вчера выпивали. И, сдается мне, ни вы, ни ваша сестра не захотите видеть это место вновь. Лучше поступим так, - Говард поднялся на ноги и, одернув котту, да поправив перевязь, вслед за Айреллом направился к двери, - завтра я сам подъеду к вашему дому. Скажем, - он на миг задумался, прикидывая расстояния между постоялыми дворами и городами на пути в родные земли, - через два часа после рассвета. Надеюсь, леди Элизабет будет готова к долгой дороге, что нам предстоит.
Тихие слова Деррика, брошенные напоследок, не укрылись от слуха баронета, но не заставили его раздумать, либо же испытать хоть какой-то трепет перед гневом его невесты. Мужчина лишь пожал плечами, не скрывая собственного спокойствия и уверенности.
- Будьте спокойны, мы найдём общий язык…
«Ей придется присмиреть и принять меня, особенно, когда она в гордом одиночестве окажется в незнакомых ей землях, в чужой семье…»
- До завтра, граф, - коротко кивнул на прощание Осгард, уже не задерживаясь и стремительно покидая чужой дом. Солнце уже было высоко, а дела, ради которых баронет прибыл в столицу, остались не завершенными.
На улице, явно утомившись ожиданием, упорно ждал Говарда его безземельный товарищ, хитро ухмыляясь и бросая наследнику поводья.
- И? Как прошло знакомство с твоей суженной? А граф? Не выпер наглеца взашей?
- Ещё слово, Бенни, и выпрут тебя, точнее я выпру. Иди потом, ищи теплое местечко под чьим-то крылышком, вот только таких терпеливых дураков как я, увы, в королевстве не много, - он ворчал скорее по привычке, и не думая всерьез угрожать безземельному рыцарю, не первый год бывшему наследнику верным товарищем и даже, что удивительно, для обладавшего крайне непростым характером баронета, другом.
- Испугался мышь голодную сову, - хохотнул Бенджамин, в миру известный как Бенни, намекая на гербы обоих домов.
Так, похохатывая и продолжая переругиваться, да язвить, мужчины пришпорили лошадей, стремительно покидая залитую ярким весенним солнцем улицу.

***
Полтора часа после рассвета, двор перед «Золотой чаркой»

Отряд баронета, тихо ворча и позевывая, готовился к отбытию. Нетерпеливо ржали, постукивая копытами по истертым камням, замостившим землю, изнывающие уже, будучи под седлом лошади.
- Задерживаются?
- Нет, это мы рано…
Покончив, наконец, с задерживающими его в столице делами, старший сын барона Осгард сгорал от нетерпения, желая пуститься в путь, тем более, что дорога перед ними лежала не близкая. Весна ещё только вошла в свои права, не успев растопить весь, насыпавший за зиму снег, а растаявшие тракты и вовсе местами превратив в почти непролазные болота. Это-то и тревожила баронета, а не встреча и разговор с отцом.
Да, Говард понимал, насколько попахивало самодурством его решение, однако при дальнейшем рассуждении понимал, сколь выигрышным оно оказалось… или окажется, когда будут улажены все формальности. В конце-то концов, он был лишь баронетом, не надеющимся прыгнуть однажды выше титула барона Осгарда, а потому и на хоть сколь-нибудь знатную девушку из куда более влиятельной семьи не рассчитывал. А тут – из графского рода, да ещё и с приданным, да и сама не дурнушка. Смущал только характер, но и тот не казался чем-то вконец портящим начинание. Девушка, рассуждал Говард, она как собака, ну, или лошадь – вполне подвергается дрессировке. Только к этому вопросу нужно будет подойти куда хитрее и осторожнее, ведь куда больше риск испортить всё, вконец расстроив их взаимоотношения. Что же в случае именно леди Айрелл – тут мужчина предпочитал не делать поспешных выводов и первое время наблюдать, да размышлять, ища верное направление в их дальнейшем общении.
С головой уйдя в раздумья, баронет прошелся по двору перед таверной, кутаясь в теплый, подбитый мехом плащ, чувствуя, как снедает его нетерпение. Солнце поднималось, пора было пускаться в путь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 17:41
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
9


Вечером в доме Рани Рохана разразилась настоящая буря, да что там буря! Прислуга, привыкшая к буйному норову как внуков, так и самого Рани, и та предпочла не казать носа из своих каморок.
Но стихия непредсказуема, и ссора утихла так же внезапно, как и началась. Брат с сестрой даже вместе поужинали, однако ужин прошёл в полном молчании. И оба они не поднимали друг на друга глаз.
Каждый из них сделал для себя выводы и вынес урок на будущее.


Элизабет сидела в телеге, втиснувшись прямо между двух сундуков. Четыре массивных сундука, обитых железом, несколько тюков. Вот и вся её поклажа. Она пряталась там от брата, от жалостливых и ехидных взглядов прислуги.
- Элизабет, вылезай, они скоро прибудут, ты, в конце концов не селянка, трястись в телеге среди мешков с мукой.
Деррик оперся руками о борт телеги позади сестры. Шутливо потрепал её по волосам, как в детстве, но тут же отшатнулся. Элизабет резко развернулась, сверкнула на брата таким свирепым взглядом, точно желала испепелить на месте и клацнула зубами у самой его ладони.
- Мне казалось, что вчера мы с тобой все решили. Скажешь - нет?
- Ты решил, Деррик, ты!
- Элизабет…
- Нет, Деррик, хватит… - Элизабет поднялась на ноги и оттолкнув протянутую руку брата, перевалилась животом через край телеги и спрыгнула на землю.
Оправила платье, собрала распущенные волосы с вплетенными в них голубыми лентами и откинула за спину. - Я подчиняюсь твоей воле, брат мой. Стану женой этому мужчине, и никогда тебя не упрекну, что бы не случилось, каким бы человеком не оказался этот Говард. Никогда, Деррик.
Она знала куда бить. Граф сделал шаг назад и лицо его исказила гримаса боли, а руки сами сжались в кулаки. Слуги, суетившиеся во дворе притихли, ожидая новой ссоры, но в тот самый миг, когда напряжение между братом и сестрой достигло своего пика - послышались приближающиеся ржание и стук копыт.
- Едут! - запоздало оповестил кто-то из прислуги.
- Что же ты не встречаешь своего будущего родственника? -  Элизабет удостоив брата самой покорной и милой улыбкой, сделала несколько шагов навстречу всадникам, и присела в глубоком, почтительном реверансе перед своим нареченным.
О, нет, она не смирилась… И не смирится! Её!  Дочь графа Вудвилла, продали словно какую-то скотину! Как корову или козу!  Да приди Деррик к ней и скажи, что выбрал ей баронета в мужья,  она бы приняла это, пускай, он и нарушил свое обещание, данное ей. Но отдать вот так, как долг! Нет… она никогда с этим не примирится. Никогда! И, раз не получилось уговорить Деррика расплатиться золотом, то она вынудит баронета, самого отказаться от неё. Тогда и честь брата не пострадает…
- Милорд, вы, кажется, не выспались? - учтиво поинтересовалась девушка у баронета. Собой, конечно недурен, но вот его вчерашний тон, убил в ней все иные чувства, кроме непокорства и презрения. Презрения к человеку, который не гнушается принимать долг людьми. - Неужели выиграли себе ещё кого-нибудь. Кого же, расскажите, ай…
Подошедший Деррик крепко стиснул её локоть.
- Ещё одно слово, и клянусь, Элизабет, рука нашего папаши покажется тебе перышком. - процедил граф сестре на ухо,  крепче сжимая пальцы.
- О, простите меня, баронет, возможно, у вас просто болит голова, и вам нужно выпить.
Все с той же милой улыбкой, изо всех сил стараясь не зашипеть от боли, продолжила девушка.
- Нет? Какая жалость, тогда, в путь?  - и зло тряхнув рукой, заставляя брата разжать пальцы, направилась к телеге, к которой подвели её чалого жеребца. Граф так и остался стоять напротив баронета, прикрыв глаза ладонью второй руки.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пн Апр 17 2017, 13:12
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
10


- По коням, - рявкнул баронет, в последний момент, вспомнив, что это он обещал забрать леди Айрелл, решив уберечь обоих будущих родственников от лицезрения столь рокового для обоих места, как «Золотая чарка». – Проклятие, совсем забыл…

***

И всё-таки они не опоздали, разве что придержали лошадей за поворотом к дому графа, дабы ничем не выдать своей спешки. Баронет вскинул голову, всматриваясь в суетившихся подле нужного ему дома людей, мимоходом отметил собранные вещи и лошадь под седлом, пока пустующим, после чего удовлетворенно кивнул собственным наблюдениям. Деррик Айрелл в очередной раз сдержал своё слово, однако Осгард не хотел даже задумываться, насколько тяжело это далось графу.
Осадив коня подле брата и сестры, отнюдь не лучащихся счастьем от всего здесь происходившего, Говард поклонился, впрочем, не спешиваясь, и открыл было рот для приветствия, как его опередил крайне язвительный комментарий милой барышни, что должна была вскоре стать его супругой.
- Я бодр, благодарю, - нашелся мужчина, бросив на графа озадаченный взгляд, но тут же выпрямился в седле и заставил себя улыбнуться девушке. – Миледи, вы ко мне не справедливы, однако я не в обиде. Мой поступок, вернее моё упрямство, трудно назвать иначе, нежели нечто недостойное человека воспитанного, тем более – аристократа. Но я прошу вас не судить обо мне по одному лишь поступку и…
Нет, эта девчонка явно решила показать себя настолько ужасным созданием, насколько возможно было в этой ситуации. В душе Говарда заворочалось раздражение, справиться с которым удалось не так уж и легко.
- Я пью не так уж и часто, в этом вам повезло, - он свесился с седла, поймав взгляд невесты, и принялся говорить неторопливо и достаточно четко, дабы его слова были не только услышаны, но и поняты. – Да, повезло, ведь отныне вам придется день ото дня взирать на трезвого супруга. Каждый день, леди, каждый день… но вы правы, нам пора.
И, выпрямившись в седле, он лишь покачал головой, глядя на далеко не светящегося от счастья графа, замершего перед ним.
- Месяц Цветения, - негромко напомнил Осгард Деррику, - Ланс. И не переживайте так, мы с вашей сестрой поладим. Впрочем, убедитесь сами, когда приедете…
Легко потянув поводья, Говард развернул коня, и пустил его шагом, нагоняя направившуюся к своей лошади Элизабет.
- Приготовьтесь к долгому пути, миледи, до Ланса ещё надлежит добраться. Впрочем, готов поспорить, вам у нас понравится. Ну, так что, в путь? – и, не дожидаясь ответа, баронет дал своим людям знак выдвигаться.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Апр 17 2017, 19:43
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
11


- До Цветения, Деррик, прощай.
Короткий взгляд на брата - несмотря на обиду, что он причинил ей, Элизабет неприятно кольнула совесть. Деррик никогда не казался ей более несчастным, чем сейчас. Он стоял там, у дома, такой одинокий, и она на краткий миг, вновь увидела в нем того тринадцатилетнего мальчишку, что пришёл к ней мириться, а она продолжает дуться. И это отчаяние в его глазах… Боги… Вот и теперь, глаза Деррика молили о прощении. После, она сотню раз пожалеет о том, что не спешилась, не подбежала к брату. Не обняла и не сказала ему, что прощает, что любит его все так же, как и прежде, и что, пожалуй, с этого момента, он точно будет знать меру выпивке. В конце концов, она все равно вышла бы замуж, и может быть, этот баронет, окажется не таким уж плохим мужем. Но сейчас… Сейчас, разум Элизабет затмили гнев и обида. И все время, что они не спеша двигались по узким улочкам и людным площадям в сторону городских ворот, прокручивала в голове  сказанное её женихом. ЖЕНИХОМ! Боги…
“Каждый день, леди, каждый день… сказал он. О, ну это мы ещё посмотрим, кто кого будет более “рад” лицезреть, дорогой баронет. Это мы ещё посмотрим… Не пьёт он, и в тот вечер, видимо, тоже не пил, а так, смочил горло…”
Чем больше Элизабет думала о словах баронета, тем сильнее её захлестывала злость, и как только они выехали за ворота, подстегнув Энока, поравнялась с баронетом.
- Милорд, а вы азартны? У дома деда, вы упомянули о том, что готовы поспорить - на последнем слове девушка сделала акцент, произнеся его чуть громче и медленнее - на то, понравится ли мне в ваших родных краях. Какова же будет ваша ставка? Скажем… - Элизабет сделала вид, что задумалась. Потом оглянулась на людей баронета, пробормотала что-то себе под нос и хмыкнула. - А знаете, спорить я с вами не буду, вы же ставки людьми принимаете…  - и предупреждая возможность того, что баронет ей ответит,  резко вскинула руку. - Ах, совсем запамятовала, я же ещё вчера, хотела у вас поинтересоваться… Какова же моя цена, милорд? Ставка Деррика - я, а что же ставили вы? Сто монет, двести, пятьсот?
Если вначале этой тирады, девушка себя ещё контролировала, то последние слова, она едва ли не выкрикнула в лицо своему жениху.


Энок :
 

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Вт Апр 18 2017, 00:33
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
12


Совместно с Элизабет Айрелл

Казалось, леди Айрелл распалялась всё больше и больше, чем не пугала, но не на шутку удивляла баронета. Это же надо, как остро она восприняла произошедшее. О, он вовсе не отрицал, что их с Дерриком сделка была не нелепостью, но чем-то из ряда вон выходящим, но пора бы уже и смириться с неизбежным. Он же ясно дал понять Элизабет, что не намерен отказываться от выигрыша и ей, для достижения покоя в душе и гармонии с собой придется смириться и просто принять сам факт произошедшего, которое невозможно было изменить. Ох уж эти женщины… но, надо бы ответить.
- Азарт, миледи, - хмыкнул Осгард, - неотъемлемая часть нашей жизни. Каждый человек в какой-то степени азартен, хотя многие и не подозревают об этой черте своего характера. Но что до ставок…
По лицу мужчины скользнула легкая ухмылочка, поспешившая, впрочем, скрыться за привычной Говарду напускной суровостью.
- Таково было стечение обстоятельств. Каюсь, вчера мы изрядно перебрали и уже плохо соображали, что творим. Я вот, признаться, сомневаюсь, что ваш брат способен был поставить вас, будь он хоть немного трезвее. Да, алкоголь – причина многих бед, хотя не всегда итоги знатной попойки столь уж плохи.
Да, Деррик не соврал, его сестрица и правда была, что называется, с характером и явно не стеснялась его показывать, даже в присутствии совершенно незнакомых ей людей.
«Чего она пытается добиться?», - мелькнула в голове баронета полная удивления мысль, и тут же сменилась другой. «А стоит ли рассказывать ей, что было на кону в тот вечер? Или проще уйти от разговора? Солгать? Проклятье, как с женщинами трудно бывает… но начинать семейную жизнь со лжи – дурная примета, хм…»
- Знаете, леди Элизабет, - вздохнул Осгард, стараясь не удивляться особо той гамме и силе чувств, что бушевала в собеседнице. – Я не хочу вам лгать, в дальнейшем также рассчитывая на искренность с вашей стороны. И спешу вас успокоить, пусть ответной ставкой, моей то бишь, был далеко не человек, но… - он нахмурился, припоминая хмельной вечер, - новенький турнирный доспех, хотя может и боевой, но не суть важно. Далее, парадный меч и боевой конь в полной защите. А вот было ли что по деньгам – не помню, возможно сумма выигранного за весь вечер, но врать не буду, точно не скажу.

- Не столь плохи? Не столь плохи?! - О, этот мужчина, его практичность и спокойствие, выходили Элизабет из себя.
Мелькнула было мысль, что на кону, стояла весьма и весьма приличная сумма. Не меньше тысячи корон. Была бы Элизабет мужчиной, и не затми ярость, её рассудок, она, наверное бы присвистнула, а на месте Деррика, вообще была бы рада что удалось отделаться сестрой. Но, увы…
- И на что же вы намекаете, а, баронет? На то, что прыгнули верх своей головы, заполучив в супруги графскую сестру, да ещё и неплохое приданое за неё получите?!
Энок громко всхрапнул - Элизабет слишком резко натянула поводья.

- Неплохой расклад получается, вы правы, - на краткий миг худое лицо Осгарда озарилось вполне довольной улыбкой, сделавшей его похожим на сытого кота. Впрочем, наваждение быстро прошло, и рядом с леди Айрелл вновь скакал извечно суровый мужчина. – Ну вот, я говорил, что итоги не плохи. Скажу даже более – весьма хороши. Посудите сами миледи, мы оба в выигрыше. Я получаю красивую девушку с приданным, родовитую к тому же, вы – надежную опору и верного спутника жизни. И давно пора, между прочим. Я имею ввиду вам замуж давно пора. Милорд Айрелл не уточнил, почему вы до сих пор не были никому сосватаны, и я не берусь гадать о причинах такого упущения, но ещё пара лет и…
Говард, сама тактичность, предпочел не упоминать о возрасте Элизабет, хоть и был в курсе, что ей далеко не пятнадцать. Засиделась в девках, бедняжка, но с таким характером – и не мудрено.
- Вы получите пусть не графство, а баронство, зато одно из красивейших в Лансе, большую и дружную семью и вполне определенные свободы. Я же не изверг и не собираюсь запирать вас, моя леди, в четырех стенах. Да и мне не за пятьдесят, я недурен собой и не отличаюсь склочным характером. Уж лучше вам связать свою судьбу с таким, нежели с выжившим из ума стариком, охочим до молодого тела.
Мужчина продолжал говорить спокойно, изрядно при этом удивляясь силе духа девушки. Это же надо, как быстро она осмелилась характер проявить. Молодец, добрая кровь для продолжателей рода Ланских Сов.

- Ещё пара лет… ещё пара лет и что?! Как вы смеете?! - Элизабет окончательно потеряла контроль над своим языком. - Да вы… вы… О-о-o…
Девушка буквально задохнулась негодованием. Этот лысоватый баронетишка из захолустного баронства смеет упрекать её?! Её, Элизабет, за то, что она не шестнадцатилетняя девица?! О, воистину, мужчины самые бестактные и практичные существа на земле, и до чувств прочих людей, им нет совершенно никакого дела! Как же много хотелось сказать этому надменному павлину, о, боги… Да он же издевается, издевается над ней! То откровенно радуется, что заполучил богатую невесту, а потом, тут же смеет сетовать на её возраст! Ну, да, Элизабет и сама знала, что далеко не девочка, так она и не спешила с замужеством, а брат не торопил. К шепоткам и беззлобным, впрочем, насмешкам фрейлин девушка привыкла, но услышать подобный упрек от человека, который сам пожелал взять выигрыш не деньгами, но, о-о боги… Натурой!!! Она подобного не ожидала. Говорит, что будет верным и хорошим мужем, а уже сейчас сыплет колкостями…
Столько обидных слов и сравнений вертелось у Элизабет на языке, что пока она подбирала самые язвительные, смакуя каждое на языке и представляя реакцию на них баронета, гнев постепенно схлынул, оставив после себя лишь горькую досаду и обиду. О, нет, подобными вспышками ярости она ничего, решительно ничего не добьется. Уже выставила себя истеричкой, несдержанной дурой…
Все это время, Элизабет не отрываясь смотрела на баронета. В его светлые глаза, выражающие холодное спокойствие. “Лицо, словно застывшая каменная маска.” - подумалось девушке.
- Я ещё не ваша леди, милорд… - щеки залил предательский румянец, потому как до сего момента, Элизабет негодовала исключительно из-за того, что её продали как вещь, и абсолютно не задумывалась о том, что её, отнюдь, не поставят на полку…
Вот уж что смутило девушку - мысль о первой брачной ночи, да, и обо всех последующих ночах с этим мужчиной… Отвела уже не такой смелый и ненавидящий взгляд, отвернулась, демонстративно плотнее завернувшись в плащ, и тем самым показывая жениху… жениху, багрест его подери, что более говорить с ним, она не намерена.

Ну вот, можно и поздравить себя с первой, почти семейной ссорой. Хотя, тут Говард не сдержал вполне добродушной усмешки, сегодня явно чего-то не хватало. Рассказывали, что особо эмоциональные дамочки изволили разбивать вдребезги очень ценные сервизы, портить картины и гобелены, а также заходиться криками, часто перемежающимися слезами. Но, быть может, это лишь преувеличения? Или же удача вновь оказалась на стороне Осгарда, выбрав ему в спутницы жизни женщину хоть и эмоциональную, но не страдающую желанием всё крушить… а, да, тот грохот, прерывавший их с графом разговор. Нет, тут баронет не сдержал тяжелого вздоха, кое-кто просто не имел под рукой ничего бьющегося, особенно когда он указал на возраст леди. Преступная оплошность, но она сама раззадорила его своими подколками. Да, то ли еще будет… или нет? Время покажет.

***
По натуре своей человек живой, наследник рода Осгардов предпочитал двигаться и действовать стремительно, почитая это лучшим для себя вариантом, нежели пустое и полное лени ничегонеделание. Вот и в пути он вновь демонстрировал эти свои черты, позволяя отряду лишь короткие остановки на сомнительный отдых и быстрые перекусы. Зачем тратить время попусту, если есть вполне реальная возможность заночевать не под открытым небом, а на постоялом дворе? Именно потому и гнали лошадей, да не жалели собственных сил и, в конечном счёте, в глубоких сумерках въехали в незапертые на ночь ворота.
И вновь он не медлил, спрыгнул с коня и уверенным шагом направился к хозяину, договориться о ночлеге да позднем ужине. Следить же за лошадьми и, отчего-то притихшей невестой поручено было верному Бенджамину – здоровенному детине с круглым, веселым лицом и светлыми, мышиного цвета волосами, робко облепившими похожую на валун голову. Собственно, Сэр Бэнни и не противился чести приглядывать за своенравным призом, демонстрируя неожиданное красноречие, да указывая девушке дорогу…
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 20 2017, 18:49
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
13


Совместно с Говардом Осгардом

Первый день пути подходил к концу, и если утро его, радовало путников теплым лёгким ветерком, и практически по летнему жарким солнцем, то к вечеру погода стремительно переменилась. Пасмурное небо висело над самыми их головами, а безжалостные порывы ветра гнали по серому небу тяжёлые, раздутые тучи, из которых, казалось, путников, вот-вот хорошенько польёт дождём. Когда начало смеркаться, вдалеке, за спинами всадников прогремел первый громовой раскат, заставивший поежиться, а лошадей настороженно навострить уши. “Боги гневаются” то и дело слышала девушка шепотки излишне суеверных слуг.
Больше норова Элизабет не показывала, и остаток пути проделала молча. На деле же скрывая под демонстративной холодность, бурю и смятение, что царили у неё в душе. Надолго, впрочем, выдержки у девушки не хватило. Постоянное присутствие жениха и необходимость мириться с мыслью о том, что если не получится отвадить его до свадьбы, то придётся жить с ним, делить ложе и рожать ему детей - все это подливало масла в огонь. И, к тому же, она отчего-то была уверена в том, что он на ней отыграется за каждую сказанную в его адрес гадость. А тут ещё и погода подгадила - следом за очередным раскатом грома, начало моросить, и, с каждой минутой все сильнее и сильнее, а почерневшее небо прямо над лесом, что раскинулся впереди, прочертила яркая вспышка.  Так что едва они въехали в небольшой дворик перед постоялым двором, Элизабет, и без того мрачная и угнетенная своим положением, собралась было заявить баронету, что не сдвинется с места, пока непогода не уляжется, пусть бы это и заняло неделю, но он скрылся в дверях ещё до того, как она открыла было рот. Громко и недовольно выдохнув через нос, Элизабет спешилась, опершись на поданную ей руку одного из людей баронета. Он что-то ей говорил, но тут, прогремел такой громовой раскат, что все звуки потонули в грохоте, эхом прокатившемся над землёй, и даже Элизабет, невольно упомянув про себя Варта, бога-ветра, поспешила скрыться в трактире.
Плащ, да и платье неприятно липли к телу, с подола капало, опрометчиво распущенные волосы налипли к лицу, шее, и разметались по плечам, успокоившись на них тонкими блестящими змеями. Рассматривать помещение у неё не было ни желания, ни сил, поэтому, разглядев в скудном свете фигуру баронета, Элизабет направилась к нему.
- Вы договорились насчёт комнат? Я хочу в привести себя в порядок и отдохнуть.
В голосе её скользила невысказанная обида.  

И всё-таки Говард был сотворен далеко не из стали, но из плоти, крови и нервов. А последние, были у него далеко не железными. Впрочем, леди Айрелл хоть и продемонстрировала умение быть неплохим раздражителем, но вчистую проиграла в сравнении с хозяином этого постоялого двора. Слова его, не вызвавшие у Осгарда хоть сколько-нибудь радости, обещали мужчине крайне веселое времяпрепровождение, но… желудок заворчал подобно дикому зверю, давая о себе знать и отодвигая все прочие мысли на второй план. Потому, сдержав клокотавшее в нем раздражение, баронет лишь распорядился подать ужин ему и его людям, а после - направился к одному из свободных (в полупустой зале их было изрядно) столов, по дороге к которому его и успела перехватить утомленная, как ему показалось, дорогой Элизабет.
-Комнат? - мужчина непонимающе покосился на девушку, однако тут же спохватился и коротко кивнул. - Видите того парнишку? Он проводит вас в комнату, я распоряжусь, чтобы кое-что из ваших вещей отнесли наверх. Не хочу здесь задерживаться, но погода может выкинуть всякий фортель.
Прежнее спокойствие уже успело покинуть лицо баронета, однако он всё же постарался выдавить из себя ободряющую улыбку, адресованную леди Айрелл, и кивнул на замершего у лестницы паренька.
- Приводите себя в порядок и спускайтесь, хозяин подаст ужин.



Мальчишка услужливо распахнул дверь, и скользнув внутрь, скрылся во мраке. Когда следом за ним, в комнату шагнула и Элизабет, слуга уже успел разжечь тонкую свечу на подоконнике. Небольшая комнатка с низенькой узкой кроватью, продавленная соломенная перина скрыта под пестрым одеялом, а засаленная подушка с коричневыми потеками, на которую даже смотреть было противно, не говоря уже о том, чтобы положить на неё голову, первое - что бросилось Элизабет в глаза. В углу стоял табурет и грубо сколоченный стол с тазом для умывания и пустым кувшином в нем. Побеленные и уже успевшие облупиться стены, скрипучий пол, но Элизабет была искренне рада и этому, теперь, когда за окном вовсю разыгралась непогода. Яркие вспышки озаряли небо все чаще, а дождь лил уже непрерывной стеной, дробно стуча по крыше и в единственное кривое оконце.
Наказав слуге принести побольше свежих полотенец - если они здесь вообще есть - девушка скинула с себя плащ и устало ссутулившись, опустилась на жалобно скрипнувшую кровать. “Боги, неужели это все и правда происходит со мной?” Но дальнейшие жалостливые мысли и сетования на судьбу, были бесцеремонно прерваны стуком в дверь. Не дождавшись ответа, в неё ввалился дюжий детина, несший сундук, а следом проскочил и мальчишка, с кипой полотенец. Так что уже полчаса спустя, Элизабет спускалась по лестнице на первый этаж, где расположился баронет и его люди. Кто бы мог подумать, что чистое и сухое платье смогут поднять настроение, отогнать усталость, и, сподвигнуть воспрявшую духом девушку на очередные каверзы.
Наряд для своего появления Элизабет выбирала очень тщательно, остановив выбор на плотно облегающем фигуру темно-зеленом платье с матерчатым поясом в тон. Вырез у платья был более чем откровенный, из-за этого, девушка редко когда позволяла себе надевать его при дворе, а если и надевала, то прикрывала плечи и грудь платком или шалью. Высушенные полотенцем волосы вились, и Элизабет оставила их распущенными. Так что свое появление в захудалой таверне, она посчитала более чем эффектным. Не обращая внимания ни на служанок, ни на хозяина, ни на завсегдатаев, Элизабет уверенным, однако неспешным шагом подошла к столу, за которым расположился баронет и улыбнулась ему, чуть виновато, но вполне искренне.
- Милорд... - девушка присела рядом, как бы случайно коснувшись рукой мужского бедра. Опустила глаза, залилась краской. - Я хотела бы извиниться за свое недостойное поведение. За все грубые слова...Сможете ли вы простить меня за мою дерзость, Говард?
И она с искренним раскаянием поглядела на баронета.
- Мне очень стыдно, милорд, и, если вы позволите, я бы хотела, в знак своего раскаяния, сыграть с вами… в кости…
Она склонилась ближе к мужчине, и в нос ударил весь букет ароматов, от конского пота, до выпитого им вина.
- Я уже принадлежу вам, милорд но, все же, ещё не совсем… Взамен же, прошу вас поставить на кон лишь алую розу.

Кувшин с вином, принесенный расторопным слугой ещё до того, как Осгард успел поудобнее устроиться на грубой деревянной лавке, если не исправил сложившееся положение, то уж точно приподнял баронету настроение. Вот только воспоминание о недавнем загуле, пусть и принесшем весьма интересные результаты, омрачало картину и служило прекрасным сдерживающим фактором.
“Сегодня не напьюсь”, - дал самому себе слово Говард и лишь после этого позволил неплохому для подобного заведения напитку согреть его приятным теплом. Постепенно, в залу стягивались его люди, промокшие, вымотанные дальней дорогой и, судя по всему, весьма и весьма голодные, однако рассевшиеся за пустыми столами, оставляя баронета наедине с его мыслями. Хотя, это приятное уединение не продлилось долго. Повисшая в помещении, почти осязаемая тишина, нарушаемая лишь голосом непогоды, доносившимся с улицы, вывела мужчину из задумчивости и заставила обвести взглядом зал, в поисках причины столь резкой смены настроения.
“Баргест меня побери...”, - на том мысли оборвались, и лишь брови баронета удивленно взметнулись вверх. Она была… весьма эффектна.
“Однако же, несколько вульгарна для женщины её положения”, - ехидно добавил внутренний голос Осгарда и был забыт, стоило девушке сесть рядом с будущим супругом и заговорить.
“Чудеса и… что?!”
Говард поперхнулся, отставив на всякий случай в сторону полупустой кубок.
- Что вы, я не держу на вас зла, но кости? Леди, не стоит вам играть, азартные игры не доводят до добра. Одумайтесь, прошу… я ведь всё равно не стану возвращаться в столицу и что либо менять в вашем, да и моём ближайшем будущем, вы же это понимаете? - наполнившийся было неуверенностью, на последних словах его голос вновь обрел былое спокойствие.


Элизабет едва зубами от досады не скрипнула, и, видят боги, огромнейших усилий ей стоило сохранять спокойствие, тогда как этот непрошибаемый мужчина, раз за разом портил её замыслы.
- Если бы я желала вернуться в столицу, стала бы я просить у вас прощения, милорд? - голос звучал тихо, едва слышно, над самым ухом.
Договорив, Элизабет отстранилась, опустила погрустневшие глаза и чуть надула губы, очень надеясь, что не перестаралась, и не выглядит со стороны полной идиоткой. Хотя, нет, идиоткой она себя уже показала… Подобные уловки ей не давались, да и надобности в них ранее не возникало, и Элизабет сама посмеивалась над девушками в замке, что не гнушались подобных методом выманивать у ухажеров сладости и украшения.
- Мне очень скучно и одиноко, а кости бы скрасили наш досуг… это, ведь весело, да?

- Это, конечно, бывает и весело, но… - Говард вздохнул, пытливо глянув на девушку, и понадеялся, что на сей раз пойдя на попятный, хоть немного улучшит меж ними отношение.
“Брак полный ссор, недомолвок и любой, даже самой молчаливой и холодной вражды - не самое, сдается мне, приятное действо. Интересно всё-таки, почему она так быстро изменила свой настрой? Ладно, просто буду внимательнее”
- Ваша взяла, сыграем. Но, надеюсь, это не войдет у вас в привычку. Кости - не женское дело.
Тяжело поднявшись с лавки, Осгард дошел до соседнего стола и молча хлопнул сидевшего за ним рыцаря по плечу. Благо, она с Бенни не первый год знали друг друга и уже вскоре перед Элизабет стоял потертый стаканчик и лежал набор костей. Всё ещё не считая эту задумку хоть сколько-нибудь хорошей, баронет на сей раз сел напротив девушки, стараясь смотреть на её лицо, либо же стол, но никак не на крайне вызывающее декольте.
- Сыграем…


О, Элизабет еле сдерживала коварную улыбку. Нет, ещё рано... Рано… Развязав мешочек и высыпав кости в ладонь, она подняла её и  нарочито медленно, по одному, пересыпала кости в другую руку. Оглядевшись и не без удовольствия отметив, что взгляды присутствующих устремлены на неё - тем лучше, столько свидетелей -  Элизабет обратилась к будущему мужу.
- Ваша ставка одна алая роза, милорд, а моя… - она стыдливо потупилась, и, перекидывая ногу на ногу, вновь, словно бы невзначай, коснулась под столом внутренней стороны мужского бедра. На это раз щеки пылали уже от собственной наглости. - Позволите мне кинуть первой?

“Вот, значит, как?” - мужчина уже с явным трудом сдерживал обуревавшее его удивление, мысленно удивляясь тому, что позволяла себе эта благовоспитанная, на первый взгляд, леди.
- Кгхм, конечно, бросайте, - кивнул баронет, - если вы и правда этого хотите и…
Неожиданно для окружающих, мужчина обернулся и, рявкнул раздраженно.
- Хватит пялиться, заканчивайте есть и по койкам. Или проблем хотите?
На девушку вновь обращен был, вновь наполнившийся удивлением, взгляд.


Кости глухо ухнули в стаканчик. Губы наконец растянулись в довольной улыбке, обнажив зубы и Элизабет нарочито громко объявила:
- Ваша ставка роза, милорд, моя - отсрочка первой брачной ночи сроком на год.
И не дожидаясь ответа, перевернула стакан на стол.
- Отчего вы так удивлены, разве я вам об этом не сказала?  Ох, простите, я иногда так забывчива… - и с этими словами, она подняла руку со стаканом…

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Чт Апр 20 2017, 22:44
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
14


Бросила

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Чт Апр 20 2017, 22:46
Рука судьбы

avatar
Репутация : 3
Очки : 67
 
15


Пользователь 'Элизабет Айрелл' совершил следующее действие: Выброс кубиков


'Кубик на 6' :
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 20 2017, 22:46
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
16


Бросил
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 20 2017, 22:52
Рука судьбы

avatar
Репутация : 3
Очки : 67
 
17


Пользователь 'Говард Осгард' совершил следующее действие: Выброс кубиков


'Кубик на 6' :
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 20 2017, 22:52
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
18


Сказать, что Осгард был удивлен такому повороту событий, значит нагло соврать. Он был в шоке от услышанного настолько, что потерял дар речи, безмолвно взирая на действия леди Айрелл и молясь Богам, на сей раз позабыть о его удачливости в азартных играх. Кости скрылись в потертом стаканчике, встряхнутом раз, другой… в зале повисла тишина, и люди баронета и несколько завсегдатаев с жадным вниманием ожидали, чем же закончится эта игра. Миг, и костяшки, сталкиваясь и дробно постукивая по заляпанной столешнице открыли Говарду далеко не самый лучший из возможных результатов. Мужчина побледнел, чувствуя, как вспотели от волнения его ладони. Казалось бы, с чего ему волноваться? Девушка ведь не выбросила одни единицы, но…
«Боги, впервые я жажду проиграть…»
Но что это, негоже мужчине выказывать страх и ему подобные чувства перед девушкой, пусть и продемонстрировавшей изрядную хитрость, да дурацкими ставками в глупой азартной игре. Нет, сколько бы леди Айрелл не старалась, а ей не лишить своего жениха присутствия духа.
Переведя украдкой дыхание, Говард уже куда более уверенным движением сгреб кости в стаканчик и несколько раз хорошо встряхнул.
- Неплохая попытка, моя леди, - криво усмехнулся он и, не позволяя себе оттягивать неизбежное, выбросил костяшки на стол.
В зале вновь повисла тишина, люди с жадностью всматривались в лица игроков и не могли не заметить, как опустились руки баронета, сползла с его лица даже эта, вымученная ухмылка. Результат стал ясен. Осгард, и прежде известный своей удачливостью в азартных играх, не оплошал на сей раз, выбросив комбинацию куда более привлекательную, нежели у Элизабет. Вот только, на сей раз, выиграв партию, он умудрился проиграть.
«Значит, отсрочка первой брачной ночи, да еще и на год. Проклятье!»
Мужчина прикрыл глаза, глубоко вздохнул, выдохнул и повторил эту нехитрую процедуру. Отчаянно стараясь подавить вспыхнувший в нем гнев, знатно разбавленный разочарованием и острым чувством обманутости, он не обращал внимания ни на что вокруг. Не видел, как расплывшемуся в ехидной усмешке пареньку из Говардова сопровождения верный Бенджамин, сам с трудом сдерживая рвущийся из груди смех, от всей души двинул под дых, не знал, какие чувства в миг её столь удачного поражения, отразились на лице леди Айрелл. Нет, он лишь старался взять клокотавшие в душе эмоции под контроль.
- Значит… - пришлось прокашляться и начать заново, дабы его голос звучал хотя бы с толикой прежней уверенности. – Значит, отсрочка сроком на год. Что ж, моя леди, ваша взяла. Да будет всем известно, что я – человек слова, а посему – клянусь, что оное сдержу.
«Обдурила как последнего деревенского дурачка!», - раздосадовано нахмурился баронет, сгребая кости обратно в мешочек и возвращая его владельцу.
Понимая, что никаких интересных зрелищ более не ожидается, постояльцы вернулись к прерванным разговорам и еде, а расторопный служка, более не откладывая, поставил на стол баронета нехитрый ужин и полный, взамен опустошенного Говардом ранее, кувшин вина.
Жалобно поскрипывали половицы под тяжелыми шагами, направившегося обратно к невесте, баронета. Подойдя к девушке, мужчина вздохнул и, положив руку на её плечо, склонился к самому уху Элизабет.
- Ваша взяла, моя леди, - шепнул он, не скрывая легкого раздражения, тут же сменившегося насмешливыми нотками. – Отсрочка брачной ночи вам будет, но смею вам напомнить… до брачной ночи, и вообще до брака, у нас с вами почти два месяца… два месяца, леди Айрелл…
И, закончив говорить, он легким движением убрал прядь вьющихся волос Элизабет и коснулся губами её ушка.
- Приятного аппетита, моя дорогая, - уже куда веселее хмыкнул он.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 21 2017, 15:07
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
19


О, как же она упивалась этим моментом… Эффектом, что удалось произвести, и ещё более, Элизабет радовалась тому, что все сработало именно так, как она и желала. Даже если бы Говард и проиграл, то все равно, сам факт того, что он попался на её удочку, был неимоверно ей приятен. А уж сейча-ас…
Так ценители редких вин смакуют каждую каплю на языке, наслаждаясь постепенно, нотка за ноткой раскрывающимся букетом и ароматом этого напитка. Любители женского тела с упоением исследуют его и восторгаются им: кто-то предпочитает ощущать под своими пальцами мягкое, податливое тепло и нежную кожу, другие - касаться губами и обжигать разгоряченным дыханием выступающие ключицы, сжимать в крепких пальцах хрупкие запястья, а третьи видят красоту в рассыпанных по телу родинках, милых ямочках и солнечных веснушках…
Каждая едкая усмешка обращенная в их сторону, каждый дрогнувший мускул на лице баронета, удивление на лицах его людей...Все это доставляло Элизабет невероятное удовольствие, и душа её ликовала от восторга. “Не каждый  мужчина,” - думала девушка, - “станет терпеть подобное, и уж теперь, когда он опозорен не только перед своими людьми, но и перед обычными селянами… “
Служанка поставила перед Элизабет блюдо с дымящейся перловой кашей, в которую кухарка мелко настрогала мясо. Одарив подошедшего баронета донельзя надменным взглядом и победной улыбкой, девушка зачерпнула деревянной ложкой кашу и отправила в рот. О, даже это пресная каша показалась ей неимоверно вкусной!
Однако, ликование и эйфория длились совсем недолго…
Легшая на плечо мужская рука заставила Элизабет замереть, а последующие за этим слова, задохнуться от возмущения, и,  отнюдь не в переносном смысле этого слова. Она закашлялась - каша попала не в то горло, судорожно попыталась сделать вдох, одновременно с этим, скидывая с плеча руку опостылевшего баронета. Кто-то вовремя сунул в её разжатую ладонь стакан и Элизабет, не глядя, сделала глоток, следом другой. Потребовалось несколько мгновений, чтобы перестать кашлять, утереть навернувшиеся на глаза слезы, промокнуть губы лежащей на столе тряпицей. И лишь потом, она поднялась, медленно, с гордо поднятой головой. Взглянула на баронета ненавидящим взглядом, в который вложила всю свою ненависть и злость, и только затем, слегка осипшим голосом проговорила:
- И не надейтесь, что я лягу с вами в одну постель. Я не в восторге делить ее с вами в качестве супруги, а уж до брака - тем более. Вы выплатите мне махар, до последней гнутой рыбки, иначе - горько пожалеете.
И все с тем же надменным видом, она взяла со стола краюху чёрного хлеба и кувшин вина, после чего направилась к лестнице, не глядя по сторонам, и стараясь не прислушиваться к раздавшимся за её спиной шепоткам.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пт Апр 21 2017, 17:33
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
20


Совместно с леди Айрелл

Нервы нервами, а об ужине забывать нельзя. Лишь закончив сытную трапезу и утолив жажду неплохим вином, баронет направился наверх, пора было спать, пусть в сон и не клонило. Легко, словно и не трясся он в седле целый день, Говард взлетел на второй этаж и уверенно направился к выделенной ему комнате. Замедлил он свой шаг уже под дверью, одернув одежду и постучав. Сюрприз сюрпризом, а о правилах приличия забывать не стоило. Хотя…
Он ограничился стуком, после чего, не дожидаясь разрешения войти, отворил дверь и прошел в небольшую комнатушку. Огляделся и хмыкнул.
- М-да, хозяин не обманул, комнатка и правда маловата, но что поделать, если проклятая деревенщина решила забить баргестов постоялый двор под завязку.
С этими словами, Осгард вздохнул и, расстегнув пряжку ремня, снял опоясывающую его перевязь с ножнами, осторожно повесив её на вбитый в стену гвоздь.
- Но лучше уж так, чем на улице в такую непогоду, я прав? - добродушно улыбнулся баронет своей невесте.

- Каков нахал!... НАГЛЕЦ!
Элизабет одним движением локтя - руки её были заняты едой и вином - скинула таз и кувшин на пол. И если таз, сделав круг, остановился посредине комнаты целым и невидимым, то жалобно хрустнувший кувшин рассыпался по полу десятком осколков. На освободившийся стол девушка с громким стуком водрузила кувшин с вином. От булки же она со злостью оторвала большой кусок и целиком запихнув в рот, принялась яростно его пережевывать.
“Наглец, нахал, о-о-о, боги, ну за что?! Что я вам сделала?! За что?! Он же непробива-аемый!!! Он же.. Он… Боги!!!”
При этом, девушка нещадно терзала булку на мелкие кусочки и запихивала в рот, не забывая и про вино. Когда от хлеба не осталось ничего кроме мелких крошек на полу - пир для мышей, а вино, кстати, весьма не дурное, было выпито, Элизабет опустилась на кровать и подобрав под себя ноги, подперла кулаками щеки, грустно вздохнула. “Ну, такой же был план, такая идея, а он… он…” Злиться уже не осталось ни сил, ни желания.
Из щели в углу вылезла маленькая мышка, но едва Элизабет успела к ней обратиться, приглашая к столу - указывая гостье на пол усыпанный хлебным крошевом, как после негромкого стука дверь в её комнату распахнулась, пронзительно скрипнув не смазанными петлями. Мышь недовольно пискнула и скрылась в щели.
- Баронет? - моргнув и разглядев незваного гостя выдавила Элизабет. Пламя единственной свечи, стоявшей на подоконнике мелко затрепетало от ворвавшегося в комнату сквозняка.
- Вы… да что… - только и проговорила девушка наблюдая, как по-свойски, совершенно её не стесняясь, мужчина избавляется от одежды.
Наконец Элизабет вышла из ступора - вскочила с кровати и схватилась за пустой кувшин.
- А ну во-он!!! Вон! Что… что вы себе позволяете?!
Это же надо быть таким… таким… Оо-о… у неё не хватало слов чтобы описать этого… этого…
- ВОН!
И над головой баронета просвистел кувшин, с треском расколовшись о стену.

А их беседа столь мирно начиналась, однако закончилась криком и просвистевшим над головой баронета кувшином. Мужчина, аж присев от неожиданности, тихо выругался и поспешил отойти от стены, окидывая пространство вокруг леди Айрелл внимательным взглядом, словно ища очередную угрозу своей жизни.
- Может, хватит кричать? - осторожно начал Говард, примирительно поднимая руки, - этим вы ничего не добьетесь, поверьте. Видите ли…
Проклятая усмешка так и рвалась на волю, прежде холодные серо-голубые глаза Осгарда сверкнули откровенным весельем.
- В общем, я совсем забыл вам сказать, что мест на этом забытом Богами постоялом дворе просто нет. С большим трудом и за немалые деньги мне удалось выторговать у хозяина эту комнатушку, да более, мм, большое помещение для моих людей. Но, у них там тесновато, потому я решил уберечь вас от сомнительного счастья ночевать с этими горе-вояками и поделился своим, так сказать, личным пространством.
Элизабет могла кричать ровно столько, сколько её душе угодно, баронет предпочел не медлить и, после небольшого пояснения, ухватился уже за полы серой, с вышитой на груди бурой совой, котты. Не без труда стащив её, Осгард лишь чертыхнулся, косясь на кольчугу.
- Может, хватит издеваться и…
- Личным?! Ах значит личным?!?
О, нет, это было уже выше её сил, и Элизабет оглянулась в поисках следующего предмета, который, уже совершенно точно, попал бы в цель. - Вон, я сказала! Думаете, я поверю в эту байку после того, что вы сказали мне внизу?! О, клянусь, милорд, если вы сейчас же не покинет эту комнату, Деррик обо всем узнает!

- Леди, - видят Боги, терпение Говарда не было железным, однако памятуя о собственной вине в сложившейся ситуации (нечего было принимать ставку пьяного графа его сестрой, хватило бы и поместья), постарался обойтись с девушкой помягче.
- Итак, повторюсь, все комнаты в этой проклятой дыре заняты. Если не верите - прошу, - он указал рукой на дверь, - можете поискать себе альтернативные покои. И о чём вы вообще толкуете? О чём узнает ваш ненаглядный братец? О том, что я выполняю данное ему слово и оберегаю его сестрицу от перспективы ночевать на улице под дождем, либо же в переполненных комнатах со всяким сбродом? А знаете что, леди Айрелл, - терпение начало испаряться, подобно воде из не плотно закупоренной фляги в очень жаркий день, - я ведь далеко не святоша и могу сорваться. Не доводите баргест знает до чего, а…
И, с этими словами, Осгард занялся кольчугой.
- О!!! Значить меня охраняете?! Меня? Вы?! Да как вы смеете?! И вы, вы… - девушка окончательно задохнулась возмущением. - Чтобы я ночевала с ними?! Вот сами к ним и идите! Я с вами в одной комнате спать не лягу!
- Тогда спите в коридоре, - пожал плечами баронет.
- Сами в нем и спите! Как вам не стыдно, боги! И вы называете себя хорошим мужем?!
Кольчуга со звоном упала на давно не мытый дощатый пол, после чего аккуратно была переложена на спинку колченогого стула.
- Напомнить вам, леди, что мужем я стану лишь через два месяца? Последний раз прошу, не кричите, словно вас режут. Я на вашу невинность не покушаюсь, я просто хочу немного поспать перед завтрашней дорогой, чего и вам советую.
“Боги, да за что?!”
Как же она устала… Целый день пути, да и ссора за ссорой, вымотали Элизабет не только физически, но и морально. Как бы не хотела она расколотить о голову баронета что-нибудь тяжёлое, как не желала выставить вон, сил на дальнейшие препирательства у неё просто не осталось.
- Но, здесь только одна кровать…
На глазах выступили бессильные слезы.
- Что поделать, я не толстый, да и вы не особо пышка. Я бы лег на пол, но паршивцы в этой дыре явно не знают, что такое чистота и порядок. Ладно вам, Элизабет…
Говард впервые назвал девушку просто по имени, пытаясь хотя бы немного достучаться до её разума.
- Хотите, я поклянусь, что вашей чести ничего не угрожает? В моих планах на сегодняшний вечер, точнее уже ночь, нет вашего совращения. И даже более скажу, я не воспользуюсь вашим телом без вашего на то согласия, слово баронета. Правда, ну будьте же человеком, на полу слишком жестко и холодно!

Последняя попытка…
Ещё до того, как мужчина кончил говорить, Элизабет прошла к узкой кровати у стены, скинула с неё на пол покрывало и подушку. В отличии от мужчины, свое нижнее платье Элизабет демонстрировать не собиралась.
- Доброй вам ночи, милорд.
Улеглась прямо на бугристый матрас, поежилась и отвернулась к стене. Одну ладонь девушка подложила под голову, второй одернула подол платья, прикрывая щиколотки.
- Хоть пальцем меня тронете и Деррик вас на куски покромсает. - донесся до слуха баронета тихий голос, в котором, явственно можно было расслышать нотки обиды.

Говард вздохнул, покачал головой. Сложившаяся ситуация его, отчего-то совершенно не радовала. Не прельщала как перспектива спать на грязном полу, пусть и застеленном сомнительной чистоты покрывалом, так и наблюдать за мерзнущей на голом, жестком матрасе девушкой.
-Баргест побери эту шантажистку, - буркнул себе под нос мужчина и, размахнувшись, точным броском отправил подушку в обратный путь.
- Доброй ночи, леди, - куда громче добавил он.
Сон не шел, спать на полу было непривычно и крайне неудобно, но упрямство не позволяло пойти на попятный и покинуть комнатушку.
“Нет”, - решил для себя Осгард, - “пусть привыкает к моему обществу”.
Однако и совсем сволочью быть не хотелось. Промучившись без сна около часа, Говард со вздохом поднялся на ноги и, взяв свою теплую котту, укрыл ею девушку. И, все так же молча, не говоря ни слова, улегся обратно на старую простыню. Это должна была быть долгая ночь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Апр 24 2017, 13:56
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
21


Совместно с Говардом Осгардом


Подушка прилетела Элизабет точно пониже спины и девушка закатила глаза, гневно, с шумом выдохнула воздух через сжатые зубы, пообещав себе, что и за это, баронет тоже в свое время поплатится. Едва она устроилась на кровати, как усталость навалилась на неё всей своей тяжестью. Казалось, от тупой боли ноет каждая частичка её тела. Веки смеживались сами, и девушка, непременно бы провалилась в сон, если бы не озноб. В комнате было более чем прохладно, да и из плохо законопаченного оконца дуло - видимо хозяин заведения надеялся, что постояльцы хорошенько застудятся ночуя в продуваемых комнатах и останутся подольше, а может, руки у него просто были кривые.
В конце концов, Элизабет, которая уже готова была сдаться и пустить баронета на кровать, из расчёта: “двоем нам будет теплее, но это не значит, что я более вас не ненавижу” - собралась было сказать это вслух, как скрипнула половица и баронет накрыл её плечи, как выяснилось позже - коттой. Этот жест немало смутил Элизабет, и она даже пробормотала в ответ нечто благодарное, натягивая ткань до самого кончика носа. И, не прошло и минуты, как девушка заснула…
Пронзительный, душераздирающий вопль разнесшийся после полуночи по постоялому двору, заставил Элизабет - всегда спавшую очень чутко - подпрыгнуть на кровати, и несколько мгновений ошалело таращиться в темноту. Когда же она окончательно проснулась, то расслышала и другие крики, шум и панику за дверью в коридоре. Глаза привыкшие наконец к сумраку комнаты, начало щипать, а воздух… воздух…
Дым!
- Пожар!
Словно бы в подтверждение этой мысли прогремело снизу, из общей залы. А в коридоре то и дело слышались быстрые шаги и причитания, пополам с кашлем и проклятиями.
- Боги, милорд… Говард… мы горим! Она вскочила, кажется, наступила не то на руку баронету, не то на ногу, в темноте, да ещё поддавшись панике, Элизабет было не до разглядывания отдавленных частей горе-жениха, добежала до двери, из-под которой пробивалась тусклая полоска мутного света. Дернула за ручку. Раз, другой… третий…
- Говард!!! - голос её был полон паники и отчаяния.

Баронет вздрогнул, тихо выругался и, подобрав под себя отдавленную беспокойной девушкой руку, перевернулся на бок, сворачиваясь в, увы, на самый маленький клубочек. Вздохнув, мужчина надеялся поспать еще немного, он вновь погрузился в сон.
“Пожар…”, - какое интересное слово… “пож… что?!”
Не успев толком проснуться, Осгард вскочил на ноги, лихорадочно оглядываясь и соображая, а не приснилось ли ему это слова, нет, этот душераздирающий крик. Кажется, все было спокойно, он не видел огня и не слышал треска обваливающихся балок и перекрытий.
-Дурацкая шутка, - проворчал Говард, находя недовольным взглядом леди Айрелл и принюхался.
- Дымом пахнет…
Стараясь не показывать зарождающейся в его душе паники, он быстро пересек небольшую комнатушку, после чего, подергав дверь, мягко отвел Элизабет в сторону, прежде чем с силой ударить в впрямую преграду плечом. Дверь даже не дернулась.
-Не понял...
- Чего вы не поняли? Дверь не открывается!
Не сдержала нервного крика Элизабет.
В свою очередь, она, последовав примеру баронета несколько раз ударила плечом в дверь, после, от души заехав по проклятой преграде ногой.
- Выбейте же её!

-Решили ногу сломать, моя леди? - ехидно прокомментировал попытку девушки пробить преграду баронет, однако и сам, после нескольких попыток, не преуспел.
-Знатно ее заклинило, понять бы от чего…
В комнате стало заметно тяжелее дышать, что не укрылось от мужчины, вновь оглядевшегося в поисках решения, однако… в голове забрезжила смутная идея.
-Окно, - задумчиво произнес он.

- О, спрячьте свое ехидство, милорд, в свою… - вовремя прикусила язык Элизабет потирая ноющее плечо.
- Что окно? - не сразу дошло до неё. А когда дошло… - С ума сошли?! Второй этаж, да вы переломаете ноги!
Но, за неимением иного выхода - по крайней мере, Элизабет никакой альтернативный способ спастись в голову не пришёл - продолжила уже более спокойно:
- Я боюсь прыгать…

-Придется, Элизабет, выхода нет, - мрачно бросил Говард, окидывая девушку критичным взглядом. - Ладно, пролезет. Да и прыгать придется не так высоко. Дайте ка вашу руку…
И, не медля, Осгард накинул на тонкое запястье невесты кожаную петлю, из его, снятого вечером, ремня.
-Доверьтесь мне. Впрочем, у вас нет выбора. Я постараюсь опустить вас как можно ниже, а там.. надеюсь, кто-то из моих людей уже выбрался на улицу.
- Что?... о, нет, нет, и нет!!! Я не полезу первой, ни за что!
Дернулась Элизабет, свободной рукой хватаясь за дверную ручку.
- Не полезу!
-Хватит упрямиться! - терпение баронета было на пределе.
- Нет! Я не собираюсь становиться вдовой, даже не успев побывать женой!

Эти слова лишили Осгарда дара речи. Мужчина красноречиво​ закатил глаза и, ругаясь, словно заправский раубриттер, он сдернул с запястья девушки ремень.
-Просто напомню вам, если я переломаю ноги - вас поймать не смогу. Вы все еще жаждете пропустить меня вперед?
- Ваше тело смягчит моё падение, я в этом уверена... - Элизабет зашлась кашлем.

Говард просто не нашел, что на это ответить. Постояв так с минуту, возмущенно фыркая и мысленно ругаясь, баронет стремительно сорвался с места, рывком распахнул дребезжащее оконце и, обреченно вздохнув, обернулся к девушке.
-А поцелуй для храбрости?

Ответом ему был долгий удушливый кашель вперемешку с обещаниями переломать не только ноги, но и кое-то другое, если он сию же секунду не вылезет в проклятущее окно.

-Вот сверну я себе шею, слезы лить будете вы...
- Да лезьте вы уже! Там грязь по колено, ничего вы не свернете! - поторопила Элизабет баронета.

Говард обреченно вздохнул и, уже не медля, боясь только застрять, выпрыгнул наружу.
Земля приблизилась слишком быстро, ноги отозвались болью, однако баронету удалось перекатиться и подняться. Прихрамывая, мужчина направился обратно к окну, на ходу оглядываясь и встречаясь вопросительным взглядом с выбежавшими под мелкую дождевую сыпь постояльцами. Никто не понимал, что происходит. Однако тянуть было нельзя, он поднял голову к окну, из которого недавно выпрыгнул и крикнул, не скрывая беспокойства.
-Элизабет, прыгайте, я поймаю!

Элизабет подбежала к окну, силясь разглядеть в ночном мраке мужскую фигуру. “Боги, хоть бы действительно не расшибся. - подумала она, но заметила движение в том месте, куда, как ей думалось, упал баронет, и на место страху за жениха, пришёл страх иной…
А что, если баронет её не поймает? Что, если решит отомстить ей за дерзость? Убиться, она конечно не убьется, но распластанная по грязи вздорная девица - чем не месть? О, будь она на его месте, она бы себя в грязюку ещё и носом помакала.
- Сейчас…
Решившись, девушка присела на оконную раму, перекинула одну ногу, за ней вторую, и, дабы не было времени передумать - зажмурилась и прыгнула вниз.

Повезло, что он её вообще заметил, да и додумался подойти ближе к стене постоялого двора. Будь хоть на пару-тройку шагов дальше - точно бы опоздал, объясняй потом этой вздорной девице, что он не специально это устроил. Но, в эту ночь, Боги все-таки оказались милостивы к Говарду. Он успокоился, лишь ощутив, что крепко держит в руках леди Айрелл, и, не отпуская её, сделал несколько шагов назад, отходя от задымленной постройки.


- Поймал… - вырвалось у Элизабет вслух, едва она почувствовала крепкие объятия баронета. Открыв сначала один глаз, а после другой, Элизабет с улыбкой взглянула в лицо своего спасителя.
Благодарные мысли, как и слова, которые уже готовы были сорваться с губ девушки, но тут, она вспомнила, по чьей милости все это и произошло...
- Благодарю вас, милорд, можете меня отпустить. - улыбка исчезла, а голос прозвучал холодно и надменно. На улице кроме них, под мелким, моросящим дождём толпилась ещё куча народу: постояльцы, слуги и служанки постоялого двора, люди баронета, хозяева. Одни причитали, другие ругались, как между собой, так и на хозяина заведения, на что тот, тоже в долгу не оставался. Несмотря на сероватый дым струящийся из окон, двери и щелей, огня видно не было. Как и треска пожираемого им дерева.
- И что нам теперь делать? - девушка зябко дернула плечами. Она стояла босыми ногами прямо в густой грязи, времени найти туфли, да и натянуть их, у неё не оставалось, да, и признаться честно, Элизабет вспомнила о них только сейчас. - Вы эту кашу заварили, милорд, вам её и расхлебывать.
Совесть все же уколола девушку, она прекрасно понимала, что подобное могло произойти и с ней, и с Дерриком во время их ночевок. Выпавший уголек на кухне, не заметившая его кухарка и вот, пожалуйста… Но все же, эта самая обида на то, что она досталась баронету именно как приз, не отпускала Элизабет.
- Мои вещи остались в комнате, мы с вами воняем так… - она замолчала, смахнула с лица дождевые капли. Обхватила себя руками.

Вот уж чего, а столь холодного к себе обращения, Говард точно не ожидал. В глазах баронета на краткий миг вспыхнуло удивление, впрочем, тут же сменившееся раздражением, смешанным с некоторой обидой. Казалось, уж это происшествие должно было заставить девушку мыслить иначе, прекратить обиженно дуться и начать реагировать на все более адекватно, но… чего нет, того нет. Ну, это ее выбор. Не желая вызвать у леди Айрелл очередную вспышку ненависти, Осгард демонстративно отступил от нее на несколько шагов, нахмурился, борясь с желанием согреть девушку.
-Вижу, вы сделали свой выбор, леди Айрелл…
Но в чем-то она была права , надо было действовать.
Уже успев изрядно разозлиться, Говард уверенно направился сквозь толпу, пробиваясь к хозяину задымленного постоялого двора. Лишь подойдя ближе к толстяку, мужчина сгреб его за воротник и развернул лицом к себе и тихо, почти ласково, но сплошь непотребными для записи выражениями потребовал разобраться, что же произошло. Вскоре, навстречу дыму бросились несколько служек, баронет же вернулся к Элизабет.
-Если огня нет, мои люди заберут наши вещи и мы отправляемся, - буркнул он.

Она задела его. Баронет явно обиделся, и этого нельзя было не заметить, только вот, ни радости, ни удовлетворения Элизабет не почувствовала. Ей стало невероятно стыдно. Но почему? Она ведь именно этого и хотела!
- Говард… - она шагнула к мужчине, поскользнулась и дабы не упасть, схватила его за руку, но поймав его взгляд, тут же разжала пальцы. Она намерено подошла ближе, чтобы ни постояльцы, ни слуги баронета ничего не расслышали. - Говард, простите меня. - о, никогда, ещё никогда мольбы о прощении и объяснения не давались ей так трудно! Переступить через свою гордость? Признать, что вела себя как последняя вздорная истеричка? Проиграть? Ему? - Милорд, я должна вас поблагодарить за свое спасение, и я благодарна вам, очень благодарна… Но, Говард… я не могу простить вам, что вы выиграли меня, словно козу или корову, не могу… Я не вещь, пусть и женщина, милорд. Я, я не могу…
Вот и высказала она ему, что было у неё на сердце…

Она, и вдруг просила прощения? Нонсенс! Видимо, дыба надышалась девчушка. Баронет раздраженно заворчал, отводя хмурый взгляд от Элизабет и наблюдая за задымленным постоялым двором. Кажется, пламени и правда нет, как бояться остается лишь дыма, а значит - эту ночь они спать не будут, сразу выдвинутся в путь. Он-то, дурак, ожидал, что будет длинная ночь, но и представить не мог, какой ожидает его день. Только бы погода выровнялась, мало приятного ехать под дождем, даже под подобной, мелкой сыпью.
- Выиграл, да, леди Айрелл, я вас выиграл. И как-то дороговато вы были оценены, если посмотреть. Что корова, что коза стоят куда как меньше и, сдается мне, с них не так много проблем.
Мужчина неторопливо развернулся к девушке, крепко схватил её за плечи и заставил смотреть себе в глаза, говоря подчеркнуто неторопливо, дабы она, наконец, уяснила его мысль.
- Я, леди, выиграл вас в кости. В кости, запомните, а там балом правит лишь случайность! Если я вас выиграл, значит так угодно было Судьбе, Богам, да кому угодно… вы, не дура, и должны однажды осознать всю глупость вашей обиды. Будь вы ставкой на турнире или же в ином состязании, где победа зависит от человека - я бы ни слова не сказал, но тут - хватит. Хватит винить меня в этой проклятой случайности!
С каждым словом Осгард распалялся всё больше и больше.
- Я сам не рад произошедшему, но, видят Боги, не пойду на попятный. А вы, леди Элизабет, решайте, кого вы хотите видеть рядом с собой, чуткого, заботливого и, чем баргесты не шутят, может даже любящего супруга или же искренне ненавидящего вас человека. Мужа или тирана. Всё в этом случае зависит от вас.
Отпустив руки Элизабет, баронет направился к замершим в отдалении людям. Несмотря на сильное задымление, многие постояльцы отваживались проскочить в свои комнаты, тут и там распахивались окна, впуская в помещение чистый воздух.
- Ладно, ребята, - распорядился Говард, - несите-ка наши вещи и седлайте лошадей, мы отправляемся.


Он ушёл, а она, так и осталась стоять под моросящим дождём. Одна. Баронет не заметил её слез, принял их за дождевые капли, струящиеся по лицу вниз, на шею и грудь, а может, и заметил, но ему уже все равно. Жутко…
И ведь только сейчас она поняла, что, что бы она не делала, как бы не портила ему жизнь, он её не отпустит. Но будет жить и ненавидеть её, и брак для них обоих станет Бездной на земле. Глупая, боги… Как же жутко от осознания того, что сама виновна в этом.
Умолять? Просить прощения на коленях? Или молить все забыть? Но такое не забывают… Как теперь смотреть ему в глаза? После всего что сказано и сделано?
Постояв во дворе ещё какое-то время, Элизабет утерла лицо рукавом и пошла к телеге, которую уже выкатили за ворота. Люди баронета сновали туда-сюда, чавкая ногами по жирной грязи, недовольно ворча и поминая хозяина постоялого двора, а также всю его родню до двенадцатого колена. Самого Говарда видно не было, чему девушка была только рада. Не обращая внимания на слуг, она вскарабкалась на телегу, развязала один из тюков, и порывшись в нем, достала зимний, тёплый, подбитый лисьим мехом плащ. Завернулась в него и села, приткнувшись меж сундуков. Зевнула. Она спряталась в телеге не только потому, что надеялась согреться и подремать - учитывая тряску, вряд ли ей это удастся. Элизабет не хотелось видеть Говарда. Стыд пожирал её заживо, и ещё одного его взгляда, она бы не перенесла. На вопрос, кажется, Бенжамина, что делать с Эноком, девушка только отмахнулась, плотнее укутываясь в плащ и поджимая босые ноги. Как быть, и что делать дальше, Элизабет не знала…

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пн Апр 24 2017, 13:58
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
22


Казалось, Богам наскучило небольшое действо, называемое «Веселой семейкой Осгард - Айрелл», по крайней мере, с той самой ночи, как люди баронета покинули злополучный постоялый двор, их дорога была на удивление скучной. Лошади, знай себе, рысили по непросохшему после сошедшего снега тракту, однообразно поскрипывала повозка, нагруженная скарбом Элизабет, Говард молчал, а его люди, раз за разом пересказывали одни и те же шуточки. Идиллия. Да и погода несказанно радовала умеренной прохладой, подчас сменяющейся пригревающим солнцем, и совершеннейшим отсутствием дождей. Мимо отряда проплывали чернеющие освободившейся от снежных оков землей поля, маленькие сонные деревушки и далеко на горизонте вырисовывающиеся силуэты замков. Навстречу то и дело попадались груженые товарами, либо же наоборот порожние повозки, пеший люд, готовый взяться за любую работу, да одинокие верховые, стремительным вихрем проносящиеся по своим таинственным делам.
Ланс был всё ближе, а с ним и родное баронство, привычная атмосфера согласия и уюта, вот только тревожило баронета обозримое будущее. Как примет его семья решение жениться на сестре графа Вудвилл? Как отнесется к этому отец, явно имевший на первенца свои планы? А, главное, одобрит ли этот странный союз сюзерен Осгардов?
Часы складывались в дни, а с лица Говарда не сходила ставшая ему привычной хмурость, да только фигура леди Айрелл если и была её причиной, то весьма и весьма косвенной. Гнедой Лорд, прекрасно выезженный пятилеток, без помощи и направляющей руки хозяина легко находил нужную дорогу, не отвлекая его излишним блужданием или храпом не по делу, но если бы все были столь же покладисты, как и его конь…
«Интересно, сможет ли она, наконец, смириться с неизбежностью своего будущего и принять меня? Или и правда надеется, что я пойду на попятный? Нонсенс! Никогда я не отступлюсь и не возьму назад данное мною же слово! Нет, девчонка вернется к брату лишь вдовой. Хотя, жалко её, конечно. Такой удар, против воли, как какую-то вещь. Однако дела это не меняет, отступать я не собираюсь. Ей придется смириться, а мне… баргест побери её хитрость, мне придется овладеть ею за те два месяца, что остались до брака и, если смилостивятся боги, обеспечить себе ребёнка»
Не раз и не два поглядывал баронет задумчиво на свою невесту, однако в разговор с ней вступать не спешил, если и перекидываясь иной раз несколькими фразами, то весьма короткими и строго по делу. Нужно было думать, с какой стороны подъехать к упрямице и стоит ли вообще брать инициативу в свои руки, а не надеяться, что всё образуется само собой. Да и приглядывать за беспокойной невестой нужно было, баргест его знает, что она может учудить. По крайней мере, свою хитрость она уже успела доказать. Однако, четвертый день в пути, дом далеко, внимание постепенно притуплялось...
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Апр 25 2017, 22:18
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
23


Если вначале пути Элизабет не разговаривала с баронетом исключительно из-за задетой гордости и обиды, то после короткой ночной перепалки во дворе постоялого двора, старалась поменьше попадаться ему на глаза и заговаривать с ним из-за пожирающего её стыда.
Говард от неё не откажется, он явно дал это понять, даже после того, как она унизила его перед его же людьми. А такое обычно не прощают, по крайней мере, так считала и думала Элизабет. И каждый раз встречаясь с хмурым взглядом баронета, она с содроганием представляла себе их совместную жизнь, пусть он и говорил что-то о том, что может стать любящим мужем, если она, Элизабет одумается. Ну, вот она одумалась, перестала ему дерзить, хамить и что? Все тот хмурый взгляд и ледяной тон. Хвала богам, что он хоть слово свое держит и не трогает её…
К концу четвертого дня стало ясно, что до деревеньки, расположенной за раскинувшимся перед путниками лесом, до темноты не добраться. Не то они заплутали - дорога странно петляла, и Элизабет несколько раз казалось, что они уже проезжали это дерево или мимо это куста, напоминающего формой человека - не то рассчитывали все же преодолеть лес засветло, но переоценили силы и скорость верных скакунов, да ещё и телега, явно замедляла движение, но когда солнце скрылось за макушками высоких сосен, и начало смеркаться, все поняли что ночевать придётся в лесу.
Подыскав подходящую поляну, слуги быстро разбили лагерь, и пока они натягивали палатки и разжигали костёр, Элизабет бродила по самому краю поляны. Досаду свою девушка срывала на шишках, что валялись здесь в изобилии, безжалостно запинывая их подальше в кусты, а когда это ей надоело, просто-напросто уселась на пенек.
- И все же, хорош жених… муж. Ходит хмурый, того и гляди, брови на носу сойдутся. Что ты думаешь? - пожаловалась девушка высунувшему нос из-под куста ёжику.
Но тот разговор не поддержал и фыркнув потопал дальше. Недалеко шумела речушка, небольшая, всего локтя три в ширину. Но от неё всё равно тянуло холодом и сыростью. Так что Элизабет мерзла, куталась в плащ, но с места не сходила. Она там им мешаться будет, да и лишний раз видеть баронета с его кислой миной ей тоже не особенно приятно. Да и одной побыть хотелось. Теперь-то, она никогда одна не будет...
Когда спустя какое-то время палатки были расставлены, суета улеглась, а огонь разожгли и подвесили над ним на треноге котёл с крупой, залив её водой - из того самого ручейка, Элизабет, порядком замерзшая и усталая, наконец встала с пенька и направилась к костру, стараясь не глядеть на баронета и его людей. Села поближе к огню и протянула к нему ладони. Тепло пламени приятно щекотало кожу, и совсем скоро девушка разомлела.
“Может быть, все само образуется? Да и плевать мне на этот выигрыш, если так посмотреть. Если уже все равно за него замуж выходить, брачная ночь эта треклятая, может, его и смягчит. Пожалуй, что так и поступлю.” - размышляла Элизабет, и лёгкая улыбка коснулась её губ - вот оно, решение. Она подняла колени, обхватила их руками. Глаза сами закрывались, есть не хотелось, так что она решилась нарушить молчание.
- В моей палатке, кроме меня больше спать никто не будет, надеюсь?
Не обращаясь собственно, ни к кому конкретно громко спросила Элизабет, не открывая глаз, положив голову на колени.
- Я хочу отправиться спать.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Ср Апр 26 2017, 21:28
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
24


Ночь медленно, но верно вступала в свои права. Наспех разбитый лагерь постепенно затихал, пламя костра весело потрескивало под котелком, из которого вот-вот должны были донестись пленительные ароматы готовящегося ужина. Сопровождавшие баронета люди, привычные к походной жизни, разлеглись кто где, лениво перекидываясь ничего не значащими фразочками и сальными шуточками, тут и там тишину нарушали взрывы приглушенного смеха.
- И чего хмуриться? – насмешливо фыркнул над ухом присевшего у костра Осгарда его верный друг и охранник. – Погода хорошая, не так уж и холодно, дождя нет, ветра. А впереди – дом и свадьба…
- Бенни, и чего тебе неймется? – в голосе Говарда прозвучало едва заметное раздражение. – Ты хоть понимаешь, что мы знатно так выбиваемся из графика? Проклятая телега едва ползет по непросохшей дороге и ладно еще, пока она ни разу не сломалась. Да здесь ось сломать – проще простого, легче, разве что, завязнуть в грязи!
Не сдержавшись, баронет в порыве чувств ударил кулаком по земле.
- Ты знаешь, как я не люблю опаздывать, а тут всё словно на зло делается. Но, с другой стороны, если темп увеличим – точно лишимся этой рухляди со скарбом. Проклятье…
- Идет, - прервал друга верный Бенджамин, кивая на появившуюся на поляне девушку. Он не знал, предназначены ли слова Осгарда и для леди Айрелл, а потому решил подстраховаться.
- Вижу…
В голосе Говарда не было слышно и намека на радость, лишь прозвучала легкая досада, тут же скрытая за показным безразличием. Девчонка, конечно притихла, но отсутствие колкостей с её стороны было заменено демонстративным нежеланием попадаться баронету на глаза. Да она его игнорировала, мерзавка! Но, только послушайте, не выдержала молчания, хотя и продолжает делать вид, что его тут нет!
- О, леди, вы столь жаждете уединения? – выдохнул, недовольно, мужчина. – Мне казалось, вы и так его хлебнули изрядно, весь вечер молчали и прятались.
Наверное, стоило бы промолчать, махнуть на её поведение рукой, да и своё дурное настроение не демонстрировать, но…
- Раз так мечтаете поспать, да еще и в гордом одиночестве, то можете отправляться в палатку, - с наигранным презрением бросил он, - вас никто держать не собирается. Право слово, лучше потратить время на ужин в теплой компании, нежели ощущать бурлящую в вас ненависть.
Сказал, и тут же замолчал, осознавая, что словами своими может довести девушку до слез.
«Как знать, может она и правда попыталась измениться? Может это её молчание, на самом деле, наполнено чем-то иным, нежели презрением и ненавистью? Боги, как же трудно с женщинами!»
Осгард устало вздохнул, задумчиво потер обросшую жесткой щетиной челюсть, но не нашел в себе сил извиниться перед Элизабет за собственную грубость. Хотя стоило бы, ой как стоило. Она ведь здесь совсем одна, в окружении незнакомых ей людей, да еще и все более отдаляется от дома и семьи, ради совсем не желанного для неё брака с незнакомцем, который только и норовит, что ужалить её посильнее. Нет, нельзя так… но как же трудно признать свою неправоту или же вовремя смолчать.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 28 2017, 22:10
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
25


Первую реплику будущего мужа, Элизабет с достоинством проигнорировала. Ну, почти - про себя, она ему рожу скорчила, и не одну.
“Жажду? О, конечно, жажду! А что он себе думает? Как к нему подступиться, если он сам молчит? О… Элизабет, я могу быть тираном, а могу вас полюбить… Ну, и? Ни слова ему плохого ещё не сказала, а он… Терпение, Элизабет, терпение...”
А вот дальше, Элизабет, несмотря на все свои недавние общения и мысли, на сделанные выводы, сдержаться не смогла. Она резко вскинула голову, и смерила будущего мужа, на редкость ласковым взглядом. Однако, улыбка, появившаяся на её лице, больше походила на гримасу отвращения.
- О, милый мой Говард, что же… - она выдержала паузу. Медленно поднялась на ноги, оправила подол платья. Позволила себе потратить несколько мгновений, чтобы убрать с него мелкие веточки и налипший мох. И, лишь сделав шаг к палатке -  к одной из  стоящих в разнобой на поляне - повернулась к баронету. - Эту ненависть вы будете видеть каждый день… Каждый… багрестов… день… пока смерть, нас не разлучит…
Элизабет излишне манерно присела в реверансе, низко склонила голову в уважительном поклоне.
- Желаю вам приятных снов, дорогой Говард. - все тем же приторным голосом произнесла девушка и направилась к палатке под треск горящих поленьев и веток.
Да, баронет оказался прав. Ненависть… она в ней бурлила, затмевая рассудок...

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Сб Апр 29 2017, 12:49
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
26


Значит, эта нахалка решила обратить против него, Говарда Осгарда, его же слова? Вот значит как, значит – ненависть? Значит, война?! Сон, ставший было одолевать мужчину, мгновенно испарился. Кулаки сжались сами собой, брови вновь нахмурились, однако голос остался на редкость спокоен, что лишь выдавало охватившую баронета злость.
- Вижу, леди, вы более чем уверены в собственных силах, - бросил он в спину удаляющейся гордячки. – Ну что ж, вы правы, каждый день, Элизабет, каждый день. И не надейтесь, что я сломаюсь или дам слабину.
В душе Говарда, полыхающей от злости, возникло было желание подняться на ноги и направиться за леди Айрелл, дабы окончательно вывести её из себя, доказать неведомо кому из них непонятно что, но остатки разума, по счастью, воспротивились. Вместо этого, мужчина поудобнее уселся у костра и втянул носом аппетитный запах готовящегося ужина. Трапеза, всё-таки оказалась для него предпочтительнее. А вот потом, на сытый желудок, можно будет вернуться к их, с новой силой вспыхнувшему конфликту.
Уже изрядно стемнело, ночь полностью вступила в свои права, когда баронет, довольно вздохнув, поднялся на ноги и, потянувшись, огляделся. Верный Бенджамин выставлял часовых, остальные расползались по палаткам или же предпочитали досиживать у огня. Крайне мирная картина не нарушалась ничем и наводила на куда более спокойные мысли, и если бы не засевшая в сознании острой иглой улыбка Элизабет, полная к нему презрения, Говард бы пошел на попятный и даже принес бы её ужин в палатку. Но нет. Эта девчонка сумела задеть его за живое, а значит, поблажки ей давать не следовало. Значит, он должен был сломать её волю к борьбе. Только так, не иначе.
Он зевнул, ещё раз оглядел лагерь и, успокоенный, что всё идет по плану, пусть и подстроенному под отставание от графика, направился к избранной леди Айрелл палатке. Что поделать, хоть он и обещал не овладеть девушкой без её на то согласия, но ей придется привыкнуть к его обществу. Теперь выбора у неё уж нет. Рывком откинув полог, запустив тем самым в палатку холодный ночной воздух, он нагло устроился рядом с девушкой, властно её приобняв и недобро усмехнулся.
- Надеюсь, вы успели насладиться одиночеством, моя дорогая Лиззи, более его вам не видать… - и, в довершение сказанного, наклонился к девушке, нагло её целуя.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 29 2017, 15:13
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
27


Устроившись на мягком покрывале, натянув второе до самого носа, Элизабет, ещё какое-то время лежала без сна. Она все подогревала своей гнев, подкармливала его воспоминаниями о ночи, проведённой в таверне, нелестными словами, сказанными в её адрес и взглядами. “Ну ничего,” - думала она - “ ты у меня ещё попляшешь… Будет тебе ненависть!”
О, как же сладко было продумывать едкие диалоги, новые колкости и сравнения! Элизабет ехидно упивалась своим мыслям, потирая руки в предвкушении новых пакостей, и, за всем этим, не заметила, как уснула.
Холодок пробежавший по оголенной до самого колена ноге, заставил девушку недовольно заворчать и повернуться на бок. Рука попыталась нащупать край покрывала, но нащупала…
А потом…
- Вы!!! - вне себя от ярости вскричала ошеломленная подобной наглостью Элизабет, отпихивая от себя слюнявое лицо баронета. - Да… да как вы смеете! О, Деррик, я все ему расскажу!!! Убирайтесь!
И она принялась выпутываться из покрывала, пиная баронета ногами.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Вс Апр 30 2017, 21:16
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
28


*Совместно с леди Айрелл

Это было бы по настоящему смешно, если бы на деле не было столь грустно. Именно грустно, иначе Говард сложившуюся ситуацию воспринять не мог. Душа его разрывалась между желанием окружить леди Айрелл заботой, достойной его, пусть в будущем, но всё-таки супруги, и чем-то иным, куда более темным и далеким от человеколюбия. Другая часть его сознания жаждала расплаты за тот позор, на который его обрекла нахалка. И не перед кем-то, но перед верными спутниками Осгарда и просто подвернувшимися путниками. Быть может, стоило бы первым пойти на мировую и избежать дальнейшего развития конфликта, но и показать девушке, что с баронетом шутки плохи, всё-таки стоило.
- И что же вы расскажете вашему ненаглядному братцу? - недобро усмехнулся мужчина, хоть и знал, что в полутемной палатке разглядеть его усмешку будет не так уж просто. - И хватит кричать, словно вас невинности лишают. Заметьте, я свое слово держу, однако оно не спасает вас от моего общества. Вы должны…
Он прервался, привстав и использовав покрывало, в которое прежде куталась девушка, против неё же, обернув Элизабет тканью, он постарался лишить невесту возможности двигаться.
- ...должны привыкнуть ко мне. Альтернативы нет. С каждым днем пути вы всё ближе к Лансу и всё дальше от ненаглядного братца. И только я, запомните, только я теперь могу уберечь вас от невзгод незнакомого мира. Так что лучше бы вам… проклятье! - сдавленно охнул баронет, когда весьма чувствительный тычок девичьего колена прилетел ему в бедро. - Лучше не злите меня! - уже чувствуя подступающую вновь злость, закончил он.

- Расскажу как вы со мной обращаетесь! - бросила Элизабет в лицо баронета, скинув наконец с себя покрывало и отползая в угол палатки.
Деррика она упоминала лишь из желания припугнуть жениха, прекрасно осознавая, что, если она расскажет брату о том, почему с ней так поступают, ей достанется ещё и от него. В столице Деррик дал ей понять, что она теперь принадлежит Говарду Осгарду, и то, как он, Говард, с ней обращается, более не его забота. Нет, конечно, если бы баронет избил Элизабет или морил голодом, то брат вмешался бы без всяких сомнений, но он не бил… “Я могу быть тираном, или же любящим супругом, вам выбирать…” Ей?! Как?! Как если она молчит, а он все равно ходит надутый! И она опять виновата?!
- Поселить меня со слугами, а самому в комнате спать?! Я вам не собака! Я ваша невеста! Невеста! Слышите, вы… нет… не-ет! - она не слушала его, кричала перебивая, дав волю всему накопившемуся гневу, пока он не скрутил её, хоть она и отбивалась.
Но даже лёжа под ним, скованная покрывалом, Элизабет умудрилась ощутимо заехать мужчине в область паха. О, его сдавленный возглас доставил ей неимоверное удовлетворение. И лицо её исказил победный оскал. Нет… он её просто так не получит! И она обидно расхохоталась. Громко, искренне.
- Злить? Вас? И что вы сделаете? - издевку в голосе девушка даже не пыталась скрыть. - Проиграете меня? Пожалуйста, может быть, на этот раз, мне попадается настоящий мужчина! Не можете усмирить одну единственную девушку! Кто вы после этого?!
И она вновь попыталась достать коленом до его слабого места.
- Зарраза… - на том слова закончились, баронет задохнулся от боли и удивления, не самого приятного, от поступка леди Айрелл. Он поспешил отпустить сдерживающее девушку покрывало, интересуясь более обороной своего личного пространства, нежели вновь задумываясь о пленении девушки.
- … это было… подло! - выдавил Осгард, оставляя Элизабет в покое и усаживаясь у полотняной стенки палатки. - Не проиграю я… вас… можете даже не мечтать. Нет. И причём тут вы и слуги? Кто вас со слугами селил то? А отпускать я вас от себя точно не намерен. Теперь уж никаких, фахан вас побери, поблажек.

Победа, боги, одна единственная, маленькая победа!
- Ну и что же вы мне сделаете?! Поблажки?! А они были?!
Раскрасневшаяся от борьбы девушка поспешила, в свою очередь отползти к противоположному краю палатки.
- Я не боюсь вас, Говард.

- А мне и не надо, что бы вы меня боялись, - поморщился мужчина, сдерживая желание потереть место подлого удара. - Видят Боги, я относиться к вам теплее, но этот тон, этот взгляд… леди, вы хоть понимаете, что сами перечеркиваете всё моё желание стать хоть немного более человечным по отношению к вам? Значит так…
Осгард задумчиво пригладил волосы, приходя к вполне определенному решению, после чего хмыкнул, явно приходя к заключению и поспешил его озвучить.
- Вы, леди, слишком многое себе позволяете. И я настоятельно советую вам, засуньте свой гонор себе, кгхм… поглубже, если же что-то не нравится - проваливайте. Держать не буду, сами же приползете. Лес - он такой, особенно ночной и незнакомый, излишнюю спесь вышибает на раз.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 03 2017, 22:15
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
29


Забившись в угол, тяжело дыша, девушка смотрела на мужчину - его тёмный силуэт был едва различим во тьме палатки - который, должен был стать ей мужем. Он её отпустил, она его достала, что ж, он получил то, что заслужил!
- Это мне-то спрятать свой гонор? Мне? Да после таверны я вам и слова дурного не сказала! Молчала как рыба. А вы? “Я могу быть хорошим мужем”, - передразнила девушка Говарда - сказали вы тогда. И я молчала, и не пыталась убежать, хотя, видят боги, мне очень этого хотелось.
Кап… кап… стучали дождевые капли по палатке. Дождь только начинался.
- А что же делали вы?  Ах, точно… Смотрели на меня волком! Какая женщина захочет подчиняться такому как вы? Я уйду. Даже в этом треклятом лесу в компании медведей и ежей, мне будет гораздо уютнее и спокойнее, нежели с вами.
И, не дожидаясь ответа, схватив покрывало в охапку, Элизабет на четвереньках поползла к выходу из палатки, поборов желание, ещё раз хорошенько пнуть баронета.
Люди его успели соорудить над костром навес, так что огонь, все также весело потрескивал ветками посреди поляны. Рядом с ним, спиной к девушке, сидели трое мужчин, не то дозорных, не то ночных выпивох. Элизабет плотно закуталась в покрывало и огляделась, решая, в какую сторону ей идти. Шмыгнув носом и поежившись, она потопала к пеньку, на котором сидела вечером, а, вернее к кустам за ним.
- Что он себе думает? - бормотала она, продираясь сквозь плотные заросли чего-то колючего, то и дело спотыкаясь о узловатые корни деревьев. - Хочет тепла, улыбок? А сам глядит так, точно гадюку увидел. А я, может… ай… может, я тоже бы ему улыбнулась бы, и обняла, и на кровать пустила, не смотри он на меня так… а-ай…
На этот раз равновесие удержать не удалось и девушка упала на засыпанную старыми иголками землю. Мокрую землю. Дождь усилился, но было ещё терпимо, да и Элизабет не обращала на него внимания, негодуя на баронета.
- Стать более к вам человечным… Лжец. Лжец и лгун несчастный…
Медленно, но верно, она все дальше удалялась от лагеря в глубь леса, к болотам.
- Вот пропаду… - продолжала рассуждать девушка - и… тогда его Деррик достанет. Или заболею… ох… - она громко чихнула, натянула покрывало на голову, почти до самых бровей.
Свисающий конец его, то и дело цеплялся за шершавые стволы и ветви, и Элизабет приходилось отцеплять его, да ещё и дождь, теперь лил, почти как из ведра, сплошным потоком, эдак, они на той поляне застрянут, с телегой-то. Ну и поделом…
Она все брела и брела, гнев и обида потихоньку сошли на нет, но теперь, уже из гордости, которой, у Элизабет, несомненно было в избытке, она не желала поворачивать обратно. Да, и отбросив ту самую гордость… девушка просто не нашла бы обратную дорогу. Она столько раз падала и петляла, что даже при дневном свете, вряд ли бы самостоятельно вернулась в лагерь.
В туфлях хлюпало, под ногами чавкало, платье и покрывало можно было выжимать, так что когда Элизабет набрела на перекошенную избушку, она не раздумывая забралась внутрь. Дверь оказалась открыта, внутри пахло сырость и затхлостью. Доски под ногами негостеприимно поскрипывали, пищала в углу вспугнутая нежданной гостьей мышь. Едва глаза привыкли к темноте, девушка смогла различать стол у окна, и кровать, у противоположной стены.
- Хва-ала бога-ам… - простонала продрогшая до костей Элизабет скидывая с себя покрывало и вешая его на спинку кровати. На другой она развесила платье и камизу, и юкрнула в чем мать родила под меховое колкое одеяло . Да, оно кололось, но гре-ело… И, не прошло и нескольких минут, как девушка уже спала крепким сном, совсем не подозревая, что прошла по узенькой тропке  аккурат по болоту, и что выбраться отсюда, ей удастся, ох, как не скоро.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Чт Май 04 2017, 09:40
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
30


Вот и всё, вроде и сказаны эти, далеко не самые приятные слова, но почему-то не полегчало на душе. Лишь тошно стало, словно совершил он нечто совсем уж непотребное. А что сказал-то? Да правду ведь, по сути, и…
«Ой, дурак!»
Лишь только хлопнул, как показалось баронету, весьма злобно, полог палатки, да затихли в шуме усиливающегося дождя шаги девушки, как Говард, застонав, схватился за голову.
«И что же я натворил?!»
Замечательная вышла беседа, просто слов не оставалось. Сначала упрямое «не отпущу», и следом же за ним «проваливайте, если так хотите». Да, просто замечательный ей муженёк достался, сначала обещал стать поддержкой и опорой, а после, благополучно о том забыв, дал волю своему дурному настроению и обрёк Элизабет…
- Какой же я мерзавец, она же заблудится! Охх…
От осознания всей тяжести своего поступка на душе стало удивительно мерзко, захотелось не просто выпить, дабы заглушить неприятный говор совести, но как следует надраться, дабы забыть всё. Пусть ненадолго, но всё-таки провалиться в беспамятство, блаженное неведение, желанную пустоту. Он уже ощущал во рту столь желанный пожар после крепчайшего алкоголя (знал прекрасно, у кого из сопровождавших его людей был припасен на черный день самогон) и, в то же время, порывался броситься за леди Айрелл, желая вернуть её обратно. Однако сколь бы не было сильно желание спасти Элизабет от блуждания в ночном, явно незнакомом ей лесу, но трезвое сознание успешно осаживало этот порыв, осознавая всю безнадежность и, главное, опасность этой затеи. Посидев немного в палатке, словно бы упиваясь осознанием всей тяжести содеянного, Осгард, наконец, выбрался под усиливающийся дождь и направился к навесу, под которым были сложены вещи путников. Совсем скоро в горле полыхнуло пламя и разум, как и хотелось, поплыл, увлекая за собой обычную Говардову осторожность и накопившееся за время, проведенное рядом с Элизабет, раздражение.
Баронет не мог точно сказать, сколько времени прошло с безрассудного побега его невесты, как и сколько самогона он успел принять на грудь, однако будучи пьяным, а от того напрочь лишенным какого бы то ни было самоконтроля, он, наконец, решился действовать. Дождь, казалось, лишь усиливался с каждой минутой, однако это не остановило Осгарда. Опоясавшись, да закрепив на перевязи ножны с мечом, накинув на плечи теплый плащ и тут же скинув его, мужчина, чуть пошатываясь, однако ловко избегая внимания сгрудившихся у костра часовых, спешно покинул лагерь. Жаль, конечно, что дождь успел смыть все, оставленные девушкой следы, но он ведь помнил направление! Кажется… по крайней мере слышал… наверно. Проклятье…
Тут бы отступить, дождаться пока наладится погода, да взойдет солнце и уже при свете дня начинать куда более организованные поиски, но растравленное алкоголем чувство вины лишь подстегивало Говарда к пусть необдуманным, но всё-таки действиям. Он упрямо шагал, слегка покачиваясь, по первой попавшейся на глаза тропинке, бурча себе под нос ругательства, причудливо чередующиеся с полными искреннего раскаяния словами, ругался и вновь извинялся, лишь мимоходом отмечая направление, но не думая даже оставлять хоть каких-то отметок.
«Ай, вот найду её, взвалю на плечо и обратно, по своим же следам… следам? А дождь? Ох, баргест побери эту погоду!»
Говард не знал, как далеко успел отойти от лагеря, однако решился всё-таки вооружиться засапожным ножом и, продолжил свой путь, уже полосуя стволы сгущающихся вокруг него деревьев. Куда он шел – баронет не знал, верно ли выбрал направление – не ведал. Лишь раз, как показалось мужчине, он заметил лоскут, кажется, принадлежащий прежде покрывало его невесты, но полной уверенности не было.
«И куда я иду?», - размышлял набравшийся горе-жених, тут же переключаясь на иные мысли. «Вот найду её, и-извинюсь, упаду на колени и…»
Проклятый корень, возникший словно бы из ниоткуда, ловко обвился вокруг его сапога. Рывок, и Осгард, выронив от неожиданности нож, которым отмечал дорогу, ругаясь, рухнул на землю. Не тут то было, видимо он уже успел сойти с тропинки, единственной, что вилась перед ним (или единственной, что он видел?), а потому руки баронета не почувствовали земли, зато лицо обожгла ледяная вода.
Трезвость вернулась слишком быстро, а вслед за ней пришел и страх. Барахтаясь, чувствуя, как в легкие проникает затхлая болотная вода, мужчина извивался ужом, в жалкой надежде выбраться на сушу, глотнуть воздуха, вновь ощутить под ногами твердую землю. Паника затопила сознание баронета, едва ли не простившегося с жизнью, когда Боги, если это были они, смилостивились над Говардом. Рывок, и он смог-таки вздохнуть полной грудью, тут же закашлявшись и отползая подальше от коварной топи. Ногу обожгла боль, пришлось остановиться и, дрожащими руками, сдернуть затянувшуюся на сапоге петлю.
«Боги! Только бы она не утопла! О, будьте же милостивы, уберегите Элизабет от этой участи! Прошу!»
На смену пьяной храбрости пришла полная страха трезвость, а за ней и холод, пробирающий до костей. Стуча зубами от холода, совсем уж упавший духом, горе-спаситель не без труда поднялся на ноги и, совершенно позабыв про потерянный нож, похромал вперед. Нужно было выбираться с этого болота и лишь потом, уже спокойно и без паники обдумывать сложившуюся ситуацию.
Осгард не знал, сколько брел, повесив голову, по едва заметной тропке, вьющейся подле самой топи. Однако, землю ещё устилал мрак, когда он не без удивления отметил, что вышел на твердую землю и едва ли не уткнулся в покосившееся деревянное строение.
«Избушка? Но откуда? Ай, не важно! Люди!»
Однако, сил врываться не было, он просто отворил, как оказалось, не запертую дверь и, оставив льющий с прежней силой дождь на улице, вошел.
Глаза, привычные к мраку, быстро различили и стол, и кровать, и…
- Элизабет? – неуверенно выдохнул горе-жених, скорее надеясь на это, нежели и правда узнавая в свернувшейся под одеялом фигурке свою невесту. Надо было проверить, но… силы покинули баронета, по стене сползшего на грязный пол и, тут же, провалившегося в глубокий, лишенный сновидений полу-обморок, полу-сон.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 04 2017, 11:43
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
31


Совместно с Говардом Осгардом

Вода стекавшая с платья, камизы и покрывала образовала вокруг кровати изрядную лужу, в ней плавали травинки и прочий мусор, каким был устлан пол избушки. В ней да-авно никто не жил. Стол и подоконники, как, впрочем, и все поверхности покрывал немаленький слой пыли, да и перед тем, как лечь спать, Элизабет несколько раз пришлось встряхнуть одеяло, из которого она вытряхнула не только пыль, но и изрядное количество ворсинок и, кажется, дохлую мышь, шлепнувшуюся под стол.
Толстое меховое одеяло грело, и нипочем была девушке непогода, царившая за окном. Впрочем, под утро он, если и не прекратился, то сплошной стеной лить перестал, и размеренное его постукивание в окна и по крыше, снова и снова убаюкивало, то и дело просыпавшуюся Элизабет.
Ей снился лес. Тёмный, зловещий в своей тишине. Огромные, казавшиеся живыми деревья, тянули к ней свои кривые ветви, норовя ухватить за платье и за волосы, и ей приходилось от них уворачиваться, оглядываться по сторонам. Куда она шла, зачем - девушка не ведала, но одна единственная мысль вертелась в её голове, заставляя её упрямо идти вперёд, продираясь сквозь шипастые кустарники, отводя от лица и груди ветви, сдирая ладони в кровь. “Вперёд. Он там, он один, вперёд, вперёд, иначе, он умрёт!” И она шла, пока…
- Элизабет.
Громко вскрикнув, Элизабет подскочила в кровати, ошалело озираясь по сторонам, и далеко не сразу заметила на полу тело.
Сердце её колотилось точно сумасшедшее, в ушах звенело, и только когда девушка поняла, наконец, что все это не сон - пришлось пощипать себя за запястье, а потом, для верности и за ногу - что нет никаких деревьев, а она вовсе не в лесу, а сидит на кровати, под одеялом, только тогда… Стоп…
Она увидела его…
На полу у двери, освещенный тусклой полосой света сочившегося сквозь пыльное окно, лежал мужчина. Знакомый ей мужчина.
- Говард, что… - только и смогла выдохнуть девушка, поспешно откидывая колючее одеяло… нет… оборачиваясь… нет…
Плюнув на все, Элизабет вскочила с постели в чем была, едва не навернувшись на мокром полу, не глядя подхватила с кроватной спинки камизу и накинув её - ещё влажную, в два шага оказалась у тела Говарда. “Боги, боги милостивые, да что это? Что он здесь делает? Как он меня нашёл? Что с ним?!” Сколько вопросов...
Злость, ярость и обида, гордость - все что она чувствовала, находясь рядом с ним ранее, Элизабет не испытывала к нему сейчас, глядя в его бледное лицо - рассвет медленно, но верно отвоевывал небосклон, и из чёрного, небо сделалось серовато-голубым, все ещё затянутым набухшими дождевыми тучами - и осознавая, что он пошёл за ней. Один, по ночному лесу…
- Говард, боги… что с вами.
Опустилась на колени, прямо на грязный и мокрый пол, тронула лоб и щеки баронета - ледяные, но он дышал, она видела, дышал!
“Хвала богам!”
Девушка потрясла мужчину, сначала легонько, потом сильнее, настырнее, и... разрыдалась на его груди, обнимая за плечи.
Что же она за идиотка?! Он ведь никогда ей зла и не желал! И в таверне первую спасти хотел, и поговорить пришёл! А она… гордячка! Боги, он ведь за ней пошёл, искал её по такому дождю и нашёл!
Всхлипнула, горько и протяжно, отрывая заплаканное лицо от мокрой груди жениха. Мокрый, холодный и такой беспомощный лежал он на полу этой избушки, в забытом богами лесу…
- Говард… простите-е меня… простите, прости-ите…

Изрядно вымотавшись за одну короткую ночь, наполненную переживаниями, стрессом, забегом по пересеченной местности, Осгард и не заметил, как уснул, быстрее, даже чем зад его коснулся грязного пола забытой Богами хижины, вот только поспать ему, предсказуемо, не дали. Сколь быстро он уснул, столь же быстро и проснулся, ещё не проснувшимся сознанием разбирая не без труда чьи-то всхлипы и голос, знакомый, женский… значит, он не ошибся.
- Элизабет? - сонно пробормотал баронет, не без труда разлепляя глаза. - Это вы… вы чего? Ээй, зачем слезы то лить? Да не злюсь я, что вы… сам виноват. Это, кгхм, - поздно отступать, раз уж говорить начал, - в общем, это вы меня простите. Сам дурак, - неловко закончил мужчина, осторожно, успокаивающе поглаживая девушку по голове.

Она льнула к его груди, пытаясь привести в чувства, растеребила завязки на рубашке и крючки котты, и сама уже успела изрядно замерзнуть сидя раздетой, в одной влажной камизе на полу. Элизабет кляла себя за свое поведение, и, когда мужчина пошевелился, издала пронзительный крик, обнимая его за шею изо всех сил вначале от бесконечной радости, а потом… потом ей захотелось его придушить. Элизабет думала, что он лежит на полу оттого, что вымотавшись после долгих и усердных поисков, он попросту потерял сознание, а он - спал! Спал!!!
- Вы-ы!
Она резко отстранилась от жениха, задыхаясь, нет, уже не от радости.
- Я думала… вы… а вы?! О-о-о… матерь-Амата, Говард!
Скинула его руку со своей головы. О, как она злилась!
- Вы…! - бессильно сжала кулаки и закрыла глаза, шумно вдыхая воздух, в носу защекотало, и она чихнула.
Громко, смачно. Хвала богам, прикрыть лицо успела. И смешно и грустно. Что же она за человек такой… и Элизабет снова расплакалась, пряча лицо в ладонях. Гадкой она себя чувствовала, недостойной этого мужчины.

- Ну вот, опять то злитесь, то плачете. Вы, леди, всегда такая эмоциональная или это я вас провоцирую? - усмехнулся слабо баронет, вновь притягивая девушку к себе и обнимая, однако слегка, давая возможность отстраниться, если будет на то желание. - Я, может, мириться пришел, чуть Богам душу не отдал по дороге, а вы…
“Правда не стоит ей говорить, что предварительно я надрался как свинья, опять...”
- Будьте здоровы, моя леди.

Она прижалась к нему, и заплакала ещё горше. Не злится, он на неё не злится. “Зла-а-ая боги-и, какая же я дрянь…” Корила себя девушка, чувствуя на своих плечах и спине руки баронета. Он здесь, он рядом, он её нашёл…
Лишь, выплакав все до последней слезинки, собравшись с духом, девушка подняла на жениха красные от слез глаза. Медленно, осторожно, точно опасаясь того, что мужчина отстранится, провела по его щеке и скуле пальцами. Муж. Этот мужчина станет её мужем, а она его женой.
- Поцелуйте меня, Говард. Поцелуйте. - последнее слово она прошептала, подаваясь вперёд.



___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Чт Май 04 2017, 18:39
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
32


* Совместно с леди Айрелл

Кто бы мог подумать, что обернётся всё именно так, а не иначе. Что они, после всех этих ссор и недомолвок будут сидеть в затерянной на болотах хижине, мокрые, продрогшие и вновь пытающиеся найти общий язык. Хотя, как знать, быть может искомое было куда ближе, нежели думали молодые люди.
В ответ на слова девушки, Говард лишь вскинул брови, не скрывая своего удивления и некоторой опаски. Что это, ловушка? Где подвох? А может, она ещё не проснулась или просто находится под впечатлением от его, весьма неожиданного, надо заметить, появления? Или правда говорит искренне, без задней мысли?
Проклятье, как же трудно с этими женщинами!
- Леди Айрелл, Элизабет… ай, к баргестам!
Баронет отмел все снедающие его сомнения, подумать можно и после, а пока - нужно пользоваться моментом и настроением невесты. Мало ли, может отказ лишь расстроит с таким трудом сложившееся между ними перемирие.  Нет, всё-таки надо действовать.
Мужчина осторожно привлек её к себе, легко касаясь губами её губ, внимательно наблюдая за реакцией, но не получая оплеухи и, продолжая поцелуй, но уже более настойчивый.
- Только не плачьте, хорошо? - улыбнулся устало Осгард и вновь, не дожидаясь ответа, приник к столь желанным губам. Его руки, меж тем, неторопливо скользили по телу девушки, скрытому влажной камизой, не переходя за грань дозволенного, но принимаясь изучать в будущем должное принадлежать ему тело.
- Замерзли? Может, лучше будет, если вы вернетесь в постель?
Хотелось, ой как хотелось вместо “Вы” сказать “Мы вернемся”, но нежелание вновь получить в ответ агрессию по прежнему было сильно.

- Я хочу стать вашей, Говард, сегодня, здесь и сейчас… плевать мне на выигрыш…
Вот и все, что смогла прошептать Элизабет, опьяненная их поцелуем, опьяненная счастьем. Приникая к таким желанным губам, крепче стискивая в пальцах ворот его рубашки.

- Желание дамы - закон, - в голосе баронета еще слышались отголоски прежнего удивления, недоверия и даже опаски, но кто он такой, чтобы отказывать своей почти супруге в столь кгхм, невинном желании. Но, меньше слов, как говаривал его учитель фехтования, мечи наголо и…
- Только не на полу, - отрезал мужчина, мягко отстраняя Элизабет и поднимаясь на ноги. Однако её он не отпустил, но по всем законам жанра, собравшись с духом и наскоро помолившись Богам, мысленно, разумеется, рывком поднял её на руки. И устоял, с чем себя тут же поздравил. По счастью, старая кровать, прежде занимаемая леди Айрелл, оказалась сравнительно недалеко. И дело было не в весе Осгардовой невесты, вовсе нет! Скорее в его непривычке носить на руках чужое тело.
- Во всём, леди, важен комфорт. Хоть в народе и говорят, что с милым и в шалаше рай, но страдать потом из-за простуды или заноз - увольте.
Кровать тихо скрипнула, принимая на себя вес Элизабет, а следом и нависшего над ней баронета. Губы Говарда вновь нашли её губы, однако быстро прервали этот поцелуй, скользнули по её тонкой шейке, ниже, к ключице, обжигая нежную кожу озябшей девушки горячим дыханием. Долгие прелюдии - несомненно здорово, но для тела не измотанного дальней дорогой, да и липнущая к телу холодная одежда, не успевшая просохнуть после проливного дождя и купания в болоте не способствовала продолжению. Вновь запечатлев на губах Элизабет поцелуй, на сей раз извиняющийся, баронет отстранился от неё. Избавиться от перевязи с ножнами - пол беды, кряхтя, мужчина стянул с себя заметно потяжелевшую от влаги котту, недолго повоевал с ремешками и, со звоном, скинул на грязный дощатый пол кольчугу. Прохлада, царившая в доме, неприятно резанула тело, легко проникая сквозь штаны и тонкую рубаху.
- Прошу простить за задержку, моя леди, - игриво куснул баронет ушко невесты, - теперь я полностью в вашем распоряжении. И вы в моём…
Она явно сделала свой выбор, и кто такой Говард, чтоб пытаться его изменить?
Одна рука баронета скользнула по телу леди Айрелл, неторопливо, изучающе, тогда как вторую он завел за голову девушки, осторожно ложась на бок, подле неё. Говорят, грудь девушки можно назвать идеальной, если та умещается в ладони её избранника. Что ж, в этом случае на Элизабет ему указали сами Боги.
Глухо билось его сердце, разгоняя кровь по озябшему телу, легко скользила рука с приятных глазу и не только возвышенностей, соскальзывая к равнине её соблазнительного животика, который так и просил покрыть его поцелуями. Ладонь мужчины скользнула ниже, к бедру Элизабет, проникла под камизу, слегка поглаживая и замирая.
- Ещё есть шанс отступить. Не хочу, чтобы вы потом жалели о содеянном, - шепнул он на ушко невесте, хоть и жаждал продолжать начатое.

Она молча притянула его к себе. Она не отступит, теперь уже нет. Она сдалась ему… проиграла, но выиграла гораздо больше.

- Понял, молчу…
Он вновь коснулся губ Элизабет, уже куда увереннее, требовательнее, слегка оцарапывая нежную кожу девушки жесткой щетиной, рукою же приподнимая подол камизы, изучающе скользя к груди и вниз. Раздвинув бедра девушки, не прерывая надолго поцелуя, Осгард поспешил освободиться от мешающих штанов, и осторожно, боясь причинить невесте излишнюю боль (хотя и сомневался, что она прежде не знала мужчин, в её-то возрасте...) овладел девушкой. Видят Боги, он не желал останавливаться и сдерживать себя, жаждал брать её сильнее, дабы не оставалось более сомнений, кому она теперь принадлежит, но он на миг, всё же замер, коснулся губами её уха.
- Моя…
И лишь после, увереннее, пусть и по прежнему неторопливо, покинул её лоно, дабы вновь овладеть им, уже не останавливаясь на ненужные слова. Дыхание сбилось, однако же желание лишь росло, он всё более проявлял нетерпение, с трудом сдерживая некоторую жесткость, овладевая ей быстрее, едва ли не всем весом прижимая к чудом не разваливающейся постели. Боясь причинить боль, но не желая останавливаться. Отныне, эта девушка принадлежала ему одному, иначе теперь быть не могло. Теперь Элизабет уж точно могла не надеяться на свободу и возвращение к брату и… Осгард резко выдохнул, едва ли не порыкивая от удовольствия… придется ей смириться с новой жизнью. С новой ролью. Его. Он завел за голову девушки её руки, крепко прижимая их к изголовью старой кровати, другой же рукой скользнул к её ягодице, слегка сжимая, стремясь более сблизиться с девушкой.
“И всё-таки”, - малькнула в голове шальная мысль, - “эти препирательства и ссоры стоило перетерпеть...”
Глухо, в избытке чувств, баронет охнул и, запечатлел на губах Элизабет долгий, благодарный поцелуй.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 04 2017, 20:05
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
33


Вовсе не так представляла себе Элизабет первую её ночь с мужчиной. Ну, во-первых, этот мужчина вовсе ей не муж, пока ещё. Во-вторых все должно было произойти уж точно не на рассохшейся от старости кровати, в избушке посреди леса окруженной зловонным болотом. А в-третьих… да какая к фахану драному разница?! Он пришёл за ней, он нашёл её! Её, строптивицу и гордячку он не бросил в этом лесу, промокший и уставший, он не злился на неё за вспышки гнева.
Пожалуй, в тот самый миг Элизабет и поняла, что этот мужчина, самый достойный из всех, за кого её вообще могли выдать. И принадлежать ему, это единственное, чего она хотела. Сейчас и навсегда…
Обвила руками его шею и плечи, прижимаясь к нему сильнее, желая чувствовать, как бьётся его сердце. Не желая больше отпускать. Никогда-никогда. И даже боль не испугала её, когда он овладел ей, пусть так. Она теперь женщина. Его женщина. И боль эта - малая цена.
- Твоя… - прошептала Элизабет в ответ, прикрывая глаза.
Его.
Навсегда.
Руки её скользили по его спине, впиваясь в кожу, когда он в очередной раз овладевал ей. Дыхание, жаркое их дыхание перемежалось со сладостными стонами.
- Твоя… - повторила Элизабет, когда он до боли сжал её кожу, отвел руки.
Она сама хотела стать ещё ближе к нему, ощущать его властные прикосновения, требовательные поцелуи, и горячее дыхание на влажной, теперь уже от пота коже. Раствориться в нем, отдать всю себя этому мужчине.
Элизабет абсолютно не знала, что же она должна делать, и должна ли вообще, но отчего-то, губы её сами находили его, руки обнимали его плечи и талию, ногти оставляли на спине красные полосы, а ноги её обвивали его бедра, сильнее, крепче.
Первая их ночь, а сколько ещё будет? Эта мысль опьяняла не хуже страстных, даже, наверное, грубоватых поцелуев, не хуже его разгоряченных стонов…
- Твоя… - прошептала ему на ухо, когда он лёг рядом, обессиленный, такой родной.
Глухо охнув от боли, она повернулась на бок, к нему лицом, потянулась и поцеловала в лоб. Говорить ничего не хотелось, да и не моглось, она тоже устала, пусть и не было, пожалуй, в этот момент в мире никого счастливее неё, но она устала. Прикрыла глаза, прижалась к мужской груди и провалилась в глубокий сон.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пт Май 05 2017, 12:10
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
34


Нет ничего лучше крепкого сна, разве что сон с осознанием вполне заслуженной победы в некоем противостоянии. И именно с успокоенной душой, осознавая, что победа над строптивицей всё-таки досталась ему, пусть и ценой немалых нервов, молодой баронет и изволил почивать на старой, скрипучей кровати, стоявшей в забытой Богами и людьми избушке в глубине болот. Одной рукой прижимая к себе столь же крепко спящую невесту, свесив другую к грязному полу, Говард не замечал бега времени, не видел сновидений и не задумывался даже о необходимости возвращаться к покинутому лагерю, где бы тот не находился. Время шло…
Уже давно перевалило за полдень, начавшийся с вечера дождь, наконец, прекратился, а легкий весенний ветер растянул нависшие над пресыщенной влагой землей темные тучи. Выглянуло солнце, окружавший болото старый лес вновь наполнился звуками бурлящей жизни. Пели, радуясь теплу, птицы, бежали по одним им известным делам звери, тихо переговариваясь, шелестели ещё голыми ветвями деревья. Природа пробуждалась, радовалась жизни, и только в забытом людьми урочище, где царил извечный мрак и холод, поблескивало горящими ненавистью глазами злобное нечто. Вдали от наполненного покоем и сном старого домика тревожно закричали, а после и вовсе замолкли птицы. С Востока ощутимо потянуло холодом.
Луч вечернего солнца, словно бы играючи, проник сквозь грязное оконце, затянутое бычьим пузырём, скользнул по глазам мирно спящего баронета и пустился в пляс, выхватывая всё новые свидетельства внезапного вторжения незваных гостей в это, прежде заброшенное место. Покосившийся стол, стоящий у противоположной стены, по-прежнему был затянут пылью, старой паутиной густо оплетен подсвечник с позабытым в нем огарком свечи, с потемневшей от времени потолочной балки свисал, уныло покачиваясь на сквозняке, обрывок веревки, невесть для чего к ней прикрепленный. На старой печи, закопченной до черноты, сиротливо покоились ножны с мечом, рядом, на прогнившем полу, позвякивала брошенная кольчуга, мешая выбраться из своих недр забравшейся туда мыши. Мирная картина, да только и ей вскоре пришел конец. Прежде спавший на кровати мужчина зашевелился, тихо ворча и морщась от боли в затекшем теле.
- Ох, проклятье, - выдохнул Говард, с трудом приоткрыв один глаз и уныло обведя им попавшее в поле зрения убранство домика. – Угораздило же…
Всё также, не открывая второго глаза, он покосился на прижавшуюся к его груди девушку, продолжавшую крепко спать и набираться сил, после чего не смог сдержать улыбки. Обычно суровый, не в пример своим более открытым и легким в общении братьям, Осгард меж тем понимал, что эта девица, его невеста, сотворила почти невозможное, заставив его поймать себя на удивительном для Говарда умилении от спящей рядом, такой хрупкой и нуждающейся в защите Элизабет. Однако, сколь бы хорошо и приятно не было для мужчины это, ранее незнакомое чувство, но пробудившееся сознание уже вовсю подстегивало тело к действию.
Осторожно, стремясь не нарушить чужого покоя, он покинул всхлипнувшую от облегчения старую кровать и, наспех натянув брошенные на спинку кровати штаны, да сунув ноги в сапоги, баронет поспешил покинуть приютившую их избушку. Вышел на свет и, тут же сощурился, ожидая, пока глаза привыкнут к солнцу. Вокруг их скромного пристанища, куда ни глянь, тянулось болото, местами переходящее в настоящую топь, окаймленное густым, явно древним лесом. От избушки к кромке деревьев вела, петляя среди кустов брусники, зарослей осока и «окон» чистой, прозрачной воды, едва заметная глазу тропка. Вот она пробежала полпути до лесной границы, а после разветвилась, разбежалась в разные стороны. И каждое ответвление от тропки выглядело столь надежно, что Говарда, невольно, взял страх. Он знал, пусть и не лично, сколько бед таит в себе болото и поражался, как ловко удалось им с леди Айрелл избежать опасности и потонуть в трясине.
- Великий Торн, - выдохнул Осгард, оглядываясь, - это ли не чудо, что мы ещё живы…
Однако мысли мыслями, а тело жаждало действий, хоть и болело после ночного забега и утренних утех. Но в голове прояснилось и, одним движением стянув пропитавшуюся потом рубаху, мужчина направился к ближайшему «окну». По-видимому, здесь некогда жил умный человек, поставивший мостки, что позволяли подойти к самой воде и не увязнуть в ложно-надежных берегах, да сгинуть в топи. Мостки, за много лет прогнили, но баронету удалось добраться до воды и, наскоро ополоснув рубаху, обтереть грудь и спину влажной тканью. Вновь сполоснув уже давно не чистую ткань, Говард накинул рубаху сушиться на ветру, на ветхий столбик, обозначавший конец безопасной рукотворной тропы и, потянувшись, замер без движения, наслаждаясь покоем, царившим в этом безлюдном месте.
Близился вечер.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Май 08 2017, 17:44
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
35


Босые ступни ступали по рассохшимся, поросшим мхом доскам, не издавав ни единого звука. Ни скрипа, ни плеска или чавканья. Она приблизилась к мужчине, и протянув к нему бледные руки, обняла за талию и коснулась губами его обнаженной кожи на шее, где пульсировала голубовая жилка.
Глухой скрип дверных петель разбудил Элизабет, и зевая, она приподнялась на локтях под жалобный стон кровати. Говарда рядом не было.
“Неужели мне все приснилось?” - подумала девушка и попыталась сесть, откинув покрывало. А нет… не приснилось. Улыбка озарила лицо Элизабет, и она коснулась кончиками пальцев припухших губ, провела по ним, вспоминая утро, поцелуи Говарда и то, что за этим произошло. Она его. Она принадлежит этому мужчине. Её супругу. Однако, где же он?
В комнате баронета не было, а его половина постели уже успела остыть.
Ушёл?  
Элизабет накрыла паника. А что, если это его месть? Если он нашёл её, совратил, и ушел, оставив помирать в этом лесу? Вполне себе здравая мысль, если подумать. Отомстить за все разом. А Деррику потом скажет, что она сама в лес удрала, и кроме платья разодранного, они ничего и не нашли. Поспешно спустив ноги с кровати, пошарила ими по полу, но туфли оказались ещё влажными и как была, босая, в одной камизе, Элизабет подбежала к двери, не без опаски дергая ручку.
- Мать моя Амата… - невольно вырвалось у девушки. Она ошалело глядела на топи, через которые ей, а после и Говарду, удалось ночью, каким-то неведомым чудом пробраться к этой избушке не утонув. “Как?!” Этот вопрос навсегда останется для Элизабет загадкой.
Лес. Болота окружал частый, тёмный лес, и девушка даже не могла сказать, с какой стороны пришла. Ох… мимо проскакала лягушка, тяжело плюхая толстым брюхом о мокрую траву. Элизабет задумчиво проследила за ней взглядом, пока та не скрылась в трясине. "Сколько ещё этих гадов здесь водится?"
- Говард. - она заметила баронета, одиноко стоящего у небольшого водоема. Так странно было видеть его здесь, посреди болота, посреди этого леса.
Такой чужой, и вместе с этим родной.
- А я бы осталась здесь, знаешь… - прошептала Элизабет, касаясь спины баронета губами, покрывая их лёгкими, невесомыми, словно бабочки поцелуями. - Правда я не умею готовить.
Она улыбнулась и уткнулась лбом в его плечо.
- Ты не злишься на меня?

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пн Май 08 2017, 21:00
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
36


Нет оправдания собственному легкомыслию, даже если на этом разнесчастном болоте вас лишь двое и спутник ваш – хрупкая девушка, да не посторонняя, уже невеста. Да Говард таковое и не искал, слишком глубоко уйдя в собственные мысли и созерцание открывшихся ему мирных картин, и не заслышав приближение к нему леди Айрелл. Лишь когда почувствовал легкие, почти невесомые поцелуи на своей спине, да заслышал собственное имя, то повел себя неподобающе, а именно вздрогнул и ощутимо напрягся, не сразу признавая Элизабет.
- Злюсь на вас? За что? – в голосе баронета явственно слышалось недоумение, впрочем, достаточно быстро сменившееся легкой досадой на самого себя. – Ах, да, вы не умеете готовить. Что поделать, если мы не сумеем найти дороги к лагерю, но в процессе не потонем в болоте, то придется научиться. Как и мне – охотиться и рыбачить подручными средствами.
Привычное спокойствие, столь потрепанное общением с выигранной им девушкой всего за несколько дней совместного путешествия вновь, пусть и неспешно, но возвращалось к мужчине. Уже не смущал его открывшийся глазам пейзаж и казавшееся почти безвыходным положение, лишь несколько беспокоили дальнейшие шаги и всё нараставшее чувство голода.
- Но мы, я надеюсь, выберемся отсюда, - уверенно закончил Осгард, разворачиваясь, наконец, к девушке и непривычно мягко ей улыбаясь.
Странные дела творились со старшим сыном и наследником барона, прежде слывшим человеком суровым, извечно чем-то недовольным и не сказать, что злым, но недобрым – уж точно.
Странные дела творились в старом урочище, откуда ворча, но подмечая всё близившееся к закату солнце, выползало пусть не столь древнее, но всё-таки зло. Голодное. Учуявшее невдалеке свежую, живую кровь.
- Вот что, - постарался собраться с мыслями баронет, - идёмте в дом, не хватало ещё застудиться, в одной камизе среди болот бегая. Ну, марш, марш…
Мягко положив руки на плечи Элизабет, он осторожно развернул девушку к хлипкому строению и, шутя, легонько шлепнул пониже спины, дабы она, наконец, пошла в указанном направлении. Сам же, не медля, двинулся следом, позабыв про непросохшую ещё рубаху, одиноко висевшую на покосившемся столбике. Но, почуяв неладное, на миг замер и оглянулся в недоумении, не понимая причины возникшей неожиданно тревоги. Открывшийся его взору унылый пейзаж был не изменен, вот только смолкли птицы, да мелкие жители болот. Притихли, словно в ожидании грозы. И в этой тишине, из покинутого недавно домика, донеслось до слуха молодых людей унылое поскрипывание старой веревки.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 12 2017, 15:17
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
37


Отчего-то сладко щемило сердце, и на душе было так хорошо, так светло, что девушка, невольно заулыбалась баронету в ответ. Возможно ли влюбиться в того, кого ещё несколько часов назад ненавидела всем сердцем, или Элизабет только казалось, что она ненавидит этого мужчину?
Такой смешной, и мило нелепый в одних штанах и сапогах - девушка представила Говарда с самодельным трехзубым гарпуном в одной руке и связкой зелёных лягушек, или мелкой серебристой рыбы в другой. Она хотела было заявить, что ей совсем не холодно и хочется ещё немного побыть здесь, погулять по мосткам, но Говард её опередил.
- Руки прочь!  - вскрикнула оборачиваясь Элизабет и рассмеялась, прикрывая ладонями шлепнутое место.
Она прошла с десяток шагов прежде, чем осознала, что Говард не идёт за ней. На притихших птиц, девушка тоже не обратила внимания, занятая своими мыслями. Она уже успела представить, как сложится их с баронетом жизнь, скольких детей она ему подарит, какие имена им выберет, и, что непременно, придётся по душе его семье, впрочем, даже если нет - не страшно. Наверное.
- Говард, а как зовут… - Элизабет хотела поинтересоваться, как зовут его отца, и вообще, много ли у него братьев и сестер, но замолчала и какое-то время, молча наблюдала за тем, как Говард вглядывается куда-то в гущу леса.
- Вы там кого-то заметили? Нас ищут? - она развернулась, хлюпая грязной жижей под босыми ногами, сделала шаг навстречу. И тут до её слуха донеслось едва слышное, противное, мерное не то поскрипывание, не то хруст. Такой звук издаёт натянутая до предела веревка. Но так громко?
“Веревка?”
Элизабет обернулась к дому, потом снова посмотрела на жениха.
- Говард! - окликнула девушка. - Там кто-то есть!
И не дожидаясь баронета направилась к избушке. Кто-то из людей Говарда набрел на одинокий домишко, а если и не он, то, наверное, это хозяин дома. А уж он, точно им поможет выбраться и найти дорогу назад. Так рассуждала Элизабет, но подойдя к порогу, протянув руку к двери, она, отчего-то, отдернула ладонь, не решаясь дернуть за ручку.
- Говард?  - прошептала девушка. Ни шагов, ни человеческого голоса, ни скрипа половиц. Ничего. Только противный скрип доносился из избушки.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Вс Май 14 2017, 19:19
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
38


Сумерки медленно, но неуклонно завладевали бренной землей, поднимая над водной гладью и во влажных от недавнего дождя впадинах, да урочищах холодный белесый туман. Дневной свет угасал, более не обжигая пылающие ненавистью и жаждой крови глаза. Живительная влага приятно холодила избавляющуюся от короткой жесткой шерсти кожу, что с каждым мигом становилась всё более гладкой, обретая мерзкий «человечий» оттенок. Потухал неуклонно алеющий в глубине глаз блеск ненависти, сменяясь теплым ореховым оттенком, разбавленным лишь таинственными искорками чего-то иного, далекого от привычного бытия. Стремительно проносились темнеющие стволы старых деревьев, тут и там сверкающих свежими, мерзким человечишкой нанесенными ранами. Приятно хлюпала, принимая его немалый вес влажная земля, даруя силу и опьяняя ароматами пробуждающейся жизни. Но что это? Он замер, уподобившись на миг скрытой в тени бездвижной коряге, принюхиваясь и оглядываясь подозрительно, что-то было иначе, заметно диссонируя с привычным ландшафтом. Миг, и внимательный взгляд уловил едва скрытый в жирной черной грязи холодный блеск. Сталь. Их сталь. Он бросился вперед и, не прошло минуты, как длинные сильные пальцы жадно оплели затертую рукоять, вытягивая добычу из объятий ненасытной земли. Короткий, остро заточенный кинжал притягивал своей простотой и изяществом форм, угрозой, что была в нем сокрыта. Этот человечий коготь – добрая находка и отличное подспорье, если он хочет вновь насладиться ароматом и вкусом живой, трепещущей от страха плоти. Но, время не ждет, и он вновь продолжает свой бег, меняясь неуловимо, но столь же стремительно. Вскоре, на фоне закатного неба уже видна темнеющая избушка, давняя крепь его старого врага.

Голос леди Айрелл доносился словно бы издалека, отчаянно пытаясь пробиться сквозь обострившиеся до предела инстинкты баронета, хором стенающие о близости некоей опасности, без сомнения смертельной. Но лес был внешне тих и не показывал угрозы. Боги, уберегите от зла их заблудшие во тьме души…
- А? Что? Кого? – недоумение явственно прозвучало в голосе вынырнувшего из собственных мыслей мужчины, попытавшегося сходу ухватить протянутую ему нить мысли молодой невесты, но терпя в том начинании фиаско. – Увидел? Нет, боюсь, что никого, только лес и болото стали словно бы тише. Знаете, как перед грозой.
Говард неловко улыбнулся, стараясь скрыть терзающую его тревогу, и обернулся. Но увидел перед собой не лицо Элизабет, но пустоту, девушка уже была у единственной двери в их временное, внешне столь ненадежное пристанище. Застыла подле потемневших от времени досок, жадно вслушиваясь в доносящиеся из хибары звуки.
«Быть беде…»
Мотнув головой, словно в попытке отогнать промелькнувшую против его воли, не самую приятную мысль, Осгард широкими, куда более уверенными шагами двинулся к замершей у двери Элизабет. Подойдя же, положил руки ей на плечи и, мягко приобняв девушку, отвел в сторону. Теперь уже и он отчетливо слышал этот противный, немного даже пугающий скрип. Приложив палец к губам, тем самым призывая леди Айрелл к молчанию, он еще раз обратился в слух, пытаясь уловить еще хоть что-то, кроме столь раздражающего и даже пугающего его звука. Ничего.
Нахмурившись, Говард вновь убедился, что Элизабет отошла на некоторое расстояние и лишь после этого, собравшись с духом, рывком распахнул дверь, вихрем влетая в единственную, затянутую пылью комнатку.

- Раас побери, - воскликнул Осгард, не веря своим глазам. – Элизабет, - крикнул он, - оставайтесь пока на улице! Проклятье, где мой нож…?
Баронет огляделся в поисках хотя бы какого-то, пусть самого колченогого стула, но не найдя искомого, как и утерянного еще ночью, во время забега по темному лесу, ножа, лишь махнул рукой и, опасливо обойдя туго натянутую веревку, свисавшую с потолочной балки, выхватил из ножен меч.

Из домика раздался скрип и кряхтение, мужчина не без труда подтащил к центру комнаты тяжелый, однако не внушающий доверия стол и, взгромоздившись на шатающийся предмет мебели, осторожно перерезал веревку, придерживая её конец.
- Откуда же ты взялся? – пробормотал себе под нос наследник Ланских Сов, оглядываясь и отмечая, что добавившийся к первому обрубок веревки, свисающий с балки, совершенно избушку не красит. – Ну-ка, приятель, полежи смирно.
Полуистлевшее, изрядно подъеденное мышами тело шлепнулось на пол, тогда как баронет, отчаянно рискуя, подпрыгнул и ухватился за покрытый пылью и засохшими мышиными испражнениями толстый брус. Подтянулся, морщась от посыпавшегося на лицо мелкого сора, но сумел-таки взгромоздиться под самым потолком, усаживаясь на удивительно крепкое дерево, да оглядываясь.
Судя по всему, их висельник прежде лежал на потолочной балке, но каким-то неясным образом слетел со своего насеста, повиснув на крепкой пеньковой веревке, и столь пугающе поскрипывая. Но зачем он забрался сюда, да еще и обвязался веревкой вокруг груди, когда вешаются обычно за шею? Вот это было непонятно. Озадаченно почесав заросший жесткой щетиной подбородок, баронет лишь пожал плечами и спустился на стол, с которого уже спрыгнул на пол, отряхивая от пыли и налипшего сора руки, плечи и грудь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Май 19 2017, 16:07
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
39


Элизабет проводила жениха обеспокоенным взглядом, и хотела было  двинуться следом за ним, но его приглушенный крик заставил девушку замереть на месте. Голос у баронета был явно встревоженный. Скрип, кряхтение потом глухой удар об пол. Все это время Элизабет разрывалась между порывом ворваться в избушку и посмотреть, что же там происходит, и между непонятным, необъяснимым, скорее даже интуитивным страхом. Ей хотелось убежать от этого домика, как можно дальше, подальше от этого болота и леса.
Вроде и бояться нечего, ничего ведь не произошло, а мороз по коже пробежал. Может быть Говард там крысу заметил и думает, что она её испугается? Или может быть змею. Вот змею, да, змею бы она испугалась, однако, что же тогда такое тяжёлое он передвигал и что упало на пол? Не сам ли баронет?
Маленькими шажками, ступая на цыпочках по мокрой траве, Элизабет подошла к двери. Помедлила, собираясь с духом, сделала шаг - оказывась в дверном проёме и…
Завизжала не своим голосом.
“Покойник! Мать же ж фаханову за пятки!”
Разглядеть труп особенно девушка и не успела, но ей хватило и одного лица с отсутствующими глазами и погрызенным носом.
- Фу-у… Ааа - она трясла руками, точно они были в чем-то испачканы.
А она там спала! Спала на постели, проходила под… балкой! Противно, ох, как же гадко…
- Ии… - девушка закрыла глаза, она все ещё едва ли не скакала вокруг избушки. По коже бегали мурашки, но уже не от страха, а от брезгливости, да и подташнивало Элизабет тоже знатно. Она так была занята своими мыслями, что оступилась и коротко взвизгнув, полетела в одно из чистых озерец, или, лучше наверное будет назвать их лужами. Выбралась из нее девушка мокрая с головы до ног.
- Говард! С меня хватит! - прокричала Элизабет снимая с себя налипшие кусочки мха. Вода оказалась неожиданно ледяной и её начало трясти от холода. - Собираемся и уходим! Хоть куда, мне все равно! Тут,  - Она ткнула пальцем в избушку, - я не останусь ни минуты!
Она шмыгнула носом, косясь на жениха и проследовала в избушку. У самого входа закрыла глаза, попыталась войти наощупь, но это ей сделать не удалось. Девушка не слабо приложилась лбом о дверной косяк, и костеря труп всеми известными ей ругательствами, приокрыв один глаз, она все же вошла внутрь. Подбежала к кровати, схватила в охапку обувь и платье с плащом,  и беззвучно вопя, выскочила наружу.
Кто этот мужчина или женщина, как он там оказался и почему в таком случае виде, Элизабет узнать конечно же хотелось, но вот точно не сейчас. Сейчас ей хотелось одеться, схватить жениха за руку и бежать со всех ног подальше от этого места.
- Отвернитесь, я переоденусь.
Туфли и плащ полетели на траву. Камизу Элизабет намеревалась снять и натянуть платье на голое тело.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Вс Май 21 2017, 13:17
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
40


Совместно с леди Айрелл

В тихом, лишенном как птичьего пения, так даже ворчливого говора старых жаб болотном воздухе сгущалась, повсеместно распыляя миазмы давящей тревоги, скорая буря. Даже ветер затих, более не играясь в кронах деревьев, но позволяя даже в глубине старого леса услышать истошный визг, донесшийся со стороны заброшенной хижины. Древний, как само это болото обитатель старого урочища осклабился, поблескивая в отсветах закатного солнца, с трудом прорывающихся сквозь кустистые кроны. Вот и нашелся пропавший много лет назад ужин и, как знать, может, на сей раз, он сослужит куда более добрую службу, значительно облегчив охоту. Он вновь двинулся вперед, уже видя отблески воды приближающейся неуклонно топи.

Крик Элизабет прозвучал столь неожиданно, что сердце баронета пропустило несколько ударов, а после забилось, словно пойманная в силки пичуга.
- Баргест побери, что за…?
Договорить он не успел, лишь развернулся, озадаченно наблюдая за влетевшей вихрем невестой, отчаянно старавшейся не смотреть на распростертое на грязном полу тело, да спешно собирающей собственные вещи.
- Элизабет…
Девушка стрелой вылетела из покосившегося домика, попутно подстегивая жениха поступить также и покинуть единственные, внушающие хоть какое-то доверие стены, вверив свои жизни Богам и выступить навстречу непонятной, воцарившейся над этим местом тревоге. Неужели на неё страх так подействовал? Прежде она казалась Говарду куда более разумной… в некоторых случаях, хотя бы пару-тройку минут.
- Послушай, Лиз, - выдохнул мужчина, выскакивая вслед за леди Айрелл и преграждая ей путь. – Я понимаю, ты испугалась нашего горе-соседа, потому и приняла столь поспешное решение. Но оно несет в себе больше опасности, чем этот молчаливый труп. Я не отправлюсь в ночь искать дорогу через лес и тебе не дам. Он мёртв, а значит, нам не угрожает, тогда, как в лесу мы можем встретить лихого человека, хищного зверя, незаметное глазу топкое место, да мало ли.
Осторожно, стараясь не спугнуть испуганную девушку, Осгард приблизился к ней, притянул к себе, морщась от прикосновений холодной влажной ткани. «Когда она успела искупаться?»
- Одна ночь, Элизабет, - вложив голос всю свою уверенность, проговорил баронет. – На следующее утро мы выдвинемся на поиски дороги к лагерю. Обещаю!

Элизабет ещё не успела стянуть камизу, когда Говард приблизился. Она беспокойно мяла в руках платье, и все косилась на избушку.
“Остаться, он серьёзно? Остаться здесь?!”
- Ага, а этот человек, - она ткнула рукой с зажатым в нем платьем в сторону домишки, - наверное тоже так думал. И ничего я не испугалась, не правда… - а вот и неправда. Испугалась. - Мне противно там быть, там же… там же все им провоняло…
И она закрыла глаза и брезгливо содрогнулась при одном воспоминании о лице покойника.
- Если мы там останемся, ты вынесешь его вон из избушки, найдёшь и разожжешь свечи, а ещё… ещё лично я глаз не сомкну этой ночью, Говард.

- Будь по твоему, - Осгард заметно повеселел, лишь только девушка согласилась пойти на некоторые уступки и избавила его от необходимости блуждать по ночному лесу. - А теперь изволь одеться, пока я отправляю покойничка в последнее плавание и, ради Богов, прекрати купаться. Здесь увязнуть - легче лёгкого, а простудиться… собственно, тоже не трудно.
Говард довольно хмыкнул и, радуясь столь легкой победе, направился к домику.

Влажная земля легко пружинила, принимая на себя немалый вес приближающегося существа. Густая грязь скрыла от посторонних взглядов выдавашие его суть копыта, острые же уши были спрятаны под капюшоном старого плаща. Закатное солнце неприятно жгло привыкшие к сумраку глаза, но близость ночи, меж тем, побуждала к действию. Ничто не выдавало в приближавшемся к домику существе злокозненного баггейна, и даже алеющие в извечной жажде крови глаза ныне потемнели, превратившись в две небольшие бездны. Он шел медленно, всего лишь старец в грязной одёже, с испещренным морщинами лицом и седой бородой, свисающей на грудь. Покрытые струпьями руки неуверенно сжимали крепкую палку, местами обросшую мхом, взгляд – исполнен униженной мольбы о помощи. Великая Нит, как же ему хотелось отбросить притворство и вонзить клыки в живую, трепещущую от страха плоть! Но нет, кто просил этих людишек останавливаться в столь намоленном месте? Проклятый отшельник-дестур, сила его искренней Веры не позволяла набрасываться сходу, приходилось изворачиваться, хитрить и пытаться пролить кровь внутри ненавистной избы, дабы разрушить эту защиту. Вот только незадача, внутрь ещё надо было попасть.
Он шел медленно, слегка покачиваясь и протягивая сложенные молитвенно на замшелой палке руки к девушке, что стояла на улице в одной лишь легкой одёжке. Шаг, другой, сопротивление намоленного места становилось всё сильнее…
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Май 24 2017, 12:48
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
41


Пока Говард возился в избушке с покойником, девушка успела переодеться в платье. Пусть оно было ещё чуть влажным, зато теперь, ей было куда теплее, чем в одной тонкой, мокрой насквозь камизе.
При  мысли о том, что они провели ночь в одном месте с трупом, спали в его кровати… При одной только мысли об этом девушку начинало мутить. Но кто его убил?  Разбойники? Сам помер?  А как тогда оказался наверху, на той балке?  Не сам же туда залез. И как им теперь дорогу обратно искать? Одни вопросы и ни одного ответа.
Говарда все не было, и Элизабет решила прогуляться вокруг избушки, чтобы немного согреться. Шагов за спиной она не слышала, поэтому, когда обернулась, и увидела перед собой испачканного с ног до головы грязью старика, невольно сделала шаг назад.
- А… здравствуйте … - опешила поначалу Элизабет.
Встретить здесь ещё кого-то, она не ожидала совершенно. Да и вид у старика был очень… странноватый. Точно он из самой трясины вылез и по ней же до избушки топал. Грязь комьями облепляла ноги, одежду.
- Говард!  - позвала она жениха, растерянно глядя на старика. - Мы… мы тут немного заплутали, а вы?

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Чт Май 25 2017, 12:48
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
42


Её страх будоражил почти так же сильно, как и горячая, пьянящая разум и тело свежая кровь.  На краткий миг в глазах «старика» блеснул нечеловеческий голод, однако тут же пропал под наигранной мольбой. Молитвенно сложив руки на импровизированном посохе, он негромко застонал, замычал и закашлял, прочищая пересохшее горло, да настраиваясь на человеческую речь. Звуки, что произносила девчушка, постепенно обретали форму, несущую вполне определенный, теперь уже понятный смысл. Они заплутали. Бедняжки. Надо им помочь.
- Заплутали… - эхом отозвался старик, - мы… заплутали… заплутал… я заплутал. Да, - придать знакомым образам и словам верный смысл удалось далеко не сразу, но память возвращалась, хоть и постепенно, вспоминал он проведенные в охоте на дестура долгие дни, многие попытки обхитрить ненавистного человека. – Помоги. Приюти. Прошу. Устал я, устал.
Шаг за шагом, он неторопливо, но неуклонно приближался к девушке, желая только одного, добиться от неё приглашения в ненавистную избу. Войти, пролить на заговоренные половицы горячую кровь и снять ту защиту, что долгие годы укрывала от его клыков и когтей случайных, заплутавших на болотах путников.
- Помоги… дитя, впусти в дом…. Идём, идём, - приговаривал он, с трудом сохраняя терпение. Закатное солнце невыносимо жгло глаза, иссушало грязь, скрывавшую копыта от чужого взора, мешало связно мыслить и причиняло боль.

Над болотами пронесся протяжный скрип, сопроводивший распахнувшуюся дверь покосившейся от старости избушки. Вслед за ним до слуха старика донеслось кряхтение, тяжелые шаги и громкий плеск, неужто нашлась пропажа? Крови одного он испил, плоти отведал, да только второй не достался, на зуб не попал, недовольным оставил.
- Опасно, - продолжил уговаривать девушку злокозненный баггейн, с каждым мигом произнося слова всё четче, разборчивее и вернее подбирая их по смыслу. – В лесу сейчас опасно. Беда гуляет по лесу, страшная, опасная. Бойся всякого, не тот он, кого ты видишь, лжет, играет, в ловушку завлечь тебя хочет. Верь старику, старик не обманет, старик не обидит!
Неожиданно крепкая, холодная рука легла на запястье Элизабет, скользнула по нежной коже, чуть сжала хватку.
- Верь старику, старик всё знает, старик всё видел. Видел дестура изгнанного, слышал молитвы искренние, путников много перевидал, что пуще жизни друг другу доверяли и умирали. Верь старику, старик не обманет, от лжи и смерти уведет…

Вышедший из-за угла Осгард опешил, завидев подобравшегося к девушке старика, схватился за меч, да клинка на поясе не обнаружил. Сжал кулаки, насупился и уверенно направился к невесте и замершему подле неё незнакомцу.
- Элизабет, что-то случилось?

- Обман, коварство, верь мне, спаси себя, - прошептал старик, отшатнувшись и плотнее запахнув полы грязного плаща.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Июн 01 2017, 18:20
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
43


С каждым произнесенным словом, старик пугал девушку все больше и больше. А когда он схватил её за руку, Элизабет и вовсе вскрикнула, попыталась вырваться, но не тут-то было. Хватка у дряхлого старикашки оказалась стальной.
- Пустите! - но он не слушал, твердил все про опасность, угрозу, смерть…
Она обернулась, услышав голос жениха за спиной, снова тряхнула рукой - старик отпустил её запястье и Элизабет в несколько быстрых шагов оказалась рядом с Говардом.
- Он - девушка указала рукой на облепленного грязью старика, что свалился им на головы столь неожиданно, и уж точно в самый неподходящий момент - говорит о смерти. Что здесь в лесу кто-то есть. Говард, мне страшно… И его, - кивнула на незнакомца, - я тоже боюсь…
Элизабет без всяких разговоров согласилась бы взять переночевать в избушку ещё одного человека, будь это нормальный человек. Обычно одетый, а не вывалянный в грязи так, что казалось, что шел не по тропинке, а полз по болоту. Да и голос его - от него у Элизабет по спине пробегали мурашки…  Старик этот… весь его вид, заставил все её существо вопить об опасности, исходящей именно от этого человека. Да если припомнить, что он говорил о том, что видел как умирали другие люди здесь, на болотах… значит… значит он где-то тут живёт? А сюда зачем приперся? Почему тем людям не помог? И почему обратно тогда не уходит? Почему он ещё жив?
- Говард, - она понизила голос до едва слышного шёпота и пристально посмотрела жениху в глаза - я не хочу, чтобы этот старик с нами ночевал. Давай закроемся в этой проклятой избушке, а как рассветет, убежим отсюда подальше, пожалуйста, Говард, я его боюсь! Я болот этих боюсь...
Она обхватила его ладонь своими, чуть сжала, и взгляд её стал умоляющим. Сделала шаг в сторону избушки, потянула мужчину за собой, старательно игнорируя старика.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Сб Июн 03 2017, 12:22
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
44


- Полно тебе, Элизабет, это просто полоумный старик, - в голосе Осгарда прозвучало добродушное веселье. Мужчина попросту не успел услышать слова пришельца, обращенные к его невесте, потому и воспринимал того лишь выжившим из ума замарашкой, выползшим из леса. Страх же леди Айрелл, столь явный и искренний, о чудо, не позабавил молодого человека, но оставил в некотором замешательстве. Подумаешь, будто на дорогах Кэйранда мало встречается чудаков и юродивых.
- Не бойся ты так, всё будет хорошо, я никому не позволю причинить тебе вред, даю слово, - баронет ободряюще улыбнулся девушке, слегка сжав её руки и потянув за собой к хижине. Молча. На измазанного грязью старика он посмотрел лишь раз, оценивающе, но лишь пожал после этого плечами, пусть тревога и витала в воздухе, но причин для таковой не находилось и уж тем более таковой не мог быть этот странный тип, словно выплывший из трясины.
Солнце клонилось к горизонту, а решения их проблемы так и не находилось. Пора было переходить к более кардинальным способам нахождения дороги через топи и к покинутому почти сутки назад лагерю. Искали ли их? Говард не знал, но искренне надеялся, что Мышь организует хоть что-нибудь. А пока… Под ногами заскрипели давно не мытые половицы, баронет довел невесту почти до самой кровати, осторожно обнял и коснулся губами лба, желая успокоить.
- Закройте дверь, я видел там задвижку, и ждите меня здесь. Этот старик немного странный, согласен, но он, кажется, знает эти места. Попробую разговорить его и вытянуть хотя бы примерное направление до тракта, надо использовать подвернувшуюся возможность. Оставлю меч, для вашего же спокойствия, всё равно этот дед ничего не сможет со мной сделать. И главное не бойтесь, всё будет хорошо, я скоро, очень скоро вернусь.
Оставив девушку в хижине, Осгард стремительно направился обратно к старику, так и не покинувшему общество заплутавших путников, но терпеливо ожидающему в стороне. Подойдя к деду почти вплотную, баронет без опаски и задней мысли хлопнул того по плечу и кивнул на темнеющий за топью лес.
- Хочешь остаться в нашей компании и переночевать под крышей? Я не против, но сначала тебе придется проводить меня до леса, показать хотя бы примерное направление к дороге. За всё приходится платить, тем более за возможность ночевать под крышей.
Полный надменного презрения взгляд баронета встретился с отсутствующими темными провалами, которые в тот момент напоминали темные глаза старика. Между ними повисла тяжелая пауза, в душе мужчины всколыхнулась было тревога, но именно в момент близящегося прозрения, старик согласно склонил голову и, сохраняя молчание, побрел к темнеющему впереди лесу. Брови Осгарда удивленно взлетели вверх, замарашка и, правда, знал дорогу через топи. Не прошло и четверти часа, как ноги Говарда почувствовали под собой твердую, надежную почву, тень от древесных ветвей скрыла мужчину, вслед за провожатым углубившегося в лес.

Душа, вернее то извращенное подобие, что имелось у баггейна, ликовала, обретала долгожданное подтверждение ходившая среди смертных поговорка, однажды услышанная им. Когда Нит запирает двери, она теряет из вида окна. Этот надменный человечишка даровал ему отличный шанс проникнуть в проклятый дом, на сей раз, без труда обманув девчонку. И этим шансом нужно было воспользоваться.
- Добрый господин ищет дорогу… он обратился ко мне не зря… я покажу дорогу, да-да, покажу выход, укажу направление, иди за мной, добрый господин… осторожно, корень, добрый господин… - бормотал старик, уводя Говарда вглубь леса и, с каждым шагом, становясь немногим больше. Как знать, далеко ли ему удалось бы завести человека, прежде чем тот сумел бы опомниться, но помешал камень. Самый обыкновенный камень, по которому глухо цокнуло скрытое грязью копыто баггейна. Оборотень на миг замер, оглянулся и встретился взглядом с недоумением, а после и страхом, мелькнувшим в глазах баронета.
- Что за…

С удивительным проворством, старик не только развернулся на месте, но и подскочил к мужчине, нанося ему мощнейший удар когтистой лапой.
Тело Осгарда, не способное к долгим полетам, врезалось в дерево, и без того мрачный, мир померк в глазах мужчины, сознание заволокла тьма.

Обратный путь не занял много времени, однако землю уже успел окутать мрак, когда кулак покрытого грязью Говарда Осгарда, баронета из Ланса, несколько раз звучно ударил по крепкой деревянной двери.
- Элизабет, вы меня слышите? – разнесся над безмолвной топью звучный голос, - я вернулся. Позвольте мне войти…
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 09 2017, 00:57
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
45


Говард умудрился разбудить в ней своими словами и улыбкой, уснувшее, казалось, навсегда, после проведённой вместе ночи раздражение. Хотелось встряхнуть баронета, сказать, что она совсем не трусиха, коей он её посчитал, ведь дед явно что-то скрывает!
Девушка молча глядела на мужчину.
Он ей не верит! Не доверяет…
Спорить Элизабет не стала - ещё в таверне она имела возможность убедиться в том, насколько упрям её будущий супруг. Вести себя с ним как прежде? Спорить, закатывать истерики? Ага… и испортить, казалось, начавшие налаживаться отношения?
Нет…
Поэтому покорно поплелась следом за мужчиной. Только уже у самой избушки обернулась на грязного старика, и по телу её вновь пробежали мурашки. Жуткое, необъяснимое что-то было в этом неопрятном человеке. Элизабет все еще чувствовала его слишком крепкие для такого старца пальцы на своей руке, слышала его пугающие слова. Такого животного страха девушка не ощущала ещё никогда в своей жизни. Элизабет даже позабыла про покойника, найденного в лесном домишке. Она зашла внутрь вслед за мужчиной. Просто смотрела на него слушая, а когда Говард упомянул о мече, перевела взгляд на него.
Остановить, задержать… но ведь он подумает, что его невеста снова решила проявить свой норов… “Да пусть думает!” - промелькнула короткая мысль. Только вот, что если, она окажется не права? Что, если это просто старик. Полоумный, однако, знающий дорогу из этих топей?
- Да хранят вас боги, Говард.
Произнесла вслед вышедшему из избушки баронету, подхватывая меч и защелкивая задвижку на двери.
Осталась одна. Совсем одна в этой пыльной комнатушке с затхлым воздухом… Вчера от усталости она ничего и не заметила, желая лишь отоспаться, а после, разум затуманила ночь с Говардом - когда уж тут разглядывать убранство.
Еще немного постояла у двери, глядя в мутное окошко, сжимая меч за рукоять обеими руками. Драться на мечах она совсем не умела, хотя ни раз просила отца и братьев научить фехтовать и её. А почему нет? Ну девушка она, хорошо, не пристало ей клинком махать, ее дело - иголка и нитка, но ведь нескольким приемам обучить было можно? Самым простым, вдруг бы пригодилось потом, так нет…
“- Элизабет, ты же девушка…”
Вот и все аргументы.
- С ним все будет хорошо. Все будет хорошо. Это просто больной старикашка, Говард узнает дорогу и вернется…
Успокаивала себя девушка прохаживаясь по комнатушке взад-вперед. Внутри избушки все еще было относительно светло, несмотря на стремительно темнеющее за окном небо и первые редкие звёздочки. Свечу Элизабет нашла на столе, под горой пыльных деревянных тарелок, но разжечь её было нечем, и раздосадованная девушка крепко выругалась.
Ни огня, ни баронета…
Туфли успели высохнуть, поэтому тщательно оттерев ноги от грязи куском холстины, найденной ей тут же на полу, девушка, успела обуться, и в ожидании Говарда скинуть на пол и пропахшее пылью меховое покрывало и простыни, завернувшись в плащ и усевшись с ногами на комковатую подстилку. Прислонилась спиной к стене, в руках держала меч.
Сколько Элизабет так просидела, было известно лишь богам. Уже успело стемнеть и за окном плясали тени, заставляя девушку, едва ли не дрожать от ужаса. Какие страшилы ей только не мерещились. Кто-то поскребся в дверь, и Элизабет закрыв глаза, принялась костерить и упрямого, точно осёл жениха и этот лес, и саму себя за свою глупость и гордость, которые заставили ее убежать тогда в ночной лес. Ведь, если бы она не сбежала, они бы ехали себе преспокойно дальше, а не блуждали бы по этим проклятым болотам…
“- Элизабет, вы меня слышите?...”
От неожиданности она испуганно вскрикнула, но тут же соскочила со скрипнувшей кровати, подлетая к двери.
“Вернулся, вернулся, вернулся!”
- Говард!  
Одной рукой девушка все еще сжимала меч, другой отодвинула засов и распахнула дверь. Кинулась на шею баронету.
- Говард! Я так боялась, так…
Ладонь погрузилась во что-то липкое и мягкое. Девушка отдернула её, неосознанно делая шаг назад, к порогу.
Грязь.
- Почему вы такой… грязный? Вы узнали дорогу, Говард? А где старик?
Клинок тускло поблескивал в лунном свете. Ночные облака, то и дело скрывали неполную луну, но она, то и дело выглядывала из-за них, озаряя полянку своим серебристым светом.
- Говард?
Радость сменилась беспокойным ожиданием. Что-то ей снова не нравилось. Что-то было не так… не то, а Элизабет никак не могла понять, что именно.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пт Июн 09 2017, 18:09
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
46


Совместно с леди Айрелл

Мерзкая упрямица, на что ей стоило просто взять и позволить ему войти? Просто сказать одно лишь слово "входи" и проклятие снять было бы куда как легче. Ну почему ему досталась эта несносная девчонка? Чем он провинился перед великой Нит? Много лет он был грозой этих лесов и болот, десятки жизней загубил во имя Безликой, истово наслаждался чужим страхом и трепещущим в его когтистой руке сердцем, а тут...
- Ушел старик, за помощью ушел. Я же за вами пошел, - проговорил баронет, оставаясь под дверью, в ночной тьме. Голос мужчины звучал уж слишком глухо, но то можно было легко списать на самую обыкновенную усталость. - Старик помощь приведет, я же вас оберегать должен, на болотах ныне неспокойно. Позвольте мне войти, опасно нынче за стенами дома…

У Элизабет складывалось впечатление, вернее, все происходящее отдавало некоей фальшью. Все, словно бы происходило вовсе не с ней. И не она стояла перед избушкой, беседуя с Говардом, и мужчина этот, вовсе не Говард...
Элизабет мотнула головой.
- Да, конечно.
Первая шагнула за порог. Потом, внезапно обернулась, протянула баронету меч.
- За какой помощью, ночь ведь на дворе.
Голос её прозвучал настороженно.

- Простите, - всё так-же глухо ответил ей мужчина, покачиваясь невольно, - едва нашел дорогу в темноте, провалился в топь, да едва выбрался. За помощью ушел, к тракту, к людям.

- Но он ведь не знает, откуда мы пришли. - девушка явно не собиралась отступать, не получив ответы на все свои вопросы. А их у нее становилось все больше и больше.

- Я сказал ему, куда идти следует, сам к вам пошел, тревожился. Неспокойно здесь, очень неспокойно. Словно кружит кто вокруг, среди топей, ждет чего. Простите же меня, всё грязь проклятая, но смилостивитесь, не держите за дверью. Я устал и замерз, очень замерз...


“Опасно… смерть…”
Вспомнился глухой голос старикашки. Страх все усиливался, поднимался и накатывал точно волнами.
“Что-то не так, что-то здесь не так…”
Опустила руку с мечом, взгляд стал подозрительнее. Это определенно, совершенно точно был Говард, но вот голос… слова… Бред, боги, что за глупость!
- Как вы говорили, зовётся ваше баронство?
Всем рассказывали сказки в детстве. И о троллях, что живут в горах и уносят к себе непослушных детей, и о златовласых корриган, и о многих других, и здесь на болотах, Элизабет, невольно вспомнила о самых страшных, самых ужасных из рассказанных ей нянькой легендах и сказках.

Ночная тьма успешно скрывала лицо мужчины, едва ли могла увидеть девушка то недовольство, что заволокло его лик словно тенью. Неслышно скрипнул зубами Говард, повел плечами и вздохнул. Хитра оказалась девчонка, куда хитрее, чем женишок её, что хладным телом под сенью голых деревьев лежать был должен.
- Не время шуткам, Элизабет, не время, - вздохнул он, - устал я, по лесу долго шагая. Изволновался за вас. Посмотрите же, ужель не узнаете меня? Быть может то вас убедит?
Медленно, словно нечто мешало ему двигаться, баронет завел руку за спину, извлек заткнутый за пояс кинжал с выгравированной на полированном клинке совой.
- Вы же помните этот кинжал, мой, ничей больше.

Руки мелко задрожали, когда баронет - а баронет ли - извлек из-за пояса кинжал. Кинжал, который Говард потерял в лесу и так сокрушался по этому поводу.
Она подняла меч, направила острие на нет… не на Говарда, а на неведомую тварь, что приняла его обличье.
- Ты не Говард.
Паника, Элизабет чувствовала её приближение. Она одна, совсем одна. Надо отвлечь, боги… но как?!
- Где настоящий Говард?

Баггейн глухо фыркнул, заворчал недовольно, видя, что не удалось ему обмануть девчонку. Но как? Как она догадалась? Нечеловеческое зло исказило бледное лицо “баронета”, прежде голубые глаза засветились злобно в темноте.
- Зачем ты так со мной, Элизабет? - словно бы издеваясь, глухо рассмеялась тварь хорошо знакомым девушке голосом, становившимся меж тем то звонче и выше, то глуше и страшнее.
- Не бойся меня, дитя, я пришел спасти тебя…
Создание словно выросло, ссутулилось над девушкой, сделало шаг вперед и зашипело невольно, чувствуя сопротивление, идущее от старого дома, забытого посреди мрачных болот.

Если эта тварь прикинулась Говардом, значит… значит…
Боги…
Элизабет закрыла глаза ещё до того, как нечто приняло свой настоящий облик, она взвизгнула, подалась вперед и ткнула в тварь мечом. Не особенно, впрочем, целясь в неё. Единственное, чего желала девушка, это проснуться. Чтобы все происходящее оказалось лишь сном. Ночным кошмаром.

Баггейн взвыл дурным голосом, но не столько от боли, сколько от неожиданности и бросился на девушку. Взмахнул когтистой лапой… глухо затрещала рвущаяся ткань… на сей раз взвыл оборотень уже от ненависти, по звериному отпрыгивая в сторону и потрясая лапой, что коснулась бревенчатой стены.
- Всё равно моя будешь… моя… плоть твою разорву… кровь изопью… умрешь… умрешь меррзавка…
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 09 2017, 20:39
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
47


Совместно с Говардом Осгардом

Хлопнула дверь. Элизабет уронила на пол меч, бряцнувший о половицы.
Попала… Она в него попала!
Но что теперь делать? И Говард…
Закрыла лицо руками, лихорадочно соображая, что делать, как выбираться. Так. Стоп. Если верить сказкам, а, как оказалось, твари живущие в них, обитают и в реальном мире, то чудища и всевозможные твари боятся солнечных лучей. У Элизабет невольно вырвался истеричный смешок. Да, всего-то подождать до утра. До рассвета. Всю ночь. С этой гадостью под дверью…

Дверь захлопнулась, отрезая его от столь желанной добычи, не позволяя вонзить клыки в лакомую плоть, насладиться трепетанием в когтях еще живого сердца.
- Меррзавка… меррзавка… - глухо ворчал баггейн, обходя кругом старую избушку, заливаясь то леденящим душу лающим хохотом, то вновь разговаривая со спрятавшейся добычей голосом её возлюбленного.
- Открой, дитя, открой. Это я, впусти же меня. Не дай погибнуть в когтях твари неведомой. Ой, худо мне, Элизабет, худо…
Оказавшись напротив грязного окошка, оборотень поднялся во весь рост, заглядывая в темную хижину, да хищно облизываясь.
- Впусти же меня, Эли-и-забет… мне бо-ольно…
Ночь была в самом своём мрачном расцвете.

Было ли Элизабет страшно тогда, на поляне, когда старикашка схватил её за руку? Было. Но страх, который она испытывала сейчас, слыша звереподобный вой и хохот неизвестной ей твари, не шел с тем ни в какое сравнение. Тень от его фигуры, то и дело виднелась в окне. Девушке чудилось, что она слышит, как по бревнам, по стенам скребутся когти чудища. Словно загнанное в ловушку животное, металась она из угла в угол, закрыв ладонями уши, чтобы хоть как-то приглушить доносящийся до неё голос.
- Говард…
То и дело всхлипывала Элизабет. Если бы она настояла.  Ох, если б только не дала ему тогда уйти, и пусть бы считал её ненормальной, пусть! Но он был бы жив.
Сколько ещё оставалось до рассвета, она не знала, сколько оставалось до первых спасательных лучей… Элизабет казалось, что ещё немного, что ещё раз она увидит в окне эту мерзкую рожу…  
Рожа…
Подбежала к мечу, подхватила его, крепко сжала рукоять обеими руками. На цыпочках подошла к окну, встала с правой стороны.
- Говард… - голос дрожал, дрожал предательски, но нужно было хотя бы попытаться. - Говард, это ты?

Он замолк, навострив уши. Перестал хохотать, позволяя тишине окутать залитую неверным светом луны поляну, скользнул бесшумно к запертой двери и прочь от неё. Оборотился вновь баронетом, громко прошагал, шебурша под подошвами сапог мелкими камешками, обратно к двери и кулем рухнул на землю, сохраняя человеческий облик. Помолчал немного и лишь после, тихо, жалобно застонал.

- Говард, подойди к окну, прошу… молю тебя… подойди, дай мне убедиться, что это ты.

- Элизабет, - вновь простонал баггейн человеческим голосом, - помогите мне. Я… я не хочу умирать. Он рядом! - в голосе мужчины послышалась паника, он закричал словно бы от страха и пополз по направлению к грязному оконцу. - Помогите мне! Прошу!
Словно ему было тяжело просто подняться на ноги, “баронет” попятился к окну, поминутно оглядываясь.
- Помоги, прошу, он уже близко!

- Не раньше, чем я вас увижу!
О, сколько сил ей стоило не поддаться искушение, не выбежать на улицу… голос… это существо говорило, да и выглядело как Говард. И тем сильнее хотелось девушке покончить с ним. С тем, что приняло облик её жениха. И надо же было этому случиться именно сейчас!  Когда они начали находить общий язык!
- Любимый мой, Говард… прошу вас… - на миг прикрыла глаза, собираясь с мыслями, крепче стискивая пальцами обтянутую кожей рукоять.
- Я лишь хочу увидеть ваш силуэт, убедиться, Говард…

По прежнему сохраняя человеческий облик, она замахал руками, словно отгоняя от себя кого-то и подался почти вплотную к окну, сдерживая желание взвыть от боли.
- Ну же, вы же видите, что это я, теперь откройте дверь. Он совсем рядом!

Едва тёмная тень замаячила в окне, девушка развернулась, и, целясь в грудь существа - не баронета - нанесла один колющий удар, вложив в него всю свою силу.

Не ожидавший подобного предательства баггейн зарычал не своим голосом, отшатываясь от оконца, прижимая руки, вновь ставшие когтистыми лапами к груди, с ненавистью сверкая глазами в сторону непокорной жертвы.
- Ночь длинна, я терпелив, я получу своё… теперь ты одна, никто не выведет тебя. Ты здесь умрешшь… умрешь…

Промахнулась… не убила.
Элизабет взвыла в голос от бессильной злости на себя и на ту тварь, что смеялась над ней, угрожая убить и растерзать. Больше на этот трюк он не купится. А до спасительного рассвета и впрямь долго…
Нанеся удар, она отскочила вглубь комнатушки, сжалась. Опустила руки с мечом, с острия которого, на пол капало что-то вязкое и тёмное. Отошла к самой кровати и села на скинутое меховое покрывало. Ждать рассвета.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Пт Июн 09 2017, 20:40
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
48


В отдалении загрохотал гром, над поляной поднялся ветер, а вслед за ним, в мостки, что тянулись к небольшому озерцу чистой воды, ударила молния. Короткая, покрытая грязью и кровью шерсть злокозненного баггейна поднялась дыбом, недоумение в глазах его сменилось торжеством и оборотень, вскинув к потемневшим из-за набежавших туч небесам уродливую морду, захохотал. Глупая девчонка, едва ли она знала о проклятии, проклятии для него и единственной надежде путников, что забредали на эти болота. Недра этого ненавистного дома были ему недоступны ровно до тех пор, пока не прольется на истертые доски чья-то кровь. И пролилась, спустя десятилетия, но пролилась!
Позабыв про рану, оборотень вытянулся в полный рост, подставил тело неистовствовавшему ветру и радостно завыл. Теперь он мог переступить через порог, теперь девчонка была в его власти, и ей суждено было погибнуть в его мощных когтях и клыках.
- Элизабет, - прорычал баггейн, сверкая глазами сквозь ночную тьму, - я иду к тебе, моя радость, моя прелесть, моя желанная кровиночка….
Мощный удар сотряс покосившиеся стены, распахнутая дверь с грохотом влетела в стену, поднимая тучи пыли в отлетавших во все стороны щеп. Огромная фигура заслонила выход, алчущее живой плоти существо не без труда протиснулось в избушку, рыча и облизываясь. О, он видел её, испуганно сжавшуюся на старой кровати, едва ли надеявшуюся на спасение. Всё было решено. Баггейн напружинился, бросился на девушку. Протестующе затрещало, рассыпаясь в труху, старое дерево. Клыкастая морда нависла над лицом прижатой к обломкам девушки, гнилостное дыхание обдало её, вязкая слюна скатилась по лицу обреченной жертвы. Клыки лязгнули…

… сомкнувшись на доброй стали. Неясная тень мелькнула сбоку, но не успел баггейн отмахнуться от досадной помехи лапой, как тяжелая сталь опустилась на его спину, безжалостно дробя позвонки. Вышибая дух. Ещё удар, голову пронзила нестерпимая боль. Стальная помеха рванула в сторону, выскальзывая из пасти, разрезая всё на своём пути. Над озаренной вспышками молний поляной разнесся и резко оборвался леденящий душу вой.
Глухо звякнул меч, выпав из ослабшей руки, за ним на дощатый пол рухнул, что твоё подрубленное дерево, молодой баронет.
- Проклятье, Осгард! – верный Мышь бросился было к товарищу, перевернул того на спину, но лишь заметил вздымающуюся едва грудь, выдающую пусть слабое, но дыхание, как поспешил переключиться на забитую ими тварь.
- Ох-хо-хо, ну и зараза, - пробасил здоровяк, выругался от натуги, но приподнял безжизненную тушу, вытаскивая её из хижины. – Я-то думал, это всё сказки бабкины и Говард с ума сошел. Хэй, ребята, собирайте дровишки, эту дрянь надо спалить и поскорее.
Тело баггейна рухнуло на влажную землю, Грайди же метнулся обратно в дом, на ходу вынимая из-за пазухи полупустую флягу с добрым самогоном. Кажется, они успели и зверюга не успела покусать девчушку, а значит добрый глоток из его, Бенджамина, запасов лишним не будет. Рыцарь приподнял голову леди Айрелл, поднес к её губам горлышко фляги и позволил крепчайшей выпивке смочить её губы.
- Только не спои её, Бенни, - прохрипел из угла покрытый кровью и грязью баронет.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Июн 09 2017, 21:08
Элизабет Айрелл
Фрейлина
avatar
Репутация : 334
Очки : 547


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
49


Молния осветила фигуру твари, когда она, снеся дверь, появилась на пороге. Рев существа смешался с воплем ужаса, и единственное, что успела Элизабет, это сжаться в комочек на кровати, прикрыв голову руками. Меч она выронила ещё раньше и он тускло поблескивал лёжа на полу, в куче простыней и скинутых на пол подушек. Ни о чем-либо подумать, ни что-то выкрикнуть девушка не успела - тварь подобралась ближе, нависая над ней, обдавая зловонным дыханием. Хрипя над самым ухом… Элизабет ощущала его клокотание всем своим телом.
Хруст, треск и ножки кровати надломились, не выдержав веса существа, уже разинувшего пасть и готового впиться в горло своей жертвы. В тот же самой момент Элизабет потеряла сознание. Она не увидела ни Говарда, ни его спутников, ни того, как они разделались в проклятой тварью.
Элизабет окутал мрак и абсолютная тишина…
Ненадолго.
Горло обожгло. Закашлявшись, совершенно не соображая где она,  девушка замахала руками, отпихивая от себя человека…
Человека?!
Открыла глаза, попыталась сесть, но голова закружилась, а еле видные в сумраке очертания людей и предметов расплылись.
Голоса. Голос. Говард.
Поднялась на локтях, на этот раз не спеша, повернула голову туда, откуда доносился слабый голос баронета.
- Вы живы…

Костёр соорудили огромный, откуда только столько веток и дров притащили - Элизабет только дивилась. Впрочем, разгораться он не спешил, древесина не вся просохла после дождя, да и ночью, найти подходящее дерево не так просто.
Занялся костёр к рассвету, когда небо над верхушками деревьев начало светлеть, а лес огласили первые птичьим трели.
Поверить в то, что с ними произошло, Элизабет не могла до сих пор. Если бы девушка самолично не видела копыт, не чувствовала мерзкого запаха паленого мяса и шерсти, от которого было не скрыться даже в грязной избушке, если бы не перепачканный грязью и засохшей кровью Говард, все произошедшее ночью, показалось бы Элизабет обыкновенным кошмаром. Дурным сном.
В голове у девушки все еще не укладывалось, что это безобразное существо - реально. Но подумать над этим, время у нее ещё будет. А более всего, стоя на окутанной зловонным дымом поляне, посреди лесных болот, Элизабет мечтала о ванне и чистом платье, и, конечно же о том, чтобы они как можно скорее двинулись в путь.
- Больше я сбегать не стану, а вы, мой будущий супруг, дайте слово прислушиваться к моим словам.
Она подошла к Говарду, укутанная в одолженный у кого-то из людей баронета плащ. Устало и серьёзно посмотрела в его глаза.
- Если вы хотите мира между нами, дайте слово.

___________________________________________________
"В каждом человеке есть солнце, 
только дайте ему засветить."

Сократ.

Посмотреть профиль Online
Сообщение  Сб Июн 10 2017, 16:28
Говард Осгард

avatar
Репутация : 62
Очки : 113


Здоровье:
50/80  (50/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
50


Как же просто оказалось, стоя неподалеку от сгорающих в жарком пламени останков страшной твари, встретиться с девушкой взглядом и произнести эти два слова, что должны были скрепить их грядущий брак куда прочнее клятв и договоров.
- Даю слово, моя леди. Даю слово…

Рассвело, сопровождавшие Бенджамина люди – не все, лишь троица самых лихих рубак, отважившихся под вечер не возвращаться ни с чем в лагерь, а продолжать поиски, сгрудились у костра, греясь и со смесью страха, да торжества поглядывали на сгорающего в огне баггейна. Сам Бенни, чертыхаясь да оттирая пучком травы моргенштерн, старательно игнорировал всех и каждого, ожидая лишь возможности вернуться к повозке.
Молодой баронет, в свою очередь, отобрав у приятеля теплый плащ и закутавшись в него, сидел на небольшом порожке перед входом в покосившуюся еще более хижину, да старался не отнимать от гудящей головы смоченную в студеной воде рубаху. Отдыхал, но и молчать не мог, по-своему избавляясь от накопившегося за ночь напряжения и даже страха.
- Это не первый раз, когда я езжу в столицу и обратно, но впервые моя дорога настолько, мм… насыщенная. Пожал на постоялом дворе предвидеть, конечно, можно, но эту заразу, - Говард хмуро покосился на костер, - никоим образом. Ладно, надеюсь, теперь Боги смилостивятся над нами, еще дюжина дней бодрым ходом и мы должны добраться до границ Ланса. Вот только там начнется иное представление, надо будет убедить отца в верности принятого мною решения, которое ставит крест на некоторых его планах. Впрочем, - баронет поспешил ободряюще улыбнуться Элизабет, - вас это тревожить не должно, я не собираюсь отказываться от своего слова. Ладно, солнце уже высоко, эта тварь почти прогорела, остатки пусть топят в омуте. Бен, выдвигаемся!

Обратный путь до покинутого более суток назад лагеря занял сравнительно немного времени, Грайди догадался отмечать дорогу зарубками на деревьях, да и ноги путников словно бы наполнялись чудодейственной силой, стоило им подумать о сытной трапезе и крепком сне, ведь возвращаться на тракт, решено было на следующий день.
***
По всему выходило, что Боги вняли отчаянной мольбе сына Ланских Сов, даруя ему и его людям не только теплую, по-настоящему весеннюю погоду, но и спокойную дорогу. Лишь раз за добрую дюжину дней захромала лошадь, правда треснула ось телеги, да то произошло и вовсе на въезде в богатую деревеньку, найти в которой мастера не составило особого труда. Настроение Осгарда поднималось тем быстрее, чем ближе был родной дом. Хотелось поскорее оказаться за надежными стенами старого замка, выпить пару кубком терпкого вина и, умолчав о встрече со сверхъестественным, отчитаться перед отцом о проделанной дороге, и случившемся на обратном пути нападении дикого зверя. Именно так сговорились свидетели ночной битвы именовать схватку с баггейном. Лишь бешеный медведь-людоед, за упоминание такого на смех не поднимут, и за сумасшедших считать не будут.
Шли последние дни месяца Проталин, уставший взгляд путников не уставала радовать расцветающая под ликом яркого южного солнца щедрая природа герцогства Ланс. Густые леса уже не выглядели мрачным, полным опасности местом, но подернулись нежно-зеленой дымкой самых отважных листков. Дорожная грязь подсыхала, люди всё больше наслаждались долгожданным теплом.

Двадцать седьмого числа месяца Проталин, ближе к полудню, молодой баронет, скакавший во главе отряда, коротким взмахом руки остановил всадников, только поднявшихся на крутой холм, и подозвал к себе ехавшую чуть позади, под присмотром сэра Грайди, Элизабет.
- Моя леди, - в голосе Говарда звенела плохо скрываемая радость, - позвольте же поздравить вас с прибытием в новый дом. Уже менее чем через час мы будем у ворот замка Олнест, родового гнезда Ланских Сов, где вам предстоит прожить долгие и, я надеюсь, приятные годы. Со временем, моя леди, эти земли станут не только моими, но и вашими, а баронству понадобятся наследники…
Осгард не стал развивать эту тему, прекрасно понимая, что невеста ему досталась пусть не испорченная, но весьма сообразительная. Вместо этого, баронет поспешил бегло обрисовать девушке сложившееся в этих землях положение.
- Да будет вам известно, моя леди, что наше баронство не может похвастаться развитым сельским хозяйством, почва местами весьма болотистая, потому основной доход идет от добычи и продажи торфа. Впрочем, как и на всей территории графства, но можете не волноваться, без хлеба вы не останетесь, перебоев с продуктами у нас не бывает, климат в Лансе достаточно мягок, а почвы весьма плодородны. Вы приехали сюда ранней весной, но уже к лету можете наслаждаться пышной зеленью и близостью моря. Далее, что касается моей семьи…
Говард на миг замолк, скомандовав продолжать движение и, покачиваясь в седле, продолжил.
- Отца моего зовут Бродерик, мать – Аннита, с братьями познакомлю позже, у меня их четверо, младшеньких. Вот только едва ли вам удастся увидеть всех в первый же вечер, братья бывают в замке налетом, предпочитая большую часть времени проводить на охоте или в патрулировании границ баронства. Сестер нет, племянников пока тоже, но это, я думаю, вопрос времени. По приезду слуги проводят вас в отведенные покои, я еще вчера послал гонца с известием о своем возвращении в обществе знатной леди.

Дорога вильнула, вырываясь из плена небольшого лесочка и открывая путникам вид на крепкие каменные стены, оберегавшие от врагов и непогоды небольшой, видно, что принадлежащий мелкому аристократу замок. Ворота были гостеприимно распахнуты, впуская и выпуская верховых гонцов и пеших просителей из числа простого крестьянства, оживление, царившее у Олнеста, никого из всадников особо не удивляло, начало весны – самая пора для крестьян решать мелкие вопросы со своим сюзереном. Немногочисленная, замершая у ворот стража не успела даже насторожиться, легко узнавая наследника и не чиня помех его отряду. Разве что незнакомка, скакавшая подле Говарда, заслужила несколько заинтересованных взглядов. Миновав массивные укрепления барбакана, люди Осгарда направились к стоявшей невдалеке, по левую руку от въезжающих, конюшне, тогда как баронет с невестой направились едва ли не к самым дверям, подле которых их уже ожидали слуги.
- Добро пожаловать домой, моя леди, - тепло улыбнулся невесте Говард, спешиваясь и бросая поводья подбежавшему юнцу.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Июн 12 2017, 23:19
Спонсируемый контент

 
51


Сообщение  
 
Судьба, увы, порой жестока...
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 2 На страницу : 1, 2  Следующий

Хроники Кэйранда  :: Скрипит перо, оплывает свеча... :: Грёзы и сны +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL