ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 15.10.1253. В красках осени. 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
1


Дата, время: 15 число месяца Листопада 1253 года.
Место действия: герцогский замок Ардор и окрестности.
Участники: Адель Рэдэн, Анджей Дарелл.
Предыстория: Адель с отцом приезжает в герцогский замок. Они с Анджеем не виделись пять лет и за это время многое изменилось. К лучшему ли?



Связанные эпизоды:
30.09.1253. Напиши мне письмо, добрый друг, я скучаю. Адель и Ан.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Дек 15 2016, 11:25
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
2


- Барон Рикард Рэдэн с дочерью прибыли в Ардор два часа назад, - Генрих, склонившись к уху сидящего за трапезным столом Анджея, доложил ему о прибытии гостей.
Стол был полон яств, за ним было много людей, Анджей сидел во главе этого практически торжественного ужина.
- Передай, что я приглашаю их к трапезе, - Ан поднял на Генри взгляд блестящих глаз. - Будет невежливо оставить этот ужин.
- При всем уважении, - так же тихо, чтобы слышали только они двое, продолжил Генрих. - Я бы не советовал вам торопиться.
- Почему? - Ан округлил глаза.
- Женщины, - Генрих пожал плечами. - Два дня в дороге. Она устала, - не нужно было произносить имя Адель, чтобы Анджей понял, о ком идет речь. - Дайте ей время, если не хотите вдеть ее смущенной из-за того, что у нее чуть мятый подол платья. Или не безупречно уложенные волосы. Потому что если вы пригласите Рэдэн сейчас, они сочтут невежливым отказаться.
Нарцисс опустил глаза.
- Ты прав, - сам он до этого не догадался бы. - Тогда передавай им мои приветствия. Пусть размещаются в покоях. И скажи, что герцог не побеспокоит их до завтра.
Генрих, оставшийся довольным решением своего герцога, вежливо склонил голову и удалился.

На будущий день - пятнадцатый по счету месяца Листопада - Генри разбудил Анджея Дарелла к позднему завтраку.
- Боги, я ужасно выгляжу, - одеваясь, Ан надолго застыл у зеркала, разглядывая лицо и касаясь его пальцами.
Анджей проснулся с мыслью о том, что сегодня ему предстоит встретиться с Адель. И свое отражение в зеркале ему не понравилось - аристократическая бледность теперь больше смахивала на болезненную, а выступающие острые скулы по мнению Анджея не красили его.
- Вам следует больше есть, - укоризненно ответил Генрих, стоящий  у окна герцогской гардеробной, даже не бросив на Дарелла взгляда. - Но я рад, что вы увидели, наконец, как изнурили себя.
- Ой, заткнись, - огрызнулся Ан, возвращаясь к одеяниям.
- Это она, - вдруг сказал Генрих, не отрывая взгляда от внутреннего двора замка, на который выходили окна герцогских спален.
- Кто?
Анджей снова бросил одевания и вместо того, чтобы дождаться ответа своего верного телохранителя, подошел к окну сам и выглянул.
Адель Рэдэн было сложно спутать с другой девушкой. Ее неизменная копна рыжих буйных волос, так ярко контрастирующая на фоне зеленого платья и плаща, выдавала ее издалека.
- Это она, - подтвердил Анджей, глядя на маленькую женскую фигуру вдалеке, сходящую в сопровождении отца и прислуги вниз по ступеням герцогского замка к внутреннему двору, припорошенному опавшими золотыми листьями.
И поднял глаза на Генриха, тот в ответ заглянул в черные глаза Анджея, многое читая в них без слов.
- Вы опять не позавтракаете.
Ан кивнул и вернулся к котте, надевая ее поверх рубашки.
- Я все расскажу Нариссе, ей не понравится.
- Прекрати угрожать, Генри. Подай теплый плащ. Сегодня прохладно.

Анджей не выбрал для своего внешнего вида ничего особенного - в нем еще не проснулась угасшее на время тщеславие и желание безупречно выглядеть. Одетый в простую черную котту, укрытый черным же плащом с вышитым гербом Дарелл, он ступил за порог своего замка. Было не холодно даже без перчаток, скорее было свежо и по-утреннему прохладно.
Семья Рэдэн в своем немногочисленном составе в сопровождении, судя по всему, няни девушки, прогуливалась неспешно по внутреннему двору Ардора; Анджей без труда нашел их глазами; своей легкой, танцующей поступью сбежал вниз по лестнице замка, и направился к ним. Генрих следовал, как и всегда, за ним на отдалении.
Когда Нарцисс приблизился к Адель со спины, нарочно не окликая никого, на шаги герцога первым обернулся Рикард. Ан прижал указательный палец к своим губам, глядя на него. Благо, и времени у барона не оставалось на то, чтобы среагировать и испортить сюрприз.
Анджей накрыл обеими руками глаза Адель, подойдя к ней вплотную со спины. Радостно улыбаясь и сверкая глазами, в которых снова была юность и задор, он дожидался своего имени из уст Адель, которая непременно его назовет. Это была детская забава, свидетелями которой неоднократно становились и барон Рэдэн, и няня Адель, которую Анджей тоже отдаленно помнил. Быть может, это было несколько неуместно в нынешнем возрасте. Но рядом с Адель Анджею всегда хотелось вновь вернуться в детство. И он знал, что этот жест ее повеселит.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Дек 15 2016, 14:13
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
3


Дорога была утомительна для Адель. Она хоть и отвлекала себя видами из окна кареты, но все равно не могла не думать о предстоящей встрече и все время перебирала платье, разглаживала складки ткани, не смотря на то, что до замка герцога и было несколько дней пути. Они не торопились, ведь срочных дел не было и барон решил, что неуместно загонять лошадей только ради того, чтобы поскорее встретиться лицом к лицу с герцогом. В нем не было тех чувств, что испытывала его дочь и Рикард серьезно думал над тем, как эти чувства искоренить до того момента, как Анджей разобьет сердце его единственной дочери. Хотя, именно их встреча и могла все изменить. Ведь оба уже не дети, а герцог славится своим легкомыслием. Хорошо бы Адель это заметила и пелена любви спала с ее глаз.
Нянька всю дорогу держала девушку за руку, унимая дрожь, стараясь успокоить ее волнение и часто бьющее сердце рассказами, старыми сказками и легендами. Даже говорила немного о магии, которой не существует, о старых ритуалах, в которые верили еще ее бабки. Адель слушала, но слушала невнимательно. Она же не девочка, чтобы верить в сказки про магию и заговоры. Но, если признаться самой себе, в глубине души была благодарна Софии, которая не дала удариться в панику, когда вверх по дороге показался герцогский замок. День стремился к своему завершению, а ее платье испачкалось в дороге, когда они останавливались на постоялом дворе, девушка умудрилась оступиться на скользких досках и отпустила подол прямо в грязь. Сколько же тогда было переживаний, слез... Она молила открыть сундуки и позволить ей переодеться, но те были крепко привязаны и отец успокоил ее тем, что она сможет сменить платье, когда ни приедут в замок. Тем более, что испачкан был лишь край подола, а барон не видел в этом ничего страшного.
Адель тихо молилась всем богам, чтобы Анджей не вышел их встречать. Ей было просто необходимо, жизненно необходимо привести себя в порядок! Иначе она умрет от стыда. Так и было сказано Софии, которая лишь покачала головой и заверила, что все будет хорошо. Тем более, что плащ, который недавно подарил ей отец, подбитый лисьим мехом, скроет грязное платье и ей не о чем будет переживать. Но разве же можно успокоить ее подобным?
Когда их процессия въехала во внутренний двор замка, уже стемнело, что радовало Адель так, словно она ребенок, которому вот-вот предложат конфет. Герцог был занят и их встретили слуги, которые показали им комнаты, отведенные для барона и его свиты.
- Час поздний, душа моя, отдохни. Пусть приготовят тебе ванну. Его светлость примет нас завтра, - Рикард мягко улыбнулся дочери и поручил Софии устроить все так, чтобы Адель ни в чем не нуждалась.
Для нее приготовили ванну, горячую, в которой она смыла пыль дорог, а после натерла кожу ароматной настойкой из трав, которую любила больше, чем цветочные ароматы. Адель никак не могла уснуть, ворочалась в кровати и часто вставала ночью, чтобы посмотреть на платье при свете свечей, или чтобы еще раз расчесать волосы, словно София не сделал этого перед сном. Да, и проснулась она довольно рано, буквально с птицами и первым рассветным лучом. От волнения девушка не могла даже есть и разве что выпила немного разбавленного вина, чтобы успокоить нервы. От предстоящей встречи с герцогом у нее душа уходила в пятки.
Пока все спали, Адель достала из сундука гобелен, который вышила для Анджея и расправила его на кровати. Краски осени получились такими яркими, сочными, словно смотришь не на полотно, а в окно.
- Не спится, девочка моя? - София еще не успела даже одеться, лишь набросила платок поверх ночной рубашки, стоя в дверях смежной комнаты, в которой на устроилась на ночь.
- Я так волнуюсь... - Адель дрожащими пальцами гладила свою картину.
- Не о чем переживать, моя дорогая. Ты дочь барона, ты выдержишь все, что тебе на роду написано. Я позову служанок, чтобы помогли тебе одеться и подали завтрак. И даже, если ты не голодна, тебе стоит поесть. Силы еще пригодятся сегодня.
Девушка только коротко кивнула.

Они вышли довольно рано. Адель знала, что отец любит прогулки после завтрака и вызвалась составить ему компанию, потому что сидеть в четырех стенах было невыносимой пыткой. И не смотря на то, что уже было достаточно прохладно, прогулка принесла лишь положительные эмоции. В этом замке Адель давно не была и память ей изменяла, искажала правильный образ... И вот сейчас у нее вновь появилась возможность запечатлеть эту картину, эти башни, тропинки, деревья, ворота... Все, что смогло бы вдохновить ее на новое произведение ниткой и иглой.
- Думаю, что сегодня вечером ты сможешь встретиться с герцогом, - Рикард улыбнулся, похлопав дочь по руке. Та держала его под руку, а второй придерживала подол того самого изумрудного платья, в котором хотела показаться перед Анджеем. - У него нынче много гостей, но не переживай. Я уверен, что он уделит тебе должное внимание.
- Ах, батюшка... Если бы вы только знали, как сильно бьется мое сердце в ожидании этого часа. А когда же Вы с ним встретитесь? - не смотря на то, что мысль о свадьбе Адель претила, она все же понимала, что отец плохого ей не посоветует. И уж точно не сосватает ее за первого встречного.
- Когда придет время, моя дорогая. Неужели, ты не хочешь насладиться прогулкой со стариком, пока есть на то возможность?
Адель укоризненно посмотрела на отца, который ей никогда не казался стариком, и уж тем более, слушать подобные речи она не желала, только не сегодня, не в такой день.
- Отец! Сколько раз я просила Вас не говорить при мне о старости! - девушка возмущенно поджала губы, но тут же улыбнулась и коснулась тонкими пальцами щеки Рикарда. - Вы прекрасно выглядите. И не думаю, что хоть кто-то поверит, что Вы мне отец, а не супруг, - она весело улыбнулась и отпустила руку отца, уходя вперед.Ей показалось, что где-то среди травы она заметила поздний цветок, небольшое чудо герцогского сада. о нет, это было лишь видение, лишь яркий лист клена, что спрятался в траве и манил яркими красками.
Прохладные руки прикрыли ей солнечный свет, а сердце замерло. Адель забыла, что нужно дышать, забыла, как говорить, ведь в этот момент она была самой счастливой девушкой на свете. Даже через плащ, через мех, она чувствовала тепло его тела, или ей казалось, что чувствовала? Ее бросила в жар, а щеки залил яркий румянец. С губ девушки сначала слетел вздох, краткий и едва слышный, а после на руку герцога легка ее рука, нежно провела кончиками пальцев по его пальцам.
- Ваша Светлость, - губы не слушались, голос казалось, что дрожал. Но это мог быть только он! Ведь именно так они играли в детстве, именно так он появлялся в ее доме, подкрадывался сзади и накрывал руками ее глаза. Она отняла его руки от своего лица и медленно повернулась к Анджею. Ветер едва касался ее волос, таких же буйных и непослушных как и в детстве. Она подняла на него глаза, в которых читалась радость от встречи.
А он изменился. Стал выше нее, сильнее, стал мужчиной, а не мальчишкой, которого она когда-то знала.
- Вы больны? - Адель обеспокоенно коснулась рукой его щеки и слегка склонила голову на бок. - Вы ничего не писали об этом... - она коротко вздохнула и склонила голову. - Простите мою неучтивость, Ваша Светлость, - девушка присела в реверансе. - Я рада с Вами встретиться.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Дек 28 2016, 15:01
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
4


Адель похорошела. Повзрослела и расцвела, словно взращивамый в парнике под пристальным присмотром Рикарда цветок. Ее прикосновения были легкими, нежными, как и она сама. Анджей улыбался, глядя ей в глаза, совершенно искренне и счастливо. Казалось бы, совсем недавно, когда они виделись в прошлый раз, Адель была еще по-детски угловата и скромна. А теперь эта девушка знала, что красива. И умела это подчеркивать, чтобы пользоваться себе во благо. Как хорошо, что ее семья дала ей достойное воспитание. Если бы с такой красотой ей позволяли вседозволенность, она давно была бы частью дворцового общества при короле в свите фрейлин. Или фавориток приближенных короны. Или фавориток герцога Дарелла при его дворе, чем Нит не шутит! Анджей одобрил бы такое пополнение, ох как одобрил! Впрочем, эти мысли остались лишь мыслями, не проявившись ни в мимике, ни в словах.
- Нет, - смутившись, ответил герцог на вопрос о том, болен ли. - Нет поводов для волнения, - и вновь улыбнулся, пряча за этой улыбкой свою раздасованность собственным внешним видом.
Но будущие слова Адель и ее скромный, как и всегда, книксен, заставили Анджея разулыбаться уже искренне. Он поймал ее руку, пальцами которой она только что трепетно касалась его лица, склонился к ней и прижал губы к тыльной стороне ладони, не прекращая улыбаться.
- Сколько раз я просил тебя обращаться ко мне на "ты" и по имени. М? Адель? - укоризненно заглянул ей в глаза, после чего взаимным поклоном поприветствовал ее отца. - Барон Рэдэн, в вашей дочери упрямства ровно столько, сколько благовоспитанности. Счастлив видеть вас в стенах Ардора. Как добрались, как дорога?
Он изящным жестом указал дланью вперед, безмолвно приглашая пройтись по внутреннему двору вместе. Позволил барону вести дочь под руку, более не посягая на ее личное пространство, чтобы не показаться заботливому отцу слишком навязчивым. Сам отвел руки за спину, под плащ, словно давая этим жестом понять, что ни на что больше теплого дружеского приветствия не рассчитывал и не настаивает. И говорил далее с бароном, время от времени поворачивая к нему и его дочери голову, медленно ступая наравне с ними по занесенной осенними листьями дорожке. Они говорили о простом и банальном. О погоде, о самочувствии, о пережитой осени, о бытовых проблемах баронства.
- Этим необходимо будет заняться по весне, - рассуждал Анджей, глядя под ноги на желтый шуршащий настил и ступая по нему. - Настолько я знаю, виноделы графства Айрелл для крепких вин предпочитают бочки обоженные. Никуда не годится, если вам такие бочки портят вкус сидра. А им они могут пригодится. Когда, говорите, дозревают ваши напитки?
И снова увлекались обсуждением дел обыденных. Поначалу Анджей, только вступив в права герцога, сильно раздражался от того, что каждый, кому не лень, пытался выудить из общения с герцогом какую-то материальную для себя пользу, будь то помощь поместью или установление нужных связей. Потом Ан привык. А затем научился из этого получать для себя удовольствие - сладостно было осознавать, что он мог помогать и помогал, мало-помалу добиваясь к себе расположения. А благодарный вассал - обязанный тебе вассал, который чтит свои обязательства и с радостью блюдет их.
- Время близится к обеду, - проговорил Анджей, поднимая глаза к небу и глядя на тянущееся к зениту солнце. - Барон, не могу знать, говорила ли вам ваша дочь, но я обещал ей конную прогулку, - он улыбнулся Адель. Не столько губами, сколько глазами, ловя в ответ в ее зрачках неистовую радость. - Как раньше мы с ней катались вокруг вашего замка, помните? Позвольте нам прокатиться вокруг Ардора. Клянусь вернуть к обеду Адель в целости и сохранности с нагулянным аппетитом и букетом красивейших беллонийских кленовых листьев! Генрих, - подозвал он своего телохранителя, когда получил согласие барона. - Распорядись, чтобы подали лошадь.
- Белого Принца, Ваша Светлость? - спросил Генри, подошедший ближе по зову своего господина.
Белый принц был великолепным мерином. Белым, как снег, стройным, грациозным. По нему была сшита белая бархатная накидка на круп до самой земли, вышитая золотом. За гривой следили, как за волосами самой Нариссы Дарелл. Принц был молод, статен, спокоен. Был выучен по команде бить копытом. Чем приводил в восторг девушек. Это была лошадь, которая была под стать молодому герцогу Дареллу. Разумеется, Генрих был уверен, что следует седлать именно Принца.
- Нет, - вдруг ответил Анджей и в ответ на блеск в его черных глазах Генри свел к переносице брови. - Ониск. Прикажи, чтобы седлали его.
Оникс был вороным конем, за что и получил свое имя. С белой звездой на лбу и проточиной на морде, со стриженой гривой. Оникс был куда крупнее, выносливее и быстрее Принца, но в отличие от него не обладал покладистым характером, был вздорным, буйным и мог укусить. Если Белый мерин служил Анджею для того, чтобы покрасоваться, то Оникса седлали в том случае, если поездка верхом была необходима, но практичность была выше эстетики.
Генних, услышав слова Анджея, медлил. Пару секунд он смотрел внимательно в глаза своего господина, пытаясь вычислить, что тот задумал. Ведь наверняка задумал что-то недоброе. Но, так и не раскусив его, молча склонил голову, развернулся и удалился в сторону конюшен, чтобы передать слова герцога.
Прогулочным шагом гуляющие обогнули внутренний двор еще раз, пока ждали лошадей. Их вывели оседланными. Оникса, великолепного в своей силе и красоте. И второго, гнедого, который предназначался Генриху. Анджей хотел было сказать ему, что сопровождение будет лишним, ему не хотелось, чтобы кто-либо был свидетелем этой конной прогулки. Но так ничего и не сказал, помятуя о прошедших не так давно печальных событиях Ардора, которые не позволяли остаться герцогу совсем без охраны.
- Его зовут Оникс, - сказал он Адель, когда они подошли вплотную и Анджей погладил его по лоснящейся шее. - Не бойся, подойди, дай руку, - он взял ее за запястье, положил ее ладошку на шею коня, под которой он тут же дернул головой вверх, недолюбливая чужих людей и их прикосновения. - Оникс, тише, как не стыдно? - с угрозой в интонации заговорил он с лошадью. - Неужели ты боишься эту девушку? Посмотри на себя - такого большого - и на нее. Это ей нужно тебя бояться. Прекрати ее пугать и не пугайся сам. Он тот еще трус, Адель, уверяю тебя, он тебя просто боится, но скоро привыкнет.
Анджей легко поднял Адель за талию и усадил на седло боком, подал ей в руки повод уздечки.
- Держись крепко.
И только потом вслед за ней сунул сапог в стремя, поднялся, перекинул ногу через круп и сел в седло сразу за Адель. Оправил свой плащ, чтобы тот не мешал, взял в обе руки находящийся в женских руках повод уздечки, тем самым с обеих сторон приобнимая ее и удостоверяясь в ее безопасности. Натянул повод, вежливо склонил голову перед бароном Рэдэном в знак благодарности и прощания, сжал коленями бока Оникса и тот, выбивая звонкий цокот по вымощенной камнем дорожке, легкой рысью повел своих всадников прочь от замка, к высоким распахнутым воротам каменной стены Ардора.
- Не волнуйся насчет Генриха, - Анджей кивнул в сторону охранника верхом на своей лошади, который неустанно следовал за ними, стараясь, впрочем, не быть навязчивым. - Он - моя тень. Безмолвная и безучастная до тех пор, пока я сам его не позову. Не замечай его, - негромко говорил ей, медленно ведя лошадь вперед.
От Адель пахло травами. Анджей чувствовал ее тепло даже сквозь одежды, видел, как она дышит, как сжимает пальцами поводья, которые хоть и были натянуты Анджеем, не переставали служить ей спасительной ниточкой, которая спасет ее обязательно, если вдруг та решит каким-то чудесным образом с лошади упасть. Ее волосы щекотали лицо. Анджей перехватил уздечку одной рукой, вторую поднял и мягко оправил буйные рыжие кудри в сторону, чтобы не лезли ему в глаза и нос.
- Я хочу спуститься к реке, - молвил он, вновь возвращая руку на кожаные поводья, вновь заключая Адель в это подобие объятий, которые должны были сейчас внушать ей безопасность. - Ты не против?

Оникс:
 

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Дек 28 2016, 18:24
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
5


Как было прекрасно оказаться снова рядом с ним, снова смотреть в его глаза, которые так неуловимо изменились за годы разлуки. Адель витала в облаках наяву, ее сердце бешено стучало от избытка эмоций, а в глазах, обрамленных пышными ресницами ясно читалась чистая и непорочная любовь, которой любят девушки впервые, в которой нет никакой пошлости, лишь трепетное желание быть рядом. Их легкие прикосновения, горячие пальцы на прохладном воздухе осени... Ах, все это останется в памяти Адель, как очередная сказка, которую в пору рассказывать глупым девочкам. Ее персональная сказка с ее персональным принцем.
Краем взгляда она заметила неодобрение со стороны няни и вежливо ей улыбнулась, стараясь дать понять, что беспокоиться не о чем. Но эти взгляды, очередная просьба не называть его по титулу... И жаркий поцелуй, оставленный губами на ладони. Только от этого можно было бы упасть в обморок и проснуться счастливой в своих комнатах. Но Адель была довольно стойкой девушкой, способной преодолеть еще и не такие трудности и эмоциональные всплески. И пусть она некоторое время была растеряна, сконфужена и с трудом скромно улыбалась в ответ... В своих мыслях она бежала по полю и громко кричала, смеялась от счастья и бросала в воздух букеты из ярких листьев. На такой теплый прием она и не могла рассчитывать, не смела даже в самых откровенных своих фантазиях.
Когда же они сдвинулись с места, только неспешный шаг Анджей и Рикарда позволил ей выгадать немного времени, чтобы прийти в себя. Она была так благодарна, что отец рядом, что держит ее за руку и изредка похлопывает ее по ладони и улыбается, мягко, по-отечески, так как всегда это было дома, а не в далеком Ардоре. Для Адель все эти разговоры о сидре и бочках были интересны так же сильно, как для Рикарда рассказы о шитье и нитках, поэтому по большей части она молча слушала и старалась усвоить информацию - рано или поздно, она могла пригодиться. Рикард же, как и подобает барону извлек максимальную пользу из этого разговора. И, кажется, остался им вполне доволен. Что и говорить, но гости-гостями, а дела отлагательства не любят, тем более, что есть такая уникальная возможность обсудить все во время простой прогулки, без лишней официальщины и пафоса.
Дочь барона, которая по чистой случайности оказалась между отцом и герцогом, изредка бросала взгляды на Анджея, любуясь им, оставляя для себя еще одно радостное воспоминание этой осени. Эта прогулка отзывалась в ее сердце необходимостью изобразить ее на полотне, украсить собственными фантазиями, добавить красок к уже скудной осени. Наверное, лишь потому, что ее мысли унесли ее далеко, она не сразу услышала предложение герцога и моргнула, прежде, чем в глазах появилось понимание и вместе с этим пониманием радость, счастье, совершенно искренний детский восторг. Лошади! Сейчас!
- Позвольте, отец, - она повернулась к Рикарду и так пылали щеки ее, от мороза ли, или от возбуждения, но барон просто не мог отказать своей девочке в столь простом желании. Тем более, что это всего лишь поездка с ее старым другом, который волею случая стал герцогом. Будь сейчас старый герцог жив, в желании Анджея и вовсе не было бы ничего страшного. Рикард приметил и реакцию телохранителя и то, что конь не казался таким уж покладистым. И тем не менее, все это делало Адель счастливой, а значит, просто обязано было свершиться. Быть может, это последняя их совместная прогулка.
Их прогулка подошла к концу, не к такому, к какому желал бы барон, но Адель...
Девушка подошла к вороному жеребцу и ее рука трепетно легла на лоснящуюся шкуру, бархатистую, приятную на ощупь. Она отпрянула, когда конь мотнул головой, не смогла сдержать своего желания спрятаться в руках герцога, потому что именно у него она искала защиты, когда показалось, что Оникс взбунтуется сейчас.
- Оникс... Какое красивое имя. Вы сами его нарекли, мой герцог? - ей нравилось это обращение, оно звучало так двусмысленно, так легко и непринужденно, словно бы они оба снова попали в детство и им не было нужды держать себя в рамках приличия. Она, оказавшись в седле, крепко держала поводья и слегка волновалась. Ей действительно было страшно ровно до того момента, пока герцог не оказался позади, пока его руки не оградили ее от всего мира, в том числе и от возможности выпасть из седла. Для Адель в этот момент мир вообще перестал существовать. Только ветер в волосах, только тепло любимого рядом, только они вдвоем, что умчались со двора под осуждающие взгляды отца и Софии. И пусть! Пусть она подумает об этом не сейчас и даже не через пару минут. У них есть время до обеда, до этого момента герцог принадлежит только ей!
И даже, если бы он не сказал сейчас ни слова о Генрихе, вряд ли бы Адель его заметила. Ее взгляд был устремлен сначала на дорогу, а после на герцога Беллонии, самого прекрасного из всех мужчин.
- К реке? Чтобы застать момент, когда редкое осеннее солнце играет на поверхности воды, еще не скованной льдом? Ваша Светлость, Вам говорили, что это романтично? - Адель мягко улыбнулась и словно бы случайно коснулась его руки, что держала поводья. Вроде как держалась она, устремив свой взгляд вперед. А его взору открывалась тонкая шея, небольшой кусок плеча и декольте, что не скрывала ткань плаща и платья. Именно так в ее мечтах состоялась их первая встреча. Именно так они должны были ехать вместе с ним на одной лошади, разговаривать кратко и наслаждаться мгновениями близости.
- Я никогда не имела чести любоваться землями Ардора в это время года. И пусть деревья уже наги перед нами, а воздух скоро будет пахнуть снегом, я счастлива увидеть тот момент, когда природа сбрасывает старые одежды, чтобы отправиться ко сну.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Янв 07 2017, 19:55
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
6


- Нет, не я давал Ониксу имя, - отвечал Анджей, неспешно ведя лошадь вперед и изредка поворачивая к Адель голову. - Его так нарек хозяин, у которого я купил его, и не стал переименовывать. С некоторых пор... я стараюсь не привязываться к животным.
И к людям... Было бы к месту добавить ему, но он не добавил, решив об этом умолчать.
- Но давай не будем о плохом, этот день слишком прекрасен, чтобы говорить о печальном.
И снова улыбнулся ей с присущей друзьям теплотой, поймал своими пальцами ее, коснувшиеся мужской руки то ли нарочно, то ли случайно.
Когда дворцовые ворота оказались позади, Оникс без лишних указаний всадника набрал скорость, потому что был приучен и привык к быстрой езде.
Адель так мило говорила. Словно читала из книги со сказками, в которых жила. Была так наивна, невинна, чиста, еще не оскверненная жестоким миром вокруг, о которые разобьется однажды вдребезги ее сердце, не смотря на все попытки ее отца уберечь дочь от всех бед. Потому что никто не научит ее, несчастную, в этом мире выживать. Бороться за жизнь, избегать плохих людей и не верить никому. Даже близким. Даже принцам, которым казался ей сейчас Анджей. Потому что никогда он не был принцем из сказок, и никогда не станет. Он был жестоким, извращенным садистом, которому нравился вкус опасности и... страха.
Именно страх разгорелся в наивной Адель, когда Оникс, пришпоренный всадником, перешел на галоп и понесся по тропе среди деревьев вниз, к реке. Глухо застучали копыта по по земле.
- Держись.
Анджей прижал к себе девушку одной рукой, потому что удержаться на скачущей галопом лошади было куда сложнее. Замелькали деревья с обеих сторон. Шумно дышал конь, фыркая влажным носом, и набирал ход, мчался вперед, подгоняемый Анджеем, который прижимал к груди Адель, не давая ей, разумеется, упасть. И улыбаясь уголком губ. Чувствуя, как дрожит она, перепуганная, как жмется, хватается за него, совершенно беспомощная, маленькая, слабая. Ее страх давал Анджею ощущение власти и вседозволенности. Потому что теперь она, вдалеке от отца и няньки, принадлежала сейчас только ему. А не он ей, как она, наивная, думала. И он мог с ней сделать все, что ему заблагорассудится.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 08 2017, 12:40
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7


Разговор хоть и был по большей степени вежливым и не нес в себе особой смысловой нагрузки, но Адель все же впитывала каждое слово герцога, словно губка, словно от каждого из этих слов зависела ее собственная жизнь. Она не простила бы себе, если бы пропустила хоть часть из его речей.
- Как интересно было бы узнать историю этого прекрасного и грациозного животного. Мне кажется, что его характер в какой-то мере отражает саму суть Вас, мой герцог, - она улыбнулась, но улыбка эта была скрыта от Нарцисса ее волосами, что свободно развивались по ветру, словно алое знамя войска, которое становилось все ярче от прямых лучей солнца, которое с детства ласкало ее, нарекло "солнечным дитя". Но детство уже давно прошло и даже няня не называла так Адель.
Девушка слишком погрузилась в свои мысли, воспоминания и созерцания окрестностей, которые уже давно не видела, что упустила тот момент, когда конь понес. Для нее это стало тем моментом, когда первая волна страха накатила на нее, захлестнула с головой и утащила на самое дно. Анджей, конечно, не мог знать, что Адель никогда так быстро не ездила на лошади, потому что всегда боялась упасть и сломать себе что-нибудь. Рикард не раз предостерегал дочь от быстрой езды, а нянька говорила о том, что не пристало юным девицам скакать как мужчинам. И сейчас, когда деревья сливались в некий размытый пейзаж, словно бы она смотрела через воду, когда в ушах стоял свист ветра и тяжелое фырканье Оникса, Адель с трудом сдержала крик в груди и изо всех сил вцепилась в поводья, не смотря на то, что герцог держал ее крепко и упасть та не могла ни при каких обстоятельствах. Адель буквально онемела от страха и ее глаза сейчас были куда больше обычного. Каждое дерево, что росло слишком близко к тропинке грозило впиться в юное тело ветками и вырвать ей клок волос или же вовсе оставить без глаз. Она хотела было попросить Анджея остановиться, позволить ей немного передохнуть, но из горла вырывался лишь приглушенный шепот, который герцог не мог расслышать даже имей он превосходный слух.
Тело Адель больше сейчас было похоже на статую из мрамора, которые стоят в садах, вечно холодные и немые, замершие в одной позе, без возможности даже поднять глаза к небу. Вот и она сейчас была так напряжена, что даже не видя ее лицо Анджей мог бы почувствовать ее напряжение, которое вполне можно списать на банальный испуг.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Янв 11 2017, 21:33
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
8


Нужно было отдать Адель должное. Она, несмотря на всю мягкость и трепетность склада своего характера, была сильной девушкой, которая при любом шорохе не падала театрально в обмороки, чтобы манипулировать всеми вокруг. А держалась. Так, словно ей не было страшно. Надеясь, наверное, что еще минута, еще чуть терпения и все это пройдет. Нет, не продет! До тех пор, пока Анджей не добьется желаемого - ее слез. Ее понимания неизбежности, подвластности и принадлежности. Ее слабости. Не наигранной и взращенной сказками о том, что принцессы всегда слабые, нежные и о них необходимо заботиться. А настоящей слабости и беззащитности. От которой страшно и мурашки по коже.
Поэтому Анджей, словно не замечая того, как оцепенела в его объятиях Адель, перепуганная скоростью, пришпорил Оникса, и он, всегда встречающий быструю езду с рвением, помчал вперед еще быстрее.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Янв 11 2017, 22:29
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
9


Это был страшный сон, тот, от которого просыпаешься в своей постели и еще долго не можешь пошевелиться, словно бы тебя придавило камнем. Адель сложно было даже вдохнуть лишний раз, что уж говорить о том, чтобы попросить герцога остановить коня. Тот мчался, словно явился с того света и желал забрать их с собой в мрачный мир теней, в мир мертвых, откуда нет возврата.
Девушка хоть и держалась, но чувствовала, что силы ее покидают, что крик, рвущийся из груди, вот-вот вырвется наружу и испугает птиц, которые стаей взлетят с насиженных веток деревьев. Адель испытывала тот неподдельный страх, что ей не приходилось испытывать за всю свою жизнь. Ведь отец так трепетно оберегал единственную дочь от любой опасности, в том числе и от быстрой верховой езды. Она сидела в седле бледная, словно готовая отправиться к своему брату, обнять его после долгой разлуки. Но бледность та не была болезненной, она была мертвецкой, совершенно не красящей сейчас девушку и от этого испуг ее был еще больше. Адель так сильно переживала, что что-то в ней может не понравится Анджею, что, порой, накручивала себя по сущим пустякам.
- Остановитесь.. - ее голос дрожал, был хриплым, испуганным и тихим. Настолько тихим, что ветер мог унести ее единственное слово и герцог мог не услышать. В глазах девушки стояли слезы. То ли от ветра, что бил в лицо, то ли от того, как сильно она была испугана, от того, что случайная ветка могла ударить по лицу, рассечь нежную кожу и явить это уродство человеку, в которого она была так сильно влюблена. - Прошу Вас... Умоляю! - ее голос крепчал, срывался на тот крик ужаса, который она так боялась показать. От собственного бессилия от которого по щекам катились жгучие слезы.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 16 2017, 10:37
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
10


Она дрожала: такая хрупкая, беззащитная, нежная. Как только что вылупившийся из яйца птенец в руке, которому двумя пальцами можно было свернуть тонкую шею. Просила остановиться. Просила ли? Анджей не расслышал. Впрочем, вранье, все он услышал, но хотелось большего.
И только когда из глаз Адель по бледным от испуга щекам покатились слезы, когда голос ее стал громче и слова отчетливее, когда в полной мере возникло в Анджее ощущение ее подвластности, он натянул поводья Оникса, останавливая, он перешел на рысь. Хорошо, что Ан был за спиной Адель и не видела она, как тот довольно ухмыляется, по-прежнему прижимая девушку к себе одной рукой.
Где-то вдалеке среди деревьев показалась Генрих верхом на своей лошади, который едва поспевал за своим герцогом. Он, разумеется, понимал, что этот паршивец перепугал совершенно нарочно это непорочное создание. Но они остановились. Остановился и Генрих, не подходя ближе. Все равно уже все закончилось.
Но только не для Анджея. Для него все только начиналось.
Он спешился, затем, подхватив за талию, поставил плачущую Адель на нетвердых ногах на лиственный настил на земле перед собой. Оникс громко фыркнул влажным носом, качнул головой, ударил копытом, разгоряченный этой гонкой. Анджей отвел Адель на несколько шагов в сторону от него и прижал к себе, чтобы она не упала.
- Ну-ну, что ты, что ты, - повторял он по кругу, обнимая прекрасную и гладя ее ладонями по лопаткам. - Почему ты испугалась? Я не хотел тебя пугать, - врал безбожно. - Надо было сразу попросить остановиться! Слышишь, м? Ну, прости меня, прости.
Заглянул в ее лицо, которое она прятала на его груди. Большие, наполненные слезами глаза, полные неподдельного ужаса. Влажные дорожки слез до самой шеи и ниже, по груди исполосовавшие бледную кожу. Невероятная красота беззащитности и страха.
Он не заметил сам, как впервые коснулся ее лица губами. Теплыми, нежными, трепетными. Он собирал с ее лица слезы губами одну за другой - едва касался, опаляя дыханием, не выпуская Адель из плотного кольца объятий. Очень скоро эти прикосновения превратились в поцелуи, влажные и горячие, которые дорожкой спускались по оставленным слезами дорожкам от глаз по лицу, бархату стройной шеи, груди, к очередной замершей на подъеме груди прозрачная капле. Анджей скользнул к ней губами, но вместо поцелуя сперва опалил ее дыханием, собрал кончиком языка, скользнув им по коже, вкушая божественный солоноватый привкус, и только потом на месте слезы запечатлел очередной влажный горячий поцелуй, прикрыв глаза и прижав к себе Адель теснее, словно этими поцелуями извиняясь перед ней за каждую пролитую ею слезу.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 22 2017, 13:48
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
11


Не было для нее ничего страшнее того сна, чем тот в котором она оставляла своего отца одного. Адель страшилась смерти не только потому, что больше не смогла бы наслаждаться жизнью, но потому, что тогда ее отец остался бы в этом мире совершенно один. Как могла она допустить подобное, как могла поддаться желанию прогулки с герцогом и оказаться на грани? Такая осторожная прежде Адель. Герцог занимал все ее мысли, все ее мечты, каждый ее вздох, каждое утро начиналось с мыслей о том, кто лишь в мечтах принадлежал только ей.
"Стал бы человек, который мной дорожит, подвергать меня риску упасть с лошади?.. Анджей всегда был прекрасным наездником, но... Вдруг бы что-то случилось?"
Ее мысли прыгали, как испуганные появлением человека белки, а сама она никак не могла успокоиться. Не могла сдержать горячих слез, что обжигали сейчас, ранили в самое сердце, оставляя в нем неприятный осадок, ужасное впечатление от того, как неслись они навстречу ветру, как ветки едва не оставили ссадины на ее бледной коже, как... Казалось, что это не закончится никогда. И друг ее, ее светлый герцог, вмиг обернулся чудовищем из рассказов няньки - так сильно была сейчас испугана Адель.
Она не сразу смогла расцепить пальцы, которыми вцепилась в поводья так сильно, что костяшки побелели, а сами пальцы не слушались хозяйку, когда она пыталась их разомкнуть. Земля перестала скакать, а горячий конь под ней, хоть и жаждал продолжения, но стоял смирно, послушный своему хозяину. Она, как в кошмаре, не без помощи герцога, смогла спуститься с Оникса и ступить онемевшими ногами на землю. И Адель обязательно бы упала, если бы не Анджей. Она даже не понимала, что до сих пор плачет, не осознавала, почему стало резко холодно, почему ноги подкашиваются и она не властна над собственным телом.
Слова герцога доносились до нее, как через вату, как через неплотно прикрытую дверь - приглушенно, растянуто и совершенно непонятно. И рада была бы ответить что-то тому, о прогулке с кем она мечтала, но с губ срывались только всхлипы, не достойные леди. Жгучие слезы опаляли кожу не хуже огня. Ей хотелось упасть в листву, хотелось зарыться в эти листья и не вспоминать о том, что ей не удастся забыть. Адель прикрыла рот дрожащей рукой, зажмурилась крепко, в попытке остановить этот поток слез, но...
Эти неожиданные поцелуи, легкие прикосновения губ, возвращали к жизни быстрее, чем вода, выплеснутая в лицо. У Адель перехватило дыхание, она боялась моргнуть,а не то, чтобы дальше плакать. Сам герцог! Он, ее верный друг, ее защитник с самого детства, он здесь, он рядом! Он не позволит коню снова понести, не позволит ей плакать! Анджей тот самый герой ее сказки, тот самый человек, который заставляет ее сейчас улыбаться сквозь слезы.
Как же она ошибалась в этом человеке, не слышала увещеваний няньки и отца, не желала замечать того скрытого темного прошлого и настоящего, от которого ее отгораживали детские, наивные мечты. Как часто просила ее София одуматься, прекратить верить в сказки и жить настоящим! Но ее первая любовь, настоящая любовь, которая могла преодолеть все и даже больше, которая могла заставить всех вокруг поверить в то, что Беллонийский нарцисс совсем другой, не угасла сейчас, лишь вспыхнула сильнее. Она отчаянно верила в то,что Анджей не со зла, она хотела в это верить. И его губы, касающиеся прохладной и влажной от слез кожи, его руки, которые отгораживали ее от всего мира,которые не давали ей упасть в сухие листья... Все это вселяло в ее испуганное сердце спокойствие, давало надежду на нечто большее.
Она несмело коснулась его плеч, вроде как ища дополнительную опору, придвинулась ближе в надежде на поцелуй. Одна мысль об этом возвращала на бледную кожу румянец. Ее глаза все еще блестели от слез, а губы слегка дрожали... Но как прекрасно было бы ощутить сейчас нежность этого поцелуя, первого в ее жизни! Как чудесно было бы стоять вот так с герцогом, забыв обо всем на свете.
- Прошу прощения, мой герцог, - ее голос предательски дрожал, не лучился светом, как это было прежде. - Я поддалась чувствам, - она глубоко вдохнула, от чего ее грудь поднялась, сдавленная корсетом. - Вы ведь не позволили бы ничему случиться...
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Мар 07 2017, 16:27
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
12


- Нет. Конечно, нет, - шептал Анджей в ответ на вопрос Адель, не отрывая губ от ее кожи и не выпуская из объятий.
Пьянящий аромат женского доступного тела кружил голову и дурные, совершенно недостойные мысли в ней. Как можно было равнять этот невинный, нетронутый жестокостями мира, убереженный от горя и бед бутон с прочими девицами (и не только), сменяющими роль игрушки в постели герцога! Никаким образом нельзя было предположить о пороке, осквернении, порче этой нежной, чистой души. Адель искренне, как дитя, верила в чистоту помыслов герцога Дарелла, которого считала хорошо знакомым. Она заблуждалась, как заблуждается ребенок, протягивающий руку злой собаке, чтобы погладить, в полной уверенности, что она не укусит. Конечно, не укусит, ведь ты к ней с лаской, нежностью, любовью... Конечно, нет...
- Конечно, нет, - повторял Анджей, вновь и вновь целуя нежную, тонкую кожу шеи и плеча Адель в своих объятьях, бессильный перед ее близостью, хоть и понимающий, что нужно это прекратить.
- Конечно, нет, - безбожно лгал снова и снова, неспособный сказать ничего больше.
Адель нужно было бежать - немедленно, быстро, далеко - как можно дальше! Чтобы уберечь себя - не только свое тело, но и сердце. Если тело лечит раны само, то раны сердца гноятся и отравляют куда дольше, больнее, мучительнее. Вот только целомудренные женские губы, жаждущие, требующие, ожидающие поцелуя, вели жертву совсем в иную сторону - в сторону охотника, падкого до крови. Знала ли Адель, что ступала по лезвию ножа, вот-вот грозя порезаться, оступиться и упасть? Пожалуй, нет, не знала. Зато опасность ее положения понимал Анджей, балансирующий сам между порабощающей рассудок животной страстью и нежной любовью к этой светлой, чистой девочке. Это было словно желание художника уничтожить чужой холст, кажущийся шедевральным. Садовнику - изрезать куст соседских роз, выросших красивее его собственных. Младшему брату отобрать и сломать игрушку старшего, которая досталась ему по праву старшинства...
Ан целовал Адель, вновь и вновь шепча бесконечное лживое "нет", а сам думал только о том, чтобы не коснуться ее губ. Потому что тогда все пропадет. Тогда... если это случится... уже нельзя будет что-то исправить и остановиться. Сгорят последние мосты и остатки воспаленного вожделением рассудка, не останется ничего, кроме одного единственного желания сделать эту девушку своей - конечно, не навсегда, ни о каком браке Анджей и думать не мог - на час. Наплевав на последствия, которые для обоих будут печальными. Только это и останавливало герцога Дарелла, требовательно прижимающего  к себе девушку в совсем не дружеских объятьях, рвано дышащего и покрывающего ее шею и лицо поцелуями, которые нарочно избегали ее дрожащих губ раз за разом.
Ан остановил себя остатками воли и сознания, прижал Адель к себе еще крепче, еще теснее. Зарылся носом в ее мягкие, пышные кудри рыжих волос, спрятав в них лицо. Постарался унять бешено колотившееся в груди сердце и сбитое дыхание. На это ушло какое-то время - минута или несколько - сложно было понять, когда течение времени вокруг них двоих перестало существовать.
- Меня нельзя любить, - дыша ароматом волос Адель, негромко проговорил Анджей горьким, сочувствующим голосом, не поднимая при этом поднимая головы и поглаживая девушку по спине. - Я не тот, кто тебе нужен. Не тот, кто может сделать тебя счастливой.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Мар 21 2017, 17:10
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
13


Адель стоило слушаться старших, прислушиваться к словам Софии и отца, когда те наперебой твердили о том, что герцог совсем не тот, кто ей нужен, когда нянька умоляла ее забыть о том человеке, о котором ходят довольно нелестные слухи, что вызывали в Адель лишь негодование и слепую веру в того человека, который никогда не принадлежал ей.
Ее сердце в миг этой слабости, в миг близости с тем, кого она любила, рвалось навстречу, стучало так быстро, что могло бы вырваться из груди и упасть в его ладонь. Адель могла бы отдать все, лишь бы мгновение не кончалось, а горячие губы продолжали ласкать ее кожу. Эта прогулка сделала ее по настоящему счастливой, глупой девицей, которая могла думать лишь о любви, о том, как укрыться бы ей с герцогом от посторонних глаз и забыть обо всем мире на несколько часов...
"А что потом?" - внезапная мысль, которую годами вкладывали в ее голову и отец и нянька, поразила ее сознание в тот момент, когда она хотела просить, умолять поцеловать ее. Адель слепо верила в то, что ее любви хватит на них двоих, что страсть, которой пылает к ней герцог, способна переродиться, как перерождается гадкий утенок в прекрасного лебедя. Но разум твердил ей обратное: "Беги! Беги и никогда не возвращайся!"
Его шепот над самым ухом подтверждал то, что говорил ей разум, настойчиво толкая ее прочь, подальше от герцога. Ее любви не хватит, чтобы исправить то, что он может совершить. Она лишь глупая девочка, которой стоило бы поскорее вернуться к отцу и попросить того уехать обратно в их дом. А там закрыться в своих комнатах и спустя годы страданий принять решение выйти замуж за достойного человека, который станет ее отцу сыном, заменой погибшему брату.
- Вы не представляете, как сложно перестать любить того, кого любишь всю свою сознательную жизнь, - с трудом ответила Адель, отстраняясь от Анджея. По ее щекам все еще текли слезы, но не слезы страха, как некоторое время назад, а слезы горечи потери. Быть может, именно сейчас она, как взрослая девушка, осознала, какая между ними пропасть и нет ни одного моста, чтобы перебраться через нее. И с каждым небольшим шагом, что она делала назад, пропасть становилась все шире.
"Я должна... Я должна своей семье, своему отцу..."
- Кажется, прогулка затянулась, - когда расстояние стало достаточно большим, чтобы она могла отвернуться, Адель это сделала, а рыжие, тугие локоны едва мазнули по лицу герцога, прежде, чем непокорно опуститься на плечи. Она дрожала, боялась, но старалась быть такой же стойкой, как был ее брат. Сердце Адель разрывалось, глаза жгли непрошеные слезы, а ей самой хотелось убежать в тот лес, далеко, чтобы герцог никогда ее не нашел и не посмотрел никогда, не коснулся снова ее своими губами, не держал бы так крепко в объятиях.
- Быть может, я не имела права Вас любить,мой герцог, - тихо начала она, глотая слезы. - Быть может, я всегда была для Вас обузой, глупой девицей, надоедающей своими письмами и просьбами о встрече. Но никто не сможет полюбить Вас сильнее, никто не сможет верить Вам так же, как я верила.
Адель смахнула слезы с глаз - негоже в таком виде появляться перед отцом. Тем более, что скоро обед, на котором они должны присутствовать, на котором ей придется держать лицо перед всеми и стараться вести себя как ни в чем не бывало.
-Меня могло сделать счастливой одно Ваше присутствие рядом. Только эта поездка вдвоем, навстречу ветру. Но насильно мил не будешь. Прошу Вас, отвезите меня в замок. Я хочу привести себя в порядок перед обедом, - хоть ее голос и дрожал и выдавал всю ее боль и страдание, она старалась держаться так, как ее учили. Старалась оставаться дочерью барона Рэдэн, не смотря на разбитое сердце.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Мар 27 2017, 09:32
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
14


- Что за глупости ты выдумываешь, - эта фраза из уст Анджея при другой ситуации могла бы прозвучать с усмешкой, но сейчас она звучала с грустью и разочарованием.
Откуда бралась в женщинах привычка все преувеличивать до предела? Анджей лишь предостерегал, что любовь к нему может закончиться дурно, а Адель не слышала. Зато верила в свои выдумки, будто она неприятна Анджею, будто недостойна его, будто она ему не мила. Сама выдумала, сама поверила, сама этому расстроилась. Окунулась, что и следовало ожидать, в самоосуждение, самобичевание. Ради чего так поступают женщины? Существовало два варианта ответа: либо ей нравится страдать, либо она хочет вызвать к себе жалость, сочувствие, сострадание. Либо и то, и другое одновременно.
- Ты никогда не была для меня обузой, я всегда был счастлив рядом с тобой, - снова приобнимал ее Анджей со спины, скользя ладонью по стройной талии, но теперь не привлекая к себе Адель настойчиво, а лишь мягко, ненавязчиво приближаясь, желая растянуть эту близость с ней, чтобы хотя бы попробовать ей объяснить то, как сильно она заблуждается. - Разве я писал бы тебе письма, будь ты мне не мила, м?
Приходилось делать паузы для того, чтобы подобрать нужные слова - такие, которые в идеале не могли быть восприняты двусмысленно, поскольку женское желание выставить во всем виноватой именно себя всегда цеплялось за каждую подобную соломинку, и Анджей знал об этом.
- Я не могу ответить тебе взаимностью, Адель. Но не потому что ты этого не достойна, а потому что... - он пожал плечами, - я не способен на подобные чувства... Зато способен на похоть, - признался, сомневаясь в том, что поступает верно, но все-таки счел, что Адель стоит об этом знать. - Я не могу позволить испортить тебя даже самому себе. Ты слишком дорога мне. Понимаешь?

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 06 2017, 08:48
Адель Рэдэн

avatar
Репутация : 38
Очки : 51


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
15


Адель буквально чувствовала, как сейчас кровоточит рана, та обида, которую ей нанес этот разговор. Все это было лишь преувеличением, очередной красочной картинкой из книжки. Так писали поэты, пытаясь выразить ту гамму эмоций, что была заперта в груди. Для юной девушки впервые быть отвергнутой было сравнимо смерти, было похоже на самую настоящую смерть. И если бы не уроки ее няньки, то сейчас Адель могла бы разреветься, вызывая к себе жалость, но совсем не ту, которой жалел ее Анджей, когда она испугалась быстрой езды. А ту нехорошую, от которой самой становится тошно.
"-Придет время и ты узнаешь, увидишь то, что ранит тебя глубоко, но будет уже слишком поздно, - София нервно перебирала руками расшитый платок, украдкой вытирая слезы. Ее девочка так стремительно выросла, стала девушкой, которая только и делает, что грезит о достойной партии. Но, как часто это случается, выбирает для себя совсем не того человека, которого бы следовало. И ни за что не станет слушать уговоры старухи. - Как жаль, что именно в этот момент меня не окажется рядом, чтобы заступиться. Ты хрупкая, словно зеленая веточка яблони, такая же молодая, полная сил, но уязвимая к злым людям. Будь сильной. Будь той веткой, которая тянется ввысь, к самому солнцу."
Слова герцога разбивались о ледяную стену, которую она старалась выстроить сейчас вокруг себя. О подножье башни, в котором навеки будет заключена прекрасная принцесса, не способная любить. Но лед был хрупок и таял от слов Анджея, от его прикосновений, от его взгляда. Как же сильно она его любила! Не смотря ни на что любила. Окажись он монстром из страшной сказки, она все равно бы любила его так сильно, как только могла.
"Мужчины часто относятся к чувствам так, словно бы не способны их испытывать. Никто не может любить так сильно и пылко, как юное сердце. Тебе подавай красивые прогулки, легкие поцелуи и письма, которые ты строчишь без умолку. А ему об одном думается."
После той фразы Адель несколько дней не разговаривала с нянькой и оставалась в своей комнате, не спускаясь ни к ужину, ни к завтраку. Она не верила и не хотела верить в то, что Анджей такой, каким его описывает нянька. Перед глазами юной яблони всегда была любовь ее отца к ее матери. То, как о них вспоминали слуги, та же София, которая часто рассказывала Адель о том, как Рикард любил единственную женщину на свете.
"Моей матери повезло с таким человеком, как мой отец. Но это не значит, что мне тоже должно повезти."
Ее глаза оставались красными от слез, кончик носа порозовел отнюдь не от студеного ветра, а руки дрожали. Сейчас ей понадобилась вся ее выправка, все терпение с которым она вышивала картины для Анджея. То, чего не хватало многим женщинам, в Адель оказалось с избытком.
- Прошу Вас, Ваша Светлость, отвезите меня в замок. Отец будет волноваться, что мы так задержались на прогулке, - в ней не осталось сил продолжать этот разговор. Их едва хватит на то, чтобы сесть с Анджеем в одно седло, почувствовать, как крепко он ее обнимает, как мечты на краткие мгновения оживают. - Прошу Вас, - повторила она, опуская глаза вниз, скрывая на пушистых ресницах очередную слезу.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Апр 19 2017, 17:10
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
16


Как просто и легко жить собственными капризами и фантазиями - получать все, что придет в голову пожелать; уничтожать все, что придется не по нраву. Куда сложнее переступать через свои желания ради чужого благополучия, жертвовать собственными "хочу и могу".
Разве можно было доверить нежную душу Адель тем бесам, что жили в гнилых подвалах безумия герцога-самодура? "Можно!" - вопили бесы в нем громогласно. "Нельзя," - подсказывало сердце, слишком нежно любящее эту светлую, невинную девочку.
- Конечно, - ответил Анджей на повторившуюся просьбу Адель вернуться к отцу. - Давай вернемся, раз ты желаешь.
Возможно, стоило еще раз сказать ей о благих намерениях Анджея, но он не стал. Как не стал и принуждать ее побыть с ним дольше. Вероятно, ей нужно было время, чтобы подумать, побыть наедине со своими мыслями. Чтобы взрастить из любви ненависть - пусть так, пусть лучше она ненавидит Анджея, потому что это чувство окажется для нее спасительным, в то время как любовь вела прямиком к гибели.
Анджей вернулся к Ониксу, потянул его за поводья, повел за собой.
- Адель,  пойдем, - указал он жестом направление, в котором виднелась усыпанная желтой листвой тропа меж деревьями. - Вернемся пешком, раз Оникс пугает тебя. Напрямик здесь недалеко.
И они пошли вперед по извилистой, едва различимой под листьями тропе. Генрих неустанно следовал за ним, держась на отдалении. Анджей старался говорить непринужденно. Что-то рассказывал о беллонийской осени, о лебедях, живущих в этом парке - о всякой несущественной чепухе, чтобы отвлечь Адель от ее печали и унять ее слезы. Для того, чтобы спустя четверть часа Анджей вернул ее под надзор отца не плачущей. Конечно, нельзя было скрыть то, какой разбитой и огорченной она была. Не смотря на это Ан надеялся, что преданному вассалу барону Рэдэн хватит мудрости не осудить герцога Дарелла, а остаться благодарным за то, что Анджей не воспользовался чувствами Адель в утеху собственных - не всегда чистых - желаний.

~ Эпизод завершен ~

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Апр 27 2017, 13:09
Спонсируемый контент

 
17


Сообщение  
 
15.10.1253. В красках осени.
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL