ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 16.08.1253. Свято место пусто не бывает. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
1


Дата, время: 16.08.1253. Вечер.
Место действия: Ал-Антар.
Участники: Эдмунд Авенмор, Нарисса Дарелл.
Предыстория/суть темы: Любить - не значит быть любимой. Жалеть - не значит оберечь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 12 2017, 03:31
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
2


Свадьба Беренгара и этой девицы, которую Эдмунд брезговал называть по имени, была полным фарсом. Каждая дама в этом представлении была разодетой цирковой обезьянкой, а мужчина - шутом. Принц избегал людных и шумных мест, все больше времени проводил в Храме и на улицах, поддерживая пропаганду Дюжины, которая не одобряла очередной брак короля с северянкой.
В прошлый раз подобный союз принес в мир Рикарда, которого изрыгнула сама Бездна.
Было даже любопытно, какого урода родит очередная северная мразь.
- Вина, господин?
- Нет, благодарю.
Эдмунд не пил. Он очень любил выпить, но сейчас, когда было слишком много людей и возможностей вокруг, воздерживался. При этом всегда старался появляться в свете общества. Желательно в рясе. Желательно с самыми праведными речами. Его должны были увидеть и запомнить, как посланца самих Богов.
В этот день он уже шел в свои покои. В черной рясе с золотой цепью с двенадцатиконечной звездой на шее. Мягко ступал по каменным ступеням, сцепив перед собой руки в замок.
И проходя мимо очередного парапета он увидел девушку.
Она... плакала?
Эдмунд остановился.
Совершенно одна, без присмотра мужчин или хотя бы слуг. Вдалеке от праздника и веселья, шум от которого приглушенно доносился. Эд медлил. Какой девушке понравится, если ее застанут плачущей? Но... В то же время... Разве можно было пройти мимо человеку, призванием которого было нести в этот мир свет?
- Миледи, что случилось?
Он подошел и мягко положил на ее плечо руку, обращая на себя внимание.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 12 2017, 03:32
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3


Так нельзя. Она не должна это чувствовать. Она должна радоваться! Только почему-то было совсем не радостно. Казалось, что у брата была цель привести ее в Аллантар и бросить. Нисса даже подумывала и вправду потеряться, что бы проучить Анджея. Вот потеряет ее, тогда вспомнит  и поймет! Ведь так просто взять и затеряться в столице, наводненной людьми, когда его нет. Но в тоже время было страшно, кто знает, что здесь за люди. Да и приличные дома заняты, негде найти приюта на время этой проделки.
 Нисса верила, что этот праздник будет именно праздником. Что они будут гулять среди этой толпы под руку, ловя восхищенные и завистливые взгляды, может даже споют дуэтом, и все это время он будет рядом. Но он забыл о ней. Он ее бросил. Уехал, оставив в трактире и предоставив добираться до замка одной. А все почему? Потому что в этом же городе был Ксан Барфон. А потом? Потом никак не отреагировал на ее маленький флирт с братьями Дисмор, пожелал хорошо провести время и отправился петь. Один. Для него. Для Ксана Барфона. Нисса растворилась в толпе, оставив близнецов в одиночестве, и вышла из зала, в котором звучал красивый голос брата.
 Это ее проклятие. За что? Она не знала. Но каждый раз, когда она думала о брате и… становилось тяжело дышать. И вовсе не из страха за его судьбу. Однако, сейчас на первое место вышла обида. Она хотела быть с ним на празднике! Она хотела, что бы он пел для нее! Или петь с ним! А он…он вновь предпочел ей эту статую! Слезы хлынули из глаз девушки, и Нисса остановилась у одного из окон, пытаясь овладеть собой. Ну и пусть… пусть веселится со своим графом, а она… она прямо сейчас уедет в Ардор! От волны жалости к самой себе Нисса снова всхлипнула, и тут же вздрогнула, услышав голос за спиной и почувствовав, как плеча мягко коснулась ладонь. Обернувшись, Нарисса замерла, сморгнув с длинных ресниц соленые капли.
 - Ваше Высочество…, - пробормотала девушка, растерявшись, и присев в книксене. Вечер не задался, не поспоришь. Разве так хочет девушка знакомиться с принцем?! Плачущей?! Нет, конечно, а что поделать? А теперь еще и что-то надо ответить, только что? Может правду? Ту, какая она должна быть для него, - Все в порядке, Ваше Высочество. Эта мелочь не стоит Вашего внимания.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 12 2017, 22:11
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
4


- Что ты, дитя, я скромный служитель Дюжины. А потом уже... Высочество.
Девушка оказалась совсем юной, которая едва обрела свою красоту. Видеть на ее ресницах слезы было вдвойне больно.
- Если кто-то посмел обидеть тебя, я хочу знать его имя. Пойдем. Чтобы никто больше не увидел твоих слез.
Эдмунд положил ладонь ей на спину, увлек за собой. Они вышли на лоджии, на свежий воздух. Солнце уже опускалось, подсвечивало кучевые облака снизу. Все были в пиршественном зале, лоджия и сады под ней пустовали. Из зала доносился приглушенный шум, веселые голоса и музыка.
- Слезы - это яд, который отравляет изнутри, - рассуждал Эдмунд по пути, ведя незнакомку подальше от этой суеты. - Иногда нужно давать слезам и горю выход, этого не нужно стесняться, милая. Но стоит внимательно отнестись к тем, кто будет рядом. Здесь много людей, не все они добрые, дитя, ты ведь знаешь, что в мире есть зло?
Он повернулся к ней и снисходительно улыбнулся. Девушки в ее возрасте, выращенные в опеке и заботе родителей, часто не знают, что мир не так чист и светел, как поют в песнях о любви. Эд не знал девушку перед ним, но что-то в ее темных печальных глазах говорило, что жизнь ее не баловала.
Он отвел ее к перилам с высаженными вдоль цветами, где лишние взгляды уже не могли увидеть ее слез.
- Мое имя ты знаешь, меня зовут Эдмунд, - он старался говорить мягко и убедительно, чтобы расположить к себе. - Как твое имя, дитя?

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 12 2017, 23:42
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
5


"Прежде всего скромный служитель Дюжины"' Да, знавала она этих скромных служителей. Сестра Амала на всю жизнь взрастила в ней отвращение к священослужителям, прилипнув к ней в раннем детстве со своими учениями. Однако, принц не был похож на дотошную десту, даже на дестура Родрига, что был при их семье долгое время. Мягкий голос служителя Дюжины успокаивал, и Нисса перестала плакать, уходя на лоджию.
Назвать имя того, кто ее обидел. И что он сделает? Проведет вкрадчивую беседу, как служитель Храма или, как принц? Вот будет забавно, если к Анджею подойдет брат и станет вещать о братской любви и опеке. Интересно, как он отнесется к этому... Вот уж кто не был религиозным, так это Ан, он и дестуров не жаловал. Нисса едва злорадно не улыбнулась, но вовремя удержала лик одинокого ангела на лице.
— Нарисса Дарелл, брат Эдмунд, — кротко ответила девушка,внутренне поморщившись от обращения. Но ничего, он сам на первую ступень поставил Храм, а потом принадлежность королевской семье. Коротко вздохнув, девушка посмотрела на принца из под темных ресниц,— Мой брат, но... Он поступает так, как считает нужным. Просто мне...стало одиноко.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Янв 13 2017, 07:16
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
6


- Нарисса Дарелл, сестра герцога Дарелла. Что же, я мог и догадаться, вы очень похожи.
Эдмунд без стеснения разглядывал лицо девушки с еще чуть покрасневшими от слез глазами. То, что она южанка, было ясно с первого взгляда. Эти плавные, мягкие черты лица, миндалевидные глаза. Воистину, южанки Кэйранда были самыми красивыми женщинами на свете. А эти черные локоны, блестящие, струящиеся ниже лопаток... Урожденная Дарелл, несложно было догадаться самому.
- Я имею честь быть хорошо знакомым с Кристианом, он, наверное, тебе рассказывал.
Крис Дарелл, в отличие от герцога Анджея Дарелла, был куда ближе к Храму и разделял взгляды храмовников на устои нынешней власти. Он помогал строить новые молельни в Беллонии, заботясь о ее процветании куда больше действующего герцога, о котором говорили много дурного.
- Я знаю то, что Кристиан не смог приехать на празднества, оставшись присматривать за Ардором. Поэтому... Ты говоришь об Анджее, дитя.
Эдмунд опустил глаза и понимающе кивнул.
- Я не дестур, - вдруг начал он отвлеченно, - и не имею права отпускать исповеди. Но можешь быть уверена, Нарисса, что я скован обетами неразглашения если не по воле Храма, то по своей собственной.
Эдмунд взял ее ладонь в свою, тепло накрыл второй и заглянул в глаза.
- Клянусь тебе, все произнесенное и услышанное останется между тобой и мной. Ты должна быть искренней, дитя, иначе я не смогу тебе помочь. Потому что только искренность очищает душу перед Богами. А что касается твоего брата... Его можно понять. Молодость, вино, много красивых женщин вокруг. Или сестринская любовь не позволяет тебе мириться с его женщинами?

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Янв 13 2017, 14:31
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
7


— Он забыл обо мне… Просто забыл, как только мы прибыли в столицу, - с какой-то обреченностью в голосе произнесла девушка, глядя в пронзительно-голубые глаза принца. Как его занесло в Дестуры?! Так и хотелось переодеть его в темно-синюю или светло-серую котту вместо этого балахона, который скрывал фигуру мужчины. Но руки… теплые и твердые, скрыли ее маленькую ладошку надежной защитой. Нисса чуть вздрогнула и опустила глаза, потерявшись на долю секунды.
Кристиан. Да, может быть он и рассказывал о близком знакомстве с принцем, девушка не помнила. Она никогда не интересовалась ни делами старшего брата, ни его связями со священнослужителями. А вот Анджей… Принц так покачал головой, словно понимал то, о чем она хотела сказать. Конечно, все знают о нраве Беллонийского Нарцисса. Но сейчас надо было доиграть, и играть достоверно. Нисса сглотнула, посмотрела в глаза принца, а потом отвела взгляд, словно боясь подбирающихся слез и стараясь их сдержать.
- Я никого не знаю в этом городе. Кристиан не смог приехать, это правда, он занят в Ардоре, матушка пожелала остаться дома, и я не могу выйти из отведенных нам комнат. Даже сюда… на праздник, я добиралась одна, что бы не мешать брату, - полушепотом, словно стараясь контролировать голос поведала Нисса, начиная заражаться собственной выдумкой. То, что началось игрой, разжигало вновь в ней истинную горечь и обиду. Девушка мягко отняла руку и зашагала по лоджии, разговаривая то ли с молодым сыном Храма, то ли сама с собой, - Сестринская любовь заставляет меня мириться со всем! Со всем….Даже с тем, с чем мириться нельзя! Но Ан…вот так просто…выкидывает меня, когда он появляется рядом!

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Янв 13 2017, 15:48
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
8


Эдмунд тонко разбирался в людях, всегда замечая, что ему что-то недоговаривают. Так было и сейчас - девочка увиливала от ответа, боясь, судя по всему, даже произнести правду вслух. Эд прищурился. Конечно, он многое слышал об Анджее Дарелле, но не придавал услышанному большого значения. Ему хватало своих проблем и грязного белья жителей столицы. Не хватало еще рыться в чужом.
Но сейчас, в это беспокойное в Кэйранде время, следовало пользоваться любой информацией и прислушиваться к каждому слову. Особенно если речь шла об особах голубых кровей. Потому что информация лучше стали давала власть.
- Если Анджей увлечен очередной интрижкой, это не значит, что он забыл про тебя, - попытался оправдать герцога Эдмунд. - Но это не значит и то, что ему следовало оставлять свою юную сестру без присмотра. Здесь много людей. И не все из них добрые... Он поступает очень опрометчиво.
Эд пошел следом за Нариссой, неспешно шагая рядом, на шаг позади за ее плечом. Наверное, не глядя принцу в глаза, ей было легче говорить. В ее голосе вновь появилась нотка обиды и слез, которые она прятала внутри, выжигая ими собственную душу. Не нужно было повторять дважды, чтобы Эдмунд услышал и понял.
- Появляется тот, чья любовь для него дороже твоей, так?

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 15 2017, 19:05
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
9


- Да, - сорвался с губ тихий шепот, едва различимый даже в окружающей их тишине. Взгляд больших черных глаз остановился на далеком горизонте, а Нисса замерла, сжимая пальцами прогретый солнцем каменный парапет.
Слова принца ударили в самую цель, вытащив на свет не только обиду за выходку брата сегодня, но и всю ту боль, что она ощущала, видя его с другими. «Тот, чья любовь для него дороже твоей». Так оно и было. Ксан Барфон был тем, кто был дороже нее. Нисса это понимала. Как понимала и то, что рано или поздно должен быть человек в жизни брата, кто станет дороже всех. Но упрямое, детское, навязчивое желание стать этим человеком ее не отпускало. Или может дело было не в брате? Может хотелось быть для кого-то тем, кого ни на что и ни на кого не променяют? С детства она считала себя главным человеком в жизни брата, а он был главным в ее. Вот только теперь все изменилось. Ее отодвигали все дальше, а он так и был центром мироздания для нее. И Нисса не знала, что с этим делать. Желала только, чтобы Ксан Барфон исчез, тогда она снова была бы важна.
 Погруженная в свои мысли и всколыхнувшиеся чувства, Нарисса не сразу поняла, что именно сказала принцу. А когда поняла, душу затопило леденящим холодом, а тело словно онемело. От понимания того, что она прямым текстом раскрыла тайну брата принцу, пусть и ученику Храма, сковала ее словно цепями. Надо было что-то сказать, как-то попытаться переврать собственные слова.
- Эти женщины… Вы правы, я не могу с ними мириться. С тем, что они важнее меня для него.
Чушь. Ложь. И принц это знал. Она уже сказала то, что он повторил, а значит заметил, запомнил и подчеркнул.Предательство. Как она могла сказать это? Вот так просто взять и сказать?! Раскрыть то, что хранила в тайне, а теперь вот так, поддавшись обиде, раскрыла? Как теперь показаться на глаза Анджею? Пожалуй, что идея затеряться в Аллантаре и исчезнуть была теперь здравой. Или во всяком случае отправиться в Ардор прямо сейчас, чтобы не увидеть брата. Нисса обернулась к принцу с каким-то отчаянием в глазах:
- Спасибо, что выслушали меня… Ваше Высочество… Брат Эдмунд, - запнувшись и запутавшись, произнесла Нисса, вспоминая зачем вообще был этот разговор. Нажаловаться на брата, поиграть в жертву. Вот и поиграла. Доигралась.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 16 2017, 12:02
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
10


- Ну-ну, не пугайся, дитя, - Эдмунд снисходительно улыбнулся, отмечая про себя, как была напугана собственными словами эта юная девушка, нарочно или случайно сболтнувшая лишнего.
Теперь следовало узнать имя этого таинственного "его", поскольку это уже были серьезные обвинения для Храма против Анджея. Но, разумеется, узнать это следовало уже не от Нариссы.
- Очень тяжело хранить чужие тайны, - Эд про вел рукой по спине девушки, до стройной талии, чтобы выразить в этом жесте поддержку, сочувствие и сопереживание. Но руку убрал, чтобы не смущать собственной близостью, хотя так и оставался рядом. - Эту муку знает каждый дестур, давший обед молчания и принявший исповедь кого бы ни было. Убийцы, воры, насильники... Все они приходят в Храм один за другим, находят дестура и просят его "святой отец, отпустите грехи наши!", словно бренный человек может это сделать. Грехи искупить можно только перед Дюжиной, дитя, ты ведь знаешь об этом? А мы, храмовники, лишь слушаем. И молчим... Принимая на себя тяжесть тайны исповеди, чтобы покаявшийся мог быть искренним с Богами и самим собой. Твой брат очень дурно поступает. Не только потому, что пренебрегает законами Богов... Это его поступки, и лишь ему за них отвечать. Он поступает дурно еще и потому что гнетет тебя тяжестью своих порочных тайн. Тебя, дитя, хотя в чем ты можешь быть повинна? Разве что, в том, что слишком любишь его. Не вини себя ни в чем, Нарисса Дарелл.
Эдмунд обернулся, посмотрел туда, откуда из церемониального зала доносился звук и из цветных витражных стекол лился яркий свет тысячи зажженных сейчас внутри свеч.
- Проводить тебя до покоев, милая? Или до пиршественного зала? Там начинается самое веселье. Я разделю с тобой кубок вина, если пожелаешь. Знаешь, - он вновь взял ее под руку и повел ко входу, через который они вышли, улыбнулся ей тепло, почти смеясь, чтобы сбавить эту гнетущую напряженную обстановку, - иногда очень удобно не быть дестуром. Можно пользоваться человеческими благами вдоволь. А где, как не на королевской свадьбе, выпить лучшего логрийского вина! Да простит меня Бог-отец, но виноградное вино - это напиток самих Богов!
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 16 2017, 14:58
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11


Нисса послушно прошла пару шагов, но затем остановилась. В голове все еще вертелся рой мыслей, связанных со своими словами, своим предательством и тем, что сказал ей принц. Хотелось говорить с ним, отвечать на мягкие, теплые слова, но все-таки… Да, он сын Храма, помнила она и о тайне исповеди, но тем не менее эта тайна не должна была раскрыта нигде. С другой стороны… Какое дело Его Высочеству до слов юной обиженной девочки? Может разобидевшись, она клевещет на своего брата? Или…или оговорилась? Если ли надежда на это или нет Нарисса не знала, но принц словно знал, как ее отвлечь.
«Он поступает дурно еще и потому что гнетет тебя тяжестью своих порочных тайн. Тебя, дитя, хотя в чем ты можешь быть повинна? Разве что, в том, что слишком любишь его»
Слова молодого храмовика почему-то словно обретали физический вес. Девушка словно почувствовала и тяжесть тайны и тяжесть обиды. Захотелось забыть обо всем, быть просто девушкой, которую бы волновали баллады, рыцари  и прочий бред, а не сохранность тайны брата, любящего общества мужчин, и совсем не сестринское чувство в отношении него.
- В зал… Там очень шумно и многолюдно, - немного растерянно, словно боясь показаться там, на глазах людей, а самое главное – брата, произнесла Нисса. А потом… потом решила, что именно там она быть и должна. С принцем Эдмундом. Пусть Анджей, если он еще там, увидит ее не только с Дисморами, но и с самим принцем. А еще… еще ей хотелось не думать об Анджее хотя бы четверть часа, которые может ей уделить ей Его Высочество. Может это и будет небольшим отдыхом. Нисса подняла несмелый взгляд на молодого человека и улыбнулась, - Но я не против поднять с Вами кубок, Ваше Высочество, за Ваше здоровье и вечное солнце над Кэйрандом.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 16 2017, 15:53
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
12


- Замечательно, - Эдмунд был искренне рад тому, что сестра герцога выбрала именно пиршественный зал. - Это пойдет тебе на пользу. Ничто так не лечит грусть, как вино и танцы. Ты еще слишком молода, чтобы такое пропускать! Вот только... - он опустил глаза на рясу, которая от шеи до щиколоток подпоясанным балахоном укрывала его. - Нам придется сделать крюк до моих покоев. Где это видано, чтобы красивую молодую миледи сопровождал на пир ученик дестура в рясе. Это неподходящий наряд для танцев.
Эд все реже и реже облачался в привычные для представителя королевского дома одежды, ряса чаще оставалась в приоритете над коттой. Идти было не далеко. По дороге Эдмунд повествовал об одеждах служителей храма, рассказывал, что это скорее очередной жест смирения и покаяния, чем практичность, потому что в рясе зачастую бывало неудобно, а летом жарко.
- Не пойми превратно, - с улыбкой произнес он, отворив дверь своих покоев перед Нариссой и жестом приглашая ее внутрь.
Эдмунд оставил ее в одной из своих комнат, служившей молельней и небольшой библиотекой одновременно, строго наказал не скучать. Сам исчез в соседней комнате, ему хватило пару минут, чтобы переодеться. Он вернулся к Ниссе в виде, достойном милорда. С убранными на затылке в хвост волосами, перетянутыми лентой, и в скромных, но со вкусом в одеждах без лишних украшений и вышивок. С неизменной золотой двенадцатиконечной звездой на цепи на груди, которая осталась единственным напоминанием того, что принц Авенмор был служителем Двенадцати.
- Вот теперь я достоин роли Вашего провожатого, миледи Дарелл, - он поклонился ей, полушутливой перейдя обратно на "Вы", поскольку на этом беседа храмовника и юной девушки была окончена, и на сцену вернулись принц и сестра герцога. - Пойдемте, в том зале не хватает именно Вас!
Эдмунд вновь взял Нариссу под руку и повел обратно к пирующим, не прекращая говорить обо всем, чем угодно, кроме Анджея, любовных отношений, исповедях. Словно разговора там, на лоджии не было вовсе.
Когда до распахнутых дверей зала оставался десяток метров, уже была слышна музыка, видны накрытые столы и танцующие, Эдмунд придержал Нариссу, вдруг вновь обернулся к ней, вынул из стоящего рядом с ними высокого кувшина с цветами один с белыми лепестками, смахивающий на ромашку, отломил стебель и украсил цветком волосы девушки. Затем взял ее за острый подбородок и поднял ее лицо на себя.
- Нарисса, Вы должны знать, что Вы прекрасны, и любой мужчинах в стенах этого замка будет польщен Вашим вниманием. Но не забывайте, что лучшее украшение женщины - это улыбка. Неподдельная радость, от которой светятся глаза, - он улыбнулся ей и дождался улыбки в ответ. - Вот так лучше. Улыбайтесь. А теперь идемте.
На самом деле принц не хотел посещать это мероприятие. Не только потому, что некоторые оценили бы его визит как неподобающее ученику дестура поведение. А просто потому что для приятного времяпровождения за кубком вина предпочитал небольшую компанию. Но в этот вечер и с этой девушкой он был рад стать частью этого буйного сборища, чтобы увидеть, как она улыбается и веселится.
Конечно, в общем шуме и гаме появившуюся пару не заметили. Поэтому они легко прошли к столу, отводящемуся королевской семье, лишь изредка останавливаясь, чтобы кого-то поприветствовать. За столом Авенмор было просторно. Присутствовали не все, многие танцевали, многие разошлись по соседним столам, чтобы поговорить. Эд выбрал для Ниссы и себя место, подозвал чашника, выбрал вино, которое считал лучшим, собственноручно наполнил им обоим кубки.
- Кому на этот раз придется отказывать нашему отцу? - вдруг во время трапезы услышал Эдмунд на ухо, поднял взгляд и встретился им с Леннардом.
Разумеется, кто же еще мог отпустить эту острую шутку, в ответ на которую Эдмунду оставалось только промолчать сделать вид, что не заметил укола. Но он, как подобает, поднялся из-за стола.
- Нарисса, - увлек он ее за собой. - Кронпринц Леннард Авенмор, мой старший брат. Леннард, это Нарисса Дарелл, сестра герцога Дарелла.
Они побеседовали. Затем Эдмунд представил Нариссу принцессе Вивиан.
Радостно было наблюдать за этим маленьким простым счастьем юной Ниссы, внезапно для себя оказавшейся за королевским столом.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Янв 17 2017, 12:50
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
13


Боялась ли Нисса, знакомясь с самим кронпринцем? Волновалась ли знакомясь с принцессой? Нет. Была ли довольна? О, да! Ведь именно ее привели за королевский стол и познакомили с наследником и его сестрой, именно она беседовала с ними, именно она находилась в компании детей короля, а никаких-то отпрысков неизвестного барона. Несомненно, Нариссе, не обделенной самолюбием, это польстило. Девушка сполна насладилась взглядами – вопросительными, удивленными и завистливыми одновременно, которые бросали гости в их сторону.
Принц Леннард был весел, легкий собеседник, с которым можно было посмеяться. Странно, она и не думала, что с наследным принцем будет общаться столь легко и просто. Но достоинство, с которым держался Его Высочество не давали забыть о его статусе. Принцесса не вела оживленную беседу, в основном молчала, но Нисса тайком следила за ее движениями, наклоном головы, даже движением глазами, чтобы перенять и отточить собственное изящество. Но как бы не была легка и увлекательная беседа с Их Высочествами, Нисса быстро пожелала, чтобы они ушли по своим делам. Ей хотелось остаться с их братом. И наконец желание сбылось, крон-принц повел свою сестру танцевать, а Нисса обернулась к Эдмунду.
 Вечер, который казалось бы был испорчен, исправлялся с каждой минутой. Даже ее желание видеть рядом с собой не священослужителя, а мужчину, - сбылось. Принц сменил свое одеяние не котту, и теперь Нисса окинула его тайком куда более заинтересованным взглядом:
- Спасибо, что удостоили меня такой чести, Ваше Высочество,- с улыбкой обернулась к нему девушка, когда венценосные брат с сестрой удалились. Нисса приподняла кубок с вином, отсалютовав принцу, - Я благодарна Богам, которые своей рукой направили Вас именно по тому коридору. Не представляю, как бы закончился этот вечер если бы не Вы.
Девушка отипла вина и обвела взглядом зал. Брата она не видела. Ушел? Один? С графом? Предоставил ей самостоятельно добираться до трактира ночью? Что ж, если так, то она знала кого попросить о помощи. А может и здесь, очаровывает очередную вертихвостку. Что ж… Пусть, сейчас ей не хотелось даже думать об этом.
- Ваше Высочество, Вы танцуете? Или предпочитаете наблюдать?

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Янв 17 2017, 16:00
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
14


Как хорошо иногда было снять с себя рясу и словно вернуться в то время, когда Эдмунд еще не был учеником дестура. Тогда он жил в удовольствие, ему не приходилось прятать желания за маской послушания и покаяния. Это была небольшая жертва, сделанная им ради поддержки Храма и призрачной, но кажущейся такой реальной, возможности занять престол Кэйранда. Если бы Эдмунд нашел поддержку в клетке с попугаями, нацепил бы перья и стал попугаем. Если бы поддержка оказалась в лесу среди друидов - он бы стал друидом и проклинал храмовников. Но он нашел союзников под двенадцатиконечной звездой и пошел в дестуры. Почему? Потому что мечтал стать королем. Теперь Храм мечтал об этом вместе с ним. И Эдмунд, подаривший Храму свою свободу, был уверен в том, что однажды у него появится шанс. Не сегодня, так завтра.
Некоторые присутствующие, привыкшие к его облачению в рясу, смотрели на него с удивлением. Да еще и в компании девушки! И какой! Нарисса, быть может, сама и искала в принцессе Вивиан изящество и брала пример, в глазах Эдмунда же она одним своим присутствием затмевала и принцессу, и всех остальных вокруг. Грация выдавала в ней чистую, горячую кровь южанки с присущими им черными волосами, спасенной от солнца дивной аристократически бледной кожей, черными глазами урожденной Дарелл и темпераментным взглядом пантеры - спокойной сейчас, но смертельно опасной в гневе...
Эдмунд, как сегодняшний спутник Нариссы, покровительственно держал ладонь на ее стройной талии, когда она говорила с Леннардом и Вивиан. Не мешал разговору, сохраняя молчание, медленно опустошал свой кубок. И время от времени бросал на Ниссу взгляд со стороны. На изгиб ее белой шеи, обнаженную в декольте ключицу под тонкой кожей, поднимающуюся каждым вдохом грудь. Принц не слушал, о чем говорили вокруг. Он думал о том, научился ли этот котенок пантеры шипеть и выпускать когти. Или он до сих пор лишь пушистый мурлычащий комок шерсти. В любом случае Эдмунд знал наверняка, что в этой пасти скрываются хищные клыки, а в мягких лапках - острые когти. Не нужно было хорошо знать Нариссу Дарелл, чтобы видеть в ней характер - для этого Эду хватило лишь ее имени и одного взгляда в ее глаза.
Эдмунд отсалютовал почти пустым кубком Нариссе в ответ, когда брат и сестра ушли танцевать, вновь оставив их наедине у стола.
- Это я должен быть благодарен Дюжине за Вас, Вы вернули мне давно позабытую безмятежность. Я счастлив от одного только осознания, что оказался Вам полезен.
Он опустошил несколькими глотками свой кубок, поставил его на стол. О чем говорили эти двое полчаса назад? Кажется, об Анджее. Так вот, в этот момент Эдмунд мысленно послал в Бездну и его, и Храм, и Беренгара с его северной шлюхой в придачу! Пусть все проблемы, ненависть к отцу и треклятые дворцовые интриги погрязнут во мраке хотя бы на этот вечер, оглушенный музыкой и освещенный светом Нариссы. Эдмунд хотел, чтобы она сегодня улыбалась и забыла обо всем на свете. Забавно - хотел для нее, а добился сам для себя. Осталось лишь ее этим весельем заразить.
Он улыбнулся, услышав ее вопрос о танцах. Потому что сам только что собирался ее пригласить.
С улыбкой он взял ее свободную руку в свою, повернул ладонью наверх, поднял, склонился к ней и трепетно поцеловал запястье. Ощутил губами, как бьется под ее тонкой кожей венка, аромат ее тела, манящего к себе, и нежность.
Но не мог же он так провести весь вечер! И без того задержался в поцелуе откровенно долго. Пришлось поднять голову.
- Неужели Вы могли подумать, что я позволю Вам скучать? - ответил вопросом на вопрос все с той же улыбкой.
Затем взял кубок из ее рук, оставил его на столе рядом со своим. Направился в центр зала, где танцевали, и потянул Нариссу за собой за руку.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 19 2017, 18:58
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
15


Боги… Что же он делал… Ничего. Значит это она? И она… Шутка Богов?… Нисса не знала, но от прикосновения губ принца к нежной коже запястья дыхание пресеклось. Девушка замерла, смотря на Его Высочество и ощущая, как замерло вокруг все движение, затихли звуки и голоса, ощутимо было только щекотавшее кожу руки дыхание.
 Опомнившись, Нисса прошла за принцем в центр зала, используя драгоценные минуты для того, что прийти в себя и понять, что происходит. А что происходит? Ничего! Она просто будет танцевать, наслаждаясь праздником, музыкой и компанией принца Эдмунда. Однако, это прикосновение губ невольно взбудоражило ее. Значил ли что-то это этот жест или нет, Ниссе он понравился. Как понравилось и прикосновение мужской ладони к своей талии, когда принц касался ее во время разговора с Их Высочествами. Может стоит обратить на принца больше внимания, чем она думала? Может он и ученик дестура, но он мужчина. А ей весьма льстило внимание мужчин. Вот только если ее забавляло то, как она играла с близнецами Дисмор, не чувствуя ничего кроме азарта и польщенного самолюбия, то сейчас почему-то было как-то не так.
Будь, что будет.
Нарисса присела вместе со всеми дамами перед поклонившимися кавалерами и посмотрела на музыкантов, не зная, что будут играть сейчас. До этого был танец, похожий на игру, в которую девушка с удовольствием играла на пирах, устраиваемых братом. А теперь? Аккорды зазвучали*, и руки сами собой приподнялись раскинутые в стороны. Полупрозрачные веерообразные рукава черного с золотом блио заскользили мягко по воздуху, когда Нисса с остальными девушками двинулась к центру, медленно шагая вперед, а потом так же назад.  Медленное кружение вместе с Эдмундом… близко-близко… но не касаясь друг друга даже руками.
Плавный, медленный танец, без резких шагов или кружений, словно танец падающих снежинок в безветренный день. Нарисса окунулась в музыку и движения, забыв о брате, о том, что собиралась играть едва ли не в жертву тирании Анджея, что бы навлечь на него гнев или осуждение принца. Забылось. Только плавная музыка, позволяющая ей легко и грациозно скользить по пиршественному залу рядом с принцем, не дотрагиваясь до него и не давая коснуться себя. Она уходила, возвращалась, протягивала руку, обходила его вокруг, но так и не дотронулась, как и все дамы, останавливая ладонь на крошечном расстоянии от его руки. Вернувшись в очередной раз, Нисса опустила ладонь на запястье принца, чувствуя его пальцы на своей коже. Вскинув глаза, девушка подумала, что надо бы улыбнуться или что-то сказать, но завороженая музыкой, танцем и каким-то неизвестным пока волнением, промолчала. Отпустив его, она отошла дальше, пропустив к принцу даму в темно-зеленом платье, а сама подала руку Лиану Дисмору. Вспомнив, что сама же кокетничала и играла с ним, Нисса улыбнулась молодому человеку, делая вид, что не замечает чуть сильнее нужного сжавшихся пальцев. Перейдя к какому-то толстому, но на удивление грациозному, танцору, девушка обошла с ним все тем же движением и вернулась к принцу. А через секунду наблюдала, как он уходит к центру с остальными мужчинами. И вновь кружились, обходя друг друга, не нарушая плавный бег музыки даже шепотом. Танец, который раньше был просто танцем, сейчас щекотал нервы. Ей хотелось вновь почувствовать тепло твердой руки принца, но движения танца не позволяли, зато вносили все более и более дразнящие ее элементы. Она медленно обходила принца, держа руку над его плечом, а потом едва вспомнила, как дышать, когда вокруг нее пошел принц, а его рука мягко скользила над плечами, спиной, шеей. Краткое прикосновения кончиками пальцев, и вновь плавные круги вокруг друг друга. И когда уже захотелось дернуть руку вверх, что бы прикоснуться, музыка вынудила это сделать сама. Плавный темп сменился быстрым, заставив взяться за руки. Прикосновения и хлопки сменялись с такой скоростью, что голова пошла кругом. Нисса упорхнула от принца, что бы пройти круг с каждым кавалером, а он мог пройти с каждой дамой. Темп ускорялся, и когда, обойдя круг, девушка вернулась обратно, то едва не рухнула в руки принца, задыхаясь и от быстрого шага, азарта и восторга. Повороты, повороты, кружения и резко оборвавшаяся музыка… С каким трудом дамы присели в изящных реверансах, дано знать только им.
Нисса выпрямилась, окинув горящим взглядом разгоряченную толпу, и посмотрела на принца, не скрывая улыбки.
- Это было великолепно, Ваше Высочество! Спасибо, за этот танец.
Музыка*:
 

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 19 2017, 22:46
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
16


Танец - это флирт, легкая игра тела, излюбленная забава всех молодых девушек. Касания были редкими, легкими, но такими интимными. Тонкие пальцы юной Нариссы в широкой мужской ладони казались еще более хрупкими, нежными. Эдмунд держал ее руку крепко. Пренебрегая приличиями, прижимал к себе, подхватывая, когда она в скором темпе танца едва не падала в его объятья. Такая горячая, с легким румянцем от возбуждения, часто дышащая. С блестящими от веселья глазами.
Эдмунд синхронно с остальными мужчинами поклонился перед присевшей в книксене Нариссой, вновь взял ее руку и поцеловал тыльную сторону ладони в качестве благодарности.
- Зови меня Эдмунд, - попросил он ее, выпрямившись и заглянув в глаза.
Это опостылое "Ваше Высочество" лишний раз напоминало о том, кем был Эдмунд. И кем быть не хотел. Уж тем более не хотелось слышать сейчас от Нариссы лишней официозности.
- Выпьем еще вина? - с улыбкой спросил принц, не отпуская ее руки и намереваясь отвести обратно за стол.
Танцующие начали расходиться. В общем течении Эд повел Нариссу к столам.
Пир был в самом разгаре, ведь наши герои на него припозднились. Ал-Антар накрыла ночь. Те дамы, что приводили на пир детей, уже удалились с ними, как и посетившие мероприятие представители поколения старшего. Оставалась одна молодежь. Веселье достигло той стадии, когда все уже на славу выпили, начали путать, где чей кубок. Где чей стол, было уже давно все равно. Носилась прислуга с полными грязной посуды подносами, а обратно на блюдах приносили свежие яства. Но уже не еду, а закуску. В углах зала, где царил интимный полумрак, и здесь и там можно было разглядеть уединившиеся пары, о чем-то воркующие. Все разбились на группы, общаясь в своем кругу.
Как можно было пройти мимо сбившихся в кучку фрейлин королевы и принцессы вперемешку с присоединившимися к ним юными леди!
- Ваше Высочество!
Ахнули они хором десятками восхитительных голосов, дружно присели в реверансах, шурша разноцветными юбками. Принц поклонился перед ними в ответ.
- Побудь здесь, я принесу вино, - проговорил он, повернувшись к Нариссе и притянув ее к себе за талию чуть крепче.
Эдмунд смело оставил ее в обществе прекрасных женщин, которые, затаив дыхание, только и ждали, когда он уйдет. Едва сделал принц пару шагов в сторону, они ринулись к юной Дарелл, знакомые и незнакомые, наперебой засыпая вопросами. Забавные дворцовые болтушки. Как воздух необходимо было им знать, кто, где, когда и что. Ведь было что-то у Ниссы и принца Эдмунда! А если не было, то будет! Или не будет? Надо узнать!
Это было так смешно. Эд за столом, вновь наполняя вином кубки, не сводил глаз со своей леди, окруженной этими шумными сплетницами-хохотушками. Они даже не пытались скрывать того, что обсуждают его. Эдмунд улыбался, почти смеясь им и их коротким взглядам, которые они на него бросали. А потом он поймал взгляд Нариссы. Лукавая улыбка сменилась другой, теплой и ласковой. Он отсалютовал ей кубком, томительно медленно отпил вина, все не отрывая от ее темных глаз взгляда. Ему хотелось дать ей время побыть с девушками и потешить их новой порцией свежих новостей для сплетен.
- Ваше Высочество, - окликнули его.
Зрительный контакт оборвался, принц обернулся на говорившего.
- Барон Брейт, здравствуйте.
- Доброго вечера, Ваша Светлость. Отличный пир! Так радостно видеть Вас здесь, как пять лет назад.
Эдмунд вернул взгляд на Нариссу, но она уже была отвлечена тараторками.
- Пять лет назад, таверна "Три пьяных таракана" на тракте Карнавон-Баррел. Помню-помню, милорд, - отвечал ему со смехом в голосе, все любуясь Нариссой издали. - Такого кислого вина, как там, я никогда не пил.
- Оно было ужасно! - воскликнул барон, подняв свой кубок. - То ли дело вино в королевском замке. Помните, как мы пили тогда? Эту кислятину наливали в огромные кружки. Надо было выпить залпом, а все, что выпить не получится, было нужно выливать себе на голову.
- Я провонял тогда, как последний пьяница, - Эдмунд рассмеялся и ударил по кубку в руках барона краем своего, чокаясь. - Предлагаю не повторять пережитого.
- Логрийское жаль даже на голову выливать! - они оба выпили. - Я видел Вас с дамой.
- Да, - принц кивнул, не спуская глаз со своей леди. - Ее как раз облепили хищные фрейлины, и я не дам им ее растерзать.
Барон посмотрел в сторону, куда был устремлен взгляд принца, приглядываясь к девушкам.
- Идите же ее спасать скорее.
- Да, пожалуй, мне пора. А Вы подходите к нам, барон, я Вас представлю ей, если пожелаете.
- Непременно подойду, Ваша Светлость.
Эдмунд взял оба кубка, оставил барона Брейта за столом с остальными, вернулся к Нариссе, без лишних слов отдал ей ее вино. Так забавно девушки вокруг нее притихли и опустили глаза, теперь поглядывая на них обоих из-под ресниц. Удивительные создания. Так мастерски изображают невинность!
- Ваше Высочество, Вы прекрасно смотрелись с Нариссой в танце! - сказала одна из девушек, скромно подытожив сделанные выводы.
- Все благодарности моей прекрасной даме, - с улыбкой ответил принц, возвращая руку на талию миледи Дарелл.
Они обменялись дежурными комплиментами.
Тепло Нариссы приятно грело мужскую ладонь. Он стоял за ее плечом, касаясь дыханием обнаженных в декольте ключиц и шеи. Мерно качался легкий черный локон, струящий вниз с ее виска, от его дыхания, щекоча ее молочную кожу. Даже не разговаривая с ней, лишь ощущая ее тепло и чувствуя аромат ее духов, можно было окунуться в прелесть единения с нею, в умиротворенное спокойствие от этой близости, которую не нарушало ни щебетание фрейлин, ни звуки музыки.
За разговорами, не несущими в себе ничего существенного, прошло какое-то время. Объявили новый танец. Компания девушек начала редеть, кавалеры один за другим приглашали их.
- Ваше Высочество, миледи, - подошел к ним приглашенный принцем барон.
- Нарисса, - Эдмунд повернул девушку к пришедшему, привлекая ее к нему внимание, потому что в общем шуме среди людей она могла его не заметить. - Знакомься, барон Фидей Брейт и мой старый друг. Фидей, это Нарисса Дарелл, сестра герцога Дарелла.
- Счастлив знакомству. Сестра герцога Дарелла, - задумчиво повторил барон, целуя руку Ниссы. - А где же...
- Сегодня я сопровождаю Южную Лилию, - оборвал его реплику Эдмунд, пресекая возможность поднять тему о том, кого не стоило вспоминать.
- В таком случае, мне к Вам, мой принц. Позвольте получить разрешение на танец с Вашей спутницей. Сочту за честь станцевать с ней объявленный сейчас бурре.
Эдмунд, казалось, был удивлен подобной просьбе. Легкая улыбка погасла, появилась серьезность. Несколько мгновений он стоял без движений, не моргая взирая большими голубыми глазами на своего старого знакомого и размышляя.
- Нет, - ответил он наконец достаточно резко. - Партия Нариссы на этот танец занята.
- Кем же? - барон стушевался и смутился, но намека пока не понял.
- Мной, - так же коротко отрезал Эдмунд.
- В таком... В таком случае позвольте мне занять очередь на будущий танец, если, конечно, миледи не утомится и пожелает потанцевать со мной.
- Все последующие танцы тоже заняты мной, барон Брейт, - еще более строгим голосом.
Тогда до несчастного Фидея, наконец, дошло, что ему следует убираться. Он поклонился перед Ниссой и принцем.
- Прошу простить.
Не поднимая глаз, выпрямился и поспешно удалился. Эдмунд проводил его взглядом торжествующего собственника. Затем перевел взгляд на Нариссу, и глаза его тут же подобрели. Неловко вышло, он сам приглашал барона подойти познакомиться и вот так отшил. Да и Нисса... Эдмунд опустил глаза перед ней. Он не был ее родственником и не имел права ничего за нее решать. Не стоило так невежливо поступать.
- Если, конечно, - в оправдание свое проговорил он несколько сконфужено, - моя леди не против.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Янв 20 2017, 18:45
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
17


- Хорошо, - улыбнулась Нисса на просьбу принца и произнесла одними губами, - Эдмунд.
 Странное легкое чувство наполняло ее всю с головы до кончиков пальцев. Скажи ей сейчас кто-то, что еще час назад она плакала от одиночества у арки окна, Нисса с удивлением вспомнила бы этот эпизод. Какой же контраст составляли два этих момента, не разделенные большой разницей во времени. Было удивительно, что вот так легко ей было с мужчиной, которого знает всего ничего, а еще удивительней осознать, что в этом мире есть и другой мужчина, помимо родного брата. Вспомнив об Анджее, Нарисса устыдилась того, что делает сейчас. Понравилось бы ему ее поведение, а ее ощущения и мысли? Ведь принц был не братьями Дисмор, с которыми она просто умело играла. Но с другой стороны, он ведь сам предоставил ей свободу действий, пожелав хорошо провести вечер, что делал сам. Дарелл обвела взглядом толпу, пытаясь увидеть брата. Не увидела. А руку в этот момент согревала ладонь Эдмунда.
 - Ваше Высочество!
Нарисса вздрогнула от визгливого голоска и напряглась внутренне. Боги, кто бы знал, как она терпеть не может весь женский род, когда его представительницы приближаются к тем, кто рядом с ней. Раньше под эту графу попадал Ан, а теперь ей до зубного скрежета не хотелось, что бы эти разодетые девицы отвлекали Эдмунда от нее. Вот только он не стал отвлекаться сам, а попросту оставил с этим курятником ее! Нисса была готова запустить чем-нибудь в голову принца, например, тем золотым кубком с вином, если бы он был в ее руке. Но увы, его не оказалось. А лицо держать надо было. Дарелл лишь сверкнула черными глазами на Эдмунда вместо ответной улыбки, а потом повернулась к девушкам, уже улыбаясь, словно и не хотелось ей растерзать каждую из них.
- Сегодня чудесный пир, не правда ли?!
- Согласна с Вами, миледи.
- О, Ваш брат так дивно пел, мы остались в восторге!
- Не могу с Вами не согласиться.
О, как они играли! Во истину можно было ставить представления с участием этих болтушек. Пустые вопросы про наряды, танцы, про Анджея, Аллантар, а глазами так и стреляют в сторону принца. Нисса же приняла вид самой участливой собеседницы, отвечая на вопросы, переводя разговор в ту или иную сторону, например, отводя от обсуждения личной жизни  брата. Ведь девушкам было интересно, помолвлен ли с кем уже герцог Беллонии или можно попробовать построить глазки Нарциссу. Время от времени она поднимала глаза на Эдмунда, но теперь не обжигала рассерженным взглядом, а наоборот, то лишь на секунду одаривала его вниманием и вновь возвращалась к девушкам, то задерживалась на долгие секунды, глядя прямо в голубые глаза.
- Миледи, а Вы давно знакомы с Его Высочеством?
Наконец-то. Добрались до самой сути.
- С Их Высочествами! Мы видели, что Вы беседовали с принцами и принцессой.
- Ваш брат познакомил Вас с принцем?
- Мой брат Кристиан хорошо знаком с Его Высочеством.
Уклончивый ответ. Не понравилось, да? Ну, спросите в лоб или страшно? В конце концов она не из рядов фрейлин, что бы они беспардонно сыпали вопросами. Вот и сейчас губки поджали. Однако, забавно все-таки.
- А он сегодня здесь? Мы видели только герцога.
- Нет, миледи, Кристиан остался в Ардоре.
- Ах, какая жалость.
- А принц… Его Высочество сегодня не в рясе, - зашептала светловолосая девица, стрельнув глазками на принца и вспыхнув, - он очень хорош в светском наряде, верно?
- Жаль, что обычно он в облачении служителя храма.
- Дамы, я думаю, не уместно обсуждать такие вопросы, - улыбнулась Нисса, наблюдая за девушками. Кажется, эта блондинка откровенно пытается привлечь внимание принца. Глупая, кто же тебе позволит это сделать?
И вновь вопросы, которые начинали резать уши. Вот поэтому она и не любила женское общество, больно уж они болтливы, а толку никакого. Гораздо приятнее общаться с мужчинами! И комплимент можно услышать, и поиграть немного, и защита от них. А с этими девицами толк в чем? Но тут на талию легла мужская ладонь, а шею защекотало дыхание. Не нужен был возглас девицы, чтобы понять, кто к ним подошел. Нисса приняла кубок и отпила вино, надеясь, что оно угомонит прокатившуюся по телу дрожь. Дарелл замолчала, не отвечая на вопросы, а стараясь успокоить взбесившееся сознание. Казалось, что рука Эдмунда прожигала тонкую ткань платья и камизы насквозь. Спасло появление какого-то друга.
- Рада познакомиться, милорд, - склонила головку девушка, окинув «друга» взглядом темных глаз. А больше и говорить не пришлось, за нее отвечал принц. Даже рта открыть не дал, как ответил на вопрос, а потом попросту отправил барона обратно. Бедный… тот так стушевался, словно его по голове приложили дубинкой. А потом стушевался и принц. Вот как! Это было неожиданно. Он так резко отправил восвояси барона, а потом опустил глаза перед ней, словно стыдясь выпада и принятого за нее решения. Что ж… надо, наоборот, выставить его своим героем. Впрочем, в этот раз так оно и было.
- Эдмунд, Вы только что дважды спасли меня, - улыбнулась Дарелл, посмотрев на принца снизу-вверх, - сначала от толпы девиц, желающих вызнать все. А затем… от выдумывания причины отказа барону, - помолчав, она отпила вина, обвела взглядом зал и снова посмотрела на принца, - Я хочу танцевать с Вами.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 23 2017, 11:20
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
18


- Главное, я спас Вас от печали, - улыбнулся Эдмунд Нариссе, которой пришлось по вкусу самоуправство принца. - В таком случае, пойдемте.
Он снова повел ее в середину зала к танцующим. Заиграла музыка, пары закружились в новом ритме. Замелькали перед глазами лица, пестрые дамские платья, горящие свечи, свисающие с потолка гобелены. Сбивалось дыхание от стремительной скорости. Ее глаза, ее руки, тепло ее тела и дыхания - разлучаться с Нариссой в танце можно было только зная, что это ненадолго и скоро ее рука снова окажется в его руке.
Один танец сменялся другим, медленные чередовались с быстрыми.
- Не устала? - спрашивал принц юную Дарелл под очередную новую музыку.
Получая ответ отрицательный, снова вел ее в танце, непременно крепко держа под руку или приобнимая. Снова сбивалось дыхание, иногда не от скорости, а все чаще от ее близости, которой с каждым часом становилось еще более недостаточно и хотелось большего.
В паузы они возвращались к столам, снова пили вино, разговаривали со всеми вокруг, смеялись, шутили. Вместе смотрели представление, где карлики прыгали через горящие обручи. Эдмунд всегда был рядом и не оставлял Ниссу ни на минуту. Держал ладонь на ее талии, подливал вина, знакомил с теми, кто не был ей представлен. Смеялся вместе с ней, когда карлики потешно завалились в кучу в наигранной драке за право первому прыгнуть в самый маленький из обручей.
А потом снова танцевали. Пили. Танцевали. Выходили вместе с фрейлинами и их кавалерами на лоджии, чтобы освежиться и подышать свежим воздухом. Кто-то предложил потанцевать прямо там, потому что музыку было слышно. Идею поддержали и они в маленькой своей дружной компании танцевали под светом луны и звезд.
Затем снова вернулись в зал, вновь наполнили опустевшие кубки.
Летело время. За окнами замка на горизонте теплились первые лучи рассветного солнца.
- За Элину! - вдруг крикнул кто-то очередной тост.
Все обернулись на крик и увидели мужчину, одного из рыцарей, изрядно пьяного. Он стоял на столе, поднимал свой кубок над головой.
- За Элину! - поддержал его весь зал, поднимая вслед за ним свои сосуды.
Он выпил залпом, швырнул кубок на пол и пьяно упал на колени, когда спрыгивал со стола, потому что вино вселяло беспочвенную самоуверенность.
Эдмунд, проследив за этим, теснее притянул к себе Нариссу за талию, опустил лицо к ее ушку, коснулся его губами мимолетно, словно невзначай. Обжег дыханием и тихо проговорил:
- Кажется, нам пора.
Пир начинал превращаться в попойку, где самые стойкие из любителей выпить творили безобразие. Это было не лучшее зрелище для достойных дам. Как сильно не хотелось бы, чтобы эта ночь завершалась, пора было уходить.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Янв 28 2017, 13:07
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
19


Музыка, танцы, вино, смех… Голова шла кругом от сменяющих друг друга танцев, мелькающих лиц, ярких тканей, голосов и взрывов смеха. Нисса совершенно забылась в этом круговороте, отдаваясь пьянящему, головокружительному вихрю, в котором ее уверенно вела твердая рука принца. Девушка забыла о времени, забыла о брате, забыла о сплетницах, что сжигали их взглядами, забыла о том, что принца знает меньше суток. Обо всем. Впервые в жизни ее перестали раздражать девицы, которые время от времени подходили побеседовать с ней и Его Высочеством. Может потому что его рука в это время лежала на ее талии? А Дарелл и в голову не приходило попросить его убрать ее. Зачем? Пусть… Хотелось чувствовать это надежное тепло, эту твердость его ладони, дарящую ей сейчас защиту и надежность. Ведь уже завтра все закончится. Он вернется к своей жизни, а она вновь окунется в свой порочный мир греховных желаний брата и собственных недопустимых желаний. Но это будет завтра.
Вино лилось рекой. Нисса, хоть и едва ли отпивала из кубка, чувствовала, как кружится голова, как становится жарко. Или не от вина? С каждым танцем она все острее ощущала близкое нахождение Эдмунда, и сама не понимала – волнует ли ее это в больше степени, чем пугает или наоборот? Наконец, пир достиг своего апогея, когда один из доблестных рыцарей свалился на пол, не удержав равновесия в прыжке со стола. Всколыхнулось было отвращение от омерзительной сцены, но тут же все словно смыло волной, когда ушко обожгло жаркое дыхание принца. Все тело покрылось мурашками, и Нисса с трудом поняла, что именно он прошептал. Пора. Да, действительно пора. Но надо было привести мысли в порядок. Девушка хотела было отстраниться, но выпавший из руки взмахнувшего в честь Элины мужчины кубок полетел точно в сторону, и Нисса повернулась в обратную сторону, невольно прижавшись к груди мужчины в попытке спасти платье от брызг вина. В который за вечер раз время остановилось? Но она так близко ощущала биение его сердца и дыхание, что замерла на долгие секунды.
- Да, Вы правы… пора уходить, - прошептала, наконец, Дарелл и отстранилась от принца, отшагнув назад. Обернувшись, она обвела взглядом зал, посмотрев на то, что осталось от грандиозного празднования. Уставшие музыканты, пьяные рыцари и лорды, дамы с выбившимися из причесок локонами. Пора было уходить. Брата здесь, разумеется, не было, давно ли? Она не знала. Но добираться до трактира придется самостоятельно, благо паланкин должен дожидаться внизу. И все-таки она тянула. Оттягивала эти минуты, когда надо будет уходить, расстаться с такой сладкой и желанной иллюзией, что окутывала ее весь вечер и ночь.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Янв 28 2017, 14:51
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
20


Эдмунд, в отличие от Нариссы, поил себя вином щедро. Оно кружило ему голову, изрядно веселило, но не лишало рассудка.
- Знаешь, даже забавно, - со смехом в голосе говорил он ей, когда она разомкнула эти томительные объятья и сделала шаг назад, обвела взглядом зал, уверенная, судя по всему, что пришла пора прощаться, - ты настолько привыкла к одиночеству, что оно совсем не смущает тебя. Неужели ты думаешь, что я могу отпустить тебя одну, не удостоверившись в том, что ты добралась до покоев. Пойдем.
Он вновь взял ее за руку, переплел свои пальцы с ее, сцепив их в замок, чтобы держать еще крепче. Потянул за собой.
- Давай не будем со всеми прощаться. Будут заставлять выпить напоследок, шутить о том, что мы уходим вместе. Никогда терпеть не мог эти провожания. Уйдем, словно нас и не было. А они пусть шепчутся о том, что мы сбежали вдвоем.
Эдмунд узнал у Нариссы, что паланкин с носильщиками должен была ее дожидаться, а остановилась она с братом в одном из постоялых дворов Аллантара.
Они вышли во двор замка. Паланкин, предназначавшийся для одного, пришлось отпустить и дождаться королевской повозки, запряженной четырьмя рысаками.
- У тебя нет плаща?
Было слишком прохладно, но кто знал, что Нарисса будет возвращаться так поздно. Они вернулись в замок, Эдмунд взял плащ. Разумеется, свой. Укрыл ими плечи юной Дарелл, окружив тяжелым черным бархатом с вышитым на ней красным драконом. Вышли на улицу вновь, когда к замковым ступеням уже подкатила повозка. Лакей распахнул дверцу, помог девушке подняться. Эдмунд последовал за ней, сел с ней рядом, притянул укрытую плащом Нариссу к себе.
- Смотри, - указывал он на окно, когда под мерную качку повозка покатилась по вымощенной камнем дороге. - Тут прошло все мое детство. Видишь те деревья? Мы играли там с братом в доме на дереве. Однажды дрались палками и я едва не выбил ему глаз. Совершенно случайно! Синяк не сходил две недели. Представляешь, если бы действительно выбил! Кронпринц Леннард Одноглазый! А там, где кусты, видишь? Я однажды ребенком зарыл там клад. Правда, садовник нашел его в тот же день, я ужасно расстроился.
Они проговорили всю дорогу о всякой чепухе: детских выходках, каверзах, баловстве. Нисса была особенно очаровательна, когда о чем-то увлеченно рассказывала. Эдмунд слушал ее с полуулыбкой, перебирал ее тонкие пальчики в своей руке, один за другим. Опускал голову ей на плечо, касался черного бархата носом, смежал веки, слушал, снова поднимал голову и заглядывал в ее темные, полные неразглашенных тайн глаза.
За разговорами дорога пролетела, словно ее и не было.
- Это тот дом? - уточнил Эдмунд у Нариссы, когда их повозка остановилась у высокого многоэтажного постоялого двора.
Он вышел, подал руку Нариссе, помог спуститься с повозки, подвел по ступенькам крыльца к створчатым высоким дверям.
Только что Эдмунд мог говорить обо всем на свете, о любой ерунде, но сейчас слов прощания не было. Это была чудесная ночь в прекрасной компании, не хотелось ее завершать, портить глупыми банальными фразами тоже не хотелось. Было бы странно подытожить это знакомство чем-то вроде "Это был прекрасный пир, миледи Дарелл" или "Спасибо Вам за компанию, миледи Дарелл". Миледи Дарелл... Надо же было в грустной, плачущей у окна девушке найти этот алмаз и заставить его засверкать всеми гранями! Ей было нужно так немного... Совсем чуть-чуть ласки, заботы. Любви.
Эдмунд убрал с виска Ниссы легкий черный локон, выбившиеся из прически, погрузил твердые пальцы в ее черные густые волосы на затылке, властно притянул к себе, с той же уверенностью потянулся навстречу и прижал свои губы к ее губам, таким горячим, нежным, чувственным. Замерло дыхание на вдохе, мир канул во мрак, раскололось время, перестав существовать. Исчезло прошлое, настоящее, будущее, остался один только миг и двое, живущие в нем. Эдмунд порывисто обнял Ниссу, прижал к себе, не давая ни малейшего повода для сомнений и неуверенности в происходящем.
- Нарисса, - выдохнул ей в губы, чуть отстранившись, но все еще касаясь ее губ.
И поцеловал снова, на этот раз жарче, вложив в этот поцелуй всю свою жадность и желание. Наплевать было на все совершенно, гори в Безднах дестурская мантия вместе с проклятыми грешниками и эгоистичными братьями.
Эдмунд даже не сразу заметил, как дверь постоялого двора отворилась и на ее пороге появилась служанка, которая увидела и услышала, что к их крыльцу подъехали господа, и направилась их встречать. То, что она увидела за дверями, ее поразило и она оторопела в бездействии. Эд разорвал поцелуй, но не выпустил Нариссу из объятий. Повернул в сторону служанки голову и сурово взглянул на ту, что посмела их прервать.
- Герцог Даррел здесь? - спросил он жестко, не приветствуя.
- Нет, - отозвалась в ответ она, решившая, что принц, если это действительно был принц, приехал к Дареллу, - и просил передать его сестре не ждать его раньше обеда грядущего дня.*
На самом деле Эдмунд именно это желал услышать.
Рука в волосах Нариссы сжала ее затылок жестко, но не больно. Эд вернул на Нариссу взгляд, который вновь, как и этим вечером, вдруг обрел нежность и ласку. Снова забыл обо всем вокруг, будучи теперь не обеспокоенным тем, что может столкнуться с ее братом, наплевал на всех возможных зрителей. Вновь склонился к ней, прижался лбом ко лбу, коснулся губами ее губ, притягательно горячих, не желая с ними расставаться.



*отсутствие герцога Дарелла с ним согласовано.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 29 2017, 15:45
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
21


Впервые в жизни Нисса мало того, что слушала о ком-то кроме себя любимой, так еще и задавала вопросы и смеялась вполне искренне.  Она с удивлением обнаружила, что ей действительно интересно слушать о проказах маленького Эдмунда, его приключениях и детских проделках.  Она пыталась себе представить голубоглазого мальчугана, который зарыл клад в саду или увлеченно сражался с братом. А потом рассказывала истории из собственного детства. Приходилось, однако, выбирать. Пусть и заточил отец ее с братьями в золотую клетку, забавные истории все равно нашлись. Нисса с некоторым смущением посматривала на принца, рассказывая, как в отместку за наказание, подсовывала десте червяков в кашу или сыпала песок в похлебку. Клад она не зарывала, но зато облазила с дочкой судомойки Генриеттой все чердаки Ардора в поисках приведений. Дорога прошла незаметно, что даже расстроило Дарелл. Было так тепло в черном плаще, уютно и спокойно рядом с принцем, что она готова была вернуться обратно к замку, а потом просто кружить по всей столице. Или уехать куда-то совсем далеко.
  - Этот, - со вздохом подтвердила девушка, выходя из повозки. Надо было что-то сказать. Поблагодарить за прекрасный вечер? За поддержку? За танцы и веселье? Глупо как-то. Очень глупо, а как надо? Слова на ум не шли. Никакие.
Нисса потянулась к застежке на плаще и замерла, когда рука принца поправила выбившийся локон. Время и правда замерло, а она так близко увидела ясно-голубые глаза принца. В голове взметнулся целый вихрь из того, что надо было бы сделать. Но внутренний голос до того был похож на каркающий голос десты, что Нисса отмахнулась, как от назойливой мухи. Да, она этого хотела. Хотела, что бы Эдмунд поцеловал ее. Почувствовать его дыхание еще ближе, узнать, как это, когда тебя целует мужчина. И принц не встретил никакого сопротивления, когда склонился к ней. Сердце замерло, словно боясь громким стуком спугнуть это легкое прикосновение к губам. Нисса отпустила застежку и опустила ладошку на плечо Эдмунда, не желая отстраняться от него. От жаркого, обжегшего шепота девушка затрепетала и, не открывая глаз, прильнула к мужчине, что бы сполна ощутить его тепло. Поцелуй дурманил, кружил голову, уносил куда-то далеко от улицу столицы, сквозь время и пространство. Нисса не сразу поняла почему он отстранился, почему … и требовательно сжала пальцы на его плече, открыв глаза. Только сейчас увидела и служанку, и пятнышко света от свечи в ее руке. Ох… Как хотелось прикрикнуть и запустить чем-нибудь в глупую девицу! Что ей стоило уйти так же тихо, а не стоять и не пялиться, разинув рот?! Ну, погоди, и до тебя руки дойдут!  
Слова девицы о том, что брата нет, канули куда-то в темноту, не достигнув сознания. Только бы она быстрее убралась! А она снова окунулась в теплый омут голубых глаз…
- Уедем куда-нибудь, - прошептала Нисса у самых губ принца, закрыв глаза и поглаживая тонкими пальцами по затылку, - Я не хочу прощаться с тобой…

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 29 2017, 23:11
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
22


- Зачем же куда-то ехать, - шептал он в губы Нариссы, ловя ее дыхание.
Скользил губами по нежной молочной коже, осыпал поцелуями лицо, тонкую шею, обнаженные в декольте ключицы.
- Вина и воды в покои Дарелл, - произнес он громко, не отрывая губ от женской шейки.
Горничная, неверное, не расслышала или не поняла его слов, которые были на деле сказаны именно ей, поэтому когда она ослушалась и не пошла в дом немедленно, Эдмунду пришлось вновь поднять голову и посмотреть на нее тем же суровым взглядом.
- Мне повторить?
Она спохватилась и побежала внутрь. Принц махнул рукой лакею у ожидающей его повозки, отпуская. Ступил за порог постоялого двора, увлекая Нариссу за собой, вместе с горничными, которые несли напитки, они поднялись на отведенный герцогской семье этаж. Служанки оставили на столе кувшины и кубки, принялись зажигать свечи.
- Достаточно, - прервал их Эдмунд.
На этот раз повторять не было нужно, они безмолвно ушли, вежливо попрощавшись. Конечно, сейчас перемоют постоялице косточки и будут долго спорить, кого она привела домой - принца Авенмора или ее спутник только на него смахивает. Но ему до этого не было ровно никакого дела!
- Нисса, душа моя, - шептал он ей, снова припадая к губам и продолжая незавершенное.
В тусклом свете нескольких зажженных свеч и среди выкрашенных в уютный темный цвет стен ее кожа обретала золотой отлив. Языки пламени фитилей и догорающего уже камина отражались в ее черных глазах и причудливо танцевали. Было по-домашнему сухо, тепло и уютно. Пахло догорающими поленьями. Совсем не так, как в замке или на улице.
Эдмунд целовал ее невесомо, целомудренно. Прихватывал губами ее губы своими. Его пальцы наощупь расстегнули застежку плаща с королевским драконом, он соскользнул с плеч Нариссы и упал у ее ног. Вот теперь можно было прижать ее к себе крепче, что Эдмунд и сделал, обвив вокруг ее талии руку. Впился поцелуем, в котором было все больше страсти и все меньше романтики. Провел кончиком языка по ее губам, пробуя ее на вкус и показывая, как еще можно. Она оказалась на удивление неопытной. С таким лицом, такой фигурой и громким именем так и не отдаться до сих пор в объятья какого-нибудь межевого рыцаря-красавца! Любовь таит в себе столько удовольствий, неужели юная Дарелл до сих пор себе в них отказывала!
- У тебя не было мужчин до меня? - спросил Эдмунд негромко, когда его влажные, блестящие в свете огня губы вновь коснулись ее уголка губ, щеки, шеи...
При всем том, что Эд был достаточно силен и властен и от того его поцелуи и объятия были крепкими, ему удавалось сохранять ласку и бережность. Он не давал ни единого повода испугаться или засомневаться в нем, не причинял боли, не заставлял ощутить себя беспомощной. Только ласкал желанные губы и шею, а у него было более, чем достаточно опыта, чтобы умело и без робости это делать.
Когда на матовой, блестящей в свете огня золотом коже его губы оставили влажную дорожку, он чуть отстранился и нежно, легко подул на шею, любуясь, как украшается она маленькими, бегущими сверху вниз мурашками.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 30 2017, 19:41
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
23


Правильное и неправильное, дозволенное и недозволенное рухнуло куда-то в небытие. Она  была готова идти в Бездну, следуя за его рукой и голосом, не желая просыпаться от этого сна или наваждения, не желая задумываться над тем, что происходит и что сделанное не исчезнет с лучами встающего солнца. Только здесь и сейчас.
   Здесь и сейчас.
   Здесь и сейчас не было мыслей о неправильном. Не было понятий  о гранях. Не было воспоминаний о брате, о сане ученика дестура, о том, что знает этого мужчину меньше суток. Она не желала это вспоминать. Она хотела идти туда, куда он ее ведет. Здесь и сейчас.
- Не было, - тихий шепот, едва слышный в тишине комнаты, но ощутимый дыханием на шее.
По коже пробежал озноб, а затем словно коснулось кожи пламя. Нисса вздрогнула и отстранилась, посмотрев на принца снизу вверх, рассматривая искорки в потемневших глазах. Кай никогда не целовал ее так, не прикасался так, что она жаждала новых поцелуев, новых прикосновений, от которых кожа горела огнем. Их игры не заходили дальше поцелуев и невинных ласк, но они быстро приедались, не вызывали в ней и крошечной доли того трепета, что она ощущала сейчас. Выпрямившись, но не отводя взгляда от глаз Эдмунда, Нисса завела руки за голову и одну за одной вытащила заколки, удерживающие завитые локоны, и позволяя им рассыпаться свободной черной волной.  Протянув руку, коснулась его щеки, скулы, коснулась большим пальцем нижней губы, мягко очерчивая контур. Так же медленно спустилась к плечам. Привстав, Нисса коснулась губами шеи принца. Осторожно, изучающе. Под пальцами тихонько звякнула тяжелая цепь.
 Вновь отстранившись, Дарелл опустила взгляд на висевшую двенадцатиконечную звезду. Ее здесь быть не должно. Не сегодня. Не сейчас. Но сдернуть ее самой, Нисса не осмелилась. Вместо этого она отошла к двери. Засов холодил горящую огнем ладошку, на долгую секунду заставив засомневаться. Можно потянуть на себя и выйти, уйти, разорвав эту сладостную паутину, спрятаться в покоях брата, что бы не видеть, как принц уйдет. А можно вернуться назад. В жаркие, крепкие объятия, отсекающие от всего внешнего мира надежным кольцом. Засов жалобно звякнул, попав в паз. Отпустив его, Нисса вернулась к принцу и обвила руками его шею, возвращаясь в тепло объятий.
- Выпьете вина, мой принц? – прошептала она, приподнявшись и щекоча дыханием его губы.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 30 2017, 23:27
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
24


В отличие от Нариссы, Эдмунд все прекрасно осознавал, понимал и делал выбор обдуманно, принимая все возможные последствия. Для него не было разницы, как давно они познакомились, разве нужно много времени, чтобы убедиться в вожделении!
Нарисса оказалась сильной, смелой девушкой, готовой превратиться в женщину. Не каждая юная леди могла так смело распоряжаться собственной судьбой. В большинстве своем это был страх ослушаться, оступиться. Куда проще было переложить решение на старших мужчин семьи, редкая женщина могла решиться и отстоять собственное мнение в вопросах любви. Эдмунда не удивила бы доступность Нариссы, не будь она невинна, что он не осудил бы. Но в шестнадцать лет сохранив целомудрие нужна была смелость, чтобы остаться наедине со взрослым мужчиной и предоставить себя ему.
Она ступила к двери, томительное ожидание ее решения уйти или остаться. Эд не осудил бы и то, сбеги она прямо сейчас, оставив его с носом, но она не сбежала. Простой вопрос и короткий ответ: да или нет. Лязгнула задвижка. Да. Она его. Нарисса Дарелл, сестра герцога Дарелла, южанка с чистой кровью и просто красивая юная девушка, которая даже без голубых кровей была бы видной невестой. Это не могло не льстить, хотя Эдмунд знал себе цену и понимал, что редкая женщина отказала бы ему, принцу. Но здесь был не первый встреченный Нариссой красавец и даже не ее жених. Она выбрала именно Эдмунда, не терзаясь сомнениями, именно его из сотен других, кто счел бы честью разделить ней ложе. Первого мужчину выбирают раз в жизни, и она выбрала.
Вместе с засовом звякнула золотая цепь со звездой, которую сдернул с себя принц, вдруг вернув движениям резкость и живость. Было не место более для затянутых томительных ласк, следовало действовать решительно и скоро. Так же решительно он распахнул котту на крючках, оставляя торс скрытым лишь тонкой белой камизой. Сам сделал шаг навстречу Нариссе, поймал ее в крепкие объятия, как только она повернулась. Прижал к себе, ощущая через тонкую ткань близость ее жаркого тела, склонил к ней голову, позволяя обнять за шею и прижаться еще теснее.
Она стояла перед ним, прекрасная в своей невинности, и не испытывала банального в таких случаях страха. Не требовала от принца шаблонных "не бойся меня", "верь мне", "я не причиню тебе вреда". Когда Эдмунд услышал от нее признание в девственности, он стал уверен в том, что все эти слова ему сейчас придется произнести, как и обещание не делать ничего против воли Нариссы - очевидные слова. А сейчас смотрел на нее, ощущал прикосновения ее губ, рук, дыхания и понимал, что все это пустое, ненужный треп, который мог лишь сотрясти воздух.
- Нет, - прошептал он ей в ответ на предложение выпить вина. - Твой принц томим жаждой совсем иного толка...
Его пальцы занялись завязками платья на груди, губы не прекращали осыпать поцелуями лицо, вторая рука крепко прижимала. Завязки не поддавались, пальцы запутались в петлях. Треск лент, туго стянутое платье ослабилось, отпустило из тесных пут, давая Нариссе глубоко вдохнуть. Горячие мужские пальцы уже скользили под ее камизу, по телу, сразу под все одежды, чтобы сжать во властной руке ее еще не до конца сформировавшуюся грудь с твердым от возбуждения соском, освободил ее от одежд, приник к чувствительной коже губами, лаская и целуя. Прихватил сосок зубами, чуть сжав, но не до боли.
Гори в безднах все религии мира, когда в твоих руках восхитительная женщина, которая пахнет молоком. Приторно сладкая настолько, что от ее соков вяжет во рту, а в штанах становится невыносимо тесно.
Руки Эдмунда потянули вниз рукава платья Нариссы, достаточно сильно и грубо, он стянул с нее платье вместе с камизой. Следом скинул со своих плеч котту, снял через голову свою нижнюю рубашку, ради чего пришлось на несколько невыносимо долгих мгновений оторвать губы от желанной женщины. Со страстью первой влюбленности он прижал обнаженную Ниссу к себе, грудью к груди. Эд не тратил время, чтобы полюбоваться ее обнаженным телом, это не было необходимо - сейчас он отнесет ее в постель и там изучит ее до кончиков пальцев ног губами...
Эдмунд подхватил ее на руки за бедра, давая обнять себя за пояс ногами и прижаться. Она была тонкой, изящной, почти невесомой. На руках принца Нисса чувствовала только его тело. Не было пола под ее ногами и одежды на ее теле. Только жар тела ее мужчины, прижимавшего ее к себе, его кожа и ощутимо бьющееся в груди принадлежавшее ей сейчас сердце.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Фев 02 2017, 00:11
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
25


Не было ни страха, ни сомнений. Было желание узнать то тайное, что она не позволяла себе открыть ранее. Нет, не то, что происходило между мужчиной и женщиной. Желание подчиниться каждому движению этого мужчины, который не задавал вопросов, не боялся ее, как мальчишка Кай. Идти за ним, пусть и в недостойном благородной девушки направлении. Ее дурманила его властность, его покровительство там, в замке, чувство защищенности и одновременно беззащитности перед ним. Она заходила слишком далеко. Позволяла уводить себя в бездну, прекрасно понимая, что вынырнуть обратно будет невозможно. А надо ли? Нарисса понимала, что это только ночь. Завтра все развеется, каждый вернется к своей жизни, и принц не вспомнит ту, с которой, как и многими, разделил ложе. Но это все будет потом. А сейчас она хотела забыть все – имена, титулы, правила и собственные убеждения. Только сводящее с ума желание покориться ему и дурманящее разум и сознание чувство победы над ним. Прижимаясь к горячему телу принца, скрытому лишь тонкой тканью рубашки, Нисса улыбнулась у его губ, чувствуя, как кружится голова от жаркого дыхания, а тело охватывает неизвестное до этой ночи волнение.
Р ассветные лучи солнца, зажженные редкие свечи прорезали полумрак комнаты, покрывая золотистой пылью обнаженное тело девушки. Нарисса впервые в жизни почувствовала, как покрылись румянцем щеки, а глаза опустились сами собой. Ей это не нравилось. Смущение испугавшейся девицы?! Стыд?! Они были неуместны! Боясь все испортить неизвестно откуда взявшейся стыдливостью, Дарелл прижалась к обнаженному торсу мужчины, прячась в его руках от сбивающего с толку ощущения. Он здесь, рядом. Сейчас они принадлежали только друг другу. И она не хотела упускать и секунды этой близости. Ладошки медленно скользили по его рукам, плечам, обнаженной груди, ощущая крепость мышц и исходящий от тела жар, от которого ее бросало в дрожь. Рывок прервал ее блуждания, и Нисса обвила ножками пояс Эдмунда. Подтянувшись выше и держась за плечо одной рукой, второй запрокинула голову мужчины.
- Сегодня Вы принадлежите мне, мой принц, - прошептала Нисса, наклонившись к его губам.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Фев 02 2017, 01:05
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
26


Эд запрокинул голову, повинуясь руке Нариссы, жарко выдохнул в ее губы, заглянул в черные глаза.
Принадлежит?
Была бы в его руках сейчас птица низкого полета, которые чаще всего оказывались в постели Эдмунда, а именно девицы без громких фамилий, все было бы иначе. Он, услышав ее реплику, поставил бы ее обратно на пол перед собой, молча сжал в руке ее длинные волосы, обернул их один раз вокруг кулака, бесцеремонно повернул к стене, вжал в нее лицом. Толкнув в спину, заставил бы прогнуться и подставить зад. Отходил бы ладонью до алого цвета и жгучей боли ягодицы, которые до самого вечера будут гореть и пытать чрезмерной чувствительностью, когда каждое касание отдается болью. А затем, по-прежнему вжимая лицом в стену и крепко держа за бок, где на нежной коже наутро проявятся синяки, отымел бы сзади, наплевав на визг. Чтобы эта сучка, осмелившаяся назвать принца принадлежащим ей, уяснила кто и кому в эту ночь принадлежал и запомнила на всю жизнь.
Но в отличие от Нариссы, Эдмунд никогда не забывал о титуле и чистоте крови, даже в постели. В его руках была не трактирная девка, а та, которая была достойна его, как никакая другая, одним своим происхождением, не говоря уже о притягательной красоте и, о боги, невинности.
Поэтому он отвечал ей, жарко дыша в губы:
- Тебе, только тебе...
Прикрывал глаза и наслаждался ее поцелуями, ласкающими лицо. Впивался пальцами в ее стройные бедра.
У нее будет отличный первый раз, который она будет вспоминать до самого Последнего Суда и с гордостью сможет рассказать об этой ночи дочерям и подругам, которые наполнятся черной вязкой завистью.
Несколько шагов к двери спальни с драгоценной ношей на руках, с легким скрипом дверь поддалась. Безупречно заправленная постель стояла посреди комнаты - это был весь их мир на это утро. Эдмунд ступил на кровать коленом, затем вторым, бережно опустил Ниссу перед собой на перину, головой на подушки. Навис над ней, лаская ладонью, скользил вслед за ней по ее телу губами, словно пробуя на вкус снова и снова, пока не осталось на ее теле места, которого бы он не коснулся. Эдмунд был бережен, но к ласке иногда примешивались страстные влажные укусы, от которых обязательно на нежной коже останутся следы: на небольшой аккуратной груди, мягком плоском животике, который подрагивал под мужскими губами, внутренней стороне стройных бедер, казавшихся в полумраке спальни снежно белыми.
Он вернулся к ее лицу разгоряченным, тяжело дышащим, снова смял ее губы своими в жарком глубоком поцелуе. Прижался грудью к груди, давая ощутить вес тела властного над ней сегодня мужчины. Целовал долго, глотая ее стоны, тем временем без спешки освобождая себя от оставшейся до сих пор и лишней сейчас одежды.
Он хотел видеть ее глаза в волшебный момент превращения девушки в женщину, чтобы прочесть в них и на ее лице, что она думает и что чувствует. Он ничего не говорил - Эдмунд был одним из тех людей, которые считали, что слова были лишними в постели. Опирался на локоть, нависая над женским лицом и глядя в глаза, медленно перебирал пальцами рассыпанные по постели ореолом черные волосы Нариссы. Дышал ей в губы уже почти унявшимся, спокойным дыханием, чтобы ни в коем случае не внушить Ниссе страх или неуверенность. Для этого было необходимо самому сохранять спокойствие, уверенность и не лишаться рассудка.
Он вошел в нее медленно, плавно, не давая ей испугаться мгновению первого соития. Он хотел, чтобы она запомнила и прочувствовала этот трепещущий момент, который будет потом будоражить ее воспоминания перед сном в холодной, пустой постели. Эдмунд мало думал о том, что чувствовал в этот момент сам, ему была важна только Нарисса, распростертая под ним, принадлежащая ему ровно настолько, насколько он принадлежал ей.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Фев 03 2017, 14:51
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
27


Юная Дарелл никогда не представляла себя в постели с мужчиной. Даже с тем, кого страстно желала заполучить все эти годы в свои цепкие пальчики. Фантазии и мечты, как и у большинства девиц, не заходили дальше поцелуев и жарких объятий. Она и понятия не имела, что будет чувствовать, отдаваясь мужчине.  «Фрейлины», краснея, рассказывали про страх, стыд, удовольствия, но то, что Нисса ощущала сейчас, не вязалось ни с одним из путаных рассказов служанок.  
Сердце колотилось все чаще, а девушка не отрывала взгляда от голубых глаз принца, боясь разорвать эту связь, словно все исчезнет в  тот же миг. Однако, даже этот налет страха исчез, стоило ей почувствовать его губы, обжигающе и дразняще касающиеся ее шеи, плеча, груди… не оставляя без внимания ни один участок нежной кожи. Она и представить никогда не могла, что ее можно касаться так, целовать, заставляя терять голову и забывать обо всем, кроме него. Властного, сильного, умело ласкающего ее, не унижающего и не причиняющего боли, даже намека на нее. И у Ниссы и мысли не возникало, что она совершает только постыдное, недостойное. А через пару минут жарких ласк мыслей не осталось вовсе. Она желала только одного – чувствовать его прикосновения, касаться его самой, изучая сильное горячее тело. Ей нравилось касаться его рук, груди, проводить ладошками, касаться губами  и ощущать восхитительную тяжесть, прижимающую ее к кровати. Нисса с жадностью ловила каждый поцелуй, не замечая, как выгибается навстречу мужчине, прижимаясь теснее, оплетая стройными ножками.
 Появившаяся ниоткуда боль заставила вскрикнуть и удивленно распахнуть глаза. Непрошеная влага защипала глаза, и Нисса, сморгнув набежавшие слезы, замерла, растерявшись на пару секунд. Осознание, что именно произошло, пришло быстро. Все случилось, именно сейчас, в эту секунду.  С ним. Охватывающий прежде огонь сменялся каким-то другим, более глубоким и пока неизвестным ей чувством, ощущением, желанием. Но одно она знала точно – она желала его, не хотела, что бы он сейчас отстранился, испугавшись ее реакции. Нарисса перевела сбившееся дыхание и потянулась к губам Эдмунда, одновременно за шею притягивая его к себе.

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Фев 03 2017, 17:06
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
28


Ее мир больше не станет прежним. Он преобразился, потому что изменилась сама она, и это было безвозвратно.
Эдмунд нежно стер пальцами с уголка глаза Нариссы выступившую слезу. Иногда женщины плачут в постели, даже если им не больно - странное поведение, но вполне нормальное для этих загадочных созданий. Теперь следовало научить юную леди, что плотская любовь - это сплошное удовольствие, а боль была лишь кратковременной, и больше Эдмунд ее не доставит.
Нисса оказалась обладательницей ценных для девушки качеств: кроме упомянутой выше смелости, она обладала еще и жадностью и властностью. Ее руки обняли его за шею, потянули вниз, несмотря на то, что он и так вжимал ее в постель. Ее губы требовали поцелуя, и Эдмунд целовал. Скользил ладонью по ее стройному телу под ним, которое нетерпеливо выгибалось ему навстречу, бедрам, обнимающим его, обхватывающим крепким кольцом ногам. Широкая ладонь Эдмунда сжала скрещенные за его спиной женские тонкие лодыжки.
- Теперь ты моя, - шепнул он в ее приоткрытые, желающие поцелуев губы.
Потому что он навсегда останется обладателем ее невинности. Как далеко не развели бы их двоих судьбы, она останется его, а он - ее.
- Моя навсегда...
С тихим выдохом подался назад. Медленно, плавно, невыносимо дразняще для самого себя. Смежил веки, плотно сжал влажные от поцелуев губы. Напряглись руки, выгнулись лопатки под нежными руками Нариссы, обнимающей Эдмунда. Первый толчок, уничтоживший почти болезненное ожидание, выбил громкие стоны из обоих.
Любовь так невероятно многогранна! Любовью называют чувства матери к дитя или дитя к животному. Любовью называют и соитие двух тел, разных, но слитых воедино настолько, что уже нельзя было отличить, где чья рука, где чей голос и дыхание, где чье сердце. Спустя минуты стоны Нариссы, изнывающей под Эдмундом, донеслись до каждого уголка ее покоев. Кожа от быстрого, властного темпа покрылась испариной, волосы прилипли ко лбу, дыхание невозможно было унять. Зато можно было угомонить ее руки, вжав их в постель своими. Усмирить губы, заглушив срывающиеся с них стоны поцелуем. Успокоить бьющееся, словно птица взаперти, тонкое женское тело, доведя его до апогея, измучив и вытянув остатки сил терзающим удовольствием.
Как сильно не хотелось бы разделить кульминацию с Нариссой на двоих, это было невозможно. Эдмунд не мог позволить себе такую роскошь, как плодить бастардов, особенно в чревах титулованных женщин. Если плотские утехи не портили его репутацию, то рожденный вне брака ребенок еще как мог.
Поэтому Эдмунду пришлось покинуть Нариссу до того, как их близость достигла своего апогея. Принц, обрывисто и тяжело дыша, уткнувшись носом и губами в шею юной Дарелл, смог приподняться над ней только спустя минуту, когда к нему вернулись остатки сил и способность видеть. Широкой ладонью, горячей, как и все тело, он размазал капли своего семени по ее плоскому, влажному от пота обоих животу. Вверх до груди, глядя на то, как украшается ее стройное тело белесыми разводами. По груди вверх, до шеи, которую крепко сжал, вновь прижался грудью, накрыв собою, не боясь запачкаться, и приник к ее губам своими, пересохшими от частого дыхания.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Фев 08 2017, 09:18
Нарисса Дарелл
Нежная лилия юга
avatar
Репутация : 144
Очки : 218


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
29


Если кто-нибудь когда-нибудь попросит ее рассказать о том, как это было, она не сможет. Пожалуй, даже самой себе не сможет. То, что происходило, то, что он с ней делал нельзя, было описать никакими словами. Страсть? Вожделение? Но разве они передают тот огонь, что сжигает и одновременно ласкает все тело, разве дает хоть толику представления о желании припасть губами к разгоряченной коже, ощутить срывающееся дыхание на своих губах, что сравнимо с необходимостью дышать?
«Ты моя».
Еще накануне эти слова вызвали бы в ней ярость. Что бы она принадлежала кому-то?! Кому-то кроме себя и брата?! Ее коробило даже, когда мама говорила ей «моя».  Но сейчас…
- Я твоя…, - прошептала едва слышно Нисса в ответ, запрокинув голову и подставив шею под губы принца, - Твоя…
Вспомнит ли она собственные слова завтра? Да и что они будут значить? Ничего, так же, как и его. Так же, как ничего не значит «Навсегда». Есть только здесь и сейчас. И только здесь и сейчас она – его. А завтра не будет ничего. А потому… Нисса отказалась от реальности, окунувшись в эту полную удовольствия и сладкой муки бездну, желая каждой клеточкой ощущать его близость, каждое движение.
 Откинувшись со стоном на влажную подушку, Дарелл не могла понять существует ли ее тело или сгорело в этом пламене. Не ощущая ни рук, ни ног, словно они стали морской пеной, она приоткрыла глаза и улыбнулась сладкой, восхитительной усталости, разбежавшейся истомой по всему телу. Поцелуи стали легкими, нежными, вновь осторожными и невесомыми. Тело наполнялось тяжестью, и поднять руки оказалось подвигом. Нисса нежно провела пальчиками по волосам Эдмунда, перебирая влажные пряди и любуясь теплым омутом голубых глаз.

  Пухленькая девица припадала то ухом, то глазом к щели в двери покоев гостьи, но увидеть ничего не могла. Зато могла услышать. И слышала то, от чего вспыхивала до корней редких соломенного цвета волос. Однако, уходить не торопилась. Если верить сказанному мамкой, с постоялицей приехал сам принц – ну не зря же дракон алый на плаще полыхал! А ей уж очень хотелось увидеть принца, да еще и такие новости собрать! Завтра же на рынке расскажет подружкам, что в их трактир сам принц приезжал! А уж зачем… об этом надо шепотом… А если притихнуть, то может и разговоры услышит?! Девица прижалась теснее, вслушиваясь в наступившую тишину. Однако, тут же вскрикнула от неожиданности и полоснувшей спину хлесткой боли, выронила графин, который раскололся на черепки, расплескав эль по деревянному полу. Поднявшаяся на этаж мать хлестнула наотмашь полотенцем.
 - Чего глаза вылупила? Бегом за тряпкой, и что бы через пять минут ни лужи ни тебя возле двери не видела! – прикрикнула жена хозяина и подзатыльником отправила дочь вниз по лестнице. Убедившись, что та убежала, женщина наклонилась и прислушалась, но за дверью была тишина. Пожав плечами, переступила через разбитый кувшин и направилась вниз, куда сползались по одному постояльцы.

Раздавшийся за дверью стук, вскрик, а затем зычный женский голос рваной какофонией ворвались в комнату, разрывая повисшую тишину и нарушая целостность мирочка, существующего только в этой комнате здесь и сейчас. Нисса вздрогнула, повернула голову в сторону двери, а потом посмотрела в окно. Был виден лишь кусочек нежно-голубого неба. Все-таки утро настало, а значит все очень скоро закончится. Подавив вздох, Дарелл перевела взгляд на Эдмунда, коснувшись ладошкой его щеки. Надо было что-то сказать, но она не знала, что женщины говорят после такого, и говорят ли вообще. Что происходит? Чего ждут мужчины? Понятия не имела. Да и… почему она должна делать то, что ждет мужчина? Едва не фыркнув собственным абсурдным мыслям, Нисса надавила на плечо, опрокидывая принца на спину, а сама устроилась на его груди.
- Я никогда не думала, что это бывает… так, - призналась она, тихонько рассмеявшись и рисуя ноготком узоры на коже мужчины. Привстав на локтях, подтянулась выше так, что черные волосы шатром скрыли их от уголка утреннего неба, а в черных глазах плясали смешинки, - Теперь я должна требовать Вашего ухода, плакать о самой себе или бояться сделанного?

___________________________________________________

Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Фев 08 2017, 12:56
Эдмунд Авенмор
Боговидящий
avatar
Репутация : 194
Очки : 287


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
30


Эдмунд тоже услышал звуки, доносившиеся из-за двери, поднял и повернул в ее сторону голову, готовый сейчас ко всему, что угодно. Звуки исчезли и он лишь обессиленно вновь опустил голову и уткнулся лбом в подушку, до сих пор восстанавливая дыхание. Подавался навстречу ладони Нариссы, касающейся его щеки, прихватывал ее губами, целовал.
Он перевернулся на спину, покоряясь желанию своей леди, обнял Нариссу, нависающую над ним. Потянулся к ней губами, поцеловал, лаская руками грациозную спинку.
- Ты можешь требовать моего ухода сколько угодно, - шептал он и улыбался в ответ. -  Я не уйду раньше, чем пожелаю. Плакать, свет мой, ты можешь только от счастья. Не надо бояться, - он погрузил пальцы в ее густые волосы на затылке, нежно помассировал. - Это было прекрасно...
Потянул ее к себе еще ближе, чтобы она перекинула через него одну ногу и легла сверху, головкой на грудь. Натянул на них обоих покрывало, чтобы Ниссу, взмокшую и влажную, не застудило. Ласкал ее волосы, поглаживал по плечам, целовал ее лицо, поднимая к себе за подбородок.
- Тебе было хорошо? - спрашивал, счастливо улыбаясь.
Они смотрели в окно, где по утреннему посветлевшему небу медленно летели редкие облака. Светлело с каждой минутой, а принц до сих пор не желал расставаться со своей сказкой, нежил Нариссу в объятьях, говорил с ней о чем-то несущественном, обмениваясь редкими ленивыми репликами.
- Не засыпаешь, свет очей моих? - вдруг спросил ее, вновь заглядывая в глаза. - Не устала?
Как было не устать, когда провела весь день с самого утра на ногах, много пила, танцевала, говорила и... много любила. Однако сейчас, когда время их единения подходило к концу и утро уже вступило в свои права, было глупо отдаваться сну, растрачивая ценные минуты попусту.
- Поднимись, вот так.
Он поднял Нариссу на колени перед собой, поднялся следом сам. Положил кисти ее рук на спинку кровати, чуть склонив к ней. Вновь изучил изгибы потрясающего тела руками, покрывая поцелуями, нежа, любя. Вошел в нее сзади так же плавно, растягивая удовольствие. Вновь взял ее с той же страстью и рвением, с силой держа ее за шею, заставляя высоко держать голову и выгибать спину. Оставил несколько отметин своей страсти на ее лопатках, склоняясь к ним. В завершении всего украсил и спину Ниссы разводами собственного семени с восхищением безумного художника, пишущего рукой по живому полотну.


Эдмунд оделся. Ватными руками долго возился с завязками рубашки, поверх нее накинул котту, взял в руки плащ. Нарисса подошла к нему, одетая в длинную ночную сорочку. Принц обнял ее, прижал к себе, снова целуя и позволяя обнять себя за шею.
- Спасибо за эту ночь, - шептал он Ниссе, ведя носом по шее, - она была прекрасна.
Мужская рука с жадностью скользила по ее телу под тонкой тканью, такому знакомому и родному теперь.
- Не показывай брату это, - Эдмунд указал рукой в сторону постели, виднеющейся в распахнутой двери спальни, на которой в свете утренних солнечных лучей светилось алым размазанная по белоснежной простыне кровь. - И вот это, - мужские пальцы потянули вырез девичьей сорочки вниз, обнажая ее правую грудь и потемневший на ней засос, к которому Эдмунд вновь приник губами, продолжил дорожку из поцелуев вверх по шее к губам, снова слился с Нариссой в очередном ненасытном поцелуе. - Ему лучше не знать.
Ее пришлось отпустить из объятий, чтобы укрыться плащом.
- Мне пора идти, - в который раз печально повторил принц.
Провел ладонью по лицу Нариссы, запоминая ее такой, какой она была сейчас: мягкой, нежной, домашней и такой родной...
Это можно было повторять бесконечно, как и растягивать прощания, однако больше не было возможности задержаться. Время тянулось к полудню, вероятность встретиться на пороге с герцогом Беллонии росла с каждой минутой, а Эдмунд этого не желал.
Эд попрощался с Ниссой последним на эту ночь легким касанием губ к губам, задержал взгляд на ее бездонных глазах, сдержанно улыбнулся, вежливо склонил голову, замер в поклоне на несколько мгновений. Затем поднялся, повернулся к двери, распахнул ее, ступил за порог и сам за собой закрыл, даря Ниссе последний взгляд через дверной проем. Какое-то время постоял перед закрытой дверью, словно размышляя, а не остаться ли. Затем развернулся, быстро, игнорируя встречающуюся ему прислугу, покинул гостиный двор и отправился искать себе паланкин.

Эпизод завершен.

___________________________________________________
Меня угораздило родиться принцем.
Вторым по счету.
Больше ничего я в этой жизни не добился.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Фев 09 2017, 10:11
Спонсируемый контент

 
31


Сообщение  
 
16.08.1253. Свято место пусто не бывает.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL