ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 12.11.1253. Цена искушения. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
1


Дата/время: ночь с 12 на 13 число.
Место действия: Один из домов удовольствий Мейнстона.
Участники: Анджей Дарелл, Эдмунд Авенмор.
Предыстория/суть темы: За грехи искушения рано или поздно придется расплачиваться. И не звонкой монетой, а куда более ценной валютой. Чем закончится попытка принца-храмовника поймать герцога Дарелла, давно подозреваемого в мужеложстве, на месте преступления? Кто из них будет смеяться последним?


___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Мар 09 2017, 12:54
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
2


Ах, этот Ланс. Еще не остывший после очередного лета, теплый, окрапленный прохладным ночным дождем, который остудил воздух, но не душу горячего молодого герцога, который после всех своих переживаний и потерь вдруг вновь почувствовал желание жить. Торопиться жить и все успеть.
В ночной прохладе и полумраке, когда Мейнстон уснул вместе с вопросами политики, которых, казалось, теперь не было вовсе, ожил другой город, словно совершенно новый, лишь отчасти похожий на предыдущий. Это был ночной Мейнстон, в котором желтый камень высоких стен сменился серым и голубым в тусклом свете луны. Погасли свечи в окнах горожан, но зажглись другие: факелы в руках ведущих патруль гвардейцев, свет над замковыми воротами, закрытыми на ночь... и десятки свечей в окнах домов удовольствий... где только начиналась жизнь!
Там сладкие Ланские вина лились реками, подавались щедрые яства, коими осенью город был особенно богат, горожане и гости города танцевали, пели, любили друг друга, не глядя на пол, возраст, титул, религию, происхождение. Все были равны перед единственной богиней, звали которую Ночь. И Ночь была влюблена в Ланс, как в самого великолепного на свете мужчину.
Разве мог Анджей Дарелл оставаться в четырех стенах отведенных ему покоев, когда он был наслышан, что Мейнстон - колыбель любви, где живут самые роскошные женщины, подаются самые сладкие вина и устроены самые богатые бордели Кэйранда! Это было невозможно, Анджей просто перестал бы быть самим собой, упусти он возможность насладиться всеми прелестями Ланса.

Он лежал на бесчисленных подушках, расшитых золотом, курил кальян, высокий и резной, наполнявший воздух вокруг фруктовым дымом. Ел логрийский виноград, по одной отправляя сочные ягоды в рот, и пил вино такой сладости, что вязало язык. Это был если не лучший, то один из лучших борделей Ланса, поражающий своей роскошностью.
- Я хочу, чтобы ты выпил и затянулся, - протянул он мундштук сидящему рядом Генриху, своему телохранителю и большому другу. - Хочу, чтобы ты расслабился, наконец.
Генри послушно отпил из своего кубка и взял из рук Анджея мундштук, но курить не стал.
- В этом городе повсюду уши. Что сказал бы Ксан Барфон, узнай, где вы? - попытался укорить своего господина.
- Я тебя умоляю! - огрызнулся в ответ Ан и отнял у него мундштук обратно. - Он сказал бы, что ничего не меняется!
- Ведь ничего не меняется! - подтвердил Генрих обеспокоенно. - Жизнь ничему не учит вас, ваша светлость!
А меж тем перед ними двое артистов исполняли представление.
- Отныне ты моя королева, Эгина! Королева Кэйранда! - мужчина, крупный и статный, с короной на голове, играющий роль Беренгара Второго, украсил голову артистки диадемой.
- Я вся твоя, мой король! - отвечала ему партнерша, совсем юная девочка с длинными черными волосами, вполне смахивающая на Эгину Вестморскую. - Возьми меня!
После короткой прелюдии и обмена колец они перешли к делу. Свадебное платье новоиспеченной "королевы" очень легко снималось и не спроста. "Король" тоже был уже почти раздет. А когда лишил себя остатков одежды, Анджей, в этот момент выдыхающий табачный дым изо рта, замер и уставился на причинное место артиста, забыв даже, что курит.
- Генрих! Ты только посмотри! - он указал на внушительных размеров член "короля" мундштуком. И даже сел поудобнее, чтобы лучше видеть. - Да в Лансе любят Беренгара!
- Здесь десятки людей, Анджей, и любой из них, даже он, может быть ищейкой храмовников, - все говорил о своем Генри, не увлеченный представлением в отличие от своего герцога.
Анджей, завороженный зрелищем, не ответил. А тем временем "король" поставил свою обнаженную "королеву" на пол на четвереньки прямо перед зрителями, опустился на колени сам и пристроился за ней. При этом девушка, которая была куда младше крепкого мужчины, была совсем хрупкой и тонкокостной, чьи бедра были вдвое уже бедер мужчины. И на его фоне она смотрелась как голубка перед ястребом.
- О... Боги... - озвучивал мысли Анджей, глядя на происходящее большими удивленными глазами. - Он же не влезет!..
- Анджей... Анджей! - пытался окликнуть его Генрих уже раздраженно. - Ты вообще меня слышишь?
Ан не отрывал взгляда от происходящего. Молчал... Молчал... А потом вдруг, едва не подскочив на месте, воскликнул звонко:
- Влез!
Генрих вздохнул, опустил голову и устало потер переносицу.

Лианос - так назвал себя владелец этого заведения - вернулся в отведенную герцогу и его спутнику комнату, когда выступление, как и сношение артистов, было окончено.
- Надеюсь, наши Беренгар и Эгина скрасили ваше ожидание, ваша светлость, - любезно и обольстительно говорил молодой человек сладким, обволакивающим голосом.
- О, это было что-то невероятное, - Анджей, уже будучи навеселе, поднялся с подушек, встречая взглядом Лианоса и дюжину полуодетых красавиц, которые следовали за ним.
- Счастлив слышать, что вам понравилось, милорд! Теперь я готов представить вам то, что могу сегодня предложить, - он жестом указал на женщин за своей спиной. Быть может, у вас есть... предпочтения, герцог? Рыжие? Светлые? Женщины?.. - выдержал короткую паузу Лианос, вновь повернулся к Анджею и спросил неуверенно. - Мужчины?
- Нет, предпочтений нет, - привыкший уже не замечать подобные намеки, отмахнулся Анджей, скользящий взглядом по прибывшим красавицам. - Кроме моего настроения.
В этот момент Генрих сделал последнюю попытку обратить на себя и свои слова внимание - он поднялся вслед за герцогом, подошел к нему, взял за локоть и повернул к себе, склонив к его уху голову и говоря тихо, чтобы слышал только он. Но на эту выходку Ан уже всерьез нахмурился.
- Анджей. Принц Эдмунд спит и видит, как уничтожить вас и заручиться поддержкой Кристиана. Я прошу вас только об одном... Выберите женщину.
- Я выберу того, кого захочу! - рыкнул в ответ герцог и вырвал локоть из пальцев Генри. - Эдмунд готов целовать мне руки, лишь бы я встал на его сторону и отдал под венец Нариссу! Ты в своем уме, Генрих? Ты забыл свое место?! Тебе велено охранять меня - так охраняй, а не беси! Я устал от твоих нравоучений, я не ребенок, и если ты не поймешь это немедленно, я прикажу выставить тебя из этого дома!
Страстно захотелось Анджею выбрать для утехи этой ночью именно мужчину. Виной тому было не настроение, а вспыхнувшее детское желание все сделать по-своему, сделать все наоборот и доказать этому кретину Генриху, что враги не прячутся за каждым углом.
Ан от злости скрипнул зубами, вернулся к созерцанию девиц перед ним, стараясь выбросить дурные мысли из головы. Ну, конечно, он понимал, что ему нужна женщина. Выбрать сейчас в любовники мужчину, пусть даже на ночь, было слишком опрометчиво, слишком опасно и не было ни единой причины так рисковать.
- Быть может, Эгина? - Лианос подвел эту хрупкую девочку ближе к герцогу. - Вы сказали, она вам понравилась.
- О, да, несомненно, - отвлекшись моментально от Генриха и плохих мыслей, Ан бережно взял девочку за подбородок и поднял ее милое лицо. - Но, боюсь, она привыкла... к другим размерам, - погладил несчастную по щеке.
- Тогда Изоль. Милая, выйди. Тринадцать лет - нераспустившийся бутон нашего дома, посмотрите, как юна и прекрасна.
Анджей разглядывал одну за другой. И случилось все как всегда - когда перед покупкой на том же рынке сперва разбегаются глаза и кажется, что перед тобой есть все на свете, но едва дело доходит до конкретного выбора - оказывается, что и выбрать-то нечего!
- Это все? - спрашивал Анджей владельца борделя.
- Из тех, что свободны на данную минуту, да, милорд, - пожимал он плечами. - Быть может, все-таки Жижи? Посмотрите, она так похожа на герцогиню Бьято!
Ан поджал губы, скептически смотря на действительно красивую женщину с соблазнительными формами, названную Жижи. Вокруг было много красивых женщин. Но это все было не то... Не ёкало ни сердце, ни то, что было в штанах Анджея. Он не хотел ни одну из них. И уже успел этому огорчиться.
Как что-то вдруг привлекло его взгляд, он небрежно обернулся назад.
Мальчик. Совсем юный, стройный, светловолосый. Похожий на пажа Анджея - Бастиана, но гораздо моложе. Весь светлый, в светлых одеждах, как дитя самой Элины, он излучал свет и любовь. Такие мальчики бывают при храмах, где за плату едой осыпают полы под ногами новобрачных лепестками цветов и подносят венчающимся кольца на подушке. А здесь он работал чашником и, тихо и прилежно выполняя свою работу, не привлекая внимания прошел в зал с кувшином вина, пригнулся к полу, чтобы наполнить кубок Анджея... проверил, не остыл ли уголь на кальянной чашке. Герцог смотрел на него молча, следя за движениями его тонких белых пальцев, за тем, как хлопают его густые светлые ресницы, обрамляющие большие ясные глаза.... Смотрел до тех пор, пока чашник не почувствовал на себе взгляд. Мальчик замер с кувшином в руках, повернул голову и вскинул глаза вверх, пересекаясь с Анджеем своим взглядом. Взглядом недоуменных, невинных светлых глаз и черных напротив, внимательных и жестоких, прожигающих насквозь.

И слабость одержала верх. Анджей пропал.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Мар 21 2017, 17:37
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
3


Анджей был глупцом, который не только ввиду своей недальновидности отказался от щедрых предложений Эдмунда и Генриха Бьято, он был еще и опрометчивым и играл с огнем. Эдмунд знал, что будь герцогом Беллонии Кристиан Дарелл, младший брат Анджея, он заручился бы поддержкой герцогства в мятеже против короны. Но властолюбивый Анджей скорее сгинул бы в Бездну, чем передал права брату, от того следовало его поторопить расстаться с титулом. Уничтожить в лучшем случае или хотя бы убрать с дороги, но как? Действовать напрямую и покушаться на жизнь было слишком опасным и неоправданным мероприятием, которое не останется бесследным. Сидеть сложа руки тоже не было в привычке принца Эдмунда. Именно тогда настало время вспомнить об одном любопытном факте, который не так давно сболтнула Эдмунду Нарисса Дарелл, сестра Анджея. Она подтвердила дошедшие до Храма слухи о мужеложстве герцога. Эти слухи могли превратиться в серьезное против Дарелла обвинение, будь оно подкреплено доказательствами.
Эдмунд искал их, разыскивая людей, которые были некогда приближены к герцогу Дареллу и могли знать что-то о нем и его связях. Принцу даже удалось добыть нужную информацию и оставалось только собрать плоды своих трудов, заручившись свидетелями, но все планы погибли вместе с Ксаном Барфоном, так неожиданно и печально окончившим свою жизнь в переулках под замком своего возлюбленного. Ничего не оставалось, как начать с самого начала, и Эдмунд начал.
Его разбудили посреди ночи служанки, привели в его покои дестура Джиора, который возглавлял Храм Двенадцати при Мэйнстоне.
- Вы были правы, - сказал дестур принцу и улыбнулся. - Он попался.
- Анджей Дарелл? - остатки сна Эдмунда сняло, как рукой.
- Да!
- Уже задержали?
- Нет, мы сочли важным Ваше присутствие, Ваше Высочество.
- Две минуты, - Эдмунд без лишних слов поторопился взять плащ.
Это было воистину прекрасно! Собственноручно сдернуть маску с этого грешника, посмотреть в его лживые глаза, когда он, перепуганный, окажется перед гвардейцами обличенным. Возможно даже голым, когда его выдернут из-под одеяла, где он сейчас с таким же отвратительным, как сам. Прямо сейчас они вместе и не подозревают о том, чем обернутся их утехи. Счастливые, но ненадолго. Фантазия рисовала такие сцены обличения перед Богами, что у Эдмунда сводило скулы от нетерпения и счастья при этом присутствовать.
Как сильно бы принц ни скрывал своих личных отношений к Анджею за банальным презрением к его грехам, на самом деле даже будь тот чист перед Дюжиной, как слеза младенца, Эдмунд все равно бы его ненавидел. Потому что герцог Дарелл имел все то, чего не доставало Эду. Счастье быть главою дома, первым во всем, лучшим во всем, имеющим право на все, что взбредет в его голову, без неустанного напоминания о несовершенстве. Он был наделен безраздельной властью кроме подчинения сюзерену-королю, которому не было ровно никакого дела до Беллонии, потому что сальный взгляд Беренгара был занят одним только телом юной королевы! Анджей в понимании Эдмунда был счастлив, именно потому его хотелось сгноить.
Поэтому Эдмунд сделал все, чтобы поймать Анджея на месте его преступления. Он догадывался, что герцог, любящий распутство и вино, просто не сможет пройти мимо бесчисленных домов удовольствий Ланса, оставалось только его там изловить. Поэтому принц с поддержкой дестура Джиора обзавелся сотнями ушей и глаз по всему городу. Нужно было ждать, когда на эту удочку попадется Анджей и надеяться, что ему хватит глупости выбрать в качестве игрушки мужчину, а не женщину. Эдмунд не питал больших на то надежд, вероятность стечения таких обстоятельств не была высока.
Но это случилось!
Спустя треть часа всадники, в числе которых был Эдмунд, дестур Джиор и сэр Эсмонд Тарел, занявший место уехавшего по поручению герцога капитана герцогской стражи, спешились у ворот одного из борделей Ланса, рыцари из гвардии герцога Бьято распахнули двери, не внимая испуганным крикам вокруг. Завизжали полуголые девицы.
- Кто здесь главный? - жестко спросил капитан.
Сам он жестом велел гвардейцам осмотреть нижний этаж, они разошлись в разные стороны.
Кто-то крикнул имя некого "Лианоса", одновременно и призывая его, и отвечая вооруженному человеку. Женщины натянули на себя покрывала, прикрывая обнаженные груди. Только потом в зал друг за другом вошли двое мужчин в рясах. Один был в белой дестурской, второй в черной, отводящейся ученику дестура. Храмовники обвели злачное место взглядом. Богатый дом удовольствий не экономил на свечах - их было так много, что в зале от них было светло, как днем. На диванах и креслах были девушки, мужчины, которые пили и развлекались. В углу сидел лютнист, который при виде гвардейцев перестал перебирать пальцами струны.
Эдмунд с дестуром Джиором прошел в центр зала с видом гордого хозяина ситуации. Сцепил руки в замок перед собой, хладнокровно дожидаясь развития событий и с секунды на секунду ожидая окрика одного из гвардейцев, провозглашающего, что герцог Дарелл здесь. Они знали, кого искать и как он выглядит.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Мар 26 2017, 16:17
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
4


Давно Анджей не был таким счастливым, как в эту ночь. В который раз убедился он, что даже все взятые вместе блудницы мира не смогут доставить удовольствие, сравнимое с близостью мужчины. Этот сказочный, удивительно красивый мальчик, которого, как оказалось, звали Нельс, принадлежал в эту ночь одному только Анджею. Весь без остатка. Все его тепло, вся его нежность, вся его любовь. Ан насыщался ею с жадностью, питался ею, ею дышал. Как оказалось, не первый он заметил красоту мальчика, а потому в постели с мужчиной он уже кое-что умел. Хотя все равно умилял своей неопытностью и необученностью. Такой маленький и чуткий, такой сладкий...
- Такой сладкий, - повторял Анджей в его губы, деля один вдох на двоих.
- Вы когда-нибудь устаете?
Спрашивал измученный неутомимым любовником Нельс, изнывая от удовольствия, неги и натруженности уставшего от любовных утех тела.
Анджей улыбался и не отвечал ему, не желая даже думать о том, как много времени прошло со дня смерти Ксана Барфона. Ан долго ждал этого. Именно этого. Конечно, в нем накопилось достаточно сил.
Летели часы. Время вдруг перестало существовать. Одни холодные, безмолвные звезды, взирающие с черного южного неба на Мейнстон, были свидетелями этого единения, счастья и любви. Отрешенные, отрезанные от прочего мира, погруженные друг в друга, поглощенные друг другом. Благодаря какому-то невероятному везению эти двое нашли друг друга среди тысяч и тысяч людей вокруг - не это ли настоящее чудо!
- Люблю тебя, - раздавалось из уст Анджея для Нельса, только для него одного, тихо, едва слышно, с придыханием.
Потому что Анджей действительно любил. Не было важно ни то, что они знали друг друга всего несколько часов, ни то, что эта любовь вполне могла завершить этим же утром с рассветными лучами солнца.
- Люблю, - Ан любил в этот момент, прямо сейчас, отказываясь верить в существование "до" и "после".
- Герцог...
- Анджей, - поправлял он Нельса снова и снова, пока он не привык обращаться к Дареллу на ты и по имени. - Меня зовут Анджей.
И каждый раз его накрывало, обволакивало, наполняло наслаждение, когда он слышал собственное имя, не обремененное титулом и именем дома, срывающееся с любимых губ...

- Я не хочу, чтобы солнце сегодня поднималось, - нарушил вдруг тишину Нельс, когда оба уже проваливались в сон, не выпуская друг друга из объятий.
Ан приоткрыл глаза, погладил по светлой голове своего мальчика, который устроился на его плече и выводил на груди тонкими чуткими пальцами невидимые круги на теле любовника.
- Забери меня с собой. В Беллонию... Ты же можешь, - решился, попросил, заглядывая в глаза герцога умоляющим взглядом.
- У тебя есть семья? - интересовался Ан, шире открывая глаза. - Родные, близкие?
- Нет. У меня никого нет. Я работаю здесь, у Лианоса, в обмен на кров и еду. Если я останусь здесь, стану одним из его товаров. Анджей, - Нельс порывисто обнял его за шею, прижался, уткнулся носом в его мягкие, черные волосы, припал губами к раковине уха, шепча, едва не срываясь на плач. - Прошу, забери меня. Прошу...
- Чщ, - Анджей тесно обнял мальчика, окружая кольцом жарких любовных объятий, - конечно, заберу, ты поедешь со мной, если хочешь. Я буду счастлив видеть тебя в своем замке.
- Правда? - Нельс поднял взгляд больших, влажных, на этот раз удивленных глаз. - Я многое могу! Я... Я могу работать на кухне!
- Мой мальчик, - со смехом и умилением в голосе заговорил вновь Дарелл, принимаясь осыпать поцелуями светлое личико своего совершенства. - Тише-тише... Все будет хорошо, я не оставлю тебя, клянусь.
Нельс, переполненный счастьем, вновь прижался к Анджею. И они какое-то время пролежали вот так без движений, в крепких объятьях посреди мятых простыней кровати под балдахином. Беспощадно наступала сонливость, закрывались глаза. Потребности физиологические брали свое. Как бы сильно не хотелось двум влюбленным, чтобы эта ночь не кончалась, следовало хотя бы немного поспать, чтобы завтра утром поговорить с Лианосом об условиях, на которых он опустит мальчика в Беллонию. Сообщить об этом Генриху, чтобы он устроил безопасное путешествие Нельсу отдельно от герцога Дарелла - ведь телохранитель обязательно заявит, что ехать вместе слишком опасно и подозрительно! Затем собраться и поехать за Нельсом следом, считая вечера до того самого момента, как влюбленные вновь окажутся в одной постели... А сейчас... Сейчас следовало готовиться ко сну - завтра будет сложный день.
- Тебе придется меня отпустить, - Ан попытался мягко избавиться от объятий нежных, почти еще мальчишеских рук.
- Нет.
- Боги, я не надолго! Или ты хочешь, чтобы я прямо здесь напрудил?
- Нет-нет, я никуда тебя не отпущу ни на минуту! - Нельс хватал его за плечи, вис на шее, не давая даже выбраться из-под веса его тела.
- Ах, мой сладкий, - вновь целовал и нежил его Анджей, постепенно все-таки освобождаясь от его настойчивых рук. - Я туда и обратно. И снова буду с тобой. До самого утра.
- Только если быстро, - печально пробормотал Нельс, отпуская любимого и с грустью в глазах глядя ему вслед. - Я уже тоскую.
Анджей коснулся его сладких губ своими, погладил по щеке, улыбнулся напоследок. Накинул на плечи шелковый халат, доходящий до середины голени, скрывая под ним наготу, обулся в мягкие туфли, которые тоже предоставлялись в этом чудном заведении, и вышел в коридор.
С первого этажа доносилась музыка и смех. На втором было гораздо тише и спокойнее - он отводился отдельным покоям, которые занимали те, кто желал уединиться. За дверью Анджея первым встретил взгляд Генриха, неустанно блюдущего за покоями герцога и охраняющего дверь в них. Анджей, преисполненный счастьем, одарил его белозубой улыбкой, на которую Генри, что было ему характерно, не ответил.
Анджей безмолвно направился в уборную. За одной дверью, мимо которой он проходил, раздался звонкий женский визг, такой, на который способны девушки, когда их щекочут. За другой слышались откровенные стоны. Стоило, наверное, устыдиться того, что мог слышать в эту ночь Генрих, стоящий у двери в покои Дарелла, но Анджею было наплевать.
На пути ему встретилась все та же девушка со сценическим именем Эгины Вестморской, вышедшая из-за очередной двери и направившаяся вперед по коридору навстречу Анджею. Едва прикрытая шелковым платьем спереди, обнаженная сзади, она весело подмигнула герцогу, проходя мимо. Он усмехнулся, ущипнул ее за ягодицу, когда она проходила рядом. Эгина задорно взвизгнула подскочила, ускорилась, быстро-быстро от Анджея отбежав. Он, улыбаясь, обернулся вокруг себя, даря ей, удаляющейся и поглядывающей на герцога через плечо, свой пристальный похотливый взгляд. И пошел восвояси.
Анджей услышал шум, уже выходя из уборной, и поначалу лишь прислушивался к доносящимся звукам, непривычным для этого места, где постоянно играла музыка и раздавался девичий смех. Мужские голоса - слишком много голосов, слишком громко и угрожающе они звучали. Анджей задался вопросом, что вообще здесь происходит, еще до того, как вернулся в коридор, направляясь обратно в свою комнату. Анджей не торопился. Он ступал вперед медленно, словно боясь увидеть впереди самое страшное и оттягивая этот момент. Первый из гвардейцев, которого увидел Анджей, заставил герцога встать, как вкопанного, широко распахнув глаза. Что? Кто? Анджей плотнее обернул вокруг себя шелковый халат, словно он мог спасти от всего на свете.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Апр 05 2017, 10:42
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
5


- Господа, что здесь происходит? - с лестницы спешно сошел незнакомый мужчина в расшитом золотыми нитями халате.
- Кто Вы? - рявкнул на него сэр Эсмонд.
- Позвольте мне, капитан Тарел, - Эдмунд поравнялся с ним и спокойно взглянул на незнакомца. - Меня зовут принц Эдмунд Авенмор. С кем имею честь говорить?
- Ваше Высочество, - незнакомец побледнел, услышав имя своего гостя, и спешно перед ним поклонился, принц в ответ склонил голову. - Мое имя Лианос Маррел, господин. Я - хозяин этого заведения. Чем я заслужил Ваш визит, Ваше Высочество, и чем могу служить Вам?
- Я пришел к одному своему другу, милорд Маррел. Угадаете его имя? - Эдмунд усмехнулся, не смог сдержаться - происходящее его веселило и щекотало нервы грядущее разоблачение.
- Я... Не понимаю, о чем Вы, - мямлил в ответ хозяин злачного места, озираясь и наблюдая за тем, как гвардейцы ломятся во все двери подряд, заглядывают во все комнаты.
- Герцог Анджей Дарелл, - твердо ответил принц, улыбаясь и неотрывно глядя на Лианоса.
- Герцог...
- Где он?
- Дарелл... Я...
Лианос испугался, глаза его забегали. Если в его притоне поймают мужеложца, хозяина борделя ждут проблемы, поэтому в разоблачении своего клиента он заинтересован не был. Но Маррел ошибся - он вскинул взгляд наверх, невольно глядя туда, где пряталось то, что он хотел скрыть.
- Наверх, - произнес Эдмунд и пошел вверх по лестнице первым.
- Наверх! - крикнул капитан Тарел, следуя за принцем и зовя за собой гвардейцев.
- Ваше Высочество, позвольте, я позову герцога! Он спустится к Вам сию минуту, - взмолился Лианос, пытаясь спасти ситуацию.
- В сторону, милорд, - подобрав полы черной рясы, Эдмунд скорым шагом обошел его и направился вверх по лестнице.
Принц увидел герцога издалека, еще на ступенях. Губы тронула усмешка - герцог стоял в конце коридора в дверях, ведущих, судя по вывеске над ней, в клозет. Анджей запахнул шелковый халат, скрывая наготу, взглянул на Эдмунда перепуганными глазами. Куда делось его изящество, лоск и гордость? Откуда взялось это жалкое существо?.. Едва что-то случается не по его плану Дарелла, он вдруг вспоминает, что не всесильный бог, и боится. Страхом будто пахло в густеющем с каждой секундой воздухе.
- Герцог Дарелл! - сдерживая усмешку и в голосе, и на губах, поприветствовал его Эдмунд, когда поднялся по ступеням и сделал несколько шагов по коридору вперед, к Анджею. - Весело проводите время?
Эдмунд подошел к нему вплотную, положил руку на плечо и пригнулся к уху Анджея, чтобы произнести уже негромко ему одному:
- Я здесь, чтобы помочь Вам.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 06 2017, 09:53
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
6


Эдмунд Авенмор? Двенадцатая бездна! Анджей не сразу признал его в рясе и неосознанно сделал наг назад, прочь от него. Принц-то тут откуда?!  Явись к герцогу сам Торн с небес - он не так сильно удивился бы, как стоя перед сыном короля, одетым в рясу, посреди борделя! Ан чувствовал себя голым перед ним - тонкий шелк халата не спасал. Анджей был обнаженным не только телом, но и душой. Подвластным, беспомощным, слабым... В его черных глазах не было видно, как расширились от неподдельного ужаса зрачки, когда вооруженные гвардейцы принялись рваться без разбора во все двери подряд.
Нельс, там же Нельс. Анджей даже не успел попросить богов, если эти твари вообще существуют, спасти его мальчика... Рука Эдмунда легла на плечо Анджея, он, испугавшись, отпрянул резко, вновь подаваясь в ужасе назад, прочь от этого человека.
Помочь? О какой, бездна, помощи могла идти речь! В своем ли он уме?!
Анджей смотрел в глаза Эда прямо, твердо, не скрывая собственного ужаса на резко побледневшем лице. В то время, как принц выглядел... Спокойным?
Голос Генриха привлек взгляд Дарелла. Он пробовал остановить гвардейцев - не обнажая, впрочем, меча, а лишь вежливо интересуясь, по какой причине господа изволят тревожить его господина. Охранника, не церемонясь, отпихнули в сторону, рванули дверь тех покоев, что отводились в эту ночь Анджею.
Сердце его ушло в пятки и остановилось.
Анджей не понял сам, зачем, почему и как он оказался на пороге своей комнаты, обойдя всех гвардейцев.
- Не трогайте меня, прошу, не трогайте! - голос... девичий.
Один из гвардейцев схватил несчастную Эгину за волосы и вытащил ее, полуобнаженную, плачущую и умоляющую, из постели герцога.
Что?
Анджей обвел взглядом комнату, ища глазами того, за чью судьбу тревожился сейчас сильнее, чем за собственную. Нельса не было в комнате. Анджей резко обернулся, озираясь.
- Это ваши покои, герцог? - кто-то спрашивал его.
Мальчика не было и в коридоре, среди этих людей.
- Герцог Дарелл! Это ваши покои? - чей-то резкий голос, который Анджей слушал, но не слышал.
Нельса не было нигде... Анджей вновь обернулся, стоя на пороге, вновь оглядывая комнату.
- Ты была с герцогом этой ночью?!
- Отпустите меня, прошу, умоляю! Я ничего не сделала! - захлебываясь в слезах, кричала Эгина.
Боги, Нельса не было... Нигде... Нигде не было...

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 06 2017, 11:01
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
7


Вопреки всем ожиданиям Анджей был обнаружен не в постели. Так бывает всегда, когда воображение, казалось, нарисовало ситуацию вплоть до мелочей, и все обязано было случиться именно так и никак иначе. На деле же все оборачивается с ног на голову и происходит все наоборот.
В его покоях была до смерти перепуганная девчонка, она начала плакать и кричать, как только ее вытащили из постели.
Ошарашенными выглядели все. Больше всех остальных, похоже, был удивлен сам Анджей, озирающийся... В поисках кого, любопытно?
Девчонка не отвечала на вопросы, только рыдала и повторяла, что ничего не сделала. Всем и каждому было очевидно, что эта шлюха оказалась в этой постели по какой-то невероятной случайности и только что здесь была не она.
- Господа, позвольте спросить, что, собственно, не так и по какой причине Вы нарушаете покой моего господина? - телохранитель Анджея сохранял сдержанность и спокойствие.
- Вы были здесь, у этих дверей в этот вечер? - с тем же хладнокровием спросил его Эдмунд, когда медленно подошел ближе.
- Да, - отвечал Генрих без раздумий, пожимая плечами так, будто говорил что-то очевидное. - Вас что-то смущает?*
С какой стати охраннику необходимо было находиться у спальни Дарелла, когда он занят был далеко не сном! Защищать от кого? От шлюхи, чтобы вдруг не откусила герцогу член? Смешно. Но кому какое дело было до нестыковок? Эд не ответил охраннику.
Принц молча наблюдал за происходящим, хотя ярость копилась в груди комом и росла. Не смотря на это, в глаза Анджея он взглянул совершенно спокойно. Положительно кивнул, давая понять, будто все хорошо.
Каким же забавным герцог выглядел - таким растерянным, испуганным. Так и не проронил ни звука, не ответил ни на одну брошенную ему реплику.
К ним подоспел господин Маррел, который уверил, что именно эта темноволосая девушка скрашивала сегодня ночь герцога. Эдмунд подумал о том, какое, наверное, облегчение ощутил владелец этого притона, увидев в покоях Дарелла девушку. Было очевидно, что Лианос не мог не поддержать наиболее безобидную версию произошедшего.
- Приведите Агату, - голосом, в котором слышалось волнение и недовольство, потребовал дестур Джиор.
Выглядел дестур невероятно глупо, ведь именно по его наводке принц и гвардейцы явились сюда.
В общем шуме и перепалке Эдмунд не участвовал, наблюдая за всем со стороны и терпеливо дожидаясь развития событий. Джиору достался осуждающий взгляд принца. Ну, и где же та пташка, нашептавшая ему о мужчине в постели Дарелла?
Привели какую-то девчонку.
- Агата, кто был в покоях Дарелла сегодня? Эта девушка?
- Нет... Эгина работала сегодня в красном зале. Здесь был мальчик, его зовут Нельс. Золотые волосы, вот такой рост, - она показала рост мальчишки.
- Найти! - отдал приказ капитан Тарел.
Гвардейцы пустились на поиски. Этот некий Нельс, которого назвала девчонка, судя по росту, был почти ребенком, потому спрятаться мог где угодно: под кроватью, за портьерами, в гардеробных и кладовых. Каждое из этих мест подверглось тщательному обыску.
- Анджей, Вам дурно?
О, ему было дурно, можно было его об этом не спрашивать, хватало одного только взгляда на его мертвенно бледное лицо.
- Эти люди хотят обличить Вас, герцог, - проговорил Эдмунд, когда подошел к нему вплотную, чтобы вновь слышал только он. - Они пойдут на шантаж, чтобы склонить Вас к мятежу. Вы должны понимать, что они найдут мальчика, это вопрос времени.
Голос принца звучал мягко и убедительно. Он смотрел неотрывно в глаза герцога Дарелла, стоя таким образом, чтобы загораживать собой того единственного человека, который мог образумить Анджея, - его телохранителя Генриха.
- Я могу остановить их и попросить уйти. Если, конечно, Вы меня об этом попросите.

*Реплики чужого ведомого НПС согласованы.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Апр 11 2017, 11:00
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
8


Это была катастрофа. Кошмарный сон, из которого Анджей никак не мог выбраться, не мог проснуться. Кошмар затягивал, словно болото, засасывал в самую бездну, и Ан проходил все ее круги один за другим.
Прозвучавшее из чьих-то уст имя Нельса словно окатило Анджея, распаленного от ужаса и страха, ледяной водой. Этот кошмар не думал завершаться - как раз напротив - он только начинался.
О, боги, храмовники знали, кого искать. Они знали, с кем этой ночью был герцог Дарелл, им оставалось лишь найти тому доказательства, а не пустую голословность.
- Погодите-погодите, - говорил с гвардейцами Генрих, сохраняющий ледяное спокойствие, - был такой мальчик, да, я видел его. Чашник. Он принес герцогу вина и фруктов и ушел.
Генри посмотрел на Анджея единожды. Холодно, спокойно, твердо. Его взгляд без слов говорил Анджею не паниковать и не совершать глупостей. Куда он дел Нельса? "Генрих, где он и что с ним?" - кричал в ему взволнованный взгляд Анджея, хотя он прекрасно знал, что не получит ответ на этот вопрос.
Анджей невольно задрожал, с ужасом глядя, как гвардейцы ринулись обыскивать комнату. Дернул плечом, когда один из них отбросил свисающие до самого пола простыни и заглянул под кровать. Пусто. Боги, пусто. Второй гвардеец отдернул портьеры, третий распахнул гардеробную. Ведь Нельс мог быть там! Но... Пусто. Анджей забывал дышать, сильнее прежнего побледнел и обессиленно оперся плечом о стену, с трудом держа себя на ватных ногах, которые грозили вот вот подогнуться.
"Анджей" - как гром среди ясного неба! Ан дернулся, обернулся, глядя на принца. Имя герцога несколько минут назад срывалось с мягких, любимых губ юного Нельса... А теперь так называл его он... Он? Кто он?
Анджей слышал Эдмунда через слово, с трудом понимая их смысл. Цеплялся за обрывки понятых фраз.
Попросить?! Попросить, мать его?!
Раз Эдмунд мог предотвратить это все, какой бездны гвардейцы рыщут сейчас в покоях Дарелла?!
Попросить Эдмунда помочь означало не просто взывать о помощи, это означало куда больше - признание в том, что эту ночь Анджей провел в постели с мужчиной. И признание того, что никто, ни один человек на этой проклятой земле Ланса, кроме Эдмунда Авенмора не сможет вытащить Анджея из этого дерьма.
Эду не нужна была просьба как таковая. Ему нужно было признание Анджея. И его признательность принцу.
- Эдмунд, - одними губами, почти беззвучно, хрипло, слабо.
Белые тонкие пальцы Анджея, дрожащие, слабо поддающиеся его сознанию, легли на рукав черной дестурской рясы принца Авенмор, сжимая тонкую ткань, словно цепляясь за единственное спасение.
- Герцог! - голос Генриха, но его за спиной Эдмунда не было видно. - Герцог Дарелл! - его останавливали гвардейцы, не давая подойти.
Вот она - та глупость, которую так боялся Генри - свершалась на его глазах.
- Прошу, - переступая через собственную гордость и честь, проговорил Анджей, глядя Эдмунду в глаза.
Признаться только перед ним было лучше, чем в суде перед всеми в попытке спасти любимого мальчика от пыток на дознании. Во всяком случае, на ту секунду, доведенный до паники Анджей пришел к такому выводу.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 10:42
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
9


Анджей совсем лишился от страха ума, раз позволил себе обратиться к принцу по одному только имени. Даже с учетом того, что Эдмунд приходился Дареллу без двух минут зятем, это была дерзость со стороны герцога. Он находился не в том положении, чтобы своевольничать.
Однако и для Эдмунда было не время придираться к словам и брезгливо отталкивать от себя этого безумца, которому взбрело в голову вцепиться в рукав мантии ученика дестура. Пусть называет принца как хочет и хоть висит у него на шее, лишь бы услышать от него заветную просьбу. Одного "прошу", было, увы, недостаточно. Чтобы через пару дней Анджей заявил, что ничего такого не говорил и ничего не знает ни о каком светловолосом мальчике в броделе? Слишком легко он хотел отделаться.
- Что, герцог? О чем Вы просите меня? - непринужденно спросил Эдмунд.
Попытки телохранителя Анджея привлечь к себе внимание так и не увенчались успехом. Один из гвардейцев останавливал Генриха, не давай подойти, Эдмунд при этом даже не думал поворачиваться, по-прежнему стоя между ним и Дареллом.
- Он здесь! - возглас донесся из ближайших комнат, все разом затаили дыхание.
Эдмунд на мгновение опустил взгляд, пряча блеск победы в глазах и сдерживая улыбку. Он словно чувствовал вкус торжества на кончике языка.
Мальчик найден. Стоило ли вообще ему прятаться!
Эд поднял глаза, посмотрел на Анджея выжидающе.
На этот раз шанс предотвратить беду предоставился последний, и если герцог им не воспользуется, Нельс отправится на дознание, и Эдмунд будет вынужден говорить с Дареллом по-плохому.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 14:39
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
10


Слова вставали в горле комом. Прерывалось дыхание, и без того рваное. Пульс бил в висках.
Эмунд что, издевался? Насмехался? Играл? Чего он хотел, чтобы Анджей упал перед ним на колени с просьбой спасти его самого и Нельса? "Спасите его" - рвалось наружу из звенящего сознания, но произнести это оказалось не так-то просто. "Прошу, спасите Нельса" - был готов сказать Анджей, не замечающий возгласов своего телохранителя и видя лишь светлые глаза принца напротив.
Это дурной сон, пусть он завершится, о, боги, пусть это закончится!
- Он здесь! - сердце пропустило удар.
Они погибли. Они оба. Где была голова Анджея, когда он так рисковал! И ладно бы только собой!
Хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, раствориться, словно никакого безумного герцога не было на этот свете вовсе! Пускай он не мог уже спасти себя - но попробовать спасти хотя бы Нельса он мог.
Пересохшие губы Анджея невольно плотно сжались, словно само подсознание не давало герцогу произнести лишние слова... Он собрал остатки воли и рассудка, стараясь усмирить дрожь в теле. Чтобы сказать то, что должен. Ведь другого выхода не было, как избрать меньшее из зол.
И он уже успел открыть рот, вдохнуть полной грудью и поднять на принца глаза перед тем, как сказать...
- Ваше высочество, - голос гвардейца, а не Анджея, обратился к нему первым. - Он... мертв.
Ан услышал и понял смысл этих слов далеко не сразу.
Он обернулся в сторону говорившего, отказываясь верить в самое страшное. Расступились столпившееся люди - гвардейцы, храмовник, Лианос, Эгина, Генрих - все вперемешку. Они пропустили вперед человека, несущего на руках светловолосого мальчика, безжизненно запрокинувшего голову и смотрящего на мир широко распахнутыми стеклянными глазами. Это был Нельс, в этом не было сомнений... Его светлые волосы, белая кожа, легкий халат, прикрывающий наготу, тонкое запястье и хрупкие бледные пальцы безжизненно свисающей руки.
- Это он, - всхлипнув и зажав рот ладонью, подтвердила Эгина, которая от испуга перестала плакать и замерла.
- Он еще теплый, - доложил гвардеец, который нес мальчика. - Похоже, его задушили.
До Анджея доносились лишь отголоски этих слов.
Покачнулся мир вокруг него.
Кануло во мрак все вокруг, все люди, голоса, чувства. Осталась одна только всепоглощающая боль и ненависть. Ко всему - к себе, к этому проклятому миру... И, разумеется к... Анджей сделал шаг от Эдмунда, поднимая взгляд на человека, в чьи глаза хотел сейчас посмотреть. К Генриху.
Все остальные вдруг потеряли для Анджея всякое значение. Как забыл он то, что и зачем хотел он сказать, так забыл он и о существовании принцев, храмовников, ланских гвардейцев. Гори оно все в пламени бездны... Дайте только рукам Анджея добраться до человека перед ним, чтобы разорвать, впиться зубами в его вырванное из груди сердце и напиться его кровью. Больше ничего не было нужно Анджею. Больше ничего.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 13 2017, 16:16
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11


Эдмунду не хватило времени. Явись гвардеец с мертвым мальчиком минутой позже - Анджей уже произнес бы нужные принцу фразы. Жалкий клочок времени разрешил только что несколько судеб одновременно.
Эд повернулся к гвардейцу, посмотрел на труп мальчика, на чьей бледной шее были видны синяки от пальцев, задушивших его.
Хорошо сработано. Чисто и быстро. Как много времени было нужно телохранителю герцога Дарелла, чтобы отвести мальчика в соседнюю комнату, убить, а затем впихнуть в покои Анджея первую попавшуюся в коридоре шлюху? Минут пять? Все то время, что Эдмунд провел этажом ниже.
Можно было рассудить, что Генриху просто повезло в том, что он вовремя услышал и увидел храмовников или гвардейцев. Однако Эдмунд так не считал. Его поступок, который спас только что шкуру герцога Дарелла, был совершен расчетливо, хладнокровно и без колебаний. Этому стоило восхититься, Анджею страшно повезло с этим человеком. Принц Авенмор внимательно посмотрел на Генриха.
Поднялся шум, в котором дестур Джиор и сэр Эсмонд Тарел принялись сыпать вопросами, как на дознании: почему и каким образом появился мертвый мальчик в соседней комнате. Лианос пытался оправдаться. Всем все было понятно, однако правду уже невозможно было подтвердить и доказать. Генрих своими руками лишил Эдмунда всех возможных способов влияния на Анджея. Что ж... Поражения тоже было необходимо принимать достойно, как сильно не душила бы обида.
Эд коротко поклонился перед Генрихом, опустив голову в дань уважения.
- Герцог Дарелл, - повторил жест перед Анджеем.
А затем покинул этаж, быстро спустился с лестницы и вышел из борделя к оставленным у его дверей лошадям.
- Ваша Высочество! - его догнал и окликнул капитан Тарел. - Вы уезжаете?
- Да, здесь мне больше нечего делать. Вы ведь осознаете, капитан, что именно тот мальчик был нашей целью?
- Конечно.
- Время сейчас очень ценно для меня. Помните, я говорил с Вами о том, что мне могут пригодится хорошие наемники, способные и не болтливые. Вы уверяли, что у Вас таковые есть.
- Помню, Ваше Высочество, есть такие люди.
- Мне необходимо будет их сопровождение на рассвете. Человек пять, не больше.
- Но светать начнет очень скоро.
- Именно так, капитан.
- Вы торопитесь в Ал-Антар?
- Нет, - Эдмунд поднялся в седло своего коня. - Анджей, возможно, дурак, но у него есть люди с головой на плечах, - Эд указал пальцем на второй этаж борделя, где остался герцог и его охранник. - Будь у них хоть капля здравого рассудка - они помчатся обратно в Беллонию. Я должен опередить их и очутиться в Ардвилле раньше Дарелла. Я могу рассчитывать на Вас и Ваших людей, капитан Тарел?
- Конечно. Пять всадников будут ждать Вас с рассветом.
- Благодарю.
Эдмунд пришпорил коня и помчался к Хайстрену. Было совсем мало времени, чтобы собрать кое-какие вещи и попрощаться с герцогом Бьято.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Май 11 2017, 10:02
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
12


Глазами Генриха.
Высочайшей наградой для скромного герцогского телохранителя Генриха стал этот короткий, но значимый жест принца - его безмолвный поклон перед Генрихом. Сосредоточенный и спокойный Генри, глядя Эдмунду в глаза, тоже склонил голову в ответ. Это было одновременно выражение почтения и уважения друг другу и признание обоими стороны проигравшей и стороны выигравшей. Генрих поступил абсолютно правильно, он ни капли не сомневался в верности содеянного и остался очень доволен собой. То, как скоро ретировался с поля боя одержавший фиаско принц Авенмор, польстило ему еще больше. И даже разъяренный взгляд Анджея напротив не смутил Генриха, прекрасно знающего своего господина. Да, сейчас Дарелл был готов убить собственными руками Генри. Это было на Ана похоже. Ярость и гнев вспыхивали в нем резко и ослепительно ярко. Но пыл его так же скоро угасал, от того важно было просто дать Анджею время и переждать, чтобы не попасть под горячую руку.
- Господа, это никак не касается моего господина, чей покой вы напрасно нарушили, - Генрих встревал в разговор гвардейцев, дестура и работников борделя.
- Постойте, в вашем доме совершено убийство! - распалялся полный ярости дестур.
- Герцог Дарелл, мои извинения за это недоразумение, - вежливо поклонился перед ним Лианос, согласный с Генрихом.
Царил шум и хаос. Уже вышли в коридор все, кому было любопытно. Девушки, стоя на лестнице с первого этажа, вставали на цыпочки и вытягивали шеи, чтобы посмотреть, что же там происходит. Почти все двери коридора были приоткрыты и оттуда выглядывали люди.
- Унесите тело в конце-концов! - рявкнул, не вытерпев, Генрих, перекрикивая всех вокруг, но гвардеец с трупом мальчика на руках выглядел растерянным - он просто не знал, куда его нести.
- Пойдемте туда, - указал жестом Лианос в сторону. - Дестур Джиор, прошу вас, пройдемте.
- Постойте, - не соглашался храмовник, - герцог Дарелл...
- Герцог Дарелл здесь совершенно не при чем! - перебил его Генрих, вновь настаивая на своем.
- Пойдемте в тот зал, там нам не помешают, - настойчиво уводил дестура Лианос.
А Генрих тем временем подошел, наконец, к Анджею - гвардейцы больше не задерживали их. Взял Ана за локоть, отвел за порог его покоев, у двери которых они все это время стояли, затем вернулся в коридор и закрыл за собой дверь, оставляя Анджея в одиночестве.
- Господа и дамы, расходимся! - огласил он всем столпившимся зрителям вокруг, в то время как Лианос уже вел дестура и гвардейцев по коридору куда-то вглубь дома. - Расходимся!
И сам последовал вслед за Лианосом, в комнату, судя по всему, служившую хозяину борделя кабинетом, где они уже спокойно и без лишних свидетелей вновь обсудили случившееся. Генрих повторил свою версию: мальчик был у герцога Дарелла, но только принес вино и фрукты; затем ушел и что было с ним после, ни Генрих, ни герцог Дарелл не имеют ровно никакого понятия. Кто убил его и почему - вопрос, их не касающийся. Лианос натурально подыгрывал Генриху и всячески подкреплял его версию, чем, разумеется, очень выручил. Затем призвал всех разузнать у прислуги, кто видел Нельса этим вечером и при каких обстоятельствах он пропал, а главное - кто мог убить его и зачем! Обыскать дом в поисках убийцы. Дестур с Лианосом отправились к прислуге, гвардейцы во главе с капитаном встали на страже выходов из дома, чтобы никто без их ведома дом не покинул.
Тогда Генрих, наконец, получил возможность вернуться в покои Анджея. Казалось бы, все было закончено, но нет... Ему предстояло самое сложное.

Глазами Анджея.
Стоя среди гвардейцев в коридоре борделя, Анджей уже представлял, как обезглавит Генриха, страстно желал увидеть его кровь. При чем чем скорее, тем лучше. Голоса вокруг казались звоном сотен колокольчиков, словно слова не несли никакого смысла, а только создавали шум. Анджей ступил за порог своих покоев послушно - он плохо понимал, что происходит, и повиновался Генриху, не задумываясь. И не понял, от чего тот не остался в комнате, а вышел и закрыл за собой дверь. Ничего, он вернется рано или поздно, от Анджея он не уйдет.
Какое-то время Дарелл стоял без движений, глядя на закрытую дверь, одновременно думая обо всем и не думая ни о чем.
Затем он внезапно обнаружил себя в тишине и одиночестве. Обернулся, испугавшись этому. Убедился, что в комнате совершенно один. Резко стало холодно, он обхватил себя обеими руками и зябко поежился. Бесцельно скользил взглядом по комнате, не понимая, что же теперь ему делать.
Разворошенная постель под тяжелым бархатным балдахином внушала страх. Меньше часа назад была она обителью любви и нежности, местом признаний, страсти, запаха свежего пота. Была горячей - прогретой двумя раскаленными любовью телами. А теперь казалась мертвенно холодной. Анджей мелкими робкими шагами подошел к ней, с болью в сердце посмотрел на скомканные белые простыни и разбросанные по углам подушки. Уголки его губ изогнулись вниз, искажая красивое лицо. Анджей медленно ступил на постель одним коленом, потом другим. Чуткими пальцами коснулся перины - места, где совсем недавно лежал он, этот светлый мальчик по имени Нельс. Лежал, шепча о любви, умоляя забрать его в Беллонию, чтобы впредь не расставаться с любовью. Лежал, осчастливленный тем, что дарит себя - всего себя - герцогу Дареллу. Лежал, обнимал его и не желал отпускать ни на мгновение. Губы Анджея еще помнили вкус и мягкость его теплых губ... И вряд ли когда-нибудь забудут.
Сжав до боли в кулаках простыни, Анджей пригнулся к постели, ощущая душевную боль физически - словно скрутилось все внутри, сжалось в один болящий комок всепоглощающего горя. И закричал, завыл нечеловеческим, полным отчаяния и ненависти голосом. Наполнились глаза слезами, крупными каплями потекли слезы по щекам, а когда он совсем пригнулся к постели, закапали на простынь с ресниц. Он кричал так, что заболело горло, напряглись и вздулись вены на шее. Он не чувствовал, как из искаженного в оскале рта стекает на простынь густая слюна. Кричал, как зверь, выплескивая в этом крике всю боль и ненависть, а когда воздух в легких закончился, крик перешел в рыдания. Анджей захлебывался в собственных слезах, не способный нормально вдохнуть, дышал прерывисто, коротко, плакал, рыдал в голос, желая уничтожить весь проклятый мир вместе с собой.

Когда Генрих вошел в покои герцога, Анджей стоял спиной к нему там же, на постели, на коленях, расправив плечи, безжизненно опустив руки вдоль тела, при этом приподняв подбородок и глядя перед собой невидящими глазами. Он был в слезах, но больше не плакал. Только медленно, размеренно дышал.
- Анджей, - мягко обратился к нему Генри, закрыв за собой дверь на задвижку и сделав шаг к кровати.
Ан обернулся и посмотрел на телохранителя через плечо. Помедлив, поднялся с постели, опустил босые ноги - Анджей оставался в одном только шелковом халате - на пол. Подошел к Генриху и протянул ему руку ладонью вверх.
- Дай мне свой меч, - негромко приказал.
- Мой господин, - словно уговаривая одуматься, негромко проговорил Генри, но герцог его перебил.
- Не заставляй повторять меня!
Генрих вздохнул, медленно вынул из ножен на бедре свой полуторный меч, взял его за основание лезвия и протянул Анджею рукоятью вперед. Анджей крепко сжал рукоять, но когда Генри отпустил лезвие, оставляя меч в руке своего герцога, оказалось, что Анджей слишком слаб, чтобы удержать его в одной руке на весу. Он накренил меч вниз, уткнув концом в пол и держа за рукоять, затем слабо качнул в сторону свободной рукой.
- На колени.
- По-вашему, было бы лучше, очутись вы на суде перед королем, а мальчишка - на дознании?
- На колени, мать твою, это приказ!
Генрих сдвинул брови, дернул плечами, но послушно опустился на одно колено, говоря:
- Лучше очутиться сразу в бездне, чем  пыточной Ал-Антара, - неспешно опустил на пол второе колено.
Взявшись за рукоять меча обеими руками, Анджей поднял его, положил плоской стороной лезвия на плечо Генриха, стоя к нему лицом и заговорил:
- Именем герцога Беллонии графа Ардвилл Анджея из дома Дарелл...
- Убив меня, ты никого не вернешь, - качнул головой Генрих, решивший, что необходимо говорить с Анджеем жестко.
- За измену, клятвопреступление и убийство человека я приговариваю тебя... - продолжал Анджей, не останавливаясь.
- Ни Нельса, ни Барфона, ни Эдмунда Артэ!
- К смертной казни!
- Ни Бастиана. Анджей, ты помнишь Бастиана или уже забыл?
- Что... Что ты несешь? - нахмурился Анджей, не понимая, при чем тут сбежавший с герцогского двора паж - они с Аном долгое время были любовниками и подарили друг другу много счастливых ночей, но после того, как герцог стал предпочитать физическое насилие вместо любовных утех, Бастиан сбежал - во всяком случае, так было доложено самому Анджею.
- Он повесился, - глядя снизу вверх на своего господина, открыл правду Генрих. Затем заговорил быстро и четко. - Мы действительно потеряли его и долго искали, решив, что дверь в его комнату заперта снаружи на ключ, а Бастиан пропал...
- Ты лжешь!! - громче прежнего вскрикнул испуганный новостью Анджей, сделал шаг назад, меч соскользнул с плеча Генри и вновь уткнулся острием в пол.
- ...Искали до тех пор, пока не решили выбить дверь. Он повесился в собственной комнате, Анджей, в стенах Ардора! Потому что слишком любил герцога, который стал избивать его! Он не смог так жить!
- Ты лжешь, я не верю тебе! - кричал в ответ Анджей, брызгая слюной от избытка чувств, затем вновь поднял меч, зашел за спину Генриха. - Опусти голову!
- Я скрыл это от тебя, стараясь уберечь от горя! - Генри опустил голову. - Но я был не прав.
- Тогда к списку твоих преступлений добавляется ложь господину! - выпалил Анджей, глаза которого вновь наполнились слезами.
Он высоко поднял перед собой меч обеими руками и острием уткнул в затылок Генриха, намереваясь одним рывком вогнать лезвие в его хребет и покончить с этим. Слезы застилали глаза, все перед Анджеем расплывалось, он почти ничего не видел, сбилось в плач дыхание. Генри снова заговорил. Еще быстрее и громче:
- Ксана Барфона убил Рассел Артэ, брат Эда! Того Эда, которого ты так любил, а затем приказал Ксану убить!
- Нет!
Всхлипнув от того, что задыхался от слез, выкрикнул Анджей, перехватил рукоять одной дрожащей рукой, второй рукой, тыльной стороной ладони потер глаза, чтобы хоть что-то видеть.
- Ксан умер за то, что убил наскучившего тебе любовника! - пытался докричаться до него Генрих, уверенный в том, что Анджей не решится его казнить.
- Если ты знал убийцу, почему ты молчал?! - уже истерически кричал Анджей, чувствуя, что начинает дрожать всем телом, а сил в руках все меньше.
- Да потому что хватит смертей, Анджей! Рассел свершил кровную месть - смерть за смерть! Хватит! Или ты хотел, чтобы он на суде объяснил свои мотивы во всеуслышание? Или зарезать его как Барфона - в подворотне?! Хватит крови, Анджей! Да, я знал всегда убийцу Ксана, убийцу Эдмунда, убийцу Бастиана и Нельса! Это ты! - он резво обернулся и перехватил меч за лезвие ладонью, заглядывая в плачущие глаза Анджея своими, суровыми. - Ты можешь убить меня, но не смоешь этим кровь со своих рук.
Анджей выпустил меч, тот тяжело упал на пол перед Генрихом, вслед Ан рухнул на пол на колени сам, вновь обхватывая себя крепко руками и ударяясь в рыдания. Генрих притянул его к себе, по-отечески погладил по голове, вздыхая.
- Тише.
- Я убил их, - отдельными обрывистыми звуками, задыхаясь, едва различимо проговорил Анджей, впервые начавший понимать свою вину в произошедших событиях.
Ему нужно было дать время успокоиться. И терпеливый Генрих ждал, тем временем негромко повествуя:
- Я не дал тебе увидеть тело Ксана, чтобы уберечь, Анджи. Боялся, этот образ будет преследовать тебя по ночам... Ты не видел и прежних жертв твоей распутной жизни... Я скрыл от тебя смерть Бастиана, считая, что ты легче переживешь его побег, чем самоубийство... Это мои ошибки - я был не прав, прости. Знай ты результаты своих капризов, быть может, сегодня не случилось бы всего этого...
Анджей слушал его. Ненавидел Генриха, презирал его всеми фибрами своей развращенной души. Но себя ненавидел гораздо сильнее.
- Разве не замечал ты сам, Анджей, что погибают все, кому ты говоришь свое заветное "люблю"? Один за другим, Анджи... Один за другим...
На этих словах Ан, который уже начал было успокаиваться, заплакал с новой силой, сполз на пол, свернулся, как ребенок, головой ложась на коленях Генриха, позволяя ему касаться себя, находя в его нежности хоть какое-то утешение - а ему нужно было утешение.
Ведь правда, что он не замечал. Не видел, что умирают все те, кого он любил. Словно проклятым был не сам герцог Дарелл, а его любовь. Смертельная... Ему нельзя было любить...
- Эта твоя любовь, Анджи, слышишь? - он не отзывался, но Генри все равно продолжал говорить. - Ее не одобряют боги. Ты даришь свою любовь мужчинам - таков ты - но видишь, во что это превращается? Боги уничтожают ее. А тебя оставляют здесь, чтобы ты перенес страдания, сделал выводы и исправился.
Анджей долго лежал и думал. Закончились слезы. Закончились слова Генриха - не со всеми его мнениями Анджей был согласен, но понимал, что в большинстве своем его верный телохранитель прав.
- Генри, - подал, наконец, голос герцог, не поднимая головы. - Я дам тебе последний приказ. Клянись мне выполнить его безоговорочно.
Генрих от чего-то молчал, что заставило Анджея напрячься - никогда еще его телохранитель не отказывался выполнять приказ своего господина.
- Нет, - отказал ему Генри, вновь опуская большую тяжелую ладонь на его голову у себя на коленях. - Я никогда не смогу убить тебя, как не сможет убить отец сына.
Анджей выругался про себя, думая о том, откуда этот ублюдок все наперед знает.
- Я не смогу сам, - шепотом признался Ан, зажмурившись.
- Не надо, - тепло отзывался Генрих.
- Зачем мне жить, если я несу горе и смерть?..
- Ты можешь нести жизнь и счастье.
- Нет... Мертвых не вернуть...
- Конечно, нет. Но ты можешь порадовать их, став полезным для живых.
- Я могу только рушить судьбы, - упрямо отказывался Анджей.
- А если я докажу тебе, что это не так?
Анджей промолчал, но повернул голову так, что смог посмотреть Генриху в глаза, и выжидающе замер. Генри дернул уголком губ вверх:
- Речь пойдет о Трише Рутланд.

~ Эпизод завершен ~

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Май 21 2017, 19:46
Спонсируемый контент

 
13


Сообщение  
 
12.11.1253. Цена искушения.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL