ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 19.08.1253г. Сестра без брата — тело без души 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
1


Дата, время: 19 день месяца Созревания, вечер.
Место действия: Гостиница "Икающая Яшперица"
Участники: Корнелия Гриффин, Марвин Крафт
Предыстория/суть темы: Приехав в Аллантар на празднование королевской свадьбы, лорд Эбергер Гриффин с семейством остановился в гостинице "Икающая Яшперица". Однажды во время ужина Корнелии показалось, что она услышала знакомый голос, который девушка уже не слышала много лет. И принадлежал он... барду.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Ноя 21 2016, 22:34
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
2


Не так представляла себе визит в столицу леди Гриффин. Она ждала праздника, веселья, длиннющей очереди женихов, разумеется, красивых и влюбленных в нее. Пиров, танцев, различных увеселений, где она окажется в центре внимания, и женихи будут наперебой ловить ее взгляд, чтобы угадать ее малейшее желание и тут же его исполнить.
Но, увы.
Задержавшись в дороге несколько дольше, чем рассчитывал Эбергер, Гриффины едва успели в столицу к началу праздников. И оттого все мало-мальски приличные гостиницы оказались заняты. Пришлось довольствоваться комнатами в гостинице с не внушающим доверия названием "Икающая Яшперица", которые были явно не приспособлены для того, чтобы размещать столь высоких гостей. Комнатка, в которой поселилась Корнелия вместе с Хельгой, была такой маленькой, что в нее едва вместились сундуки с нарядами.
"Не беда, - жизнерадостно решила Корнелия, увидев это убожество, - все равно я тут буду только спать".
Но как же она ошибалась...
В день охоты ей пришлось сидеть в этой клетке, точно пойманному зайцу. Эбергер и Альбина были уверены, что девушке на охоте не место. Никакие доводы не повлияли на их решение.
Состязания лучников леди Гриффин ждала с нетерпением, но разочаровалась и в нем. Огромная толпа поначалу ей понравилась, но смысла состязания она так и не поняла. Несколько стрелков попали в мишени, а один попал еще и в деревяшку. За это ему дали стрелу - и все стали расходиться.
И никто не спешил к Корнелии с выражением великого страдания от неразделенной любви на прекрасном, одухотворенном лице.
Затем последовал еще один день взаперти, который сменился турниром. Корнелия вновь воспряла духом. Турнир... А что, если победителем окажется прекрасный рыцарь, который среди всех дам разглядит ее красоту и поднесет ей венец?
Но как жестоко поиздевалась над ней судьба и в этот раз!
До конца турнира Корнелии не дали добыть. Теодора ранили, и мать с отцом, забыв обо всем на свете, бросились к сыну. Его на носилках понесли в гостиницу, и Корнелии пришлось отправиться следом. Она, конечно, переживала за брата и жалела его, но как бы она ему помогла, находясь рядом? О, Корнелия готова была рыдать от отчаяния, покидая ристалище на самом интересном моменте! Вдруг девушку поджидала там ее Судьба?
Разумеется, Гриффины не отправились и на пир. Мать проводила у постели Теодора дни и ночи, а отец зачастил гостить у какого-то своего старинного приятеля. Но по возвращении непременно наведывался в комнату к сыну. Теодор быстро шел на поправку и все время порывался встать с кровати, отчаянно при этом ругаясь. Ему для чего-то тоже было важно попасть на королевский пир.
Словом, вышло так, что большую часть времени Корнелия провела в тесной гостиничной комнате, глядя с тоской в окно и изливая свои страдания на верную Хельгу.
На второй день после того, как ранили Теодора, Корнелия поняла, что если проведет еще хоть минуту в этих четырех стенах, то завоет по-волчьи.
А поскольку из зала отчетливо доносились звуки лютни и приятный мужской голос, распевавший баллады, она уговорила мать поужинать в общем зале.
Правда, ей пришлось ждать, пока Теодор, которого напоили каким-то отваром, уснет.
Оказавшись в набитом самыми разными людьми зале, Корнелия не столько ела, сколько вертела головой по сторонам, откровенно разглядывая пеструю публику. Прекрасного рыцаря, разумеется, здесь не было даже и тени. Зато наблюдать за теми, кто здесь был, оказалось очень увлекательно.
А еще здесь был бард. Он пел песню за песней, его пальцы, тонкие и изящные, ловко перебирали струны лютни, заставляя ее то смеяться, то плакать, а голос... он завораживал. Убаюкивал и уводил куда-то далеко, где не было трактиров и маленьких комнат, пьяного смеха, закопченного потолка, строгих и осуждающих взглядов матери... зато был Прекрасный и Благородный Рыцарь. И этот рыцарь совершал в ее честь столько подвигов, что уже давным-давно овеял себя громкой славой.
Корнелия непроизвольно улыбнулась, вспомнив сказки, которые когда-то на ходу сочинял ее сводный брат. В этих сказках она всегда была принцессой, и за ее руку сражались с драконами храбрые рыцари. Марвин, Марвин... Куда же ты пропал?..
- Марвииин! Про разбойника спой, новое! Парни еще не слышали! - заорал кто-то из дальнего угла зала. Корнелия вздрогнула, возвращаясь из царства грез в мир реальности.
Марвин? Совпадение?
Она быстро посмотрела на мать, но Альбина, казалось, ничего не заметила. Все ее мысли были сейчас у постели Теодора. И Хельга преспокойно ковырялась в своей тарелке, даже бровью не повела.
"Я схожу с ума? Откуда здесь быть Марвину? Но этот голос... как же он похож..."
Корнелия во все глаза уставилась на барда. Ее сердце бешено заколотилось.
"Пожалуйста, посмотри на меня... Если это ты, я тебя узнаю..."

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Ноя 21 2016, 23:21
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 235
Очки : 453


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
3


Глухая тоска в душе Марвина появилась, казалось, совершенно некстати. Это ведь самый лучший момент его жизни. Он вот уже целый день, как был женихом леди Эйнн. Неофициально, правда. Но какая разница, раз сам лорд Арден сказал ему, что отдает Марвину свою дочь?
Но почему так тоскливо? Откуда это непонятное чувство, поглощающее его с каждой минутой все больше и больше?
Марвину совсем не хотелось радоваться. Предстоящая женитьба была желанна только ему. Но не леди Эйнн.
"Не любит она меня... ну не любит. Как она посмотрит, когда узнает? Разве о таком муже она мечтала?"
Пальцы привычно перебирали струны, песня привычно лилась, веселая и беззаботная, и ей не было никакого дела до той мути, которая одолевала барда. Надо петь... Петь, чтобы не думать. Но не думать не получалось.
"Единственный выход для леди Эйнн - выйти за меня. Я это знаю, лорд Алистер это знает, но поймет ли она? И сумеет ли когда-нибудь простить меня?"
Пой, чтобы тебя Бездна забрала, пой, глупый бард! Твоего ли ума дело думать о том, что ты не можешь изменить?
И он пел. Одну за другой, пел свои песни. И толпа в зале была довольна.
Что он пел, Марвин почти не осознавал.Очнулся он только тогда, когда до него долетел чей-то пьяный голос,требовавший спеть песню о разбойнике. Вот дался им всем этот Мор!
Странный сюжет о главаре разбойников, который победил на состязании стрелков и унес из-под носа честных горожан заветную серебряную стрелу почему-то пользовался огромным успехом. Стоило сказать спасибо старым лесным знакомцам, которые нашли его в Аллантаре и щедро заплатили за то, чтобы он сложил эту балладу. Вранье ведь. Кто поверит, что разбойник набрался столько наглости и притащился на состязание стрелков? Да еще и выиграл главный приз? Мору, конечно, очень хотелось, чтобы его имя прославляли барды по всему Кэйранду. А Марвину-то какое дело до того, правда это или нет? Заплатили - сложил. И пел.
Странное состояние никак не проходило. Марвину казалось, после разговора с отцом Эйнн прошел не день, а вечность. А еще - будто все это случилось не с ним. Будто рассказали ему этот сюжет и попросили, вот как для Мора, сложить песню.
Марвин тряхнул головой, отгоняя наваждение. Этак он неизвестно, до чего додумается...
Бард посмотрел на собравшихся в зале. Вот кому хорошо - сидят себе, слушают его песни, пьют, и самая большая проблема у них - кому бы набить морду этим вечером.
Впрочем, сегодня среди посетителей трактира бард увидел трех леди, которые резко выделялись из общей толпы. Вокруг них с почтением увивался хозяин и слуги. Появление благородных среди посетителей трактира в Аллантаре не было новостью. Но эта троица привлекла внимание барда тем, что одна из леди смотрела на него в упор,даже тогда, когда он заметил ее взгляд и, в свою очередь, какое-то время разглядывал чересчур любопытствующую даму.
"Фахана мне в глотку, - подумал Марвин. - Ей так понравилось мое пение, что глаз отвести от меня не может? Или попросит сейчас исполнить балладу о рыцаре и его принцессе? Нудную и противную, но я буду петь, а пьянчуги - слушать, потому что она - леди... А так не хочется..."
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Ноя 22 2016, 21:51
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
4


Словно услышав ее просьбу, певец поднял голову. Блуждающий взгляд его скользил по трактиру, ни на ком особенно не останавливаясь. И вдруг глаза певца встретились с ее глазами. Корнелия замерла, разглядывая черты его лица и отчаянно желая узнать их. "Ты - Марвин. Но тот ли ты Марвин?"
Тринадцать лет... Она совсем девчонкой была, когда видела его в последний раз. Брат всегда казался ей взрослым, но все же, была огромная разница между тем беззаботным подростком и вот этим совсем взрослым мужчиной. И голос был очень похожим. Только у прежнего Марвина он весело звенел, а у этого был полон непонятной грусти. Даже когда бард пел хвастливую песню про разбойника, Корнелия услышала эту грусть.
Увидеть бы его поближе. Разглядеть. И посмотреть на руки. На левой кисти, у большого пальца, у Марвина был тонкий шрам. Корнелия помнила тот день, когда Марвин получил его. Тогда Теодор ради шутки отобрал у Корнелии котенка и залез с ним на дерево. Пристроил котенка на ветке, а сам слез. Корнелия умоляла брата снять отчаянно пищавшего котенка, но брат хохотал и говорил, что кошки умеют лазить по деревьям, и что котенку самое время этому поучиться. Потом Теодор потерял интерес к котенку и убежал, а Корнелия в слезах побежала за помощью и встретила Марвина. Сводный брат мигом решил ее проблему, залез на дерево и снял котенка. Во время спуска котенок вцепился в руку спасителя насмерть, и когда Марвин попытался его от себя оторвать, то один особо острый коготок пропахал в его руке здоровенную царапину. И Корнелия помнила слова кухарки, которая промывала Марвину эту царапину: "Заживет быстро, только след на всю жизнь останется".
Если у барда на руке будет та царапина, которая со временем, вероятно, стала совсем бледной, то никаких сомнений у Корнелии не будет!
- Матушка, как красиво поет этот бард! - заговорила леди Гриффин, восхищенно закатывая глаза. - Только из-за гвалта этих мужланов плохо слышно! А можно, когда мы закончим ужин, он споет наверху только для меня и Хельги?
- Как можно быть такой бессовестной? - прошипела леди Альбина, роняя в тарелку кусок хлеба. - Брат между жизнью и смертью, а она лишь о развлечениях думает!
- Но, матушка, не говорите так! Я переживаю за Теодора, правда, очень! А этот бард помог бы мне отвлечься от грустных мыслей. Ну пожалуйста! Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйстаааа...
Еще в детстве Корнелия поняла, что мать не выносит нытья. Хорошенько поныв, можно было выклянчить многие вещи, о которых вначале сказали твердое "нет". Не все, разумеется, но многие.
- Корнелия, ты уже взрослая девушка, и такое поведение просто...
- Ну ма-а-а-атушка... Ну разве я наврежу Теодору, если послушаю несколько баллад? Ну пожа-а-а...
- Две! - тотчас отреагировала леди Альбина. - Только больше не ной.
- Спасибо, матушка! - Корнелия в два счета расправилась с остывшим ужином и, как полагается почтительной и воспитанной дочери, поднялась из-за стола тотчас же, как только Альбина встала.
- Хельга, скажи, чтоб этого барда привели через пятнадцать минут в нашу комнату.
Взглянув еще раз на барда Марвина, Корнелия удалилась из зала следом за матерью.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Ноя 22 2016, 23:56
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 235
Очки : 453


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
5


Когда к барду подошел слуга и передал пожелание благородной леди, у Марвина возникло желание отправить его вместе с его госпожой и всеми прочими пасти фаханов в магнарские горы. Здесь, в таверне, его хотя бы не трогают. В этой толпе проще остаться наедине со своими мыслями. А в комнате благородной госпожи придется петь душещипательные романтические баллады. И наверняка отвечать на расспросы. И изображать великое счастье от того, что госпожа проявила к нему интерес. А если отказаться? Вот просто не пойти, и все. Силком ведь не поволокут...
Но тут слуга, которого удивило поведение барда, не метнувшегося радостно за дополнительным заработком, а продолжающего перебирать струны с отрешенным видом, решил его поторопить и ненавязчиво намекнул, что позвала Марвина не кто-нибудь, а дочка самого графа, и если бард заставит ее ждать, то она расстроится, а если леди расстроится по вине глупого барда, то ее слуги научат горлодера уважительно относиться к приказам их госпожи.
Можно было бы посопротивляться, конечно, но Марвину вдруг стало все равно. Спеть для графской дочки? Да легко. Зато потом можно будет уже не возвращаться в общий зал, а сразу уйти в свою каморку.
Войдя в комнату, Марвин, не обращая внимания на шустро юркнувшую мимо него в коридор какую-то служанку и не глядя на любительницу баллад, поклонился и снял с плеча лютню.
- Что желает услышать ваша милость? - спросил он равнодушно. - Балладу о герое, о разбойнике, о драконе? Или о несчастной любви храброго рыцаря и прекрасной принцессы?
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Ноя 23 2016, 20:02
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
6


Хельга задержалась всего на минуту, а Корнелии показалось, что подруги не было целую вечность. Леди Гриффин волновалась так сильно, что ей было необходимо присутствие Хельги - чтобы хоть как-то успокоиться.
Что ему сказать, если он окажется ее Марвином? Сразу же начать ругаться? Или потребовать объяснений? Или броситься на шею, заливаясь слезами счастья?
Корнелия не могла остановиться ни на одном варианте. Злость и радость странным образом смешались, и как ни уговаривала себя леди Гриффин подождать хотя бы прихода барда, чтоб была возможность рассмотреть поближе его левую руку, успокоиться она уже не могла.
Обрадоваться или обидеться?
Что-то подсказывало ей, что раз брат так легко оставил семью много лет назад, то на ее обиды ему будет плевать. А на нее? Неужели он все-все позабыл? И как постоянно выручал ее, и как играл с ней, и как рассказывал сказки? Неужели забыл и мать, и отца? Ну, пусть мать ему не родная, но отец...
И Хельга. Она ведь ему тоже сестра - запоздало вспомнила Корнелия. И тоже стала безразличной?
Еще немного - и Корнелия узнает ответы на свои вопросы.
Но она не хотела, чтобы Хельга присутствовала при этом. Если Марвин окажется чужим, то Хельгу всегда можно будет позвать, чтобы послушала, как он поет. А если тем самым, то Корнелия поговорит с ним сперва сама. И в зависимости от того, чем закончится разговор, решит, звать Хельгу или нет.
Поэтому, едва подруга вошла, Корнелия без лишних церемоний попросила ее оставить их с бардом наедине. Хельга привыкла потакать во всем своей подруге и госпоже, но на этот раз вдруг проявила строптивость и уходить никак не хотела. Только после заверений, что совсем ненадолго, что матушка занята Теодором и не заметит совершенно, если Корнелия проведет несколько минут наедине с бардом, Хельга согласилась посидеть немного на хозяйской кухне, пока подруга наговорится с певцом.
В пререканиях время прошло незаметно. Когда раздался стук в дверь, обе вздрогнули от неожиданности. Сердце Корнелии ушло в пятки. "Уже? Я же еще не придумала, что ему сказать!"
Бард вошел. Хельга скользнула мимо него и вышла, и теперь Корнелия даже жалела о том, что попросила ее уйти. У леди Гриффин сбилось дыхание от волнения, и она даже не сразу смогла ответить на вопрос.
- А ты сам бы что хотел спеть? - спросила она наконец.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Ноя 23 2016, 22:22
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 235
Очки : 453


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
7


"Ну вот. Началось. Что бы ты сам хотел... а как тебя зовут, а где ты бывал, что ты видал... Давайте залезем с ногами ко мне в душу, милая леди... Позвали петь - заказывайте песни. А если скучаете и маетесь от безделья, то вам не меня звать надо, а шута".
Ничего не мешало Марвину ответить так. И в его теперешнем состоянии он бы, наверное, так и сделал, если бы не остатки здравого смысла. Нельзя обижать дочку графа в непосредственной близости от слуг графа. Какое-то там по счету правило выживания для бардов.
К тому же, девица была явно не злой. Просто чуть глуповатой. Пересидела в девах, томилась в четырех стенах... Марвину стало бы ее жаль, не будь он до такой степени погружен сейчас в свои мысли.
- Хорошо, миледи...Слушайте.
Так и не дождавшись приглашения сесть, Марвин огляделся, увидел небольшой сундук, подошел и устроился на нем. Тихо вздохнула верная лютня, приготовившись петь.
- Эту балладу я сочинил недавно. Ее еще мало кто слышал. Называется "Дарри Мор и серебряная стрела".
Марвин запел. Он только что пел то же самое в таверне. Про Дарри Мора, выигравшего на состязании стрелков серебряную стрелу. Простенький слог, незатейливая рифма - так всегда бывает, когда сочиняешь на заказ, а не по вдохновению. Но леди должно понравиться.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Ноя 24 2016, 00:34
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
8


Спойлер:
 
"Он - не он? Он - не он?" - лихорадочная мысль, казалось, была сейчас единственной в ее внезапно разболевшейся голове. Корнелия слушала и не слышала. Ей не было никакого дела до разбойника из баллады и его глупой стрелы. Она вглядывалась в руки барда, но в комнате было недостаточно света, и его левая рука, державшая гриф лютни, находилась в тени.
Корнелия не выдержала, подошла поближе к барду и схватила его за руку, обрывая этим всю игру. Развернула к свету, всмотрелась пристально.
Тонкая бледная ниточка красовалась там, где леди Гриффин и ожидала ее увидеть. Девушка задрожала от нахлынувших чувств. Тут было все вместе: и радость, и обида, и удивление, и недоумение. Хотелось броситься к вновь обретенному брату на шею и одновременно надавать ему пощечин.
- Марвин! - воскликнула Корнелия, не выпуская его руки. - Так это в самом деле ты! Как это возможно? Ты...бард?!

Вот не надо было сюда идти, он как чувствовал. Странная леди повела себя так, как никто и никогда не вел себя с ним. На самой середине песни эта сумасбродка принялась хватать его за руки. Не понравилась тебе игра - так и скажи. Зачем руки распускать? А еще благородная...
- Леди... вы... зачем? - пробовал возразить Марвин, но леди рассматривала что-то на его левой руке. А затем назвала по имени. - Вы откуда меня знаете?
Марвину стало почти страшно. Он был уверен, что никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах они не могли пересекаться с этой девой, и все-таки, лицо ее показалось ему знакомым. Что за наваждение?
- Да, миледи. Я - Марвин, и я - бард, - подтвердил Марвин. Может, она помешанная? Тогда надо поскорее уходить.
- Может, мне лучше уйти, миледи? - осторожно спросил он.

Вместо ответа Корнелия провела пальцем по знакомому шраму.
- Кто бы мог подумать, что такой крошечный котенок может так сильно поцарапать, - проговорила она как бы про себя. Затем посмотрела на брата.
- Нет, Марвин, я не знаю тебя. Я думала когда-то, что знаю, но оказалось - нет. Я думала, ты брат мне... хоть и сводный. Я думала, что что-то значу для тебя. А ты исчез. Взял и исчез. Мы думали даже какое-то время, что ты мертв. А потом тебя увидели в Дайрене. И мы поняли, что ты сбежал. Просто взял и сбежал...
Обида оказалась сильнее прочих чувств.
- Как ты мог?! Как?! Разве мать и отец обижали тебя? Да, Теодор порой бывал невыносим. Но он и надо мной постоянно подшучивает! И дразнится! И что, мне тоже надо было убежать?
Она не собиралась ни ругать Марвина, ни, тем более, плакать. А вышло все иначе. Нахлынули непрошенные воспоминания о долгих днях напрасного ожидания. Вспомнилось, как она бросалась к каждому, кто приезжал в замок, с расспросами о Марвине. И как постепенно гасла ее надежда вновь его увидеть.
И Корнелия вдруг почувствовала себя снова маленькой девочкой, которая переживала первое серьезное горе в своей жизни. Ощущение было настолько мучительным, что слезы сами собой потекли из глаз. Корнелия отшвырнула руку брата и отвернулась.
- Не надо было мне тебя сюда звать... Иди... пой свои глупые песни перед этими уродами... ты ведь ради этого сбежал от нас... от меня... - всхлипывая и вытирая проклятые слезы, проговорила она.

Слов про котенка Марвин попросту не услышал. Зато слово "брат" будто сняло пелену с его глаз. Расширившимися от удивления глазами бард взирал на "госпожу графскую дочку". Неужели это - Корнелия? Та самая маленькая девочка, которую ему так нравилось защищать от нападок Теодора? Что с ней случилось? Почему она такая взрослая? Сколько же прошло лет?
Марвин ошалело смотрел на сестру и слушал ее обвинения. Он мог бы объяснить ей, почему ушел... но этот разговор не ко времени.
Бежать бы отсюда, да поскорее.
Но Марвин не мог. Что-то творилось с ним странное. Вид плачущей Корнелии, пусть ее слезы и были злыми, а не горькими, вызвал в нем желание ее успокоить.
Прямо как в детстве. Когда у маленькой графской дочки в сложные минуты ее жизни рядом не было никого, кроме Марвина. Вот ведь странно. Стала такая большая, а плачет точно так же, как в детстве.
Марвин отложил лютню, поднялся и обнял сестру. Погладил ее по голове, успокаивая.
- Ну, не плачь. Ну хочешь, стукни меня. Только не лютней. Она у меня одна.

Корнелия невольно улыбнулась сквозь слезы. Ей уже стало неловко за свою внезапную вспышку. Она подняла голову и посмотрела на вновь обретенного брата.
- А надо бы было сломать эту твою проклятую лютню. Ради Дюжины, скажи, почему ты ушел от нас?

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Ноя 24 2016, 01:59
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 235
Очки : 453


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
9


Спойлер:
 
Вместо ответа Марвин вздохнул и слегка улыбнулся. Почему ушел? Она не поймет. Ишь, набросилась с вопросами, обвинениями. Марвин даже растерялся. Он помнил маленькую добрую принцессу, которая целыми днями была занята какими-то своими девчачьими делами, и только изредка попадалась ему во дворе или в коридоре. Он и понятия не имел о том, что был так дорог этой девочке. Хотя, какая она девочка? Уже совсем взрослая девушка.
Вот так. Теперь у него есть сестра, а скоро будет и жена. Конец, получается, вольной жизни?
"Хельга, а она-то где?" - тут же подумалось Марвину. Вот с Хельгой у них было намного больше общего, чем с Корнелией. Неужели не привезли ее с собой, оставили в Ринвейле?
Марвин мягко отстранился от сестры, взял ее руки в свои и виновато заглянул в глаза.
- Так надо было, Корнелия. Извини. Ринвейл никогда не был моим домом. Не злись, другого объяснения дать не могу. Лучше скажи мне, где Хельга?

"Так надо было? Как это понимать? А ей - переживай? А он попросту сбежал, чтобы развлекаться в свое удовольствие?" - Корнелии хотелось поколотить брата, но остановила ее мысль о том, что Марвин может снова исчезнуть.
"Еще и Хельга ему понадобилась. Успеется".
- Хельга пока что занята. Она скоро придет. Ты расскажи, как живешь... без нас...
"Не мучает ли тебя совесть, не собираешься ли вернуться? А главное, что теперь будешь делать? Снова пропадешь?" - эти вопросы Корнелия проглотила.

Вот это вопрос... главное, как вовремя. Марвин никак не мог решить, рассказывать сестре о своей скорой свадьбе, или не стоит... Лорд Алистер просил никому не говорить. Но сестра - это не просто кто-то. Она - родная кровь. Наполовину.
- Так и живу. Хожу, сочиняю, пою баллады, рассказываю истории, - Марвин решил все же промолчать о свадьбе. Никому - так никому. - А ты? Ведь не просто так выбралась в столицу из гнезда? Тебя выдают замуж?
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 26 2016, 15:57
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
10


Спойлер:
 
- Что же, у тебя и дома своего нет? - удивилась Корнелия. - Получается, ты - обыкновенный бродяга? Сын графа Гриффина? Бродячий менестрель? Но... Это же позор!

Марвин нахмурился. Разговоров в таком русле он никогда и ни с кем не вел. Потому что терпеть их не мог.
- Никто не знает, чей я сын. К тому же, я - не Гриффин, а Крафт. Так что, никакого позора, - бард выпустил руки сестры. Его взгляд потух и стал невыразительным. - Где Хельга, Корнелия? Я хочу повидаться с ней, потому что мне скоро нужно будет уйти.

Уйти? Но он не может просто так взять и уйти! И что означают эти странные слова: "Не Гриффин, а Крафт"?
- А... так вот ты почему сбежал! Вот почему стал менестрелем! Ты мстишь отцу! За то, что он не признал тебя! - догадалась Корнелия. - И тебе наплевать и на Хельгу, и на меня! Главное, что все, кто узнает тебя, сможет сказать: "Смотрите, это же сын Эбергера Гриффина! Какой стыд!"
Так-то ты отблагодарил отца за то, что он взял тебя из деревни! Тебя же растили, как лорда! А ты... бардом... И тебе не противно, что любой мужлан может тобой командовать? Что тебя можно купить, как это сделала сегодня я? Ну, скажи? Неужели тебя не мучает стыд, когда ты поешь на потеху пьяной толпе?

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 26 2016, 17:20
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 235
Очки : 453


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
11


Марвин отшатнулся от разъярившейся не на шутку Корнелии. И это - та самая Корнелия, добрейшее существо, которое боготворили все в замке Ринвейл? Что общего было у нее с этой злой леди, швыряющей ему в лицо свои надуманные обвинения? Несколько слов попали-таки в цель. Унижение...он старался не думать об этом. Но не думать и не испытывать - разные вещи. Купить тебя... как я купила...
Он не позволял себе думать об этом. Но разве не эта мысль преследовала его с той самой минуты, как он вышел от лорда Ардена с настойчивостью и неотвратимостью? Его покупали. Брали на роль мужа для той, кого он любил. Можно сказать, брали прямо с улицы, без гроша за душой. Став супругом леди Эйнн, он утратит возможность самому зарабатывать себе на жизнь и превратится в ее нахлебника...
И не имеет никакого значения, что он станет жить в замке, носить богатую одежду и зваться лордом. Он станет фактически нищим.
Вот, оказывается, какая муть копилась в его душе. Слова Корнелии расковыряли эту язву. Марвин потемнел, в глазах не осталось никакого тепла.
- Не смею больше отнимать время у благородной госпожи, - он преувеличенно-почтительно поклонился,поднял свою лютню и шагнул к двери.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 26 2016, 21:43
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
12


Корнелия наблюдала за выражением лица Марвина, и ей становилось страшно. Таким она его не помнила. Не юноша, а мужчина. Строгий, что-то для себя решивший... незнакомый и отстранившийся.
Его надо было бы остановить, но Корнелию захватила обида. Вместо того, чтобы оправдываться, просить прощения и уверять, что больше никогда не покинет ее, Марвин решил уйти. Снова уйти.
- И уходи! Уходи! - выкрикнула Корнелия. - И забудь, что у тебя когда-то была сестра! Иди к своему сброду! Весели толпу, шут проклятый! Лучше бы я тебя вообще не видела!
Она понимала, что ее слова не достигают цели, что Марвин теперь чужой. И заплакала - от бессилия. А когда поняла, что выдала таким образом свое отчаяние - зарыдала еще сильнее, уже от стыда. Закрыв лицо руками, Корнелия упала на кровать и зарылась лицом в подушку. Терять только что обретенного брата оказалось очень тяжело. Мир был неоправданно враждебным к дочери графа Гриффина. Ну чем она заслужила такое отношение? За что боги так сурово ее испытывают?
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 26 2016, 22:31
Марвин
Странствующий бард
avatar
Репутация : 235
Очки : 453


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
13


Уже взявшись за ручку двери, Марвин понял, что сейчас уйти не может. Плач Корнелии будет потом долго стоять в его ушах. Еще несколько дней назад Марвин, скорее всего, ушел бы и не думал ни о чем. Но за эти дни он очень изменился. Марвин перестал быть собой. Свобода, которую он так любил прежде, теперь исчезла. Новый Марвин был связан по рукам и ногам цепями, название которым было - ответственность.
И теперь он отчетливо ощущал эту ответственность - перед сестрой, которую не видел больше десяти лет. Вот она плачет, и он должен ее успокоить. Почему должен? Если бы он знал...
Вздохнув, Марвин подошел к плачущей Корнелии, присел рядом и осторожно погладил ее по голове.
- Хватит, не плачь. Успокойся. Мне правда пора идти. Но я больше не пропаду, обещаю тебе. Я остановился здесь же, в "Яшперице", и ты всегда можешь послать за мной, если хочешь... пока вы будете в столице.
Ее обида Марвину казалась непонятной. Но в далеком детстве он всегда старался утешать Корнелию в те редкие моменты, когда она была расстроена. Потому что казалось неправильным, что она, такая милая и светлая девочка, из-за чего-то плачет.
А сейчас Корнелия плакала из-за него.
И вот как тут уйдешь?
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Ноя 27 2016, 14:36
Корнелия Гриффин
Птенец Грифона
avatar
Репутация : 188
Очки : 320


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
14


Спойлер:
 
Корнелия уже не плакала, но упрямо не поворачивалась к Марвину. Как же он изменился за эти годы, что даже ее слезы на него больше не действуют? Идти ему пора. Как он может хотеть куда-то идти? Они ведь едва встретились! И куда пойдет? Снова в нижний зал? Снова будет распевать эти свои глупые песни? Вместо того, чтобы остаться с сестрой и расспросить, как она жила все это время?
- Раз надо - иди, - угрюмо отозвалась в подушку Корнелия. Если хватит совести, пусть уходит. Если ему все равно, то и ей все равно. А если что-то осталось в нем от прежнего Марвина, то он будет сейчас ее успокаивать и оправдываться.
Его рука, гладившая ее волосы, куда-то пропала, а потом Корнелия услышала аккуратный стук закрывшейся двери.
Что? В самом деле ушел?!
Корнелия рывком поднялась на постели. Так и есть - в комнате она была одна. Схватив с досадой подушку, девушка швырнула ее в сторону двери. Подушка не долетела и шлепнулась на пол, прямо у ног вошедшей Альбины.
- Что происходит, Корнелия? - удивилась мать. - Тебе настолько не понравилось пение барда, что ты теперь громишь свою комнату?
- Бард тут ни при чем! - поспешно выпалила Корнелия. Ей почему-то не хотелось, чтобы кто-нибудь, кроме нее, знал о том, что Марвин нашелся и что он совсем близко. - Просто эта подушка отвратительная! Она неудобная и жесткая!
Альбина слегка нахмурилась.
- Корнелия, ты давно уже не ребенок. Пора вести себя соответственно. Если тебя не устраивает подушка, просто прикажи ее поменять. Я пришла поговорить с тобой, как с разумной, взрослой девушкой, а вижу глупого, избалованного ребенка.
У Корнелии отчего-то мгновенно пересохло во рту и заколотилось сердце. "Поговорить" из уст матери могло означать только одно: ей нашли жениха.
- О чем поговорить, мама? - стараясь казаться спокойной, спросила Корнелия. Альбина добродушно усмехнулась, подошла к Корнелии и села рядом с ней на кровать.
- Для тебя ведь не секрет, почему мы взяли тебя в Аллантар, - торжественно начала Альбина. - Такой взрослой девушке, как ты, давно уже пора выйти замуж. Сидя в Ринвейле, хорошего мужа не найти. А у отца остались кое-какие связи в столице. Он надеялся тебя кое с кем познакомить, но сама понимаешь, Теодор... мы не смогли попасть на королевский пир. Но отец заботится о твоем будущем. Знаешь, где он сегодня был? У герцога Магнара. Они давние знакомые. Герцог был женат, но теперь вдовец. И совсем не против жениться снова.
Альбина замолчала и выжидающе уставилась на дочь.
- Герцог... Магнара? Тот самый? Старое чудовище, которое убивает собственных жен? - воскликнула, не веря своим ушам, Корнелия. - Мама, вы лучше сразу сбросили бы меня с северной башни Ринвейла! Про него ходит столько зловещих слухов, а вы хотите отдать меня ему?! Да я лучше стану дестой! Да лучше я...
- Довольно нести чушь! - прикрикнула на дочь Альбина. - Никакое он не чудовище, нечего слушать сплетни черни! Он очень достойный человек, к тому же, герцог! Где мы еще найдем тебе такого мужа? Не будь неблагодарной, Корнелия! Ты выйдешь за герцога, это решение отца!
- Нет! Я не хочу, чтобы он меня тоже убил! Мама, пожалуйста! Скажи отцу, что я не пойду за герцога! Так нельзя! Он же старый!
Альбина снисходительно улыбнулась.
- Так всегда бывает, дочка. Все невесты перед свадьбой волнуются. Это нормально. Сегодня можешь поплакать, но с завтрашнего дня я хочу видеть у тебя только улыбающееся и счастливое лицо.
И мать вышла, оставив Корнелию в полном отчаянии.
О герцоге Магнара ходило много разных слухов. Его обвиняли в смерти пяти или шести жен. В его замке и в прилегающих деревнях была очень большая смертность. А еще говорили, что за малейшую провинность герцог наказывал собственноручно. И что получал от этого непонятное, ужасное, пугающее удовольствие.
Что в спальне у него висела плетка, сделанная из человеческой кожи.
Что на ужин он непременно выпивал стакан крови ребенка или девственницы.
Что головы своих врагов герцог хранил в особой комнате, и часто наведывался туда и разговаривал с ними. И что головы... отвечали.
И теперь она должна была стать его женой?
Корнелия достаточно хорошо знала своих родителей, чтобы понимать: это решение ноем, плачем или голодовкой отменить невозможно. Тем более, Эбергер наверняка уже дал слово этому герцогу. Но становиться женой старого чудовища только потому, что родителям нет до нее никакого дела?
"Я не буду плакать. Я обязательно что-нибудь придумаю... - уговаривала себя Корнелия, - Какой смысл плакать, когда никто не видит? Надо думать..."
Но в голову ничего толкового не приходило. Сбежать? На первое время хватит драгоценностей, которые она, к примеру, утащит у матери, а что потом?
Марвин? Броситься искать у него защиты? Да он сам бездомный, как он сможет еще и Корнелию содержать? Да и захочет ли...
Можно было, конечно, выброситься из окна, предварительно рассказав всем, какие они злые и жестокие, что довели ее, невинную жертву, до такого шага, но этот выход Корнелии не нравился. Жить очень хотелось, но не со старым уродом, а с молодым и красивым.
Но теперь все ее романтические мечты были разбиты.
"Старая развалина, тебе не о невесте надо думать, а о милосердии богов!" - Корнелия поднялась с постели и в сердцах пнула все еще валяющуюся на полу подушку.
"Вот бы ты умер... от старости. Мне не пришлось бы тогда выходить за тебя и переживать все эти ужасы..." - мысленно обратилась девушка к престарелому жениху. Но надежд на смерть герцога не было никаких. Они были одного возраста с отцом, а отец Корнелии был еще крепким и сильным.
Значит, герцогу нужно помочь. Но как? Сама Корнелия ни за что не сумела бы даже цыпленку голову свернуть, не то что причинить вред человеку. Подсыпать яд? А где взять яд? И как сделать так, чтоб на нее не подумали?
Нужна случайность. Роковая. Сорвался в пропасть. Свалился на голову камень. Но кто, кроме богов, властен над такими случайностями?
Нет-нет, ей нужна твердая уверенность в том, что герцог умрет. И чтобы она была ни при чем.
Корнелия мучилась, но придумать так ничего и не смогла. Тогда она забралась в кровать, притянула оставшуюся подушку к себе, обхватив ее обеими руками, да так и уснула, хватаясь за подушку, как за единственный шанс к спасению.
Когда Корнелия открыла глаза, наступило утро. Ее очень удивило, что Хельга все еще спит. Затем девушка с еще большим удивлением обнаружила, что ее никто не переодел ко сну, и что она так и проспала одетой всю ночь. И только потом вспомнила о своей беде.
Но сегодня, когда лучи солнца радостно освещали гостиничную комнату, вчерашние кошмары, казалось, куда-то отступили. Главное, принять правильное решение. А она его приняла. Свадьбы не будет. Она еще пока не знает, как это сделает, но герцога вскоре тоже не будет. И тогда Корнелия выйдет замуж за молодого и прекрасного рыцаря, как всегда мечтала.
Напевая себе под нос мотив песенки, которую пел вчера Марвин, Корнелия попыталась расплести волосы, но у нее плохо получалось.
- Ля-ля-ля...в магнарских горах... ля-ля-ля... внушал всем страх... что-то там про тетиву... ля-ля-ля... забрал стрелу... - все громче и громче распевала она, дергая ленточку в волосах и краем глаза наблюдая, как Хельга бессовестно спит, когда ее госпоже нужна помощь.
И тут Корнелию осенило.
Марвин ведь пел про настоящего разбойника! Стало быть, он его отлично знал! Ведь Магнарский разбойник в балладе Марвина получил стрелу на аллантарском состязании стрелков! Которое совсем недавно было! Магнарский разбойник убьет Магнарского герцога. При чем же тут Корнелия?
А за убийство Корнелия щедро заплатит. Отдаст все, что у нее есть.
Только бы Марвин согласился отвести ее к разбойнику!


------- Эпизод завершен -------
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Ноя 27 2016, 22:24
Спонсируемый контент

 
15


Сообщение  
 
19.08.1253г. Сестра без брата — тело без души
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL