ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 31.10.1253. Последний крик ворона. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
1



Дата, время: 31.10.1253
Место действия: Окрестности замка Айтстоун и сам замок
Участники: Эйнн Арден, Алдред Арден, Алистер Арден.
Предыстория/суть темы: Двадцатого дня месяца Туманов черный ворон повадился летать в замок Айтстоун. То черное перо, то взмах крыльев, то пронзительный взгляд птицы, то ее хриплый крик. Кто обращает внимание на такие мелочи, когда в разгар осени на вересковых пустошах полно ворон и воронов? Кто обратит внимание, что во время трехдневной отлучки графа зловещий наблюдатель не появлялся. Как не обращал внимания и сам граф на ежедневно раздававшийся то оттуда то отсюда пронзительный крик. Мало ли ворон попусту каркают в небо и роняют перья. Дюжина визитов черного вестника прошли незамеченными, пока однажды, в последний день месяца Туманов...

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 06 2017, 10:39
Эйнн Арден
Дочь вереска
avatar
Репутация : 276
Очки : 525


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
2


Рассветное солнце вызолотило замок и двор. На голубом небе не было и облачка. Позевывающий и сонный Родри, услужливо придержал дверь молоденькой темноволосой служанке. Она резво сбежала по ступенькам  в замковый двор, поднесла руку к лицу, прикрывая глаза от слепящих солнечных лучей. “Морозным день будет” - подумала она, крепче прижимая к бедру пустую плетеную корзину для белья. Обернулась и  подмигнула мужчине, звонко рассмеялась и остановилась, кокетливо пряча глаза. Охранник ухмыльнулся и направился к ней - сон как рукой сняло - собираясь осведомиться, не требуется ли девице ещё какая помощь, но тут она громко и испуганно ахнула, прижала обе ладони к щекам. Корзина глухо ударилась о землю у самых ног Родри.
- В-ворон… - заикаясь выдавила девушка, глядя поверх головы охранника. Оторвав от лица дрожащую ладонь, она протянула руку и указала на замок.
Мужчина недоуменно  покосился сначала на девушку - “неужели ворона никогда видела или она дурочка суеверная”, - потом перевёл взгляд на замок. На одном из шпилей восседал здоровенный чёрный ворон.
- Ну ворон и ворон, мало их тут  летает? - Родри нагнулся, поднял корзину, с улыбкой протянул ее девушке. - А может ты и ему приглянулась.
- Но это же во-оро-он. - Вскрикнула-всхлипнула она, сложила руки в священном знамении, прикрыла глаза и что-то невнятно забормотала.
Родри озадаченно почесал макушку.
- Ну а я вчера кукушку…
- Прогони его, Родри. - Перебила охранника девушка, распахивая глаза и вырывая из его рук корзину.
- Буду я ещё на ерунду стрелы тратить. Посидит-посидит и улетит.
Буркнул мужчина и развернувшись, побрел обратно в замок, бормоча себе под нос что-то о излишне суеверных бабах.

Пользуясь отсутствием отца - он с Бранном должен был вернуться к вечеру, - Эйнн с самого утра сидела в гостиной перед уютно потрескивающим камином, разложив на низеньком столике шитье и сушеные цветы. В небольшой козинке у правой ножки кресла лежали лоскуты ткани, ножницы, игольницы и прочие нужные мелочи. Вышивка должна была стать подарком отцу на День Начала Года.
Отвлеклась девушка только на обед, да и то, после пятого или шестого напоминания Кайда. В конце концов,  он пригрозил, что если она не оторвется от своего “ужасно важного” занятия, то он попросту перекинет её через плечо - "как дитя малое"  - и так потащит к столу. Маячивший за его спиной Родри, как бы между прочим осведомился, станет ли Кайд кормить Эйнн с ложечки, если та вообще откажется есть. Кайд смерил его мрачным взглядом, но молодой охранник только беззлобно расхохотался и увернувшись от отеческой затрещины, поспешил ретироваться.
День клонился к концу. Небо посерело и ветер гнал по нему тяжёлые тучи. На улице ещё было светло, а вот замок постепенно погружался в полумрак. Пора было зажигать свечи, но Эла, служанка, которая обычно этим занималась, все не появлялась. Эйнн позвала её раз, другой. Окликнув девушку в третий раз, она наконец оторвалась от вышивания.
Прислушалась.
Тихo.
Замок словно бы вымер. Не было слышно ни приглушенных голосов, ни смеха или ругани. Ни шаркающих шагов, ни стука подкованных медью сапог о каменный пол. Ничего не гремело, не звенело.
Тишина.
Абсолютная.
Эйнн насторожилась, отложила иглу и ткань, встала и направилась к дверям ведущим в коридор.

- Це-ельный день сидит, падлюка такая…
- А я говорила? Говорила ещё утром…
- Что ж это деется-то-о…
- Да хватит вам…
Перед замком, во дворе стояло около дюжины человек. Служанки сбились в кучку, то и дело охая и качая головами, седой конюх с помощником меланхолично глядели на сидевшего на шпиле ворона. Он просидел там целый день, время от времени разевая клюв в сиплом крике.
- Родри, ми-иленький, ну прогони ты его-о…
- Не буду я  на него стрелы тратить. Делать мне нечего, ворон пугать. Может больной он, крыло повредил или крыша ему приглянулась, а вы развели…
- Боишься промазать? - Хмыкнул сидящий на ступенях Сафир, до этого времени не подававший голоса.
- Это я-то боюсь?! - Вскинулся Родри.
- Ты-то.
Сафир хитро сверкнул глазами, затянулся и выпустил облачко сероватого дыма.
Все обитатели Айтстоуна, в том числе и Сафир, прекрасно знали, что лучник Родри отменный. Не пересчитать подбитых им белок, уток, перепелов и прочей живности, да и бывая на ярмарках, молодой охранник всегда брал первый приз, неизменно попадая в “яблочко”. Так что меткости его можно было только позавидовать.
- Ставлю звездочку на ворона. - Блестнули в улыбке белые зубы. Сафиру нравилось по-дружески поджучивать молодого охранника, и они частенько вот так спорили. - Не растерял ли ты свое мастерство, a, лучник?
- Да будет вам…
- Звёздочку?! Готовь коше-ель!
Родри стянул закинутый за плечи лук, выхватил из колчана стрелу и коротко прицелившись, спустил тетиву…
Вторая стрела полетела вслед за первой. Третья, четвёртая, а за ней и пятая.
- Чтоб тебя… - процедил Родри выудив из колчана шестую по счету стрелу.
Во дворе воцарилось молчание. Даже дыхания дюжины человек слышно не было, а Сафир и Кайд уже стояли по обеим сторонам от Родри, недоуменно переводя взгляд с ворона на лучника и обратно. Стрелы пролетели мимо, все до единой!
- Никак Безликая послала*… - тихий шепот, громовым эхом разнесся по двору.
- Что здесь происходит?
Эйнн стояла в дверях сложив руки на груди, но никто и не думал извиняться, а уж тем более расходиться и браться за работу.
- Ворон, госпожа…
- Скоро вернется отец, нужно готовить ужин, свечи… Да что происходит?  
Девушка сбежала по ступеням вниз, подошла к Родри и Кайду, намереваясь выяснить, почему все отлынивают от работы. Молодой охранник молча, медленно поднял лук, прицелился, и шестая стрела со свистом разрезала воздух.
- Родри… - Эйнн изумленно уставилась на охранника. На её памяти он никогда не промахивался. Ни-ко-гда.
- Он сидит там с самого утра, госпожа. Даже не шелохнулся,  гадость такая.
Чёрный ворон - вестник смерти. Так говорили в народе. “А на двенадцатый день сядет он на крышу, посланник Безликой, и… ” - припомнила Эйнн рассказ нянюшки о вороне.
- Глупости… - неуверенно прошептала она, не отрывая взгляда от шпиля.
- Ждать нам к ночи покойника.
Тихие слова садовника смешались с диким, отчаянным, почти человеческим криком ворона...


*Ссылка на легенду :
 

___________________________________________________
За все я вас благодарю...

Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 07 2017, 07:05
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
3


Лес зиял проплешинами облетевших деревьев, сквозь темные островки зарослей елей и сосен. Промозглый ветер рвал плащи, заставлял щуриться и отворачиваться, и кони, проделавшие немалый путь, шли неохотно. Дорога, поднимающаяся на плоскогорье, к пустошам и замку, прорезала лес пополам, точно меч, брошенный на одеяло. Немало было в свое время положено труда, чтобы проложить ее среди неподатливого камня, очистить от деревьев, подлеска и корней, и поддерживать в таком же состоянии, не допуская того, чтобы лес снова завладел ею. Зато подняться к Айтстоуну сейчас можно было напрямую с тракта, без долгого кружения в обход по более пологим склонам, где вилась прежняя, теперь уже заброшенная, и почти заросшая дорога.
Вечерело. По низкому, тяжелому, свинцовому небу ветер гнал набухшие еще не пролившимся дождем облака, и на небе не было ни намека на солнце, ни привычно розовеющих на западе небес.
Что ж, теперь ясное небо, закат и рассвет будут редким зрелищем, до самой весны. - как-то отрешенно думал Алистер, мерно покачиваясь в седле в такт шагам коня. Бранн, как всегда, держался со своей обычной невозмутимостью на полкорпуса позади, и, казалось, не испытывал никакого дискомфорта от пронизывающего ветра, который так и норовил забраться под одежду. Он был потомком оседлых норкингов, перебравшихся в Кэйранд еще несколько поколений назад, и уже успевших смешать свою кровь с местными жителями, так, что теперь в немногих из их потомков можно было распознать дартские корни. От предков-островитян ему достались светлые волосы, кожа и глаза, характерное богатырское сложение, зато спокойный, флегматичный и молчаливый нрав, снисходительное отношение ко всему вокруг резко отличались от вспыльчивости и агрессивности его былых сородичей. И уж что совершенно нехарактерно, что Бранн за всю свою жизнь едва ли осушил хоть несколько чарок эля, тогда как норкинги отличались неуемностью во всем - от войны до застолья.
Как и Кайд, и Родри, и Сафир, Бранн попал ко двору графа Айвора Арден еще мальчишкой. Лорд, у которого росли два сына-близнеца охотно принимал к себе близких к ним по возрасту сирот, или детей крестьян и ремесленников, а также детей и тех, кто служил в замке, определял их на какие-нибудь обычные работы, с тем, чтобы все они, вместе с его сыновьями, учились обращению с оружием, верховой езде и науке рукопашного боя, резонно полагая, что из мальчишек, выросших вместе, получаются самые лучшие друзья, и в будущем, эти мальчишки став мужчинами, будут его сыновьям самой надежной опорой.
По мере того, как шли годы, кто-то из подросших уже юношей погибал в схватках с норкингами на побережье, кто-то умирал от болезней, кто-то, уже став взрослым женился, но шестеро из дюжины с лишним тогдашних поварят, конюшат, поломоев, помощников по кузнице, саду и прочим службам, ставших со временем воинами, так и остались на службе у сыновей графа, и отличались преданностью, которой невозможно было ожидать от обычных воинов, служащих за жалованье. Четверо из них, как ни странно, прикипели к Алистеру, несмотря на то, что тот проводил с ними гораздо меньше времени, обучаясь воинскому искусству лишь по долгу необходимости, предпочитая ему - науки, либрарий и далекие конские прогулки. Двое же превыше всего ценили дружбу Алдреда, который в молодости стал чуть ли не самым лихим воином Эламены, и прошли с ним и оборону побережий и обе логрийские войны. Расчет покойного лорда Айвора оправдался в полной мере. Бранн, который был на три года младше Алистера, и не помышлял ни о собственном доме, ни о семье, будучи полностью удовлетворен тем, что имеет, и к хозяину Айтстоуна относился со спокойным, но совершенно безграничным почтением.
Вот и сейчас, когда Алистер, для поездки к герцогу взял с собой его одного, оставив остальных троих в замке, Бранн сопровождал его и на пути обратно, и безмятежно размышлял о жарком камине, о кружке горячего молока с медом, бывшим его главной слабостью, над которой подтрунивали приятели, о сочном ломте мяса, и неторопливой, вкусной болтовне товарищей, в которой, он хоть и редко принимал участие, зато очень любил слушать.
Алистер же, с каким-то отрешением скользил взглядом по с детства знакомому пейзажу, испытывая то странное ощущение равновесия, когда сделал все, от тебя зависящее, и теперь должен ждать лишь развития событий, которые приведут к запланированному результату. Приведут неминуемо, поскольку он все предусмотрел. И сейчас вез за пазухой свиток, запечатанный печатью герцога, в котором содержалось письменное разрешение на брак Эйнн, составленное в таких выражениях, что в нем не было упомянуто имя жениха. Первый в его жизни опыт дипломатических ухищрений привел к нужному результату, говоря с герцогом относительно планов на руку дочери, Алистер не упомянул потенциального зятя, обмолвившись лишь о том, что просит разрешения выдать дочь замуж, и тут же перевел разговор в другое русло, словно бы забыв о предмете разговора. Так, что в конце концов, герцог, никогда не отличавшийся особой внимательностью к тем мелочам, которые не касались его лично, попросту забыл о деталях разговора, и почти не глядя подписал заготовленное графом разрешение, попутно расспрашивая о том, не намерен ли лорд Алистер вновь жениться. Граф был настолько заинтересован в том, чтобы получить подпись, и еще очень хорошо помня о том, какой опалой окончился для него твердый отказ во время предыдущего такого разговора, что впервые в жизни слегка слукавил, и, не ответив ни да ни нет, напомнил сюзерену о трехлетнем сроке траура, который еще не истек со дня кончины его супруги. Герцога так порадовало, что Арден уже явно не так упорствует в своем намерении остаться вдовцом до конца своих дней, а значит можно будет рано или поздно пристроить за него свою сестру, которая положила глаз на хозяина Айтстоуна еще с год назад, что уже позабыв о документе, поставил подпись и приложил печать, пожелав юной Эйнн всего наилучшего, и пообещав лично почтить свадьбу дочери вассала своим присутствием.
Так что главное препятствие было пройдено. Оставалось ждать. И ждать совсем-совсем немного.

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 07 2017, 23:06
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
4


- Готово. - двое рослых мужчин отбросили топоры, которыми рубили большое дерево неподалеку от края дороги. Третий, закутанный в плащ с капюшоном одобрительно прицокнул языком. Удачно подрубили. Могучий вяз покачивался, и, не теряя времени, все трое уперлись в ствол, с тем, чтобы повались его в нужную сторону. С диким треском и хрустом лесной исполин повалился набок, ломая и увлекая за собой ветви деревьев пониже, сорвав верхушку с одной ели, и осыпав неумелых лесорубов целым дождем из мелких веток. И сразу вслед за грохотом падения, раздался удовлетворенный гогот. Ну и что, что срубили неаккуратно. Зато огромное, раскидистое дерево упало прямо на дорогу, загородив ее переплетением сучьев и изломанной своей кроной на добрых двадцать ярдов во все стороны.
Отряхивая ладони, человек в капюшоне удовлетворенно хмыкнул, глядя на эту картину.
- Отлично. Теперь пошли.
И уверенным шагом он направился напрямик через лес. Двое шли следом на ходу снова надевая плащи, скинутые было на время рубки дерева.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 08 2017, 13:37
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5


Дорога стиснулась лесом, поднимаясь все выше, пока, наконец не поднялась на плоскогорье, и тут, путники остановились. Поперек дороги лежало огромное дерево.
- Не проехать. - флегматично заключил Бранн, даже не слезая с коня. И со стороны было ясно, что проползти через этот бурелом может разве что змея. - Поедем в объезд?
Алистер равнодушно кивнул, напомнив себе, что по возвращении в замок надо будет послать людей, чтобы убрали дерево с дороги, и повернул коня назад.
Возвращаться на тракт не было надобности. Зная округу, как свои пять пальцев, он прекрасно знал боковую тропку, которая отходила от новой дороги в сотне ярдов, и, петляя через лес, выходила к старой дороге, уже заброшенной и заросшей. И хотя той дорогой давно не пользовались, но регулярно очищали от бурелома, которым заваливало дороги после каждого сильного ветра. И раз уж новая дорога стала непроезжей, добираться следовало по старой, чем брести пешком в гору через лес напрямик, ведя лошадей в поводу, и попусту сбивая ноги.
Лес был тих. В вышине, в оголенных ветвях могучего дуба неумолчно стучал дятел, время от времени вскрикивала какая-то птица. Между стволами мелькнула коричневая туша, увенчанная огромными развесистыми рогами, которая, при виде людей с треском продралась через подлесок. Из-под самых лошадиных копыт, казалось, выскочил посеревший уже к зиме кролик, и тяжело подкидывая округлый пушистый задик пропрыгал наискосок через тропу, и нырнул в заросли кустарника. С крепкой ветки, сразу над их головой, сорвалась яркая сорока, крикнув что-то ругательное, напоследок. Издалека донеслось глухое лисье тявканье и поскуливание.
Кони шли неторопливо, беззвучно сминая копытами опавшую хвою и толстый черный слой слежавшихся за многие года опавших листьев. Временами под копыта попадались и тонкие веточки, и хруст их в этой умиротворенной тишине, казалось, разносился так же далеко, как и голоса редких в эту пору лесных обитателей.
Начинало темнеть, и блеклый серый свет стал сгущаться, предвещая наступление сумерек. Ветер, не такой сильный здесь, в лесу, как на дороге, уже не заставлял ежиться, и не вышибал слезы из глаз. Тропинка впереди расширялась, образуя небольшую круглую полянку посреди которой стоял старый клен. Могучий ствол был рассаженн от развилки и почти до середины створа надвое, ударом молнии, еще в незапамятные времена - словно бы исполинским топором, и обуглен по линии разруба. Однако, обе его половинки, удерживаемые у основания все еще общей частью ствола, а вверху - роскошной кроной, в которой ветви так переплелись, что не позволяли несущим их половинкам ствола отойти слишком далеко друг от друга. Дерево, хранившее след небесного удара, было еще живо, и вся полянка в радиусе дюжины метров вокруг ствола была усыпана опавшими с него сосем недавно, багряными листьями. За полянкой тропинка и вовсе сужалась так, что по ней мог проехать только один человек, да и то, пригнувшись к самой шее лошади, и через сотни полторы шагов выводила на старую дорогу.

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 08 2017, 14:19
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
6


- Едут.
Трое человек, скрытые в зарослях у полянки, напряженно прислушивались, поджидая верховых. И приближение путников, ничем не таившихся, они заслышали издалека, по хрусту веток под копытами, и по тому, как срывались и улетали птицы с ветвей над тропой, при виде человека.
А потом и увидели - как в просвете между деревьев мелькнула рослая фигура и светлая шевелюра Бранна.
Человек в капюшоне напрягся, как перед броском, стиснув кулаки. Двое смотрели на него выжидающе. Один из них уже держал в руках лук, второй с терпеливой ухмылкой уверенного в себе воина, поглаживал рукоять длинного полутораручного меча. Они были втроем. Лошади их, заблаговременно привязанные у выхода тропки к старой дороге, не могли выдать их всадникам, приближавшимся со стороны новой дороги.
- Помните, что делать? - спросил, наконец, человек в капюшоне. - Пошли.
Два кивка. Две фигуры юркнули в лес, растворяясь в подступавших сумерках, среди густого подлеска. Человек в капюшоне неторопливо зашел за стоявшее посреди поляны дерево. Его расколотый надвое ствол был настолько толст, что целиком скрыл позади себя человека, несмотря на высокий рост и могучее сложение последнего.
Шли минуты. Всадники приближались, и впервые человек в капюшоне, почувствовал, как сердце колотится у него в горле, возбуждением близкого к своей цели охотника. Только вот вместо азарта охоты, его грызла мрачная решимость, и глухая злость.
Хрустнула ветка под копытами. Всадники вступили на полянку. Человек в капюшоне, прислонившийся спиной к стволу, смотрел горящими  глазами в противоположную сторону. Ему не надо было выглядывать из-за ствола, чтобы следить за ними. Он знал этот лес, и эту тропинку, и эту полянку. Знал с детства. Не хуже, а может быть, и лучше чем те, кто въезжал на нее сейчас.
Он не смотрел. Он считал шаги.
Один. Второй. Третий... пятый... Шестой... восьмой...десятый Вот сейчас!
Он выдохнул, и поднял голову к кроне над своей головой. В глаза бросился одинокий багровый лист, все еще трепетавший на высохшей уже ножке на одной из серых ветвей.
Свист, удар, и вскрик. Человек в капюшоне криво усмехнулся. Ему не надо было выглядывать, чтобы знать, что из-за кустов со свистом вылетела стрела, и глубоко, по самые перья, вошла в горло светловолосому охраннику,
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 08 2017, 14:43
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
7


От неожиданного свиста Алистер вздрогнул, обернулся на звук, и сердце замерло на миг, при виде того, как покачнулся Бранн, хватаясь за древко стрелы, выросшей в его горле. Все замерло. Миг, невероятный, невозможный миг, в который все вокруг замерло, застыло как в остановившемся сне, когда граф не мог не пошевелиться ни вздохнуть от шока, а его телохранитель, застыл в седле, еще живой, широко распахнувший глаза. А потом - качнулся, падая навзничь, на конский круп. Алистер рванулся к нему, подхватил, силясь удержать, не смог, как не смог и разжать рук и под тяжестью неподвижного тела, они оба рухнули наземь. Только вот ни падения, ни боли от него граф не почувствовал, обхватив руками своего верного друга, в шоке ощупывая его шею, стрелу, глядя в широко раскрытые глаза, и медленно открывающийся, в попытке сделать вдох рот. Словно буря срывающая окна с домов ворвался в мысли ураган, в котором невозможно было разобрать ни единой мысли, хаотический ужас, непонимание и страх, не пропускавшие ничего, кроме отчаянного вскрика:
- Бранн! Бранн!!! - жуткая, ледяная дрожь пробила все тело, когда он не веря своим глазам встряхнул раненого. - Бранн!
Светловолосый телохранитель содрогнулся всем телом, еще шире открыл рот, изо всех сил напрягая грудь, чтобы сделать вдох, но вместо этого - в его горле что-то булькнуло и изо рта с отвратительным, выбухающим пузырем выплеснулась темная кровь, которая тут же потекла по его щеке, и по рукам графа. Раз, другой, после чего могучее тело содрогнулось, и налилось неподъемной тяжестью, широко раскрытые глаза остекленели, и голова запрокинулась назад.
- Нет...
Этого не могло быть.
Этого не должно было быть!
Как! Кто? Зачем? Что происходит...
Он смотрел и не верил, не понимая, отказываясь допускать эту непонятную, невозможную истину. Ведь только что же разговаривали и...
- Бранн!
Как будто можно окликнуть того, кто уже мертв.
Захрустел подлесок, и, вскинув голову, Алистер увидел двоих, выходивших из-за деревьев.
С мечом и с луком.
Холод. Ледяной. Мертвящий. Жуткий, липкий холод пополз по жилам. Тело на руках стало еще тяжелее и он не заметил, как выпустил его, глядя на подходивших к тему людей широко открытыми глазами. Разбойники? Здесь? Под самыми стенами замка?
- Без глупостей, милорд. - тихо предупредил один, поднимая натянутый лук.
Что это значит, боги всеблагие! Алистер не мог не то, что выговорить этот вопрос вслух, но и даже сформулировать его в собственном, словно бы враз онемевшем мозгу. Он медленно поднялся, переводя взгляд с одного на другого. А двое, тем временем, подошли вплотную, один зашел сзади а второй остановился сбоку, целя ему прямо в лицо.
- Тихо!.
В спину ощутимо кольнуло. Меч. - запоздало догадался граф, слишком ошеломленный происходящим, чтобы сообразить хоть что-нибудь. Меч кольнул еще, вынуждая сделать шаг вперед. К самому стволу старого клена.
- Что это зна...

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Апр 10 2017, 23:37
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
8


* Совместно

- Сейчас узнаешь - раздался на полянке третий голос, и человек в капюшоне вышел из-за дерева, обходя его вокруг, и вынуждая обернуться, чтобы оказаться лицом к лицу.
Ну разумеется, брату не требовалось видеть лица, чтобы узнать с детства знакомый голос. Он побледнел и отступил назад, словно пораженный молнией
- Алдред?! - вырвалось у него с ужасом и изумлением.
- Соображаешь. - отозвался Алдред, отбрасывая с лица капюшон. То же сделали двое других. Раст и Севард. Двое таких же выкормышей Айтстоуна, какими были и четверо телохранителей графа. Только вот эти, в отличие от той четверки, не забыли, не переметнулись, не предпочли старшего брата тому, с кем все свое детство махали клинками на тренировочном дворе или гоняли зайцев по пустошам. Оставались верны, не соблазнились службой у графа. Остались при нем. И о да, он хорошо о них позаботится. Тот кто скажет, что Алдред Арден не знает цену настоящей верности - сильно ошибается. Раст щерился, с ненавистью глядя на бледного как смерть графа, упирая острие своего меча ему в бок. Севард, оставался невозмутим, удерживая натянутый лук, ростовой, тисовый лук, с такой легкостью, словно это был детский "треугольник".  Представив, как острие, сорвавшись с такого натяга, в упор ударит в лицо Алистеру, и пробьет череп как глиняный кувшин, Алрдед чуть не зарычал от удовольствия. И братец похоже это понимал не хуже него, во всяком случае взгляд, который тот бросил на хищно нацеленный на него наконечник, был полон ужаса.
Но еще красноречивее был взгляд, устремленный потом на него, Алдреда. И барон Тальман шагнул вперед,подходя вплотную.
- Итак. Мало тебе было, что ты отобрал у меня женщину, наследство, так теперь хочешь и вовсе всего лишить. Так?
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Апр 10 2017, 23:55
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
9


- Что ты говоришь... - прошептал Алистер, глядя в серые глаза брата, отступая еще на шаг. Острие меча последовало за ним, и лучник тоже шагнул вперед, неотступно целя в лицо. Осознание того, что брат устроил на него засаду, что не просто так он и его люди оказались здесь, очевидно же, что не просто прогуливались, а сидели в засаде, и застрелили Бранна - повлекло за собой и другое, жуткую догадку, что раз они дожидались здесь, значит, знали, что он поедет этой дорогой, а значит... дерево... о, боги...
Алдред всегда был шумен и говорлив, не в меру экспансивен, нарочито-добродушен... со всеми.
Со всеми, кроме него. С ним одним наедине, брат не носил своей привычной маски. И Алистер знал этот сухой, жесткий голос, не оставляющий никаких иллюзий.
И никаких надежд.
- Алдред. - он все же справился со своим голосом. Заговорил, хоть и тихо но ровно и спокойно, как всегда пытаясь уравновесить собственным равновесием бурлящую в Алдреде, крепко взнузданную злость. - Как это понимать. Зачем? Что тебе сделал Бранн?

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Апр 12 2017, 15:03
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
10


- Бранн? Ничего. - хищно ощерился Алдред - Совсем ничего. Только вот свидетели мне не нужны.
Он прошелся по полукругу, поглядывая на брата. О да, он знал, что тот сейчас встревожен, хоть и старается этого не показать. Да какое там встревожен, почти в панике. Хорошооо.
- Ты не ответил на вопрос. Впрочем, можешь не отвечать. - он сгреб брата за грудки, и притянул к самому своему лицу. Голос его напоминал сдерживаемое рычание хищного зверя, коим он сейчас и являлся. - Так слушай, что я тебе скажу, пока можешь слышать. Я не позволю тебе отнять у меня графство. Я терпел тебя из-за Алессы. Из-за того, что ты все-таки мой брат. Не хотел брать грех на душу. Велед мно-огие годы потратил на это, будь уверен. Все в воле богов, родная кровь, никуда, баргест меня задери не денешься! Я жда-ал. Да, сотню гроганов в твой тощий зад, я ждал! Ждал, пока ты сам сдохнешь, хотя руки чесались тебя придушить. Думал, боги сжалились, наконец, когда этот твой старый пень Галвин сказал, что тебе недолго осталось. Думал, все, вот он мой час, совсем немного осталось. Столько лет ждал, что мне каких-то полгода.
Он с силой толкнул Алистера в грудь, так, что тот отлетел на оставшиеся два шага, с силой приложился спиной о шероховатый ствол клена, и рухнул на колени у его основания. Алдред, стоя над ним с силой сжал кулаки. Его начинало трясти. Ярость, ненависть, накопленная за двадцать лет, заглушаемая всеми доводами инстинкта, разума и суеверия, сейчас уже не сдерживалась ничем.
- Ты удивлен? Да, идиот купился с потрохами на мое "беспокойство о здоровье брата". Ты бы видел, как этот старый хрен сокрушался. А я ему еще и подпевал соответственно, уж будь уверен. Скотина все выболтал, всеее, пока вы были в Лансе. По мне, так сдыхай себе, я б тебе и веночек из вьюнка принес. Даже слезу бы пустил на твоих похоронах, как полагается любящему брату. Но тебе мало, да? - он снова сгреб брата за ворот, вздернул на ноги легко, как куклу, и зашипел ему в лицо. - Графство у меня отнять задумал? Сучке своей и ее щенятам оставить? Так? Чтобы я так и остался ни с чем, тогда как какие-то еще нерожденные щенки будут пользоваться моим наследством? И мои люди тоже?
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Апр 12 2017, 15:05
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
11


Удар спиной о дерево вышиб дух из легких, от боли все тело как парализовало, он рухнул как куль, но не успел даже вздохнуть, как его снова вздернули на ноги.
- Нет... - едва слышно прохрипел Алистер. Слова брата, холодная, неукротимая злость ощущавшаяся за каждым его словом, заставляли его сердце сжиматься от ощущения чего-то неминуемого. Оба телохранителя брата придвинулись еще ближе, и угрожающее выражение и лиц не оставляло никаки иллюзий. Меч, упертый в бок, проколол и плащ и котту и рубашку, впившись острием в кожу, и он почувствовал, что-то тоненькое и теплое, что поползло по коже, быстро остывая и холодя своим прикосновением. И осознание того, что его сейчас, скорее всего, убьют, убьют эти двое, и даже не по приказу брата, а потому, что он, умелый манипулятор, искусно подогревал в них ненависть много лет, и подогревал ее сейчас, расписывая его их грядующую обделенность, смертным ужасом ползло по жилам.
Но при последних словах - кровь бросилась ему в голову, и он вцепился в запястье Алдреда с силой, которую трудно было от него ожидать. Враз забыв и о мече и о стреле, он подался вперед, чуть ли не угрожающе.
- Не смей. Не смей так говорить о моей дочери, Алдред! А ты чего хотел? Что я оставлю ее на твою милость? При том, что я о тебе знаю? Да, я выдаю ее замуж, и как можно скорее, подальше от тебя.
Сердце колотилось где-то в горле, и медленная, тягучая боль, горячей тяжестью проснувшаяся в груди, свернулась в тугой узел, поползла по левой руке. Алистер побледнел еще сильнее, и выпустив руку брата, прислонился к дереву, медленно вдыхая воздух насыщенный горьковатым запахом хвои и прелых листьев. Заговорил он только после паузы, видя, что Алдред молчит.
- Она моя дочь, Алдред. Я должен защитить ее. Что с ней станет, если она не выйдет замуж пока я жив? Останется при тебе приживалкой? Да ты, в лучшем случае, сейчас же вышвырнешь ее на улицу, без средств к существованию, скажешь не так? Нет! Она выйдет замуж за достойного человека, и...

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Апр 12 2017, 15:07
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
12


- И родит тебе внука, не так ли? - со странным спокойствием заметил Алдред - Ты это хочешь сказать? - он усмехнулся, и упер руки в бока, склонив голову набок, словно в искреннем любопытства. - Скажи, брат, ты правда так наивен, что полагаешь, будто я позволю этому случиться? Я много лет ждал когда ты сдохнешь. В конце концов твое право, хоть и весьма сомнительное, право первородства, и волю нашего отца, я оспаривать не мог. Но позволить тебе отдать мой дом, мое наследие - каким-то еще нерожденным щенкам, а самому до конца жизни прозябать в этой дыре, которая называется Тальман? Ты правда, веришь, что я позволю тебе это сделать?
Он шагнул вперед, впившись взглядом в глаза брата, которые из зеленых сделались почти черными, из-за до предела расширившихся зрачков. Боится. О дааа еще как боится. Да-а. За все двадцать лет сейчас заплатит Алистер. За Алессу. За Айтстоун. За все! Страхом. Ужасом. А потом, он позволит своим людям убить его. Им же хочется, и давно. И скоро захочется еще больше. О нет, сам он не замарает рук убийством родного брата. Пролить родную кровь - страшнейший из грехов, и даже сейчас, Алдред не пошел бы на такое. Но снять поводок с собаки ведь не означает самому убить дичь. Собаки убьют сами. А он сполна насладится агонией. О даа, он давно заслужил такое удовольствие.
- Понимаешь, да? Молись, Алистер. Стань на колени. Попроси, может быть я сжалюсь, и позволю тебе умереть быстро? Потому что у Севарда руки, ручаюсь, чешутся истыкать тебя стрелами а у Раста - порезать тебя на кусочки, пока глоткой не изойдешь вусмерть, правда, парни? За девку свою попроси, чтобы я ее не обижал. - вкрадчивый голос Алдреда составлял дикий, невообразимый контраст жгучей ненависти, кипевшей во взгляде. - Впрочем, за нее можешь не беспокоиться. Я же до-обрый дядюшка, разве не так?
Он хмыкнул и Раст Севардом загоготали, по достоинству оценив шутку, цену которой они знали не хуже графа.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Апр 14 2017, 00:57
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
13


* Совместно

От их смеха волосы, казалось, стали дыбом а по телу разлился леденящий холод. Алистер прислонился спиной к стволу, не сводя расширенных от ужаса глаз с брата. И, о боги, на этот раз, в его глазах он читал свой смертный приговор. Сколько было сцен, разговоров, гневных вспышек, скрытых от всех, наедине. Сколько было угроз, но всякий раз он знал, что дальше слов дело не пойдет, тогда как сейчас...
- Нет... - хаос мыслей закружился в голове пытаясь осмыслить эту непонятную, невозможную действительность из которой вдруг паническим осознанием мелькнуло, что все! Сейчас все и правда может случиться. И... что тогда? Эйнн? Боги! От слов брата, точнее даже от тона, которым они были сказаны, у него потемнело в глазах, и будучи и без того бледен, он и вовсе побелел как мертвец, и жгучий ком в груди словно бы разросся ткнув изнутри в ребра, сдавив дыхание. - Нет.. Алдред! Во имя всех богов, что ты говоришь! Ты лишился рассудка!

- Я? - Алдред шагнул еще ближе, и зашипел ему в самое лицо, нависнув над перепуганным братом. - Я можно сказать только сейчас и обрел разум. Я довольно ждал, Алистер. И нассать мне на все Бездны, если из гроганова страха перед ними я позволю и в этот раз себя обокрасть.

- Ты... ты мой брат ... - едва слышно прохрипел граф, не в силах сделать ни единого движения. Да и куда. Позади дерево, с трех сторон все ближе подступали, уже замкнув вплотную в кольцо трое дюжих молодцов, у него подкашивались ноги, и он опирался спиной о ствол, только чтобы не упасть. Среди обрывков мыслей он судорожно искал ту, которая может остановить эту надвигающуюся бурю, искал, и не находил. И от все возраставшего страха, паники, отчаяния, болезненная тяжесть в сердце становилась все сильнее и сильнее, сдавливая дыхание, постепенно переходя из горячей в жгучую, как ... Боги.. Как тогда, когда... Нет... надо договорить, объяснить, тогда он все поймет, и можно будет успокоиться, глотнуть лекарство, и может быть дело не дойдет до того страшного приступа, какой был весной, и оборвал бы его жизнь, если бы не Галвин. Голос графа сорвался .
- Я... Эйнн выйдет за Раота! Уедет с ним. Ты... Айтстоун... достанется тебе! Слышишь?

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 15 2017, 21:42
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
14


- Вот как? - в светлых глазах Алдреда бушевало ледяное пламя. Паника в глазах брата наполняла его холодным, мстительным торжеством. - А потом, годика через три, когда у нее народятся детишки, и их папочка вспомнит о том, что его потомки имеют права на Тераден, мне придется собирать манатки и проваливать из собственного дома? Раот ушлый малый, и не такой дурак как ты, он своего не упустит. И зачем мне все это? - он схватил брата за ворот плаща, и повернул кулак, накручивая на него ткань так, что тот задохнулся и зашептал ему в самое ухо, почти мягко, вкрадчиво, словно любовник.
- Зачем, я тебя спрашиваю? Я могу получить все. Здесь и сейчас, старший брат. И получу. А твою сучку я трахну на твоей могиле. А потом отдам своим парням. Мне будет приятно знать, что ты все это увидишь, так что сделай милость, не воспаряй на свои трахнутые Небеса прежде временни. Сыщи время, полюбуйся. О, ей понравится. Это ж такой слепец как ты мог не видеть что у девки давно свербит меж ног. Ей давно нужен мужик, который отымел бы ее как следует. Знаешь, какое удовольствие я получил, видя как она обжимается с этим бродягой-бардом в саду? В обнимочку, с трубочкой, да жаль что паршивец сбежал, и дела до конца не довел, а уж как я ему все для того условия создать пытался. Слизняк оказался, как и ты. Ничего-о-о я уж о ней позабочусь. Как сле-едует позабочусь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Апр 15 2017, 22:38
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
15


Как удар меча - каждое слово. Каждая нотка голоса - удар самое сердце. Да.. он знал куда бить. Знал.
Алистер уже едва слышал брата. Задыхаясь не столько от затянутого до предела ворота, сколько от подступившего к самому горлу сердца, от стремительно нараставшей, нестерпимо жгучей, тягучей боли, залившей грудную клетку изнутри, не позволяющей ни дышать, ни думать, он почти висел всем телом в его железной хватке. Голос Алдреда раздавался в его ушах гулко, растянуто, искаженно, и, казалось глох с каждым словом, заглушаемый все нарастающим шумом крови в висках. Перед глазами мутилось, плыл какой-то кровавый туман, бескровные губы стали наливаться синевой, и стоило бы Алдреду отпустить его - он бы упал, не устояв на ногах, которых больше не ощущал.
- Нет... - собственный голос был чужим, сиплым, едва слышным. Голова запрокинулась назад, руки бессильно повисли. - Нет... Алдред... Прошу... Умоляю... пожалуйста!
Боги, боги всеблагие Эйнн! Жуткие угрозы брата, которые, граф знал, тот вполне способен выполнить, и ужасное осознание того, что все так и будет, и что дочь, его дочь... Сердце зашлось хаотичным ритмом, перекрывая остатки дыхания, отозвалось вкусом крови во рту, в груди что-то захрипело и даже понимание того, что он сейчас умрет было ничем по сравнению с ледяным, всепоглощающим ужасом, которому он ничего не мог противопоставить, не мог предотвратить, не мог спасти... не мог, Боги не мог!!!

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 01:43
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
16


- О чем умоляешь? - так же вкрадчиво осведомился Алдред, склоняя голову набок, точно сытый кот, играющий с мышью, наслаждаясь каждым мгновением этой мучительной агонии, каждой капелькой пота выступившей на лбу брата, каждой секундой ужаса в его глазах. Да-а, стоило ради этого столько ждать. Стоило! И, право, неизвестно что было бы бОльшим наслаждением, вот так, медленно терзая, довести его до разрыва сердца, или же, всласть помучив, дать волю Расту и Севарду. А Алистер мучился, о да, мучился, исходил страхом и болью, платил за все этой мукой, каждую подробность которой Алдред смаковал, как хорошее вино, но чем больше он смаковал, тем больше хотелось еще и еще. Вырвавшаяся наружу, нараставшая как ураган, неутолимая ненависть требовала большего, страшное, непреоборимое желание толкало его упиться своей местью еще больше, впиться в горло  брата зубами и пить его кровь, как бааван-ши, ох, как должно быть это было бы упоительно...
- О чем умоляешь, старший брат? Умолять следует на коленях! Ты забыл?
Он разжал пальцы, и Алистер рухнул на колени, судорожно выгнулся, схватившись за сердце, и стал заваливаться набок. Алдред, выругавшись так, что на Небесах, верно содрогнулись, бросился на землю рядом с ним, подхватил одной рукой под спину, и что было сил отвесил ему оплеуху такой силы, что голова его, будто голова тряпичной куклы мотнулась к плечу, а из уголка рта вытекла струйка крови.
- Ты чего? Кончиться вздумал? Вот прямо сейчас? - барон Тальман с силой встряхнул брата за плечи, отвесил другую оплеуху, и всмотрелся в его полузакрывшиеся глаза. - Рано! А ну открой глаза! Открой глаза, и дыши, ты еще не до конца со мной расплатился. И после смерти платить будешь двадцать лет, так же как и я ждал своего!  Ты слышишь меня?
С силой встряхнув брата, Алдред попытался подняться на ноги и прислонить его к дереву, но тот не мог стоять, и барону снова пришлось опустить его на землю, поддерживая полубесчувственное тело за плечи. Этого он не предусмотрел. Слишком рано! Алистер еще не все выслушал! Барон сплюнул, в ярости, поглядел снизу вверх на явно озадченных таким поворотом Раста и Севарда, которые от неожиданности отступили на полшага, а потом оглянулся через плечо.
- Раст! Привяжи их лошадей, чего они до сих пор там бродят! Не ровен час, умчатся в замок. Севард, поищи, тут где- то поблизости должен быть ручей, давай сюда воду, живо! Ну? - он снова тряхнул графа, и, сообразив, что тому трудно дышать, с силой рванул его, разрывая разом и ворот плаща, и котты, и рубахи. - Не смей умирать сейчас! Иначе, клянусь всеми двенадцатью Безднами я твою дочурку всей своей ватаге отдам, буду предлагать ее каждому смерду, растяну нагую во дворе, задом кверху на всеобщее пользование, пока у нее кишки изо рта не полезут. Открой глаза, слышишь?!
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 01:45
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
17


Все уходило, немело, заканчивалось. Ни тела, ни мыслей, ни мира вокруг, ни ветра, трепавшего волосы, ни каменной хватки у горла, ни земли, ударившей по коленям. Ничего, только тягучий океан собственной крови, в которой захлебывалось заходившееся в неровных спазмах сердце, гулкий, растянутый голос, и бесконечная, бездонная агония беспомощного ужаса, страшнее которого нет ничего ни на том ни на этом свете. Все заканчивалось. Алистер уже не осознавал толком где он и что происходит, остался только голос брата, его лицо, качавшееся в кровавой дымке, голос, и мука, равной которой не сыскалось бы ни в одной из Бездн.
- Алдред... - он все же открыл глаза, потемневшие, почти невидящие, заволакиваемые предсмертной дымкой, и уже едва шептал, выговаривая слова помертвевшими губами, которые заливала синева - Алдред... Умоляю... Во имя всех богов... Памятью нашего отца... Ради Алессы... Прошу... Хочешь моей смерти? ... Убей меня если хочешь... Клянусь... Клянусь именем Торна... клянусь памятью моих детей... я прощу тебя... За порогом... Найду... Прощу... Заступлюсь перед богами... Себе заберу твой грех... Клянусь... Пожалуйста... Только... Эйнн... ради богов, Алдред!... Эйнн... Не причиняй вреда моей дочери... Умоляю... Обещай... Прошу тебя...
Алистер почти ощупью нашел плечо брата, поддерживавшего его, и попытался сжать, чтобы вложить хоть сколько-нибудь веса в свои слова. Бесполезно. Пальцы не слушались, были холодными, чужими, и почти ничего не ощущали.
- Моя дочь... ты... прошу тебя... Только не она... Брат...
С последней, отчаянной надеждой он смотрел на Алдреда. Пронзительная, как крик, молитва буквально разрывая в клочья душу немым, отчаянным криком, безмолвным воплем к безмолвным богам, вопила, умоляла, рыдала, взывая к Торну, отцу великодушия, к всеблагой матери- Амате, моля сжалиться, умягчить, растопить это каменное сердце.

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 01:47
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
18


- Твоя дочь - очень медленно прошептал Алдред, глаза которого сузились по-кошачьи. - Могла быть моей, если бы ты не украл у меня мою женщину. Дом наших предков был бы моим, если бы ты не украл у меня расположение отца. А если бы я тебя сейчас не остановил, ты бы снова обокрал меня.
Он говорил так тихо, что разве что только Алистер мог его слышать. Но перебивать уже похоже был не в силах. Он умирал, Алдред видел это совершенно ясно. И это обстоятельство наполняло его неимоверной досадой. Ну почему все хорошее заканчивается так быстро! Проклятый хиляк, мог бы и подольше продержаться. Ему все казалось, что сделал он, и сказал - недостаточно. Надо было еще, и еще, давить без всякой жалости, довести до того, чтобы Алистер сам бросился ему в ноги, слезно умоляя о смерти. А сейчас... Сейчас он попросту подохнет, да еще и в уверенности, что купил своим "прощением" двадцать лет его, Алдреда жизни. Ну уж нет!
- Не-ет, Алистер. Мне не нужно твое прощение. Потому что я сам тебя не простил. И ничего не забыл. Надеешься сейчас мирно умереть, да еще связать меня последним словом, и купить себе покой? За все, что ты мне сделал, надеешься заплатить всего лишь своей смертью? Нет, брат. Не будет тебе покоя, потому что - он наклонился ниже, - Потому что большие долги оплачивать надо полной мерой. И с процентами. Ты мне должен, Алистер. И ты заплатишь. Не будет тебе покоя ни в Безднах ни на Небесах. Ты сдохнешь, но сдохнешь с сознанием, что твоя девчонка будет платить по твоим долгам еще очень долго. Да, будь ты проклят! А на мне нет греха. Я ведь в твоей крови не измарался, ты умираешь сам. А знаешь почему? Это заслуга твей же любимой дочурки, которая тебя, во цвете лет в больного старика превратила своими выходками. Вот уж за что я ей благодарен. Да плевал бы я на грехи, и не так скучно даже мерзнуть во Льду, зная что ты страдаешь куда пуще моего, и будешь так страдать вечность, мгновение за мгновением, своей хваленой совестью осознавая, на что что обрек свою драгоценную Эйнн, и понимая что ничем не можешь ей помочь. А ты будешь. Каждое мгновение своего посмертия, Алистер. Каждое.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 01:48
Алистер Арден
Персонаж мертв
avatar
Репутация : 262
Очки : 413


Здоровье:
0/80  (0/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
19


Алистер уже едва находил силы удерживать глаза открытыми, судорожные, беспорядочные, хаотические толчки сердца уже не прокачивали кровь через засыпавшее тело, не давали ни дышать, не говорить. Он полулежал в объятия брата так, что со стороны любой принял бы этот жест за полный участия и заботы к больному.
И лишь он один видел ЕЕ.
Ненависть.
Холодную, неистребимую ненависть, которая смотрела на него светлыми глазами Алдреда.
Брата-близнеца.
Единственного врага, которого он когда-либо нажил за всю свою жизнь. Самого непримиримого врага. Страшное проклятие, которому тот обрекал сейчас его, Алистера. Было ли оно им заслужено? Говорят, перед умирающими проносится вся жизнь, но граф Тераден сейчас не видел ничего, кроме этих ледяных, ненавидящих глаз. И, странно, но панический страх за дочь, на мгновение уступил место странной, непреоборимой силе, заставившей его взгляд проясниться, а голос стать почти различимым, позволившей сделать вдох - настоящий, полноценный вдох, вырвавшей у подступавшего небытия еще несколько мгновений, чтобы... чтобы...
- Боги... да рассудят нас... - прошептал он, не чувствуя, как бессильно упали его руки, тяжело ударившись о землю, не чувствуя ни своего тела, ни удушья, ни разрывавшей грудь боли, не понимая, откуда берутся слова, которые он произносит.
- Если я виноват перед тобой... то я готов заплатить... Но если моей вины нет... то... да будет моя душа... жертвой Торну... я вернусь за тобой... Алдред... если с головы моей дочери упадет хоть один волос... Я вернусь... слышишь?

___________________________________________________
И день грядёт... с моих колен
Она вспорхнёт, попавши в плен
Коварных чар чужих мужчин, 
Где каждый - вор и сукин сын.... 
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 01:49
Алдред Арден
граф Тераден
avatar
Репутация : 110
Очки : 186


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
20


* Совместно

Если что-то и могло взбесить Алдреда сильнее, то именно это. Мольбы и просьбы, возможно, в конце концов и польстили бы его самолюбию, и утолили бы эту жажду мести, с которой он с таким наслаждением пытал брата, терзая его страхом за то единственное, что было ему дороже всех богов. Умоляй он подольше, возможно, когда-нибудь этот бездонный колодец и наполнился бы. Упился бы сполна, и, сыто рыгнув, позволил бы себе отпустить, наконец, собственную манию.
Но это?!
Угроза?
Его обдало жаром, губы раздвинулись, обнажая сжавшиеся в поистине зверином оскале зубы, кровь прилила к лицу.
Вот как? Вместо униженной мольбы - угроза? УГРОЗА?! Уже подыхает, едва дышит, ему бы умолять, а он угрожает? ЕМУ?! Алдреду?! Уж не ослышался ли он!
Но пронзительно зеленые глаза смотрели на него так ясно и с такой, неизвестно откуда взявшейся уверенностью, что у Алдреда помутилось в глазах. В висках застучало, горло сдавило, глаза налились кровью, обветренное лицо побагровело в диком, неистовом припадке бешенства.
- Вернешься значит? - прорычал он, уже не помня себя от ярости, схватив Алистера за волосы и оттянув его голову назад. Рука сама вырвала кинжал из ножен, сдавила рукоятку так, что та чуть не хрустнула в могучей хватке. Но он всего этого не видел, видел лишь это наглое, неуместное, словно в насмешку, в издевку - спокойствие, которое смотрело на него сейчас глазами Алистера. Видел, видел...
- ААааааааррррррххххххх - кровь брызнула из обеих ноздрей, казалось вот-вот хлынет и из налившихся багрянцем глаз, - Ну давай!
И он с силой всадил клинок в грудь брата, по самую рукоять.

Алистер коротко, судорожно ахнул, замерев на вдохе. Глаза его широко распахнулись, и в них вдруг хлынуло пронзительное, холодное, пасмурное, низкое, тяжелое, темнеющее небо. Тоненькая серая ветка на его фоне казалась черной. И черным же казался пятилапчатый листок, трепетавший на тоненькой, сухой уже ножке. Губы дрогнули, беззвучно выдохнув имя дочери.
- Давай! - крикнул откуда-то издалека голос Алдреда. Кровь, кипела в его висках, облекая голову как кипятком. Рука сама вырвала кинжал из тела брата и всадила его еще раз. - Давай! - еще удар! -  Возвращайся!- еще удар. - Ублюдок! Дерьмо! - еще удар.
Еще и еще, не взвидя света, ничего кроме застилавшей глаза кровавой пелены, не слыша ничего кроме дикого стука крови в ушах, не ощущал ни брызг на лице, ни чего ни вокруг ни внутри себя, кроме безумного бешенства, рыча и неистовствуя, не видел и того, что остановившиеся глаза Алистера медленно закрылись после второго удара, что тело его больше не вздрагивает а из побелевших губ не вырывается ни стона, ни вздоха.
Не мог он знать и того, как в этот самый момент, там, за лесом, выше по склону, на пустошах плоскогорья, сидевший на шпиле башни Айтстоуна с самого утра, огромный черный ворон, с пронзительным криком сорвался с места, сделал круг вокруг башни, крикнул снова, почти торжествующе, и взвился высоко в тяжелое низкое небо, исчезая из глаз.

- Посмотрим! Посмотрим! Как! Ты! Вернешься!
Каждое слово сопровождая ударом кинжала, не в силах остановиться, не в силах совладать с собой, едва ли сознавая что делает, Алдред, колол и колол, пока наконец, подбежавшие на его крики Раст с Севардом не сговариваясь навалились ему на плечи, силясь оттащить его от трупа.
- Милорд... милорд, все, все хорошо, все закончилось... - Севард что-то говорил, пытаясь успокоить, Раст же только пыхтел, потому что сдвинуть с места Алдреда было не так-то просто. - Оставьте, граф, он мертв, вы победили.
Граф?
Алдред неожиданно застыл, точно в лицо ему выплеснули ведро ледяной воды. Обезумевший, потерявший всякое подобие человеческого, застывший и невидящий взгляд постепенно прояснялся, пока оба телохранителя, пытались разжать его руку, удерживающую бездыханное тело.
Граф?
Словно приходя в себя от кошмара или бреда, Алдред поглядел вначале на одного своего охранника, потом на другого. Потом перевел взгляд на свои руки, на окровавленный кинжал, и растерзанный труп Алистера.
Тяжело, сильно и горячо толкнуло что-то в голову. Он выронил кинжал, выпустил тело, отвернулся, не в силах подняться на ноги, согнулся в три погибели, держась за живот, и его вырвало чем-то пестрым. Из носа все еще текла кровь. Перед глазами мутилось.
Прошло несколько минут, прежде чем осторожные заботы обоих охранников вернули ему чувство реальности происходящего. Настолько, что он даже встал, хоть и шатаясь. Отер кровь рукавом, посмотрел на свои окровавленные руки, ощупал забрызганные кровью котту и лицо. Надо будет умыться. И переодеться.
Вот таки и пришлось стать братоубийцей. И зачем, спрашивается, ждал столько лет, если в конце концов все равно пришлось сделать это своими руками?
Он поглядел сверху вниз на брата. Тот лежал, откинув одну руку и склонив голову к плечу, с таким бесконечно спокойным лицом, что если бы не с десяток прорех, превративших его одежду в залитое кровью решето, могло бы показаться что он просто спит.
- Будь ты проклят. - скорее устало, нежели с ненавистью, Алдред пнул убитого носком сапога по ребрам. - Вынудил таки меня грех на душу взять. Ну и Бездна с тобой. Не ожидал я от тебя такой подлянки напоследок. Ну ничего, расквитаемся.
Он наклонился, раздернул залитый кровью плащ, извлек из-за борта котты коротенький свиток, скрепленный герцогской печатью, сунул его себе в рукав, и, повернувшись, зашагал через поляну, на ходу отирая окровавленное лезвие кинжала полой своего плаща.  
Раст и Севард, оглядели поляну, на предмет того, не осталось ли здесь чего-нибудь, что могло бы навести на подозрения. Севард вырвал свою стрелу из горла Бранна, Раст обшарил оба тела, и снял с Алистера кошель с монетами, сорвал массивную серебряную булавку с четырехлучевой звездой Арденов, скреплявшую плащ. С охранника, кроме серебряной звезды Двенадцати на черном кожаном шнурке и взять-то оказалось нечего. Но зато позаботился о том, чтобы одежда обоих была в беспорядке, чтобы было видно, что тела обыскивали. Севард отвязал лошадей и повел их в поводу к выходу на старую дорогу, где уже поджидал их Алдред, с трудом взгромоздившийся в седло, и державшийся одной рукой за голову, которая дико пульсировала от боли. Их возвращение он встретил благодарным кивком, и тут же пустил лошадь вниз по дороге. Телохранители, также поднявшись на своих лошадей, последовали за ним, уводя за собой и коней Алистера и Бранна. Закатное солнце там, за пеленой облаков, коснулось вершин деревьев, и блеклый рассвет ничем не напоминал кровь троим, уже умывшимся в лесном ручье, и переодевшимся в чистое, когда они пересекли тракт, и углубились в редколесье по другую его сторону, по узкой, едва уловимой тропинке. Здесь, зайдя поглубже от дороги, они оставили обоих лошадей убитых, накрепко привязав их к деревьям, здесь же разложили костерок, в котором сожгли окровавленную одежду, и направились дальше, когда над лесом уже сгустилась темнота.

Маленький замок барона Тальман был и вправду мал. И необходимости в охране здесь, как таковой, почти не водилось. Зато потайной ход был, и Алдред частенько им пользовался. И пока Раст и Севард, преспокойно постучали в ворота, отвлекая двоих караульных, и угощали их медовухой из привезенного с собой меха, барон прошел потайным ходом прямиком в замок, к себе в спальню, сбросил одежду и забрался в постель, пытаясь охладить собственные мысли о холодную подушку. Тела найдут повидимому нескоро. А могут и вовсе подумать, что Алистер просто решил заночевать в дороге и вернуться назавтра. Да и найти два мертвых тела посреди леса будет непросто. Этак можно и дюжину дней искать, а когда найдут - птицы да оголодавшее к поздней осени зверье всласть успеют порезвиться над трупами. Туда братцу и дорога. Но... когда бы ни нашли. Рано или поздно, к нему придут, чтобы оповестить о смерти брата. И тогда...
О да.
Эта мысль, наконец, утихомирила бессвязную бурю в голове. Алдред благодарно потерся лбом о подушку, натянул повыше на плечи толстое одеяло, и уснул. И ему ничего не снилось.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Апр 16 2017, 01:52
Эйнн Арден
Дочь вереска
avatar
Репутация : 276
Очки : 525


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
21


- Улетел! - раскрасневшиеся от быстрого бега Эла и Марион, влетели на кухню, нетерпеливо подталкивая друг дружку то в спину, то в бока.
- Я ж говорил - улетит, так что осталась Безликая с нос…
Вошедший Кайд таки отвесил Родри затрещину. Служанки же, да и Алма замерли, поднеся руки к лицу в священном жесте. “Поминать Безликую, да ещё так…”
- Хватит трепаться, граф обещался к вечеру быть. А вы все о какой-то сраной птице шепчетесь.
Пропустив негодующего на такую несправедливость Родри, Кайд неодобрительно покачал головой и вышел следом.

Не то, чтобы Эйнн верила во все эти легенды, присказки и приметы, но после того, как Родри выпустил по ворону с десяток стрел и ни разу не попал - задумалась, и, то и дело откладывала шитье, когда мысли о вороне, смерти, Безликой, и, страх становились уж слишком навязчивыми. Вот когда умирала Брегис - её нянюшка, никакого ворона никто и не заметил. Так глупости это. Да, глупости... Глупости! Селянские суеверия, ничего больше. Они все живы. Отец… его нет в замке, да и Бранн с ним поехал, а Бранн, он и против пятерых выстоит… Да и не первый это раз, когда отец задерживается, да только…
Мысли её напоминали цветной клубок шерстяных ниток. Одна нить разматывается, тянет за собой другую, третью, а где-то и вовсе с пяток сплелись воедино.
Эйнн не сразу расслышала негромкий стук в дверь. Постучали настойчивее. Девушка устало потерла глаза, глянула на оплывшую толстую свечу, что стояла на столе, рядом с корзинкой для шитья. За окном уже давно стемнело, было слышно, как воет в щелях ветер. На душе, с каждой минутой становилось все беспокойнее.
Короткий, громкий стук в дверь заставил девушку вздрогнуть.
- Войдите...
Дверь скрипнула отворяясь, и за ней появился Кайд.
- Улетел ворон, может, и впрямь ему, стервецу, у нас понравилось. Место выбирал. На будущий год прилетит и гнездо совьёт… - ещё днем, охранник заметил, как изменилось настроение девушки, и знал, о чем она думала, поэтому и решил отвлечь её. А там,  глядишь, уже и граф подоспеет. Нечего девочке голову страхами забивать, обошлось все тогда, обошлось… А служанкам этим,  уши бы лично надрал, ишь, подняли вой, бабы темные. Тьфу, и Родри хорош, лучник хренов, так его, растак…
- Мне не спокойно. Кайд,  я боюсь, очень боюсь, ворон, не ворон, а мне страшно, Кайд, страшно… Страшно… - вскочила на ноги и заметалась по комнате, обхватив себя руками. - Каждый раз… Всегда беспокойно, но сегодня по-иному, Кайд...
- Та-ак… - проворчал охранник шагая в комнату и не плотно прикрывая за собой дверь. - Ворон... да я воронов этих, на день по дюжине вижу, и живой. Глядите. - Кайд хлопнул себя ладонями по груди. - Наслушались дур этих деревенских, и теперя вон ныть вздумали? Не годи-ится.
- Но ведь Родри… - жалобно прошептала Эйнн.
- У него только язык промаху не знает, да кое-что иное… - Кайд закашлялся, поняв, что только что сморозил, а девушка покраснела и чуть погодя залилась смехом. На душе как-то сразу полегчало. Если Кайд не беспокоится, значит все впорядке. Но беспокойство за отца, так до конца и не прошло.
Сидели она так долго, устроившись у камина. Эйнн в кресле, а охранник по-простому сел на пол, облокотившись спиной к прогретой стене. Кайд рассказывал Эйнн забавные истории, и они вместе посмеивались над их героями.

Спустя несколько часов, к полуночи, Кайд вошел в комнату, которую делил с Родри.  Четверо доверенных телохранителей графа жили не в нижнем этаже, не как слуги или охрана, а наверху, как члены семьи. Кровать Родри, как и следовало ожидать, была пуста. Сегодня была его очередь возглавлять ночную стражу. Из-под двери смежной комнаты пробивался свет.
Немного поколебавшись, воин толкнул ее без стука и вошел. На узкой, приткнутой изголовьем к распахнутому окну сидел Сафир, поджав ноги, и покуривал трубку, глядя на то, как уплывают извивы сизого дыма в темноту. На тумбе между ним и второй, пустой кроватью, оплывала свеча.
Явление Кайда совершенно не удивило следопыта. Он только бросил на него взгляд, и, затянувшись дымом, медленно, словно цедя его губами, выдохнул струю дыма в темноту.

- Граф все еще не вернулся. - негромко произнес воин, садясь на пустую койку Бранна, и с глубоким выдохом, запустил волосы в свою буйную шевелюру. Задержка, в общем-то небольшая, но и ведь от герцогского замка до Айтстоуна дороги всего ничего. И не было ни дождей, ни гроз, способных задержать в пути. Сафир молчал, поскольку не видел необходимости комментировать очевидное.
- Завтра поеду ему навстречу. - решил Кайд, повидимому и не ожидавший ответа, и с тем же успехом мог бы говорить и с табуретом, поскольку важно было просто выговорить мысли вслух. - Может задержался. Или в трактире каком заночевал.
- Я с тобой - спокойно отозвался тот, вынимая трубку изо рта, чтобы выдохнуть  очередной клуб дыма, и оставаясь при этом безмятежным и отрешенным, как статуя этого пузатого аспарского божества, имени которого Кайд никак не мог запомнить. Даром, что сам Сафир был тощ как камыш, а рожи безмятежные, умел корчить не хуже. Хотя тон, в противовес роже, был более чем серьезным.
Кайд лишь кивнул, и встал, покидая комнату. Однако, спал он в ту ночь плохо.
Ему снился ворон, который, каркал ему прямо в лицо. Насмешливо, нагло, издевательски.
Каркал, и рассыпался грудой черного пепла. А через какое-то время, появлялся во сне вновь.

- Эпизод завершен -

___________________________________________________
За все я вас благодарю...

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Апр 17 2017, 12:17
Спонсируемый контент

 
22


Сообщение  
 
31.10.1253. Последний крик ворона.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL