ФорумМир Кэйранда. МатчастьСобытияКарта мираКалендарьГалереяПоискПользователиГруппыРегистрацияВходPR-вход

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен
 

 18.08.1253. "Творить искусство, может лишь избранник, любить искусство — всякий человек." 

Предыдущая тема  Следующая тема  Перейти вниз 
Автор Сообщение
Эгина Вестморская
Королева Кэйранда
avatar
Репутация : 37
Очки : 92


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
1


Дата, время: 18.08.1253. Вечер.
Место действия: Аллантар. Арена Искусств и окрестности.
Участники: все желающие.

Предыстория/суть темы: из всех городов и весей Кэйранда в столицу на свой собственный турнир собрались артисты: известные барды, менестрели и музыканты, а также те, кто делает в творчестве лишь первые шаги. Кому же из них доведется в полной мере узнать вкус славы и насладиться успехом?
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 05 2016, 04:28
Эгина Вестморская
Королева Кэйранда
avatar
Репутация : 37
Очки : 92


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
2


Беренгар покинул ее покои перед самым рассветом. И, хотя взяла с него клятвенное обещание немного поспать, Эгина догадывалась, что исполнять его король не станет. Свадьба-свадьбой, но никто не отменял для монарха его долга и государственных дел, даже если всю предыдущую ночь до этого он… не спал. По какой-нибудь причине.
Собственно, о том, что долг и  государственные дела есть и у нее, новоиспеченной королеве также напомнили довольно быстро.  После ухода Его Величества она, конечно, заснула далеко не сразу, да и кто бы на ее месте смог? Несмотря на то, что сил не осталось вовсе. Никогда не ведавшая муторной усталости после продолжительных и напряженных умственных занятий, или свинцовой тяжести во всех членах – от тяжелой физической нагрузки, разве что немного прежде утомлявшаяся после буйных игр в отеческом замке, она удивлялась этому новому для себя состоянию. Но была совсем не прочь испытать вновь то, что к нему приводит… Так или иначе, через какое-то время она, наконец, уснула. На пару часов. А потом в королевскую опочивальню вновь в полном составе явились фрейлины. И неизбежный, долгий процесс утренних сборов начался заново. Причем,  в добавок ко всему, сонная и мечтающая теперь  лишь о том, чтобы вновь оказаться в своей постели Эгина, то и дело ловила на себе любопытные взгляды девушек и периодически замечала многозначительные улыбки и перемигивания. Но отныне это было уже почти все равно. Спокойное и естественное  отношение Беренгара к тому, что их теперь навеки связало, к физической стороне их супружества, совершенно лишило ощущения ложного стыда и саму юную королеву, быстро приучая ее к пониманию, что отныне вся ее жизнь – в том числе и глубоко приватные ее стороны – будут известны не только ей. И даже не только ее мужу. Так что ничего уж тут не поделать, надо просто принять как факт и быть выше. Впрочем, избавиться от смущения оказалось не так трудно, будучи теперь совершенно уверенной в его безоговорочном обожании, которое надежно укутывало и спасало Эгину от всего, что могло показаться ей неприятным. Но так как чувство это было пока совсем еще новым, оно требовало дополнительной подпитки. И потому более всего Эгина теперь хотела как можно скорее увидеть Его Величество. Вновь ощутить его близость… ну хотя бы в дозволенном рамками общепринятых приличий виде. Но увидеться впервые им удалось только после завтрака, где король не присутствовал, а были вновь только ее фрейлины. И еще какие-то знатные дамы Кэйранда, имена которых ей, конечно, называли, которые говорили ей приятные слова и поздравления, которым что-то вежливо отвечала сама Эгина… но которых она будто бы и не видела, все время прислушиваясь, не раздадутся ли  уже знакомые шаги. Не послышится ли уже привычный голос… Хотя ей и сказали уже, что Беренгар в это же самое время принимает в другой части замка верительные грамоты от свежеприбывших в Аллантар зарубежных послов…
Впервые в этот день они увиделись лишь во время церемонии принесения  кэрскими дворянами  присяги своей новой королеве… и что же это было за мучение! Не только потому, что казалось бесконечно скучно с царственным видом слушать много раз подряд  слова одной и той же, стандартной для всех, клятвы, отвечая также одними и теми же стандартными словами. Но куда сильнее из-за того, что он был совсем рядом – стоял буквально на расстоянии вытянутой руки! Но при этом им невозможно было перекинуться даже парой слов! Лишь их взгляды… о, эти острые и короткие, незаметные для окружающих взгляды. Если бы не они – как бы Эгина смогла пережить всю эту тоску?! А так… изображая на лице вежливую заинтересованность, она с трудом удерживала улыбку. Знали бы все эти достопочтенные господа, о чем именно она сейчас вспоминает!
После очередного торжественного обеда, на сей раз Беренгар уже был с ней, и иногда, встречаясь  под столом, их руки ненадолго переплетались пальцами – в то время, как на лицах, разумеется, были все те же, официальные улыбки, от которых уже потихонечку начинало сводить щеки, ожидалось главное мероприятие сегодняшнего дня торжеств. Большое состязание бардов и менестрелей, которые были заранее приглашены в Аллантар из всех городов и весей Кэйранда, чтобы явить свое искусство миру и самой изысканному обществу королевства.
В отличие правил и традиций рыцарских турниров, в этой области Эгина разбиралась куда лучше. Музыку она знала и любила с детства, самую разную: еще дома, в замке Роу, родители ежегодно устраивали нечто подобное, так как матушка всю жизнь покровительствовала артистам и музыкантам. Разумеется, не в таких масштабах, какой ожидался сегодня в столице. Где на обширных и высоких, мощеных камнем террасах, построенных  прямо перед океаном  для подобных мероприятий, и называемых Ареной Искусств, в очередной раз раскинулись яркие шатры, возвысились богато украшенные трибуны  и затрепетали на свежем ветру разноцветные флаги. А также собрались целые толпы народа, чтобы посмотреть на лучших из лучших.  И после  выбрать из них самого интересного, самого талантливого. Судьями предстояло стать также самым известным, впрочем, не столько знатокам искусств, сколько просто представителям самых известных в столице аристократических семейств. Которые, разумеется, тоже были здесь в полном сборе. И чтобы они могли выразить свое мнение, каждому из будущих арбитров еще на входе в трибуны перед главной сценой состязания, выдавали мешочки, наполненные тессерами – маленькими деревяшками различных форм и расцветок, каждый из которых символизировал одного, отдельного артиста. А кому и какой из них достался – также определили заранее, путем жеребьевки. Так что после каждого выступления  любой из арбитров в праве проголосовать – опустив свой тессер в специальную вазу. Или не опустив – если выступление пришлось не по  вкусу. А после, по завершении состязания, все деревяшки тщательно пересчитают – так победителя и выявят.
Все это по дороге на Арену Искусств объяснил Эгине достопочтенный Манфред Гаррет. Самый известный в Аллантаре сочинитель, чьи канцоны  и баллады распевали чуть ли не в каждом доме столицы, и чьи мелодии неизменно звучали на балах, имея у танцоров большой успех. Ему была назначена нынче роль Главного Арбитра, который и подсчитает полученные каждым из исполнителей тессеры. Самой же Эгине в этот вечер, слава Двенадцати, никому и ничего вручать было не нужно. На этом празднике они с Его Величеством были лишь гости, хоть и самые почетные. А потому, рассчитывая, что наконец-то сможет хотя бы какое-то время просто побыть рядом с супругом, пусть даже и вокруг них будет целая туча народу, Эгина была совершенно счастлива. Только бы, о, Дюжина, все эти барды и менестрели оказались  достаточно талантливы, чтобы отвлечь на себя от них с Беренгаром всеобщее внимание…
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 05 2016, 04:36
Яриджи
Певчая птичка
avatar
Репутация : 22
Очки : 26


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
3


Ярина всегда спала, как убитая. Иногда она так выматывалась за день, что вечером падала лицом вниз на кровать, тут же крепко засыпала и снимать с нее одежду приходилось сестре, с которой они эту кровать делили. Ежеутреннее пробуждение тоже было самой настоящей пыткой и головной болью родителей.
- Уже утро, поднимайтесь, - матушка семейства Эмма Адджи поочередно стаскивала со своих спящих детей одеяла и похлопывала их, пробуждая.
В комнате они ютились вчетвером. Яра и младшенькая Ева спали на одной кровати, Том и Микки на другой - побольше.
- Томми, разбуди брата, - матушка похлопала его по попе и подошла к девочкам. - Яра, вставай! Сегодня день состязания бардов, ты помнишь?
Яриджи что-то невнятно пробубнила сквозь сон и нахмурилась, когда матушка стащила с нее одеяло.
- Ева, разбуди сестру. Она просила разбудить ее пораньше.
Эмма вышла из комнаты, но она, как обычно, вернется в нее спустя какое-то время, чтобы проверить, встали ли дети.
Ева недовольно промычала и пихнула Яру пяткой. Реакции не последовало ровно никакой.
- Ярик, вставай! - Том уже поднялся, лохматый и заспанный. - День турнира бардов! Ты ждала его полгода.
Из уголка губ Яриджи прямо на подушку текла густая слюна. Волосы были всклочены и разбросаны по подушке.
- Тур... бар.. бр... - пробормотала Яра, снова получая пяткой в бок. Облизнулась сквозь сон и почавкала. - Мгм...
- Яра! Едрить тебя копать! - Сестра, разозлившись на вечную соню, принялась пинать ее сильнее.
- Ева, не ругайся.
- Сходи в задницу, Том! - в этой семье утро не бывает добрым.
Ева села на кровати, схватила за угол свою подушку и со всего размаха врезала ею Ярине по лицу. Яра вскрикнула, распахнула глаза, резко села на кровати. Волосы торчали во все стороны, глаза таращились на всех вокруг.
- Святые небеса!! - воскликнула она. - День состязания бардов! Уи-и-и!!! - и завизжала так, что было слышно в соседних комнатах.
- Боги, зачем я родилась, - Ева закрыла уши ладонями, упала обратно на кровать.
- Что вы меня раньше не разбудили-то?! - с осуждением воскликнула Яра и вскочила с кровати, принимаясь наспех одеваться. - Солнце так высоко!
Она вытерла слюну с лица тыльной стороной ладони, пригладила наспех взлохмаченные волосы. Прыгая на одной ноге, натянула на ноги одну за другой кожаные лодочки.
- Микки, вставай! - взвизгнула Яра спящему брату, кинулась на него, села сверху, схватила его за плечи и как давай трясти и прыгать на нем. - Встава-а-а-а-ай! День состязания! Вставай!
- Да никуда я не пойду... - он слабо отбивался от сестры руками.
- Я тебе дам, не пойду! Я тебе не пойду! - она хлопала его ладонями по щекам. - Вы все туда пойдете! А знаете, почему?
- О, Дюжина, начало-о-ось! - страдальчески простонала Ева и накрыла голову подушкой.
- Потому что я!.. - Яра вскочила на ноги, стоя на кровати.
- Остановите ее кто-нибудь... - приглушенный голос Евы из-под подушки.
Яра поставила одну ногу на спинку кровати, ударила себя в грудь кулачком и победоносно вскинула подбородок.
- Собираюсь победить!
В это мгновение дверь их спальни распахнулась и в комнату вновь вошла Эмма, чтобы проверить, все ли проснулись.
- Конечно, милая, ты победишь. Но для начала сходишь за хлебом...
- Мама! - взвизгнул Яриджи, спрыгнула с кровати на пол и тут же повисла у матери на шее.
- О, боги, что случилось?
- День состязания бардов! - счастливо взвизгнула Яра, зацеловывая свою матушку.
- Этот день настал, - в своей хмурой манере пробубнила из-под подушки Ева.
- Ах, ну, конечно же, - Эмма погладила Яру по спине.
- Я люблю тебя! - призналась Яриджи, светясь от счастья.
- И я люблю тебя, милая.
Яра отпустила матушку из объятий и вприпрыжку выбежала из комнаты.
- Пойдешь за цветами - травы кроликам набери, - вдогонку ей сказала мама.
- Хорошо! - ответила Яра, прыжками спускаясь с лестницы вниз, на первый этаж.
- Большую корзину возьми. Ту, что с лямками! Ярина! Слышишь?
- Слышу-у! - донеслось уже издалека и послышался веселый птичий свист.
Ева откинула в сторону подушку с лица, посмотрела в потолок и обреченно произнесла:
- Я ненавижу ее.
- Не говори глупостей! - Эмма махнула на младшенькую рукой и вместе со своими сыновьями легко рассмеялась.

Сейчас, когда город был полон приезжих, работы в трактире было очень много. Каждое утро Яриджи собирала цветы на полях, часть из них продавала, частью украшала зал таверны, а часть отдавала булочнику в обмен на три буханки свежего хлеба, которых хватало для завтрака семьи Адджи и утренних посетителей таверны. Но сейчас было так много клиентов, что булочнику приходилось доплачивать и брать втрое больше хлеба, чем обычно.
Все утро и день прошли в заботах и работе. И только ближе к вечеру, когда следовало начинать сборы на состязание певцов и бардов, Эмма закрылась с девочками в их спальне и прогнала мальчишек.
- Это женские секреты, - сказала она им, закрывая дверь. - Ярина, девочка моя. Какое платье ты выбираешь? Это, бордовое, или это, зеленое?
- Не-е-ет, они оба ужасны! - Яра едва не плакала, смотря на эти тряпки.
На самом деле платья были красивы. Оба. С пышными юбками, серебряной вышивкой и рюшами. Это было богатство семьи Адджи и надевались эти платья только по большим праздникам. Но Яриджи чувствовала себя в них наряженной куклой. Они были неудобными, жесткими и тяжелыми.
- Значит зеленое, - решила на нее Эмма. - Не думай, что я позволю тебе петь перед королевой в обносках.
Яра нахмурилась, но послушно опустила голову - матушка была права.
- Ева, возьми гребень, расчеши сестре волосы, - Эмма дала младшенькой гребень для волос.
- Это невозможно.
- Не спорь.
Ева принялась расчесывать постоянно ойкающую и говорящую, что ей больно, Яру.
- Терпи, - повторяла Эмма, сама занимаясь подготовкой платья и между делом напоминала. - К королю и королеве, Ярина, надо обращаться "выше величество". К принцам и принцессам "ваше высочество". Не перепутай. Перед всеми нужно кланяться, всегда. Герцоги и графы - "ваша светлость".
Яра хмуро слушала наставления, морщилась от боли от гребня и тяжело вздыхала.
- Ну вот, кажется, все, - Эмма закончила работать с платьем, Ева как раз расправилась с лохматыми космами сестры, причесав. - Где ленты для шнуровки? Ева, принеси ленты для платья. Яра, давай примерим. Раздевайся.
Ева послушно ушла искать ленты для шнуровки. Матушка тем временем продолжала:
- Если ты не уверена, кто перед тобой, лучше просто назвать "милорд" или "миледи" - не ошибешься. Но поклониться надо.
Внезапно раздался хлопок двери. Эмма оторвала взгляд от платья и подняла голову, обнаружив, что осталась в комнате одна.
- Ярина? - позвала она свою дочь, не понимая.
Дверь приоткрылась, в комнату заглянула Яра, порывисто схватила оставленную на комоде флейту, пискнула:
- Прости.
И снова исчезла за дверью.
- Ярина! - донеслось ей вслед.
И еще очень долго причитала ее матушка о нерадивости дочери, в то время как она своей легкой поступью бежала к Арене Искусств в своем простом желтом платьице. Пускай немного потертом. Но удобном, чистеньком и миловидном.

Арена Искусств напугала Яриджи еще издалека. Там было столько народа, что негде было яблоку упасть! Отовсюду лилась музыка и пение. Яра заблудилась. Дважды. Спрашивала у прохожих, куда ей пройти, чтобы стать участником состязания. Наконец, нашла распорядителя, к которому выстроилась огромная очередь. Яра простояла в ней больше получаса. И мелко дрожала от страха, подходя к нему ближе в свою очередь.
- Имя?! - даже не подняв на нее взгляда спросил он и окунул перо в чернила.
- Ярин... Эм... Адджи.
- Четко называем!
Яра вздрогнула.
- Яриджи! - почти крикнула.
Распорядитель поднял на нее недоуменный взгляд.
- И?
- И... - повторила Яра, вращая глазами.
- И все?
- А как надо? - теребила руками прижатую к груди флейту.
Распорядитель закатил глаза и вздохнул. Затем с самым своим деловым видом развернул один из свитков и поставленным голосом прочел:
- Артур Мирелл Белобородый, бог лютни и слова! Ирвелл Мэйн великолепная и ее песня любви! Норда Вэй по прозвищу Белая Сова и ее музыка ночи! Яриджи!.. - распорядитель оборвал реплику на этом слове и посмотрел на Яру. - Как назвать тебя, девочка?
- Ой, - сердце ушло в пятки. - Яриджи... Яриджи... Соловьиная... Эм. Трель.
- Яриджи соловьиная трель? - переспросил распорядитель с таким выражением лица, будто разочарован.
- Да, - кивнула Яра, пугаясь его еще сильнее.
Он опустил глаза, поднес перо к свитку и, скрипя им, вывел слова чернилами.
- Тессер! - крикнул он своим противным громким голосом, мальчишка рядом с ним вынул из наугад мешка тессер, висящий на шнурке. - Круглый, оранжевый.
Распорядитель записал форму и цвет тессера рядом с именем Яры. Затем протянул тессер ей. Она надела шнурок с висящим на ней тессером на шею, потому что так делали все до нее.
- Потеряешь тессер - потеряешь место участника, соловей. Не снимай его, - предупредил распорядитель, а затем глянул на очередь и крикнул опять так громко, что Яра подскочила от испуга. - Следующий!
И она быстрым мелким шагом сбежала от этого страшного дядьки, теперь сжимая в одной руке флейту, а во второй висящий на шее круглый оранжевый тессер.

Она прошла в огороженную зону для участников, куда пропускали только тех, у кого были тессеры на шее. Там было просторно. Скамьи, вода и закуски на столе. Много людей. Все вокруг пели и играли, распеваясь перед выступлением. У каждого был свой уникальный тессер.
Что делать дальше, Яра не знала. А потому растерянно смотрела вокруг и шла вперед наугад, пытаясь найти знакомые лица.
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Ноя 12 2016, 13:27
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
4


Спойлер:
 

Бесконечно можно смотреть только на три вещи, думала Эльза, радостно озираясь по сторонам, на пламя огня, течение воды и праздничную ярмарку!
Воздух был наполнен веселым шумом. Отовсюду неслись выкрики зазывал – слетевшиеся со всего королевства разномастные торговцы спешили поскорее опустошить карманы гостей и жителей Аллантара! Наперебой гудели волынки, звенели веселые дудки, барабаны бравурно подхватывали расхожие мелодии; трепетали флажки и красно-черные стяги; таяли на солнце аспарийские сладости; маленькая краснощекая вериданка, бойко разливала по глиняным кружкам сладкий сидр, подоткнув передник повыше; рябая девочка в синей линялой котте тащила между длинных рядов остроконечных палаток огроменный короб с горячим имбирным печеньем.
«У кого еще нет дома ковра?» - мурлыкал сладкоголосый мужчина в белом покрывале. Его глаза-угольки блестели нарочитым добродушием, короткие пальцы в огромных перстнях любовно оглаживали мягкий ворс, косичка смоляной бороды то и дело подрагивала в такт заученному елею: «..Э-э-э, ковер, особенно если он из Терадена, гораздо дороже золота…».
На глазах у прохожих свечник с сыном лет десяти делали свечи, кузнец плавил металл, разливая его в продолговатые формы. Аромат специй, жареного мяса, трески, куропаток будоражил аппетит, а над углями, шипела на вертеле целая коровья туша, которой, говорят, можно несколько сотен ртов сразу накормить!
Солнце жарко припекало макушку, и Эльза то и дело довольно щурилась, подставляя лучам счастливое лицо. Пальцы перепачкались соком вишни – Тэм только что приволок  целый кулек спелых ягод и снова куда-то исчез…
Всюду ленты, цветочные венки, даже небольшой загон, где вертели шеями опрятные гуси и утки, был украшен зеленой гирляндой.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Ноя 28 2016, 00:35
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
5


Спойлер:
 

Тэм вывернулся из толпы – нарядный, веселый, в наряде из фиолетового бархата, расшитом серебром. Парень сиял. Ни большой праздник, ни ярмарка не были первыми в его жизни – это у бродячего певца-то? Но впервые с ним была такая красивая спутница. И так богато одетая, что тоже не было пустяком. Даже воспоминание о том, как им достались и фиолетовый наряд, и красное платье, ушло куда-то в глубь души, осело там, не тревожило Тэма.
Они пошли рядом, с удовольствием глазея направо и налево, и гуляки расступались, давали дорогу степенно вышагивающей парочке – то ли знатной, то ли богатой.
Эльза доедала последние вишенки из берестяного кулька. Ее тонкие пальчики, испачканные алым соком, были очаровательны. Лишь на мгновение перед глазами Тэма мелькнула картина: окровавленная рука Эльзы придерживает связанные руки пленницы... Мелькнула – и исчезла. В этот радостный день даже память не мучила молодого разбойника.
Девушка приподняла ручку, лукаво указала на «вертушку», вокруг которой столпились несколько молодых парней и девушек. Смешное чучело со щитом в одной руке и копьем в другой вертелось на столбе. За медяк каждый мог испытать ловкость: ударить в щит дубинкой (которую выдавал хозяин чучела) и увернуться от удара копьем. Те, кому это удавалось, могли выбрать на лотке, висящем на груди хозяина, подарок для своей девчонки: моток ленты, дешевый перстенек, тонкий браслет... Но вредное чучело сбивало одного из парней за другим под дружный хохот зрителей.
Глаза Эльзы светились веселым вызовом, но Тэм его не принял. Представил себе, как он, такой раскрасавец, весь в бархате, кувыркается в пыли перед деревянным чучелом... и замотал головой.
В глазах Эльзы блеснуло легкое разочарование. Это никуда не годилось, надо было что-то делать...
Очень кстати пришлась другая забава, обнаруженная по правую руку. Там заправлял такой же хозяин с лотком подарков на шее, но стоял он не перед «вертушкой», а перед огороженным веревкой куском земли, по которому бегал его помощник, перетаскивая легкую круглую мишень на трехногой подставке. Очередной парень, заплативший медяк, стоял спиной к мишени и ждал команды. Мишень была установлена, хозяин крикнул:
– Давай! Раз! Два! Три!
Толпа хором подхватила счет. Парень развернулся и успел кинуть нож до того, как прозвучало «три». Но нож пролетел мимо мишени и зарылся в пыль.
Сконфуженный парень сбегал за ножом, а Тэм подхватил Эльзу под локоток и повел за собой.
Это вам не «вертушка»! И не стрельба из лука, которой Тэм старался избегать. Что-что, а ножи кидать он умел!
Медяк звякнул на лотке хозяина. Тэм повернулся спиной к мишени и, держа нож наготове. пытался по звукам, по топоту угадать, куда ее поставит подручный хозяина. Но мешали веселые голоса зрителей:
– Эй, господин, мишень слева!
– Да нет же, она справа!
– Прямо за спиной!
– Давай! – перекрыл все крики голос хозяина. – Раз!..
Тэм стремительно развернулся и легко отправил нож с ладони. Серебряная рыбка ударила в центр мишени.
Зрители восторженно завопили.
– Погляди, – небрежно кивнул Тэм Эльзе. – Не хочешь ли взять что-нибудь на память?
Глаза Эльзы засияли неподдельным восхищением, она с удивлением посмотрела на певца.
- Где ты этому научился, пройдоха? – заговорщически шепнула и подхватила с лотка алую ленту, выразительно поглядывая на Тэма.
Назад она приплыла королевой, вознамерившейся произвести ловкого парня в рыцари.
- Наша королевская милость , - торжественно начала дурачиться Эльза, - награждает тебя званием Великого Метателя Ножей! И… дарует тебе… дарует… Ну… розы у меня нет, - съехидничала Эльза, вспомнив рыжеволосую девицу на турнире стрелков, - больше скажу: свою розу я бы подарила только тому, кто выстрелом пронзит… пущенную стрелу! – Девушка отвела глаза, задумчиво глядя вдаль и в тот же миг ее лицо озарила лукавая улыбка. Большие глаза тут же по-лисьи сузились, заиграли огоньками, подернулись обольстительной поволокой.
- Послушай, Тэм! Достань мне розу, а? – хитро изогнутая левая бровь воровки всегда красноречиво свидетельствовала о каком-то очередном задуманном шельмовстве.

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Ноя 28 2016, 22:34
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
6


Спойлер:
 

Откуда Тэм добыл розу - осталось загадкой. Купил? Украл? Выпросил у цветочницы, задурив голову ворохом комплиментов? Неизвестно. Сверкнул белозубой улыбкой, исчез - и вскоре вернулся, бережно держа перед собой небольшой темно-красный цветок на длинном колючем стебле.
- Ты мой герой! – восхитилась девушка, осторожно пробуя пальцами остроту шипа.  – И какая красивая. Как раз то, что нужно. Пойдем!
Она ухватила Тэма под локоть вдохновенно щебеча и утаскивая парня в сторону площади, от которой тянулась аллея к самому  морю и Арене Искусств. Там прогуливалась публика иного толка и достатка.
- Хочешь, я тебя одному трюку научу? – мурлыкала Эльза, мельтеша перед Тэмом красным бархатом платья и светящимся личиком. Она - то забегала на полшажочка вперед, вопросительно заглядывая спутнику в глаза, живо жестикулируя и что-то поясняя, то вновь цепляла его под руку, изображая степенную даму благородных кровей, то подпихивала его в бок острым локотком, прыснув внезапным смехом от очередной отпущенной шутки. В безветрии тенистой аллеи сильно пахло розой, а когда от моря потянуло соленой свежестью, Эльза замерла перед Тэмом от нахлынувшего ощущения беспричинного и безграничного счастья, огромного и непознанного как океан, и бескрайнего как это высокое небо.
- … а ты взамен научишь меня метать ножи? – при виде ловкого броска Тэма у нее защемило сердце от почти детского восторга, и теперь она умоляюще смотрела на парня.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Ноя 28 2016, 23:49
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
7


Спойлер:
 

- Чего-чего, а влюбленных парочек хватает, - наметанным глазом оглядел толпу Тэм. - Если я тебя верно понял, нам надо выбирать самых нарядных. Таких, чтоб на мордахах написано было: вот мы какие! Любуйтесь нами, народ! И чтоб при этом у парня был достаточно глупый вид...
Тэм на мгновение задумался, а потом ухмыльнулся:
- Тебе не кажется, что это мы и есть?
- О нет, Тэм! - Эльза в нетерпении всплеснула руками, - не уклоняйся от ответа! Я не отстану от тебя, пока не пообещаешь! Ну же, ну! Научишь? – она взъерошила парню волосы и состроила самые преданные глазки, на которые только была способна. – А вид у тебя действительно глупый! И «кошельков», подходящих под разделку, ты выбирать не умеешь!
- Научу, куда я денусь, - белозубо улыбнулся певец. - Только нож не всякий годится. Нужен такой, чтоб лезвие было тяжелее рукояти... А что касается "кошельков", то как тебе вон тот чижик в синем? Уж так и скачет вокруг своей девицы, так и пыжится!
- Я бы выбрала вон ту молодую, вычурно яркую даму в зеленом блио с оторочкой из крашеной землеройки и внесезонным желанием выглядеть «дорого». По виду – артистка королевского театра, привыкшая к поклонению. Ее обхаживает престарелый соблазнитель в красных шоссах. Вот он по-настоящему богат! Смотри сколько камней на камизе! Денежки для него – единственный шанс, чем еще может молодящийся сердцеед, да еще с настолько отвратительной физиономией впечатлить красотку? – довольнеханькая обещанием Тэма, напевала Эльза, простодушно не замечая его восхищенного взгляда. – Но давай проверим твой выбор – синего чижика! Слишком уж у него бахвальный вид!
- Старый дурень в красных шоссах - слишком легкая добыча, - строптиво буркнул Тэм, словно и сам уже отметил ту выгодную парочку. - Если учиться, то на ком-то посложнее. Я за чижика. Ты посмотри, какие браслеты у его девицы. Наверняка богатая купеческая дочка. С хорошим приданым. Такую упустить...
Не закончив, Тэм хищно прищурился и направился к юной парочке. Отвесил почтительнейший поклон куда-то между ними, чтобы каждый мог принять этот жест на свой счет.
- Прошу простить, что прерываю разговор, наверняка приятный и незвбываемый, - проговорил он скромно и дружелюбно. - Я позволил себе подойти к вам потому, что вы двое резко выделяетесь из толпы. Будь я художником, я написал бы ваш портрет. Вдвоем, обязательно вдвоем. Вы словно освещаете друг друга. Светлое очарование юной госпожи - и спокойное благородство ее кавалера...
Барышня зарделась, а Тэм продолжил еще почтительнее, обращаясь теперь только к молодому человеку:
- Прошу вашего разрешения поднести вашей прекрасной спутнице эту розу. Просто мелкий штришок на картине, созданной богами. Последняя черточка, делающая красоту завершенной.

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Ноя 30 2016, 13:39
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
8


- И всего лишь за пять звездочек! – невинно проворковала Эльза, возникнув подле Тэма ровно в тот момент, когда барышня, получив одобрительный кивок своего  спутника, приняла цветок и смущенно вдохнула нежный  аромат розовых лепестков.
- Потому, что последняя, - без тени смущения продолжила юная плутовка, - За десять продавали. Редкий старинный сорт – «Поцелуй дракона». По легенде, дарит удачу влюбленным! Сохранился только в Аспарии. Пять дюжин в честь королевского бракосочетания привезли. Все расхватали!
Лицо «синего чижика» заметно вытянулось, на нем отразилась сложная работа мысли. Он в недоумении переводил взгляд со своей барышни на странную разряженную пару, свалившуюся ему на голову со своей розой,  как снег в месяц роз,  мысленно проклиная наглецов, заломивших за жалкое растение цену пяти хорошо откормленных куриц!
-  Кхм… что-то я никогда не слышал о таком сорте… - наконец изрек он, и полез пятерней в затылок. – Не думаю, что нам нужен этот цветок. Мы и без того удачливы. Правда, милая?
Ничего, кроме огорчения и блеснувшей суеверной опаски, чижик в глазах своей спутницы не прочел. Он пытался еще что-то ей объяснить, но с каждым словом лишь терял свою неотразимость, превращаясь из галантного ухажера обратно в сына мясника, которым она по какой-то странности увлеклась и почти согласилась составить его счастье.
- У вас прелестная спутница, милсдарь! – мягко подлила масла в огонь Эльза. – И эта роза ей необычайно к лицу. Смотрите, как она подчеркивает природный оттенок ее губ!... Но, если цветок вам не по-карману, - она протянула руку, чтобы получить свой товар назад, - мы не можем настаивать. Наверное, стоит предложить удачу в любви другой паре? – последняя фраза в совокупности с искренним разочарованием в голосе предназначалась уже Тэму.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Ноя 30 2016, 22:02
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
9


- Неужели в мире не осталось любви? - грустно сказал Тэм. - Неужели нынешние юноши щедры лишь на слова? Как жаль мне девушек, для которых их возлюбленные жалеют купить даже медный браслетик... и жен, которых мужья пилят за каждую ленточку...
Глаза барышни стали злыми - и злость эта была направлена как на Тэма, так и на спутника.
- Я, между прочим, сама не нищенка! - прошипела она. - Я этих роз могу купить хоть корзину! И сама подарю, кому захочу!
- Минни, солнышко, да что ты! - вскинулся чижик. - Ты же не поняла!.. Да разве же мне для тебя жалко?..
Он поспешно сдернул с пояса кошелек. Серебряные монетки стайкой перепорхнули на ловко подставленную ладошку Эльзы.
- Никакая роза не может быть слишком красивой для моей феи! - торжественно произнес чижик, с облегчением глядя, как гасла злость в глазах девицы.
Тэм тронул Эльзу за локоток - мол, пойдем...
Когда они отошли подальше, певец сказал:
- Знаешь, а мне кажется, что когда эта Минни нагуляется, устанет, у нее испортится настроение - и она начнет упрекать своего дружка, что он швыряет деньги на ветер. А когда они поженятся, эта красотка, да хранит ее Мать Амата, загонит мужа под каблук... Слушай, а не пора ли нам на Арену Искусств, навстречу победе, величью и славе?

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Дек 01 2016, 00:18
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
10


- Ты так жаждешь прославиться? – вскинула Эльза удивленную бровь  и зацепилась поудобнее за локоть певца. – И ты?.. – вопрос повис в воздухе, но Эльзе не так уж и нужен был ответ…
«Ну конечно, Тэм мечтает о славе… Как всякий мужчина… Ничего удивительного. Вечно у мужчин на уме всякие глупости…» – едва заметная улыбка коснулась ее губ, и тихий, блаженный вздох сорвался, выдавая переполнявшую ее мечтательную задумчивость. На душе было тихо и радостно… От всего сразу. От вкрадчиво подобравшихся сиреневых сумерек, набросавших таинственных красок на все, что в свете дня казалось очевидным и неизменным, а теперь вдруг заговорило новым, волнующим языком;  от подчеркнутого яркими огнями силуэта крепостной стены на горизонте; от танцующего на водной лазури кармина, от муаровых теней под ногами, от музыки, льющейся со всех уголков, от ароматов, которые чувствуются вечерами ярче и острее, от, бохан задери, красиво платья и перевитых золотой стяжью причудливых кос, и сладкого удовлетворения своего полного соответствия умопомрачительной роскоши королевского праздника; от веселого спутника, шагающего рядом,  от мягкого бархата его рукава, на котором так уютно пальчикам; от пронзительного, присущего только юности ожидания открывающейся перед тобой жизни  - иди!
И она шла. Беспечно болтая с Тэмом и уговаривая его остаться на ночное выступление огнеплевателей по окончанию турнира.
*
На Арене Искусств было людно и шумно. Зрители торопились занять места. А герольды были готовы по взмаху королевской руки трубить начало.
Они остановились посреди людского потока  у подножья трибун.
- Ну, все. Иди. - Сказала Эльза, заглядывая Тэму в глаза. Певец улыбался, причем как-то особенно дерзко и нахально. И взгляд его был уже совершенно нездешним. - Тебе еще тессер нужно получить.
Со всех сторон их то и дело толкали и поторапливали люди, недовольные стоявшей на проходе парочкой.
- Ты был великолепен сегодня. Тэм?.. Тэм, слышишь меня?.. Спасибо тебе... И удачи! – Она приподнялась на носочки и коснулась губами его щеки. – Иди. Не то опоздаешь.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Дек 01 2016, 18:21
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
11


Тэм просиял, улыбнулся своей спутнице, легко повернулся и побежал искать распорядителя. Он не оборачивался, не искал Эльзу взглядом... по правде сказать, в этот миг он о ней забыл. И обо всем забыл, кроме звучащей в душе мелодии.

К тому времени, как Тэм разыскал распорядителя, очередь уже была невелика. Тэм внимательно прислушивался к тому, как называют себя распорядителю другие исполнители (храни боги, не повторить бы чей-нибудь звучный титул!), и в то же время вел беседу со стоящим перед ним бледным курчавым юношей ("Кто это там, не сам ли Манфред Гаррет?.. А почему на среди претендентов?.. Ах, главный арбиииитр? Ого!..").
Когда очередь дошла до парня, он небрежно представился:
- Тэм Трай, Принц Баллад. Пою, играю на лютне, слагаю баллады в традициях аллантарской поэтической школы. Ну, знаете - ровно двенадцать строф, в каждой строфе - обязательное обращение к своему музыкальному инструменту, а рифмовка...
- Знаю, - перебил разговорившегося певца замотанный распорядитель. - Вот тессер. Белый, треугольный.
Когда Тэм отошел, прилаживая на шею шнурок с тессером, курчавый юноша, явно нервничающий, сказал раздраженно:
- Принц Баллад... Громкий титул! Что-то я про такого раньше не слыхал?
- Вероятно, я еще не успел оказать честь вашей глухомани, посетив ее, - дружелюбно объяснил ему Тэм.

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Дек 13 2016, 21:54
Яриджи
Певчая птичка
avatar
Репутация : 22
Очки : 26


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
12


Певцы не теряли зря времени и распевались. Играли на инструментах. Шутили, пытаясь перекричать друг друга, словно громкость была важна в песне. Отовсюду лилась музыка, смешиваясь в одну общую какофонию: разрозненную, буйную, но веселую.
Было так много удивительных людей! Кто-то хотел впечатлить зрителей костюмом. Были и в перьях, и в шелках, и с массивными ветками деревьев. Другие раскрашивали лица. Третьи играли на невиданных, иногда огромных инструментах.
Яра озиралась в поисках укромного угла - чтобы тоже повторить приготовленную ею песню. Раз все так делают, значит было пора.
Подходить к тем, кто был похож на титулованных милордов и миледи, Яриджи опасалась, потому что не знала, как себя вести. И ходила кругом, совсем растерянная - народа было много, ни одной свободной лавки, даже на деревьях и вокруг них сидели барды.
Тэма она не знала, когда увидела его под украшенным лентами и флагами аркой, ведущей в огороженную зону.
- Я тут в первый раз, - шепнула она незнакомцу заговорщически, когда он с ней поравнялся. Он выглядел просто и добродушно, Яра его не опасалась. - Я не знаю, куда идти! - встревоженно сообщила, словно он спрашивал ее. А затем встрепенулась и призналась уже громко и весело. - Я подслушала твое имя, принц Баллад! Яриджи, - представилась и протянула ему ладонь для рукопожатия.
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Дек 14 2016, 09:39
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
13


Задумавшийся Тэм вздрогнул от неожиданности, но тут же заулыбался девушке. А когда она протянула ему руку, он склонился и галантнейшим образом эту руку поцеловал.
- Яриджи Соловьиная Трель? О да, я слышал, как ты себя назвала. Думаю, идти нам никуда не надо. Раз мы уже в списках, так нас обязательно позовут...
Он огляделся и прошептал тоном заговорщика:
- Ты знаешь кого-нибудь из этой горластой банды? Я, например, пару раз встречал вон того, с ухоженной бородкой. Он в основном выступает в портовых городах и именует себя Песенным Штормом. Очень удачное прозвище. От его песен у слушателей начинается морская болезнь. Тошнит всех страшно...

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Пт Дек 16 2016, 03:46
Анджей Дарелл
Беллонийский Нарцисс
avatar
Репутация : 327
Очки : 393


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
14


В свете произошедших событий Аджей Дарелл пребывал в неоднозначном расположении духа. С одной стороны, узнав о чувствах сестры к себе, он был польщен, умилен и счастлив. А с другой он понимал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Но старался вести себя непринужденно и весело, чтобы не огорчать своей взволнованностью Нариссу - ей и без того пришлось сегодня поволноваться. А королевская свадьба - не место для грусти.
Он позволил ей выбрать ему наряд, который выгоднее всех прочих смотрелся вместе с ее платьем. На пути к Арене он купил у цветочника белую лилию, отломил ее стебель и украсил бутоном прическу сестры.
- Моя принцесса, - ласково сказал, любуясь ею и целуя затем в лоб.
Она улыбалась. А Анджей был счастлив, когда она улыбалась.
Арена Искусств уместила в себе десятки навесов и шатров. Посреди ровной поляны на утесе перед обрывом к морю поставили сцену. Высокую, с человеческий рост. Такую, чтобы выступающего было отовсюду видно. И слышно.
Трибуны для знати были заняты лишь наполовину. И представляли собой помост под навесом и креслами для королевской семьи. Просторные трибуны для остальной аристократии тянулись по обе стороны от этого помоста. Сцена стояла прямо перед ними. Трибуны для горожан и гостей столицы были выставлены большим овалом вокруг. Первые скамьи стояли на земле в несколько рядов, следующие поднимались на деревянную ступеньку сооруженной для Арены трибуны, следующий ряд еще выше и еще. Все они были заняты битком. Люд шумел, кричал, скандировал начинать. Время от времени кто-то начинал петь одну из популярных песен, все вокруг его поддерживали и вся Арена наполнялась песней из сотен и тысяч голосов. Это был голос Кэйранда. Голос его народа.
Анджей и Нарисса на пути к Арене приняли решение не принимать участие в турнире, хотя могли, как и любой желающий, получить свои тессеры и выйти на сцену в качестве полноправных участников состязания. К тому же, и Ан, и Нисса обладали дивными голосами и могли составить серьезную конкуренцию участникам. Но решили оставить это действие простолюдинам и не чураться среди них, словно были равными. Конечно, никому из них двоих бы не понравилось с треском проиграть какому-нибудь чумазому оборванцу - это запятнало бы присущее Дареллам самолюбие и гордость. Но об этом, разумеется, ни Анджей, ни Нисса не сказали вслух. Хотя оба именно этого и боялись.
Но спеть со сцены Арены Искусств Анджей страстно хотел. Как мог он лишиться возможности украсить это действие собой, прекрасным, и своим голосом! Никак не мог.
Поэтому как только он занял места для себя и Нариссы на нижнем ряду трибуны - поближе к королю и поближе к сцене - поцеловал ее в щеку.
- Побудь здесь, милая, ладно?
Он оставил оба полученных ими мешочка с тессерами для голосования на своем месте подле сестры, затем спустился с трибун вновь, оставив Нариссу под присмотром вездесущего телохранителя Генриха. А сам направился к распорядителям турнира и с их одобрения получил разрешение открыть турнир собственной песней, которая пусть и не будет участвовать в голосовании, но станет его стартом.
Найти музыкантов, за щедрую плату согласившихся сыграть под популярный мотив, оказалось проще простого. Поэтому не спустя и получаса, когда вся прочая знать уже подтянулась и заняла положенные места на трибунах, Анджей стоял на сцене за разодетым в яркое ведущим, который кричал в рупор:
- Приветствую Вас, жители и гости Аллантара! - зал отзывался на его реплики с живостью, шумом и весельем. - Мой король, моя королева, - нижайше поклонился перед королевской четой, задержавшись в поклоне, и только потом потом, вновь поднявшись, продолжил. - Приветствую Вас здесь, на величайшем Турнире артистов всей истории Кэйранда! Все они сегодня здесь! Вот там! - и указывал пальцем в сторону, где в огороженной зоне сейчас оставались все участники соревнования. - И лишь один из них станет лучшим из лучших! Лишь один из них станет победителем Турнира!
И говорил он долго, громко, весело, подбадривая отзывчивых зрителей.
Со сцены это действо было воистину колоссальным. Казалось, собрался не только весь город, а половина страны. Что не было, впрочем, удивительно.
- Анджей Дарелл, герцог Беллонии, прошу приветствовать! И его песня, открывающая состязание!
Ана встретили громом аплодисментов от которых, казалось, дрожала сама сцена под его ногами, когда он выходил в ее центр, чтобы низко поклониться перед королевской четой. Затем поднялся, подарил ласковый взгляд сестре, сидящей в первом ряду, улыбающейся и рукоплескающей. И только потом повернулся лицом к трибунам за своей спиной, набитых битком людьми, которые поднялись со своих мест и аплодировали, приветствуя Анджея стоя. Он, улыбаясь им, распростер руки в стороны, вскинув их ладонями вверх, и шум вокруг и голоса утроились, наполняя воздух этой колоссальной энергией тысяч голосов. Этого внимания, сладостного и приторного, от которого щемило сердце и душа уходила в пятки. Каждый взгляд, направленный сейчас на Анджея, чувствовался им буквально физически. И это было невероятно приятно его тщеславной натуре.
Но невозможно было в этом шуме что-либо сказать. Поэтому Анджей, насладившийся вдоволь этим вниманием, опустил медленно руки ладонями вниз, угомонив этим кричащую публику. Свист и крики стихли, как и аплодисменты. И он смог, наконец, всех поприветствовать, старась говорить громко, насколько мог.
- Счастлив приветствовать здесь каждого из Вас, жителей и гостей нашей прекрасной столицы! - после каждой реплики приходилось делать паузу, потому что воздух вновь наполнял шум зрителей от их нового желания что-то крикнуть в ответ. - Пусть сегодня победит сильнейший и победа его будет честной!
Не став разглагольствовать, Анджей сохранил немногословность и подал знак музыкантом, чтобы они начали играть, вновь повернулся лицом к королевскому помосту и запел.
Это была очередная лирическая песня о любви, которыми и был наполнен репертуар Анджея. Она из самых сильных, но в то же время трогательных и чувственных. Он пел, вкладывая душу, жестикулировал, ходил по сцене, оборачиваясь то к одной, то к другой трибуне. И получал невероятное удовольствие от отзывчивости зрителей, полных радости, счастья и интереса.


Когда все было закончено, с трибун полетели на траву у сцены цветы, кто-то умудрялся докидывать букеты до края самой сцены. Анджей, полный того же простого веселья и счастья, поблагодарил зрителей, поклонился вновь перед королем и королевой, обернулся к трибунам и поклонился перед ними. Слова благодарности утонули в общем шуме и аплодисментах. Он собрал цветы со сцены, не смог оставить и те, что были рядом с ней на траве. Собрал сам, не оставляя это прислуге. И уже уходя, прошел вдоль трибун, где счастливые улыбающиеся женщины тянули к нему руки и он, улыбаясь в ответ, касался их рук своею, делая еще капельку счастливее.
Он вернулся к Нариссе, прижимая к груди собранные разномастные, по большей части полевые цветы. Пригнувшись, возложил всех их у ее ног, выбрал один букет - очень милый. Из васильков и колосьев.
- Невероятно отзывчивая публика, - произнес он, садясь поближе к сестре и оставляя на ее коленях букет. - Никогда еще не получал такого удовольствия от пения.


___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Дек 29 2016, 12:46
Яриджи
Певчая птичка
avatar
Репутация : 22
Очки : 26


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
15


Поцелуй застал врасплох Яру, не привыкшую к подобным приветствиям, от того не ожидавшую такого развития событий. Но следом за смущением тут же вернулась смешливость и веселье. Ну, конечно! Они же под стенами королевского замка среди лордов и леди! Тут все всем целуют руки!
- Хорошо, если позовут, - кивнула она Тэму, - тогда главное не пропустить того, кто позовет, тогда, когда позовет, - она все никак не могла справиться с волнением перед выступлением.
- И правда, удачное имя, - Яре пришлось подавить смешок, чтобы не расхохотаться над Песенным Штормом. - Нужно будет закрыть уши во время его выступления - мне еще не хватало замарать платье! А я знаю вон того, видишь, худого. Зовет себя лебедем каким-то, уже и не помню. Остановился в постоялом дворе моего батюшки. Называть он себя может любой птицей, конечно, но поет так, будто чайка кричит. Зато утверждает, что танцует как бог. Мы с батюшкой не видели, только слышали его топот, жалея, что не выдали ему комнату на первом этаже - опасаемся, что пол проломит... В любом случае ему это пригодится! Проще будет уворачиваться от помидоров!
Тем временем на расположившейся перед трибунами сцене началось движение. Прибавилось шума и волнений.
- Начинается? Пойдем!
Общим течением люди двинулись ближе к Арене. С мест, отведенных участникам турнира артистов, было видно сцену, пусть и плохо. Было видно и трибуны, плотно занятые простолюдинами с одной стороны и огороженные высокие пьедесталы для знати, расположившейся прямо перед сценой на лучших местах.
- Это королева? - спросила Яриджи, приглядываясь к выделяющимся даже издали центральным фигурам в богатых креслах. - Это королева! Смотри, смотри!
Да, это была самая настоящая королева, которая не имела ни малейшего понятия, кто такая Яриджи и почему она так волнуется перед выступлением. Но скоро она ее увидит и услышит... Именно это было так волнительно.
Все объявления в этом шуме и гаме Ярина прослушала.
- Это кто? - спросила она у стоящих рядом участниц, которые, судя по всему, знали, кто там вышел на сцену.
- Анджей Дарелл, - ответили ей.
- А-а... - протянула Яра так, словно знала это имя.
- Герцог Беллонии, - пояснили ей.
- О-о... - протянула так, словно это что-то разъяснило.
А когда его выступление закончилось, заголосили трубы, оповещающие все окрестности о том, что турнир начинается.
- Эрик белый ветер, назвавший себя голосом Монтарии! - внезапно в толпе появился тот самый юноша, раздававший всем тессеры из мешка. Он поднялся на табурет, чтобы возвышаться над всеми, раскрыл перед собой свиток со списком участников и громко объявлял. - Квадратный синий тессер! Эрик белый ветер! Голос Монтарии!
- Я! - вдруг вскинул руку вверх один из тех, что стоял поодаль. - Я записывался первым!
- Тессер! - попросил его юноша предъявить этот пропуск и только когда увидел, махнул рукой в сторону ворот, которые охраняли два гварцейца, чтобы не пропускать на Арену посторонних. - На сцену! Следующий - Джон Старелл длинный хвост! Прямоугольный желтый! Джон Старелл!
- Ну вот и все! - Яра обернулась к Тэму, теперь совершенно перепуганная. - У меня начали трястись руки, смотри...
Ей пришлось выпустить из руки свой висящий на шнурке тессер, чтобы протянуть руку с теперь дрожащими от волнения пальцами.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Дек 29 2016, 16:26
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
16


Город был раскрашен во все цвета радуги праздничными флажками, пестрыми нарядами девиц и яркими лентами, свисающими с навесов, наполнен восхищенными вздохами и веселыми перекрикиваниями, которые сегодня позволяли себе не только ребятишки. Торговцы приветливо, но более настойчиво, чем обычно зазывали в свои лавки потенциальных клиентов, стоя прямо на улице.  Вот в одной из ювелирных лавок леди Рутланд и задержалась, хотя остальные фрейлины уже покинули торговые улочки и, наверняка, отправились на Арену Искусств. Но Триша не смогла пройти мимо одного очаровательного предмета – нити из мелкого янтаря, достаточной длины, чтобы ею можно было украсить прическу. Янтарь напоминал ей о Лансе, а, следовательно, о ее бывшем доме. И было совсем не жаль оставленных за украшение денег!
На Арену Искусств она явилась, когда турнир уже объявили открытым. Пока девушка получала свой  мешочек с тессерами и шла к трибунам для знати, зрители с искренним ликованием, вскочили со своих мест и принялись аплодировать, приветствуя стоящего посреди сцены юношу. Когда он произносил речь, Триша как раз подошла к трибунам, но замела, так и не добравшись до выбранного ею места, как только зазвучала музыка, и юноша запел.
Случается же некоторым людям сыскать столь щедрое благословение Аматы, что она одаряет их не только красивой внешностью, но и чудесными талантами. Девушка искренне восхищалась подобными людьми, ведь на ней все умения, раздаваемые богами, как видно, закончились. Впрочем, ее это не особо расстраивало. Слушать и любоваться тем, как другие умело обрекают слова в стихи, а звуки в песню тоже очень увлекательно!
Она простояла так все его выступление, даже движениями не желая отвлекаться от восхитительного голоса и волшебных слов этой песни. А когда герцог Белонии, а пел именно он, направился к трибунам, леди Рутланд стала одной из тех счастливиц, чьей руки он коснулся и это было настолько волнительно, что девушка даже забыла о своем желании подняться на трибуны повыше, и уселась прямо на самом краю.

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Янв 14 2017, 21:36
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
17


Столица в эти дни представляла собой красочное и многолюдное зрелище. Реймс не жалел, что покинул развалины старого пограничного поста и двинулся в столицу. Сказать Йозефу, что пошел собирать лесные орехи, а вместо того, прихватить на кухне хлеба на пару дней, да сыпануть в кошель часть своих средств, было парой пустяков. На общей конюшне он с деловым видом отвязал и запряг старого мерина, которого использовали в основном по хозяйству, а не в выполнении заказов, которыми зарабатывала Стальная Дюжина. Будь в то время в лагере его отец, то Реймсу бы не удалось так просто улизнуть. Он бы не уехал и дальше двора, но Фридрих Меннерхейм и сам выполнял задание, поэтому Реймс очередной раз оправдав свое прозвище, восемнадцатого числа восьмого по счету месяца въезжал в Аллантар. Что он тут забыл, Кого искал? Зрелищ и хлеба. Вернее наоборот. Сначала требовалась телесная пища, а потом уже и духовная.
С трудом проехав по запруженным народом улицам, он остановился у трактира «Медный котел». По мнению парня в заведении с таким названием должны были вкусно кормить. И ему удалось за приемлемую сумму получить тарелку бобов с бараниной, а для старого коняги - стойло и меру овса.

Заморив червячка, Реймс отправился к Арене Искусств, где в этот день собрались певцы, музыканты, артисты и прочие кто обладал талантом. Безопасности ради Реймс ссыпал большую часть монет в сапог, оставив в кошельке сущую мелочь, которую при случае и потерять не жаль.
На трибунах было многолюдно, и Реймс едва нашел себе местечко около прохода. Преимуществом его места было то, что ему не приходилось сидеть стиснутым с двух сторон, а еще с его места было хорошо видно не только место выступления артистов, но и трибуну для знати. Всегда ведь любопытно разглядеть богатые наряды господ. Хотя сейчас парень был сам себе господином. Его новая профессия уже давала повод не считать себя простолюдином и приносила неплохой доход (по сравнению с работой в трактире матушки Ардении, где его труд был и вовсе бесплатен).
Достав купленный по дороге кулек с медовым печеньем Реймс приготовился наслаждаться зрелищем, не забывая и о хлебе насущном, а вернее лакомстве, которое не каждый день тебе перепадает.

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Янв 14 2017, 23:41
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
18


Спойлер:
 

Расставшись с Тэмом, Эльза, в которой невозможно и немыслимо было заподозрить разбойницу, отправилась бродить вдоль проходов трибун для простого люда. Нет, она не собиралась наслаждаться королевским зрелищем из толпы голодранцев. В таком-то платье!!! Когда, на следующий день после ограбления в «Жабе», разбойники Мора приступили к изучению взятого трофея, при одном взгляде на этот наряд у Эльзы остановилось сердце. Непонятно, для какого события жена казначея приобрела столь дивное одеяние, наверняка случай был чрезвычайно особенным. Солнце играло, светилось, тонуло и гасло в переливах красного шелка. Но это был не простой дубовый червец, не благородный кармин, и даже не драгоценный королевский пурпур, нет! В шелковых складках спело малиновое утро, набирался соком яркий солнечный день, смущалась вечерней сладости слабеющая заря… Какие колдуны красили эту материю?.. А какие боги чертили кантом и шитьем его дивные узоры?!..
Одежда казначеевой жены пришлась Эльзе впору.
Струилась по груди золотая канитель,  мягко округлялся завиток вышитого стебля, едва обозначив контур, распускался нежный цветок,  легкий стежок лиственных прожилок узора капризно требовал неотрывного внимания. На пальцах и ключицах воровки красовались не проданные еще разбойниками драгоценности. И вот в этом всем великолепии провести время среди лохмотников? Ну, уж нет! У Эльзы на сегодняшний вечер были совсем другие планы...
И все же она пошла на трибуны горожан, выполняя свою задумку: лавируя между занимающими места зрителями, она то и дело заговаривала с ними и как бы невзначай роняла таинственное: «Сегодня поет сам Тэм Трай!  О-о-о-о, это рожденный в небесных чертогах Принц Баллад! Как, вы не слышали Тэма Трая?.. Его голос, его божественный голос! Однажды услышав, вы не сможете забыть его пение...»  Девушке так хотелось, чтобы разбойника сегодня ждал оглушительный успех, чтобы толпа наградила лесного певца своим бурным вниманием, и чтобы Тэм, этот крандов сын, стал победителем королевского турнира! Немного подготовить публику к выступлению Принца Баллад казалось девчонке делом совершенно не лишним…

В одном из рядов, у самого края центрального прохода к сцене, Эльза засмотрелась на трибуну для знати, и едва не споткнулась о вытянутые ноги молодого человека, увлечено уплетающего сладости.
- Не будете ли вы столь любезны и разрешите даме пройти, милсдарь? – с веселой улыбкой вопросила юношу воровка.
Увлекшись, Реймс и не заметил, как вольготно устроившись на скамье, занял часть прохода.
- О, миледи, простите, я засмотрелся на арену и… , - наемник хотел сказать что-то изящное или галантное, но все мало-мальски подходящие слова улетучились из головы, ему не часто приходилось говорить с благородной леди. Как же она оказалась на простых трибунах, а не там где ее место?
- А кто это Тэм Трай? – спросил Реймс, любопытство которого превысило вежливость, которую надо было бы проявить к благородной даме.
- Позвольте мне проводить вас на трибуну для знати, - поклонившись, Ремс вспомнил о манерах и предложил нарядной незнакомке руку.
- Извольте, - охотно согласилась «миледи», опираясь на руку внезапно проявившего учтивость незнакомца. Спускаясь по ступеням, она бегло и оценивающе взглянула на расторопного юношу и осталась довольна. Вид у него был, конечно, не аристократичный, но вполне достойный для сопровождения блистательной «дамы».
-Тэм Трай? О-о-о… – продолжала непринужденную беседу девушка, невольно выгибая бровь - Трай – это сладчайший голос эпохи… Редкий дар. Восходящая звезда  музыкального небосвода. Разве вы до сих пор не слышали о нем?
Реймс не без сожаления глянул на покинутое место. Когда он вернется, то оно, без сомнения, будет уже занято. Можно было бы попросить соседа предупредить, что он скоро вернется, но было неловко перед дамой.
- Не слышал, - чистосердечно признался Реймс без всякого смущения разглядывая леди.
- Я случайно в столице. Проездом, - уточнил парень, не желавший признать, что до этого был зрителем лишь ярмарочных балаганов, да если в трактир матери забредал кто из тех, кто умел повеселить публику.
- Хотите медового печенья? Оно вкусное, - Реймс протянул кулек даме, сомневаясь, что та осмелится попробовать лакомства простонародья, но это все, чем он сейчас был богат и все, что мог предложить.
Они уже почти подошли к трибунам для знати. Тут было небольшое столпотворение, стража не пропускала тех, кому не положено быть среди благородных господ.
- Миледи, проведите меня на трибуны, - шепотом попросил Реймс, - вы можете сказать, что я ваш сопровождающий и ведь не соврете. – Отрытая мальчишеская улыбка и почти почтительный взгляд, которым он смотрел в глаза незнакомки, дополнили его просьбу.
Переодетая дамой воровка насмешливо взглянула на паренька, улыбаясь краешком губ, и осторожно запустила пальцы в протянутый кулек.
- Пожалуй… отчего бы не попробовать народных кушаний? – беззастенчиво врала разбойница, на ходу придумывая себе легенду. – Знаете… я проведу вас на трибуны… только пообещайте, что вы не раскроете моей тайны? Обещаете? – она слегка приблизилась к юноше, чтобы разговор не стал достоянием чужих ушей и заговорческим полушепотом сообщила. – Я сбежала. Да-да, сбежала! Из-под бдительного ока мамушек и нянюшек. И я совсем одна на празднике. Если бы вы только знали, так мне надоел этот неусыпный контроль… Мы договоримся, если вы выдадите себя за моего охранника и немного побережете меня от … от возможных неприятностей… если вдруг… ну вы понимаете…
Закончив речь, Эльза доверительно заглянула незнакомцу в глаза, ожидая согласия.
- Обещаю хранить вашу тайну, миледи, - также полушепотом пообещал Реймс, окрыленный возможностью посмотреть на представление, как какой-нибудь лорд и умалчивая, что он и сам, по сути, сбежал, воспользовавшись отсутствием отца в лагере. Ему тоже по горло надоели вечные поучения, наставления, тренировки и прочая муштра, которой он счастливо не знал до шестнадцати лет.
- С радостью буду охранять такую юную и красивую леди от возможных неприятностей. Только назовите мне имя свое имя и чья вы дочь, чтобы я знал, как обращаться к своей госпоже, - Реймс еще не до конца осознавал во что ввязывается, чем ему может грозить охрана сбежавшей леди. Девушка была красива и какой еще компании ему на празднике этом нужно?
-  Зови меня … Эльза. – только и успела произнести разбойница, как со сцены заголосили трубы, открывающие турнир и они поспешили к кордону стражи, которая бдительно следила, чтобы за ограждение не проник всякий сброд.
- Миледи, ваши места на трибунах ждут вас, - парень отвесил поклон своей спутнице, и вопросительно посмотрел на нее, ожидая от нее дальнейших распоряжений или действий.
Эльза окатила ближайшего стража порядка возмущенным взглядом, но тот нисколько не смутился и попросил предъявить тессер. Этого Эльза никак не могла ожидать. Все мечты о проникновении на трибуну для знати растворились, подобно воздушному замку. Придется наслаждаться выступлением сладкоголосых бардов, в привычной толкотне.
- Где мой тессер для прохода на трибуны? – обратилась «леди» к новому знакомцу, принявшего роль «охранника». И выжидательно вскинула бровь. Терять лицо перед стражей сейчас было попросту опасно…
Реймс не сразу сообразил о чем идет речь, но вспомнил слова дамы, что она тайком удрала сюда, а значит этого тес… в общем не было того что у нее спрашивали. Парень судорожно захлопал себя по бокам, пошарил за поясом, заглянул в кошель и, сделав недоуменное лицо, похлопав глазами, помотал головой и развел руками.
- Выпал, миледи, вот что делать то? Может он в паланкине выпал?
Почтительно поклонившись леди на глазах у стражи, Реймс взял ее под руку и повел подальше от бдительной охраны.
- И что теперь? Куда? – Он был даже немного зол. Потерял такое удобное место на трибунах, понадеялся на лучшие места, а теперь ни того, ни другого.
- Пошли наверх. Далеко, но зато хороший обзор. Не на ступеньках же нам сидеть, - сказал он беглянке из отчего дома.
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Янв 15 2017, 22:18
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
19


Сцена пустовала совсем не долго, и, как только ведущий объявил первого участника, зрители вновь разразились аплодисментами. Но не столь оглушительными, как те, что провожали выступление герцога Дарелла.
- Дамы и господа, наш первый участник – Эрик “Белый ветер”, голос Монтарии!
На сцену вышел светловолосый юноша, его грудь украшал квадратный синий тессер, висящий на шнурке. Первое впечатление от него было весьма положительным:  юноша был высок, в меру худощав, с приятными чертами лица и аккуратно стрижеными усами и бородкой. На коричневом блио красовалась обширная светло-зеленая вышивка.
Перехватив поудобнее лютню, юноша, помедлив мгновение, пробежался умелыми пальцами по струнам, и запел весьма приятным баритоном:

Чарующи краски восхода,
Летит мой корабль по волнам.
О воды, глубокие синие воды!
Поешь ли ты песню ветрам?

Та, с кем я когда-то расстался
На склоне, что вереском цвел.
Ее я так смело касался -
Недолгое счастье обрел.

Задумчиво солнце в зените,
Бежит мой корабль по волнам.
О, дева, меня не зовите!
Не пойте песни ветрам!

Когда-то я с Вами расстался,
На склоне, где вереск отцвел.
В любви Вам не я признавался,
Ведь долг меня в море увел.

Когда-то маяк на том склоне
От скал сберегал корабли
Но штормом лишь море застонет
И лодку не сберечь от беды.

Опасное солнце в закате,
Ползет мой корабль по волнам…
О, дева, в траурном платье,
О Вас я молил небесам…

Закончив петь, Эрик “Белый ветер” издал еще несколько минорных аккордов, и, резко оборвав мелодию, поклонился.

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Янв 17 2017, 21:30
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
20


Спойлер:
 
В поиске свободных мест они поднялись почти до самого верха – куда там! Кругом яблоку некуда было упасть, такое ощущение что на Арене собрались жители всего королевства! И поголовное большинство уже пребывало в блаженном состоянии изрядного подпития, шумно комментируя начавшееся выступление. Какой-то важный лорд пел о несчастном влюбленном, заплутавшем в двух соснах.
- Как хоть тебя зовут, «охранник»? – весело спросила спутника Эльза.

- Реймс, - так же коротко, не называя фамилии, которой у него впрочем, и не было, представился наемник. Мест на трибунах было не сыскать и даже не купить. Хотя, если поторговаться, то можно было бы занять местечко, но вот торговаться у Рейса было не на что. Те монеты, что лежали в кошеле, толковее было бы потратить не на то чтобы усадить свою задницу на скамью, а чтобы насытить брюхо.
- Мест нет, - выдал Реймс очевидное.
- Но какая разница где слушать, тут, на ступеньках или в шаге отсюда. Если хочешь, то можем остаться тут, - парень сел прямо на ступени (все же оставив место для прохода) и похлопал себя по коленям.
- Присаживайся. Все что могу предложить. Или тебя проводить домой? Наверное, ищут тебя, - парень и сам не заметил, как перешел на «ты» с благородной леди.

В другой бы ситуации Эльза не задумываясь, плюхнулась добряку на коленочки, да еще бы обчистила содержимое всех его карманов, и за пазуху залезть бы не побрезговала, так, что парень не заподозрил бы подвоха. Но сегодня девчонке совершенно не хотелось заниматься привычным промыслом, не хотелось омрачать восхитительного упоения прошедшего дня и чудесного вечера. Эльза словно проживала чужую жизнь, оказавшись в волшебной мире - том, которого у нее никогда не будет…
Так еще и баргест дернул ее представиться знатной дамой, корчи теперь из себя благородную и благонравную…
Стоять на ногах в проходе, привлекая к себе – такой разряженной – ненужное внимание десятков глаз, и без того с любопытством взирающих на беззащитную шею в изящном ожерелье, разбойнице совершенно не хотелось. Она решила, что будет правильным немного поломаться для приличия, а затем нырнуть под защиту крепкого плеча. В обществе немного знакомого незнакомца, да еще отличившегося умом и сообразительностью, наверняка будет безопаснее, нежели одной в плохо управляемой и неотесанной толпе. Тэм вернется еще не скоро, остальные разбойники бохан знает где, наверняка заливают глаза в очередном трактире, празднуя победу атамана.
- Что, вот сюда? – Эльза посмотрела на ноги Реймса, изображая крайнюю степень смущения. Казалось, даже щеки ее нежно зарозовели, или это цвет платья подыгрывал столь удачно?
– Я не могу… - тонкие пальцы «в волнении» скользнули по складкам шелка, поймав спасительный витой шнур пояса, легко охвативший бедра и принялись едва заметно перебирать его крученые звенышки. – Что если меня кто-нибудь увидит? И вообще … это… недопустимо… Разбойница с «неподдельной» стыдливостью отвела глаза, как бы невзначай поворачиваясь к парню трогательно выпавшим из прически тонким завитком - почему мужчин хлебом не корми, дай поправить прядку над оголенным ушком?

- Ну, да, вот сюда, - ответил Реймс, поглядывая то на Эльзу, то на свои колени. Вполне приличные колени. Еще никто не жаловался, что на них было неудобно сидеть. Да и штаны на нем чистые, а не в земле или иной грязи.
- Щас отряхну, - смахнув мнимую пыль, наемник дал понять, что он ее не испачкает.
В кои веков у Реймса не было никаких похотливых мыслей в отношении девицы, он просто предлагал более удобный вариант, чем ступени.
- Простите, миледи, я не хотел Вас обидеть, - Реймс встал и поклонился благородной даме, начиная понимать, что сморозил глупость, чистосердечно предложив присесть к нему на колени. Конечно, что допустимо для дочери торговца или мельника, то недопустимо для благородной девицы.
- Но, сами понимаете, на ступенях и грязно и холодно сидеть. Я то привычный в отличии от Вашей милости, - оправдывался наемник, поглядывая то на ступени, с которых только что встал, то на Эльзу, так мило красневшую и смущающуюся от его оплошности.

- Эй, голубки, может, вы уже уберете свои задницы с прохода? – раздался с рядов недовольный выкрик и в молодых людей полетел яблочный огрызок. – Не на вас пришли смотреть! Идите клювом щелкать в другом месте!
Эльза обернулась. На них шипел развалившийся на трибуне рыжий детина, которому они явно загораживали обзор.
- Вам, вам говорю, - рявкнул рыжий при поддержке веселых приятелей, - Проваливайте, пока я вас с лестницы не спустил!
Разбойница поспешно схватила Реймса за руку: - Давай… сядем здесь… Я тоже хочу турнир послушать.

- А не по…, - дальше усилием воли Реймс прикусил язык, чтобы не пояснить рыжему куда и что тому самому нужно убрать. Пнув ногой упавший рядом огрызок, наемник напомнил себе в мыслях, что он не один тут, да и махать кулаками тут, на трибунах, не время и не место. Он же не один! Он с дамой! И с какой дамой!
- Не оскорбляй слух благородной дамы, - сквозь зубы обронил наемник, хмуро смотря на рыжего детину.
- Пойдемте, миледи, - подхватив под руку Эльзу, Реймс увлек ее через проход выше, где публика была хоть и проще, но можно было попросить подвинуться на скамье.
- Простите, сударь, вы бы не подвинулись немного, - Реймс тронул за плечо пожилого горожанина, увлеченно слушающего выступление.
- Это для дамы, - пояснил он, кивая в сторону Эльзы.
Горожанин, смерив взглядом стоящую около него пару оценил наряд молодой женщины, ее украшения, а так же то, что рядом с ней был мужчина, судя по виду которого, тот мог применить и силу при необходимости. Поворчав и попросив соседей по лавке подвинуться, мужчина потерял интерес ко всему, кроме того, что происходило на сцене. Не каждый же день удается послушать такие песни, словно ты благородный господин.
- Присаживайся, - Реймс показал своей даме на краешек деревянной скамьи, а сам ничуть не брезгуя уселся на ступеньку.

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Янв 18 2017, 01:16
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
21


Спойлер:
 

Эльза была на седьмом небе от счастья – такой учтивый и находчивый юноша ей попался! Довольнеханькая, она чинно уселась на скамью, аккуратно расправила шелка на коленях; спина струной, точеная шея, возвышенный подбородок, причудливо сплетенный узел золотых кос: нет, не просто знатная дама - принцесса! Ничего, что почти ничего не видно, зато отлично слышно!
- Реймс, - девушка склонилась к своему молодому спутнику, - я сбежала, чтобы послушать Тэма Трая... И скажу тебе по секрету, я хочу познакомиться с Принцем Баллад! Я найду его по окончании турнира, подойду и…и... не знаю, что потом… мне кажется он такой замеча-а-ательный!..
- Ты сам откуда? - переведя дыхание, прошептала девица.

А сидеть в проходе оказалось очень удобно хотя бы по той причине, что ничья спина или затылок не маячил перед носом. Сидеть на камне было не мягче, чем на досках, да и не привыкать было Реймсу к мягким подушкам. От скуки ради, он начал исподтишка поглядывать на свою нежданно обретенную даму. Хороша. Что и сказать, сразу была видна и осанка и стать. Ненадолго задержав взгляд на девичьей талии, потом скользнув по бедрам, Реймс пожалел, что Эльза отказалась присесть к нему на колени. Конечно, воспитание и прочие условности важны для аристократии, но как же это скучно. К счастью сын Ардении умел проще относиться к жизни и не переживать о недостижимых целях. Город большой и он найдет тут девицу, которая будет не очень строга в отношении себя.
- Это допустимо твоими правилами? – язвительно спросил Реймс девушку.
- А если тот Тэм Рай не захочет знакомиться или для пропуска туда тоже нужен тессер, что будешь делать? – парень усмехнулся, вспоминая, как им недавно пришлось спешно уходить от стражников.
- Не Рай, а Трай! – озорно засмеялась воровка, отчего сразу стала похожа на лучистое солнце – широкая белозубая улыбка делала Эльзу невероятно очаровательной. Эдакая живая смешливая девочка, с искренней готовностью завоевать мир. – А  я  дождусь, когда он сам выйдет, пойдешь со мной?.. И ты так и не сказал, откуда ты? Мне так редко удается поговорить с посторонними людьми…
Она отвлеклась от беседы и снова воззрилась на сцену,  где громко объявляли имя следующего участника.
- … Песенный Шторм, господа и дамы! Прошу любить и жаловать!..

- Пусть будет Трай, - пожал плечами наемник, не видя принципиальной разницы в том как зовут того, когда он и в глаза не видывал. Но вот как о нем говорила эта миледи. Тут впору было пожалеть, что боги при рождении не наделили тебя голосом, который чуть ли не сводит с ума даже благородных дам.
- Да тише вы, - зашикали сидящие по соседству с Эльзой зрители, которым было интереснее послушать исполнителей на Арене, чем звонкий смех молодой леди. Реймс прижал палец к губам и посмотрел на Эльзу, призывая вести себя тише пока их отсюда не прогнали, но девица и сама замолчала, обратив все свое внимание на сцену, ожидая Песенного Шторма.
- Из Ланса я, графство Вето, - тихо пояснил он откуда родом, хотя пословица: «Где родился, там и пригодился» не подходила Реймсу. Он с удовольствием и без сожаления покинул родные края, зная, что мир большой и надо везде успеть побывать.
- Если мне понравится, как он поет, то пойду посмотреть на этого Рая-Трая, - Реймс улыбнулся, еще раз не отказав себе в удовольствии оглядеть фигурку миледи, а потом тоже посмотрел на сцену, ожидая увидеть что-нибудь занятное.

Голос Песеннного Шторма не отличался сладкозвучием и больше напоминал громкое зазывание бури, перемежающееся порывами шквалистого ветра и публика проводила двухметрового бородача возмущенным улюлюканьем.
Следующим на сцену ступил известный исполнитель старинных легенд, называвший себя Янтарная Струна. Элегантно поклонившись королю Беренгару и юной королеве, менестрель тронул струны лютни, полилась чистая и ясная мелодия, и голос его зазвучал расплавленным янтарем. Он рассказывал о древнем правителе, великом герое. На трибунах стихли даже самые шумные и неугомонные, благоговейно внимая певцу.

Ты славить его не проси меня -
Днем от свечи не станет светлей,
А что слава - лишь ржа на имени...
Слушай, что я скажу о моем короле:

О том, как щедр он на дружбу был,
О том, как он смеяться умел,
О том, как он веселье любил,
А пел - да что там твой менестрель!

О том, как он слово умел держать,
О том, как за грех он чужой платил,
О том, какой был он преданный брат,
О том, как он братом предан был.

О том, как мы шли в ледяной ночи
И мечами могилы рубили во льдах,
О том, как к рукам прикипали мечи,
А слезы замерзали в глазах

Как изорванный шелк наших гордых знамен
Осенял спокойствие мертвых лиц,
Как проклятья в устах замерзали льдом,
А в сердцах умирали слова молитв...

Из ладоней распоротых, как из чаш,
Мы на тризнах пили кровь, как вино -
С нами плакал и пел повелитель наш,
Он всегда и во всем с нами был за одно.

Пусть о победах другой поет -
Я о бедах тебе спою.
Он видел, как гибнет его народ

И проклял горькую клятву свою.

Мы утратили все - нам осталась лишь честь,
Да слава бесполезных боев,
Да пышных сказаний мишурная лесть,
Да песен хвалебных пустое вранье...

Мы все потеряли во славу богов -
Нам стало наградой проклятье их.
Нам стали наградой потери да боль,
Забвенье мертвых, изгнанье живых.

А когда он в последний бой уходил,
Я понял , что он не вернется назад.
Он сказал, что за все отомстит один.
Я не мог ему посмотреть в глаза.

Я лишь видел, как к северу нес его конь,
Как лазурный плащ летел за спиной,
Как бился волос золотых огонь
Да прощально пропел его рог боевой...

Пусть другой наврет про количество ран,
Пусть другой наврет про каждый удар,
Пусть наврет, что могуч, как скала был Враг,
И Что слаб пред ним был мой государь!

Я скажу одно - меня не было там.
Я скажу - мне себя теперь не простить.
Я скажу... да что я могу сказать...

Ты славить его меня не проси...

* "Айрэ и Саруман"

Спойлер:
 
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Янв 19 2017, 00:32
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
22


Спойлер:
 

Реймс и сам заслушался исполнителя старинных легенд. Янтарная Струна сумел затронуть струны души даже наемника, который больше привык к веселым трактирным песням, которые хорошо слушать или распевать под кружку доброго эля, или обнимать хорошенькую девицу, которая не скупа на поцелуи. А тут слова легенд уносили мысли парня в прошлое, овеянное подвигами великих воинов, хотелось даже совершить нечто подобное. Да, не часто Реймс вот так задумывался над тем, как он живет. Он жил и все.
Когда голос Янтарной Струны замолчал, то на трибунах еще какое-то время стояла полная тишина, а потом народ взорвался аплодисментами и одобрительными криками.
- Да, Янтарь, это не Шторм, но не поверю, что он лучше Трая, - заметил Рейсм Эльзе, когда почти отбил все ладони хлопая от души исполнителю.


- Когда ты его услышишь, сам убедишься, - улыбнулась разбойница, на миг отвлекаясь от сцены. Ей было весело и приятная компания молодого человека, оказавшегося разговорчивым и добродушным, в разы усиливала удовольствие от праздничного зрелища. В ожидании следующего исполнителя Эльза еще раз с любопытством взглянула на собеседника и под шум рукоплесканий спросила: - Я никогда не была в южных землях, говорят, там сказочно красиво… Кругом диковинные цветы и смешные розовые птицы на длинных ногах. Как наши цапли, только с лебедиными шеями! Это правда? Ты видел этих розовых цапель?
Эльзе приходилось постоянно склоняться к сидевшему на ступенях юноше, чтобы быть услышанной и не пропустить его ответов.

- А разве бывают такие птицы? – удивился Реймс, пытаясь представить себе цаплю розового цвета среди диковинных цветов. Сколько он ни бродил по лесам, но никаких подобных птиц не встречал. Было животное, которое вызывало у него вопросы. Реймс все еще хранил камень с изображением крылатой и зубастой змеи. В детстве он фантазировал, что найдет это животное в лесу и увидит своими глазами, но кроме обычных ящериц и змей ничего не попадалось.
- У нас самые обычные цапли и камыши у реки вместо диковинных цветов. Может за морем такое и есть. Купцы говорят там много диковинок, но кто же им поверит? Они чего хотят присочинят лишь бы сбыть свой товар.
- Ты сама откуда? – Любопытство взяло верх и Реймс, увлеченный своими мыслями, забыл, что говорит с благородной дамой.
- Простите, миледи, я не хотел оскорбить вашу милость. – Парень придал своему лицу виноватый и раскаивающийся вид, лишь бы не обидеть даму тем, что он обратился к ней без должного почтения. Где-то в глубине души и сознания, очень глубоко, в нем были свои понятия о чести и манерах, придающих человеку вес в обществе. Люди в трактире у них останавливались разные, а Реймс умел примечать и брать на заметку не только дурное, но и хорошее.

- Так и знала, что врут, - «миледи» забылась, перескочив в разговоре на низкий штиль, никак не приличествующий высокородной барышне. – А жаль. Было бы забавно на них посмотреть. Представь, если на озеро опустится целая стая чудесных розовых птиц?.. А может, они и впрямь существуют где-нибудь далеко… за Зеленым морем… - она перевела глаза куда-то вдаль, лицо ее стало мечтательно-отстраненным, впрочем, следующий вопрос живо вернул Эльзу к реальности.
- Я из Магнара. – Решила сказать правду воровка, чтобы самой не запутаться в противоречиях при разговоре. Так ей всегда советовала Фейгала, обучая правилам идеальной лжи. Врать правдоподобно и всегда наполовину было основным постулатом этой нехитрой науки. Следующие правила призывали стараться описывать реальных людей, не выдуманные события, держаться естественно, следить за движениями рук и глаз и никогда ни сдаваться и ни в чем не признаваться, пока тебя не схватили за руку… К слову сказать, до сих пор госпожа Удача девчонку не подводила, а Эльза искренне верила в покровительство этой могущественной дамы. Да и стоило ли всерьез о чем-то беспокоиться при столь невинном, кратковременном и ни к чему не обязывающем общении с незнакомцем? Реймс казался Эльзе отличным веселым парнем, ничто в его облике не смущало разбойницу, не вызывало настороженности - можно было в кои-то веки позволить себе хоть один день расслабиться на полную катушку и получать удовольствие от праздника и болтовни с симпатичным молодым человеком …

- Магнар не так уж далеко, - Реймс припомнил карту Кейранда, которая имелась у них в башне. Это было удобно наглядно видеть ту или иную часть страны, хотя Рейсу еще не доводилось много где бывать.
- Скажи, а у вас водятся такие животные, которые похожи на змею с крыльями? – Парень все еще хотел узнать существуют ли такие животные, какие изображены на найденном им камне.
И тут на сцену вышел новый исполнитель, недоверчиво встреченный публикой. Высокий и худой, он настраивал свой музыкальный инструмент, а потом, коснувшись срун запел довольно высоким голосом:

Глаза в глаза, а за спиной
Два войска к битве ждут сигнала...
Должны сразиться мы с тобой,
И это битве даст начало.

И вот стоим мы, два врага,
Клинков сжимая рукояти...
А за спиной трубят рога,
Исхода ждут две грозных рати.

Начало песни наемнику понравилось и он, забыв о своем чудо-звере стал слушать исполнителя.

Я узнаю знакомый взгляд,
С твоими встретившись глазами.
Ты помнишь, много лет назад
Мы были верными друзьями.

Судьба свела нас здесь теперь
К началу страшного сраженья.
Я не хочу убить, поверь,
Но не хочу и пораженья!

Что ж, и друзья могут стать врагами. Но вот только обратно случается реже. Реймс  припомнил лица тех, с кем его теперь свела судьба и с тех пор он еще не пожалел о своем решении.

Гнетущий мрак в душе растет,
Умолкло все... Восток алеет...
И за спиною войско ждет,
Кто в поединке одолеет.

И вот стоим мы, два врага,
Застыв в неведомой заминке.
Сегодня вырастет курган
Над пораженным в поединке.

Ты начал первым... Что же, бой!
Мечи звенят и искры мечут.
Сегодня ты падешь, герой,
На мертвом поле бранной сечи!

Но что со мной? Я не могу,
Не в силах я себя заставить
Удара нанести врагу
И в грудь ему клинок направить...

Реймс нахмурился. Сомнения на бранном поле? Ха! Три раза Ха-ха! Это верная смерть. Исполнитель сразу перестал ему нравиться. Кто он такой, чтобы выставлять воина трусом!

Глаза в глаза... Над полем тишь...
Ведь мы сошлись убийства ради!
Но почему же ты молчишь,
И нет враждебности во взгляде?

Железо падает из рук,
Блеснув на солнце острой гранью.
Всего два слова - "Здравствуй, друг!" -
Нарушив мертвое молчанье...

Окончание песни для него уже не имело смысла. На поле боя друг тот, кто защищает твою спину.
- Это не он? Не твой Принц Баллад? – спросил он Эльзу, не понимая чем можно восхищаться в стоявшем на сцене исполнителе и принимающем рукоплескания зрителей.

*песня «Поединок» автор Йовин (Лина Воробьева)

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Янв 25 2017, 15:58
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
23


- На змею или на ящерицу? – не долго думая, уточнила Эльза, смеясь лисьими глазами. Получить ответ воровка не успела -  со сцены полилась мелодия, тощий певец полностью завладел ее вниманием. Подумать только, друзья оказались врагами на поле битвы! Девушка так искренне сопереживала каждому слову баллады, все эмоции были написаны у нее на лице. Эльза то вздыхала, то трогательно улыбалась, хмурилась, и даже немного побледнела на словах «Ты начал первым... Что же, бой!», словом, достаточно было одного взгляда, чтобы прочитать ее, как открытую книгу.
- Нет, ты скажи, а? – кинулась она к Реймсу, едва стихли последние ноты. - Какое им выпало испытание, как я рада, что они друг друга не зарубили, только представь силу этой любви, сколько мужества нужно, чтобы переступить вражду, побороть ненависть в сердце, я бы так ни за что не смогла!.. – затараторила разбойница и вдруг осеклась, столкнувшись взглядом с парнем. И резко сникла, смутившись своего наивного восторга…
- Т-ты… т-тебе не-е понравилось? Не-ет, это не Трай... Так что ты.. спрашивал.. про зверюшку?..
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 30 2017, 23:05
Триша Рутланд
Фрейлина
avatar
Репутация : 363
Очки : 472


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
24


Как же девушке нравилось все происходящее! Чудесные голоса бардов, которые один за другим выходили на сцену и пели такие прекрасные песни! А ведь каждую из них они сочинили сами, представить только! Музыка, слова, рифмы - и все это наполнено смыслом и эмоциями! Любовь, радость, переживания, печаль, боль, гнев – столько разных историй и судеб! И каждая история рассказывалась с такой заботой!
А как реагировал зал на выступления? Когда большое количество людей словно превращается во что-то единое, цельное и одинаково замирает, заслышав красивый аккорд или сильный голос, и так же, заряжаясь друг от друга восторгом, взрывается аплодисментами, свистом и криками! И она тоже хлопала после каждого выступления, не жалея своих ладошек!
Следующим вызвали выступать барда, которого Триша уже видела не в первый раз. Он частенько бывал в замке и развлекал своими песнями фрейлин и гостей Ал-Антара.
- Фрэнс “Рыцарь пера” из Форвуда, дамы и господа!
Выступление  “Рыцаря” было довольно коротким, но Триша прониклась каждым словом его песни и этим чистым голосом с приятной хрипотцой.

- Сталь подчиняется покорно:
Её расплющивает молот,
Её из пламенного горна
Бросают в леденящий холод.
И в этой пытке,
И в этой пытке,
И в этой пытке многократной
Рождается клинок булатный.

Вот как моё пытают сердце:
Воспламеняют нежным взглядом,
Но стоит сердцу разгореться
Надменным остужают хладом.
Сгорю ли я,
Сгорю ли я,
Сгорю ли я в горниле страсти
Иль закалят меня напасти?*

*Песня Теодоро из фильма “Собака на сене”

в исполнении Михаила Боярского:
 

___________________________________________________
- Куда идем мы с лордом Бьято? Большой-большой секрет!
- Да ладно, в лес мы поскакали – пугать ежей, курить табак.
- И вот секрета нет…
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Янв 30 2017, 23:46
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
25


- Не понравилось, - честно признался Реймс, пытаясь понять, что говорит ему леди Эльза. Что она понимает? А вот он уже успел усвоить урок, что на поле боя нет времени для воспоминаний, от каждого твоего действия или бездействия зависит жизнь.
- Тот кто ее писал никогда не был в сражении. – Он тоже в больших сражениях не был, но ему было довольно и тренировок, которые ему устраивали в отряде без всякой пощады.
- Пока они там переступают ненависть, вокруг идет бой. Понимаешь? Не они, так их убьют. – Посмотрев какой восторг испытывала миледи, Реймс подумал, что зря он это сказал ей. Благородных дам воспитывают иначе. Понятие чести и благородства для них на первом месте, за них и жизнь отдать не жаль. А Реймсу было жаль расставаться с жизнью из-за благородства.
- Зверь он такой с крыльями, но не птица. Я как-то видел рисунок, а самого зверя не видел. – Нехотя пояснил парень, умолчав, что изображено непонятное животное было на найденном им в лесу камне.
Тем временем другой исполнитель начал свое выступление, от которого Реймс уже ничего хорошего не ждал.
- Хорошая песня про оружие, - заметил он, когда исполнитель смолк и даже похлопал в ладоши, выражая одобрение.
- Признаться я впервые на таком турнире. У нас в деревне было все гораздо проще, но ты то привыкла слушать певцов. Наверное и сама поешь и играешь.

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Фев 04 2017, 01:36
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
26


- Такими в легендах описаны драконы, разве не слышал? – девушка улыбнулась, но уже не так открыто и беспечно, как прежде: что-то в словах Реймса заставило воровку насторожиться. Она еще не поняла что именно, потому продолжала болтовню о неведомой зверушке.
– «Серебристые крылья, могучая стать  и дыхания огненный ветер…» Помнишь, наверное? Или вот это: «Драконы танцуют с ветром, драконы свиваются в кольца, чертят багряные руны на синем камне небес… глотками черпают небо… и ловят звезды в блестящий узор чешуй…» А где ты видел рисунок? Вряд ли в твоей деревне имелись какие-то книги, кроме амбарных!
Она подмигнула Реймсу и вкрадчиво продолжила.
- Хочешь сказать, что такому парню, как ты, боги извечную тайну приоткрыли? О-о-о-о, дай, угадаю! Ты... нашел клад! Древний манускрипт! – звонко и добродушно рассмеялась Эльза, захлопав в ладоши вместе со  всеми зрителями.

Однако оду оружию девушка слушала уже вполуха –  неприятно подтачивала мысль о том, как горячо отозвался Реймс об отношении воина к сражению. Будто не понаслышке знал…
Эльза украдкой – насколько представлялось возможным – посмотрела на своего спутника. Скользнула взглядом по рукам: очертания плеча скрывала плотная одежда.  Взгляд замер на ладонях… Воровка поспешно отвела глаза.
«- Хорошая песня про оружие» - тревожное чувство шевельнулось в груди разбойницы, она подхватила аплодисменты публики и как можно более непринужденно заметила:
- Все мужчины без ума от оружия! Ну а ты, Реймс, серьезнее дреколья что-нибудь в руках держал?

«Когда же Горлопан осчастливит венценосных новобрачных своей песней и вернется!» - затосковала Эльза, мучительно возжелав как можно скорее оказаться подле Тэма…

Спойлер:
 
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Фев 07 2017, 00:40
Эйстейн Найтингейл

avatar
Репутация : 14
Очки : 16


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
27


Эйстейн широко улыбаясь с удовольствием смотрел по сторонам. Он любил ярмарки. Они казались ему чем-то волшебным и удивительным: разнообразный веселый гомон толпы, перемешавшиеся между собой звуки и запахи, всеобщие улыбки.
Впервые на ярмарке бард оказался, когда ему было уже шестнадцать, и тогда застыл испуганный и пораженный таким количеством людей. Увидев то столпотворение, испуганный юноша попытался сначала спрятаться, а затем и вовсе сбежать, но был остановлен весело смеющимся учителем. Там он впервые попробовал ярморочные сладости, увидел представления. Бродячие артисты жонглеры тогда показались ему теми волшебниками, о которых он слушал у костров.
И сейчас, много лет, дорог и ярмарок спустя, Эйстейн все так очаровывался магией ярмарок. Однако этот праздник был особенным. Сегодня Эйстейн должен был стать волшебником для остальных.  Ибо сегодня проходил турнир, для лучших из лучших менестрелей и бардов. Ну… Может не только для лучших из лучших, признал Эйстейн, покосившись на Песенного Шторма. Но все-таки Эйстейн предпочел думать, что сегодня собрались в основном самые достойные из менестрелей. И он в их числе. Хотя и узнал бард о турнире буквально пару часов назад, остановившись в таверне, чтобы пополнить припасы. Услышав про ярмарку, мужчина подавился обедом, и спешно умчался на место проведения турнира. В итоге, он попал в самый конец очереди, но это нисколько не испортило ему настроения.
Ведь сегодня, ему удастся не только выступить, но и послушать. Ведь турнир посетил сам Янтарная Струна. Все его выступление Эйстейн смотрел, затаив дыхание. Исполненная менестрелем баллада, была незнакома мужчине. «Что и следовало ожидать!» восхищенно подумал, Найтингейл старательно пытаясь запомнить слова. Хоть Эйстейн и славился своим знанием старинных преданий и баллад, но Янтарной струне он и в подметки не годился.
Пока Эйстейн упорно повторял в голове мотив баллады, подошла его очередь выступать.
Поднимаясь на сцену, Эйстейн внезапно сообразил, что подготовленной песни у него нет. В последнее время он выступал только в небольших всеми богами забытых деревушках, а это не совсем то, что уместно петь перед королем. Тут Эйстейн осознал, что вообще смутно представляет, что уместно исполнить перед венценосной особой. Но пути назад не было, ибо он завершил восхождение на сцену. С трудом подавив внезапный приступ паники, и отвесив изящный поклон публике, Эйстейн широко улыбнулся и осторожно прикоснулся к струнам.


Однажды во время прогулки
Весенним утром
Мне повстречались несколько путешественников
На старой деревенской дороге
Один из них – старик,
Вторая – женщина,
А третьим был молодой парнишка, который улыбнулся и сказал:

«С ветром в ивах,
Птицами в небесах,
Яркое солнце сгревает нас, куда бы мы ни направились…
У нас есть хлеб и рыба, и бочонок вина,
Чтобы поделиться на своем пути со всеми людьми».

Я попросил их назвать свои имена и род,
Чтобы можно было запомнить каждую улыбку на их лицах
«Наши имена, они ничего не значат…
Время меняет их,
Поэтому иди и садись рядом, раздели нами вино»

И я сел рядом с ними,
В окружении цветов,
Мы ели с накидки,
Расстеленной на земле.
Они поведали мне о пророчествах,
О людях и королях,
И обо всем, о чем ведомо лишь Богу.

«Мы путешествуем
По зеленым долинам
Чтобы знать о проблемах людей,
Знать об их боли.
Мы путешествуем по широкому миру,
Сквозь земли и моря,
Чтобы рассказать всем людям,
Как они могут стать свободными…»

Я покинул их с печалью,
На этой старой деревенской дороге,
Потому что знал, что нам не встретиться вновь:
Один из них – старик,
Вторая – женщина,
А третьим был молодой парнишка, который улыбнулся и сказал:

«С ветром в ивах,
Птицами в небесах,
Яркое солнце сгревает нас, куда бы мы ни направились…
У нас есть хлеб и рыба, и бочонок вина,
Чтобы поделиться на своем пути со всеми людьми».


Закончив петь, Эйстейн отвесил еще один поклон и аккуратно спустился со сцены. Только уйдя с глаз публики, он позволил своим ногам дрожать. По неизвестной ему самому причине, Эйстейн исполнил не древнюю балладу, а им сочиненную песню, о повстречавшихся путниках. Возможно это был и не самый мудрый выбор, но бард был рад, что ему удалось спеть эту песню, ибо она уже довольно давно просилась быть исполненной. А уж в качестве своих песен он не сомневался.


*Wind In The Willows группы Blackmore's Night (перевод Demonia)

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Фев 07 2017, 03:56
Яриджи
Певчая птичка
avatar
Репутация : 22
Очки : 26


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 6)
28


Дрожь в руках было не унять! Имя Яриджи, оглашенное вдруг распорядителем, заставило ее всем телом трястись от волнения и страха. Боги, сколько там было людей! И все они, каждый из них, будет смотреть на нее одну, только на нее.
- Я! - подняла руку и крикнула она, чтобы ее заметили.
- Тессер! Оранжевый круглый!
Яра показала ему тессер на шнурке, распорядитель махнул рукой в сторону ворот.
Она даже не слышала, о чем поет бард перед ней и какая играет музыка. Только прижимала к груди флейту и пыталась избавится от волнения. Как она поднялась на сцену на ватных ногах, на следующий день Яра вовсе не вспомнит. Люди, тысячи людей, ее приветствующих. Король! О, Боги, король перед ней, а рядом с ним? Маленькая, очаровательная темноволосая девушка, не старше самой Яры... Королева! Самая настоящая из настоящих!
Яриджи поклонилась. Ну, хоть на это ей хватило ума и сил! И то только благодаря тому, что вечно повторяла ее матушка: кланяйся перед господами! И она поклонилась.
Матушка... Разве можно было найти ее взглядом в этой пестрой скандирующей толпе? Яра скользнула по трибунам взглядом. Нет. Не найти. Нужно же что-то делать! Нельзя стоять вот так, как истукан. Нужно петь! Яра тысячу раз повторяла свою песню соловья, чем здорово достала всех постояльцев таверны, а сейчас в ее головке не было ни слова, ни звука. Что ей петь? Она не знала, готовая прямо здесь упасть без чувств. Вопросительный взгляд распорядителя и жест его руки, вопрошающий что-то вроде:
- Чего тянешь? Давай же!
Несколько ободрил девушку, которая вдруг вспомнила, зачем пришла. Она закрыла глаза... И засвистела.


Стихли трибуны, чтобы услышать, как наполняется воздух легким переливом птичьего пения, настолько натуральном, что в лесу можно было поверить в его истинность. Свист сменился игрой флейты, которая повторяла птичью трель, но звонче, ярче, веселее.
Яра не открывала глаз, только качалась из стороны в сторону, играла, вкладывая в эту музыку всю свою душу.
Она не помнила слов заготовленной песни. Но от чего-то эта музыка, ласкающая слух, успокоила ее, и большее Яру это не волновало. Она знала, что будет петь - колыбельную, которую слушала еще будучи в утробе своей матери. Слова, которые нельзя было забыть ни от какого волнения. И пускай песня была о котах, а не о птицах, это не имело значения. Значение имело только то, как много чувств будет вложено в эту песню, а для Яриджи она была самой прекрасной из существующих.
Она раскрыла глаза, глядя на трибуну со знатными зрителями, теперь не боясь и не волнуясь. Мелодия плавно сменилась на песенную, подводящую к тексту колыбельной, когда настало пора слов, отняла от губ флейту и высоко, мелодично запела...


Текст колыбельной:
 

Когда она завершила, ее оглушил гром аплодисментов и свист со всех сторон. Яра счастливо улыбалась, кланялась во все стороны, не замечая, как на глазах появляются слезы счастья. Махала ладошкой всем скандирующим трибунам.
- Яриджи Соловьиная Трель! Оранжевый желтый! - огласил герольд и жестом указал девушке спускаться.
И она, помахав всем вокруг на прощание рукой и отправив всем трибунам воздушные поцелуи, спустилась со сцены вприпрыжку, совершенно счастливая.
Посмотреть профиль
Сообщение  Чт Фев 09 2017, 09:46
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
29


А распорядитель уже вызывал на сцену обладателя черного квадратного тессера:
- Шер-эд-Дах, аспарийский певец, странник и философ!
На сцену поднялся средних лет человек - полноватый, круглолицый, смуглый, с веселым, приветливым взглядом темно-карих глаз. В руках он держал странный музыкальный инструмент - нечто вроде лютни, но с длинным грифом и тремя струнами
- Какие лица предо мной, храни нас всех судьба! Я вижу мудрые взоры старцев и веселые очи молодых! Постараюсь угодить и тем, и тем! Для тех, кто устремляется мыслями к мудрым речам, исполню я философскую "Касыду странника". Тем же, кто заскучает от мудрых рассуждений, подарю веселую песню о любви... Итак, "Касыда странника"!
Зазвенели струны. И поплыли строки, выведенные глубоким, красивым, отлично поставленным голосом:

Власть Всевышняя и Сила дивный мир нам подарила,
Изукрасив наподобье драгоценного ларца.
Но когда луна и солнце светят в тусклое оконце,
Не оценишь ты подарок Милосердного Отца.
Домосед влачит уныло скуку жизни до могилы:
Опостылеть может даже блеск султанского дворца!
Так не жуй уныло взглядом то, что близко, то, что рядом,
Как траву в загоне щиплет бестолковая овца!
В путь! Лови в зрачки озера, города, пустыни, горы –
Посох странника не бросишь ради царского венца!
Словно вышел из темницы – люди, травы, небо, птицы!
Так иди же и любуйся, не клоня к земле лица!
Кто судьбой избрал дорогу – стал немного ближе к Богу,
Ибо лишь через творенье постигаем мы Творца!..


Музыка оборвалась. Певец улыбнулся дерзко, озорно:
- А что может понравитьс всем? Что заставит молодого томиться, а старца утонуть в воспоминаниях? Слова любви, конечно!
И струны зазвенели с залихватским весельем:

Соловей своей песней прогнал мои сны.
Ветер тучку сорвал с лика полной луны.
Так же дерзко чадру с ненаглядной подруги
Мы срываем, когда влюблены и хмельны!

И на зов соловья я покинул свой дом.
Нет покоя влюбленным ни ночью, ни днем!
Я не видел, куда я бреду, как безумный, —
Как же я под твоим очутился окном?

Кто сказал, что я пьян? Я не так уж и пьян,
Но любовным безумьем мой дух обуян,
И любовь привела меня к окнам желанной,
Так в песках караванщик ведет караван.

Я глотками прохладу полночную пью.
За окном этим — гурия. Сам я — в раю.
Отвори поскорей, пока петь я не начал —
Вся округа сбежится на песню мою!

Как расцвечена звездными гроздьями ночь!
Отвори мне, о солнца и месяца дочь!
Отвори же скорей! Мы сплетем свои руки
И прогоним печаль поцелуями прочь!

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Фев 11 2017, 00:16
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 5)
30


- Драконы? – ошеломлено переспросил Реймс и посмотрел на леди Эльзу. Смеется над ним, что ли эта знатная дама. Он же не маленький, чтобы верить в легенды или сказки. Другое дело, например, тролли, прячущие сокровища в пещерах, брауни, помогающие по дому или киллмулис. Без киллмулиса, вообще ни одна мельница работать не будет. Сам он брауни не видел в доме, но сколько раз порванная вечером рубаха утром оказывалась целой. Не мама же она по себе зашилась.
- Рисунок я видел в лесу, на большом камне, - немного приврал Реймс, не желая говорить о своем сокровище. И песен таких в наших краях не пели. Наверное, эти драконы раньше у вас в Магнаре водились.
- И если бы я нашел клад, то не сидел бы тут, - Реймс довольно улыбнулся. Он не раз мечтал найти в лесу спрятанные сокровища. Даже в детстве бродя по лесу просил об этом то Двенадцать богов, а то лесных духов. Он видел как работает его мать и хотел, найдя сокровища помочь ей, чтобы дома и корова была и овца, кур, уток вдоволь, лошадь и полные амбары запасов. Тогда бы он спокойно отправился бы в странствия, не беспокоясь за мать.
- Ха! Да что там дреколье, меня отец и двуручным мечом научил владеть, - самозабвенно прихвастнул Реймс, не удержавшись побахвалиться перед знатной дамой. О степени мастерства он предпочел умолчать. Реймс всегда старался выйти победителем из поединка не силой, а хитростью. Весьма довольный собой, парень поудобнее уселся на каменной ступени, вытянув ноги вперед, ничуть не смущаясь пыльных сапог, местами даже заляпанных грязью.
Выступление бардов продолжалось, и тут было что послушать.

«С ветром в ивах,
Птицами в небесах,
Яркое солнце сгревает нас, куда бы мы ни направились…
У нас есть хлеб и рыба, и бочонок вина,
Чтобы поделиться на своем пути со всеми людьми»
.

Рейс даже прихлопывал ладонью по ступеньке в такт этой песне. Вот это мечта странника: солнце греет, всегда есть что и съесть и чем запить. Это не поход под дождем и ветром на пустой желудок.
Раздолбай от души присоединился к аплодисментам этому исполнителю.
Когда на сцену вышла девушка, то Реймс не ожидал услышать ничего хорошего, кроме как о тоскующей деве, томящейся в башне в ожидании доблестного рыцаря. Как же он ошибся. Переливчатая трель, похожая на соловьиное пение заставила замолчать все трибуны. Даже Раздолбай боялся пошевелиться, чтобы сесть поудобнее. И голос и флейта звучали волшебно. Наверное, она до этого играла лишь во дворцах. Он никогда ничего не слышал подобного на ярмарках или балаганах.
- И правда Соловьиная Трель! – восхищенно сказал Реймс Эльзе.
А вот странник и философ навевал на него скуку и даже зевоту. Думать о возвышенном после песни Яриджи не хотелось. И только вторая песня аспарского певца вызвала интерес Реймса. Любовь. Ха! Ну, конечно, куда без нее. Правда, парень смутно представлял, что такое чадра, которую надо сорвать, но практично рассудил, что это одежда, под которой скрыты все женские прелести. Искоса он посмотрел на леди Эльзу, но тут же осекся. Нечего мечтать о знатных дамах, воспитанных в строгости и роскоши. С него станется и дочки какого-нибудь трактирщика или молодой жены лавочника, которые были не прочь подарить поцелуи и ласки молодому наемнику.

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Фев 11 2017, 14:30
Эйстейн Найтингейл

avatar
Репутация : 14
Очки : 16


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
31


Эйстейн, слегка отойдя от сцены, с удовольствием слушал остальных бардов. Он уже выступил и ничего не мешало наслаждаться представлениями других исполнителей. А посмотреть, и самое важное – послушать, было что. Все-таки впервые так много менестрелей собралось в одном месте.

Когда совсем еще юная исполнительница вышла на сцену, Эйстейн, отнесся к этому несколько скептически, опасаясь, что девице не хватит храбрости запеть и она прямо там и рухнет без чувств. Но девушка, как ее объявил герольд, Яриджи Соловьиная Трель, в итоге собралась и выступила. Да еще как! Эйстейн даже сам присвистнул от удивления. и когда она спустилась вприпрыжку со сцены, проводил ее одобрительным взглядом. Все-таки хорошее поколение подрастает на смену.

С грустной улыбкой бард вспомнил Ганса Короля Семи Таверн, певца, получившего свое прозвище за то, что однажды семеро трактирщиков устроили драку, пытаясь уговорить Ганса выступить у них. Являясь прекрасным певцом и музыкантом, Ганс всегда поощрял молодежь, с удовольствием обучая их и всегда радуясь их успехам. В свое время он немало рассказал и Эйстейну. А на таком турнире наверняка прямо тут на площадке устроил пьянку в честь всех юных певцов. Но увы, уже лет семь как Король Семи Таверн, бесследно исчез.
Отвлек Найтингейла от воспоминаний следующий участник, который оказался полной противоположностью юной Яриджи: Шер-эд-Дах, почтенный аспарийский певец. Один из лучших исполнителей аспарийской музыки. Эйстейн до этого не раз слушал его, и сейчас снова восхищенно внимал.

Только аспарийцы умеют так красиво соединять философию и спокойные переливы мелодии. Эйстейн одобрительно кивал, слушая первую касыду. Он сам не стал бы исполнять такую вещь на турнире: все-таки некоторые песни лучше слушать людям ученым, способным оценить всю изысканность, но аспарийцам было свойственно начинать выступление с высокой поэзии даже оказавшись на самом захолустном базаре.
Затем бард исполнил касыду о любви, которая была гораздо понятнее слушателям, судя по их реакции.

После Шер-эд-Даха, на сцену поднимались некие неизвестные Эйстейну барды, и судя по их выступлениям, этим, так называемым, бардам была неизвестна музыка.

Наконец на сцену вышел Жан Возлюбленный Лютни. Один из лучших бардов севера, известный тем, что часто исполнял баллады норлингов и старый знакомый Найтингейла.
Певец приветственно кивнул публике и запел:

Песня:
 

Выступив, Жан под бурные крики толпы спустился со сцены, весело подкидывая свой зеленый треугольный тессер. Увидев Эйстейна, он было радостно кивнул ему, но тут же был отвлечен обступившими его людьми.
Улыбнувшись ему вслед, Эйстейн приготовился слушать дальше.

___________________________________________________
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Фев 14 2017, 23:13
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
32


Эльза внимательно слушала Реймса с мягкой полуулыбкой на лице ровно до того момента, как парню вздумалось похвалиться своим умением. Из легкой улыбка на глазах  переросла в чарующе обворожительную. Во взоре воровки удивление смешалось с уважением, восхищением, переходя в мечтательность с крошечным оттенком завороженности, словом, девушку вполне можно было расценить как довольно чувствительную особу, перечитавшую романов о героях.

- Ух ты!..

«В любой непонятной ситуации – улыбайся. Смотри в глаза и очарова-а-ательно, и-искренне улыбайся. Не только губами – глазами улыбайся, всей своей мордахой, – наставляла ее покойная Фейгала, раз за разом обучая втираться в доверие к совершенно разным людям. - Улыбка обезоруживает. Вызывает расположение. Сбивает с толку. Дает фору во времени. Иногда спасает жизнь. Воистину – это самый загадочный и магический инструмент, научись мастерски владеть им, деточка…» Надо сказать это искусство Эльзе давалось довольно легко, девочка была от природы не злой, живо интересовалась миром, людьми и умудрялась во всем видеть хорошее. Оттого улыбки ее были непринужденно-проникновенными и подкупали теплотой и сердечностью…

- Длинный меч – оружие элитное. Твой отец из гвардейцев или наемников? А может ты и сам… одному из лордов служишь? Даром так уверено изобразил моего охранника! – она рассмеялась, и смех ее рассыпался звонким переливом горного ручейка, соперничая с трелью недавно сошедшей с подмостков певицы.

Если бы Реймс знал, что скрывается за восторженным возгласом Эльзы, он бы дважды подумал, прежде чем столь беспечно бахвалиться.
«Лучше бы ты был простым деревенским парнем», - подумала разбойница. Ее опасения подтвердились, парень оказался не тем, за кого она поначалу его приняла. Благодаря простодушному признанию Реймса настороженность разбойницы (общение с человеком, выдающим себя за другого, как водится, не сулит ничего радужного, да и просто потому, что там где людно, всегда полно «крысюков» - тайных соглядатаев, разыскивающих преступников всех мастей) исчезла, уступая место знакомому пьянящему чувству мошеннического азарта. Как же она любила это состояние! Словно где-то внутри ее существа медленно и неотвратимо раскручивалась упругая пружина, выпуская наружу страстное желание рискованной игры, сопряженной опасностью.

Их разговор в очередной раз прервался звуками барабанов, и кричащий голос объявил следующего участника:
- Белый треугольный тессер! Принц Баллад!
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Фев 15 2017, 01:16
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 3)
33


Тэм вышел на сцену и неспешно поклонился. Волнение уже улеглось. Даже если провалится - ну, не побьют же его! А в таверне могли бы и побить за неудачную песню. И угодить ему надо было не всему морю народа, а вон той кучке с мешочками тессеров. Вон той банде судей во главе с атаманом Манфредом Гарретом. Ради них и выбрана баллада в традициях аллантарской поэтичекой школы. Как говаривал старый Трай, "классическое лизоблюдство", то есть дело насквозь привычное.
А потому запел он уверенно, красиво, выразительно:

Из дальней земли, из волшебной земли
(Звени, моя лютня, нежнее звени!)
В Кэйранд три певца-чародея пришли,
И спор завели меж собою они.

Один из них был из Долины Огня.
(Ах, лютня, веди свою звонкую речь!)
Блестит золотою насечкой броня,
В руках его арфа, у пояса меч.

Второй из них был из Долины Ветров.
(Ах, лютня, о чем ты споешь нам, о чем?)
Плаща шелестит невесомый покров,
В руках его флейта и лук за плечом.

А третий пришел из Долины Снегов.
(Звени же, о лютня, ты – сердце мое!)
Одежда из серых роскошных мехов,
В руках его рог, за спиною копье.

И первый сказал: «Королева Огня
(А лютня напев свой, как прежде, ведет!)
Осанкой и пламенным взором маня,
Любому и душу, и сердце сожжет!

Сверкает, весь в искрах, багровый наряд!
(О, в пении лютни – и слезы, и смех!)
В ее диадеме рубины горят.
Моя королева – прекраснее всех!»

И молвил второй: «Королева Ветров
(О лютня, вплетай свои звуки в мечты!)
Пришла к нам на землю из лунных шатров.
Под ножкой ее расцветают цветы.

Струится, как дождь, серебристый наряд.
(О лютня, певучее счастье мое!)
В ее диадеме сапфиры горят,
И нет королевы прекрасней ее!»

А третий сказал: «Королева Снегов
(О лютня, запой, как поют соловьи!)
Небесные сполохи, словно покров,
Умеет набросить на плечи свои.

Блистает, как иней, из меха наряд.
(О, в музыке лютни – для сердца ответ!)
В ее диадеме алмазы горят,
И в мире подобной красавицы нет!»

Случилось мне мимо тогда проходить.
(О лютня, веди, не сбивай свой напев!)
Они попросили их спор разрешить:
Кто в мире прекрасней из всех королев?

«Я знаю, – сказал я, – о ком надо петь!
(Так пой, моя лютня, восторженно пой!)
Эгину из Вестмора вам бы узреть –
Забыли б и спор, и дорогу домой!»

И вновь поклонился - с поистине придворным изяществом.

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Ср Фев 15 2017, 12:45
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
34


Доброе слово и кошке приятно, а уж восхищение благородной дамы и вовсе раздуло тщеславие Реймса, как легкий ветерок сухую солому.
- Мой отец служит сам себе, - гордо заявил Реймс, в настоящую минуту действительно гордящийся Фридрихом Меннерхеймом, сумевшим собрать вокруг себя людей в сильный отряд.
- Он и научил меня всему, - что правда, то правда. Реймс не всегда привирал, да и что врать? Это же традиция, когда отец учит сына владеть мечом. Эх, вот только сын – бастард бесфамильный, куда ему служить лордам, да и с дисциплиной Раздолбай так и не сдружился. Увидь сейчас своего сына, то Реймсу не поздоровилось бы за самовольный уход из лагеря. Да и что с того? Сидеть в старой башне и ждать когда на тебя заказ свалится – скучно. Постоянные тренировки – тоже. Хорошо, конечно, научиться владеть мечом так, что все призы на турнире твои, но вот кто его пустит то на турнир. Ловушки, обманки давались ему куда лучше. Порой он приносил из леса куропаток, проверив ранее расставленные силки. Хорошо, что эта миледи не догадывается кто он такой, иначе бы не улыбалась ему, словно он принц или герцог.
«А вот и принц», - подумал Реймс, когда глашатай объявил о Принце Баллад.
Песня понравилась Реймсу и голос певца, славившего красоту королев и более всех Эгину из Вестмора. Конечно же! Это королева Кейранда! И как Реймс сразу не понял, что турнир посвящен ей одной? Да и ладно, зато послушал столько красивых песен, что за всю жизнь не слышал.
- Хорош Принц Баллад, а мне вот больше Соловушка Яриджи понравилась. Голос у не такой… - вместо слов Реймс изобразил на лице такое блаженство, словно все Двенадцать Богов явились к нему разом.
- И тот исполнитель, что про птиц в небесах пел, - имя он забыл, а вот слова песни нет. Они и сейчас тихонечко вертелись в голове, где по сути не много что задерживалось.
- А когда объявят победителя? – поинтересовался Раздолбай у леди Эльзы. Он то первый раз на турнирах, а благородной леди больше знакомы правила.

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Сб Фев 18 2017, 14:17
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 4)
35


за Манфреда Гаррета

Когда Манфреду предложили быть Главным Арбитром состязания бардов, он с приличествующим достоинством заявил, что принимает эту высокую честь с благодарностью, понимая возложенную на него ответственность. А в глубине души Гаррет торжествовал. Пускай теперь жалкие столичные писаки, называющие себя сочинителями, утрутся. Он, Манфред - самый достойный и уважаемый. Главный Арбитр - это ли не признание?
Привилегия сопровождать венценосную чету к месту состязаний прибавила Манфреду чувства собственной значимости. Склоняясь почтительно к юной королеве, Гаррет вполголоса вещал о том, исходя из каких критериев он, опытный сочинитель, будет оценивать выступающих и уверял, что в его беспристрастности можно не сомневаться. Втайне он был убежден, что лучше него просто невозможно сочинить что-либо. Состязание поэтому не представлялось Манфреду справедливым. Сборище пищащих неудачников. Кто-то пропищит получше - получит серебряные струны.
Вслух, разумеется, великий сочинитель говорил совсем другое.
- Истинное искусство сразу видно. Ни высокий слог, ни удачная рифма, ни выбранная тема - не смогут сделать балладу достойной победы. Только талант, озаряющий даже самые простые слова своим небесным сиянием, способен заставить слушателя испытывать неземное наслаждение! А когда такие слова будут сопровождаться благозвучной мелодией и одухотворенным исполнением... уверяю вас, Ваше Величество,вы и сами без труда выберете победителя. Ибо в вас угадывается тонкий ценитель прекрасного. Потому что столь прекрасное создание, как вы...
Манфреду не дали закончить льстивый монолог, призванный продемонстрировать лишний раз королеве, как великолепно владеет словом Главный Арбитр, потому что на сцену вышел сам герцог Беллонии и своим выступлением открыл турнир. И говорить стало невозможно.
Для Манфреда началась пытка.
Барды шли косяками. И, к великому удивлению Гаррета, среди них попадались вполне даже.... талантливые? Более того, у некоторых были такие неожиданные рифмы и такие яркие образы, что Манфреду стало досадно, что не ему первому они пришли в голову.
А голоса! Пищащих не было вообще. Звучные, сильные голоса, один за другим распевали песни собственного сочинения. А что, если молоденькой королеве придет в голову, что эти наглые выскочки лучше, чем Манфред?! Главный Арбитр был уже близок к тому, чтобы вскочить со своего места, отобрать у очередного певца лютню и начать распевать самому. Он ведь лучший! Никто, ни один из этих бардишек, не достоин получить серебряные струны!
Покрываясь то и дело мелкими капельками пота, Манфред ерзал на скамье и с тоской всматривался в толпу желающих выступить, прикидывая, как много их еще осталось.
Знак, поданный ему издалека распорядителем, Манфред тут же понял. Остался последний исполнитель. Это означало конец мучениям Гаррета.
Песня этого барда впечатлила Манфреда, несмотря на то, что он испытал значительный укол зависти. Такое славословие в сторону королевы было как нельзя кстати. Теперь Гаррет мог с чистой совестью сказать самому себе, что в состязании бардов не было достойных участников, а победил тот, который догадался прославить красоту Эгины.
Видимо, у других судей тоже не возникло сомнений в том, кому присудить победу. Подавляющее большинство белых треугольничков решило исход турнира в пользу Принца Баллад.
Манфред встал и вышел вперед, чтобы его было лучше слышно. Он заранее заготовил длинную речь,выучил ее, и теперь собирался блеснуть красноречием, дабы король с королевой могли воочию убедиться, что Манфред умеет не только писать красивые баллады, но и просто говорить может так, что все заслушаются.
- Поистине, Кэйранд - страна, богатая талантливыми исполнителями! И мы все смогли в этом убедиться. Сыновья и дочери Кэйранда явили нам свои дарования, дабы избрали мы среди них достойнейшего! Это было нелегким делом, ибо каждый из выступивших был столь хорош...
Манфред пустился в перечисления выступавших, начал путаться, забывал имена, замолкал, вспоминал и продолжал говорить. Толпа зрителей за ограждением нетерпеливо ворчала. Наконец, Манфреду самому надоело тянуть дальше с хвалебной речью, и он перешел к самому главному:
- ... И победителем сего славного турнира объявляется Принц Баллад! Поднимись за своей наградой, юноша!
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Мар 12 2017, 01:00
Тэм

avatar
Репутация : 94
Очки : 140


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (голосов: 2)
36


Лишь на одно мгновение Тэм растерялся. Как, он?! Но ведь тут были мастера куда лучше его...
Но уже через миг Тэм стер с лица изумление.
Сказалась школа старого Трая:
"Запомни, паршивец: ты лучше всех на свете! Если сейчас хихикнешь - получишь по шее! Учись: каждое утро ты смотришься в зеркало... да, верно, откуда у тебя зеркало... ну, в озеро смотришься. Или в реку. Или в лужу у трактира. И говоришь себе: вот эта рожа - лучший в мире менестрель! А кто этого не понимает, тот дурак без музыкального слуха... Имей в виду, щенок: скромный менестрель - это вообще не менестрель. Сиди дома, пой самому себе. Или скитайся по лесам и рассыпай канцоны на зависть соловьям, как тот придурок из баллады. Тебе придется иметь дело с людьми, а люди заражаются чужой уверенностью. Если ты им внушишь, что ты величайший гений, то, может, и заработаешь на лепешку и пиво. Ну... или хотя бы не побьют..."
Тэм остро пожалел, что старика нет сейчас в толпе зрителей. Нацепил светлую улыбку - и легко взбежал на помост за наградой.

___________________________________________________
"Но кто оживил струны -
Быть умным уже не может..." (О. Медведев)
Посмотреть профиль
Сообщение  Вс Мар 12 2017, 15:04
Эльза
Воровка
avatar
Репутация : 142
Очки : 217


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
37


Трибуны взорвались аплодисментами!!! Зрители вскочили с мест, восторженно кричали, бросали в воздух шляпы прославляя и победителя, и молодую королеву. Большинству народа – а львиную долю ценителей прекрасного представляли грубые простолюдины, не было никакого дела до того, кто стал победителем. Толпа, как за ней водится, рукоплескала подаренному ей яркому зрелищу, взвинченная общей атмосферой праздничного торжества и влитой в утробы дешевой выпивкой. Тэм раскланивался перед публикой, а Эльза была все себя от радости за Горлопана, повиснув от захлестнувших ее чувств на шее своего случайного кавалера.
- Ты слышал?! Слышал?! Он победил!!! Он лучший!!! – Эльза тормошила наемника и на радостях от души расцеловала парня в обе щеки, забыв обо всем на свете, особенно о манерах, подобающих воспитанным барышням. – Я же говорила, что он бесподобен, я верила, я знала, что судьи оценят его талант!!! – Эльза мечтательно улыбалась, представляя, как будет важничать Тэм, как станет теперь задирать свой и без того задиристый нос, как будет хвалиться перед шайкой при каждом удобном и неудобном случае…
- Пойдешь знакомиться с Принцем? – разбойница заглянула Реймсу в глаза, сияя от восхищения.
Посмотреть профиль
Сообщение  Пн Мар 13 2017, 13:58
Реймс
Раздолбай
avatar
Репутация : 87
Очки : 130


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
38


Реймс добросовестно поаплодировал победителю турнира, лишь немного расстроившись, что приз взял не тот исполнитель, что ему понравился. Да что жалеть и обижаться, ведь публике виднее что к чему.

Совсем по-другому восприняла победителя леди Эльза. С совершенно очаровательной, почти детской непосредственностью, она радовалась чужой победе. На этих радостях Реймсу досталось даже два поцелуя. Ни одна из щек не была обижена. Ему даже на некоторое время стало завидно, что никто так ему не порадуется. Да и что радоваться? Петь он не умеет, стихи и баллады слагать тоже. Все, что он умел в жизни, так это владеть оружием, да и то до мастерства отца ему было далеко. Правда все еще впереди, но славы, любви и почестей хотелось уже сейчас. Тут желудок Реймса напомнил, что молодому человеку кроме духовной пищи, нужна и та, что посытнее трелей соловья. В другое время Раздолбай бы и не обратил на эти мелочи внимания, но надо же было так оконфузиться перед благородной дамой. Настроение отправилось ослу под хвост.

- Миледи, - Рейс подал руку и поклонился Эльзе, вспоминая о хороших манерах.
- Я тут вспомнил об одной важной встрече, которую назначил в трактире «Медный котел». – На самом деле, ему хотелось просто есть. В мыслях он представлял себе бараньи ребрышки, зажаренные на углях. Или рыбу, запеченную в тесте. И пусть у него монет на все это не хватало, но мечтать же не грех.

- Я провожу Вас, миледи Эльза, вниз, как и обещал, а вот знакомиться с Принцем не будет времени. Да и ему нет никакого интереса знакомиться со мной.

Проводив свою новую знакомую вниз, до того места, где собирались участники турнира, Реймс еще раз поклонился и поспешил в «Медный котел», предвкушая если не обильный и изысканный, то уж, по крайней мере, сытный обед.

___________________________________________________
Кто прост - тому бобровый хвост, а кто хитёр - тому весь бобёр
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Мар 14 2017, 02:32
Незнакомец

avatar
Репутация : 234
Очки : 420


Здоровье:
80/80  (80/80)
 
Рейтинг сообщения: 100% (1 голос)
39


Манфред Гаррет смотрел на выскочку-барда с легким презрением. "Принц Баллад", ну надо же... Но стоило признать, мальчишка оказался хитер, выбрал правильную тему, а значит, не дурак. Откуда, интересно, выползло этакое чудо? Вид простецкий, но на деревенского не очень похож, те погрубее. Странствующий менестрель? Или выполз из замка какого-нибудь лорда попытать удачу?
В любом случае, можно было быть уверенным, что шустрик не проберется во дворец, а значит, конкуренции опасаться нечего.
- Держи свои струны, - Гаррет протянул Принцу Баллад приз, а следом - мешок с монетами. - И деньги тоже. Ты честно заслужил их.
Манфред едва не скривился, расставаясь со струнами. Можно было не сомневаться, что мальчишка продаст их или пропьет сегодня же вечером. И почему мир так несправедлив? Эти струны должны были бы сейчас принадлежать Гаррету. Разве вспомнит назавтра кто-нибудь о мальчишке? А имя Манфреда Гаррета знает любой прохожий в Аллантаре. И наверняка далеко за его пределами.
Кое-как пережив этот неприятный момент, Манфред вернулся на свое место. Распорядитель, следивший во все глаза за Главным Арбитром, незамедлительно подал сигнал об окончании турнира.
Манфред не торопился уйти с судейского помоста. Ему доставляло удовольствие наблюдать за толпой, которая заволновалась, засуетилась и принялась растекаться в разные стороны.
"Жалкие, мелкие людишки... Вы думаете, что пришли послушать пение бардов? Разве это можно назвать пением? Вы ничего не смыслите в высоком искусстве... Толкаетесь, торопитесь обратно в свои норы... и даже не подозреваете, как вас сегодня обманули... Истинное искусство вам недоступно..."
Манфред Гаррет покинул Арену Искусств только тогда, когда от толпы остались лишь редкие зеваки.
"Вот и закончился самый неудачный турнир из тех, что я видел... Будь я среди выступающих, я бы, несомненно получил струны. В следующий раз непременно выступлю сам".
А глупые людишки, и не подозревая, как их, несчастных, подло обманули и какого удовольствия лишили, с воодушевлением распевали до позднего вечера балладу победителя. И из трактиров то и дело доносилось:
- За Принца Баллад!..


эпизод завершен
Посмотреть профиль
Сообщение  Вт Мар 14 2017, 22:44
Спонсируемый контент

 
40


Сообщение  
 
18.08.1253. "Творить искусство, может лишь избранник, любить искусство — всякий человек."
Предыдущая тема Следующая тема  Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Хроники Кэйранда  :: Башня летописца :: Хроники былых времен +
Перейти:  

LYL Зефир, помощь ролевым White PR photoshop: Renaissance


Рейнс: Новая империя. Политика, войны, загадки прошлого Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. РИ 1812: противостояние Borgia .:XVII siecle:.
Игра Престолов. С самого начала Francophonie Разлом War & Peace: Witnesses to Glory Айлей
ВЕДЬМАК: Тень Предназначения Supernatural Бесконечное путешествие Белидес

Мы ВКонтакте

LYL